Слайд-Шоу

Река Сарыджаз образуется талыми водами величайшей ледниковой системы Тянь-Шаня - ледников Иныльчек. Все силы река выплескивает на то, чтобы пропилить хребет Кокшаал-Тау всего в тридцати километрах от пика Победы. Дальше Сарыджаз успокаивается и образует при слиянии с Кокшаалом Великий Тарим. Но слишком много сил потрачено на пробивание мраморных каньонов в высоком хребте - Тарим пропадает в пустыне Такла-Макан.

Пройти каньоны Кокшаал-Тау - Задача с большой буквы.

Только до них нужно еще дойти - проплыть 60 километров воды высшей категории сложности. Это промежуточная цель - стрелка Сарыджаза и его притока Каюкапа.

Обычные люди прекращают сплав на Каюкапе, поскольку ниже начинается настоящий extreme -- каньоны Джамансу и Майбаш. Нет сомнения, что маршрут до Каюкапа - Шестерка высшей пробы (эталонному в нашей стране Башкаусу с ней не сравниться), но то, что за Каюкапом...

Так и наша экспедиция распалась на две разные части -- до Каюкапа и после. "До" мы шли на оценку 5 по пятибальной шкале -- быстро и полно. Наша эйфория кончилась на стрелке Каюкапа и Сарыджаза -- начался долгий период невезения. Эту часть назовем "После".

Пусть Вы не испытаете того, что мы испытали "После". Или, наоборот, пусть испытаете. Но тогда пусть эти испытания не сломают Вас, как не удалось им сломать Нас.

А дальше -- просто выдержки из дневника Саши Ершова.


Часть Первая -- "ДО"

26.09 Стоянка перед началом Королевского каскада, 18.30

Хороший рабочий день. Вышли в 9.50, после впадения Ак-Шийрака стало казаться, что воды ровно как в прошлом году.

Порог Уроккыр, первый из заметных препятствий сильно изменился: с правого берега сошел сель, сузив русло и добавив в него камней. Долго рядились, как проехать красивее и в результате после хорошего захода под правым берегом вместо ухода телемарком влево, сели кормой вперед на камень. Порог интересный, но похоже, что селевой вынос размоет, когда озера Мерцбахера сойдет сильнее, чем в этом году.

От порога Пограничник начинается, как следует из лоции, "настоящий" Сарыджаз. Видимо, переволновавшись, мы немного обознались и зачалились для просмотра раньше, чем нужно, но потом прошли еще метров 200 спокойной воды и встали перед впадением Теректы(п).

Порог, как и в прошлом году, совершенно игнорировал наши попытки притереться вправо, чтобы избежать встречи со стенкой левого берега. Для долгановского катамарана "контакт" закончился потерей Мастера и Паши, которых благополучно выловили спасконцами.

После эмоционального обсуждения пошли пп.8 и 9; в последнем год назад кильнулись два ката из трех. На этот раз мы старательно объехали под правым берегом здоровенные бочары в первой и второй ступенях порога, причем "долгановцы" сделали это просто ювелирно.

 

27 сентября, около 18.00, перед началом Учатского прорыва

Итак, практика показала, что от Иныльчека до начала Учатского прорыва можно дойти за три дня без обносов. Однако далось нам это нелегко.

В Королевском окончательно стало ясно, что воды заметно больше (видимо ее прибавилось уже после старта), чем год назад: через камень в пор.Трон хлестало вовсю, а в 97г. он выступал наружу. Каскад прошли с вещами и кучей положительных эмоций часа за 2-2,5. Наше судно где-то получило пробоину вдоль шва, так что пришлось шиться и клеиться перед выходным порогом каскада, где в прошлом году был киль.

...

Насладившись красотами Мраморного каньона, мы решили все-таки добраться до Учатского прорыва, хотя не все этого хотели. Пройденный после каньона участок был просто изнурительным. И мы, и долгановский кат несколько раз были на грани переворота. Катамаран взлетал на валах как на качелях. Эти препятствия технически не очень сложны (кроме пор.26), но выматывает скачка по мощнейшим валам и бочкам.

 

29 сентября, стоянка над пор.33 "Мясорубка"

Дмитренко повторяет: "Какой день, какой день!" Это означает, что мы сделали первопрохождение "Мясорубки".

...

До "Манхеттена" был ритмичный сплав, а потом пошли неожиданности. Заходной порог перед собственно "Манхеттеном" (т.е. завалом) очень красив. Проехав его по основной струе, мы не в меру возрадовались и упустили возможность зачалиться направо перед завалом.

Удар о скалу - и нас относит влево, где мощный противоток между скалой и стенкой и метровая полоска круто уходящего вверх берега. Впечатление, что ты в колодце с водоворотом.

Тут Муравьев, первым выйдя из охватившего нас оцепенения, закричал: "Вперед работаем!", мы гребанули, ткнулись в камни, Серега выскочил и удержал катамаран (к счастью, не груженный вещами).

По левому берегу "Манхеттен" еще никто не обносил! Мы волокли катамаран через камни, через щели под ними и сплавляли на ребре по каким-то протокам. Особенно впечатлило, что с обратной стороны скалы, образующей левую (по течению) часть завала, непрерывно выходят и лопаются пузыри размером с кулак, как будто там что-то кипит.

День требовал заключительного аккорда. И он получился! От завала до "Мясорубки" меньше пятидесяти метров. Идем!

Наступившая в результате эйфория привела к поджиганию (на мой взгляд, бессмысленному) завала плавника и позволила нам на одном дыхании сбегать за рюкзаками. Вроде пошло? !

 

30 сентября, та же стоянка, 18.25

До чего логично устроена река Сарыджаза! Вот ты идешь от Иныльчека, и препятствия постепенно усложняются. Если все нормально, доходишь до "Пограничника", откуда в принципе, есть сносный выход к людям. Позади "Пограничник" и каньон за ним - тебя ждет Королевский каскад и "Малыш-крепыш".

Уже "понюхав пороха", ты упираешься в Учатский прорыв, где сложность тоже нарастает постепенно до кульминации - порога "Змеевик". Его-то мы и прошли сегодня.

Ощущений - не передать. Долго ходили и договаривались, где ехать - порог довольно длинный, зато намеченную линию выдержали строго, что вдвойне приятно.

Долгановский катамаран подарил мне отличный кадр: судно стоит на боку в прижиме, а люди висят на нем как обезьянки на шведской стенке1. В остальном же мужики отработали на совесть.

...

Живем в совершенно неприспособленном месте, даже камней-то плоских и то мало, однако сильного горя это у народа не вызывает. У Паши кончились сигареты и теперь он тоскливо кашляет, вспоминая запах табака, и утешается мыслью, что будет бросать курить вообще.

Сегодня годовщина гибели Толика. Мы помним его и всех, кто не вернулся. Так бывает.


Часть Вторая -- "ПОСЛЕ"

4 октября, все еще в устье Куюкапа, 17.00

Почему Сарыджаз третий год не пропускает нас? Мы ломимся как в стену - то дальше, то ближе.

Травма Сереги Муравьева оказалась серьезнее, чем мы думали. Наступать на ногу он не может, и речь идет об эвакуации. Сходить ли при этом группе с маршрута? Если рассуждать "канонически", то безусловно да.

Сегодня с утра Буба, Дмитренко и Харитонов разведывали тропу для выхода посуху. Ее нет. Таким образом, для эвакуации Муравьева необходимо дождаться спада воды в Куюкапе. Это может произойти завтра, а может - через неделю. Сидеть здесь столько времени всем бессмысленно.

В то же время сплав на одном катамаране с точки зрения безопасности (особенно в непройденном каньоне Майбаш) нежелателен. Сейчас нам предстоит решить, что делать дальше.

Очевидно, мы уже прошли очень неплохой маршрут, но цель-то, которую все держали в голове, была другой...

Если мы сейчас уйдем, вряд ли народ будет удовлетворен. Хочется увидеть Джанаджер. Лично я сюда в четвертый раз не пойду.

Когда будет похолодание? В 96 году оно произошло 11 октября. Тогда мы не захотели делить группу и ушли. В этот раз будет еще обиднее. Конечно, мы не рискуем Муравьевым, уходя вниз впятером. Его выведут оставшиеся. Но насколько оправдан наш собственный риск? Или добираться до цели, стараясь обносить все, что можно? А там каньон... Вправе ли те, кто может быть, дойдет, оставить на Куюкапе других, кто тоже стремился туда? Все или никто? Нет ответа. Однако, если уходить отсюда, я буду чувствовать себя проигравшим.

 

6 октября, 8.40, возле порога "Золотой ключик"

Мы впятером. Паша, Мастер, Буба, Дмитренко и я. Вчера после тяжелого (как всегда в таких случаях) момента расставания мы ушли "вниз по реке".

...

Около 15.00 пошли порог "Золотой ключик". В теперешнюю воду он изменился. Второй слив оказался затоплен, и вода очень необычно прорывается на поверхность гигантскими всплесками метрах в трех от основного слива.

Бочка на выходе, где мы перевернулись в 96 году, выглядит тоже мощнее.

При заходе мы старались держаться возможно ближе к левому берегу, чтобы объехать самый здоровый котел, однако перестарались, и катамаран левым баллоном провалился в щель между береговой скалой и камнем, с которого падает слив. Последовал переворот по диагонали через левый нос, Лешка со всего размаху вылетел на берег и был еще припечатан сверху катамараном. Спасла его только хорошая каска. Буба, Мастер и я на перевернутом судне упали в выходную бочку и ушли в каньон, где зачалились буквально метров через 30 в небольшом прижиме у левого берега.

Мы не заметили, что Дмитренко остался на берегу и беспокоились, не видя его нигде вокруг. В свою очередь он понесся ко второй щели (она уже недалеко), чтобы вылавливать нас там. Наконец, команда соединилась возле поверженного судна.

Обидно. Нам вполне было по силам в этот раз нормально пройти "Ключик". Переработали влево, хотя порог, конечно из серии "ДнепроГЭС" (может, поэтому мы, обнося вещи, не стали спускаться вниз для осмотра - у воды вид просто жутковатый).

"Тогда считать мы стали раны..." Леха все-таки прилично ушибся и сегодня ощущает недомогание. К тому же он потянул запястье. У меня впервые за последние года три напомнил о себе вывих плеча. Из-за такого перерыва это было очень болезненно: пришлось даже воспользоваться анестезией.

Тем не менее, вечером царило достаточно бодрое настроение, и мы засиделись часов до девяти (темнеет в семь).

С утра возник неизбежный вопрос: как быть дальше? Безусловно, нормы безопасности требуют прекращения сплава в такой ситуации. Но мы, разделившись, уже нарушили эти нормы, так что ситуация вышла из стандартных рамок. Мы добиваемся цели уже третий год...

Мне с этой травмой уже дважды случалось продолжать маршрут и грести, но то было в совершенно других условиях. Сейчас у нас по сути последняя точка, откуда возможен нормальный выход. Сегодня стоим, дабы травмированные могли придти в себя.

Не сговариваясь, все спрашивали себя сегодня: стоит ли после происшедшего с Муравьевым и с нами дожидаться третьего "звонка"? Вечером эта мысль была произнесена вслух как общий вопрос.

Река упорно не хочет пускать нас дальше. С другой стороны, у нас имеется все необходимое для успешного завершения маршрута. Еще бы немного везения?!

 

8.10, устье Кичик-Караичкису(п), 8.10

Сплав в каньоне Джамансу полностью соответствовал эпитету "бескомпромиссный", данному этому участку в 96 году Димой Кинкулькиным. Мы неслись как инвалидная коляска на буксире у "КамАЗа". Струя миллион раз отражается от стенок и закручивается в самых неожиданных направлениях. Валы и бочки - только успевай отплевываться. А ведь в конце всего этого третья щель!

В третьем (считая от "Ключика-2") пороге нас прилично притопило. Интересно, что в 96 году в этом месте мы чуть не перевернулись, и сейчас все "точно знали", как надо объехать бочку.

Протаскивание через щель No3 заняло около часа. Порог "Пашкин флюс" непосредственно перед ней поразил мощным сливом, который мы, по счастью, обошли по маловодной правой части (в прошлый раз мы там ремонтировались - воды не было вовсе).

Справа за "Флюсом" - огромное улово с сильным противотоком, из которого надо прокрасться вдоль берега к месту чалки. Однако последнее отсутствовало, и мы, стоя в улове, испытывали легкое замешательство. В щель на кате лезть не хотелось, но выползти на гладкий мрамор было негде.

Отчаянная попытка зачалиться там, где негде, естественно не удалась, и мы, удерживая судно от разворота поперек (это было бы совсем грустно), въехали и заклинились в щель. Там как раз можно перелезть с катамарана на правый берег (да и на левый при желании), что мы и проделали.

...

Образовавшиеся на реке новые препятствия скорее всего результат сильных землетрясений в Китае и Афганистане прошлой зимой. Увиденное нами в каньоне "Мужчина и женщина" подтверждает это.

Первое, чему мы вчера удивились, подойдя к Кичику, - цвет воды в нем. Она была черная как асфальт.

Терраса, по которой мы ходили в прошлый раз, почти вся осыпалась, и теперь на полку каньона приходится лезть по веревке.

Изменения же в самом каньоне просто шокирующие.

Камни "Мужчина и женщина", между которыми была ровная щель менее метра, разъехались так, что там теперь основная струя. Перед ними огромный "дом", справа и слева от которого сливы высотой метра по три (левый - негабарит). В правом - на вид бочка абсолютно непроносная, так как она упирается в камни "МиЖ".

Водопад на выходе тоже стал другим - более пологим, с громадным противотоком, образовался меньший правый слив, похоже негабаритный для катамарана.

Полка каньона завалена глыбами, которых в 96 году не было. Сочетание мраморных обломков и пробивающихся через них кустов и травы напоминает какие-то древние руины.

Более того, под некоторыми камнями мы обнаружили плавник! Можно представить, что здесь творилось, если вода поднималась на 30 метров (или даже выше)1.

...

Увидев такие перемены в каньоне "Мужчина и женщина", логично предположить, что наша двухлетней давности разведка дальнейшего участка несколько устарела. Может там и дальше что-то нападало. Мы вновь находимся перед дилеммой о продвижении вперед. Ну просто издевательство какое-то!

 

9 октября, на Кичике, 11.30

Вчера, обследовав место предполагаемого спуска к реке за водопадом, Дмитренко обнаружил, что вода идет вровень с пещерой, отстоявшей в прошлый раз от поверхности метра на два-три. Поэтому спуск, конечно, стал гораздо легче, но почему-то это не очень ободряет.

...

Обсуждение возможного сплава свелось к следующему. До порога "Великий Анус" мы очевидно, доходим (нет сложных препятствий). Выбраться оттуда пешком, по наблюдению бывшего там в 96 году Дмитренко, нереально (с нашим снаряжением).

В случае переворота, из-за отсутствия чалки нам предстоит пройти вверх килем три следующих порога, которые смотрелись мощнее, чем препятствия в каньоне Джамансу.

Каньон Джамансу мы шли почти на пределе, и прохождение подобных препятствий на перевернутом судне, а тем более, на спасжилете оставляет очень мало шансов выжить.

...

Я не помню похода, где было бы столько неожиданностей: нехарактерный для сезона подъем воды, следы землетрясения, травмы. Но все равно, выход по известному пути - поражение, несмотря на пройденный хороший маршрут.

Допустимую степень риска каждый должен определить для себя сам.

 

10.10, на Кичике, около 9.00

Вчерашняя разведка потрясла участвовавших в ней до глубины души.

...

Самое удивительное - исчезновение порога "Великий Анус". То ли он затоплен, то ли размыт, но на его месте Леха с Мастером увидели гладкую воду.

Немного ниже, видимо, в результате обвала образовался новый порог, который был охарактеризован как "хаос белой воды". Он на порядок сложнее "Ануса", но в отличие от последнего, по правому берегу есть проход. Тонкий момент - чалка к этому месту, единственная и прямо перед заходным сливом.

За этим порогом ситуация на воде не ясна, но есть надежда на упрощение береговой обстановки и возможность разведки.

Решено пробиваться к Джанаджеру.

Сегодня натянуло тучи, и видно, что в горах идет снег. Возможно, завтра понизится вода - более чем кстати. Понадеемся на лучшее.

 

13 октября, 8.30

Стоим напротив устья Куюкапа. Третий день мы опять уходим с Сарыджаза, так и не углубившись в каньон Майбаш. Неожиданно начавшиеся у меня проблемы со здоровьем окончательно склонили к сворачиванию нашей экспедиции.

 

17 октября, самолет Алма-Ата - Москва, 8.15 МСК

Сарыджаз остался загадкой. Не хотел бы я еще раз дойти до такого остервенения на реке как теперь. Страшная усталость. Нельзя сказать, что приятная.


Более полный вариант дневника можно прочесть на

Welcome to Sarydzhaz

http://welcome.to/Sarydzhaz/ .


Читайте также: 


Популярность: 19, Last-modified: Sat, 15 May 1999 09:41:27 GMT