Date: 13 Nov 1997
 From: Vladimir Gumenny (Buba@vrhf.marine.su)






       Опять  ночевка  в Караколе ! В этом году мы надеялись ее
избежать, но часть списка  участников  прислали  на  оформление
пограничникам поздно и оно затянулось. Завтра в 7.00 стартуем в
Иныльчек. Все наши усилия зафрахтовать вертолет для выброски  -
впустую.
        Вчера   в  Бишкеке  был  совершенно  бестолковый  день:
приехавшие на поезде никак (до 7 вечера) не могли встретиться с
прибывшими на самолете. Какое-то дикое непонимание или еще черт
знает что - не знаю. Правда,  за  это  время  я  успел  сделать
визиты  в  местные золотопромышленные компании и вынести оттуда
много  полезного,  например   фирменную   кепку.   Еще   немало
интересного  выяснилось  про  авиатранспорт,  но,  к сожалению,
ничего утешительного для нас.
       Две  вещи  в этом городе (Бишкеке) просто поразили меня.
Во-первых, в ЦУМе, где я покупал миску и кружку (забыл взять из
Москвы),  процесс  расчета  выглядел  так:  я  называю  предмет
покупки, барышня снимает его с прилавка, переписывает с ценника
на  чек  кучу  информации  и отправляет тебя с ним в кассу. Там
другая барышня переносит все это в свой  аппарат,  периодически
сверяясь  с  первой.  Проходит  минут  10,  и  это - для каждой
мелочи. Здорово! Потом я искал компанию Кумтор.  Дали  адрес  :
ул.Ибраимова,  22.  Я назвал его водителю. Он отнесся к этому с
некоторым недоумением и спросил, что именно я ищу.Я  сказал,  и
мы  уверенно  двинулись  вперед.  Приехали. Я вышел и у первого
прохожего спрашиваю, где ул. Ибраимова. Опять затруднения. "Где
Кумтор?",  -  говорю  тогда,  -  "А,  это  здесь",  - оказалось
почему-то на углу Московской и Советской  улиц  (допустим),  но
никакого  Ибраимова не было. Ладно, зашел я туда, и выяснилось,
что на самом деле мне нужно другое их здание - дом 24 по той же
ул. Ибраимова. Хорошо, думаю, неважно, где эта улица, но дом-то
соседний! Не тут-то было. Одним словом, нашел я это здание в 15
минутах езды(!) от первого, да и то только потому, что в нем 16
этажей и оно, наверное, самое высокое в Бишкеке.
       Из положительных эмоций - посещение турецкого ресторана,
где Буба произнес историческую фразу: "Мне, пожалуйста, лягушку
с картофелем-фри".
       Потом - ночь в дороге. ноги затекают и вообще... Кое-как
притулился и задремал. В Караколе очнулся в каком-то полубреду,
все  казалось  нереальным  - сумеречный одноэтажный город, дом,
куда мы приехали, и  опять  двигаться,  а  так  неохота...  Еще
несколько  часов поспали в более комфортных условиях - на полу,
укрывшись кошмой. Наступивший день прошел в прогулках по городу
и по базару с полезными и не очень покупками.







       Прекрасная вещь радоновые ванны! Место сборки судов было
специально выбрано рядом с горячими источниками, и сегодня  все
ходили  туда  купаться. Здорово, но горячо (градусов 50). Ночью
шел дождь и те, кто спал у стенок палатки, подмокли.  Вчерашний
день  был  первым,  прошедшим  точно по плану, но сегодня опять
отступления - мы планировали выйти часа в 2-3, но Власов  плохо
себя  почувствовал  (гастрит  или  язва?)  и  мы остаемся. Хотя
катамараны практически собраны.  У  уральцев  (Муравьев  и  Со)
катамаран  явно не сарыджазский - 4,5м длиной и объемом от силы
2 тонны. На таком здесь может быть туговато (и мокровато!). Но,
с другой стороны, прошли же мы на похожем и Чулышман, и Башкаус
в  1995  году.  Вчера  с  обеда  мы  дежурили.  По  предложению
Некрылыча - вчетвером. Действительно, так оказалось легче, хотя
бойцы жрут с таким усердием, как будто уже месяц в походе.
       По  нашим  стопам  приехал  мотоцикле  мыться в источник
какой-то мужик. Уже чистым он подошел к  нам.  Выяснилось,  что
это  главный  местный  охотник - Талай, о нем говорил Деревянко
(тур. гид в Караколе) как об отличном  проводнике.  И  точно  -
Талай  рассказал  о  некоторых тропах, которых мы не знали (или
знали, но не нашли), объяснил простой выход с Куюкапа (1перевал
вместо  3)  и  сказал,  что  под  перевалом Майбаш стоит лагерь
"Интерохота", где регулярно бывает вертолет. Может  и  повезет?
Впрочем, сначала надо туда попасть - вся река еще впереди.





       Неприятные  неожиданности  - мы идем тремя катамаранами.
Власов окончательно  разболелся,  и  его  придется  вывозить  в
"населенку".  Страшно  обидно  за мужиков из его экипажа. Может
быть, они нас догонят (пешком)  где-нибудь  в  районе  Куюкапа.
Другая   нерадующая  вещь  -  вода.  Ее  много,  даже  слишком.
Некрылыч, бывший здесь в позапрошлом году, ругается, что теперь
расход  здорово  больше. Уже здесь (в р-не сегодняшней стоянки)
чувствуется  кубов  120,  а  ведь  еще  куча  притоков...  Одна
надежда,  что похолодает - тогда вода быстро упадет. Некрылыч у
нас  теперь  за  адмирала.  На  кате   он   хорошо   командует,
посмотрим...
       Сцена  прощания  всем  сильно  подействовала  на нервы и
вначале гребли как-то нервно, да и  катамаран  здоровый  -  сил
нет.  Уперлись  в  порог, которого нет в лоции. Ничего себе - в
сужении большой вал и за ним справа  бочара,  которую  объехать
трудно.  Моща  очень  чувствуется,  хоть и шли по языку, только
зацепив правым баллоном  бочку.  Порог  находится  прямо  перед
впадением   р.Уч-Кель(пр)  Назвали  его  "Забытый".  Дальше  до
Ак-Шийрака(пр) 3 порога средней сложности,  последний  -  прямо
перед  его  впадением.  Шли  только  до  3 часов, первый день -
пристрелочный. В палатке очень тесно:  спим  пока  вчетвером  -
дожди  по  ночам,  а  так  Буба  -  на улице. В первую ночь (на
стапеле) было очень душно, не спалось и шли  разговоры  о  реке
Сарыджаз.  Чем  она нас так притягивает? Не знаю.Но все сошлись
на том, что к ней нельзя подходить с  обычными  мерками.  Здесь
все  как-то  обостренно.  Некрылыч  сказал замечательную фразу:
"Сходить на Сарыджаз - все равно что съездить в ад".





      По лоции - начало "настоящего" Сарыджаза. Порог, конечно,
стоящий. По мнению Лехи (Некрылыча), воды здорово больше, чем в
95г.  и чистого прохода справа нет. Мощный вал сбивает к левому
берегу (стена с карманом) и встречи с ним не избежал  никто.  В
результате  на  катамаране  у Муравьева сломались 2 поперечины.
Вообще, сегодня - день поломок. С утра мы с  Бубой  привязывали
подколенные  палки.  Потом  на  наших поперечинах, сделанных из
медицинских носилок, начали съезжать резиновые ручки.  Пришлось
перевязывать.  Сейчас  мужики доделывают поперечины, а Муравьев
балагурит с нами у костра. Вечера проходят довольно весело. Еще
на  стапеле  все активно начали упражняться в авторской песне -
греет народ такое дело. Да  и  время  пока  есть:  ходовые  дни
короткие  -  ждем,  может  спадет  вода, но пока маловероятно -
погода теплая. Редкий случай, когда это не радует.
       Утром  было  холодно  и  довольно  пасмурно,  потом  все
разошлось, но одна туча как  будто  потерялась  и  осталась  на
высоченной   горе  (i.e.  нашем  правом  берегу),  наблюдая  за
странными  людьми  в  цветастой  одежде.  Люди  эти  поработали
сегодня  неплохо.  Вода  тяжелая,  напоминает  Чулышман  в р-не
порога Каша. Фоновые участки молотят как добрый порог.  Заметен
был пор. Уроккыр - типично сарыджазские дела - сливы, навалы на
камни. Мы прошли грязно, как остальные - не видел.
       Сегодня  на  редкость хорошая стоянка - в 95 году ребята
делали здесь дневку. Большая полка, много дров,  рядом  впадает
чистая  речушка  (в  Сарыджазе  вода  очень мутная). Называется
Теректы (пр), в ее  устье  растут  березы.  Они  здесь  еще  не
облетают  как  у нас, и днем от распаренных на солнце листочков
идет вкусный запах - о доме напоминает.




      Сегодня, как заметил Серега Муравьев, было всего минут 30
чистого сплава и причина тому - 2 оверкиля в месте,  где  этого
совсем  не  ждали. После Пограничника простой порог, а за ним -
пор.9, названный в лоции "очень мощный". Эту фразу мы ощутили в
полной  мере.  Заход  был  нормальный, а потом какая-то рядовая
бочка  положила  нашу  четырехтонную  (почти)  посудину   через
диагональ.  Все,  кроме  Паши,  быстро вылезли на раму и начали
чалить наш тяжеленный кат. Сделать это было  очень  трудно,  но
подоспел  экипаж Муравьева, который благополучно объехал "нашу"
бочку. Они помогли забить наше судно  в  небольшой  прижим  под
лев.  берегом  Паша  вылез  на  берег (левый же) выше. Некрылыч
попытался вытащить  кат  на  полуобливной  камень  (мы  на  нем
сидели),   но   как  следует  упереться  было  нельзя,  и  Леху
неожиданно сбросило под раму и утащило  в  прижим.  Момент  был
страшный.  Катамаран  занял  все пространтство между камнем, на
котором мы сидели, и берегом(стеной), куда давила  вода.  Мы  с
Бубой бегали кругами по катамарану, но помочь ничем не могли, а
только  проводили  взглядом  промелькнувшее  под   водой   лицо
Некрылыча  с  широко открытыми глазами. Не знаю, сколько прошло
секунд, но неожиданно его каска показалась снаружи ката. Я  тут
же  ухватил  его  за  спасжилет,  и,  повисев на мне со словами
"подожди немного", он вылез наверх. Мы хотели  преретащить  кат
на  небольшую береговую полку (все происходило в каньоне), но в
это время мимо проплыли два весла и мы  стали  ждать  людей.  К
счастью,  их  не  было. Второй свердловский катамаран кильнулся
там же, где и мы, но их прибило к берегу раньше (а  Паша  помог
зачалить  судно).  Мне  рамой  расшибло палец на левой руке, он
стал похож на  "любительскую"  сардельку  и  сильно  болел.  Мы
все-таки переползли на береговую полку, с большим трудом втроем
перевернули свое судно и принялись чинить раму (порвало 3 вязки
и  сломало  диагональ).  в  это время нам доставили Пашу и чуть
погодя мы двинулись ниже. Возникло чувство  неуверенности,  как
всегда  после  киля. Пройдя две шиверы, где болтало будь здоров
как, мы остановились на солнышке (в каньоне  была  тень  и  все
замерзли  -  мокрые  ведь),  доделали  раму  и  заклеили  гидру
Некрылычу.  После  еще  двух  простых  порогов  мы  уперлись  в
Королевский каскад.
      Заходной порог - Король - мощный слив высотой метра 3-3,5
с длиннющим противотоком. Проход кажется проблематичным.  Слева
слив  прямой,  но одной ступенькой, справа - вроде поположе, но
все бочки косые... Следующий порог, метров через 30-40 - мощная
бочка,  но  вроде  можно  ее обойти(пор.Трон), потом - типичная
"затычка"(называется пор.Принц) - вся струя лупит в камень,  но
проходик остается, хотя туда надо еще попасть. Дальше метров на
100 все упрощается, а на выходе - пор.Конец аудиенции. На  всем
участке  -  левый берег - стена, правый - крупные камни. В р-не
пор.Принц есть полочка, пригодная для лагеря. Но  мы  стоим  на
заходе,  в  50  метрах  выше  Короля, так что спать придется на
камнях, как на Башкаусе (возле пор.Камикадзе).
       После просмотра уверенности совсем не прибавилось, и все
решили "выпить по 150, а утро вечера  мудренее".  В  довершение
всего  днем  во  время киля мы увидели на катамаране поперечную
дыру  на  шкуре  -  придется  шить.  Хотя  обстановка  на  реке
несколько обострилась, в самом деле, подождем до утра.




       Каньон, на выходе из которого мы стоим, наверное одно из
красивейших мест в мире. Хорошо,  что  препятствий  там  нет  -
ничто  не  мешает  глазеть по сторонам. Огромные стены серого и
белого мрамора оставляют взгляду маленький кусочек неба вверху.
Даже здесь, на стоянке, его не намного больше.
       Страшно  важно,  чтобы  день  оканчивался положительными
эиоциями. Сегодня в 16.30 мы прошли (успешно) порог Малыш  -  2
слива  метрах  в  20 друг от друга и вплыли в Мраморный каньон.
Долго не смолкали радостные вопли. На одном из  поворотов,  уже
перед  стоянкой,  все  залезли  на  белоснежную скалу у правого
берега, всю испещренную мраморными ваннами и ванночками. Пленки
извели соответственно.
       Начался  день  обидно  для  меня  - травмированный палец
распух так, что взяться за весло было нельзя, и  на  мое  место
сел Сергеич, капитан фунтусовского катамарана. И они (наш кат),
и Муравьев сотоварищи проехали каскад очень красиво, оказалось,
что в Короле топит слабее, чем мы ожидали, ну а дальше - чистый
маневр, и дело сделано. Шли на разгруженных  судах,  пор.Король
страховали   с   воды.   Я  наблюдал  за  этим  через  объектив
видеокамеры. На радостях наш катамран бросили, почти не вытащив
из  воды,  и  он  потихоньку  сполз  обратно  и поплыл. Спасибо
муравьевскому экипажу - в чем были кинулись на  свой  катамаран
догонять. Поймали метрах в 50 ниже - хорошо, спокойный участок.
Потом  был  обед  и  оставался  пор.Конец  аудиенции.  Хотя  он
,похоже,  самый  простой  из  четырех, мы опять перевернулись и
отчасти по моей вине - грести в полную силу я  не  мог,  и  нас
прижало к камню в середине порога. Катамаран немного постоял на
ребре и съехал не в ту сторону - не на струю, а в узкую протоку
слева, где и перевернулся. Опять Пашу оторвало от ката - плохая
это привычка самосплав. Мы заехали в  несколько  прижимов  и  с
помощью  Фунтусова  зачалились как раз перед следующим порогом.
Паша вылез на берег раньше и похромал к нам - где-то приложился
ногой. Настроения такое происшествие, конечно, не прибавило, да
еще я опять стукнулся поврежденной рукой, боль  дикая.  Но  все
равно решили идти дальше - и правильно сделали. Все получилось!
Малыш мощно смотрелся,  но  все  как-то  собрались  и  рванули.
Теперь  сидим  довольные,  устранив  мелкие  поломки  на судах.
Велика река  Сарыджаза!  (так  принято  говорить)  Мы  выглядим
такими  червями  на фоне всей этой грандиозности. Но ничего, мы
еще посмотрим, как оно будет! Вода бы только упала.





       Вчера  произошло  самое страшное, что могло быть в нашем
походе. Погиб Толик Ахкямов - капитан муравьевского катамарана.
С  утра мы успешно прошли каскад порогов до Учатского прорыва и
около 12.00 были перед пор.27 Крюковщина.  Пошли  просматривать
этот  порог  и  следующий за ним (метров через 30-40) пор.28. В
это время муравьевский катамаран пошел пор.27, где перевернулся
в прижиме к стене правого берега. Четыре спасконца между пп. 27
и 28 ничего не дали , так как струя идет около противоположного
(правого)  берега  -  отвесной  стены.  Перевернутый  катамаран
вместе с людьми ушел в пор. 28, который представляет собой слив
через всю реку, упирающийся в огромную скалу. Вода уходит влево
- чистый проход, и вправо - щель метровой ширины. Туда и  попал
катамаран.  Муравьев  почти  сразу  от  него  отцепился  и  его
протащило через щель. Некрылыч, Сергеич и я в это время  стояли
на  камне  под левым берегом метрах в 15 ниже щели. Муравьев на
брошенную ему почти в руки веревку не  отреагировал  и  ушел  в
следующий  порог  -  ?29. Долганов и Стрижев вылезли на плоский
камень, на который  навалило  катамаран.  Толика  зажало  между
катамараном  и  камнем.  Он  кричал.  Долганов и Стрижев секунд
через 30 все-таки выдернули катамаран вверх, и  Толика  вынесло
из  щели,  но плыл он уже лицом вниз. Долганов и Некрылыч почти
одновременно с разных сторон бросились за ним  в  воду,  и  все
вместе  ушли  в  пор.29.  Толику, очевидно, порвало спасжилет -
следом проплыла одна подушка. Мы (оставшиеся на  левом  берегу)
стали снимать с камня Мишку Стрижева и выдергивать застрявший в
щели кат. На это ушло примерно 0,5ч. На правом берегу показался
Долганов  и крикнул нам, что Толика не поймали, а все остальные
целы.
       Мы  разгрузили  вытащенный  катамаран  и на нем Сергеич,
Фунтусов, Вася и Стрижев сделали  траверс  (закрепив  на  судне
основную  веревку)  на  правый  берег  и  вместе  с  остальными
отправились  на  поиски.  Паша,  Буба,  Серега  Мельников  и  я
(оставшиеся  на  левом  берегу)  стали перетаскивать рюкзаки от
начала пор.27  за  пор.28.  Перетащили.  Около  16.30  напротив
показались   Некрылыч  и  остальные.  По  основной  веревке  мы
наладили переправу и первым делом передали им рацию, что крайне
облегчило  всем  жизнь.  Ребята  сказали,  что нашли Толика без
признаков  жизни  немного  выше  пор.33  Мясорубка.   Перевязав
веревку  повыше  (провисает),  мы  стали  переправлять рюкзаки.
Закончили уже в темноте, так что ночевать пришлось врозь.
       Сегодня  с  утра  разобрали  пополам  и  переправили наш
катамаран. Сейчас занесем сюда последний  кат,  перетянем  наши
рюкзаки, снимем веревку и на пустом катамаране будем переезжать
на правый берег. Дальше - пешком до Учата (не все). Постараемся
вызвать вертолет пограничников для эвакуации.




       Тяжелая  работа  весь  день.  После окончания переправы,
когда все собрались на  пр.  берегу,  началось  перетаскисвание
катамарана  (нашего)  в  конец Учатского прорыва. Раму пришлось
отвязать от  баллонов  -  иначе  невозможно  лазить  по  камням
величиной  с  двухэтажный  дом.  На  данный момент рама лежит в
начале пор. 34 Змеевик, а баллоны - чуть дальше. Буба  с  Васей
унесли  вещи  в конец каскада и там ночуют. Мы достали спальник
Толика и завернули его. Он лежит перед началом пор.  Мясорубка.
Там  его  вчера  нашел  Серега  Фунтусов  в  улове  за  камнем.
Спасжилет на Толике  действительно  порван,  на  лице  ссадины,
сломан нос. Других видимых увечий нет.
        Паша  и  я  нашли  подходящую  площадку  для  вертолета
сравнительно недалеко - над  пор.32  Манхеттен.  Завтра  начнем
перетаскивать  туда  вещи.  Не  совсем  ясно,  получится  ли  с
вертолетом, и сколько вообще времени займет выброска.




       Тяжелая  работа  весь  день.  Отнесли  катамаран в конец
прорыва, собрали и отправили ребят - Муравьева, Бубу, Фунтусова
и  Васю  Порсева.  От  Учата  они  передали по рации, что все в
порядке и что они встретили Дока, Мастера  и  Шуру  Емельяныча,
которые  ждали  нас,  отправив  Власова  в  Москву. В лагерь мы
вернулись около 17.00. Очень устали. Вдоль всего прорыва нет  и
намека  на  тропу,  и  приходится  ползать по камням размера от
гальки до дома в несколько  этажей  (последние  иногда  удается
облезть  снизу, ощущения при этом совершенно спелеологические).
Намечено ждать вертолет  до  9  октября.  Сделали  носилки  для
Толика  и  привязали  его  к  ним.  Завтра  будем  заносить  на
вертолетную площадку. Страшно  хочется  поскорее  выбраться  из
этого проклятого места.





       Вчера  все подготовили и теперь ждем эвакуации. Если она
будет.  Плохое  место  для   стоянки   -   высоко,   приходится
затаскивать  сюда  и  воду, и дрова, но выхода нет - нужно быть
готовыми к погрузке. Три дня над долиной висела пыль  -  надуло
снизу,  сегодня развиднелось. Погода вполне летная - если будет
кому лететь.





       Эвакуация все же состоялась. Сегодня в 9.30 над Учатским
прорывом показался вертолет. Он шел вниз по течению Сарыджаза и
даже  не  сделал  попытки сесть на нашей площадке. Прошли очень
нервные полчаса. Мы собрали вещи, но не были уверены,  заметили
нас с воздуха, или нет. На всякий случай мы подготовили травы и
разожгли костер  -  подымить.  Наконец  показался  вертолет.  С
некоторым  трудом  он сел на площадке (не глуша двигателей). Из
него выскочил Буба - значит  все  в  порядке.  Мы  попрыгали  в
воздушное судно и через час были уже в Караколе. По дороге Буба
рассказал историю с наймом вертушки. Пограничники были бы  рады
помочь,  но  керосина  у  них  нет.  Поэтому параллельно велись
поиски керосина и денег для оплаты гражданской  машины.  Серега
Фунтусов  договорился с уральским телевидением, оттуда прислали
факс с гарантией оплаты и вертолет прилетел. Сразу  он  не  сел
потому,  что сначала им пришлось оставить на Учате (где хорошая
площадка) бочку с  керосином  -  для  улучшения  маневренности.
Заодно забрали наш катамаран.
       В  Караколе  нам  пришлось  задержаться - вскрытие тела,
оформление в прокуратуре и  т.п.  В  Бишкек  надеемся  вылететь
завтра  в  9.00.  Очень  обидно, что наши, русские пограничники
ничем не помогли - даже не попытались выручить нас, наплевав на
формальности,  отсутствие  керосина  и все остальное. Мы на них
надеялись.
       Пилоты,  вывозившие  нас,  -  настоящие  асы. Работали с
Балыбердиным, Хрищатым. Порассказывали нам про разные случаи  в
горах - весьма поучительно.





       Вчера  народ  все-таки  не выдержал нервного напряжения.
Вечер и часть ночи сопровождались довольно безобразными сценами
-  но  что  делать,  когда  люди  идут вразнос! Апофеозом стала
фраза: "Погаси зажигалку, а то  блевану".  Сегодня  утром  мне,
Бубе,  Паше и Муравьеву пришлось посетить морг местной клиники.
Впечатляет. Достаточно сказать, что вместо холодильников у  них
вытяжка,  которая  чуть-чуть  уменьшает  тяжелый  запах внутри.
Санитарка выдержала там секунд 30 и  выбежала,  прижав  к  лицу
повязку.  Хорошо хоть с транспортом не было проблем - в 7.15 за
нами приехал на Уазике Миша (зять Деревянко). С ним мы съездили
за  гробом  (в  комбинат  ритуальных  услуг), потом - в морг, и
оттуда сразу - в аэропорт, где уже  ждали  наши  летчики.  Они,
кстати,  тоже  принимали  участие  во вчерашних гуляниях, но, в
отличие от наших, выглядели молодцами. Пока вся организационная
сторона  -  гладко,  как-то  будет  в  Бишкеке.  Домой  хочется
поскорее.





       Невесело  мы  возвращаемся  домой в этот раз. Накопилась
усталость и чувство какой-то опустошенности.  Вчера  в  Бишкеке
была  пыльная  буря.  Она  застала  нас на вертолетной площадке
возле городского аэровокзала,  где  мы  выгрузились  из  нашего
Ми-8. Сразу стало совершенно ничего не видно, задул дикий ветер
и  все  покрылось  мелкой  коричневой  пылью.   Прямо   пустыня
какая-то!  Минут  30 мы в этом сидели, потом приехал Фунтусов с
фургоном и мы туда погрузились. Все  поехали  заказывать  цинк,
потом  в гостиницу, а мы с Бубой - на аэровокзал за билетами. С
этого  момента   начались   наши   злоключения   с   киргизской
бюрократией.  Это что-то невообразимое! Добрый совет: как можно
меньше  документов  (любых)  оформлять  в  Киргизии  и   вообще
избегать  здесь  всего,  что  связано  с  участием  чиновников.
Экономится много нервов и денег. Простая закорючка в декларации
требует  минимум 30-40 минут ожидания. И так во всем. Отдельный
разговор - милиция на ж-д вокзале. Мы с ней  познакомились  еще
год  назад,  сейчас их поведение стало менее бандитским, но все
равно,  обыск  -  процедура  унизительная,   а   хватают   всех
неместных.
      Билетов на самолет из Бишкека не было, пришлось лететь из
Алма-Аты, ночной переезд туда  тоже  сил  не  добавил.  Попытка
отправить  катамаран по железной дороге провалилась: мало того,
что стоит это около $1,5 за  кг,  так  еще  после  трехчасового
оформления  документов  конца  этому  процессу  не наблюдалось.
Мужики  постараются  сегодня   кинуть   мешки   проводникам   в
московский  поезд, или заберут с собой в Екатеринбург. Некрылыч
и Паша едут туда хоронить Толика. В пятницу, 10-го будет поезд,
а  в  субботу  -  самолет. Городской спорткомитет Екатеринбурга
выделил деньги на все - спасибо.
       Первый раз у нас такое в походе - не дай Бог. Все мужики
- молодцы, все делали то, что нужно  было  делать.  Но  все  же
кто-нибудь сломает хребет этой проклятой реке Сарыджаза.




     Сергей   Фунтусов,   Сергей   Мельников,  Василий  Порсев,
Александр Челноков, - катамаран из Екатеринбурга

     Павел   Андреев,Владимир   Гуменный,   Алексей   Некрылов,
Александр Ершов, - катамаран из Москвы

     Александр Долганов, Сергей Муравьев, Тахир Ахкямов, Михаил
Стрижев - катамаран из Екатеринбурга (Долганов - из Перми)

     Вадим   Власов,  Александр  Емельянов,  Александр  Лобеев,
Сергей Пантелеев - сошедший московский катамаран

     Вылет  из  Москвы  -  22 сентября, возвращение - 9 октября
1997 года.





     В  дневнике  Ершова нет описания той части похода, когда 4
человека (Муравьев, Буба, Фунтусов и Вася) бегали за вертолетом
(Ершов  был  в это время с оставшейся частью группы в каньоне).
Для  того,  чтобы  лучше  представить  себе   сложность   речки
Сарыджаз,  я  решил  дополнить  его  дневник  описанием  дней и
событий, когда мы бегали за вертолетом для  выброски  группы  с
Уччатского каньона (местные киргизы называют его Сарыджазским).
Отсчет времени я начал с середины 3-го  октября,  когда  группа
разделилась.


     1   октября  1997  г.  13:30.  Киль.  Поиск  тела  Толика.
Частичная переправа.
     2  октября 1997 г. Оставшаяся переправа. Заброска рюкзаков
4-х "борзых". Частичная заброска катамарана.




     Завершение  заброски  катамарана  и  его  сборка. Доплытие
"борзых" на нем до Уччата. Встреча  с  оставшимися  участниками
катамарана  Власова.  Пешка  вверх  по Уччату 1.5 часа до вещей
ребят.

     Отплыв от места сборки катамарана мы через несколько минут
дошли до единственного порога  на  нашем  участке  сплава  "2-й
Утешительный".  Порог не представлял из себя чего-то особенного
(хотя по лоции С.П.Папуша он обозначен как !!!) но  мы  обнесли
его  первый  слив  с  бочкой,  т.к.  на  нас была возложена вся
надежда группы. Еще через несколько минут мы доплыли до Уччата.
На  Уччате  встретили  Дока,  Мастера  и  Качка.  Наша  новость
переменила их  планы:  они  хотели  собрать  свой  катамаран  и
дождавшись  всю  группу  проплыть  (втроем,  без Власова) самый
простой участок Сарыджаза от  Уччата  до  Куюкапа.  Я  попросил
Мастера вытащить кат на полочку над рекой, было очень жаль, что
уже второй раз мы уходим с реки не дойдя до  Джанаджера  и  при
этом  оставляем  наше  родное  судно зимовать в горах. Позже мы
забрали "лодочку" вертолетом. Если бы  кат  лежал  внизу  около
реки,  мне  бы  пришлось  вытаскивать его наверх и не факт, что
пилоты захотели бы ждать 20 минут, пока я пер бы 60  кг.  вверх
на  25  метров,  т.к.  внизу  вертолет  не сле бы из-за больших
камней. Связавшись по  рации  с  оставшейся  в  каньоне  частью
группы  и  попив горячего чаю (когда в следующий раз будем есть
горячую пищу?) мы пошли вверх по Уччату.  В  тот  день  мы  шли
вверх  1.5  часа  и  дошли  до  шкуры катамарана и еды, которую
ребята должны были донести вниз вторым  заходом.  Подкрепившись
их  изюмом и салом (мы брали с собой минимум еды для уменьшения
веса рюкзаков)  мы  остановились  ночевать.  Время  было  около
полшестого  вечера.  Сегодня  и  дальше нам очень помогала Zuka
(или Зюка, как мы ее называли). Каждый из нас  выпивал  в  день
литров по три-четыре воды. Обратно, пардон, выходило раза в два
меньше. Чистой воды из ручья мы бы столько  не  выпили  --  она
абсолютно  без  всяких  солей, просто в глотку не лезет, хотя и
пить хочется дико.



     Пешка  через Кара-Арчу, перевал Уччат до Дотурбая. Переезд
на вахтовке до рудной базы. Односторонняя  связь  с  Караколом.
Моя поездка на верхнюю базу. Встреча с пьяным Талаем.

     Утром   проснулись   с  восходом  солнца  (6  часов)  и  в
полседьмого пошли. Через два часа дошли до  заставы  Кара-Арча.
Там   мы   еще   раз  вскрывали  запасы  наших  ребят,  которые
забрасывались по Уччату,  неплохо  перекусив.  Через  40  минут
после  остановки  на  перекус  мы  пошли вверх до перевала. Еще
через час мы были на перевале. Спуск занял еще два с  половиной
часа.  В  результате  в  3  часа  дня  мы  были  дома у первого
человека, которого мы встретили уйдя с  гор.  Это  был  местный
чабан  Дотурбай. (Все киргизы жалуются на плохую жизнь. Так вот
у Дотурбая было  триста  голов  баранов  и  несколько  десятков
лошадей.  Он  пас  государственных  яков, получая за это хлеб и
одного яка из стада в год. Кроме того, у него было два  дома  и
недавно  он  купил третий для своего сына.) У Дотурбая оказался
дома армейский телефон (называемый  в  народе  "Але,  Смольный"
из-за  того,  что  надо  крутить  ручку сбоку у телефона, чтобы
позвонить). Но видимо из-за плохого качества  телефонных  линий
связи  у  нас  не  было.  Ситуация  казалась  тупиковой  --  до
Иныльчека 25 км, а о машинах в этих местах речи быть не  могло.
Тут  вдруг  Дотурбай  вспомнил,  что  сегодня в четыре часа дня
должна идти вахтовка горняков из Иныльчека на фабрику -- это  в
противоположную   от   Иныльчека  сторону  километров  20.  Это
вахтовка ходит раз в две недели !!! Через  час  мы  тряслись  в
вахтовке  вместе  в  дребадан  пьяными горнодобытчиками. В этот
день мы прошли, точнее пронеслись, километров 12 по горизонтали
и  1.5  сначала  вверх,  потом вниз, пройдя по реке Уччат всю в
камнях и колючих растениях и через перевал Уччат  высотой  3760
м. Неплохой денек!
     На  нижней  базе,  куда  мы и приехали, связь была, хоть и
односторонняя: сначала мы звоним на верхнюю базу, потом  они  в
заранее определенные часы выходят на связь с центральной базой,
где уже есть выход в город. В пять  часов  мы  передали  первое
наше сообщение в Каракол в погранотряд и Деревянко, от которого
надеялись получить помощь  (как  позже  выяснилось,  зря).  Для
того,  чтобы уменьшить количество передаточных звеньев, я решил
поехать на верхнюю базу, благо туда  шел  трактор  с  прицепом,
отправляя  рабочих.  Дорога  он нижней базы до верхней длиной 7
км, идет серпантином вверх на высоту 3800 м. В прошлом году  по
этой дороге еще ездила вахтовка но один раз упала и после этого
рабочих возит гусеничный трактор с прицепом. То, что  я  увидел
наверху,  мне  напомнило кадры из какого-нибудь фантастического
фильма,  типа  "Кин-Дза-Дза"  (когда  действия  происходят  под
землей).  Представь себе гору высотой с пятиэтажный дом. В этом
горе внизу есть вход в пещеру.  Сверху  у  горы  не  острие,  а
дырка,  как  в  вулкане. Эта дырка соединяется с пещерой. Таким
образом от горы остался только каркас! Неземное зрелище!  Жалко
было  темно  и  я  не фотографировал. Хотя больше всего меня на
этой  фабрике  поразили  рабочие.  Это  люди,  на  вид  которые
выглядят  в  полтора  раза старше -- они постоянно пьют. И если
мне не понятен смысл жизни, то смысл жизни этих рабочих мне  не
понятен  вдвойне.  Всю жизнь они работают, неплохо зарабатывая,
но при этом другого мира у них нет.
     Поздно  вечером  мне  позвонил снизу пьяный Талай (местный
охотник, все тропы в горах знает как  свои  пять  пальцев).  Он
убедил  оставшихся снизу ребят, что он вынесет тело, а вертолет
там ничем не поможет -- дорого, да и не  сядет  он  в  каньоне.
Талай  на  Ниве  поднялся  вверх,  заправился там и забрал меня
вниз. Надо признаться, что я ему тоже поверил, хотя и  понимал,
что для того, чтобы вынести 90 кг из тех мест понадобится никак
не меньше недели. Вечером же он нам рассказал свой план: завтра
в  4 утра он заезжает на Ниве до перевала куда сможет проехать,
потом идет пешком до ребят и  выносит  через  три  дня  тело  к
лошадям.  Один  Фунтусов  все ворчал, что не верит он Талаю. Он
оказался прав.



     Поездка  на "Ниве" до 7-й Заставы "Куйлю". Связь с майором
погранзаставы Каракола. Поездка на ПАЗике до Каракола. Разговор
с Екатеринбургом.

     Когда  мы  проснулись  в  8  утра  Талай  еще спал. Тут мы
поняли, что надо брать быка за рога.  После  разговора  сначала
Васи,  а  потом Фунтусова с Талаем он выделил нам свою Ниву для
того, чтобы доехать до ближайшей заставы, где есть прямая связь
с  Караколом.  Впрочем,  как  сказал Муравьев, если бы Талай не
наобещал вечером с три короба, то не факт, что он  нам  дал  бы
свою  машину.  А  так  он  утром  боялся  смотреть нам в глаза.
Расстались мы друзьями -- Фунтусов  на  прощанье  обнял  Талая,
отвел  его  в сторону и сказал что-то типа того, что если бы не
такие как Талай, то жизнь здесь давно остановилась. Отчасти это
было  верно  --  Талай  пользовался  большим авторитетом в этих
местах.
     Ребята,  которые  нас  подвозили,  оказались не промах. По
дороге стреляли по местным птичкам, высунув дуло ружья из  окна
машины.  Дело  в том, что местные птицы боятся только людей, но
не машин, поэтому когда выходишь из машины они все разлетаются,
а когда сидишь внутри на таком же расстоянии, то нет. Правда не
одну не подстрелили,  но  смотрелось  все  как  в  американском
боевике.
     Через  часа  три  мы  подъехали  к  7-й  Заставе  "Куйлю",
названной по  одноименной  речке,  протекающей  рядом.  Застава
находится  по дороге от Иныльчека в сторону Каракола в 12-ти км
от первого. Там мы переговорили по телефону с  погранотрядом  в
Караколе  и  Деревянко  Галиной.  Дежурный майор в погранотряде
оказался очень отзывчивым человек. Он быстро вник в ситуацию  и
сказал,  что  будет  помогать чем сможет. Деревянко же сказала,
что выслала за нами автобус. Следующие  4  часа  мы  сидели  на
дороге,  боясь  пропустить  автобус,  а  Фунтусов даже поймал 5
рыбешек, которые нам было лень чистить и мы их сожгли в костре.
     Можете представить себе нашу радость когда приехал автобус
и то, что мы испытали, узнав что водителям Деревянко за поездку
пообещала  двести  долларов,  которые  мы  должны  были  сейчас
заплатить! Полчаса театрального  представления  под  режиссурой
Фунтусова   немного  охладил  пыл  водителей.  Сошлись  на  ста
долларах. И везде дальше мы встречались с такой  же  ситуацией.
Внешне  киргизы  выражают  полное  желание помочь, рвут на себе
волосы. А потом, видя наше  безвыходное  положение,  заламывают
немерянную  цены,  приговаривая при этом, что "мы понимаем ваше
горе, поэтому много брать не будем". При этом их лицо  выражает
неподдельное  удивление,  почему это мы против, когда они к нам
идут с распростертыми объятиями. Рекомендую тем,  кто  будет  в
тех местах, не забывать про это.
     Несмотря  на  все  трудности,  мы прибыли в Каракол поздно
вечером. Тут же пошли звонить  в  Екатеринбург.  В  этот  вечер
туристический мир Екатеринбурга узнал о происшедшем.



     Варианты  с вертолетом: коммерческий и пограничный. Вопрос
с деньгами ($4500) и его решение. Вызов коммерческого вертолета
из  Бишкека.  Его  прилет. "Наведение мостов" с летчиками. Уезд
Фунтусова и Васи в Бишкек.

     Утром  пришел  Деревянко  и  предложил  нам два варианта с
вертолетом, которые он разыскал. Один вариант --  это  вертолет
пограничников    и   другой   --   коммерческий   из   Бишкека,
ориентировочная цена которого ~$4500, из  расчет  $872/час.  По
финансовым причинам мы сразу отбросили второй вариант и поехали
к погранзаставе. Там мы почти сразу вышли на дежурного  майора.
Ситуация была следующей: вертолет он обещал дать, но керосина у
них не было. Кроме того, необходима было получить подтверждение
на  вылет  вертолета  из  Москвы. Единственное место, где можно
достать  керосин,  был  аэродром  в   Караколе,   куда   мы   и
направились.   Зам   начальника  аэродрома  Григорьев  Владимир
Леонидович тоже оказался  отзывчивым  человеком.  Мы  уже  было
начали  расчитывать  цену  керосина (кстати, он стоил 6500сом =
$378) когда позвонили из  Екатеринбурга.  Там  ребята  добились
того, что все необходимые деньги выделяет местное Уральское ТВ.
Дальше было дело техники. Мы созвонились с  Бишкеком,  заказали
там   вертолет.   Они  затребовали  гарантийное  письмо  --  из
Екатеринбурга его выслали. Вечером прилетел вертолет.  Фунтусов
с  Васей уехали в Бишкек. Их логика была проста: там проще, чем
в Караколе, заказать цинковый гроб и сделать  судмедэкспертизу.
Мы  собирались  прилететь  в  Бишкек  на  вертолете так, что бы
потратить минимум времени на все эти процедуры.
     Встретив  летчиков  мы  с  Муравьевым  пошли поселили их в
гостиницу. Дальше по восточным обычаем мы должны  были  с  ними
выпить.  Не знаю как у Муравьева, но меня тогда особого желания
пить не было. Однако понимая, что отказом мы их можем  обидеть,
чего  нам  совершенно  не  резон  было сейчас делать, мы купили
литровую бутылку "Кара-Балты" -- меньших не было ("Кара-Балта",
по-киргизски,  --  "Черный  топор").  Летчики  оказались  очень
душевными людьми. Кроме этого, они еще и высочайшего класса.  В
свое  время  они  забрасывали  Балыбердина,  вели спасработы на
высоте  5000  метров  --  для  вертолета  это  очень  много.  В
следующий  день  я собственными глазами увидел подтверждение их
мастерства.



     Полет   в   Уччатский   каньон.   Впечатления.   Погрузка.
Организация в Караколе судмедэкспертизы и заказ гроба. Баня.

     В  8 часов утра я вылетел с аэродрома в Караколе. До этого
я ни разу не летал на  вертолете  и  поэтому  впечатления  были
особенно  яркими.  Мы  полетели  на  Иныльчек  и  дальше шли по
каньону реки. Полет в каньоне словами не описать. Если ты видел
какой-нибудь  американский  боевик с участием вертолета в горах
или хотя бы компьютерную игру, то это  дает  весьма  отдаленные
впечатление  о  полете.  Вертолет летит по извилистому каньону,
раскачиваясь вправо-влево на поворотах. Вся река как на ладони.
Я видел тот порог, где произошел киль, видел завал и все пороги
Уччатского каскада. Сверху все смотрится не так,  как  с  воды.
Например река около радоновых ванн сверху казалась сложной, вся
в бочках, хотя я и знал, что там порогов нет.  В  то  же  время
порог "Малыш" смотрелся так же. Нашу группу мы обнаружили легко
и полетели дальше. Около Уччата нашли хорошую площадку и слегка
разгрузились,  оставив  там бочку с керосином. На обратном пути
мы забрали наш катамаран,  приземлившись  в  месте,  окруженном
камнями  среднего  размера  около метра! Не выключая двигателей
вертолет висел 10  минут,  пока  я  резал  резину  и  стропы  и
затаскивал  кат  в  вертолет,  благо  от  дверей  вертолета  до
катамарана было 2 метра! Тут я в первый  раз  увидел  с  какими
мастерами  я  имею  дело.  Забрав  лодку, мы полетели к группе.
Ребята уже разожгли костер -- когда мы пролетели мимо  них  они
подумали,  что  мы  их  не заметили. Сверху мне показалось, что
сесть на тот пяточек, где  находилась  группа,  невозможно.  Но
пилот  уверенно  направился на посадку. Зависнув над площадкой,
они открыли дверь. Механик выпрыгнул и руками показывал  пилоту
куда  ставить  колеса. Мне это напомнило как неопытный водитель
машины заезжает в гараж. Площадки еле хватило, чтобы разместить
три  колеса.  Опять  не  выключая двигателей мы забросали вещи,
погрузили тело Толика,  обмотанное  в  катамаранный  баллон,  и
попрыгали  сами.  Обратный  путь  был таким же: сначала забрали
бочку с керосином, потом по ущелью через  Иныльчек  полетели  в
Каракол.
     Прилетев  в Каракол, мы хотели только заправиться и лететь
сразу в Бишкек, но какой-то мужик нас остановил. Мужик оказался
представителем  КСС.  Он  объяснил  нам, что судмедэкспертизу и
заявление  в  милицию  надо  делать  здесь,  а  не  в  Бишкеке.
Связавшись с Фунтусовым в Бишкеке мы выяснили причину: заявлять
о смерти мы должны в милицию того района, где произошла смерть.
Полет  отложили  до  9  утра  следующего дня. Дальше 4 человека
поехали  делать  заявление  и  судмедэкспертизу.  Заявление   в
милиции  написали  быстро,  а  экспертиза  должна  была  занять
некоторое время. С экспертом остался Некрылыч, трое же  поехали
заказывать гроб. Выяснилось, что даже в Караколе можно заказать
цинковый гроб, но было уже 4 часа  вечера,  а  в  Караколе  это
конец  рабочего  дня. Поэтому для начала решили остановиться на
деревянном гробе, оббив его потом в Бишкеке в цинк. С  мужиком,
который  делает  деревянные гробы, договорились изготовить гроб
срочно, к 7:30 завтрашнего утра, доплатив ему.
     Этим  вечером  был  еще поход в баню к знакомым летчиков в
Караколе. В конце этого  застолья  у  троих  мужиков  произошла
истерика.



     Перенос тела в гроб. Перелет до Бишкека (пыльная буря).


Популярность: 12, Last-modified: Tue, 28 Dec 1999 16:10:22 GMT