Дерек Зальпин. О строительстве будущего "Истории"

---------------------------------------------------------------
 © Copyrigh Дерек Зальпин
 Email: aed-car@kaznet.kz
 Date: 15 Jan 1999
 Рассказ предложен на номинирование в "Тенета-98"
 http://www.teneta.ru
---------------------------------------------------------------

     Написано для Анны Николаевны Толстопятовой,
которая слишком быстро прочитывает Стивена
Кинга и которой потом опять нечего читать,
и для Коли Толстопятова, который слишком часто
мучается поиском нового чтения для Анны

     Посвящается Травису Дину Кларку,
хотя он и не получит ничего за
использование в произведении его имени



     Проект "История" был введен в действие 26-го марта 2007-го
года - на пять месяцев раньше появления на свет компании
"Память". Директором проекта стал двадцатипятилетний протеже
Билла Гейтса Ли Джей Стейнсон. Стейнсона многие считали выскочкой
и это, по сути дела, было правдой - свою карьеру он начинал с
продажи виртуально-голографических открыток Мэрилин Монро на
улицах Лос-Анджелеса.
Ли Джей никогда особенно не разбирался в деталях проекта, у
него даже не было компьютерного образования. Сильными его
сторонами можно было назвать лишь совершенно неукротимое
фантазерство и - как ни странно - вкупе с этим холодную
расчетливость и прагматизм. Окружавшие Стейнсона соратники
нескоро догадались, что фантазерство его на самом деле строжайше
подчинялось его же прагматизму.
В отличие от "Памяти", в "Историю" инвестировались очень
крупные средства, под проект подвели уникальную материальную
базу. Главным инвестором, несмотря на переживаемый ею в то время
жесточайший кризис, выступила корпорация Майкрософт. Из кризиса
Майкрософт вышла полгода спустя, когда количество людей,
ежедневно входивших в "Историю", перевалило за один миллиард.
Основные принципиальные идеи проекта и конструкторские
решения, которые на деле представляли собой продвинутые и
технически более совершенные разработками цифро-виртуальной
реальности, предложила та же самая Майкрософт. Историко-
художественный материал проекта готовился и обрабатывался в
течение двух с половиной лет уникальной творческой группой,
состоявшей из историков, антропологов, биологов, литераторов,
режиссеров, художников и специалистов смежных специальностей.
Численность этой группы колебалась от двухсот до трехсот человек,
тогда как технической стороной занималось вдесятеро меньше
специалистов.


     Прошло три года, и после того, как Травис Дин Кларк прожил
свою жизнь двадцать три раза (причем ни разу не став ни видным
политическим деятелем, ни кинозвездой), жизнь Наполеона девять
раз, жизни Ленина, Мэрилин Монро, Гитлера и Сталина по пять раз
(в трех из пяти жизней Гитлера он победил Россию во Второй
Мировой Войне и установил абсолютное господство Третьего Рейха
практически над всей территорией Евразии), он решил вплотную
заняться доисторическим прошлым.


     Травис надел кожу и вошел в павильончик. "Историки" ошиблись
- вместо 12,000-го года до нашей эры мистер Кларк попал в 9,500-
й. Немного побродив по Мексиканской пустыне и вступив в пару
стычек с одиночными представителями какого-то местного
воинственного племени, он сдвинул время вниз на три тысячелетия и
переместился в Центральную Африку. Выискав там некое племя
низкорослых черных людей, он прожил сначала жизнь их вождя, а
затем - шамана. Две эти жизни вывели науку и технику племени на
такой уровень, что низкорослые черные люди очень быстро завоевали
близживущих высокорослых людей, потом подчинили себе живущих
подальше низкорослых не совсем черных людей, ну а еще позже они
создали империю, пролегшую через весь африканский континент от
Атлантического океана до Индийского. "Жаль, что до времен Римской
Империи еще далеко, - думалось шаману племени низкорослых черных
людей Травису Дину Кларку на его смертном одре, устланном
пальмовыми листьями, - а то потягались бы мои маленькие
негритосики с заносчивыми Римлянами".
После смерти шамана путь Трависа лежал через Грецию в
Северную Европу, где он некоторое время пожил среди варваров.
Северная Европа этого периода ему не особенно понравилась и он
отправился в Китай. В Китае Травис стал сначала мелким
ремесленником (выкраивая из мягкой кожи тапочки, он безуспешно
пытался придать им форму кроссовок "Найк-Эйр"), потом женой
Правителя Северных Областей (как ни странно, эта жизнь прошла
довольно скучно). Ему всего этого было мало, и он вновь задвигал
время вниз. Прошло три тысячелетия назад; Травис попутешествовал
по Австралии, Индокитаю, Японии и Северной Америке. Времена эти
были уже несколько диковаты. Только на севере Америки мистер
Кларк нашел более-менее цивилизованную и развитую народность.
Прожив среди них три "исторических" года, он передвинулся на
крайний юг американского континента. Не найдя там ничего, что
могло бы его заинтересовать, он было двинулся дальше назад по
времени, но тут его оплаченное время закончилось и "историки"
отрубили оболочку.

     Травис вышел из павильона, несколько удивленный тем, что его
не спросили о продлении сеанса в счет кредитной карточки, как это
делалось обычно. "Наверное, вступил в силу закон об ограниченном
воздействии," - подумал он. Основным и, по сути, единственным
пунктом этого закона было запрещение решения любых финансовых
вопросов клиента виртуальных аттракционов в течение сеансов.
Предприимчивые деятели "Истории" наловчились спрашивать своих
клиентов о продлении сеансов в счет кредитных карточек в самые
захватывающие моменты, когда человек забывал обо всем на свете и,
не думая, соглашался продолжать сеанс до тех пор, пока его
кредитка не превращалась в кусок дешевого пластика.
Направляясь по коридору в душевую, Травис натолкнулся на
директора проекта Ли Джей Стейнсона, сопровождаемого свитой из
трех человек. Ли Джей улыбнулся и обратился к Травису:
- Здравствуйте, Я - Ли Джей Стейнсон.
- Здравствуйте, Я - Травис Кларк, - ответно расплылся в
улыбке Травис.
- Только из павильона?
- Да.
- Ну и как Вам "История"?
- Отлично - что я могу еще сказать? - продолжал улыбаться
Травис.
- Разве Вас не смущает все еще существующая ограниченность
проявления ощущений и временности?
- Я ведь понимаю, что наука не всесильна. Многое в человеке
даже современной науке не под силу изучить.
- Да, конечно. Но неужели Вы удовлетворены нынешним
воспроизведением оболочки и чувствительностью датчиков?
- Само собой, я не совсем удовлетворен, но всегда есть
недосягаемое совершенство для человеческих стремлений, -
философски заметил Травис.
- Достижение совершенства - одна из задач, которые я ставлю
перед своими сотрудниками. Сейчас это уже реальная задача, между
прочим.
- Это хорошо.
- Травис, а Вы никогда не думали о том, как можно было бы
усовершенствовать поля реальности, или оболочку, или ввести новые
поля. Будущее, например.
- Но ведь нельзя ввести поля будущего - по крайней мере -
такие, чтобы они отвечали стандарту исторических виртуальных
полей.
- Да, Вы правы.
- А заниматься подделками, какими сейчас занимается каждая
вторая конторка Виртуальных Аттракционов - это, по-моему, не
просто неинтересно, но уже и пройденный этап.
- Да, это все, конечно, так. Но недавно одна группа наших
специалистов предложила несколько ухищрений и уловок для
реального создания поля будущего. Я пока еще не ознакомился с их
предложением, но многие из тех, кто видел расчеты, считают, что
они вполне логичны и последовательны.
- О, это было бы очень-очень круто.
- Да. Травис, а Вы не хотели бы - если, конечно, все
выкладки моих специалистов верны и мы действительно сможем что-то
сделать для достижения будущего - в этом случае Вы не хотели бы
стать первым из тех, кто будет испытывать будущее? Бесплатно,
разумеется.
- М-м, - улыбка наконец сошла с лица Трависа, - очень
заманчивое предложение. А будет ли в этом какой-нибудь риск или
возможные опасности?

     - Честно говоря, не зная деталей проекта, я не могу Вам

     сказать, какой долей риска будут сопровождаться испытания, но, в
любом случае, весь потенциальный риск будет просчитан и вся
информация такого рода будет доведена до Вас, чтобы Вы могли
сделать правильный выбор. Также Вы сможете переговорить с нашими
штатными испытателями и узнать у них, какие обычно возникают
сложности или проблемы при испытаниях новых полей.
- Извините, Мистер Стейнсон. Можно нескромный вопрос?
- Да-да.
- А почему Вы предлагаете испытание нового поля именно мне,
а не хотите использовать штатных испытателей?
- Тут дело в двух причинах. Во-первых, испытатели
виртуальных полей очень быстро теряют новизну и свежесть своего
взгляда, они перестают понимать разницу между полями, которые они
испытывают сегодня и полями, которые они испытывали неделю назад.
Их оценка становится просто необъективной. Во-вторых, большая

     часть наших испытателей неправильно понимает сам процесс
испытаний, который превращается для них в нудную работу,
состоящую из замеров каких-то условных единиц, проверки тех или
иных параметров. А нам важно знать, насколько эффектна и реальна
реальность, насколько она развлекательна, понравится ли она нашим
будущим посетителям. Поэтому нам нужно, чтобы в испытаниях принял
участие обычный клиент-пользователь вроде Вас.
- Да, теперь понятно. Но мне все равно надо подумать.
- Конечно, конечно. Я ведь сам еще не знаю, выполнимо ли
введение новых полей будущего или нет. А сейчас Вы не могли бы
оставить нам свою карточку, чтобы у нас была возможность
связаться с Вами в случае, если мы разработаем поля, и Вы нам
действительно понадобитесь.
- Да, конечно, - Травис протянул свою карточку Стейнсону.
Тот улыбнулся и вежливо попрощался. Дождавшись момента, когда
Травис вошел в душевую, Стейнсон обернулся к своему помощнику
Майку Клеру и протянул ему карточку Трависа:
- Этот вполне подойдет. Ему ведь лет тридцать наверное?
- Да, что-то около того, - с готовностью подтвердил Майк.
- Хорошо. Тогда сейчас пока займитесь его карточкой, а
завтра залазьте в его мозги и следите, чтобы все шло по плану.
- Окей, Ли Джей.

     На следующий день Травис вернулся в павильон. Авансом он
заплатил за 16 часов, прикрепил на своем теле портативный
питатель с арахисовой питательной пастой и отдельно - питатель
побольше с кока-колой. Натянув кожу, он, конечно, не заметил
четырех новых датчиков, расположенных на уровне височных и
затылочной костей его черепа. Он отправился в восемнадцатое
тысячелетие до нашей эры. На этот раз "историки" ошиблись не так
сильно - он попал в девятнадцатое тысячелетие вместо
восемнадцатого.
В эти времена посетители павильона заходили редко. Из
доисторических времен популярностью пользовался только век
динозавров.
Травис высадился в Австралии и там наткнулся на небольшое
племя коричневых, очень низкорослых и злых людей. Он прожил жизнь
их вождя, в результате чего был убит ударом камня по затылочной
части черепа представителем враждующего племени каннибалов, и
затем съеден. Такой невеселый конец Трависа не обескуражил.
Воскреснув, он переместился в Китай. Поскитавшись по степям и с
трудом найдя какую-то народность, он пожил некоторое время в ее
среде, примитивными орудиями труда возделывая землю и
примитивными орудиями охоты убивая птиц и крыс для собственного
пропитания. Потом его побили сородичи по первобытной общине за
какой-то проступок, суть которого он так и не осознал.
Оклимавшись от избиений, Травис попытался ознакомить сородичей с
основами конфуцианства, но тогда жестокие прародители Конфуция
вообще выкинули его из своих рядов. Попытки самолично вести
хозяйство и заниматься охотой окончились неудачей и очень скоро
Травис заголодал. Пришлось подкрепиться арахисовым питателем и
утолить жажду кока-колой. Жизнь впроголодь и в одиночестве не
представляла большого интереса и Травис покинул Китай. Следующей
его остановкой стала Северная Африка.
Он очутился на песчаном берегу Средиземного моря.
Великолепная погода окружила Трависа - легкий сладкий бриз моря
обнял его, а белое солнце приласкало теплотой своих лучей. Не
выдержав искушения, Травис скинул с себя одежду и бросился в
море. Конечно, его ждало некоторое разочарование - ведь ни одна
компания, не только "История", но даже и "Память" - к сожалению,
до сих пор не научилась по-настоящему реально воспроизводить
воду, волны и плавание. Но Травис довольствовался тем, что было,
наслаждаясь всеми возможными прелестями воды "Истории".
Выйдя на берег, Травис распластался на песке, удивляясь
собственной лени - он не мог припомнить, когда в последний раз он
так вот непозволительно расслаблялся, находясь в "Истории".
Практически все его сеансы были четко тематизированы и
упорядочены. Через время сеансов, через все те жизни, что он
проживал в "Истории", он бежал с такой же бешеной скоростью, с
какой реальная жизнь вне "Истории" бежала мимо него. Именно об
этом задумался Травис, лежа на песчаном берегу Средиземного моря
в девятнадцатом тысячелетии до нашей эры.

     Он чуть было уже не начал впадать в сон, но заснуть ему не
дало женское пение, неожиданно и непонятно откуда донесшееся до
его слуха. Травис поднялся с песка и прислушался. Пение
доносилось со стороны каменной гряды на узкой песчаной косе слева
от него. Вдруг Травису показалось, что он уже слышал этот голос
раньше; более того, это был голос очень близкого Травису
человека. Маргарет! Конечно же, Маргарет. Она умела именно так
красиво петь, умела сводить Трависа с ума, она вообще много чего
умела, в том числе сумела расстаться с Трависом три года назад.
Травис же, наоборот, умел делать всего только одну вещь - до сих
пор помнить Маргарет, забывая о ней только на время сеансов
"Истории".
Травис выругался нецензурно и хотел было уже прервать сеанс
и написать жалобу в администрацию "Истории", но что-то его
остановило. Нетрудно догадаться, что - любопытство и ностальгия
по Маргарет. И вместо прерывания сеанса быстрым шагом - почти
бегом - Травис направился к каменной гряде.

     - Все отлично, Ли Джей, - рапортовал в это время Майк Клер
по внутренней связи Стейнсону, - он клюет. Все идет по плану.
- Я сейчас подойду, - ответил Ли Джей. И пока Травис Дин
Кларк почти бежал к песчаной косе, Ли Джей Стейнсон почти бежал
по коридору к одной из лабораторий "Истории", в которой он думал
осуществить свой самый дерзкий и безумный проект.

     "А может быть, Маргарет сейчас тоже в <Истории> и тоже в
этих временах, - не веря такой фантастической возможности, Травис
все же тешил себя эфемерной надеждой, - а у <Историков> что-то

     замкнуло, и наши с ней реальности перекрестились. И мы сейчас
встретимся, как в реальности," - от такой мысли у Трависа
перехватило дыхание - до такой степени, что ему стало трудно
бежать.
Неожиданно пение было прервано громким и страшным рычанием.
Маргарет (или кто бы там ни пел ее голосом) истошно закричала, и
Травис рванул к камням с максимальной скоростью, на какую только
был способен. Когда через несколько секунд он добежал до камней,
пред ним предстала ужасная картина: на песке Маргарет пыталась
отбиться от огромного тигра, который уже успел прокусить ее руку
чуть ниже локтя. Кровь из раны хлестала на белое платье Маргарет
и на морду тигра. Не думая ни о чем, не помня себя и уже не
отдавая себе отчета, в какой реальности он находится, Травис
кинулся на тигра...

     Ли Джей Стейнсон, наблюдавший в лаборатории за этой сценой,

     воспроизводимой на большом экране, удовлетворенно улыбнулся.
Кроме него в лаборатории сидели его помощники и приближенные Майк
Клер и Дуг Клетворн, а также двое компьютерщиков-виртуалистов. В
момент прыжка Трависа на тигра Ли Джей нажал клавишу паузы на
клавиатуре и изображение на экране застыло. Он обернулся к своим
коллегам и обратился к ним с несколько странной речью:
- Вот перед нами Момент, Момент в своем чистом,
рафинированном виде. Сегодня мы научились останавливать моменты,
причем это включает в себя остановку человека - вы все видите,
что этот молодой человек по имени Травис теперь потерял
возможность двигаться и мыслить: мы его остановили. Поздравляю
всех с этим небольшим достижением. Но это далеко не самое главное
в нашем сегодняшнем эксперименте. Итак, сейчас мы имеем
остановленный момент, являющийся, к тому же, просто
блистательным: возлюбленный бросается, невооруженный, на тигра,
чтобы спасти свою любовь. Мы встречаемся со случаем, когда
человеческие чувства побеждают свое "эго", человек забывает о
своей жизни ради жизни ближнего. Прекрасная, поистине достойная
Библии, картина. Мне по этому поводу даже пришла в голову одна
мысль, а именно, что такое движение человеческого естества
представляет собой некоторое особое, неизвестное миру, состояние
личности. У такого состояния личности должны быть свои
особенности. И вот что я думаю на этот счет: человек пренебрегает
собой, не думая об опасности, грозящей его жизни, пренебрегая же
собой, он отказывается от себя. Он практически не существует для
самого себя и вследствие этого беззащитен. И я подумал: раз
человек отказывается от самого себя, перестает существовать,
почему тогда нам не попробовать взять этого человека себе?
Конечно, вы спросите, зачем? Я отвечу банально: для экспериментов
над ним. Вы можете сказать, что у нас и экспериментов-то таких
нет, для которых понадобилось бы воровать человека.
Действительно, не было, но только до позавчерашнего дня.
Позавчера Дуг сказал феноменальную фразу: "Такова уж моя судьба".
Мне фраза показалась очень интересной. Что, если пресловутая

     судьба действительно существует и представляет собой что-нибудь
типа определенного набора электромагнитных импульсов или еще
каких-нибудь химических движений в человеческом мозгу? Почему нам
тогда не провести эксперимент. В случае, если моя мысль окажется
не просто бредом, а подтвердится на практике, мы сможем
преодолеть наш самый главный на сегодняшний день барьер - поля
будущего. Ну а если я сегодня действительно несу бред, то
"Истории" всего лишь придется заплатить за еще один неудачный
опыт, а все присутствующие здесь проведут сегодняшний вечер в
"Сантане" за мой счет.
- Можно глупый вопрос, - прервал Стейнсона Кирк Вэйн,
компьютерщик-виртуалист.
- Сегодня можно.
- А что мы потом сделаем с Трависом - или как там его зовут
- парнем в павильоне?
- Мы оставим его для будущих экспериментов.
- Но:
- Вся остальная информация по этому поводу является пока
конфиденциальной.
- Спасибо.
- Итак, сейчас я продолжу жизнь Трависа, а мистер Беннинг
уже готов к тому, чтобы взять беззащитного Трависа, который
отказался от себя. Вы действительно готовы, мистер Беннинг?
Второй компьютерщик-виртуалист с микроэргоклавиатурой в
руках молча кивнул головой и Ли Джей Стейнсон вновь нажал клавишу
паузы. На экране Травис пролетел около метра и уже почти вцепился
в шкуру тигра, но мистер Беннинг что-то очень быстро набрал на
своей скоростной клавиатуре и обмякшее тело Трависа упало на
Землю - туда, где тигр только что терзал бедную девушку.
- Он наш, - коротко отрапортовал присутствующим мистер
Беннинг.
- Боюсь, что еще не совсем, - Ли Джей Стейнсон заметно
волновался, капелька пота проступила у него на лбу, - Дуг, быстро
залазь в его мозги, пока он еще никакой.
Дуг припал к небольшому монитору и быстро задвигал своей
любимой архаичной мышкой. В лаборатории наступила напряженная
тишина, продолжавшаяся минут десять. Через десять минут Дуг тихо
проговорил:
- Последовательность есть. Она совсем как код.
Тишина взорвалась радостными криками, вопросами,
восклицаниями и оживленным движением.


     Вечером того же дня из павильона "Истории" вышел сенсорно-
голографический Травис, сконструированный по принципу,
придуманному опять же Стейнсоном: "если мы можем облепить
человека датчиками и заставить его верить, что окружающая
виртуальность реальна, то почему мы не можем какой-нибудь
движущийся предмет облепить датчиками, направленными не внутрь, а
наружу, и не заставить окружающее верить, что этот виртуальный
объект - реальный человек?".
Через два месяца "История" запустила в действие около
тридцати пробных полей будущего, отвечающих стандарту
исторических полей. Успех их был просто ошеломляющ. Но настоящий
Травис Дин Кларк, заточенный в лабораториях "Истории", уже
никогда не сможет прожить свою жизнь в будущем:


     Дерек Зальпин,
Литературно-Публицистический
Самописец компании "Память" *

     * - Компания "Память" в настоящий момент является основным
конкурентом проекта "История" в области Виртуальных Аттракционов
и Развлечений. В этой молодой, процветающей и чистой - в отличие
от "Истории" - на руку компании (годовой оборот более 2,5
миллиарда долларов США) работают девять энергичных, досконально
знающих свое дело специалистов, готовых выполнить любой заказ
клиента и в посекундно сжатые сроки зацифровать и завиртуалить не
только вселенную, но и электронный импульс человеческого мозга.



Популярность: 8, Last-modified: Fri, 15 Jan 1999 09:30:27 GMT