----------------------------------------
 Copyright 1999 by A. Vetrov
 Email: avetroff@mail.ru
 See also http://chat.ru/~anvetroff/
 Date: 3 Jun 1999
 Date: 6 Jul 1999
-------------------------------------



     Copyright 1999 by Anchor Vetrov



     ... душа - всего лишь способ бытия, всякая душа станет
     твоей, если уловить ее биение и следовать за ним.
     В. Набоков

     Аромат пьяных глаз окружил,
     Озадачил, придумать заставил
     Для чего и зачем ты прожил,
     И кому ты свечу здесь поставил.
     Для чего ты повесился вдруг,
     Для чего этой карты игра,
     Почему заколдованный крут,
     Почему она вновь не пришла.
     Что почем, для кого ты пропел,
     И почто этот пьяный угар,
     И, быть может, не твой все ж удел
     Говорить, что совсем не играл.
     Говорить, что ты только родился,
     Говорить, что совсем здесь впервой
     И чуточек отнюдь раскрошился,
     Покорежен людскою молвой.
     Аромат пьяных глаз окружил,
     И не пьяных, скорее пьянящих,
     Как то жил потихоньку, тужил,
     И во сне лишь ты виделся спящим.
     И во сне лишь покоем лоснился,
     И во сне - аромат пьяных глаз,
     Ты давно ли, мальчишка, кружился,
     Ты - давно, ну а я-здесь, сейчас.
       07. 02. 99

     Одинокий печальный аккорд,
     Капля воды из глаз,
     Последний листочек как вор
     Затаился в ветвях про запас,
     Продолжайте, друзья мои, петь,
     Пуще, пуще танцуй же, подруга,
     Все равно тебя так не хотеть,
     И не льсти - у тебя это грубо,
     Ты полу стоном не дыши,
     Зовя губами мое тело,
     Уйди же, слышишь, не ищи
     Ты то, что так давно отпело,
     Что откружилось, отсмеялось,
     Что облетело - и без почек,
     И все, что от него осталось -
     Лишь воришка, последний
     листочек..

     весенней незнакомке
     Глупый поезд. Какая-то станция;
     Ты в него безмятежно вцвела,
     Не видались с тобой, не лобзались,
     Но отныне со мной ты всегда.
     Живый говор, и зубы - зайчиком,
     Старичок пытливо вникает,
     Волос вьется девичьим бантиком,
     Радость детства мою ласкает.
     Душно. Яблоку негде влезть,
     Отдыхает кто-то, читает;
     Ты оставишь здесь синь небес,
     Твои пальцы ведь ею сияют?..
     Спасибо за радость о лете,
     Я измучился в ожидании;
     Извините.Я. просто Ветровъ
     Спасибо,Весна,до свидания..



     Нежность знает печаль,
     Страсть обожает измену,
     Забиться в холодную шваль,
     Чтоб растоптали первым.
     Легколетные милые чувства
     Венчальные кольца куют,
     Чтобы в диком припадке безумства
     Тихо ждать блаженных минут,
     Своей всеобъемлющей воле
     Хохоча показать оскал,
     Свернуться V плакать море,
     Улыбаться тому, как ОН дал !



     Мертвая петля
     Из червонной нити,
     Одурман-трава:
     Волосом обвитый.
     Запахом желанья,
     Недождливым сном,
     Глубиной лобзанья
     Расскажи о нем.
     О мостах горящих -
     Службе "ноль один",
     Горизонтах спящих,
     Кто и как любим.
     В мути поцелуя,
     Сладкой залюбовной
     Мы несемся пулей,
     Разбивая ноги.
     Мертвая петля
     Из суровой нити,
     Что не для себя,
     Все же берегите?

     Ты знаешь, мы не так давно
     На этом свете уж знакомы,
     Но мне, наверно, все равно
     И полыхаю я любовью.
     Мне наплевать, что очень часто
     Я не могу побыть в тепле,
     Но что же может быть ужасней
     Случайно не попасть к тебе.
     Случайно опоздал на встречу,
     Случайно в думах обо всем,
     И все убийственней и крепче
     Мой, той же мысли, ревный ком.
     И все ревнивее и строже
     Соленость мужеской слезы,
     Она, наверно, тоже, тоже
     Все не поймет, о чем же мы.
     О чем в безмолвии с тобой
     Так весело ведем беседу,
     И отчего в лице покой,
     А после - обращенья к небу.
     К чему заботы, слезы - море,
     Лишь мысли, шепот и... ни слова
     Ты знаешь, мы не так давно
     Но мне совсем не все равно!
     январь 99



     Я не забуду, как ты разлюбила,
     Как выстрел облаками в синь небес,
     Казались тучами, затмившими светило,
     Но нет дождя: всего туман-навес.
     Остаться гордой независимой хотела,
     Чистой, как перед ночью простыня,
     И говорила, дескать, дела нет до тела,
     Прощенья не желала от меня...
     В каких-то странах есть обычай:
     Как новый год, так мебель вон, в окно,
     И образ жизни новый лишь сулит добычей
     Стать, бросают то, что устарело, отжило...
     Я не виню - любила, разлюбила;
     Что ж не понять - ведь жизни соль,
     Но знаешь, милая забытая, белила
     Не стоит путать с молоком.

     Нервный тик часов,
     Зеленая глубь бутыли,
     Выпьем, дружище, без слов,
     Чтоб нас не скоро.
     С слезы вдовьи на камни
     Могильной ограды, скамьи
     Они без конца бы роняли -
     Не слюбимся больше мы..,

     Снова вечер, и снова один,
     Я иду босиком мимо ярких витрин,
     Весь в грязи, в голове лишь песок,
     Я сегодня один, я так одинок.
     Ветер мимо проносит тени прохожих,
     На тебя ни одна среди них не похожа,
     Я плетусь еле-еле, спотыкаюсь и плачу,
     Потерял проездной, и все деньги потрачены.
     Ветер воет, орет и рвет мне рубаху,
     Повернусь я спиной - пошел бы ты на х..
     Из толпы на меня кто-то смотрит в упор:
     "Ну, что же ты так ?" - только слышен укор.
     Вот и все, дописан мой стих,
     Может быть, кто-то скажет: ^ох, он и псих
     Ну, да ладно, горячего чаю,
     И тихонько о нас я часок помечтаю...
      1 9 9 7



     Пурга в заросших дебрях мысли,
     Помятый франт; поник сюртук
     Ты начерти в небесной выси
     Как синхроничен сердца стук.
     Зимы поспешная потеха
     Все норовит, что недотрога,
     При каждом шаге злиться смехом
     По этой ебаной дороге...
     Дорога, не тропинка, тракт -
     В сандалях поступь так легка;
     Азарт страстей, любовный акт,
     Но, черт возьми: зима, пурга
      15. 03, 99



     Любовный треугольник -
     Извечная проблема,
     Боишься опоздать,
     Ног не приходишь первым.
     Боишься улыбнуться,
     Боишься зареветь,
     Губами прикоснуться -
     Боишься улететь.
     Любовный треугольник -
     Фигура для безумства,
     Любовный треугольник,
     Как клин, забитый в чувства
     Фигура без начала,
     Фигура без конца,
     И все, о чем мечтали -
     Лишь линии черта.
     И все, о чем томилась,
     И все, чего ждала,
     Проклятая фигура
     Случайно вобрала.



     Серый снег на розовой земле
     Покрывал прочтенные мимозы.
     Ты была счастливой от людей,
     Ты вовек не оброняла слезы.
     Ты томилась нежностью в печали,
     Как печатью целовала губы,
     Чтоб молчали влагой, не кричали,
     Чтоб случайно не увидеть зубы.
     От него ждала, как прежде, розы,
     Чтоб брезгливо морщась, отшвырнуть-Вдруг весны мимозы, желтые мимозы,
     Их прочтенный аромат уж не вернуть.

     Ты меня еще не забыла? -
     Он спросил, и холодной слезы,
     Как проклятьем любовного тыла,
     Начертил тонкий след полосы
     Он стоял и не ждал"
     Просто так, от разлуки
     Поседел головой
     Дребезжали чуть руки.
     Он не ждал, не гадал,
     И надежда простыла,
     Или кто-го сломал,
     Или где-то носило.
     Я ничуть не ослаб!
     -Все крепился мужчина -
     И я - чувствам не раб,
     Я! ...чертовщина...
     Чертовщина была
     Невысокого роста,
     Но, как лебедь плыла -
     Ну, походка, все просто.
     А глаза чертовщины -
     Ну, не голубь, не зелень,
     Просто светик лучины,
     Что веков режет темень.




     Ну а руки, а дивной поступи голос,
     Губи, ноги, а волос,
     И безумием страшен стан,
     Где найти в чертовщине изъян?
     Впрочем, что за слова чертовщина',
     Ангел внешне и ангел внутри,
     Но и все же пучина, пучина...
     Что любуешься? а ну не смотри!
     Ну а он все стоял -
     Ты меня не забыла?!
     Вот о чем не гадал,
     Что она все ж любила...
     Ты меня еще не забыла...



     Алым серебром горит закат,
     Тишина дала обет хранить
     Все, что между нами, и в сто крат
     Дольше б мне с тобою говорить...
     Видишь томное дыхание реки'
     Скоро осень все испепелит;
     Да, закат, и лги ему, не лги,
     Алым серебром он все ж горит.
     Что так плачет соловей о лете,
     Он за солнцем, ведь, всю жизнь в дороге,
     Тишина, ты будь верна обету -
     Мы сегодня лжем стыдливо, много.
     Мы сегодня говорим, "погода
     Так чудна была и хороша,
     Мы ее желали страстно долго...
     Канула в ушедшие лета
     Мы сегодня говорим о лете,
     А закат смеется алым серебром.
     Волос, утонувший в рваном свете...
     Отлюбившие глаза меня пронзят теплом.
     Руки, поцелуем кои метил...
     Кожа - ни морщинки, все белым-бело..
     Эх, закат, малиновое поле,
     Ведь не в первый раз я от тебя чумной,
     Все же горько, хотя, что за горе,
     Ведь люблю не только летнею порой.



     Это сладкое слово - дом,
     нет краше его на свете,
     любимая девушка в нем,
     Сад, яблони в цвете...
     лунные ночи не спать
     какой же может быть сон,
     всю ночь напролет болтать,
     под утро - пить кофе в дом...
     Очнувшись в постели мягкой,
     не встать, чтоб ее не будить,
     не скрипнуть случайно кроватью,
     А, просто, тихонько курить...
      1996

     Запах любимого тела,
     Двое - последний раз,
     Много от жизни хотели,
     Но выбор, увы, не в нас...
     Руки тянутся - больно;
     Мир нам душен; из глаз
     Слезы катятся вольно:
     Остановите нас!
     Это последний вечер,
     Это - впервые '" люблю",
     Люди! Зажгите свечи -
     Я от сердца бегу...
     Хоть прошел я по краю --Тронул басовые струны,
     Каждый сон тебя я ласкаю,
     Гасните! Гасните, луны...
     Что же мы наделали -
     Гулкий подъезд: шаги,
     Предательски в зад парабеллумы
     Чувства... Боже, слова немы



     Спички ломаются легко,
     Горят, не оставив угля..
     Господи! Что же это?
     Указанный путь указателем?
     Звук заунывный минета?
     Или просто посыл к такой матери?
     Ну, почему же, ведь, любим...
     Как же,... что.. О Боже!..
     Дуйте! Дуйте - горит,,
     Разжечь; потушить бегите,
     Болит, Боже... Болит!!!
     Развенчайте.. любить!!!



     я  - без имени и без сердща
     в этом городе черных роз,
     я - каменная статуэтка
     С прозрачным алмазом слез.
     Сотни раз меня покупали
     и сдавали в ломбард сто раз,
     меня многие в руки брали,
     но никто не любил моих глаз.
     мягким, теплым, пушистым зверьком
     Я бы стал на твоей подушке-
     любимой  игрушкой,
     сынком...
      1996

     Лживые уста слагали песню
     О дарах зимы, /любви подруг,
     В душу, милые друзья, не лезьте,
     Милые друзья ~ дыханье лживых губ.
     Одурачьте, холодом облейте,
     Бейте тихо, нежно и смертельно,
     Но зимой мне душу, милые, не грейте,
     Не хочу писать я, что любовь постельна.
     Не хочу сопливиться, что все,
     Всем и вся, всем одного,
     Не любя, отчасти, ворошить белье,
     Столько раз тебе прощал его.
     Не хочу писать я, что любовь постельна,
     Но все больше этим проникаюсь;
     Я мечтаю, образ все лелею:
     Нахожу и... снова ошибаюсь.

     Веселая птица
     Кристальной крови
     Опаске разбиться
     Вскричала "уйди".
     Немного туманен
     Над ней небосвод,
     Но слишком уж пьянен
     Свободы полет.
     Свободная птица;
     Фантазии плеть,
     Не бойся разбиться,
     А золота клеть,
     Летящая птаха -
     Подрезаны крылья;
     11 ветер злой влагой
     Влюблен в неземные
     Мечты и страданья,
     Ножовые вены,
     В петле зависанье,
     Биенье об стены...




     Веселая птица -
     Усталость ходьбы;
     И капля с ресницы,
     Слова- все мольбы,
     Мольбы и стенанья
     На ласковость жерди,
     Дверей запиранье,
     Пшеном закормленье...
     Но пленная птица
     Жирком прилоснится,
     Поближе- поближе
     К земной нашей тверди
     Терпи вновь, терпи же
     Ты фраз повторенье...
     февраль 1999

     Дивный сад несбыточных надежд,
     По нему пройтись мне начертали,
     Не подняться выше тех невежд,
     Ввысь, как в воду камни что бросали
     Горячий пот на кафельные плиты -
     Черно-белые квадраты - шах и мат,
     Капли так зализаны, замыты,
     Что невинности б возглавили парад.
     И в сливном бачке судьбы таится
     Белый пух распахнутой души -
     Хрупок, мягок и. как булочка крошится;
     Тише, милая, не дуй - дыши.
      12. 03. 99




     Независимо летящий,
     Как из сказки оперенье,
     И увиденно таращит
     На связавшие ременья.
     Что-то в голову не бьется,
     Что за ступор -- ведь полет,
     И чего, дружок, неймется,
     Не дает или берет?..
     Февраль 1999



     Печалит знание о глубине озер -
     Ведь не удастся опытному глазу
     Поймать свечение, что распростер
     Упавший случаем на дно кусок алмаза.
     О, были времена, когда на милой шее
     В оправе золота любил блеснуть,
     Хвастнуться, что всегда при деле;
     Да, тех деньков давно уж не вернуть...
     Но скуки мир беднягу все глодал -
     Мила та шея, нелюбима.
     И от любезного коралла вдруг прознал:
     Живет жемчужина красы неумалимой.
     В сыром, суровом климате томится
     На дне? в бесчестном окруженье,
     Надежду вить уже давно боится,
     Что он придет - ее спасенье.
     Забыв блистанье, опечалив свет,
     Безумный кинулся страдание искать
     Любовь; в озерах ее нет -
     Но в океане; не знал, ну что сказать.

     Мелодия цвета
     Любимых глазенок -
     Конечного лета
     Нежданный ребенок,
     Невинность рассказа,
     Немного кокетства -
     Забытым показом
     Помятого детства.
     Наивность в ладони,
     Достоинства шарм
     Любимейшей боли
     Обрушит обвал.
     В желании страстна,
     В долгу, ох, тверда,
     Как, Боже, прекрасно
     Любить до бела!
     Любить до поры,
     Когда в вечность вплеснемся,
     И любовь за миры
     Ради нас улыбнется...


     Когда случайно осень любви
     Заглянет на наш огонек,
     Ты постой, и меня не зови,
     Я расслаблен, видишь, истек.
     Не кляни и не думай дурного,
     Я любил, и люблю, и любим,
     Но вот, жаль не тебя, не тобою,
     II не думай, не ею не им.
     Не себя обожаю, не деньги,
     II любовь моя где-то грешна,
     Позабуду за всех эти бредни,
     Мне любовь отлюбить бы до дна!


     Диким хохотом в непроглядной чаще
     Коленные признания в любви
     Скрип зубов в посгельном распашье
     Высота над землей - на приборах нули.
     Расслаблены мышцы лица,
     Чтоб не строились больше улыбки,
     Чтоб внутри не таить подлеца,
     Для которого ты стала пыткой,
     Ты меня отчего-то стыдилась,
     В потном воздухе - лишь ладонь,
     Тень средь огня веселилась,
     Лишь рассказывал я про боль.
     Ты заметила - я весь в веселье,
     Для меня суицид - лишь пустяк,
     И не спрячусь в монашеской келье ~
     Не суди, поэтов судят не так!

     .. другу Владику
     Привет, сегодня весна.
     Пойдем прогуляться по парку,
     Так мило, так парко, так жарко.
     Привет, сегодня весна.
     Сегодня - не то, что вчера,
     Сегодня ты в легких ботинках,
     Не смотришь на фотокартинки
     Вчерашнего дня, ведь вчера
     Вчера, как зима, позади;
     Асфальт унесет тебя в дали
     Надежд: отоспались, воспряли
     Как первый подснежник, гляди!
     Пойдем прогуляться по парку,
     Да брось эту шапку, пошли,
     В ветвях оголтелые галки
     Галдят, мол, люби их, люби.
     А хочешь, тебе расскажу,
     Что эта зима натворила,
     Вскружила меня, захладила,
     Сказала, тебя накажу...
     Впрочем, уж все позади,
     Сегодня так льстится весна,
     Прохладна еще, но нежна;
     Одна лишь зиминка в груди.
     Одна лишь зиминка в груди
     Зимует; так звонко, так зябко..
     Весною ее не топи
     Пускай остается, малявка
     Вокруг. ведь. весна..



     Нежные плечи, ласка;
     Любви говорок - о нас,
     Печальные фразы - указка
     В пронзенные карты глаз.
     Обида страданного чувства,
     Горечь черна пеленой,
     Улыбки - бездна ублюдства;
     Что мне поделать с тобой..
     Так горд я за раны шрам,
     Люблю мазохизма визг -Невзначай в ностальгии бал
     У кромки, украдкой проник.
     Раскрыть, распахнуть бы дверь,
     Летите, вбирая нектары,
     Ползите в свою колыбель,
     Займите угол в амбаре.
     Тихо. На шрамы - сахар;
     Поступь весны от межи,
     Кого бы так слышно на х..
     Послать... мне все до п... ы!
     Стебель порочного корня,
     Любовь... что любовь, где любовь?!
     Безутрого чувства нагорье
     Сжинает вновь чью-то боль.

     Нашей разлуки пыльца -
     Якорь в моих ветрах,
     Ветровые эти чресла
     Повеки в твоих портах.
     Ты - мой зимний подарок,
     Весенняя ты моя боль
     От жгучих, горячих проталин
     В сердечке, сыгравшем роль.
     Каждую ночь мой ветер
     Слезится, так рвется к тебе,
     И наплевать, что в свете
     К другой совершенно звезде
     Правит ветровый компас -Якорная цепь длинней;
     Остановите баркас!
     Уж рвется, да... быть беде.

     Уходишь? Что ж я понимаю,
     Я знал, что счастье лишь на час,
     Мольбами больше не взвываю,
     И я, увы - любви не Спас.
     Как ни старался я словиться,
     Но доказать тебе не смог,
     Что было суждено влюбиться,
     Что ты - надежда, он дал, Бог.
     Что ты - последнийший мой шанс
     Добиться веры, что любовь,
     Любовь порывом мира движет мира
     крас,
     И что она святые узы готова вновь
     сплести и вновь.
     Но, уходишь... что тогда до них -
     Вместо сердца - пламенный мотор,
     И гоняет воздух в душах их пустых,
     Им равно - и Божия любовь и морали
     язвенный укор.
     Уходишь... я не плачу, нет же,
     Простираю белый саван мглы
     На размышленья, чувства, и все реже
     Придет на ум просить - люби.
     Уходишь... ты, все та же незнакомка
     Нетронутой росы, печальной красоты
     Гармония... уходишь, ну постой же
     только
     Последний поцелуй... вот, стих... иди...
      26. 01. 99



     Моя любовь - заплаканная нива,
     Волной гуляет в небесах;
     Старалась: счастие дарила,
     Но уходила снова в синяках.
     Моя любовь - озимые поля,
     Под сердцем жизнь в морозы выносили,
     Так чаяли, так ждали, так просили
     Поглубже снег, затем стакан тепла.
     Моя любовь - роскошные луга,
     Так ненасытна, вольна и строга;
     Топчите, милые, и ешьте, наслаждайтесь,
     Но оставайтесь, я прошу вас, оставайтесь..
     Моя любовь - дремучее болото,
     Моя любовь - топографический обман,
     Моя любовь - силки из идиота,
     Моя любовь... вернее мой дурман.





     Отчего так люблю я тебя,
     Ведь с другим ты помазана миром.
     Простынь памяти вновь полоща,
     Ототру, что ты так забелила,
     Чтобы спрятать от общего ока;
     Ототру и запрячу в себя...
     Отчего же сегодня так плохо?!
     Отчего так люблю я тебя?..

     Ты знаешь, я столько раз тебе уже писал во сне. Пил
     жадный дождь этого проклятого вещества, под назва-
     нием "слезы". Делил помятые розы на могиле своего
     чувства; лучшие - тебе. Лез на стену недостроенного
     дома, прикалывал недосаженные березы. Светлячок,
     пролетевший так близко, что я, было, пошатнулся, да и
     вовсе осел, не смотря; на что-то мягкое, теплое, (нет, не
     то, что приходит на ум сразу) не шелохнулся, не
     взвизгнул ни один нерв ее, этой самой, как-то на Л...
     Наше расставание не окончилось ни доминантой, ни
     тоникой - зависло где-то посреди октавы, вероятно, та-
     кой и ноты нет, просто новый звук, звук безмолвства и
     идиотской улыбки (с фото от Коники) - ощущение ожи-
     дания вылетания, песнопения и порхания птахи -ПТИЧКА!! ! Лови ее, держи, ну же, а, сука, улетела - не
     везет... Как же ее, блин, как-то на Л... впрочем, потом
     вспомню, если важно... Опускается, завязывает, одева-
     ется, целует, открывает, машет, идет... Уходит после
     того, что запечатает в настольную книгу памяти, уез-
     жает, чтобы вернуться, когда снимок уже сделан... пе-
     реломов нет, только растяжение... ума по плоскостям
     декартовых координат: лишнее отрезали; но в человеке
     нет ничего лишнего? Взять хотя бы эту на Л... А что же
     наш светлячок, бедняга, тоже ушибся? Лети - выздо-
     равливай, отправляйся к братьям... божья коровка, по-
     лети на небко... что же такое, на Л... Костюм был ни-
     чего, но на люди не выйдешь, бери - перекраивай.
     Возьмите, так ведь, на халяву, модный - La... Lu.. Le...
     А может, ты подаришь мне чуток своего леденящего
     ветерка, который так и норовит выбить эту проклятую
     влагу (я не плачу - просто ветер) и покопаться, поворошить, будто он хозяин, безумные мысли. Я положу его в
     свой пустой карман поэтического счастья, и скажу кон-
     дуктору, что уже обилечен - у меня пожизненный про-
     ездной в чемодан памяти и сумятицу весенних бессо-ниц И вообще, странная штука эта на Д,



     Полна пехоты слез и оргастичных конниц
     Скрипучие качели последнего вечера будут теперь,
     словно метроном, отбивать ритм, по которому мне жить
     Туда - сюда, сюда - туда, вверх - вниз, никогда не лю-
     бил их, уж лучше карусель - кружить, кружить, пока не
     стошнит, или просто не надоест, или не позовет мама, как
     это бывало в детстве, ах мама, если бы ты знала, что со
     мною приключилось, что со мною стало.
     Д. - это гурьба навязчивых сублимированных "аллите-
     раций" и целое стадо полуночных поэтических мастурбаций..
     Я погряз в противоречивости собственных же призна-
     ний себе самому, в глупости своего серого вещества
     Утонул, нет, тону в неисчерпаемости того, что я создал,
     и что будет жить рядом, не найдя своего близнеца в рядах
     базара жизни. Я буду всегда обожать, и боготворить мою
     ЛЮБОВЬ. Большая часть, которой состоит из тебя, мое
     пугливое солнышко, да...
     И простите - я преклоняюсь пред тем, чье существова-
     ние научно не доказано, чего попросту нет - ЛЮБОВЬ.
     Я люблю рисунок моей боли. Мой фантом..

      27.03-30.03. 99






Из пустоты умирающей пачки,
Сигарета последняя - в дым
Ну, жокей, сегодня на скачки,
Работа есть, быть молодым.

Столб версты прерывает взлет
Провода внешней связи
Он к лицу тебе так идет,
Галстук "испанской" вязи.

Скачки вновь по трамвайной рельсе,
И огни светофорных радуг
Запекут глаз до боли, до рези -
Путь в сегодня так ярок, так краток...



В окне - тает теплом свеча,
В огне - она так горяча,
Далеко - не тронуть ее рукой,
Так легко - и воск рекой.

Смотри - ее почти уже нет,
Спаси - чуть оставшийся след,
Беги - ты накрыть ее,
Не ври - что она не с тобой.

Вином - на нее случайно,
Упоен - и она замолчала,
Простой - электрический свет,
Постой - где же мольберт?

Акварель - рисовать ее смерть,
Пастель - ее больше нет,
Гуашь - а ведь так любил,
Карандаш - тает свеча... не забыл ?!
     ***
Ты сказала мне - я чудо,
И прикрыла одеялом
След сугробный зимней стужи,
А еще ты рассказала,

Проплыла дурная слава,
Нет не дальней стороною,
И сто лет ее б не звали,
И махнули бы рукою.

И безгубно, очеглазно
Все доверила секреты,
Хотя, может показалось -
Вой лишь ветра,
Плач лишь вербы...

Что ж еще поэту надо,
Просто быть немного чудом,
С голубой каемкой блюдом,
Зарисовкой быть, этюдом,
Пить флюиды, нежить взгляды,
Что ж еще поэту надо,
Чтоб влюбиться и забыться ,
И любимой обвязавшись,
Веселиться и топиться,
С бурунами побратавшись...

Ты сказала мне - я чудо,
Может так, но все ж реален.


В гербарии увядший лепесток,
Так нежны его заклятия,
Так вольтажен его милый ток,
Так сердечен тон распятия.

И, хотя бы, на минуточку
Стать немножечко поэтом,
Под веселую рифмы дудочку
Рассказать о прошедшем лете.

И порхнуть разносветной бабочкой
В светастый цвет радуги,
И назвать любимую лапочкой,
И лизнуть в губы-патоку.

Схоронить светофоры, трамваи,
Вонь городской психоделики,
Расставаний зимних, вcтречаний,
И соленые сердца песенки.

И босому за руку с нею,
Вдоль по зеленoму озеру
Запускать бумажного змея,
Глазея на облак просеки.

И найти потаенный цветок,
Немного с разводами лунными...
Гербарий: сухой лепесток,
Полон твоих поцелуев.



Белая рука
      на белом подоконнике,
В следах от белых слез
      о чувстве - о покойнике.

Белой занавески
Чуть тронутый квадрат,
Размыты и нерезки
Огни белых лампад.

Ужин белый-белый
Исходит белым паром,
Хоть был такой несмелый,
Но все же как-то рядом.

Он строил белый замок
Из белой пены моря,
Из голоса прибоя,
И из песка, что мягок...

Смуглая рука
     на сером подоконнике,
В следах от желтых слез
     о чувстве, о покойнике.
  * * *
Дождик весенний лизнет тебе щеку,
Погладит слегка по живому сатину,
Скоро уж полночь, и лунная долька
В оправе тебя метит тьмы середину.

Табак и черемуха в воздухе вислом
Вновь пишут письмо тебе за меня,
Тень города соком, чуть сладким, чуть кислым
Рисует на нем на, полях, якоря.

Рисуют и пишут, а я вспоминаю:
Сказала - выходит все легко и просто;
Да легко люблю и легко я страдаю,
И стих мой выходит все больше неброским.

И лунная долька и тьмы середина -
Легки для меня, легки, легковесны!
Нет...просто до ночи на гвоздик повесил
Былое - дни легче терпимы.
 x x x

Давайте все вместе на Дон,
Купаться, в шутку топиться,
Рыться, в песке копошиться,
Мы берег весельем зальем.

А то - заберемся в лодку,
Вези нас, мохнатое судно,
Нырки, брызги, пена - шумно;
И завтра б такую погодку...

Вечер, луна прилоснилась,
Украдкой зевнула на ветви сова,
Стукнуло,треснуло, всшевелилось,
Вышло из предзакатного сна.

Тебе хочется спать - ни капельки,
Выпьем еще по одной,
Наш костерочек, паинька,
В гитаре - седьмой струной.

Эй, а помните эту,
Про небо, про песни, про нас,
Про то, что на белом свете
Такие минуты - Парнас.

Про тех, что уютно ежась,
Прильнули к костру, да и к нам,
Про ласковость нежной кожи,
От которой тепло так губам...

Да, конечно, поем же - ну!..
Еще б капель двадцать где-то,
Да еще бы дождаться лета,
И к чертям такую зиму...
* * *
Обзвезденное небо
Обливает нас ночью,
Разведи ее белым,
Ты побудь моей дочью.

Ты умылась закатом
И прошла по тропе
Моих дерзких желаний
Раствориться в тебе.

Обзвезденное небо
Разговор студит тишью
Разведи ее смехом,
Стань моею малышкой.


.       * * *
Я опускаюсь все ниже, и ниже,
Чтобы быть с тобою нам ближе,
Пью блевотный я самогон,
Новой игры чтоб начать наш кон.

Ты не расскажешь про сумрак прошлого,
Я промолочу про день настоящего,
Молчи, солнце, не хочу я пошлого,
Нервы и мозг мои бороздящего.

Стой, оставь на потом
Рассказ долгий, для меня несладкий,
Полон он мартовских котов,
На пьяных весенних кошек падких.

Спи, пока я пишу,
Изрыгаясь, о чем наболело,
Я люблю и пока дышу,
Чувствуя рядом тело.

Я цвету по весне и впрок
Запасаюсь лунным отсветом;
До осени б только смог
Запомнить летние проседи.

Спи, пока я пишу,
Мастурбируя на бумаге,
Близясь к райскому шалашу,
Расставляя вокруг наши флаги.

Я - поэт, и я все пойму,
И расширенный зев влагалища,
И сокрытый в молитве рот,
И запрятанную руку товарища.

Я пою, пространяя угар
Четкой любви и некогда
Просмотреть отраженья зеркал,
Образы наши терпкие...

Дым закуренной папиросы
Подопрет тошноту ко рвоте,
Прости, опускаюсь все ниже,
Чтобы к нашему миру быть ближе.




                 Косарь, падший ангел
                 Мелочевкой тысячной,
                 Из подол-кармана,
                 Да в пазуху-залысину.

                 Разлюби-малина,
                 Раскоси-трава,
                 Барышня любила,
                 Барышня права.

                 Косарь, падший ангел,
                 Размахнись рука,
                 Сущий первый бабник,
                 Шельма от вина.

                 Разлюби, малина,
                 Посудачь, мужлан,
                 Солнце натворило
                 Полный бед амбар.

                 Косарь - лучший бес,
                 Рубаха потом блещет,
                 Бес - знаменья крест,
                 Барышня - сон вещий.




           Не спеши, давай поговорим,
           Как живешь? Как муж? Как дети?
           И каким теперь ты из мерил
           Судишь жизнь, любовные победы?

           Как теперь на зимы смотришь,
           Холод губ и расставанье рук,
           Помнишь, и брезгливо носик морщишь?
           Или тяжек памятливый пуд?

           Как теперь читаются те строки -
           Ожерелья, цепи, серьги, макияж,
           В них тонули незачатые пороки,
           В них я лил очередную блажь.

           Или вовсе не читаются, и просто
           Ими в дачном доме позалеплены от солнца
           Мухами засиженные окна -
           Желтым тают, но от света, гордо!

           Как живешь, давай поговорим...
                     Впрочем... лучше уходи.


             Из мира - в мир,
                    из города в город,
             Там ты,
                  а здесь душевный голод и холод.

             И сны
                    от земли и мечты:
             Ты
                    украшаешь снега травой

             И сны
                    пахнут весной
             Абрикосовым цветов и яблоней,
                    и летнеющем деревом,

             И реки берегом
                    аромируют.




           Я опускаюсь все ниже, и ниже,
           Чтобы быть с тобою нам ближе,
           Пью блевотный я самогон,
           Новой игры чтоб начать наш кон.

           Ты не расскажешь про сумрак прошлого,
           Я промолочу про день настоящего,
           Молчи, солнце, не хочу я пошлого,
           Нервы и мозг мои бороздящего.

           Стой, оставь на потом
           Рассказ долгий, для меня несладкий,
           Полон он мартовских котов,
           На пьяных весенних кошек падких.


           Спи, пока я пишу,
           Изрыгаясь, о чем наболело,
           Я люблю и пока дышу,
           Чувствуя рядом тело.

           Я цвету по весне и впрок
           Запасаюсь лунным отсветом;
           До осени б только смог
           Запомнить летние проседи.

           Спи, пока я пишу,
           Мастурбируя на бумаге,
           Близясь к райскому шалашу,
           Расставляя вокруг наши флаги.

           Я - поэт, и я все пойму,
           И расширенный зев влагалища,
           И сокрытый в молитве рот,
           И запрятанную руку товарища.

           Я пою, пространяя угар
           Четкой любви и некогда
           Просмотреть отраженья зеркал,
           Образы наши терпкие...

           Дым закуренной папиросы
           Подопрет тошноту ко рвоте,
           Прости, опускаюсь все ниже,
           Чтобы к нашему миру быть ближе.




         Простая, но безудержная кротость,
         И простен лик, судьба немиловидна,
         Душа, не затеняющая робость,
         И малость самая обиды.

         Проста рука, застывшая в ваяньи
         Ласки, слезы так просты,
         Щемящее сердечко обаянье
         Глаз, сжигающих мосты.

         И просто вечер, просто я влюблен,
         Клонится на обоях дремный клен,
         Накурено и смрадно - просто...

         Я вызверяюсь алчностью любви!..
         Простое чувство, и просты мольбы,
         Вот так живем мы - по небесным ГОСТам




* * *

Сначала говорю - люблю,
Затем - целую, обнимаю,
Я разжигаюсь, зацветаю...
Сначала говорю - люблю.




Осыпались звезды
С моего поднебесья,
И не пламень, не лед,
И не Бог, и не бес я.

* * *

Твой запах на листе бумаги,
Я затеял с ним разговор,
Я придумал с тобою нам флаги,
Незатейлив на них узор.

Я придумал с тобою нам песню,
Нет в ней слов, и нет нот,
В ней - два сердца всего лишь, вместе -
Средь плакучей реки - наш плот.

Я придумал с тобою нам мир,
Из невечных, но не из малых,
Я придумал с тобою нам жизнь,
И она - лишь твой запах.


           Солнце ласкает города грудь,
           Ниже по телу вымеряя свой путь,
           Город завис на ступени оргазма,
           Дышит истомой, парит цитоплазмой.



           В окантовке любимых глаз
           Пляшут чертики, и нет дела
                               нам до скуки,
           В который раз
           Судьбы ноты плюют в нас звуки.




В сон - кануть. Чтобы чуть охлажденная мысль пошла плясать "Камаринского"
по дымкости завтрашнего безрассудства Чтобы стихоплетная ночь прикоснулась
ко мне твоими губами и оставила у подушки от тебя весточку - мои рифмованные
вздохи, в черных чернилах. Теплая луна оставит загар леденящей лунности на
линолеуме подле кровати, чтобы поутру ступить на него заспанными подошвами...
Но утро несется охающим товарняком, оно в пути...Пока... в сон - кануть.
Какие-то оборванцы подобрали мороженое на тротуаре, пальцы в жирноватой
песочно-молочной жиже. И мне! А мне! Сладкое противное и грязное мороженое.
Оборванцы... Нет не то! Где же моя любовь? Что вы мне тут показываете?!
В сон - кануть. Потные волосатые ноги: нестриженые табачные ногти лезут
в тапочки с забавными полосатыми бубончиками...Эй, это мои! В сон - ка-нуть.
Рука на дрожащей млеющей коже. Туман. Ограда кладбища. Сумасшедший байкер на
миг вырывает, желтым из черного, силуэты. Вечер...Эй, это же мой. В сон -
кануть...Утро, где же ты, ми-лое?! На каких дальних перегонах стрекочешь
 колесами...Я не могу без нее!




Отчего так люблю я тебя,
Ведь с другим ты помазана миром
Простынь памяти вновь полоща,
Ототру, что ты так забелила,
Чтобы спрятать от общего ока;
Ототру и поглубже в себя...
Отчего же сегодня так плохо?!
Отчего так люблю я тебя?..


Привет, сегодня весна,
Пойдем прогуляться по парку,
Так мило, так парко, так жарко,
Привет сегодня весна.

Сегодня не то, что вчера,
Сегодня ты в легких ботинках,
Не смотришь на фотокартинки
Вчерашнего дня, ведь вчера,

Вчера, как зима, позади;
Асфальт унесет тебя в дали
Надежд: отоспались, воспряли
Как первый подснежник гляди!

Пойдем прогуляться по парку,
Да брось эту шапку, пошли,
В ветвях оголтелые галки
Галдят, мол, люби их, люби.

А, хочешь, тебе расскажу,
Что эта зима натворила,
Вскружила меня захладила,
Сказала тебя накажу...

Впрочем, уж все позади,
Сегодня так льстится весна,
Прохладна еще, но нежна;
Одна лишь зиминка в груди.

Одна лишь зиминка в груди
Зимует; так звонко, так зябко...
Весною ее не топи,

пускай остается, малявка.




Моя любовь - заплаканная нива,
волной гуляет в небесах;
старалась, счастие дарила,
но уходила снова в синяках.

Моя любовь - озимые поля,
под сердцем жизнь в морозы выносили
так чаяли, так ждали, так просили
поглубже снег, затем стакан тепла.

Моя любовь - роскошные луга,
так ненасытна, вольна и строга;
топчите, милые, и ешьте, наслаждайтесь,
но оставайтесь, я прошу вас, оставайтесь...

Моя любовь - дремучее болото,
Моя любовь - топографический обман,
Моя любовь - силки из идиота,
Моя любовь, вернее мой дурман.


Обзвезденное небо
Обливает нас ночью,
Разведи ее белым,
Ты побудь моей дочью.

Ты умылась закатом
И прошла по тропе
Моих дерзких желаний
Раствориться в тебе.

Обзвезденное небо
Разговор студит тишью
Разведи ее смехом,
Стань моею малышкой.





Алым серебром горит закат,
Тишина дала обет хранить
Все, что между нами; и в сто крат
Дольше б мне с тобою говорить...

Видишь томное дыхание реки:
Скоро осень все испепелит;
Да, закат, и лги ему не лги,
Алым серебром он все ж горит.

Что так плачет соловей о лете,
Он за солнцем ведь всю жизнь в дороге;
Тишина, ты будь верна обету -
Мы сегодня лжем стыдливо, много.

Мы сегодня говорим: "погода
Так чудна была и хороша,
Мы ее желали стастно, долго...
Канула в ушедшие лета."

Мы сегодня говорим о лете,
А закат смеется алым серебром.
Волос, утонувший в рваном свете...
Отлюбившие глаза меня пронзят теплом...
Руки, поцелуем кои метил...
Кожа - ни морщинки, все белым-бело...

Эх, закат, "малиновое поле",
Ведь не в первый раз я от тебя чумной,

Все же горько, хотя, что за горе,
Ведь люблю не только летнею порой.



Давайте все вместе на Дон,
Купаться, в шутку топиться,
Рыться, в песке копошиться,
Мы берег весельем зальем.

А то - заберемся в лодку,
Вези нас, мохнатое судно,
Нырки, брызги, пена - шумно;
И завтра б такую погодку...

Вечер, луна прилоснилась,
Украдкой зевнула на ветви сова,
Стукнуло,треснуло, всшевелилось,
Вышло из предзакатного сна.

Тебе хочется спать - ни капельки,
Выпьем еще по одной,
Наш костерочек, паинька,
В гитаре - седьмой струной.

Эй, а помните эту,
Про небо, про песни, про нас,
Про то, что на белом свете
Такие минуты - Парнас.

Про тех, что уютно ежась,
Прильнули к костру, да и к нам,
Про ласковость нежной кожи,
От которой тепло так губам...

Да, конечно, поем же - ну!..
Еще б капель двадцать где-то,
Да еще бы дождаться лета,
И к чертям такую зиму...

--------------------------------------------


COPYRIGHT 1999 by Anchor Vetrov

Популярность: 19, Last-modified: Wed, 07 Jul 1999 05:09:18 GMT