© Copyright Стеквашова Елена, Москва 1995-1996 г.
 Читательские отклики присылайте по
 E-mail Elena@zelbp.msk.ru
---------------------------------------------------------------
 Date: 14 Mar 1997



Протекция, ну и словечко.
Звучит красиво - на деле дрянь.
Невзрачному, пустому человечку
Мы платим незаслуженную дань.

Среди людей бездарностей немало,
Своих силенок им не достает.
Но редко бездарь случай упускала
За счет чужой продвинуться вперед.



Вот опять у последней черты,
Шаг вперед и в преддверии ада
За тобой запылают мосты
И повеет в лицо серным смрадом.

На огне закипает душа
В дикой панике мечутся мысли
Мы врываемся в вечность спеша
От невзгод, что над нами нависли.

Избегая минутной беды,
Мы готовы на вечные муки.
Ты подумай - в том нету нужды,
Жизнь протягивает тебе руки.

Даже если известен конец
И болезни нутро разъедают,
Пусть на стойкость пытает Творец.
"Буду жить," - для себя я решаю.



Нет ни обид, ни огорчений
Достойных сердца твоего,
Душа не ведает сомнений
И не боится ничего.
И непосильный крест страданий
Тебе нести не суждено,
И не грозит тебе закланье,
И страсть не мучает давно.



Чтобы жить хорошо,
Все ты делай с душой.
Без души нет тепла,
Даже жизнь не мила.

Чтобы весело жить
Надо с шуткой дружить.
С шуткой легкой, не злой
Смейся сам над собой.

А свободным чтоб быть
Надо волю любить,
Полной грудью дышать
И другим не мешать.

В бой не рвись,
Но в обиду себя не давай,
В споре правды держись,
Честь свою защищай,

В дружбе верность храни,
И люби до конца,
Даже в лучшие дни,
Помни мать и отца.



Изящной тряпкой глупость не прикроешь,
Она в любом обличьи очевидна,
Она - не грязь, ее водой не смоешь,
Лишь самому глупцу ее не видно.

Тупа и твердолоба в жарком споре,
Победы не отдаст и мудрецу,
Ну а в простом житейском разговоре
Похожа на наивную овцу.

В свою непогрешимость верит свято,
Сквозь жизнь готова напролом идти,
А если ко всему она богата,
Стоять опасно на ее пути.

Лишенная своей разумной воли,
К инструкциям она питает страсть,
И буквой не изменит своей роли,
Беда когда у глупости есть власть.



Мамочка милая, ангел-хранитель мой,
Я у тебя в неоплатном долгу.
Ты подарила мне мир удивительный,
Я лишь любовью ответить могу.
Руки твои - самые нежные,
Ты излучаешь уют и покой,
Рядом с тобой так безмятежно мне,
Хочется к сердцу прижаться щекой.

Знаю ,родная, как нелегко тебе,
Я доставляю массу хлопот.
Все мы когда-то становимся взрослыми,
Думаю с детством это пройдет.
Но и тогда, мамочка милая,
Как бы моя не решилась судьба,
Буду любить тебя с прежнею силою,
Это не просто пустые слова.



Среди мужчин я ничего не стою,
Я нежеланна это очевидно.
В конечном счете все это пустое,
Но все же отчего-то мне обидно.

И кто подскажет в чем моя беда,
Быть может я не слишком уж красива,
Под маской неуместного стыда,
Я не умею быть беспечной и игривой.

Но вы пленясь красою женских глаз,
За прелестью скрывающих пустоты,
Частенько нешлифованный алмаз.
Готовы променять на позолоту.



Мне тебя ни за что не понять.
И не стану я даже пытаться,
Необъятное не объять,
Если хочешь собою остаться.

В нас иные столкнулись миры,
В них различию нету предела,
Ты моей не приемлешь игры,
Мне считаться с тобой надоело.

В ходе этой безумной войны,
Все больнее душевные раны.
За собою не видя вины,
Мы друг друга казним не устанно.

Подрывая основы основ,
Доходя до критической точки,
Каждый внутренне к взрыву готов,
Если б не было сына и дочки.

Ничего нет важней их судьбы.
И приходится с этим считаться,
Я отказываюсь от борьбы
И тебе предлагаю сдаться.



И вот опять попала я впросак,
Никак не справлюсь со своей натурой
Язык - мой самый старый злейший враг,
Порою из меня такую строит дуру.

Казалось бы достаточно ума,
Помалкивай, а то себе дороже,
Потом раскаиваться буду я сама,
Остановись! Но все же, все же, все же...

Будь трижды проклят мой несносный нрав,
В который раз своей рискую шкурой,
И все законы логики поправ,
В очередную лезу авантюру.



Я бы жизнь поставил на кон,
Если есть за что рисковать.
У фортуны простой закон -
Хочешь выиграть, надо играть.
        Ставки сделаны, господа.
        И теперь нас рассудит Бог,
        Непредвзято, как никогда,
        Подведет последний итог.
Ухватившись за призрачный шанс,
Все поставлю на главный приз,
Заключив с удачей альянс,
Положусь на ее каприз.
        Ставки сделаны, господа.
        И теперь нас рассудит Бог,
        И огромный ,как никогда,
        На азарт начислит налог.
Благородное дело - риск,
Но возможен фатальный исход.
И судьбе не предьявишь иск,
Если крупно не повезет.
        Ставки сделаны, господа.
        И теперь нас рассудит Бог,
        Поучительный, как никогда,
        Преподаст игрокам урок.



Ты забудь о том, что было раньше,
Я тогда любить еще могла,
В голосе не чувствовала фальши,
И такой наивною была.

Я мечтала о чем-то таком,
Необычном, как майский снег.
На тебя глядела тайком,
Мой единственный человек.
Я так долго тебя ждала,
Я тобою одним жила,
Позови меня за собой,
Я бы стала твоей рабой.

Ты же рассудил совсем иначе,
Слишком поздно это поняла.
Для тебя я ничего не значу,
Ах как глупо я себя вела.

И теперь между нами стена,
Холодна как январский снег.
Я тобой уже не больна,
У меня есть другой человек.
Я сумела счастливой стать
И мне нечего больше желать.
Между нами давно нет любви,
Ты меня за собой не зови.



Когда-нибудь наступит Судный Час
И каждый перед Господом предстанет
И под рентгеном его строгих глаз,
Всю жизнь свою, с рождения, помянет.

У всякого поступка есть цена,
С тебя возьмут подробнейший отчет,
И словно капля горького вина,
Один лишь грех тебя перечеркнет.

Здесь не спасет заведомая ложь,
И сколько бы не клялся и божился,
Возможно ты в итоге проклянешь,
Все то, чего с таким трудом добился.

Перед тобой захлопнутся врата
И никогда ты не познаешь рая,
Но если жизнь еще не прожита,
Запомни, друг мой, ты с огнем играешь.



Я ни одной слезы не пророню,
Бесшумно за тобой прикрою двери
И даже память о тебе не сохраню,
Я начинаю привыкать к потерям.

Как просто эту боль преодолеть,
Когда поймешь - к былому нет возврата.
А впрочем мне и не о чем жалеть,
Ты не такая уж великая утрата.



Я себе говорю, каждый день говорю:
- Я тебя не люблю,я тебя не люблю.
Только сердце твердит,- Это ложь, это ложь,
Этим глупым обманом себя не спасешь.

Я внушаю себе, - Это все ерунда,
Мне расстаться с тобой не составит труда.
Только сердце в ответ,- Как же ты не поймешь,
От себя никуда, никуда не уйдешь.

Вновь и вновь повторяю, никого не виня:
- Я тебе не нужна, ты не любишь меня.
Только сердце упрямо, его не собьешь.
Все стучит неустанно, - Ну и что ж, ну и что ж...



Когда мы перестанем воевать,
Сейчас давно уже не 45-й.
Но снова матерям придется ждать -
Идут на бойню юные солдаты.

Патриотизм - надежная петля.
Кого-то ждет безвестная кончина.
Кому нужна великая земля,
В которой даже не схоронишь сына.

Мы платим слишком дорогой ценой,
За ваши неуместные дебаты.
Вы мирно спите со своей женой,
А кто-то под прицелом автомата.

О ценностях ведете разговор.
Но ваша подноготная видна.
Вам имя - Государственный террор,
Заложником же стала вся страна.



Усталость давит на виски,
Неодолимо гаснут мысли.
Рутины прочные тиски,
Лишают жизнь любого смысла.

И день за днем без перемен
Летят по замкнутому кругу,
Попав в однообразный плен
Осточертевшего досуга.



Если женщина без изъяна,
Значит чтото ты не заметил.
Или был чересчур пьяный,
Иль искусно расставлены сети.

Чтобы жизнь не казалась пресной,
В каждой женщине - капля яда,
А зачем же в житейскую бездну
Сиганула из райского сада.

И в погоне за Идеалом
Ты набьешь не одну шишку,
Ну а если такой показалась,
Против женщины ты мальчишка.
(прошу отнестись к этому с юмором)



В любой профессии отыщется профан,
Никто не застрахован от балбесов,
И напускается густой туман,
Где нет ни знаний, ни ума, ни интереса.



Закрою глаза и взмою в небо,
Распластав по небу руки-крылья.
Кто сказал, что это чушь и небыль?
Для полета совсем не нужно усилий.

Приземленной душе никак не понять,
Что парят в вышине не только боги,
Чтоб другим неповадно было летать,
Обрезают крылья и калечат ноги.

Но бьется сердце и гонит кровь
И обретает свободу движений,
И повторяется вновь и вновь
Полет без границ и без притяжения.

Пусть серость рвет друг другу глотки
В вечной погоне за насущным хлебом.
Место в утлой, унылой лодке
Я променяю на чистое небо.



Объясните мне в чем секрет,
Что за счастье в любви одноразовой?
Ни за что не нести ответ
И не быть никому обязанным.

За свободы хмельной глоток,
Постоянно платить одиночеством,
Но зато насыщаться впрок
Тем, что нравится, так, как хочется.

И в подругах не видя новь,
Расставаться без сожалений,
Понимая под словом "Любовь"
Совокупность телодвижений.

Тут себя бы не обмануть,
Посмотреть на это иначе:
Доведется в последний путь,
Над тобой никто не заплачет.

Ну а если не повезет,
Доживешь до преклонных лет,
Как согреет, воды поднесет,
Тот, кого с тобой рядом нет?



Каплю здравого смысла разбавлю вином
И с весельем смешаю в высоком бокале.
Все дурное покажется призрачным сном
И реальностью станут незримые дали.

Каплю здравого смысла разбавлю вином
И впервые к тебе прикоснуться осмелюсь.
Яркий солнечный луч вдруг ворвется в окно
И снега истекут весенней капелью.

Каплю здравого смысла разбавлю вином,
Дам тебе пригубить приворотного зелья,
Загадаю желание только одно -
Чтобы гне начтупило на утро похмелье.



Прекратим бесполезный спор,
Каждый сам выбирает путь.
Вам по сердцу весенний вздор,
У меня же ная суть.

Кто кочует до самых седин
И оседлость ему невмочь.
Мне дороже всего один,
Подаривший мне сына и дочь.

Да и как нам друг друга понять,
Вы пугаетесь брачных оков,
Я же все готова отдать
За дочурку и двух мужиков.


         x x x

Хулителям чужих пороков
Своих увы не перечесть.
Что до заслуженных упреков
Ответ один - была бы честь.

         x x x

От скушности прошу меня уволить
Согласия во всем не потерплю
Поймешь ли счастье, не изведав боли.
За то и ненавижу и люблю.



Чтож, хорошо когда в себе уверен,
Но много ли на самом деле стоишь?
Кто знает, что еще в себе откроешь,
Судьбой приговоренный к высшей мере?

Когда закрутит в жизненной стремнине
И может быть не раз швырнет на скалы,
То захлебнувшись болью небывалой,
Ты скоро позабудешь о гордыне.

С годами и твоей холеной кожи
Коснутся стариковские морщины,
Тут и тебя с высокомерной миной
Какой-нибудь сопляк причислит к рожам.

А что касается, мой друг, дурной породы,
Дворняги мало кто умней родится,
И нечего своей красой кичиться -
Страшней всего моральные уроды.

         x x x

При тусклом свете ночника
Ты кажешься таакой несмелой,
И трепетно моя рука
Касается изгибов тела.

Но плоть податливая ждет
Моей неумолимой ласки
И взгляд твой даждущий зовет
Уже едва прикытый маской.

И вот с остатками стыда,
Сорвав последние покровы,
Ты жарко шепчешь: "Да! Да! Да!"
И для меня на все готова.

         x x x

Я такова какая есть,
Упущено - не наверстать,
Ни окрик, ни упрек, ни лесть
Мне не помогут лучше стать.

Пусть злобно скалится молва,
Моих ошибок не простя,
Но не склонится голова
И горьких десять лет спустя.

В угоду сплетникам иным
Себе не стану изменять.
Пусть судят, что же делать им
И не пытавшимся понять.

         x x x

Люби меня, а больше и не надо
Все остальное - пыль и тлен
И не желаю я иной награды,
Иной, чем сладостный любовный плен.

Люби меня! Всем сердцем без остатка,
В твоей любви навек я растворюсь,
Я за тобой ступаю без оглядки
И только потерять тебя боюсь.

         x x x

Ты не девка-вековуха,
Не, простите, потаскуха
Ты не золото, ни медь,
Ты не пряник и не плеть,
Ты не ангел, ни чертовка,
Не простушка, ни плутовка
Ты не волк и не овечка,
Не огонь ты и не свечка
Не жена и не невеста,
Кто же ты? Пустое место?
Ты обыденность, рутина,
Золотая середина.

АЛЕКСАНДР
(посвящается сыну)

Александр, Саша, Шура
Скучный или озорной
Темный, рыжий, белокурый
Близкий, милый и родной.

"Что ж ты Саша?"- это мама,
Не в восторге от забав,
Теребит вихор упрямый,
Нежно мальчика обняв.

"Шурик!" - весело и звонко
Со двора летит в окно,
Там мальчишки и девчонки
Собрались уже давно.

Александр - очень гордо
Ты и воин и бунтарь,
Мягкий или скально-твердый
То ты гений, то дикарь.

Александр, Саша, Шура
И смешливый и смешной,
Вечный баловень Амура
Ты желанен не одной.

Мальчик, юноша, мужчина,
Сердцем чист, умом недюж
Не найдешь прекрасней сына,
В целом свете - лучший муж.

              x x x

Неужто страх нам нужен для того,
Чтобы понять насколько жизнь прекрасна,
Так лето манит лишь среди снегов
И наслажденье дарует опасность.

И осушив до дна смертельный риск,
Прошествуем по краю преисподней
Но не страшит нас черный обелиск -
Мы верим в непоследнее сегодня

Восстав перед лицом семи стихий,
Испытываем волю, силу, разум
Омыв сердца от бренной шелухи
И мысли от всеобщего маразма.

            x x x

На тебя смотрю спокойно
И дивлюсь себе самой
Знаешь, мне почти не бОльно
От того, что ты не мой.

Кровь с лица уже не схлынет,
Что бы ты ни говорил,
Не пылает и не стынет
Где-то глубоко внутри.

Не ищу с тобою встречи,
Не оглядываюсь вслед.
Мне любовь казалась вечной,
А ее считай уж нет.

Лишь с касанием невольным,
Происходит странный сбой,
Мне почтИ уже не больно,
От того, что ты не мой.


         x x x

В любой профессии отыщется профан,
Никто не застрахован от балбесов.
И напускается всегда густой туман,
Где нет ни знаний, ни ума, ни интереса.

         x x x

Тихая пристань, теплое лето,
Утро, туман на реке.
Вот петухи проснулись с рассветом,
Слышен их крик вдалеке.

Душно, не спится в жаркой постели,
Выйду-ка я на крыльцо.
Ветер колышет листву еле-еле,
Мне обдувая лицо.

         x x x
Как часто поступали мы
Бездумно и неосторожно.
Среди житейской суеты
Не ошибиться невозможно.

Неоднократно сгоряча
Любимых ложно обвиняли,
Не разобравшись в мелочах,
Порой друг друга мы теряли.

Забыв достоинство и честь,
Хмельным утехам предавались,
На пошлую купившись лесть,
Свою невинность отдавали.

На всех смотрели свысока,
Своих ошибок не прощали.
Из-за любого пустяка
На людях гнев свой вымещали.

Родителей не берегли,
Их просьбами пренебрегали,
Наперекор их воле шли
И невниманием обижали

И некого теперь винить
За то, что сами сотворили
Жаль прошлое не изменить -
Оно уже не в нашей силе.

         x x x

Нет ничего весомей аргумента,
Чем страх извечный что-то потерять.
Быть храбрецом несложно до момента,
Когда необходимо выбирать.

         x x x

Не хвастайся своим родством,
Не по уму высоким саном -
Где главное не мастерство
Недалеко до балагана.

         x x x

Тобой не понят, не желанен.
Мой разум застит серой мглою,
К тебе летел быстрее лани
И вот сражен твоей стрелою.
Одно лишь слово с губ упало
На грудь могильною плитою,
И все вокруг безликим стало,
Меня сравняло с пустотою.

         x x x

От житейских неполадок
Покрываюсь черствой коркой:
Я давно уже не сладок,
Мне давно уже не горько.

         x x x

Довольно унижений, есть предел,
Где больше надо мною ты не властен
Тошнит от пресмыкающихся тел
И раболепством купленного счастья.

Ты очень горд, ну что ж, и я горда,
Во мне достанет сил остановиться.
Прощай, мы расстаемся навсегда,
Ты мне не солнце, я тебе не жрица.

Довольно унижений, есть предел,
Где больше на до мною ты не властен,
Я отделяю зерна от плевел
И без тебя ищу дорогу к счастью.

         x x x

Дай Господь мне шанс начать с нуля,
Я пришла бы к прежнему итогу,
Бросив козырного короля,
Повернула к твоему порогу.

Все равно о чем-то сожалеть,
Даже если все переиначить,
Разве годы с памятью стереть -
Для меня ты слишком много значишь.

И забыв пережитую боль
Снова повторить свои ошибки,
Нет, Господь, пожалуйста, уволь.
Обойдусь и без второй попытки.


Природа, отходя ко сну,
Меняет пышный свой наряд,
Шелка, что золотом горят
На девственную белизну.

Озябли голые леса,
Но им еще недолго ждать -
Разбухли снегом небеса,
Зима свою готовит рать.

Морозный воздух свеж и сух,
Природа спит и видит сны,
Закутавшись в лебяжий пух,
Спокойно ждет она весны.



Популярность: 2, Last-modified: Wed, 30 Apr 1997 20:32:43 GMT