---------------------------------------------------------------
     © Copyright Дмитрий Скафиди
     Email: skaf@paco.net
     Date: 30 jan 1999
     Рассказ предложен на номинирование в "Тенета-98"
---------------------------------------------------------------




     СИСТЕМА СОЛО.
     ПЛАНЕТА ТИРА-365.
     ЗАПАДНЫЙ ПАСИФИК.
     КОНЕЦ 5-й СТАДИИ 4-го КРУГА.


     Тяжелая тропическая ночь самым нахальным образом окутала
горизонт вплоть до
     темно-лиловых отливов низких разорванных туч. На десятки миль
вокруг -- ни души, а под тобой добрых пять тысяч метров глубины
черного океана. Ни единого огонька на горизонте, который для
привычного глаза остается виден еще долго, пока не превратится в
иллюзию, совсем растворившись во мраке. Но Михалыч не видел даже
иллюзии, он не видел вообще ничего кроме темноты... он лишь
чувствовал воду, в которой бултыхался и знал где верх. Михалыч
никогда не тонул, невзирая на количество выпитого. Это было его
плюсом, минусом Михалыча была ПАМЯТЬ, черт бы ее подрал...
Просто Божья кара -- помнить ВСЁ, сколько бы ни выпил!!! И на этот
раз Михалыч помнил, что с ним было вчера, сколько он выпил и с кем,
до какого свинства он дошел, потом... как он, падая, боялся попасть
под винт, но не попал... Заурядный алкоголик не вспомнит, что с ним
происходило, но Михалыч не был "заурядным" -- он был
УНИКАЛЬНЫМ. Когда-нибудь все так бы и вышло, ну не в этот раз,
так в другой, -- он бы непременно свалился за борт. Теперь, когда это
свершилось, он по-настоящему понял...
     Вода была теплой, несмотря на ветер и брызги, Михалыч не хотел
трезветь, да это и не
     требовалось, -- он как пробка... или что похуже... неизменно
держался на поверхности,
     он помнил все до мелочей, он даже был способен соображать,
правда очень медленно.
     Прошел час, а может два... небо было по-прежнему переполнено
чернотой. Наконец, он
     разглядел тусклую звездочку. Она увеличивалась, казалась все ярче
и ярче, пока не
     превратилась в огромный ШАР. Из шара упал отвесный луч, этот
луч прочерчивал морскую зыбь четкими параллельными линиями.
Михалыч почувствовал пронзительную боль. Луч замер, ослепив
протрезвевшего от страха моряка...



     Случилась неестественная и просто странная штуковина! Теперь
пространство ограничивалось замкнутым кругом около пяти метров
диаметром. Переборка пестрила полупрозрачной градуировкой
диковинных приборов с непонятными символами, чем-то
напоминавшими древнюю клинопись. Просто бред! Но про6удившись
от страшного сна и пробыв хоть час в таком необычном положении,
хочешь-не хочешь, а начинаешь трезво смотреть на вещи. Однако,
Михалычу не понравилось его состояние: он помнил светящийся шар,
будто гвоздиком приколоченный к небу, помнил боль, а дальше, хоть
убей (!), не мог понять как оказался здесь в кресле. За темными
стеклами "люмиков" ничего не менялось, ровным счетом ничего, хотя
было ощущение движения, какое-то внутреннее. Слева в пол-оборота
сидел еще один пассажир: незнакомый молодой человек лет 25-ти.
Михалыч хотел многое сказать, но язык онемел, равно как руки и ноги.
Оставалось лишь гримасничать, моргать и надувать щеки. Под сводом
потолка плавно перемещался похожий на туманное облачко предмет
формы клубка. "Клубок" по очереди зависал то над Михалычем, то над
Алексом как бы присматриваясь...
     Алекс еще раз окинул взглядом помещение. В отличие от
Михалыча, он не помнил о себе НИЧЕГО. Мало того, место, в котором
находился, не казалось ему чужим... Никаких балок и жестких
креплений не было, очевидно, летательный аппарат имел цельнолитой
корпус. Справа находился узкий длинный стол, своим полукружием
повторявший форму переборки. На нем стояли какие-то витые
стеклянные сосуды, а самый большой, с металлическим змеевиком,
напоминал самогонный аппарат. Когда Алекс обратил внимание на
Михалыча, тот был, казалось, целиком поглощен "самогонным
аппаратом". Моряк заворожено глядел как по прозрачным стенкам
сосуда зазывно булькал и плескался зеленоватый "первач". В
противоположном углу находилась темная панель с разноцветными
ручками и сферический экран. Если бы сюда попал дикарь, он
справедливо принял бы все за чародейство. И действительно,
волшебства здесь было больше чем техники. Из дымчатого клубка как
из щели выходили, вырастая на глазах, странные существа, они
казались угрюмыми, хоть не проявляли агрессии. Исчезали хозяева
столь же эффектно, будто ужом проскальзывая
     назад в туманное облачко. Пленникам давали зеленую и красную
жидкость из чашеобразного сосуда, по-видимому разочаровавшую
вконец приунывшего моряка. А вид у пришельцев был не очень
приветливый: рост маленький, голова как бы вдавлена в тело, руки
ниже колен, рта не видно, и вообще, все тело вместе с руками и лицом
обтягивал черный эластичный покров, чем-то напоминавший костюм
аквалангиста, оставляя лишь узкие прорези для глаз, которые скрыто
пронизывали пленников таинственной гипнотической энергией.
Этими внушающими неосознанный ужас глазами они показывали куда
идти, как повернуться и многие другие мелочи. Ясно все было без
слов, наверное, с помощью передачи мысли. Вскоре начались
     обследования, измерения и всяческие анализы. Михалыч
освободившимся от тяжести языком промлямлил свои соображения:
     -- А у них медкомиссия даже пострашней нашей пароходской. Все,
парень, хана пришла! Щас всю кровь из нас выкачают, анализ на сахар
делать собираются, видишь?! Самогон из чего-сь варить надо! Я-то
сразу раскусил, какие они "мастера пробки-с-бутылкой", вахта йихняя
длинная -- тут любого, даже марсианина на бражку потянет, хотя,
пробовал я эту самую бурду, ...паршивая, прямо скажу... и вообще: куда
мы летим?!............... В этот момент Михалычу надели на голову
какой-то прибор с разноцветными гофрированными трубками, матрос
мгновенно затих под наркозом. Приснилось Михалычу, будто он по-
прежнему в резерве плавсостава. В составе похоронной бригады несет
гроб с телом очередного резервиста, так и не дождавшегося своего
парохода, а навстречу ему костлявая Смерть-старуха со скатертью, на
которой хлеб-соль да бутыль самогона...
     ...Однажды поставили Михалычу большущий бландж на весь левый
глаз его же собутыльники. Поставили со скуки да еще, как назло, перед
самым профотбором. Цветом фингал не очень-то выделялся на
синюшной физиономии матроса-артельщика, но вот изображение в
глазу так и осталось "тройным", даже после похмелки. Переживал
Михалыч на комиссии: как же пройти глазного врача? Подсказал один
добрый человек из очереди, у того вообще один глаз был вставным.
"Не боись! Делай как я!" -- шепнул он, усаживаясь на потертый стул
перед плакатом с буквами. "Закройте правый глаз" -- не отрываясь от
вечной писанины, проскрипел окулист больничным фальцетом. Врач
машинально водил указкой по плакату, а одноглазый читал, закрывая
правой ладонью незрячую глазницу. Когда окулист предложил закрыть
другой глаз, тот без малейшего смущения прикрыл, но уже левой рукой
свой протез. Михалыч сумел вслед за одноглазым повторить в
точности этот фокус под общее удовольствие очереди...



     Клубок засветился радужными переливами и из него вырос
...человек!
     Да, это был ГЛАВНЫЙ из хозяев, порождение чужой цивилизации,
воплотившееся в живого человека, одетого в довольно причудливый
плащ. Взглядом хозяин велел роботам освободить матроса. Михалыч
хотел выматериться, но Главный поднял вверх ладонь и заговорил на
резком по звучанию языке, причем смысл сказаного будто шепотом
звучал в сознании:
     "Я -- Электрологос. Вам ничто не угрожает." Он обратил свой
немигающий взгляд на Алекса: "Воин Тайир! Мы пройдем через пояс
Фохада и Знание вернется к тебе. Даю информацию. Моя планета:
Пантеон-388. Расположение от звезды -- пятый. 388 -- это число малых
циклов вокруг своей оси за период цикла вокруг звезды.Я выполняю
миссию наблюдения за информационным полем планеты Тира-365. На
ней, как на большинстве периферийных, Галактический Совет
практикует семь основных этапов развития. Вы завершаете 5-й. От
божественной эмиссии в образ животного возникла раса мутантов,
овладевающих знанием экстенсивно-эмпирическим путем."
Электрологос взглянул на волосатые руки Михалыча: "Мутирующими
мирами правят Иерархи. Иерархами правит Сотсирх, дубль-сотон, сам
создавший множество сотонов, каждый из них заведует определенной
планетой. Сотсирх присутствует одновременно во всех своих сотонах,
и уничтожить его эгрегор невозможно."
     Неожиданно Электрологос изменился в лице и спешно, без
объяснений, удалился. На пульте мерцал сигнал вызова, земляне
переглянулись: что-то произошло.
     -- А этот ...Электро... как его... -- в общем, умный мужик! --
заметил Михалыч: -- Из него бы замполит хороший получился!.. а нас
в лаборатории своей замучит и глазом не моргнет!.. Эх, куда мы
летим?.. Матрос хлебнул из граненой колбы в форме "восьмерки":
     -- А ты, парень, -- хто такой вообще?!
     Алекс будто очнулся:
     --... Честно говоря, я и сам не знаю... Но я -- один из НИХ. Мое
имя -- Александр.
     -- Шурик, значит... Сашка! А откуда ты? Говоришь вроде, по-
русски...
     -- Я жил на Земле, но ... ничего о себе не помню. Знаю только, что
я -- один из них... Я говорю на семидесяти двух языках.
     Михалыч опять хлебнул из колбы:
     -- Я тоже бывало, когда выпью... на таком языке заговорю, -- ну
нихто не понимает!
     От выпитого Михалычу заметно "похорошело", и он икнул
семнадцать раз подряд:
     -- Ку-у -да... мы ... ле-ет-ет-тим..! Он снова потянулся за колбой, но
та пузырилась и меняла цвет. Через минуту Михалыч не мог скрыть
своего удивления, даже перестал икать: замысловатая колба, из
которой выпито больше половины, вновь заполнена доверху! Толи
благодаря волшебству, толи химической реакции, а эта бутылка была
...Бесконечной! Михалыч еще дважды повторил эксперимент и совсем
окосел, но результат каждый раз оставался неизменным -- бутылка,
полная до самого горлышка! Михалыч трепетно прижал бутылку к
сердцу: "Слышь, мужик, она -- Бесконечная!.. Ты слышишь?.. БЕС-КО-
НЕЧ-НА-Я!!
     Если этот... как его... Исус... пятью хлебами... накормил толпу... то
этой ... ой..!" -- у Михалыча даже закружилась голова: "Ну... в общем,
надолго хватит!"



     ОРБИТА ПЛАНЕТЫ ТИРА-365
     ЭТО приближалось. Как и прежде, в кругу свечения возник
Электрологос.
     -- Приготовьтесь, выходим в ПОЛИДРОМИЮ.
     Алекс вдруг понял : Это война! Электрологос уселся в широкое
кресло, будто выросшее откуда-то снизу. Слева появилось второе
кресло, чуть поменьше, место в нем занял один из биороботов.
Электрологос вел переговоры с другим кораблем, но даже интерфейс
не справлялся с переводом -- настолько сжатым и молниеносным был
радиообмен. Алекс услыхал: УРАНИДЫ. Пальцы его судорожно
сжались и кровь забарабанила глухим молотом, он глядел на
Электрологоса и, казалось, понимал что тот чувствовал. Из пола
выскочила панель ручного управления с гашетками типа "джойстик'',
передняя часть "тарелки" вдруг стала прозрачной и могло показаться,
что пилоты как-бы висят в воздухе. Впереди хорошо была видна и
приближалась еще одна дискообразная "тарелка" из серебристого
металла, она свободно левитировала, явно теряя управление. Вокруг
мелькали какие-то стремительные остроносые челноки,
пронизывающие "тарелку" похожими на лазер лучами, в местах
попаданий зияли круглые отверстия с дымным шлейфом. Вдруг на
короткое время экран озарился яркой вспышкой. Когда облако
пламени погасло, корабля уже не было, зато по-прежнему пикировали
узкие штурмовые модули уранидов.
     -- Слишком поздно. -- пояснил Электрологос. Он сжал зубы и
красноречиво посмотрел на робота-пилота. На экране сразу появился
двигающийся круглый визир с насечками. Визир хватал и сопровождал
цель, пока ее не поражал ярко-голубой двуствольный луч. Три
штурмовика вспыхнули подбитые и, рассыпая искры, по-очереди
исчезли, остальные заметушились подобно рою мух, затем
перегруппировались, развернувшись двумя атакующими колоннами.
Попарно налетая, они метали свои молнии и по дуге уходили в облака.
Запахло горящей изоляцией, очевидно были попадания, несмотря на
мощный силовой экран. Дисколет взмыл, резко рванув с места и
сделал фантастический вираж под сорок пять градусов так, что на
экране был виден яркий след собственной планетарной турбины.
Снова визир заскользил по экрану и прицелился в очередную жертву.
Робот нажал на гашетку и, не провожая взглядом догорающие останки,
вошел в пике, хладнокровно выравнивая "джойстик".
     -- Молодцом! -- не выдержал восторженный Михалыч: -- Так йих,
собак!
     --ДЭКСИ-ЛАДОНН-ВАСА-МЭСИТИ..! -- заговорил робот, еще
дважды рванув гашетку. "Справа в 130-и тира-милях модульная база" --
перевел интерфейс. Навигатор взглянул на радар: -- Уничтожить!
     -- Сейчас начнется..! -- заметил Алекс. Михалыч утвердительно
икнул в ответ. Корабль
     качнулся от рывка вперед и моментального торможения. Картина
предстала просто
     потрясающая: три четверти экрана занимала пятиярусная тарелка-
великан, блистающая на солнце портами десяти ангаров. Выше
ангаров виднелись вкрапления черных точек, как иллюминаторы
опоясывающих тарелку по периметру. Не вникая в детали
конструкции, робот привычно взял "на мушку" самый верхний
закругленный этаж, очевидно выполнявший роль поста управления.
Вспыхнула и зашипела убийственная голубая молния, обезглавленный
монстр сначала накренился вбок, затем, дрожа всем корпусом, резко
ушел в смертельный "штопор", окруженный свечением плотных слоев
атмосферы.
     -- Это был посредник низкой категории... -- скромно заметил Алекс.
     -- Право-35, два корабля охранения! -- доложил пилот. Не успел
Электрологос включить
     защиту, как раздался оглушительный треск, внутренность дисколета
на миг была пронзена толстым слепящим лучом красно-желтого
спектра. Пилота отбросило в сторону, а от Электрологоса осталась
лишь кучка серого пепла. Моментально появились два
вспомогательных робота: один убрал останки навигатора, другой
помог встать пилоту и принялся заделывать дыру в экране.
     --Цементный ящик ставь! --подсказывал неугомонный матрос,
высвобождаясь из фиксирующих поясов: "Пластырь, еш твою!..
заводи!!..." Наконец, вскочив, он принялся трясти "за барки" едва
пришедшего в сознание робота: "Рвем отсюдова! Ходу давай!.. ходу!!"
-- орал он, тыча пальцем на экран местного увеличения, где быстро
приближались две тарелки уранидов. Алекс оттащил Михалыча и
уселся в командирское кресло. Управление было несложным, и Алекс
лихо вошел в "мертвую петлю". Пилот, наконец, опомнился и взял
управление.
     -- Уйти сможем? спросил Алекс.
     -- Их маневр лучше. отвечал робот, глядя на локатор: --Перехожу в
ПОЛИДРОМИЮ. Экран снова потемнел, превратившись в местную
орбитальную карту, на которой красным кружком была отмечена
спасительная зона выхода в параллельные измерения. Восемь секунд
показались восемью веками...



     ГРАНИЦА СИСТЕМЫ ЭЛОС.
     ТОЧКА "2-ЭКС".
     Александр стер холодный пот. В багряных переливах чужого
светила виднелись
     увеличенные несколько незнакомых планет. Звезда была даже
заметно тусклее Солнца,
     хоть по спектру такая же. Мгла вселенской ночи окутывала ее,
наползала огромным
     уродливым телом, изъеденным оспинами черных дыр навеки
охладевших светил и
     галактик. Горизонт был пугающе неведомым, чужим... кругом, где
только хватало
     взора, громоздился чудовищный хаос крошечных светляков-эвеэд,
будто перемешанных
     неловкой рукой Мироздания. ... ЧУЖОЕ... да, это было ЧУЖОЕ
СОЛНЦЕ..!!!
     -- Ну и где ж ваша планета?! -- брякнул неугомонный Михалыч,
недоверчиво косясь на
     карлика-робота. Казалось, он не понял того, что произошло.
     -- Точка "2-ЭКС" расположена в стороне от скоплений вещества и
трансгалактических
     путей. -- отвечал карлик: "Желтая звезда -- это Элос. Пантеон --
пятый от Элоса."
     Визир заплясал по экрану и вдруг замер, указывая на 5-ю планету,
при увеличении
     похожую на Землю своим голубоватым свечением. Невдалеке, столь
же недвижим,
     висел красный "Марс", отличающийся от оригинала более
внушительным размером.
     Окольцованных "Сатурнов" было целых три.
     ...Алекс старался вспомнить, кое-что всплывало, но это были не
факты, а только чувства, какие-то лица, здания, окна... Все это --
прошедшая жизнь, но... он был не таким как все, он пришел на Землю
из другого мира, и теперь этот "другой мир" сам забрал его... Зачем
вспоминать?... пусть мозг останется чистым как у младенца. Михалыч,
казалось, не был так задумчив. В отличие от Алекса, моряк особенных
восторгов не испытывал, он помнил о себе, как назло, все до мелочей,
и это его беспокоило больше чем Будущее. Старого морского волка
немного укачало. Просыпаясь от головокружения, он изрыгал
проклятия в адрес инопланетянской самогонки (как выяснилось
позже, это был индикаторный реактив). Сон здесь не существовал:
Земля была уже далеко, а вместе с ней и ее ритмы. Михалыч не мог
спать (!), и теперь воспоминания окончательно достали его. Смешное
существовало рядом с чудовищным. Реальность то сворачивалась в
нереальность, то разворачивалась опять в совершенно ином нелепом
виде, но и ты уже был другим, частью этой новой нелепицы.
     Выйдя из земного притяжения, все перестало подчиняться
привычным законам, условности
     были нарушены, материя оживала на перекрестках энергий.
     -- Мы в поясе Фохада. -- доложил робот-пилот.

     ПОЯС ФОХАДА.
     ЭКЗАЛЬТАЦИЯ.
     Объемная цветная графика на экране вычерчивала шар со
спиральными полосами. Четкий дикторский голос пояснял, что этот
шар условен, приравнен к нулю, т.е. к точке, из которой спиралью по
воронкообразной траектории на поверхности шара раскручивается
"Пространство-Время". Все происходит за "нуль" времени, замыкается
само на себя, попадая в исходную точку через вторую "полярную"
воронку чтобы раскручиваться снова и снова. Три оси
пространственных координат имеют центром точку времени на оси
времени, каждая под углом от нее 60 градусов. Таким образом, Время,
подобно крови, циркулирует в организме Иллюзии, придавая ей
Действие. При субсветовой скорости движение объекта Вселенной
осуществляется по локсодромии параллельно Пространству-Времени.
При достижении скорости Времени объект прыгает с одного витка на
другой как-бы по дуге меридиана Вселенной. Каждое значение в
системе кругового счета было окрашено в свой спектральный цвет или
тон и нанесено на главную панель управления.
     Алексу спать вовсе не хотелось, он обратил внимание на странный
голубой сгусток,
     сопровождавший любой маневр корабля. Карлик-пилот успокоил:
"Это знак! Добрый дух
     Космоса послан Великим Разумом, сейчас мы под его защитой."
     ...Алекс уже не искал помощи изнутри, он чувствовал, что Знание
само вливалось в
     него могучим потоком, оно шло откуда-то извне... ОТОВСЮДУ!!
Здесь, в открытом
     всем космическим ветрам пространстве, он песчинка, но он, воин
Тайир -- часть Космоса, дающего силу! Александр несся сквозь
реликтовую тишину неведомой галактики.
     Робот выключил ускоритель, и эта тишина стала абсолютной,
звездный корабль по
     инерции мчался через вакуум, но было ощущение полного покоя,
нарушаемого лишь
     глухими барабанными ударами собственного сердца...
     Лекцию завершало тестирование. На экране бешено вращалась
стрелка биоритма,
     тест самоконтроля состоял в том, чтобы усилием воли остановить
ее на нужном
     делении, а потом заставить крутиться в обратную сторону.
Психические импульсы
     передавались на экран, и после нескольких упражнений Алекс уже
без труда управлял
     стрелкой. Самым трудным из последующих оказался тест
модулятивной абстракции:
     надо было переворачивать числа, вращать и строить сложные
объемные фигуры...



     СИСТЕМА ЭЛОС.
     ОРБИТА ПЛАНЕТЫ ПАНТЕОН-388.
     -- Подъем, Шура! Мы в тропиках! -- послышался бредовый зевок
Михалыча.
     --Вышли на орбиту! --доложил пилот прямо в ухо Алексу,
заснувшему в навигаторском кресле. Где мы?!.. Нет, это не
продолжение сна... Большая, на весь экран, медленно вращалась...
чужая планета! Сквозь легкую пелену бирюзовой атмосферы с
уплотненными воронками циклонов четко просматривалась
поверхность планеты, точнее говоря, ее сектор, освещенный встающим
из-за горизонта могучим огненным шаром. Были видны витиеватые
берега материков, изрезанных фьордами. Казалось, даже виден
морской прибой, рядом с которым зеркально серебрился океан, а по
другую сторону тянулись цепи высоких гор. За горами расстилалась
обширная зеленая равнина, куда стекала отблескивающая сеть рек и
речек, подобно капиллярам, соединявшаяся в широкие артерии. Робот
настроил биоритм корабля под частоту вращения планеты,
преднамеренно оставляя некоторую разность, достаточную для
достижения номинальной антигравитации. Теперь, когда корабль,
отторгаемый планетой, плавно скользил по ее изогравам, можно было
выключить турбину, но пилот не сделал этого, а занялся
приемоиндикацией. Наконец, на борту установилось пантеонское
время, и оба землянина почувствовали себя еще хуже, Фарос (так звали
робота) сверкнул щелками глаз:
     -- 21 южной, 48 восточной. Космопорт не принимает. Пеленга нет.
Дежурный канал не
     проходит... пробую настройку вещания.
     На мониторе появилась классически красивая женщина с
"кубликом" из волос. Она
     была одета, точнее говоря, обернута куском полупрозрачной
материи типа индийского
     "сари". Почти не раскрывая рта, эта женщина говорила языком
жестов. Фарос настроил
     интерфейс, и земляне, пораскрывав рты, слушали сводку новостей.
Несмотря на
     акцент, автопереводчик учитывал даже интонации. Орбита планеты
была заблокирована эскадрой Сотсирха. Над северным материком
ведутся бои. Пантеон потерял двенадцать штурмовиков и одну
орбитальную станцию. Сбиты семь модулей агрессора...........
     Фарос засуетился над клавиатурой и включил радар. Из ночной
части горизонта выползал странный объект треугольно-конической
формы.
     -- Это -- Ноддегамра, флагманский галакрейсер Сотсирха. --
неожиданно произнес Алекс, занимая кресло Электрологоса. Тяжелый
крейсер уже развернулся носом, и один из его цилиндров плавно
прицелился... Дисколет ушел по сложной траектории,
приспосабливаясь к рельефу и вращаясь вокруг своей оси как юла. Из
центра цилиндра вдруг выскочила оранжевая молния. Луч, слегка
зацепив дисколет, скользнул вниз, срезав верхушку снежной горы.
Дисколет скрылся за отвесной грядой, и Алекс пошел на посадку. Он
замедлил скорость и повис в десятке метров над посадочным
терминалом. Раскачиваясь подобно падающему листу, корабль рухнул
наземь с грохотом и дымом ...
     -- Приехали... -- выдохнул Алекс.
     -- При-ип-лыли... -- икнул Михалыч.



     ПЛАНЕТА ПАНТЕОН-388.
     КОНЕЦ 6-й СТАДИИ 4-го КРУГА.
     Помещение, в котором находился Михалыч, мало походило на
больничную палату, но, как он догадался, имело отношение к
медицине. Все было настолько стремительно и
     необычно, и не имело смысла уверять себя, что это лишь сон. Уж
кто-кто, а Михалыч знал толк во снах. Даже во сне есть краски,
прикосновения и, тьфу!.. запахи... И неизвестно, чем он хуже
будничной жизни, которая с детства вращалась вокруг Михалыча,
увлекая за собой все дальше от бутылочки с молочной смесью к более
серьезной... ...жизни. Большинство снов -- лишь гамма ощущений, а
проснешься... -- везде условности, которые принято считать
РЕАЛЬНОСТЬЮ. Иногда кажется, -- все вокруг розыгрыш, надо лишь
заглянуть за стенку, и увидишь актеров, накладывающих грим и
готовящих декорации чтобы предстать в облике твоих родственников и
знакомых, казалось, что ты -- жертва грандиозной шутки, все ДЛЯ и
     ВОКРУГ тебя, все существует внутри твоего воображения, все по
его воле, даже ты сам...
     -- Меня зовут Ча Й/гы`-Пъ. -- сдавленно-писклявым голосом
представилось существо с кучерявой седой бородой. Это был, в общем-
то, человек. Его голова склонилась над землянином, свесив длинные
пряди волос. Глаза светились разумом, но каким-то чужим и
     проницательно-пугающим: "Вы в карантинном центре. Излучение
Элоса губительно для вас."
     Ча сделал паузу, показывая как экскурсовод в сторону круглого окна
со светофильтрами...
     --А до города тут близко? --как всегда небрежно вмешался
Михалыч, пытаясь "с ноги" открыть
     иллюминатор. Седой лишь покачал головой: "Это изолятор, но вы
можете незримо
     переноситься в любой уголок планеты с помощью..." -- Ча запнулся,
подыскивая слово:
     -- ...С помощью видеосистемы... хотя это, скорее, средство
передвижения разума.
     Седая борода пантеонца затряслась от беззвучного смеха, а рот
растянулся в блаженной улыбке.
     -- Юмористы вы тут все, а чего ржете, черть ево знает! --
недовольно огрызнулся Михалыч.
     -- У тебя рудимент четвертой степени. -- объяснил Ча, указывая на
волосатую руку Михалыча. Тот обижено отвернулся. Ча заставил себя
быть серьезным: "Ничего, через 5-6 инкарнаций должно исчезнуть..."
     Голос Ча был непривычный как у евнуха, он дружелюбно
попрощался и ушел, будто
     через стену, по специальному мелоцифровому ключу.
     -- Ну и вляпались мы! -- почесав затылок, подытожил Михалыч.
Вытащив из-под рубашки какое-то лучевое оружие, он добавил: --Я им
живым не дамся! Всех попишу, ломтиками нарежу!
     Алекс привстал на койке, перекинув ноги на инкрустированный
зеркальный пол и включил "видеосистему".
     -- Эх... ремонт в Японии... -- обиженно заныл Михалыч: "...
суточные, шмуточные -- на всю жизнь озолотился бы!.. а тут... руди...-
мент..! понимаешь..."



     Стены будто исчезли. Был лишь зеркальный пол и облачное небо.
Перед взором землян мелькали пейзажи планеты, сопровождаемые
прекрасной синтез-музыкой. Эффект был потрясающий, возникало
ощущение единства музыки с изображением. А панорама пантеонской
природы уносилась куда-то в заоблачную даль нескончаемых россыпей
ночного неба. Под низко плывущими багровыми тучами появлялся то
сумеречный первобытный лес, то вдруг веяло жаром безводной
пустыни, то колючим ветром полярной шапки. Нескончаемой чередой
сменялись картины, пока, наконец, не появился человек, широкой
лысиной похожий на Сенкевича, только одет он был в белый хитон с
брошью. "Сенкевич" поведал о проблемах контакта с высшим и
низшим разумом. Находясь на длинном каменном мосту посреди
живописного озера, он передвигался от одного к другому изваяниям
существ, перилами между которыми служили натянутые цепи.
Поблагодарив за внимание, лысый пожелал приятных путешествий и
пропал. Вместо него на экране появился крест. Большой крест, ярко
люминесцирующий. На фоне одноэтажных, цельнолитых домов-
куполов мелькали фигуры пантеонцев, разгуливающих по прекрасному
саду. Одеты все были по-разному, в большинстве классически. Среди
них попадались Андрогины в белых одеяниях с золотым крестом, как-
бы выжженным на лбу. И, что совсем поразительно, у некоторых,
равно как у мужчин, -- так и у женщин, встречался светящийся нимб
(!) над макушкой, особенно отчетливо он выделялся в тени
раскидистых ивовых деревьев. Это были визитеры с планет полубогов.
А женщины Пантеона!.. они такие разные, но любая светилась
изнутри, словно состоящая из иной материи, -- чистой и
божественной. В сравнении с ними любая земная девушка могла
показаться порождением нечистот и скверны, рожденной лишь для
греха и мучений. На Пантеоне многое выглядело странным. Например,
опавшие с деревьев плоды не сгнивали в течение многих месяцев. И
все благодаря особенному спектру излучения светила-Элоса .
Пантеонцам не нужны были предметы обихода. Одежду и средства
передвижения они создавали из ...воздуха (!) энергией своей души. Но
такие творения были недолговечны. Другое дело -- Любовь. Мужчина
и женщина, испытывающие взаимные чувства, настолько одухотворяли
пространство, что между ними возникал ослепительный цветок, из
которого выходило прекрасное дитя, взрослевшее прямо на глазах...



     Между тем, даже через фоноизоляцию стены неумолимо нарастал
какой-то гул. Это было глухое эхо взрывов. На экране появились
помехи. Земляне уставились в окно, -- там, за толстым оконным
стеклом, уже шло сражение за единственные "космические ворота"
планеты. Алекс нажал наугад несколько кнопок, а Михалыч
отрегулировал изображение, стукнув кулаком по стене. На экране
появился Ча:
     -- Собирайтесь! Тут вам оставаться опасно. Эскадра Пантеона
разбита. Сотсирх атакует.



     Допотопный робот, сопровождавший Ча, чем-то напоминал
домашний электросчетчик с пробками-глазами. Серебристые
спиралевидные зенитки, наскоро установленные у подножия
гигантских дорических колонн, отрыгивали в небо вереницы
трассирующих потоков. Ступив на зеленую лужайку за оградой
карантинного центра, Александр поднял глаза к небу. Вместо яркого
Элоса, заслонив его своим огромным уродливым телом, на небосклоне
повисла черная "Ноддегамра", пускавшая стрелы убийственных
разрядов, от которых, казалось, сама планета содрогалась израненная.
Кругом на траве валялись груды лома разбитых зенитных пушек.
Шахты пусковых установок и укрепления были разворочены, засыпаны
грунтом, атмосфера насыщена пылью и копотью. Апокалипсис дошел
до кульминации. С неба стремительно, подобно стае черных птиц,
падали десантные модули, выплевывая отряды вооруженных существ с
грушевидными головами и кожей противно-зеленого оттенка. Ими
командовали высокие могучие титаны в пурпурных мантиях. Три
низкорослых существа, по-видимому, биороботы, под началом одного
из титанов преградили путь беглецам.
     "Четыре -- на четыре!" -- заметил Михалыч.
     Опережая события, Ча выхватил с пояса громоздкий излучатель,
убив первого из нападавших. Два робота в ответ осыпали его градом
плазмы из собственного не менее грозного оружия, которое сжимали
четырехпалыми передними конечностями. Бородатый Ча, вовремя
пригнувшийся, уже сменил позицию, нырнув за косяк обвалившегося
каменного сооружения и оттуда вывел из строя еще одного робота.
"Счетчик" тоже открыл пальбу, но сраженный наповал, распластался в
траве.
     -- Я вызываю тебя! --раздался трубный голос титана. Ча резко встал
в полный рост из-за бетонной глыбы. Вспыхнули молнии лучевых
пистолетов, титан рухнул наземь. Пронзенный прямо в голову, он
встретил смерть с открытым забралом гривастого античного шлема. Ча
снова смешно затряс бородой, поворачиваясь своим грузным телом к
Алексу. Но улыбка так и застыла на его лице -- в боку и в животе
зияли смертельные раны. Тем временем, 3-й робот успел забраться на
крышу, Михалыч прицельно "снял" подлого карлика из своего
бластера.



     Около прозрачного куполообразного сооружения, выполнявшего
роль ремонтного ангара, валялось множество убитых и раненых. В
большинстве своем это были обороняющиеся. Многие корчились в
страшных судорогах. Апокалипсис безумия близился к финалу.
Планета была целиком захвачена Сотсирхом и погрузилась во мрак:
треугольная с закругленными бортами чудовищная махина от
горизонта и до горизонта зловеще покрыла небосвод, без пощады разя
молнией последние очаги сопротивления. Едва дисколет ушел в небо,
его ангар превратился в пылающий факел...
     Шанс ускользнуть от истребителей еще оставался, гораздо труднее
было уйти от "Ноддегамры". Исполинский дракон сотона "С"
неумолимо рос впереди по курсу. Казалось, черная громада будет
увеличиваться бесконечно. Фарос предпринял последнюю попытку
уклониться, но сбоку моментально вынырнули четыре модуля,
поставив плотный заградительный огонь. Дисколет неминуемо шел
прямо в пасть галактического дракона!.. Два десятка штурмовиков,
будто стая гончих, загоняли его туда. Чудовище уже выросло до
размеров небоскреба, когда между ним и дисколетом появился
знакомый голубой плазмоид. Он обволок тарелку со всех сторон так,
что земляне уже не различали ничего ни на сканнере, ни глядя на
экран. Лишь увидав искрящуюся вспышку, они поняли: это был залп
"Ноддегамры"...
     Алекс доверился интуиции. Пальцы сами нажимали кнопки и
регулировали сенсоры. Со стороны дисколет выглядел теперь
чрезвычайно вытянутым и уже мало напоминал тарелку, а был похож,
скорее, на длинную иглу. При достижении световой скорости он вновь
неузнаваемо трансформировался, но лишь снаружи, сохраняя внутри
прежние размеры, что было крайне удивительно. "Есть прыжок! --
воскликнул Алекс, откидываясь на спинку кресла. Дисколет уже
входил в пике над широким гористым плато. Это была уже Земля!! Из
перистых облаков выскочил самолет-перехватчик и сблизился на
дистанцию сопровождения. Фарос опознал принадлежность к ВВС
Саудовской Аравии.
     -- Э-э..! К арабам не хочу! Даже после инопланетян..! --
протестовал Михалыч: -- Шура, прибавь газу!
     Александр включил турбину, а Михалыч хохотал в иллюминатор,
показывая кукиш отстающему самолету.



     ОРБИТА ПЛАНЕТЫ ТИРА - 365.
     Фарос докладывал обстановку, Михалыч все больше впадал в
уныние.
     -- Шура! Куда мы летим...?!
     Небо над Европой было сплошь затянуто грозовыми тучами. На
сканнере то и дело вспыхивали засветки от наземных РЛС и стоило
хоть немного обнаружить себя, как в погоню по эстафете пускались
все новые отряды перехватчиков. Если дисколет неосторожно
появлялся над каким-то военным объектом, -- в воздух взмывали
порции баллистических ракет, и приходилось вновь прятаться в
ПОЛИДРОМИЮ. При увеличении разности частот возрастала
антигравитация и Александр с большим трудом справлялся с
управлением : Земля будто бы отторгала чужеродное существо. Какой
же дикой и чужой казалась теперь собственная планета. Михалыч
опять нажрался какого-то реактива и уснул на столе, свернувшись в
клубок среди склянок и шлангов. Лишь изредка он жалобно скулил и
бредил.
     -- Куда мы летим?!! ...К-куда ...куда мы ...летим!!!.?.
     Алекс нажал кнопку, где была изображена семиконечная звезда.
Доверившись таинственной энергии, он рванул рычаги. Аппарат
стремительно набрал высоту. Снизу могло показаться, что это яркая
звезда в виде усеченного шара -- так светилось и переливалось
силовое поле вокруг объекта.

     "Терий"-- таков был позывной присвоенный дисколету, благодаря
присутствию на нем Алекса. Тайир... Терий... Что значило это имя?
Какова их с Михалычем роль в чудовищной игре, где на карту
поставлены судьбы цивилизаций? Почти все вокруг было враждебным,
способным пожрать не только тело, но даже бессмертную душу.
Существа, населявшие этот мир, были наделены могучей волей, они
способны приказывать и принуждать, они были выше по интеллекту и
организации как минимум на 3-4 порядка! Некоторые из них,
настоящие монстры, пусть ничтожные по сути, -- они привыкли
главенствовать. Ты раздавлен, готов бросить все, бежать куда глаза
глядят... Александр знал: весь его "многожизненный" опыт, даже
включая недавние события, --лишь часть потрясающего спектакля,
цена которому больше жизни. Что можно противопоставить этой
беспощадной Вселенной!? Дисколет Тери сопровождал большой
трансгалакс, груженный энергоемкой массой. Эта грубая материя
предназначалась для посева на голых периферийных планетах. Иногда
все казалось бредом, Алекс понимал что эволюция нужна, но кому?
зачем..? Мимо проносились острова первобытной плазмы, корабль
неизменно верно сам находил дорогу, даже без помощи Фароса.



     ТУМАННОСТЬ Y- 470.000.
     ПЕРИФЕРИЯ.
     ...Распределительным узлом перевозок служила радужная планета
системы двойной звезды l1-l2 созвездия Дихтиа. Вместе с Алексом в
конвое состояли еще четыре автономных дисколета и одна база с 12-ю
штурмовиками. Фарос, как и прежде, занимал пилотское кресло.
Михалыч к своей великой радости был назначен артельщиком, и все
запасы спиртного оказались в его распоряжении. Звездная федерация
еще располагала силами, невзирая на поражение Панты. Опасаясь
ловушки, командир конвоя стратег Гесперион с планеты Артокс
определил новую точку "прыжка". Выходить на связь разрешалось
лишь короткими сеансами. Запрещалось активное сканирование.
Однако, несмотря на все меры предосторожности, в полуединице от
места "перехода" оказался один из флотов Сотсирха. Гесперион
предусмотрел и такой поворот событий. Использовав центробежную
силу одной из звезд туманности, грузовой корабль ускорился и,
оторвавшийся от преследования, ушел к намеченной цели. Конвою
предстояло задержать авангард уранидов...
     Туманность "Пси" была малоизученной областью Вселенной, она
заселялась уже давно, преимущественно, мирами Черной Иерархии,
пришельцами с так называемых "регрессивных" планет либо душами
"сосланых". Никто до конца не мог сказать, что представляют собой
регрессивные миры. Причина была простой: тот, кто попадал туда, --
просто исчезал(!), оставляя лишь догадки. О туманности "Пси" тоже
ходила дурная слава, впрочем, это легко объяснялось ее удаленностью
от очагов цивилизации. Ведь она располагалась на периферии, в
"ревущих сороковых" широтах Вселенной, где планеты-острова часто
разлучены безумием штормов. Здесь были вполне подходящие условия
для энергетического пиратства. "Космические драконы" Сотсирха,
подобно вампирам, высасывали энергию отдаленных планет, которые
в результате постепенно охлаждались, сжимаясь до состояния
регрессивных.
     ...Дисколеты выстроились клином. Терий (так называли Алекса)
был замыкающим на правом фланге. База по правилам тактики
находилась в тылу, ее модули, возвращаясь из разведки, сообщали о
приближении кораблей противника. "Силы тьмы" насчитывали восемь
боевых дисколетов и один гала-крейсер, которым командовал
клонированный Сотсирхом сотон Ликос Мэвтос. Передовые силы
уранидов оказались гораздо слабее, чем предполагалось, а главное --у
них не было ни единого штурмовика, что почти уравнивало шансы.
Гесперион решил принять бой, и враждебные флоты понеслись
навстречу. Корабли четко маневрировали, меняли угол строя, создавая
плотный фронт огня. В бою их форма была более плоской книзу, а
верх закруглялся наподобие линзы. Иногда какой-то дерзкий модуль
заходил в тыл Ликоса, причиняя неприятности, но Ликос, обладая
мощным крейсером, игнорировал такие мелочи, упорно пытаясь
прорвать линию федератов. Терий допустил несколько грубых ошибок,
и в результате оказался под перекрестным огнем 2-х кораблей
противника. Вряд ли стоило рассчитывать на помощь с модульной
базы, но Терий ловко выставлял силовой щит, в разных местах отражая
залпы уранидов. Фарос не терял времени зря. Действуя авантюрно, он
превращал недостатки маневра в преимущества. Не расходуя энергию
преждевременно, он вырулил дисколет прямо в стык между
вражескими, да еще таким образом, что правый из них на долю
секунды показал свое "брюхо", этого роботу было достаточно чтобы
нажать на гашетку... Поврежденная тарелка резко ушла вбок, а Фарос
уже разворачивался лоб-в-лоб на второго противника. Дисколеты на
малой скорости двигались таранными курсами, кромсая и дырявя друг
друга лучами. Это была война нервов, казалось, вот-вот произойдет
столкновение. Михалыч, глотнув из Бесконечной бутылки, зажмурил
глаза, экран вспыхнул... Недолетев считанные десятки метров,
неприятель взорвался, будто вывернутый наизнанку, -- это Фарос
разрядил плазменную пушку на полную мощность. Корабль пронесся
сквозь огненный смерч разлетающихся обломков и оказался опять в
самой гуще сражения. А оно кипело и бурлило, распирая эту мизерную
частицу космоса настолько, что даже вакуум сотрясался, разнося по
Вселенной отголоски битвы...
     Ликос прорвал строй федератов. Теперь его крейсер сражался с
Гесперионом. Стратега не смутила потеря половины штурмовиков,
мощные гиганты сближались, громыхая ураганными залпами, а вокруг,
словно расступившись в почтении, кувыркались искалеченные
"тарелки". Ураниды уже почти проиграли, но модульная база
Геспериона, оставшись без прикрытия, получила серьезные
повреждения, и стратег поспешно отступал. Ликос его не преследовал.
Трансгалакс -- вот что тому надо, и крейсер устремился в погоню,
оставив поле битвы за федератами... База вызывала все боеспособные
корабли. В ответ послышалось несколько "смачных" матюков -- на
связь вышел "завхоз" Михалыч. Алекс уже вертел настройку
пеленгатора, а Фарос руководил исправлением повреждений.



     СИСТЕМА АСТОР-S.
     АСТРАЛЬНЫЙ ПЛАН.
     Ликос был близок к цели, он стоял, уперев руки в бока и злобно
сверкая, как молнией, адскими зрачками. Брови его были остры и
суровы, сходясь на переносице под прямым углом. Сотон поднял свой
пронизывающий взор и стал похож на ужасное неправдоподобное
существо с козлиной бородкой, корявым носом и бездонными
глазницами. В пост управления крейсером огромными шагами вошел
широкоплечий двухметровый верзила с дьявольски красивым и умным
лицом. Он откинул алый плащ, прижав правую руку к солнечному
сплетению на животе:
     -- Владыка! Недалеко граница Федерации. Трансгалакс -- в зоне
протектората Ана-112. Нам его не захватить. Я приказал уничтожить
трансгалакс. Затем совершим посадку на планете.
     -- Все верно, Гекатей! -- едко процедил, скаля зубы, Ликос: -- но
ты забываешь, что здесь приказываю Я!!
     Ликос выдержал паузу, она зловеще повисла между ним и титаном,
наполненная взаимной ненавистью. Они стояли молча, два бога тьмы,
лицом к лицу, привыкшие лишь к повиновению и готовые задохнуться
от испепеляющей их сердца жажды убийства. Из лифта вырос серо-
зеленый карлик со вдавленным носом и заостренными ушами, на
уровне живота узкой полоской высвечивала цветовая гамма,
означавшая личный "артикул". Подобострастно кланяясь, карлик
доложил:
     -- Трансгалакс уничтожен. Нас преследуют корабли Геспериона.
     -- Идем на посадку! -- приказал титан.
     -- Ты поплатишься, Гекатей . -- с хладнокровием оракула произнес
Ликос.



     СИСТЕМА АСТОР-S.
     ПЛАНЕТА АНА-112.
     КОНЕЦ 3-й СТАДИИ.
     ФИЗИЧЕСКИЙ ПЛАН.
     Ана-112, более известная как планета Изгнания была по счету
первой от звезды, но пригодной для биологической жизни. Сама звезда
доживала последний период своего существования перед сжатием и
представляла собой оранжево-красный гигант, ее тепла вполне хватало
для поддержания неплохого климата, повсюду простирались зеленые
поля и долины с причудливой растительностью. Экипаж, состоявший
из 2-х землян и 3-х уцелевших роботов, с трудом выбирался из
трясины. С кораблем все было кончено: анское болото затянуло его
разбитый остов, спасти удалось немногое, да и самого важного не
было -- вместо кристалла связи "завхоз", как мадонна младенца
прижимал к груди заветную "четвертинку" зеленоватой жидкости.
     Это была одна из планет-ловушек, умереть на ней означало надолго
застрять, будучи вовлеченным в ее эволюцию, навсегда забыть о
Земле... У Михалыча сдали нервы:
     -- Куда мы летим ... куда мы летим?!... -- бубнил моряк -- Мы
вообще... куда-то летим ?......
     Но никто уже никуда не летел... Приходилось без устали ползти по
шаткой трясине, выбраться из болот удалось лишь к ночи... Утром
напали аборигены. На Тери с раскидистого дерева свалилось какое-то
человекоподобное существо. Вся поляна была запружена туземцами,
они имели мощное телосложение, большинство с дубинами и
кремниевыми ножами. Излучатели роботов и Бесконечная бутылка
Михалыча перекочевали в дрожащие руки дикарей, и пленников
повели связаными. Шли очень долго, лес тянулся около пяти местных
суток, которые были чуть короче земных. После утомительных
подъемов делали привал, волосатые анцы разжигали костры, на
которых жарили туши убитых животных. Дикари исполняли
ритуальные танцы. "Это не мы тебя убили! -- в экстазе орали
охотники забитому камнями вепрю: -- Тебя убили люди другого
племени! Ты -- наш прародитель и мы бы не посмели!..



     ...Путь был не близок, джунгли сменились вначале саванной, затем
дикой песчаной равниной, более всего напоминавшей дно моря или,
скорее, аквариума с редкой растительностью. Пленники уже не были
связаны, но бежать даже не пытались: все равно пришлось бы искать
проводника. Странную новость сообщил Фарос, ему удалось прочесть
мысли вождя племени. Направлялись аборигены к своему богу,
живущему высоко в горах, который еще задолго до падения дисколета
явился во сне вождю, поведав о предстоящих событиях. Роботы без
труда освоили местный язык и могли общаться короткими звуками,
жестами и подсознательно. Фарос уверял, что мог бы полностью взять
под контроль мозг вождя и повелевать им, но мешал священный посох,
украшенный пером какой-то диковинной птицы, с которым вождь не
расставался ни на минуту. Перенесший очередную "белую горячку"
артельщик Михалыч, сдружился с шаманом -- главным знахарем
племени, два старых алкоголика поняли друг друга без слов. У шамана
в бурдюке имелся изрядный запас крепкого зелья (чтобы разговаривать
с духами), и они с Михалычем принялись "шаманить" вместе... По
правде говоря, действительно, эта планета была сплошь и рядом
населена всяческими джиннами, феями, сиренами и нимфами. То, что
встречалось по пути, просто не поддавалось описанию. Иногда
удивительные астральные образования вступали в контакт с "грубым"
миром. На этой уединенной планете происходила настоящая
"дарвиновская" эволюция, медлительная, но зато классическая.
Дикарь древнего мира Аны, лишенный наслоений технократии и
вмешательства посторонних цивилизаций, умел, как ребенок, по-
своему видеть то, чего не дано более "совершенному" человеку. Он мог
общаться с духами, слушал их советы. Это был его сказочный мир, не
запачканный хищной лапой демонов-технарей. "Завхоз" Михалыч,
однажды перебрав шаманской закваски, решил по пути искупаться в
озере, где и был захвачен врасплох нахального вида русалками. Того,
что произошло дальше, хватило бы на отдельный рассказ. В конце
концов, беднягу разыскали, с трудом отбив у похитительниц. Пустыня
сменилась редколесьем высоких широколистных деревьев. Опавшая
листва придавала этой дикой планете уют английского парка. Как-то
несуразно выглядела здесь орава туземцев. Неожиданной находкой
оказался гладкий дискообразный летательный аппарат, металл его
десятиметрового корпуса почти не пострадал за сотни лет, прошедшие
со времени катастрофы. Холм, поросший кустарником, в который, по
всей видимости, врезался дисколет, возвышал его над лесом, не давая
мху и листьям поглотить корабль. Как выяснилось, туземцы
специально сделали крюк, чтобы пройти через это место. Михалыч
рвался совершить осмотр, вбив себе в голову что внутри обязательно
найдется какая-нибудь выпивка, но Фарос предостерег артельщика
что, возможно, до сих пор действует система защиты, да и в любом
случае это не так-то просто. Наконец, очевидно сжалившись над
матросом, вождь вернул тому Бесконечную бутылку. Радости
Михалыча не было предела, и группа снова двинулась в путь. Туземцы
прорубали дорогу сквозь заросли дикой кукурузы, а впереди уже
сверкали острые пики высоченных гор. По словам дряхлого старичка,
одного из туземцев, некоторые горы были из цельного драгоценного
кристалла до 50-и метров высотой. Каждой горой правил буйный дух,
но все духи гор подчинялись Магатуме -- богу Одиночества. У
подножия хребта анцы остановились. Высоких деревьев здесь не было,
лишь стебли лугового камыша обвисали под тяжестью ядовитых
улиток. Ручьи, вытекавшие из расщелин пирамидальной горы,
сливались в один ревущий водопад, с огромной высоты разбивавшийся
о скалы.
     "От этой горы держитесь подальше." -- пояснил высокий смуглый
вождь с ожерельем из зубов и когтей: "Только вам одним есть дорога.
Идите к той ледяной вершине, великий Магатума хочет видеть Сынов
Неба! В пути будьте осторожны, и помните --духи бывают злы..!"



     ...Пока ничего особого не происходило. Путники старались
держаться подальше от завораживающих алмазных утесов, от них и
вправду исходила необузданная губящая сила. Даже у роботов
начались головные боли. Лишь Михалыч себя чувствовал великолепно,
изрядно "усугубив", он горланил: "...Из полей уносится печаль..."
Наконец, после трудного и опасного восхождения астронавты вошли в
сверкающую сталактитовую пещеру. Ослепленные сиянием сводов,
роботы оставались предельно насторожены, улавливая тончайшие
электромагнитные флуктуации.
     -- В ста двадцати метрах потенциальная энергетическая угроза! --
предупредил один из них.
     Фарос предусмотрительно скрестил руки, заэкранировавшись от
телепатического пресса.
     -- Ментальный разум. -- вполголоса уточнил другой робот -- 23-я
интеллектуальная категория.
     -- И тут "м е н т ы"! -- Михалыч со злости харкнул на известковую
стенку и, глотнув из Бесконечной бутылки, шагнул вперед: " Щас
пойду, побазарю с "м е н т о м" этим..! "Менты"! ...тьфу..." Но нога так
и зависла в воздухе, Михалыч продолжал стоять на другой ноге как
парализованый и, что самое интересное, не опираясь ни на что. Его
лицо приняло выражение неподдельного ужаса. Терий, казалось, не
понимал что так напугало товарища, он беспрепятственно шагнул в
темноту...
     ПРЕДЫДУЩЕЕ ВОПЛОЩЕНИЕ: Воин Тайир С ПЛАНЕТЫ
ЭТЕРИЯ . ВОВЛЕЧЁН В РЕЦИКЛ ПЛАНЕТЫ ТИРА-365. НА
ПЛАНЕТУ АНА-112 ПРИБЫЛ ПОД ИМЕНЕМ ТЕРИЙ. ДОПУСК: В
ПОРЯДКЕ ЭКЗАЛЬТАЦИИ.
     ...Это поразило его сильнее грома. За долю секунды в мозгу Тери
пронесся шквал информации.
     Планета Магатумы несла в себе символ уединенной плоти, что-то
вроде гебрида свойств Сатурна и Земли, поэтому любое постороннее
вмешательство в ее дела было неугодно горному богу. Неудивительно,
что присутствие на Ана-112 сотона "Л" вызывало неудовольствие
Магатумы. Горный владыка был возмущен и разгневан. Из
последующей лавины информации Терий уже ничего не помнил... Он
вышел из шока у подошвы горы. Как он и его спутники попали вниз, --
осталось загадкой. Туземцы толпились, в основном, вокруг Михалыча,
продолжавшего стоять на одной ноге. Их было около 60-ти человек,
все неистово вопили, потрясая в воздухе копьями и луками. Вождь
горделиво вытягивал шею:
     "Магатума велит помочь Сынам Неба! Ваш враг --враг Магатумы!
Да поможет вам священный жезл птицы Йиу!"
     Вождь торжественно передал Тери заветное древко, украшенное
экзотическим пером. Терий оставался задумчив, не сводя печального
взгляда с горы Магатумы: "Он был одним из ВЕЛИКИХ СЕМИ. Он
строил миры и зажигал звезды, а ныне он -- изгнанник, обреченный
на О д и н о ч е с т в о..."



     Ана была самой малой из пяти планет системы Астор-Сигма, здесь
как нигде бросалось в глаза, что планета -- это шар: настолько резко
обрывался горизонт и придавливало тяжелое небо. Девятнадцать раз
красное солнце опускалось за исчерченный горами горизонт с того
дня, как Гекатей совершил посадку на Ана-112. Согретые лучами
Астора, шелестели на ветру верхушки миртовых тополей. Громоздкий
крейсер восседал черным треугольником посреди острова в теплом
безветренном океане опаловых волн. Через специальный
энергозаборник сила недр планеты уходила в желудок "дракона".
Златокудрый титан, сын Черной Луны и Космоса, древний герой,
жаждал крови, жертвы..! -- тогда его эгрегор вновь наполнится былой
силой. Опираясь на большой валун, специально обтесанный под
жертвенник, Гекатей желанно всматривался в морской горизонт, где
приближались челны с дикарями, на усыпанном драгоценными
минералами берегу встречала охрана из двадцати вооруженных
карликов. Когда пироги причалили к низкому берегу из них стали
выводить пленников для заклания. Так делали еще жрецы
Кецалкоатла. Даже в цивилизованной Элладе титан был свидетелем
как боги-Олимпийцы питались дымом жертвенных костров --
энергией умерщвленных. Гекатей величественно расправлял мощные
плечи, в его жилах текла голубая кровь -- признак высокого
происхождения, и он мнил себя богом.
     --Меон-Гун! -- позвал он старшего карлика, удивленно
разглядывая двух землян, которых выгрузили с самой большой пироги.
Меон-Гун предстал перед грозным хозяином, но Гекатей смотрел на
Тери.
     -- Воин Тайир!.. клянусь Вседержителями! Это ТЫ!! Ты пришел
убить меня!!!
     Терий сбросил узы и выхватил излучатель, пронзив карлика Меона
прямо в голову. Гекатея ранили отравленные стрелы и дротики
туземцев, ранение в живот он получил от Фароса, поднявшегося со дна
лодки с убийственным протонным излучателем. Охрана была смята
бешеной толпой вооруженных чем попало дикарей во главе с
Михалычем, причем карликов перепугали не столько дротики и луки
туземцев, -- сколько матерные выражения "завхоза". От употребления
"коктейля" из шаманского зелья, разбавленного содержимым
Бесконечной бутылки, тот озверел настолько, что наверное сам
Антихрист выглядел бы паенькой рядом с ним. Разметав низкорослую
охрану, матрос ворвался в приемный отсек корабля, взломал несколько
тяжелых люков и, увлекая за собой толпу аборигенов, в течение каких-
то 20-ти минут полностью овладел крейсером. Дольше других
продержался командный отсек, но и его взяли штурмом, правда, ценой
больших потерь со стороны дикарей. К чести оборонявшихся, они
живыми не сдавались. Один лишь Гекатей оказался в плену. К своему
несчастью, он был бессмертен. Всего израненного его втащили внутрь
корабля. Тут, как никогда, проявилась накопленная ненависть
туземцев к поверженным пришлым богам, Михалыч не удержался и
тоже дал по морде гиганту. Тери с трудом удалось умерить боевой дух
дикарей. Труднее было удержать разъяренного Михалыча, который
носился с огромной дубиной, обыскивая каждый уголок. Но Ликоса
нигде не было. Сотон сбежал, заранее предвидя исход дела, он
воспользовался спасательным модулем. Терий связался с пограничной
базой, а через нее с Гесперионом. Роботы взялись за управление.
Крейсер вобрал гравитационное "жало" и, грохоча дюзами, стартовал с
острова под ликующие крики анцев. На голографическом дисплее
Фарос рассчитывал планетные изогравы, а Терий размышлял у пульта
под мерное гудение приборов. Он никак не мог осознать всего, что
произошло. Гекатей узнал его...
     Терий с почтением осматривал крейсер -- космический дракон, в
безразмерном брюхе которого было так неуютно. Чудовище дышало и
мыслило, с неохотой подчиняясь умелой руке Фароса. Молчаливому
роботу приходилось попотеть. Лишь сейчас Терий прочел имя
чудовища, оно фосфорическими знаками сверкало на переборке возле
выхода.
     "АНИГИЛОС", КЛАСС Дракон-IV, КОСМОПОРТ КОЛОСС.



     ГРАНИЦА ФЕДЕРАЦИИ.
     Пульт управления крейсером выглядел достаточно примитивно и
напоминал, скорее, клавиатуру рояля. Перемещаться в пространстве и
времени можно было набором сложных сочетаний звуков и полутонов.
Терий нажал ноту "Фа" одной из октав. Клавиша окрасилась в сочно-
зеленый цвет, а крейсер немного развернуло, но через минуту
"дракон" лег на прежний курс, недовольно рыча генераторами.

     ГАЛАКТИКА 62-Q.
     ПЕРИФЕРИЯ.
     Михалыч носился по темным извилистым коридорам звездолета,
натыкаясь на задраенные шлюзы со странными рисунками, похожими
толи на трафареты видов спорта со стадиона, толи на позы из "Кама-
Сутры". Стенки переходов были гофрированные, местами напоминая
гигантские пчелиные соты. Они расширялись и сужались, вибрируя,
будто в конвульсиях. Изредка попадались двери довольно странного
лифта с обозначениями шести линий разных цветов спектра. Наконец,
выбившись из сил, Михалыч остановился возле одной из таких дверей.
На ней были лишь три цвета из шести. Оранжевый был цветом
энергетической системы, красный -- боевой, но Михалыча
заинтересовал почему-то неизвестный -- зеленый. Завхоз наугад
набрал несколько цифр зеленой линии, дверь вдруг стала прозрачной,
и Михалыч без раздумий шагнул навстречу неизвестности...
     На двери музея были только две линии: зеленая и оранжевая. Это
был даже не музей, а какая-то лаборатория. Обшарив глазами ее
мрачный интерьер, Михалыч вдруг понял, что ему страшно. Тут были
собраны мутации Вселенной от простых тритонов до ужасных
гуманоидов, казалось, они шевелились, дышали, издавали звуки...
Михалыч протрезвел окончательно. Психоделия нарастала по мере
продолжения осмотра. И тут... он увидел главное..! Ряд
человекообразных завершал...О, Боже мой... Михалыч попятился,
увидав ... самого СЕБЯ..!
     ...Михалыч кинулся вон из музея. У лифта пришлось повозиться, --
зеленая линия не слушалась, тогда завхоз прыгнул в лифт оранжевой
линии...



     ЦЕНТР ГАЛАКТИКИ 62-Q.
     Ничего подобного Тери видеть еще не доводилось. Он насчитал
десять... нет! -- даже двенадцать солнц! Еще через полчаса их стало
двадцать семь. В этом месте звездные системы были так близки, что
почти вплотную прилегали друг к другу. Трофейный крейсер шел к
центру галактики. Это была относительно небольшая, но ужасно
черная дыра. Сканнеры не показывали никаких параметров, даже
самые тончайшие волны тонули в этой суперплотной тьме. У Тери
начались слуховые галлюцинации, они усиливались по мере
приближения к дыре. Казалось, миллионы грешных душ вопят, не в
силах вырваться из вечного плена. К ним присоединялся и рев Гекатея,
доносившийся из дальнего отсека корабля. Туда, в эту бездну суждено
было отправиться ему вслед за своими древними братьями. Фарос
ждал лишь указаний с корабля-координатора. Ход сбавили вдвое, но
центр галактики неумолимо приближался,
     --черная дыра будто чуяла добычу. По пути все чаще встречались
скопления вещества, корабль попадал под метеоритные потоки и в
жесткие силовые поля. Внешних повреждений не было благодаря
мощному экранированию, зато внутри разладились многие системы.
Терий был перед незнакомой аппаратурой, корабль не желал
подчиняться неопытной руке, будто норовистый конь, попавший к
новому хозяину. Неполадки давали о себе знать все настойчивей. Тут,
как никогда проявилась нехватка "рук". Еще и Михалыч, как назло,
куда-то пропал. После продолжительных поисков роботы, наконец, его
отыскали: нажравшийся антифриза, завхоз валялся посреди
просторного генераторного отсека в самом безобразном состоянии.
Если сказать, что это была медитация, -- то в ней Михалыч просто не
знал равных... Каково же было удивление Тери, когда через час роботы
притащили другого мертвецки пьяного мужика, как две капли
похожего на Михалыча. Когда обоих привели в чувство, трудно было
сказать кто из них настоящий, а кто нет. Фарос утверждал, что это
последствия повреждения реактора. Наконец, на следующий день уже
самостоятельно явился еще один Михалыч. Третий. Следующие сутки
прошли в напряженном ожидании... но Михалычей больше не
предвиделось, и вскоре за столом кают-кампании уже "булькали" все
три Михалыча, конечно же соображая "на-троих" по такому случаю.
     -- Эй, второй! Третьим будешь? -- вопрошал Михалыч-1, звеня
посудой.
     Михалыч-2, хлебнув из Бесконечной бутылки, глядел на сияние
тысячи солнц и комет в иллюминаторе, и Михалычу подумалось, что
наверное есть на свете еще многое, чего не видел. Даже похлеще, чем
заход солнца в Индийском океане после 200 гр. "Джони Волкера" или
поздняя осень в дельте Миссиссиппи после с т а к а н`a чистой
"Текилы" (тьфу, гадость какая...) Михалыч-3 колдовал над закуской,
она готовилась в специальном автоклаве и была синтетической по
составу. Михалычи так торопились, что сало у них выходило сладким,
а огурцы -- ярко-красными. Стакан с реактивом замер в поднятой руке
Михалыча-3:
     -- За тех, кто в море!
     -- ...И пусть их качает только от водки! -- подхватил Михалыч-1.
     --.......А л к а ш и..! -- процедил Михалыч-2, угрюмо уставившись в
тарелку.
     -- От алкаша и слышу!! -- огрызнулся Михалыч-3.



     "Анигилос" пересекал зону космического тумана. С Координатора,
наконец, были получены инструкции: прибыть к звезде Алкон
созвездия Большой Урсулы.
     После нескольких продолжительных сеансов Духовной медитации
Терий мог уже самостоятельно общаться на ментальном уровне. Он
связался с несколькими транзитными пунктами, обменявшись
сжатыми порциями информации. Везде его знали и принимали как
равного. Поступило навигационное предупреждение от цивилизации
Птаа-Сан, находящейся на расстоянии 27800 световых лет от Земли и
вдвое меньшем от "Анигилоса". Оказалось, что невдалеке
разворачивается огромных размеров гравитационный тайфун Цохор.
Депрессивная область уже поглотила на своем пути два пульсара и
полтора десятка звездных систем соседней метагалактики. Пришлось
совершить экстренный "прыжок" чтобы не оказаться в опасном
пространстве между тайфуном и районом Энтропии. Несмотря на все
затруднения, уже через полтора часа бортового времени "Анигилос"
был на подходе к звезде Мерх -- "бэты" созвездия Большой Урсулы.
Порывшись в компьютерном каталоге, Терий узнал, что семь белых
звезд Большой Урсулы принадлежат к категории высших звездных
конгломератов, куда простым смертным на физическом плане путь
закрыт. Михалыч в его нынешнем "расстроенном" виде все же рискнул
выйти на контакт.
     " Алкон, Алкон... я -- Михалыч... ...прием!.." --вызывал самый
нетерпеливый из трех собутыльников. Ответа не было. Приходилось
ждать "за порогом". Лишь после окончательной остановки двигателя
на табло зажегся сигнал обратной связи. Работал лишь дежурный блок
генераторов, Фарос понизил их мощность до минимума, и Терий
почувствовал как внутрь тихим шепотом вползает Космическая
Тишина. Все застыли в полумраке ожидания, Фарос включил
"объективизацию". Весь отсек вдруг наполнился приятным лучистым
светом, который, казалось исходил отовсюду. Причиной этого света
было возникшее как-бы из тумана странное полупрозрачное существо,
оно имело широкие птичьи крылья и голову антилопы. Но самое
интересное, что ОНО выглядело как ... -- женщина! Михалычи
моментально протрезвели, принявшись нескромно разглядывать
гостью.
     -- Айре! -- произнесла она низким грудным голосом.
     --А меня --Валерий Михалыч! --хором пропели в ответ
артельщики:
     -- Можно просто Валера. -- добавил Михалыч-3.
     -- Я не имею имени. Я -- андрогина. -- снисходительно пояснила
странная женщина:
     "Айре -- это не имя, а приветствие на одном из древних языков."
     Она сделала паузу и превратилась в грифона.
     --Вы должны выбрать. --продолжал уже грифон: --Во-первых,
корабль будет дезинтегрирован, а вы возвращены на Землю до отбытия
полного срока.
     Михалыч-1 даже привстал:
     -- Во-первых, -- "коробка" наша!
     -- Во-вторых, -- заметил Михалыч-2: -- Меня из пароходства
давно уволили!
     -- А в третьих, нам и здесь хорошо! -- добавил Михалыч-3.
     Спорить грифон не стал и вновь преобразился в андрогину:
     -- Считайте выбор сделанным. Сотон "Л" скрывается недалеко от
Аны-112. По решению Белого Совета вам надлежит разыскать его.
Титан Гекатей вам поможет. Он --хищник.Мы не вправе осудить
Природу.
     Как бы в подтверждение слов андрогины раскатистым леденящим
душу эхом звучал отдаленный вой, идущий из периферийных отсеков
корабля.
     Терий развел руками:
     -- Почему вы посылаете именно нас? Почему верите Гекатею?
     Но андрогина уже таяла как туман:
     -- Зло истребляется злом... -- как шелест ветра слетали с губ ее
слова.



     СИСТЕМА АСТОР-S.
     ПЛАНЕТА БИЗА-402.
     СЕРЕДИНА 4-й СТАДИИ.
     ФИЗИЧЕСКИЙ ПЛАН.
     Совершив суперсветовой прыжок, "Анигилос" безошибочно вышел
на орбиту второй планеты лилово-красной звезды. Называлась она --
Биза, что и значило: "вторая". По размеру в полтора раза больше Аны,
Биза была уникальна, поскольку принимала на себя часть кармических
обязанностей Аны, сходных с функциями Земли в Солнечной системе:
планета-мать. Поэтому Биза была еще одной планетой в системе
Астора, где существовала "приземленная" гуманоидная жизнь. Но,
вместе с тем, в звездной картотеке она значилась как двуполая. Было
предупреждение, что Биза несет в Космос еще и мужскую
воинственность какого-то красно-коричневого оттенка. Конечно,
"Анигилос" представлял собой грандиозную силу, он мог разрушать
планеты, уничтожать цивилизации, однако Закон требовал насколько
возможно избегать насилия.
     В разведывательный челнок сели Терий, два клона и два Михалыча.
Михалыч-третий остался на корабле ("на всякий пожарный", как он
выразился). К тому же, Михалыч-3 проиграл в карты Бесконечную
бутылку и оказался теперь "третьим лишним"...
     Фарос, бессменно заседавший за центральным пультом,
предупредил чтобы разведпартия связывалась с ним через каждые
восемь часов местного времени. Все были хорошо вооружены. В
древней рукояти меча, найденной Тери среди вещей сотона Ликоса,
таился универсальный
     луч-ксифос, он мог резать, мог отбрасывать все, с чем
соприкасался, мог быть парализатором, мог быть... и простым
фонариком. При умелом пользовании он действовал как мощный
бластер. Рукоять сплошь была исписана какими-то заклинаниями и с
непривычки жгла руку. Терий прихватил еще алый плащ титана и
старинный шлем с гребнем. Михалычи вооружились Бесконечной
бутылкой... одной на двоих... Терий захлопнул за собой прозрачный
люк челнока, открылись лацпорты шлюзового терминала и,
отделившись, челнок пошел на снижение сквозь мутный атмосферный
фронт. Капсула не имела защитного поля, и по обшивке бешено
барабанил неугомонный град. Сели в холодной степи средних широт, в
это время здесь была примерно половина марта. В кабине так уютно,
что не хотелось вылазить наружу в промозглый утренний туман.
Коричневая каменистая почва была покрыта слабой коркой
оледеневшего снега, странные хвойные деревья, одиночно
проглядывающие сквозь пелену, выглядели как призраки. Соблюдая
меры предосторожности, астронавты пошли к намеченной точке.
Узнав, что город недалеко, Михалыч-1 попросился в разведку. Обгоняя
всех, он резво зашагал в поисках новых приключений. В капсуле
остался лишь Михалыч-2 и Бесконечная бутылка.........



     ПЛАНЕТА БИЗА-402.
     ГОРОД РАДОСТИ.
     ФИЗИЧЕСКИЙ ПЛАН.
     За всю историю Биза пережила несколько цивилизаций,
погребенных без следа во прахе времен, и в настоящий момент была в
античном периоде одной из таких. Планета располагалась в
относительно населенном уголке космоса, поэтому ее часто посещали
"сыны небес", оставляя заметный след в культуре. Город Радости был
одним из фортпостов Империи на границе с варварской степью.
Минуя крепостные ворота, Михалыч прошел лабиринтом узких
городских улочек мимо древнего беломраморного храма, оказавшись у
входа в грандиозный амфитеатр. Тут матроса ожидал сюрприз: пивной
автомат. Его недавно завезла сюда одна технократическая
цивилизация и как "дар богов" установила на видное место. Богатые
горожане, весьма гордые своим гоминоидальным происхождением,
опускали в щель грубые монеты местной чеканки, получали свое пиво,
и, аппетитно причмокивая, тут же опустошали содержимое
пластиковых баночек. Михалыч глотнул слюни: не было валюты. Но
бывалый моряк в "загранке" выкручивался не в первый раз, он
пошарил в карманах, где вечно звенела советская мелочь. По весу
подошли 20-ти копеечные монеты, и артельщик одну за другой выдул
восемь банок превосходного пива.
     "Да, уж... это получше, чем сингапурский "джинжер"!" --
констатировал бывший матрос.
     Он вразвалку зашагал по мостовой, удовлетворенно похлопывая
пузо. Под удивленные взгляды прохожих моряк "противолодочным
зигзагом" держал путь к лавке торговца мимо двенадцати громадных
монументов, изображавших деяния императора. Завершала эпопею
какая-то каменная спираль, на самой ее верхушке возвышалась
довольно странная загогулина. Михалыч был озадачен. Он разглядывал
спираль и так, и сяк... и наконец обратился за разъяснениями к
первому встречному. Трехглазая горожанка, не сильно испугавшись,
отвечала, пряча лицо в край полотняного халата: "О, пришедший с
Неба! Это воплощение всемогущего Микринеса -- его великая мысль!"
     Заметив на гранитном цоколе изображение пентаграммы, моряк
тяжко вздохнул. Махнув рукой на всех императоров, он продолжил
свой путь к прилавку с тончайшими серебристыми тканями. Михалыч
окинул взглядом жирного беззубого хозяина: "Слушай, друг! У меня к
тебе два вопроса. Почем нынче люрекс, и... где тут "снэк-бар"?.. --
буль-буль, понял?!....."



     В это время Михалыч-2, в отличие от своего первого собрата, не
валялся без чувств под столом трактира. Хлебнув из Бесконечной
бутылки, он просто вышел из челнока размяться и сразу же был
схвачен незаметно подкравшимися рогатыми кочевниками. Его огрели
по голове чем-то тяжелым, затем добросовестно скрутили веревками,
упаковав в пыльный мешок. Сквозь прорехи в мешковине Михалыч
увидал как мелькнула голубая извилина реки, каменные развалины на
крутом берегу, обгоревший частокол городища, дымящиеся костры,
ряды грубых овчинных юрт и кибиток за частоколом... Посреди лагеря
стоял великолепный шатер как у шемаханской царицы. Войско
кочевников спало вповалку вокруг костров, но уже через минуту
Михалыч предстал перед царем династии "сиятельного Хорса",
величавшимся именем Горос. С моряка сняли путы.
     "Вот тебе и царь Горох!"--вздохнул "завхоз", вытаскивая из-за
пазухи Бесконечную бутылку.....



     Ближе к полудню стало теплее. Красный Астор повис в зените над
крепостью. С вершины острой башни разносились протяжные
завывания полуденной молитвы. Терий с любопытством разглядывал
сложную фортификацию крепостных стен. Михалыч, как и следовало
ожидать, из разведки не вернулся. Терий в сопровождении двух
биороботов направился к главным воротам, однако, дорогу преградила
городская стража, ощетинившаяся копьями и арбалетами. Терий
сделал знак приветствия, но в ответ просвистела стрела, впившись в
нагрудник термокостюма. Он хотел остановить своих роботов, но было
поздно: молниеносно выпалили два тяжелых бластера, и наземь
повалились несколько стражников с расплавленными латами,
остальные, тщетно прикрываясь фигурными щитами, в панике
разбежались. Роботы захватили подъемник моста, освободив полтора
десятка грязных полуголых рабов с красными рубцами на спинах. Рабы
были прикованы к цепному вороту, и использовались как тягловая
сила. Большинство из них оказалось бывшими воинами варварских
племен, потеряв страх, они взялись за оружие, брошенное легионерами
в спешке. Вскоре, однако, возвратилась опомнившаяся охрана.
Вооруженные чем попало, рабы ринулись на своих недавних хозяев,
обратив тех снова в бегство. Наступившее затишье длилось почти два
часа по местному времени. Наконец, из прилегающих кварталов
появились одетые в железо многочисленные отряды гарнизона, они
обступили обороняющихся полукругом. Обитые листовой бронзой
щиты раздвинулись, вперед вышел красиво одетый предводитель с
гордой осанкой патриция: "Сыны Небес! Что привело вас в город
Радости священной империи Микринеса?"
     Терий отвечал:
     -- В Империи скрывается сотон "Л".
     Патриций не смутился:
     -- Ваша Федерация враждебна богам Империи, а великий Ликос
Мэвтос -- друг и покровитель божественного Императора! Освободите
ворота, -- вокруг бродят свирепые племена мутантов!
     В ответ Алекс выхватил из-за пояса меч-ксифос и, отрегулировав
длину луча, обрушил его вначале на створки ворот, затем на
подъемник моста. Легионеры в страхе и почтении попятились, прячась
за щиты и спины друг друга.



     ОРБИТА ПЛАНЕТЫ БИЗА-402.
     "Анигилос" мерно скользил по орбите. С высоты огромный
материк выглядел миниатюрным, и уж совсем мизерным казалось
внутреннее море, близ которого располагалась резиденция
императора. Тоскливо глядя в иллюминатор, Михалыч-3 многого не
мог понять. Зачем это все? Кого мы ищем? Где я? Куда мы летим?.. Он
скучал по дому. Он все больше и больше хотел домой. Это переходило
в манию. Все его бросили, все сейчас на планете... все, кроме
неразговорчивого и, тем более, непьющего робота Фароса.
     Михалыча тянуло снова в лабораторный музей, но "на-трезвую" он
боялся. Братья, они отобрали... Бесконечную бутылку!.. Как они
могли?!... Трезвость -- ненормальное состояние: рассудок мутится, все
валится из рук, хочется домой, домой... Слышатся голоса, голоса...
изредка слышен отдаленный вой... это, словно раненый зверь...
     И действительно, холодящие душу завывания раздавались со
стороны камеры Гекатея. Михалыч-3 брел темными коридорами. Он
все же решился зайти в лабораторию. Рассматривая скелет
двенадцатирукого гуманоида, Михалыч вспомнил Витю, собутыльника
по своей береговой жизни. Вспомнил как однажды Витькина старуха
прислала "буксир", и они "квасили" до потери пульса. Витя тыкал
пальцем в медаль на этикетке "Московской" водки, где изображен
голый мужик, уверяя, что так выглядит каждый, кто пропил последние
штаны. А п о у т р`я н е потащил Михалыча в медицинский институт.
Соседи рассказывали, там за скелеты хорошо платят. Заплатили и
вправду неплохо, -- только вот хватило им с Витьком ненадолго...
     -- Нет... хочу домой! -- плакался Михалыч-3 одному из роботов: --
Эсамбаев -- тоже вон: "человек без костей"! Буду после смерти
учебным пособием... Токо боюсь, как бы эти эскулапы со скальпелями
с меня раньше сроку скальп не сняли..! Я этим "людям в белых
халатах" и раньше не доверял...
     Клон слушал внимательно, затем кивнул и засеменил дальше.
     -- Ах ты, гавнюк малый! -- возмутился Михалыч, зашвырнув тому
вслед шлемом от термокостюма: -- Водки хочу..! Домой хочу..!!
     Михалыч-3 снова катался на лифте, но больше не встречал ни
единого Михалыча. Толи "Михалычи" перевелись, толи он -- жертва
очередной пьянки. Надо лишь проснуться, но чтобы проснуться там,
-- надо уснуть здесь, а это трудно!.. тут день другой, ночь другая...
Наконец, он засыпал... он засыпал в коридоре на полу, и ему снилось,
что он спит в коридоре на полу... Здесь нет сна... нет усталости... все
-- бред!.. здесь все по-другому...
     ...Опять зверь!.. он рычит... он рвется... он заперт в своей клетке,
точно как ты заперт в брюхе дракона... ...Он зовет ...зовет!.. ...Надо его
освободить! Да!.. ...освободить.!! открыть дверь!..



     ПЛАНЕТА БИЗА-402.
     ...Вино лилось рекой, от жареного мамонта остались одни бивни,
мутанты вокруг костров горланили свои ужасные песни, а "царь
Горох" в обнимку с Михалычем-2 состязались в скорости потребления
алкоголя. Горос был просто потрясен способностями Михалыча и его
Бесконечной бутылки. На пиру в царском шатре моряк перепил всех
присутствующих и теперь лишь ехидно посмеивался, глядя на
валяющихся штабелями предводителей. Почувствовав, что и ему не
одолеть "завхоза", царь в знак уважения подарил тому свой
единственный рог (!) и свалился, расплескав содержимое последней
чарки. Как гласит самурайская пословица: "камикадзе -- профессия
одноразовая." Но Михалыч не был простым камикадзе... Он был
МНОГОРАЗОВЫМ.



     ПЛАНЕТА БИЗА-402.
     ГОРОД РАДОСТИ.
     ...На ворота двинулся целый легион. Рабы стояли насмерть,
теснимые в узком проходе имперской гвардией. Клоны разряжали свои
излучатели в плотные ряды врага, оставляя прямые борозды
пронзенных тел. Алекс орудовал страшным резаком-ксифосом,
прижатый к городской стене. От каждого его взмаха разлетались на
куски шлемы, копья и латы, кругом громоздилось ужасное месиво
голов рук и ног, а враги все лезли и лезли под напором идущих сзади.
Терий переключил ксифос в защитный режим и теперь парировал
стрелы на лету: еще в звездных баталиях прошлой жизни он отработал
великолепную реакцию. Прикрываясь алым плащом, он оглушал
нападавших своей энергетической "дубиной", выбивал из рук оружие,
отбрасывал целые ряды... и даже не заметил как через ворота в город
влетела конница варваров. Степняки осадили крепость с нескольких
сторон. Тучами они взбирались на слабо охраняемые стены и, как
ручьи с холмов, скатывались на жилые кварталы. На богатырском
бизоне по булыжной мостовой несся одетый в грубые звериные шкуры
сам варварский царь Горос. Держа в зубах уздечку бизона, он яростно
рубил головы врагам сразу обеими руками, в одной из которых сжимал
тяжелый клинок, а в другой -- увесистую булаву. Будто шутя, "царь
Горох" вышиб из седла патриция, остатки дворянской кавалерии были
добиты пешими степняками в тесных переулках. Горос помчался с
отрядом верховых к центральной части города, не преминув по пути
совершить "набег" на пивной автомат (Царь ведь -- тоже человек!), и
вот на самой на самой верхушке минарета взвился багровый шейный
платок "царя Гороха". Кровожадные варвары грабили и жгли дома
богатых горожан. Последним в город под звон мечей вступил
Михалыч-2 со своей Бесконечной бутылкой. Выкурив из винного
погреба последних солдат гарнизона, астронавты наконец отыскали
там пьяного "в доску" Михалыча-1. "Номер первый" проспал сражение
от начала и до конца.
     -- Ну и свинья же ты, Михалыч! -- заметил ему Михалыч-2.
     -- От свиньи и слышу..! -- хрипло огрызнулся Михалыч-1.



     ОРБИТА ПЛАНЕТЫ БИЗА-402.
     Фарос четко тестировал один узел за другим. Что-то было не в
порядке. Не может быть?! Сенсоры желтой линии показали
разблокировку!! Робот сделал запрос по синей линии, здесь он мог
вести прямой диалог с кораблем. Они разговаривали. Фарос... и
гигантское чудовище, которым он управлял... Они говорили на ИХ
языке. ...Изолятор, где был заключен Гекатей -- пуст. Если титан
подключится к одной из линий... --управление крейсером может
снова перейти к нему! Робот принимал решения и действовал за
считанные доли секунд. ЗЕЛЁНАЯ ЛИНИЯ! Нужно заблокировать
ЗЕЛЁНУЮ ЛИНИЮ!! Фарос вошел в бортовой мозг, он сам был
машиной, рабской силой и теперь стал огромной силой, стал зеленой
кровью в жилах дракона, стал КРЕЙСЕРОМ!!!............. Он сразу
почувствовал присутствие постороннего. Вначале это была слабая
помеха, но она усиливалась. Это была чья-то могучая воля, которая не
являлась ни волей механизма, ни волей организма, она была иной по
природе и сильней в сто крат. Став КРЕЙСЕРОМ, Фарос лишь
расширился, он стал большим рабом и получил приказ...



     ПЛАНЕТА БИЗА-402.
     Отовсюду, -- из болот и степей, гор и лесов на запах добычи к
Горосу стекалась масса звероподобных существ. "Царь Горох" имел
далеко идущие планы, он смог набрать около тридцати тысяч воинов,
что по здешним меркам составляло шесть легионов. С большим трудом
сформировали еще один легион из бывших рабов. "Спартаком" у них
стал
     Михалыч-1-й, имевший звание сержанта запаса и опыт обращения с
новобранцами. Теперь, когда армия выросла до тридцати пяти тысяч,
шансы в борьбе с Ликосом уравнялись. Но приходилось спешить:
наверняка за ним придет специальный рейдер, а связь с крейсером по
неясной причине была потеряна. Сборы заняли менее двух местных
суток, примерно столько же длился и поход. Наконец, астронавты,
совершавшие разведывательный облет на челноке, заметили
неподалеку от побережья Внутреннего моря множество костров. Это
был лагерь Микринеса. При подходе варваров заиграли трубы, и
войска империи выстроились в боевом порядке, численностью до
восьми легионов, не считая трехтысячной преторианской
звероконницы. У "царя Гороха" целых два степных легиона были
верховыми, многие кочевники даже имели сменных бизонов,а еще
один легион трудно было назвать как верховым, --так и пехотным: его
составляли рогатые кентавры.
     Едва первые лучи Астора упали на поле битвы, "царь Горох" повел
свою разношерстную армию в бой прямо с марша. Авангард состоял из
десяти тысяч рогатых и хвостатых волонтеров, наемники сразу
оказались зажаты с двух сторон, из-за рельефа местности. Пытаясь
исправить ошибку, Горос направил в обход по левому крылу кентавров
и пеший легион волосатых горцев. Они достигли немногого, смяв лишь
первые ряды противника. Терий с тремя роботами высадился на
правом фланге, примкнув к Михалычу-"первому" и бывшим рабам. Что
касается "второго" --тот продолжал пикировать над вражескими
позициями, наводя панику в стане врага и заодно сообщая картину
боевых действий. Внезапно из нижнего яруса облаков вынырнул
модуль Ликоса. Отливая красным заревом восходящего светила, он
сделал вираж, заходя в хвост челноку. Михалыч уклонился, но модуль
продолжал атаку, резко ускорившись после поворота. Несомненно,
сотон был классным пилотом, он прижал Михалыча сверху, в утренней
дымке поливая трассирующими вереницами. Капсула, объятая
пламенем, врезалась в крутой холм, а модуль, свершив свое черное
дело, повернул назад в направлении столицы. Терий, наблюдавший
гибель одного из Михалычей, был бессилен что-либо исправить, --
теперь душе погибшего предстоит много лет вращаться в
"кармическом колесе" Бизы, подобно тому как это случилось с Тери
на Земле. Терий бросился в гущу сражения, переполовинив десяток
легионеров своим страшным резаком-ксифосом. Клоны повсюду
сопровождали его. На этом участке рабы, вдохновленные примером
"небесных сынов", вклинились в строй врага, изрубив один имперский
легион и потеснив два других. "Первый" Михалыч увлекал за собой
рабов, размахивая Бесконечной бутылкой, доставшейся отныне ему в
безраздельную собственность. Тем временем "царь Горох" ввел в бой
основные силы. Его звероконница, опрокинув преторианцев,
прорвалась в центре, железным смерчем прошлась по тылам и,
наконец, пробилась к шатру императора. Микринес восседал на
высокой зверолошади, сам мизерного роста, горбясь под тяжестью
дорогих доспехов. "Царь Горох" собственноручно снес ему голову,
которая скатилась по камням, гремя драгоценным шлемом. Торопясь
во дворец, земляне оседлали каких-то копытных животных.
Подпрыгивая в седле, Терий понял, что летать в звездолетах гораздо
проще, чем скакать на бизоне. Михалыч-1 с матюками погонял свою
кобылу, та недовольно храпела и мотала мордой. Он влетел в столицу
на полном скаку, осадя взмыленную зверолошадь на площади, где еще
видны были следы старта большого корабля. В небе удалялась яркая
звезда, уносившая Ликоса на планету Колосс. Невдалеке стоял
забытый в спешке модуль сотона.
     -- Быстрее! Может, еще успеем! -- кричал Терий, сходу запрыгивая
в кабину. Михалыч оглянулся: "Где роботы, мать йих!?"
     Следом семенили два карлика, неся каждый свою лошадь над
головой, -- так им было, очевидно, удобней.
     -- Вас што, скакать не учили??! -- возмутился завхоз.
     Он обернулся к своей кобыле, но та шарахнулась в сторону.
     -- Скажи спасибо,что я тебя не скинула! --фыркнула зверолошадь,
продолжая недовольно мотать мордой: -- В следующий раз не прыгай
на незнакомую лошадь, не представившись!!...
     Михалыч с перепугу сел на мостовую, у него пересохло во рту.
Завхоз икнул девятнадцать раз подряд, вытащил из-за пазухи
Бесконечную бутылку, осушил ее одним махом и хлопнул себя по лбу:
-- Ку-у-да мы-ы летим?..
     -- Пи-и-и-ть надо меньше! -- раскатисто заржала зверолошадь,
ускакав прочь от нахального землянина.

     ОРБИТА ПЛАНЕТЫ БИЗА-402.
     Терий вел модуль наперерез, рассчитав траекторию по изогравным
линиям. Дистанция между модулем и рейдером сокращалась, и уже
было видно как тот входит в разгон. Робот нажал на гашетку, рейдер
моментально сбавил ход и перешел в маневровый режим. Этим
воспользовался Терий, мастерски пристыковавшись к дисколету. Едва
завершив шлюзование, клоны бросились "на абордаж". Алекс и
Михалыч с оружием в руках поспешили следом, пробираясь тесными
лазами переходного узла. На переборках болезненно мигали
аварийные светодиоды, впереди уже началась перестрелка. Земляне не
могли продвигаться так быстро, опускались клинкетные задвижки,
грозя их придавить, Терий прорубал дорогу резаком...
     Человек, представший перед ним на выходе, был рыжий с голубыми
глазами, эмблема Юпитера на костюме говорила о том, что противник
Тери -- командир корабля. Разрубив последний клинкет, Терий успел
вылезти и встал на ноги. Рыжий, отступив на шаг, обнажил свой
лазерный ксифос. Терий нанес молниеносный удар, но рыжий
парировал, и настолько жестко, что сработало реле защиты, и
скрещенные лучи с невероятной силой отскочили друг от друга. Алекс
едва удержал ксифос, который скользнул по переборке, вспоров ее
вместе с обшивкой корпуса. Ворвавшийся внутрь корабля поток
холодной атмосферы опрокинул Тери на пол. Рыжий устоял на ногах,
он приставил свой луч к горлу Тери. Его длинные до плеч волосы
развевались на ветру, а голубые глаза горели победным огнем...
Михалыч, уложив из бластера двух карликов, сопротивлялся дольше,
но раненый в плечо, также был взят в плен, окруженный пятью
зелеными уродцами.
     "СОТОН никогда не ищет! К нему приходят сами!!....." -- звучал
голос Ликоса.
     ...Рейдер уносил землян в соседнюю галактику. Командиром
рейдера оказался древний дан Ольф, -- таким было его имя в
Средневековье, в день "вознесения" с боевого драккара. Побывав в
далекой экспедиции, он предпочитал не вспоминать о своем земном
прошлом. За это время на Земле прошло десять веков, и современная
Дания, несмотря на высокий уровень жизни, пришлась не по вкусу
свирепому викингу, которому уже за семьдесят, а на голове -- ни
единой седины. Терий чувствовал на шее ожог, оставленный его
ксифосом и понимал, что проиграл...



     СИСТЕМА БЭЛЛА-ТРИКС.
     ПЛАНЕТА КОЛОСС-680.
     КОНЕЦ 7-й СТАДИИ.
     В плотном тумане сквозь иллюминатор просматривалась
таинственная планета Колосс, громадная, размером почти с Юпитер.
По ее орбите вопреки законам физики, описывая неправильный
эллипс, вращался циркониевый астероид, носивший недоброе имя:
Циклоп.
     Что до самой планеты, -- то она не казалась такой уж черной и
зловещей. При посадке в молочном тумане виднелись контуры
довольно загадочных построек на фоне ядовитых испарений
негостеприимного леса. В остальном, это была самая заурядная
планета, скорее всего колонизированная Иерархией. По расположению
от звезды -- третий, Колосс, как и Земля, носил название Тира, он не
являлся регрессивной планетой, -- терзаемое Хаосом, сердце его недр
еще не остыло. Впрочем, спектр излучения планеты сильно пострадал
от энергетического грабежа, ее окутывала пресловутая "черная
оболочка", обычно достающаяся в наследство жертвам космического
вампиризма. Посадка на планету прошла без перегрузок и волнений --
как муха на лысину. Дворец Ликоса был подобен айсбергу. Лишь
незначительная его часть возвышалась над поверхностью планеты,
нескончаемые чертоги сотона спиралью уходили глубоко в недра
Колосса, образуя своеобразный бункер.
     ...Земляне бешено неслись, увлекаемые зеленым лучом-
телепортатором по воронкообразному тоннелю. Луч вгрызался в тело
планеты как червь, тоннель был очень узок и тесен, --
кристаллические породы сдавливали его со всех сторон... казалось,
каждый камень, каждая песчинка шепчет, предупреждая об опасности
едва слышным как стук часов речетативом:
     ........Вам... пришел... конец...
     ........Вам... пришел... конец...
     ........Здесь... возврата... нет!..
     ........Здесь... возврата... нет!.. нет...
нет....................................................................................
     Каждый круг спирали завершался темной галереей, которая в свою
очередь ветвилась множеством подземных ходов. Таких ниш было
семь или восемь по числу кругов.
     Возможно, они были заселены, но... станции адского "метро",
сменяя друг друга, лишь проносились мимо под свист черного ветра:
     ......Вам... пришел... конец...
     ......Вам... пришел... конец...
     ......Здесь... возврата... нет...
     ......Здесь... возврата... НЕТ...
     Это было самое жуткое похмелье Михалыча. Нет, его совсем не
выворачивало наизнанку, и ничего такого... просто Михалыч вдруг
понял, что там внизу его накажут.
     Михалыч вспомнил свой родной городок, центр
нефтегазодобывающей промышленности за Уралом. Вся родня
Михалыча были знатные бурильщики, висели даже на "почетной
доске" при въезде на буровую, над которым красовался короткий, зато
всем понятный лозунг: "Даешь газ!" Ну как тут не стать
бурильщиком!? Однако с детства мечтал Михалыч вырваться куда-
подальше. После армии попал он в приморский город, где и получил
морскую специальность. Помнил Михалыч и спецмагазин под
магическим названием "ТОРГСИН", помнил и здоровенную
непросыхающую лужу в центре города. Сменялись поколения, уходили
ввысь этажи новостроек, а лужа по-прежнему омывала городские
берега, даже ходили слухи, что в ней водятся пираньи. В конце концов,
горожане сроднились со своей лужей, и через нее пролегла народная
тропа, сколоченная из досок, которая вела от общаги до винного
магазина (ее окрестили "дорогой жизни"). Если бы Чарльз Дарвин
описывал популяцию тамошних алкоголиков, то наверняка отметил бы
в их поведении одно существенное отличие от генотипа. Они
раскачиваются не по-нормальному: "вправо-влево", а "в з а д - в п е р е
д". Михалыч, сперва не приспособившись к местным условиям
обитания, лишь насмехался над этой странной причудой и продолжал
в нетрезвом виде раскачиваться традиционным образом. Расплата
наступила однажды вечером, когда он решил форсировать
пресловутую лужу своим фирменным "противолодочным зигзагом"...
     ....................Наконец, луч замедлил ход, и пленники прибыли на
конечную станцию. Огромный тронный зал был украшен фресками и
скульптурами ужасных существ, затхлый гнетущий полумрак
пространства лишь изредка озарялся багровыми сполохами. Удар в
большой круглый гонг цвета красной меди раскатисто возвестил о
начале Адского Суда...
     К горечи поражения примешивался страх... Ведь место, где они
сейчас находились было не только удалено от планеты Земля на
миллионы световых лет, но и отделено от всего живого могучей
толщей планеты Колосс. Это был кромешный Ад. Чужой и страшный.
Никогда и нигде прежде Михалыч не чувствовал себя таким
потеряным: матрос 1-го класса, судовой артельщик, -- а ныне первый
завхоз на летающих тарелках, он стоял у подножия трона сотона "Л",
уткнув глаза в драгоценную мозаику. Изображенный на полу символ
эгрегора живо напомнил артельщику серп и молот с его партбилета...
Терий начал первым:
     -- Мы поможем вернуть "Анигилос"...
     Терий приблизительно догадывался что их с Михалычем ожидает.
Каких-нибудь пару тысяч лет в облике камня, паука, головастика, и
еще черт знает кого или чего...
     --Т-Ы! --Ликос направил корявый указательный перст на
Михалыча: -- Останешься!
     Завхоза прошиб холодный пот. Тюрьма на Земле казалась детской
забавой в сравнении с этим приговором.................................



     ОРБИТА ПЛАНЕТЫ КОЛОСС-680.
     ...Терий мчался в патрульном дисколете. Сделав промежуточную
посадку на Циклопе-2, дисколет взял курс на обратную сторону
Колосса. В мерцании стратосферы уже различался треугольный силуэт
крейсера. -- Неужели "Анигилос"?! Тут, на орбите... совсем рядом!
     Радость освобождения была омрачена, -- ведь Михалычу суждено
сгнить во чреве дьявольской планеты... Почему Ликос согласился?..
Его глаза... В них -- пропасть безверия, в них -- ум и расчет. Холод и
пустота. Расстыковавшись с крейсером, дисколет ушел, оставив Тери в
шлюзовой камере. Освободившись от защитной оболочки, он шагнул в
коридор. Первым, что он испытал, было удивление: какая вокруг
чистота! нет разбитой посуды, запаха спирта!?. Что-то необъяснимое
насторожило его, какое-то предчувствие: "Или Михалыч-3 бросил
пить, или... да!.. где же он сам?!" Терий придирчиво осмотрел
интерьер поста управления. Все так... и не так! Склонившись над
клавиатурой, он случайно задел панель силового инвертора.
Проступила надпись: "АМОНИО", класс Дракон-IV, космопорт
ЦИКЛОП-2.
     -- Вот в чем дело! Терий выключил красную линию... Тотчас в
проеме комингса вырос коварный Ликос в сопровождении
вооруженного эскорта. Терий вздрогнул от голоса
     сотона "Л"...



     ...На борту "Анигилоса" царил настоящий кавардак. Михалыч-3 был
конечно "под мухой" за троих. Земляне обнялись, точнее, Михалыч
повис на Алексе.
     -- Куда мы летим? Куда мы летим...Шура! --плакал Михалыч: "Я в
лаборатории был... второй раз... Там под стек...ек...лом два
ек...ек...споната, как живые! Одна, баба... ну в общем, голая...-- на
Валюху мою до чего похожа, токо зад поменьше, и еще... т ь ф у...
хвост!.. м-мохнатый... с кисточкой!....................... Во-как !.." Завхоз еще
дважды икнул и перекрестился дрожащей рукой. Алекс тяжело
вздохнул, отворачивая нос от перегара...
     За пультом сидел Фарос, его невозможно было спутать с другим
роботом по живому блеску узких немигающих глаз. Подойдя к экрану
радара, Терий указал роботу на слабую отметку эхо-сигнала в 190
колосских милях по дуге орбиты: " Это -- крейсер "Амонио". Начнем
с него!"
     --Не спеши! --услышал Терий откуда-то сзади. Такой голос мог
принадлежать лишь титану. Терий обернулся весь на пружинах. Перед
ним стоял могучий красавец Гекатей. Терий потянулся к оружию,
однако титан, не проявляя враждебности, сделал знак приветствия:
     -- Здравствуй, командор!..
     Слово "командор" было произнесено с известной долей желчи, но
все же Гекатей был прекрасен, как прекрасны и благородны герои
древних мифов.



     ПЛАНЕТА КОЛОСС-680.
     ВНУТРЕННИЙ УРОВЕНЬ.
     В караул заступили два зеленых карлика. "Ну и рожи!" -- буркнул
Михалыч: " Родители -- алкоголики, вот и рожают таких безносых да
большеголовых. Ну и рожа... этот прикончит и глазом не моргнет! У
него и век нету чтоб моргать... вот и смотрит, вылупился, морда
поганая, -- вылитый наш стармех!.. Точно!"
     "Стармех" тем временем вертел длинными четырехпалыми
конечностями изъятую у Михалыча Бесконечную бутылку. Рот у
карлика тоже отсутствовал, -- поэтому он, не в состоянии
попробовать содержимое, лишь осторожно понюхал. Н о и этого
оказалось достаточно: глаза сначала разъехались в стороны, потом
бешено завращались еще больше повылазив из орбит, пока наконец не
сошлись на лбу, подобно колокольчикам в щели игрального автомата.
     "С л а б а к!!" -- махнул рукой завхоз. За Бесконечной бутылкой
потянулся второй клон, у того было какое-то подобие рта. Залив туда
больше половины содержимого, тот закачался и упал, издавая
нечленораздельное хрюканье. Михалыч колебался, поглядывая на свои
часы:
     "Молодец, Шура! Вырвался... Парень с головой! Как он теперь
там?.. Знать бы!.."
     Из раздумий его вывел какой-то шум. Завхоз глянул на своих
стражей: те продолжали "ловить отходной". "Стармех" еще держался
на ногах. Прислонившись к холодной стене подземелья, он постепенно
приходил в себя, пошевеливая облезлыми ушами. Шум, доносившийся
до Михалыча, напоминал переполох в улье, по коридорам бункера и
лабиринтов гулко топали экипажи, а из подземных шахт взмывали в
бой целые эскадрильи штурмовиков.
     "Молодец, Шура! Кажется, началось!.."
     Отбросив сомнения, моряк пустил в ход испытанное средство, он
окончательно доконал безротого карлика, обложив его по матери так,
что тот свалился замертво, затем Михалыч отобрал у клона бластер и,
придерживая раненое плечо, бросился бежать. Не забыл он и о своей
Бесконечной бутылке...



     ОРБИТА ПЛАНЕТЫ КОЛОСС-680.
     На орбите шло сражение. Два космических чудовища сошлись в
поединке, у одного из них исковеркан и горел правый борт. Другой,
также имевший повреждения, не пытался приблизиться, будто с
оглядкой, предпочитая прицельный огонь. Беззвучно, как при
землетрясении, содрогалось пространство от каждого залпа. Гиганты,
будто два закованных в железо рыцаря, дубасили друг друга, выясняя
чьи доспехи прочнее, только вместо лат и мечей был силовой экран и
шипящие толстые лучи светло-красного спектра. В момент, когда уже
несомненной казалась победа второго крейсера, тот вдруг поспешно
развернулся и, резко оттолкнувшись с орбиты, перешел на реактивное
ускорение. Он сделал это своевременно, ибо через миг на поле боя
появилась погоня: целая армада стремительных челноков и дисков...



     ПЛАНЕТА КОЛОСС-680.
     ВНЕШНИЙ УРОВЕНЬ.
     Кто бы мог подумать: инопланетяне падали в обморок от русского
мата как от магического заклинания! Не мог знать Михалыч, что
оружие, которым он владел так виртуозно, являлось одним из самых
разрушительных. Трепетно прижимая к сердцу Бесконечную бутылку,
завхоз выскочил на ровную бетонную дорожку под открытым небом,
где наткнулся еще на одного большеголового биотика, возившегося с
транспортным средством вроде гравироллера. Робот вытащил оружие,
но моряк опередил карлика порцией отборнейших флотских
ругательств...
     Брезгливо отпихнув труп ногой, Михалыч завел роллер и на полном
ходу вырулил на трассу. Охрана подняла тревогу, и через минуту его
уже преследовал прямоугольной формы планетолет, напоминавший
БТР своими угловатыми бортами. Михалыч успел свернуть под обрыв,
нависавший над поверхностью мутного лимана. Но это не спасло его:
планетолет, набрав скорость и высоту, по прямой шел наперерез
беглецу. Тот отстреливался, и не совсем бесполезно -- планетолету
пришлось включить защитный экран, что затрудняло собственный
прицел, и лазер буравил илистый песок, тщетно пытаясь поразить
лавирующий роллер. В конце концов, планетолет преградил дорогу.
Михалыч развернул роллер в обратную сторону, но тот неожиданно
заглох под действием мощной гравитации корабля, по инерции
выкинув Михалыча из сидения прямо в грязные воды лимана. Ощутив
скользкое и вязкое дно, Михалыч встал на ноги. Соль, осевшая на
водорослях, придавала тем причудливые формы. Вокруг всплывали
мелкие пузырьки сернистого газа, которым была насыщена вода.
Слезились глаза и пекла кожа, а прямо над головой различим был
черный прямоугольный контур вражеского планетолета.
     "К р а н т`ы ..." -- воспаленными губами еле слышно произнес
Михалыч. Нащупав под мокрой одеждой Бесконечную бутылку, --свой
верный талисман, моряк запрокинул ее и, сделав два прощальных
глотка, приготовился к смерти. С неба упал карающий луч, но
преломившись в гранях бутылки, рассеялся по водной глади. ...Завхоз
вначале погрузился в воду, однако, почувствовав себя еще живым,
нырнул поглубже. Превозмогая жгучую боль, он плыл под водой с
закрытыми глазами, затаив дыхание на время, казавшееся
бесконечностью...
     Вцепившись руками в странный куст водорослей, он вынырнул на
поверхность. Врага уже не было: планетолет удалился.



     ПЛАНЕТА КОЛОСС-680.
     ВНЕШНИЙ УРОВЕНЬ.
     На грунтовой площадке со странными посадочными знаками
астропорта стоял на ремонте знакомый рейдер, а рядом -- уже
отстыкованный модуль. Невдалеке прогуливался Ольф, беззаботно
насвистывая напоминавшую похоронный марш средневековую сагу об
одном невезучем ярле.
     -- Хендэ хох! -- окликнул его Михалыч.
     Ольф обернулся и... получил по морде... -- рука у завхоза была
тяжелая, и датчанин покатился по колючей траве. Когда Ольф
приподнялся Михалыч выстрелом в голову уложил дана и незаметно
пробрался к модулю. Из рейдера повыскакивала охрана, но модуль уже
стартовал, возносясь по крутой траектории над космодромом.
Михалыч уводил аппарат подальше от проклятой планеты Колосс,
даже не подозревая о долгих месяцах одиночества, которые ему
предстояло провести, оторванным от всего живого, странствуя
закупоренным как джин в бутылке, без реальной надежды быть
выловленным из необъятной пучины Космоса.



     ОРБИТА ПЛАНЕТЫ КОЛОСС-680.
     -- ...Слабеет генератор! -- доложил Фарос. Терий подскочил к
датчику: "Плазма ниже 35-ти!"
     Он вопросительно взглянул на Гекатея, ища поддержки.
     -- Добавь планетарную! И не забудь про синхрон! -- властно
распорядился тот, не отрываясь от панели управления. Терий
чувствовал как все больше титан подчиняет его своей воле, умело
пользуясь обстоятельствами. Но сейчас иного выхода просто не
существовало, и Терий беспрекословно выполнял каждый приказ.
Корабль будто напрягся и на "втором дыхании" понесся через вакуум.
Титан по-хозяйски уселся в навигаторское кресло и включил связь. С
экрана говорила оскалившаяся морда Ликоса:
     --Я узнал тебя, Гекатей. Так дерзко атакуешь только ты! Ты сжег
"Амонио". Ты думал, что победил, но ты трусливо бежишь! Ты поднял
руку на меня. Что тебе надо?! Ведь ты обречен!
     -- Это ты обречен, сын гиены! Обречен с того дня, как предал
меня!! -- гневно бросил в ответ Гекатей. Его бицепсы напряглись.
Дрожал каждый мускул на лице. Не дожидаясь ответных угроз титан
выключил связь. Он обернулся к Тери:
     "О, Воин Тайир! Будь мне братом и союзником! Твоя звезда снова
взошла на Колесе Жизни и приносит удачу! Я сделаю тебя вновь
неуязвимым, проведу через врата Света и Тьмы, открою запретные
уровни! Никто не в силах вечно быть покорным Светлому Созиданию,
и ты когда-нибудь послужишь Хаосу. Нет ничего постоянного. Все
меняется, и ты еще поколеблешься, прежде чем осудить Мрак!"
     -- Но я буду сражаться с ним!! -- гордо вскинул голову Терий.
     -- Достойные слова, клянусь эгидой Зевса! Гекатей протянул
широкие ладони, и они обнялись как братья.
     -- Это надо отметить! -- осипшим голосом предложил вползший
на карачках Михалыч-3: "Ато все воюем, воюем... в "войнушки"
играем... Враги друзьями оборачиваются. Бес йих разберет, этих
инопла-...плат-...платян... И вообще, -- куда мы летим?.."
     -- Ты летишь домой! -- отвечал Гекатей.



     СИСТЕМА БЭЛЛА-ТРИКС.
     ПЕРИФЕРИЯ.
     ...Михалыч-1 совсем не ел, только пил... и после первого месяца
дрейфа Михалыч, подобно Хотабычу, подумал что если его спасут... --
то надо бросать пить... ато... Но сутки проходили за сутками, а голубая
звезда светила сегодня, как и вчера день и ночь напролет... Энергии
уже не хватало даже для возврата на Колосс, а как брать ее из вакуума
завхоз просто не знал... и поэтому пил... День шел за днем, неделя за
неделей... Через два месяца наш "Хотабыч" уже торжественно
пообещал бросить пить... на целый год... Но продолжал... Он старался
больше спать, но с перепоя снились одни кошмары. По истечении трех
месяцев Михалыч, от алкоголизма почти превратившийся в джинна,
дал клятву совсем не пить и никогда больше "не лезть в бутылку". И...
бросил!.. разбил Бесконечную бутылку ...на мелкие-мелкие кусочки.
На сто первую ночь заточения горемыку "Хотабыча" выловил
разведывательный корабль Федерации...



     МЕЖГАЛАКТИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО.
     Оторвавшись от преследования, "Анигилос" мчался к планете Тира-
365. Все системы работали слаженно и четко, везде чувствовалась
опытная рука настоящего хозяина. Гекатей вручную выравнивал
дифферент. Подготовку провели тщательно, тестируя один за другим
узлы в сложном и живом организме корабля-чудовища. Наконец
"космический дракон" оторвался от своего потока пространства-
времени. Для Тери это было бесконечно малое по продолжительности
состояние оцепенения, казалось, будто все остановилось, и сам
остановился, как часы без пружины. И еще... какое-то странное, но до
боли знакомое ощущение на клеточном уровне... Нет ни времени, ни
пространства. Есть только собственное "Я", есть тяжесть и вязкий
давящий туман. ПОЛНАЯ АНИГИЛЯЦИЯ.

     СИСТЕМА СОЛО.
     ПЛАНЕТА ТИРА-365.
     ЗАПАДНЫЙ ПАСИФИК.
     СЕРЕДИНА 4-й СТАДИИ.
     ФИЗИЧЕСКИЙ ПЛАН.
     Терий брел по узкой песчаной косе. Слева шумел морской прибой,
справа, мерно переливаясь в предзакатных лучах, отблескивала гладь
теплой лагуны. Час назад он прощался с последним из Михалычей.
Быть может, теперь он прощается с планетой, ставшей ему родным
домом на долгий отрезок времени. Что несет ей карающий Космос?
Будут ли звезды благоприятствовать и далее, посылая спасение? Ведь
Земля неповторима как сама Благодать. Ни владыка-Юпитер, ни
замкнутый Сатурн, ни энергичный Меркурий, даже Венера не
способны на такое самопожертвование, -- отдав часть себя,
произвести на свет существ, состоящих из той же материи, что и
планета-мать. Символы у планет различны. Различны их космические
программы. Карма сотрясается от противоречий. Терий был
свидетелем конца Пантеона. Долго ли суждено Земле устоять против
сил вселенского Хаоса, против дьявольской Иерархии?.. Многие
миллионы лет в Космосе идет война. И эта война преследует его
повсюду. Что это, -- злой рок? Или призвание?.. Терий прошел мимо
высокой дюны, с которой вечерний бриз упрямо сдувал грязный песок.
Сезон еще не наступил и берег пустовал. Вдали, на том конце лагуны
мерцали "зайчики" окон поселка. Там жили неизвестные люди
неизвестного народа. Там был мир, где существует Время, и за
который он будет сражаться. Терий никак не мог отделаться от чувства
тревоги. Усталый, он присел у подножия дюны, монотонно пересыпая
горсть влажного песка из одной ладони в другую, из одной... в
другую... Внезапное и странное ощущение заставило насторожиться.
Он взглянул вверх и молниеносно вытащил оружие. Будто из "ничего"
с неба падало что-то черное, постепенно приобретая очертания
хищной птицы. Голова скорее напоминала шутовской колпак, только
вместо бубенцов на краях раздвоенного колпака светились красные
огоньки. Терий взволновался не на шутку: по всем признакам это был
ВОИН-- один из демонов Ликоса, а может и самого Сотсирха. Терий
сполз еще ниже, прячась за колючий кустарник. Он локализовал
биополе, очертив ладонями по воздуху круг, и замер. Это было
выгоднее, чем открытый поединок, к тому же, оставалось время чтобы
запросить помощь. Если Гекатей еще не начал "подзарядку" над
океаном, то придет по первому зову. Воин окончательно
материализовался, лишь коснувшись земли когтистыми лапами. Под
колпаком блеснули сумасшедшие тараканьи глаза. Демон свернул
полупрозрачные крылья и двинулся в сторону Тери, хладнокровно
нацеливаясь, на первый взгляд, совершенно безоружной рукой. Еще
миг, и из нее мелькнула черная молния (!), уничтожив защитный круг.
Терий снова стал уязвим, он впервые видел черную молнию,
съедающую Пространство. Терий выстрелил в ответ, но ВОИН, будто
раздвоившись, оказался справа. На второй выстрел тот даже не
среагировал, --Терий промахнулся. Демон будто плыл над землей,
приближаясь и приближаясь... Терий поспешно перебрался вправо за
дюну, но через миг демон был уже на ее вершине! В этот момент
вмешалась сама Судьба. Какой-то дисколет снижался, заходя на
посадку переменными курсами. Вряд ли это была помощь, которую
ждал Терий. Воин обернулся и тут же попятился, этим воспользовался
Терий, выбравшийся из укрытия. Следующий его выстрел оказался
удачнее предыдущих: раненый демон, оставляя след вязкой как смола
фиолетовой крови, слетел с дюны и на ходу расправляя крылья,
неровными зигзагами понесся над водой. Дисколет пустил в ход лазер,
но слишком нерешительно, демон уже успел раствориться в сумерках.
Терий еще раз обратил внимание на кровь, --та стала исчезать, словно
высыхая на песке...
     За это время дисколет успел приземлиться, и из него вышли трое:
коротко остриженный мужчина и две женщины с длинными волосами,
целясь в Тери из лучевого оружия. Своим внешним видом они не были
схожи ни с какой из известных ему цивилизаций.
     "Я с крейсера "Анигилос". --забыв об осторожности, начал Тери,
не опуская излучатель. Очевидно, это произвело нехорошее
впечатление на спасителей, и мужчина, так и не вступая в переговоры,
прошил насквозь шею и плечо Тери парализующим лучом. Сперва
Терий ничего не почувствовал. Сейчас он нажмет на сенсор, и разряд
излучателя вывернет наизнанку стриженного пришельца... Боль, шок...
они ведь не так сильны, чтобы остановить палец на пусковой кнопке...
Но палец не слушался. За эту долю секунды он успел стать чужим,
будто сама мысль о шоке заставила сдаться, встав непреодолимой
стеной между меркнущим сознанием и пальцем...



     ОРБИТА ПЛАНЕТЫ ТИРА-365.
     Терий пришел в себя уже внутри корабля пришельцев. Символика
планеты Эгль была безобидной -- знак Духовного Пути. Терий
завидовал этим людям, как они благородны и прекрасны, говорят на
чужом красивом языке. Вначале никто не обращал на него внимания,
-- эглиане были заняты выполнением своей миссии. Лишь на
следующий день одна из девушек заговорила. Она пристально глядела
на Тери:
     --Тайир! Ты изменился.
     Терий взглянул в ее глаза... ее умное усталое лицо... Да!! Он знал
эту женщину, знал когда-то, очень давно..! Смущение Тери не
ускользнуло от нее:
     -- Ты все забыл?!... -- она смотрела на Тери так, будто пыталась
заглянуть ему в душу.
     -- Я помню... Рий! --неожиданно для себя самого произнес Терий:
-- Как сейчас там... на Этерии?..
     Девушка печально отвела глаза:
     -- Ты прав и не прав. Я -- всего лишь клон. Но я -- ОНА! А Она -- это
я! Твои собратья обогнали Время. Они уже в Непрерывном Сознании.
А ты... ты совсем другой, ...ты ушел вниз!.. Но почему?!... ты предал
идеал Божественной Любви?!!
     -- Любовь-- это сон! -- отмахнулся Терий.
     Рий с грустью взглянула на него своими большими добрыми
глазами:
     -- И этому тебя научили ...ТАМ?!......
     Она вздохнула, как бы раздумывая, затем заговорила тихо, почти
шепотом: "Я искала тебя в нескольких системах. ТАМ, куда ты попал,
живут грабежом и деторождением ради расширения Эго. Знай же что
все вокруг тебя -- Иллюзия. А Любовь -- она... НАСТОЯЩАЯ!!
     Лишь ЕЁ ты можешь забрать с собой в иные миры. Все остальное
изменчиво, ВСЁ... кроме Божественной Любви! Без нее все теряет
смысл..."
     Рий замолчала, уже не в силах сдержать себя, и Терий заметил как в
ее теплых глазах заблестели слезы. Ее тело было молодым и упругим,
но на лице... на лице лежала печать тысячелетий...



     ...Дисколет несколько раз качнуло, потом сильный толчок, крутой
вираж, тряска, опять удар...
     Терий понял, -- идет воздушный поединок. Эглиане делали все
возможное, пытаясь уйти от преследования. Дисколет швыряло и
раскачивало, будто в гравитационном циклоне, и он никак не мог
развить световую скорость. Враг был неожиданно силен, это
отражалось на сосредоточенном лице пилота. Наконец, измученный
пилот бросил управление, по-видимому, отдавшись на милость
победителя. При этом он зло косился на Тери. Александр искал Рий,
но ее рядом не было. И тут... сквозь иллюминатор он заметил
надвигающуюся черную громадину.
     --"Анигилос!"-- воскликнул Терий, но другая девушка угрожающе
потянулась к парализатору. Алекса передернуло при одном лишь
воспоминании об этом оружии, и он постарался сдержать бурную
радость. Да! Гекатей пришел на помощь брату! Не нарушил своего
слова!
     -- Рано радуешься! -- предупредил пилот: -- Ты останешься здесь.
     Отворились лацпорты, и дисколет оказался втянутым в один из
обширных отсеков крейсера. Вокруг уже суетились несколько клонов,
которые тотчас были обстреляны эглианами из своей "летающей
крепости". На минуту воцарилась тишина. Стриженый все время
держал Тери
     "на мушке". Вдруг откуда-то сбоку послышалось резкое шипение,
и... через дыру в корпусе внутрь дисколета ворвался титан в
серебристом костюме. Сестра Рий мгновенно пустила в ход свое
оружие, но титан закрылся зеркальным щитом, подобным щиту
Персея, пронзив ее из своего бластера. Стриженый даже не успел
среагировать, как напротив уже стоял могучий и неуязвимый Гекатей.
С надменной усмешкой на губах он одним ударом размазал пилота по
стене. Несмотря на всю жестокость происшедшего, Терий не мог
скрыть восторга.( Все-таки здорово иметь брата-титана! )
     -- ...Рий, не делай этого!.. -- едва успел крикнуть он, но Рий не
послушалась, ее взгляд был полон ненависти. Она выстрелила три раза
подряд. Гекатей взвыл от боли и выстрелил в ответ... Он всегда убивал
одним ударом, не промахнулся и на этот раз. ...Рий была мертва, но ее
глаза, ее усталые добрые глаза... в них уже не было ни любви ни
ненависти. Была лишь бесконечная грусть.



     В посту управления как обычно жужжали и перемигивались
приборные панели. За датчиками неустанно следил Фарос.
Недоставало только Михалыча, успешно возвращенного на Землю в
свой пространственно-временной континуум. Гекатей при виде Тери
не скрывал хорошего расположения: "Мы готовы к новым битвам!
"Анигилос" полон сил как никогда. Но сможет ли мой брат быть
серьезным противником Иерархии, оставаясь в прежней материи?"
     Терий догадывался о намерениях титана: очевидно, это будет не
простая подзарядка. Он вдруг понял, что уже полностью находится под
властью своего звездного брата. Воля Тери была парализована, и он
застыл как ледяной столб. Титан совершил несколько странных
пассов, и Терий почувствовал, будто медленно движется, выплывает из
...самого себя! Фарос, ассистировавший титану, открыл странную
коробочку, о назначении которой Терий до сих пор не догадывался.
Гекатей вынул оттуда продолговатый ромбовидный кристалл. Острием
кристалла титан прикасался по очереди к основным чакрам Тери
снизу-вверх. Причем кристалл каждый раз менял индикацию по
цветам спектра. Повторив эту манипуляцию несколько раз, Гекатей
вернулся к Манипура-чакре. Кристалл окрасился в желтый цвет и стал
увеличиваться в размере. Гекатей отпустил кристалл, но тот оставался
как-бы воткнут в живот. Терий видел собственное тело (!) справа от
себя. Иногда полезно посмотреть на себя со стороны, и только теперь
Терий понял, что это было не его тело! Он жил в другом теле!!!
Открылся шлюз, и под действием магнетической силы тело как в
воронку ушло через него в открытый космос!! Терий глянул в
днищевой иллюминатор и восхитился, он чувствовал лишь восторг и
ничего кроме восторга. Гекатей торжественно поднял руку:
     -- Брат мой! Отныне завершен цикл материальных
перевоплощений. Ты сбросил кокон плоти. Замри и будь недвижим
даже в мыслях, -- не повреди тонкую оболочку, о лишенный Доспеха!
     Я беру роль Творца и вручаю.......... ИДЕАЛЬНУЮ ХЛАМИДУ!!!
     Гекатей торжественно снял кристалл и уложил в коробочку:
     "Именуйся же единым именем. ТАЙИР -- АСТРАЛЬНЫЙ ВОИН!!"
     Титан начертал пальцем в воздухе огненные буквы, затем подставил
свой зеркальный щит. Терий увидал в нем отражение: это был
красавец-атлет, и если при виде мощного Гекатея напрашивалось
сравнение с Гераклом, то истинное воплощение Тери было под стать
Аполлону. Сходство с прежним Алексом просматривалось лишь самое
отдаленное, но зато все фибры души, все реализованные за
предыдущие жизни нервные единицы запечатлелись в ИДЕАЛЕ.
     Гармонией своего творения, казалось, был поражен сам Гекатей:
     "Ты не мог превратиться ни во что иное, кроме себя самого." --
ликовал титан: "Такова суть Метаморфозы. Утраченный Тайир
восстановлен! Теперь ты можешь убивать! Но лишь в бою и одним
ударом -- таков кармический закон Воина!"
     Зеркальный отблеск металла отразился в глазах Тери холодной
решимостью.
     Возвращенный в Воины величественно выпрямился:
     -- Слушаю тебя, брат мой! -- прозвучал голос Тери мощный и
выразительный.



     ОРБИТА ПЛАНЕТЫ КОЛОСС-680.
     АСТЕРОИД ЦИКЛОП-2.
     ВОСХОЖДЕНИЕ.
     АСТРАЛЬНЫЙ ПЛАН.
     Разгоралась война Света и Тьмы. Она не являлась войной в
обычном понимании. Скорее это была игра, полная условностей.
Сотон "Л" совершил очередной налет на еще один конвой, а потом
дочиста ограбил две вассальные планеты. Это привело в возмущение
Федерацию, и как результат, на Колосс была послана сильная эскадра,
завязавшая бои с флотом сотона. Гекатей решил не упускать момент.
Он имел многочисленных сторонников в лагере Ликоса.
     Появление "Анигилоса" было внезапным как удар молнии. Крейсер
вынырнул из Полидромии на расстоянии каких-нибудь полутора
колосских миль от астероида, силы гравитации расплющили
несколько челноков и один патрульный дисколет, даже сам астероид
Циклоп, состоящий из сплава редких металлов, содрогнулся. Терий
высадился на поверхность Циклопа в сопровождении сотни биотов с
планеты Скура. Во главе десанта стоял магистр Архип, скрывающий
лицо под золотистой маской. Фарос и Гекатей остались на крейсере.
Тери предстояло сражаться с титанами, впрочем, теперь он был в
своей лучшей форме. На астральном плане Терий чувствовал себя
просто великолепно, его тело казалось будто отлитым из красной
меди, могучие крылья служили лишь дополнительной защитной
оболочкой, взлетать можно было и без их помощи, стоило только
представить, -- и ты перемещался в пространстве почти мгновенно.
Клоны захватывали корабли прямо на взлетных площадках астропорта,
оттесняя титанов к главному сооружению на Циклопе, именуемому
Свод Титанов. Это был массивный купол с прозрачным верхом. Там
собралась та часть обороняющихся, а именно -- одиннадцать
гигантов, которых Гекатею не удалось склонить на свою сторону. Они
оказывали ожесточенное сопротивление, биоты несли большие
потери. Однако, магистру Архипу все же удалось прорваться внутрь
сооружения. Терий сражался в первых рядах, он поражал врагов
ксифосом. Когда луч входил в живот титана, тело гиганта как-бы
возгоралось изнутри, полыхая искрами. Архип схватился с
предводителем титанов которого звали Тар, а на пути Тери встали две
отвратительные титаниды, они казались несокрушимыми как две
скалы. Если Тар предпочитал ксифос, -- те просто изрыгали огонь
своими ужасными пастями. С изуродованным крылом Тери нанес
одной из них смертельный удар мечом, а другую поразил безоружной
левой рукой, исторгнув столб фиолетового огня, испепеливший
титаниду, тут Терий впервые ощутил в полной мере насколько он
силен! Вдохновленный успехом, он продолжил бой, сразив еще одного
звероподобного гиганта. Во время битвы с себе подобными титаны
преображались в страшных животных. Голова Тери сейчас была
подобна голове птицы с грозным клювом. Тар с головою льва издавал
поистине львиное рыканье, потрясавшее само основание Свода
Титанов. Архип, напротив, оставался безмолвен, мастерски отражая
удары предводителя. Наконец, не открывающий лица магистр
обезглавил своего противника, львиная голова тяжело шлепнулась о
мраморный пол. Вновь обретя облик человеческой, она произнесла на
языке ангелов: "ПОБЕДА -- ВАША!"
     Терий взглянул вверх: сквозь прозрачный купол Свода Титанов
мерцали звезды...



     ОРБИТА ПЛАНЕТЫ КОЛОСС-680.
     Орбиту Колосса сплошь усеяли обломки. Устрашающе гремя
дюзами, "Анигилос" атаковал дворец Ликоса. Гекатей показывал
чудеса высшего пилотажа. Сливаясь воедино со своим крейсером, он
превращался в грандиозную силу, не знающую препятствий.
"Анигилос", этот одетый в доспехи космический дракон мчался к
планете, подобный огненной стреле. Батарея планетной обороны вела
прицельный огонь. Сначала возникла вибрация, затем началась
бешеная тряска, однако программа самовосстановления
функционировала безотказно. На двухкилометровой высоте
"Анигилос" резко затормозил и фатально как сама неизбежность
повис над дворцом. Атмосферный вихрь достиг поверхности планеты,
подняв облако пыли.
     Гекатей запустил анигиляционную систему и перевел взор на
экран, где превращался в прах дворец одного из великих сотонов
Иерархии. Это было зрелище!



     Флот поддержал Гекатея. Теперь было важно закрепить успех. На
Циклопе располагалась патрульная база, где когда-то служит и сам
Гекатей. Сейчас этот спутник находился в нодире и в любой момент
мог быть отрезан от астропорта эскадрой Геспериона. Терий готов был
во всем следовать за своим властолюбивым братом, а это вело к
неизбежному столкновению с Федерацией. Однако Гесперион медлил,
он даже приостановил боевые действия, несмотря на соблазн легкой
победы. Это дало Гекатею выигрыш во времени. Ему удалось собрать
остатки флота, авторитет и слава титана были настолько велики, что
командиры всех без исключения кораблей провозгласили его единым
стратегом. Силы флота удвоились, когда Циклоп вошел в зенит и на
борт "Анигилоса" ступил титан Кронобул, окончательно признавший
власть Гекатея над патрульной базой. За это время Терий успел
слетать на планету, где осмотрел энергозаборники и укрепил
фортификацию. Он командовал тысячами карликов, на равных
разговаривал с титанами, договаривался с союзниками. Гесперион по
неясной причине продолжал выжидать...



     Роль полномочного посла Михалычу доводилось исполнять
впервые. Его познания в области дипломатии исчерпывались
"Посольской" водкой, но что поделаешь, если на тебя возложены
надежды целой Федерации, хочешь-не хочешь, а станешь дипломатом.
К тому же, хотелось быстрей увидеть Алекса. Как он там? ...Михалыч
успел обрасти огромной-преогромной бородой как у Карла Маркса.
Моряк пользовался необыкновенной популярностью на базе
"МЕДУЗА-19" под началом древнего знакомого -- Геспериона,
которого называли: Всевидящее Око. Это был худой хмурый старик,
единственным увлечением которого, кроме войны оставалась музыка.
Часто он совмещал и то и другое. Едва дотрагиваясь до клавиш
управления, Гесперион преображался, он был не просто стратегом, а
настоящим композитором космических баталий. Михалыч находил
утешение в другом, а именно, -- в живописи. Кто бы мог подумать, что
в бывшем артельщике проснется Петров-Водкин!? Для этого не
приходилось возиться с красками, -- стоило лишь настроиться на
специальный мыслеуловитель, а тот уже передавал все ощущения в
красках, правда, довольно абстрактно. Особый успех у экипажа
звездолета имела последняя авангардистская картина Михалыча,
которую он назвал: "9-й стакан". В палитре преобладали желтые тона
( Говорят, что Ван-Гогу тоже довелось прилично выпить чтобы таки
увидеть свой знаменитый "желтый цвет"). В знак одобрения
многорукие близнецы-Видваны с планеты Ананда похлопывали
завхоза по волосатой руке, уверяя что это верный признак творческой
натуры, но Гесперион, наверное из духа противоречия, обидно задел
Михалыча, заявив, что это скорее рудимент, перешедший по
наследству от пещерных предков и присущ мутантам. Матрос не
обиделся на старого ворчуна, который по-настоящему разбирался лишь
в музыке. Куда уж старику до Ван-Гога!..
     Прошло очень много времени, сколько именно -- Михалыч понятия
не имел, завхоз даже не пытался сбрить бороду, -- она вела отсчет его
трезвой жизни. После нескольких экспедиций к отдаленным системам
Михалыч стал другим не только внешне. Все в этом мире было
поразительным: планеты неисчислимы, титаны огромны, звездные
корабли чудовищны, миры бесконечны и невообразимы даже для
Михалыча, повидавшего достаточно на своем веку. Незабываемые
воспоминания о "Бесконечной бутылке" померкли в сравнении со
всем увиденным. Он бывал в причудливых мирах со странными
названиями и удивительной историей. На специальном корабле-
посреднике Михалыч прошел курс энергетической регуляции. Особых
метаморфоз, однако, с Михалычем не произошло, если не считать
бороды и отвращения к алкоголю. Михалыча сразу произвели в
"исполнители 4-й ступени", и вскоре он уже нес офицерскую вахту на
"МЕДУЗЕ". Причину столь быстрого продвижения по службе ему
объяснил дежурный клон (Михалыч до сих пор не мог привыкнуть к
этим маленьким уродцам, хоть они и были примерные слуги).
Оказывается, штатный состав базы серьезно поредел после битвы в
туманности, крысоид Сефрас был в декретном отпуске, а у Нэйши,
исполнителя 2-й ступени, внешним видом напоминавшего барсука, как
назло, начался период линьки, и муравьи, управлявшие его
мыслительными процессами, вымирали сотнями, их приходилось
ежедневно вычесывать вместе с клочьями шерсти. Теперь Нэйши с
планеты Юэ стал просто облезлым барсуком, ничего не соображавшим
в навигации и представлял собой весьма жалкое зрелище, запертый в
изоляторе. Экипаж базы был и впрямь "разношерстным". В отличие от
экипажей дисколетов, формировавшихся выходцами с одной планеты,
контингент модульной базы был скомплектован по
"интернациональному" принципу. Впрочем, пилотами модулей
являлись исключительно представители планеты Камелия,
составлявшие особый клан молчаливых микроцефалов. ...Большой
темный зал управления напоминал кинотеатр с выгнутым наружу
экраном. В нем гуляли сквозняки, и было немного жутковато. Дорога
туда занимала до десяти минут, начинаясь от каюты Михалыча,
проходя через два подъемника-лифта и один длинный переход по
периметру базы с широкими овальными иллюминаторами, через
которые можно было наблюдать как проносятся звездные миры.
Существовал и более короткий путь, мимо зала Совещаний, но
Михалыч избегал его, боясь наткнуться на начальство... Вахта
Михалыча близилась к концу. База пересекала гелиопаузу. Чуть справа
по видимому курсу переливалась лиловыми сполохами эфирная
субстракция ОРМОС. Автопилот исправно вел корабль по ему одному
известной дуге к планете КОЛОСС-680. Михалыч приложил ключ-
браслет к сенсору тестирования (единственное, до чего ему здесь
разрешили дотрагиваться). По экрану побежали черточки, закорючки и
какие-то странные специальные коды. Кет, мутант с планеты Ввак, как
обычно, опаздывал на вахту.
     -- Наверное, опять уши бреет... мудак! -- сердился Михалыч-1на
сменщика.
     " Эх, щас бы накатить граммов двести... -- да не с кем..!" -- вдруг
поймал он себя на мысли. К счастью, ход его рассуждений был
прерван. Полупрозрачная голограмма Всевидящего Ока Стратега
предстала перед Михалычем. Такое случалось, стоило Геспериону
лишь пожелать -- и его голографический глаз мог заглянуть в любое
время в какой угодно закуток корабля, дабы убедиться что вахта на
месте и не спит. Михалыч-1 вскочил с кресла, вытянувшись в струнку
перед Всевидящим Оком.
     -- Готовься. Ты отбываешь на посольском корабле. -- прозвучал
голос Стратега.



     После долгого отсутствия Михалыч вновь находился на крейсере
"Анигилос". Как изменилось все! Вокруг царила чистота и образцовый
порядок. Но самого главного он еще не знал...
     В нише приемного отсека, где помещался эглианский корабль,
стояли три великана. Наиболее представительный вид имел, конечно
же, Гекатей. Тот, что справа, -- был известен под именем Архип,
магистр планеты Скура. Третьего не смог опознать ни один из пяти
клонов посольской охраны. Михалыч пристальнее всмотрелся в глаза
незнакомца:
     -- Шура, ты что ли?.. Не узнал?! Что... эти гады... с тобой сделали?!!
-- засуетился моряк вокруг Тери, ощупывая его бицепсы.
     Гекатей вмешался по праву хозяина:
     -- Он -- Воин Тайир! А ты, -- не тот ли, кого мы вернули на Тиру-365 ?
     Михалыч аж прикусил губу:
     --Как вернули?!... И что... Самозванца!.. на мое блатное место?!
     Гекатей снисходительно кивнул в ответ, а посол схватился за
голову: "Представляю... что он с Валюхой моей щас вытворяет!!! Я
его!.. Знаю я этого придурка! Весь в меня!.."
     Посол перевел дух и пригладил слипшуюся от пота бороду: "Ну и
черт с ним! А вот Шуру, другана моего верни! Слышь ты, падло!
Совсем измордовал парня... Верни, понял?! Ато я на тебя Геспериону
такую телегу накатаю..!"
     Гекатей бросил на парламентера уничтожающий взгляд, охрана
сгрудилась вокруг Михалыча. Тотчас из всех проемов и укрытий
повыскакивали вооруженные карлики, а из лифтовой ниши появился
огромный как гора титан Кронобул.
     --Ликвидируй посла! --приказал тому Гекатей.
     В этот миг Терий будто очнулся от глубокого сна:
     -- Оставь его! -- сделав шаг вперед, он загородил собой Михалыча:
"Брат! Позволь мне уйти с ним. Свою миссию я выполнил. Сотона "Л"
больше нет, и я боюсь, судьба сделает нас врагами."
     Гекатей смутился, но отвечал, гордо подняв голову:
     -- Ты ошибаешься, брат. Зло неистребимо, и ты сам сражался на его
стороне, за что достоин высокой награды.
     -- Нет, Гекатей! Нам суждено расстаться.
     Обрадованный благополучной развязкой, Михалыч потерял
осторожность. Поспешив к посольскому кораблю, он оказался спиной
к магистру Архипу, и тот, подобно хищному барсу, бросился на посла,
однако его ксифос скрестился с мечом Тери... Эскорт из пяти клонов
был сражен наповал, Михалыч каким-то чудом уцелел, под
перекрестным обстрелом отделавшись легкими ожогами, но не успел
он доползти до посольского рейдера, как тот на его глазах рассыпался
на мелкие осколки. Кронобул метнул в Михалыча оранжевой молнией,
но Терий заслонил моряка собственным телом. Идеальная хламида
восстановила поврежденную ткань почти мгновенно... Когда они с
Михалычем заскакивали в эглианский корабль, Терий бросил
прощальный взгляд на брата. Лицо Гекатея было каким-то
меланхоличным:
     -- Элеа, Тери!.. Ты выбрал. -- резким движением руки титан будто
обрубил нить, невидимо связывающую их души.



     ПЛАНЕТА ТИРА-365.
     ИСКАЖЁННЫЙ ПРОСТРАНСТВЕННО-ВРЕМЕННОЙ
КОНТИНУУМ.
     ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ КЛИНИКА.
     Михалыч-3 не любил смотреть на конченых людей. Но именно они
-- находящиеся на излечении алкоголики окружали его сейчас.
Некоторым удавалось раздобыть водки, и они "соображали на-троих".
Так уж повелось со времен жандармского указа: "больше трех не
собираться" (Все проклятые царские жандармы виноваты).
     Чтобы скоротать время он придумал настольную игру и настолько
увлекся, что даже не заметил, как все больше соседей по палате
становятся зрителями, а затем и участниками игры. По примеру
Михалыча они расчертили бумажный лист, кидая костяшки от нард и
передвигая фишки по числу выпавших очков. Играть в "Космического
алкоголика" было не просто интересно, а захватывающе!! Фишка-
алконавт передвигалась по дуге от планеты к планете и, пройдя
полный круг, делала посадку на "базу", где овладевала "Бесконечной
бутылкой", встречая по пути массу всяческих препятствий и подвохов.
Например, перебор очков означал поломку "автопилота" и уводил на
извилистую более длинную дорогу. Были в игре "планеты-ловушки",
но их замысловатые названия почему-то не подошли соседям по
палате, и планеты окрестили попроще: "Гамбринус", "Жемчужина",
"Грот", "Шаланда"... и другие, попасть на которые грозило пропуском
одного хода. Обязательной была "дозаправка" на планете "Шанхай".
Самым страшным в игре являлось попадание в "Блуждающий
космический вытрезвитель", которое наказывалось арестом на три
хода. Игра "Космический алкоголик", подобно эпидемии, вскоре
перекинулась и на другие палаты, вызывая вполне обоснованную
тревогу медработников...



     МЕЖГАЛАКТИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО.
     ОТСУТСТВИЕ ИЗМЕРЕНИЙ.
     Навсегда покончив с войной, земляне летели на далекую планету
Эгль, вернее, корабль сам уносил их подальше от сатанинской бойни.
Терий вычислял курс и приводил в абсолют космическую частоту.
Только сейчас он имел возможность оценить достоинства эглианского
летательного аппарата: пробоина, полученная при штурме, будто
затянулась сама по себе. Терий знал, что кораблем управляет
невидимый дух.
     -- Как твое имя? -- спросил Терий.
     -- Мое имя открыто лишь тому, кто владеет мной! -- отвечал
незнакомый голос, шедший, казалось отовсюду.
     -- Тогда почему ты впустил нас?
     В ответ была тишина, Дух молчал, но Терий догадался сам. А
корабль все летел, удаляясь от проторенных дорог вглубь энтропии,
где бесчисленно множество метаморфоз, он летел вечность, но летел
один миг, он летел сквозь эфемерность и абсурд, но летел через живой
и населенный Космос, он даже не летел -- это Время неистово
проносилось мимо как что-то несуществующее. Справа, будто
дельфин, из хвоста кометы вынырнул знакомый плазмоид. Да, это был
он, -- стремительный Разум, верный ангел-хранитель, пришелец
издалека, этот бродяга без прошлого, он ищет встречи и находит
Истину, Покой и радость вольного дыхания. Вокруг простирались
бескрайние поля огненной материи. Душа, переполняемая
возвышенными и благородными чувствами, растворялась
многообразием миров, ощущая в полной мере их совершенство. Что
сравнится с этим бесценным даром?! За спиной вырастали невесомые
сияющие крылья, а из черноты Космоса глядели миллионы печальных
глаз...



Популярность: 12, Last-modified: Sat, 10 Apr 1999 11:46:47 GMT