---------------------------------------------------------------
     © Copyright Дмитрий Рубинштейн, 1995-2000
     Email: rubin@mvks.ru
     WWW: http://fall.da.ru
     Date: 09 Mar 2000
---------------------------------------------------------------




С головой окунаясь,
В прозрачную небыль,
Пламя, зола вот и все -
Время пыль!
Но голос гитары
Всей силой звучанья
Начертит границу
Меж сказкой и былью.
Все станет опять,
Как и следует, пылью.




Дверь, еле слышно заскрипев,
Закрылась, шелкнула замком,
И свет, внезапно потускнев,
Мерцает слабым огоньком.

И вот, на этот теплый свет,
Рождается слово одно
И не забудется вовек -
Такое точное оно.

С ним на устах идут в огонь,
Берут любые рубежи,
С ним умереть не суждено,
Им объясняются в любви.

Ему ни пуля не страшна,
Ни горький дым чужих земель,
Лишь свечка подсветить должна
И еле слышно скрипнуть дверь.




Уходят годы, уходят годы,
Не познавательно
Смотрю в окне прогноз погоды
Не внимательно

Прошел прохожий и еще
Толпа такая
Все как всегда, я не ищу
Другого края

Опять на небе черте что творится
Надоели,
Летающие блюдца, словно птицы,
Налетели

Пора ложиться спать, быть может
Сон какой?
Где очень дружно все помашут
Мне рукой.

Но снится мне перон на нем
Народу тьма.
И все окажутся потом
Там где зима

Мороз ударит по щекам
И будет прав
Зима не даст проходу нам
Ухватит за рукав

И снег все валит, валит днем
И ночью тоже
Все как всегда и под окном
Прошел прохожий




А за окном идет снег,
А на столе стоит чай,
Ты если хочешь, отвечай,
А если нет, то нет.

Табачный дым сближает нас,
Сужает помещенье.
Вся еда на столе:
Крепкий чай, да печенье.

Ты если хочешь, то молчи,
А не хочешь, волком вой.
Или просто закричи,
Или тихо песню спой.

Я зажгу две свечи для уюта, тепла,
Я во времени выбрал свободу.
Так вот тянутся годы, и канут века.
Снег идет, наплевать на погоду!

Я прикурил от свечи -
Плохая примета.
Подошел, посмотрел в окно,
И ослеп от света!




Все в один миг приобретает новый смысл,
И в тот же миг теряется и тлеет.
Из груды рифмы выйдет лишний стих,
Из прорвы мыслей не получится идеи.

И в этот миг не упадет звезда.
И в этот миг ничто не шелохнется,
Лишь, каплей в море, упадет слеза,
И возле ног со звоном разобьется.

И возле ног - лохматый, добрый пес,
А в голове одни воспоминанья,
Что кто-то что-то нес и не донес,
А то было истоком мирозданья.

Сквозь тьму веков Создателя не видно,
И эта тьма нам выколет глаза.
Ах, как же это больно, как обидно,
Не видеть, как с небес летит звезда.

Все в один миг приобретает новый смысл,
И в тот же миг теряется и тлеет...




Мерцанье звезд. Сиянье глаз.
Беги от грез.  Входи в экстаз.
Бери луну ты из воды,
Ее одну всегда люби.
С небес упавшую звезду
На счастье ты прибереги.

Мерцанье звезд. Сиянье глаз.
Беги от грез. Входи в экстаз.
Сорви запретные плоды,
Не пропадут твои труды,
Звезда,  летящая с небес,
К тебе летит наперерез.
Она останется с тобой.
И свет и тьма трубят отбой. . .

Мерцанье звезд. Сиянье глаз.
Беги от грез.  Входи в экстаз.
Забудь про дым. Забудь про боль.
Запомни ты один король.
И всех,  кто метит в короли,
Себе в подметки не бери.

. . . Мерцанье звезд. Сиянье глаз.
Любовь ты видел в первый раз.
Беги от грез. Входи в экстаз.
Ты видишь все в последний раз.
Мерцанье звезд. Сиянье глаз.




Чего-то опять не хватает.
Чего может мне не хватать?
А ветер страницы листает,
Их дождь продолжает читать.

Усталости нет и не будет.
С чего бы мне тут уставать?
Глаза закрываю, и люди
Приходят со мной помолчать.

А за спиною двустволка
Что, вскоре, увидят они?
Огромного черного волка,
Бегущего через огни.

Но бойни сегодня не будет,
Сегодня нельзя убивать.
А сколько еще волчьих судеб
Не им предстоит разрешать?

Конечно, усталость наступит.
И в горле застрянет комок.
Но жизнь это чувство притупит,
Начнется и новый виток.

А дождь то идти перестанет.
Дальнейшая схема проста -
Улечься на старом диване
И книгу прочесть до конца.




Небо повисло низко,
Даль застилила тьма,
Руки ее так близко,
Но далека сама

Руки меня обнимают,
Руки хотят согреть,
Но дрожь до костей пронимает,
Мне не приятно здесь.

Навстречу выходит волчица,
И с блеском огня в глазах
Она превращается в птицу
И отлетает назад.

Обратно идти невозможно,
Вперед неизвестность и тьма
И все-таки, осторожно,
Уходим вперед навсегда.

Мотылек закружил под лампой
Не пойму отчего хоть убей
И кружит, и бъется, вот, странно,
Не думает он о ней.




А что говорилось когда-то, когда-то?
Как есть - серпантины веков!
Опять повторение ложного шага,
Множества лишних шагов.

<Пустяк, все пустяк!>, - говорили чуть слышно,
Боясь этих собственных слов,
И вновь засыпали, желая, чтоб вышла
Им парочка сладостных снов.

Вот все отдыхаю за кружечкой эля,
Горячие споры ведут.
Гадают, гадают, что будет скорее -
Убьют или не убьют?!

Затем продолжение ложного следа,
Виновен - убить! Не виновен - убить!
Пропущено что-то, рассеялось где-то.
Бессмысленно даже об этом судить!




Пусть доля риска велика
И не осталось больше мест
Пустым балладам и стихам
Которыехочу прочесть

Где с вами встретится не знаю,
Но что не здесь, наверняка.
И год за годом, все века,
Я книгу памяти листаю
и место встречи выбираю

Довольно дерзкий и суровый,
Приняв весьма усталый вид,
Большой дракон многоголовый
Моей личиною закрыт

И время той еланной встречи
Закрыто тайною зеркал.
И путь, который был намечен
Потерян, я уже искал.

Пусть доля риска велика
И не осталось больше мест
Пустым балладам и стихам:




Вот пропадает изображение
Становятся плавными телодвижения
Теряются яркость, контрасность и цвет
И время: и времени как бы и нет.

Вот замирает момент погружения
Вода застывает в бурлящем движении
Все, что когда либо плыло ко дну,
Теперь не проникнет на ту глубину.

Полет отменяется распоряжением,
Пилот выражается злым выражением.
Теряется где-то его высота,
И не доступна та красота.

Не так уж важны посторонние мнения,
Пусть будут сплошные недоразумения.
Все, что должно было произойти,
Будет и нету другого пути.

Здесь обрываю свое предложение,
Опять многоточие в стихосложении.
Изображенье пропало и все
Замерло с жаждой чего-то еще:




Можно обжечься
и к огню не подходить
Можно забыться,
можно и так забыть.
Даже в пустыне
воду можно раздобыть
Через столетья
Все не потерять - сохранить

Пора бросать бросаться
В омут с головой
Надо стать не много
Посерьезней, поскромней.
Что угодно завтра
Может статься и с тобой
И не избежать
Подводных всех камней

Может взорваться
если спичку поднести
Может сорваться
если к краю подвести
Может к ответу
в срок призвать кого-нибудь
Может и не к спеху
просто надо отдохнуть

Вот и все что было
Заметка на полях
Ни знания ни сила
не подскажут что и как
Может к ответу
Сам придешь когда-нибудь
Может до рассвета
Звезды озарят твой путь




Теперь, и отнюдь не вчера, прошлый век,
Совсем не такой, как вот этот.
Хоть также господствовал в нем человек,
И также не знал всей планеты.

Я даже подумал, а может и впрямь
Не так уж на деле все плохо!
Не так-то не так, вот только закат
Опять перепутан с востоком.

Хотел бы поверить, да только во что?
Зачем вообще? :не понятно.
Прости меня Кто-то, ведь я человек!
По твоему это занятно?

Какой сейчас век? Что там век, какой день?
Недавно был вроде воскресный.
Оставить бы все, только лень, только лень,
Мой шуточный тон - неуместный.

Теперь, а никак не вчера, не вчера,
Я вижу, но очень не внятно,
Что человеческие года
Отсчитываются обратно.




Ты знаешь, что, наверное,
Все так произойдет,
И настроенье скверное
Само собой пройдет.

Дела давно минувших дней
Забудутся легко
И посреди стены твоей
Широкое окно.

Там свежий ветер, сладкий дым
Туман иль мелкий дождь,
Не веришь мне, поверишь им,
Хотя и это ложь.

Ведь сколько не ходи вокруг
Всегда придешь туда,
Где начинался первый круг
И так, увы всегда.

Немного странен этот век,
Немного жаль его
И молча не смыкая век
Та ждешь конца... Чего?

Все начиналось так давно,
А кончится, когда?
Ты широко открой окно,
Такая красота.

И высота! Вперед верста
Иди ко мне скорей,
Так говорю я неспроста
Мы можем стать старей.

Мудрей, а может и глупей,
А может просто жить,
Не говоря скорей, скорей,
Решая быть не быть.

В который раз, наверняка,
Все сбудется не так,
По сути это ерунда,
Один большой пустяк.




Вон облако летит и ты за ним
Пари свободной чайкой в небе,
С безумной высоты взгляни на мир,
Который тебе тесен в крайней мере!

Смотри на мир ты с высоты, не свысока!
Ищи людей, оттуда лучше видно,
Ты видишь, их дорога не легка,
У них нет крыльев, это им обидно!

 Над облаком летишь ты веселясь,
Весь мир перед тобой как на ладони.
Ему откроешь душу не таясь,
Ты высоко тебя там не догонят!

Под облако нырнешь, увидишь лес,
Увидишь деревушку на поляне.
На облако взлетишь, увидишь свет,
Который никогда не видел ране.

Мальчишки снизу вслед махнут рукой,
Махнут тебе рукою на прощанье,
А свет тебе расскажет про любовь,
Про ту что ждет давно с тобой свиданья!

И вот он - твой желаннейший полет,
Ты понял, как остановить мгновенье,
Давно уже пора летать вдвоем,
Ее посадишь рядом на сиденье.

Вон облако летит и вы за ним
Парите так, как будто чайки в небе,
С безумной высоты смотря на мир,
Вы счастливы друг с другом в полной мере!




Лес шумит, мне что-то кажется,
Что-то чувствую, что-то видится.
Что сегодня здесь что-то станется,
Надо б нам до этого свидеться.

На моих холмах все ветра свистят,
По воде пробегает рябь,
На моих холмах много дней подряд,
Все бежит по воде рябь,

Лес шумит, ветвями колется,
Все темнее лес ужасающий,
Он меня зовет, и как водится,
Нет тропинки назад возвращающей.

На моих холмах озерцо в лесу,
Возле трех дубов вековых,
На моих холмах я уйду во тьму,
Раньше, чем с подножия их.

Лес притих, и ему хочется,
Чтобы вместе с ним ветер кончился,
Ну а мне до зари проворочаться,
Не уснуть, пока ветер не кончится.

На моих холмах много дней подряд,
Все ветра свистят до утра,
На моих холмах через крыши вряд,
Виден старый храм из окна.




Уж не осталось больше чувств,
И боли тоже нет.
Осталась только дрожь в руке,
В которой пистолет.
Смыкается кольцо,
Закончился мой срок.
Смыкается кольцо,
В том месте, где курок.

И то, что будет после неизвестно.
Скорей всего, еще пустое место.

Земля уходит из под ног.
Глаза не видят свет.
И дуло чувствует висок -
Холодный пистолет.
Истошный вопль повис,
Как смертный приговор.
С вершины жизни вниз.
И больше ничего.

Пустое место? Что ж - пустое место!
Но это еще точно неизвестно.




Облака остались ниже,
Яркий свет над головой,
Мы уже почти в Париже,
Раз взлетели над Москвой.

И, поднявшись чуть повыше,
Пересесть в фуникулер,
Заполняя место в нише,
Белоснежной Санкре-Кер.

Вот сейчас у перекрестка,
Близ бульвара Сен-Жермен,
Прогремит моя повозка
И исчезнет насовсем.

Просто кажется порою,
Что ты был когда-то там,
Где теперь площадь собою
Украшает Нотр-Дам

И беспечно, и бездумно,
И безудержно живя,
Поступаешь неразумно,
Просто плачешь как дитя

Спокойно, выровняв дыханье,
Шепнуть: <Спасибо, господа!>
Встать, удалиться на прощанье
Сказав лишь слово: <Ерунда!>




Где-то в бесшумной дали я построил бы город размером с надежду
И сделал бы так, чтоб никто, никогда, ни за что бы туда не проник.
Я поместил бы над городом синее, ярко-прозрачное небо,
Ни самолеты туда б не летали не плыли б туда корабли.

Где-то здесь рядом бушует меж нами нечто, в кавычках, похожее на тишину,
Где-то имеется что-то, что мы называем мечтой.
Кажется близко, а вот и не правда не так уж и близко, я не совру,
Если скажу, что до города, что я придумал, нам не добраться с тобой.

Что же ты скажешь зачем мол придумал я для себя же такой не хороший конец,
Я бы ответить и рад бы, но вряд ли скажу, а скорее всего не скажу.
Чем-то мне все это напоминает сказку про смерть, что закрыта в ларец.
Сказочник я остаюсь в неоплаченном перед тобою долгу.

После мгновение мысли в купе с фантазией сразу иной ход вещей,
Сказка - не сказка, комедия - вряд ли, но все же, представьте, смешно.
Просто я что-то придумал, сел за бумагу и записал поскорей,
Глупо быть может, а пусть хоть и глупо, ведь что-то быть в этом должно.




Ты, гадалка, наврала мне про сто лет.
Что ж, мне столько и не нужно, нет так нет.
Мне бы друга да коня, ускакать средь бела дня
За любимой, не догонишь ты меня.

Ты, гадалка, хватит врать, меня смешить.
И не надо говорить, сколько мне жить.
Я скажу тебе, прости, я на правильном пути.
Это точно, и к гадалке не ходи.




Вот зал закрыли. Все,  как бы,  исчезло,
Так поздно не осталось никого,
Лишь пыльный луч из темноты на сцену,
Не добрым взглядом смотрит ни во что.

А ты осталась и стоишь у сцены,
Ты молча продолжаешь эту роль,
Не признавая никаких пределов,
Ты на себя берешь чужую боль.

Ты думала,  что пьеса продолжалась,
И ты тонула в репликах чужих,
Не понимая всю безмолвность зала,
В котором не осталось ни души.

И этот день,  как в вечности изгиб,
Твой монолог,  как реквием звучал,
Ведь этот зал безвременно погиб,
И как-то очень странно замолчал.




О чем ты думаешь посреди крестов?
Иль на подмостках выпуская звуки?
Когда приходится принять сорвиголов,
И выносить терзания и муки?

Когда ты мечешься между быть не быть,
Не знаешь правду,  что творится в мире?
Не знаешь - лечь на дно,  иль надо всплыть,
Чему поддаться: слабости иль силе?

Достойно ли терпеть позор судьбы?
Напрячься, всплыть? Иль смертным сном забыться?
Но вот ответ - ведь не приснятся сны,
А жизнь, есть сон,  не стоит торопиться!




Время шло и пришло незаметно
К нам с тобой
Смехом, слезой.
Мы узнали Его.
Бой часов все слышней,
Снег повалил сильней.

Целый Год толкает нас
Вперед, прочь,
За полночь.
Не устоять, придется бежать
От всего прошлого,
Что же в этом такого?

Бой часов напомнит нам
Двенадцать раз
Все про нас,
Ты не грусти, назад не смотри!
Ушел Год, уйдет век...
Начнем удачно наш разбег!




Когда гаснет свет.
Когда кругом ночь.
Когда понимаешь,  сколько прожито лет,
И что все точно так же,  точь-в-точь,
Как было назад много дней,
много лет.

Ты,  закрывая глаза,
Вспоминаешь лишь то,
Что радует ваши сердца,
Твое,  мой дружок,  и ее.
Да,  и когда-то ее.

Когда гаснет свет.
Когда кругом ночь.
Когда для тебя времени как бы и нет,
А ты и пожить бы не прочь,
Забудь это все,  живи,  много дней,
много лет.

Ты,  закрывая глаза,
Крутишь в мыслях лишь то,
Что радует ваши сердца,
Твое,  мой дружок,  и ее.
Да,  и конечно ее!




Мы идем по улице одни.
Над головой тускнеют фонари.
Мы идем к закату от зари,
Только ночь, только в ней мы одни.

Странные люди встречаются нам,
Все идут от заката к восходу, чтоб там
Жить спокойно,  при свете,  не видя луны,
Ну а мы только в ночь, потому что лишь в ней мы одни.

Выбор наш не понятен никому, ничему,
Ну а ночь нас встречает. Почему? Не пойму.
Видно ей веселей, чтоб мы были одни,
Мы же время коротаем, чтоб быть дольше в тени.

Мы вошли в темноту, а там тоже не так,
И мы поняли, что наше дело-табак,
Мы решили расстаться и выйти на свет,
Почему ж все не так? Где он, где он, ответ?!




Все-все расписано вперед
По дням, часам, минутам.
И каждый шаг теперь учтен,
И всякий мелкий штрих.
Условности упразднены
Все четко, строго, скупо.
Погрешностей и нет
И быть не может никаких.

Чему-чему, а времени
Он точно знает цену -
Когда зажечь мотор,
Когда нажать на газ.
И, безусловно в скорости
Он знает чувство меры,
И знает, то что топлива
Должно хватить как раз.

Да где ж ему задуматься?
Чего это, вдруг, ради?
Зачем, коль под рукою есть
Коробка передач?
И, не щадя ни скорости,
Ни сил по автостраде,
Летит навстречу времени,
Быть может неудач!




Язык твой - пламя,
Глаза - магнит,
Но в сердце камень
Моем - гранит.

Я скрылся от ветра
В этом краю.
Не знаю, зачем
Я с тобой говорю?

Не видел я моря.
Не видел я гроз.
Не видел ни горя,
Ни чьих-нибудь слез.

Я скрылся от ветра
В этом краю.
Не знаю, зачем
Я с тобой говорю?




Мы вышли в жизнь из шелеста страниц,
Мы вышли в мир тревоги и сознания,
Дорогу показала стая птиц,
Туда, где нам не будет оправданья.

Мы все мосты сжигали за собой,
Мы понимали нет пути назад,
Не принимая жизни даровой,
Мы шли вперед, нас завлекал азарт.

Вкус жизни чувствуя, твердея с каждым днем,
Возненавидев будущее с прошлым,
Запутавшись во времени - мы в нем
Вели себя не очень осторожно.

Пока колки гитары струны держат
Вы можете услышать голос наш.
Мы не забудем все что было прежде,
Но в будущем вы не ищите нас!

Мы вышли в жизнь из шелеста страниц,
Мы вышли в мир тревоги и сознания,
Туда, куда летела стая птиц,
Туда, где нам не будет оправданья.




Вот все закончилось, нечего петь,
И в заключении последний аккорд
Кому-то еще предстоит уцелеть,
Кто-то уже уцелел и живет.

Где-то, быть может, бушует война,
Где-то царит разногласье и спор,
А дома, конечно, заждалась она,
И солнце красиво встает из-за гор.

На горизонте не видно ни зги,
Много побед и с лихвой неудач,
Жизни мораль - себе только не лги,
Ты, как Дубровский воскликни: <Не плачь!>

Все, господа, уж бокалы пусты
Разом об пол их, не надо жалеть,
И возвращаясь в мир суеты,
Что же мешает продолжить нам петь?

....ну все, пора, уже брезжит рассвет!
И день уже, в общем-то, начат другой,
И так всякий раз, и уже много лет.
Так будет при следующей встрече с тобой!




Вот есть рациональный ход
И он предельно прост
Зачем тогда идти в обход
Банальный кажется вопрос
Но ты мне непременно ответь
Куда кривая нас занесет
И где отпустит под откос

Вот он профессиональный пилот
В штопор вошел и ждет
Ему по рации кто-то орет,
Но он все равно самолет разобьет
Где же здесь резон скажи
Что-то в этом есть не то
Паденье или взлет

Вот мой индивидуальный подход
И я так подхожу ко всему
Найди мой след у ворот
И смело шагай по нему
Но ты его едва ли найдешь
Я в общем не против я за
Но сегодня выпал снег у ворот
И мои следы укрыл снегопад

Вот здесь целеустремленный я
Я цель устремляю вдаль
Где нет ни войны перемирия
И не закаляется сталь
Где же это место? Вдали
Я и сам не вижу его
Оно туманно и расплывчато
Оно должно быть на полотнах Дали.




Мне нужен человек, который смог
Пройти весь свет - и запад, и восток,
И север с югом, чтоб сказал он мне,
В какой я пребываю стороне.

Мне очень нужен этот человек.
И я готов его искать, хоть век.
Мне на него ну только бы взглянуть,
Чтоб он сказал, где я, и где мой путь.




Отбросив прочь все зримые вершины,
Встав на сегодняшнюю высоту,
Взглянуть на пройденные горы и равнины,
И не почувствовать на сердце пустоту.

Волной прибиты к берегу печали,
Волной отброшены надежды далеко,
Сомнения к ногам моим припали,
И отшвырнуть их будет нелегко,

Сюжет, придуманный не мной, не в это время,
Слова же нынче падают в цене,
В который раз не всходит наше семя,
А истина затоплена в вине.

В который раз стою и рассуждаю,
В который раз не вижу ничего,
Опять себя я в чем-то убеждаю,
А убедившись вижу - не оно!

На горизонте снова вижу тучу,
На этот раз дождя не миновать,
А в дождик, безусловно, спится лучше,
Тут должное ему надо отдать.

Отбросив прочь все зримые вершины,
Встав на сегодняшнюю высоту,
Земную жизнь пройдя до половины,
Где нахожусь, понять я не могу.




Давно закончилось то время
Суда ушли от берегов
Забыто вековое бремя
Боязни моря или гор

Теперь нам не страшны напасти
Звезды укажет новый путь
И мы отыщем землю счастья
И нас не устрашить и не спугнуть

Мы не уснем за кружкой рома
Безветрие и шторм нам не страшны
Ведь нам дана власть над простором
И в этом, море, мы сильны.

И если мы увидим берег
Дадим приветственный сигнал
Не надо славы в виде денег
Мы знаем, счастие не там.

Корабль наш без вести пропавший
Нас бросятся спасать но не найдут
Мы штиль и штормы повидавши
Построим город как-нибудь

И этот наш туманный берег
Давным-давно у нас глазах
Матрос, давай-ка без истерик
Нам морякам не нужен страх

О нет, поход наш не за славой,
Мы славу для себя найдем,
Построим славную державу,
Когда до суши доплывем.




Полу бездна, полу мрак,
И очень холодно.
Там в темноте укрылся враг
Его не видно, но...
Почуяв дым, иди за ним
След в след, он тоже победим,
Смотри дрожит его рука
От холода и твоего клинка.

Полу жив ты, полу нет
Твой враг внутри тебя,
И на семь бед один ответ,
Здесь западня.
Внутри нас тьма,
Снаружи тоже,
Кого рубить, кого колоть,
А победить сильнейший должен,
Здесь все в руках твоих, господь

Звон мечей ли, гром не гром,
Так что же слышу я?
Луна все меньше
День за днем
И ночь длинее дня,
А значит день короче ночи
А это значит лишь одно
Никто не спросит как ты хочешь,
Чтобы закончилось кино.




Где жизнь должна закончиться триумфом
Где краски исказились в зеркалах
Где смех и слезы одинаково безумны
Где новые идеи терпят крах

Где разум возвышается над страстью
Где жизнь кипит и застывает в один миг
Где боль и злоба побеждают все напасти
Где есть одна дорога, напрямик

Где слово выглядит беспомощно, устало
Где счастье без улыбки на губах
Где время движется лениво, очень вяло
Где нету смысла разбираться в мелочах

Где надо выбирать меж злом и злом же
Где факт опережает факт другой
Где каждый шаг нервозно осторожный
Где взгляды дальнозоркий иль слепой

Там мы живем - спокойны и смиренны
Там мы идем - не глядя пред собой
Там мы смеемся и грустим одновременно
Там исчезаем оставляя жизнь пустой.




Вокруг темно вдали огни
И я бегу на свет
Ты только мне не говори,
Что это возраст. Нет.

Я слишком стар, чтобы играть
Я слишком юн, чтоб ждать
Я мало нажил, чтоб терять,
Но много, чтоб отдать

Уйду прозрею,  но вернусь,
Вернусь к тебе опять
В который раз в тебя влюблюсь
Опять, опять ,опять.

Мой глупый возраст, боже мой
Мой славный, вольный быт
И этот день и мой и твой
Не будет он забыт

Меня опять зовут огни
Я должен уезжать
Мой самолет в Париж и в Рим
Не может больше ждать

В Санкт-Петербурге есть Нева
В Москве Москва река
У всех людей одна мечта
И у меня одна

Проходит время и пройдут,
Угаснут все мечты
Угаснет свет огней вдали
Останешься лишь ты

И этот возраст глупый наш
Поможет нам во всем
А жизни строгий арбитраж
Обманем мы с умом.




Обратно в древность милый друг
Мне кажется пора вернуться
На первый изначальный круг
Где все века в одном сольются

Взовьются стаей белых птиц
Прольются тенью над водою
Где брезжит время без границ
Без суеты, без нас с тобою

Порою время может все,
А здесь спокойное как камень
Оно течет себе вперед
И не меняется веками

Меж нами груды лишних слов
Другого бытового хлама
Полно, но забываешь все
С порога Золотого храма

Вон дама черная вуаль
Вон кавалер в плаще и в маске
Еще виток дает спираль,
Но мы опять в  начале сказки

Таки теперь мне страшно жаль
Я не готовлюсь к карнавалу
Ведь время твердое как сталь
На судно гонит прямо с балу

Вот и теперь опять пора
Пора и ничего не сделать
С моста взглянуть на облака
Вздохнуть разок и можно ехать

Объехать белый свет вокруг
Но обязательно вернуться
На первый изначальный круг
Где все века в одном сольются




Пора, надвинув шляпу на глаза,
Сказать: <Я презираю тормоза>.
И Землю закрутив еще быстрей,
Давить на газ до пика скоростей.

И пусть завертится проклятый диск,
Ведь удержаться здесь известный риск.
То ехать медленно, плетясь едва,
То вместе с ветром, да, в облака.

Ах, время, времячко, постой, постой.
Куда, куда же ты? О, боже, мой!
Не докурить, допеть, и то нет сил.
Одно спасение, лишь в скорости.

Ну все, пора уже, учтя все но,
Сказать: "Со временем я заодно".
И продолжать вращать проклятый диск
Минутной радости манящий свист

А много ль времени? Конечно, нет.
Земля скорейшая среди планет.
Чертит свои круги вокруг оси,
Ее спасение лишь в скорости.




Где-то на краю земли, где нету городов,
Сижу я свесив ноги во вселенную,
За собою не оставил я совсем следов,
Только лишь тебя туда проведу я.

Прямо подо мной течет ясный млечный путь,
Прямо надо мною ковш медведицы,
Я б хотел напиться вдоволь и тот час уснуть,
Что-то мне никак не выспаться

Где-то за спиной гудит совсем другая жизнь,
Вечные скитания, сомнения,
На мое плечо тихонько ты облокотись,
Это все тебе взамен неверия.

Звезды быстро падают, гаснут огоньки,
Успеть бы загадать желание.
Ты садись, дружище, рядом и смотри, смотри,
Вон первая, вторая, а вон, третяя.




Сказка закончилась не научив ничему
День пролетел будто бы и не бывало
Что-то закончившись существовать перестало
Что-то останется в памяти как на яву

Вечер влетает в открытое настишь окно
День отступил а завтра когда еще будет
Звезды холодным мерцанием землю остудят
Солнце до завтра ушло и стало темно

Холодно звезды мерцают луна высоко
Но слава богу что времени кажется много
Хватит на то чтоб достигнуть другого порога
Вроде бы он совсем не так далеко

Времени много как раз туда и назад
Надо еще успеть отдохнуть до рассвета
Голову кружит без устали наша планета
В настишь открытом окне идет звездопад

Сказка закончилась не научив ничему
День пролетел будто бы и не бывало
Что-то закончившись существовать перестало
Что-то останется в памяти как на яву



Популярность: 13, Last-modified: Thu, 09 Mar 2000 10:07:00 GMT