---------------------------------------------------------------
 © Copyright Леонид Орищенко
 From: root@ilja.mccme.rssi.ru
 г.Кисловодск, 80-ые годы
---------------------------------------------------------------



   Упрекнул я любимую: "Ты не права!"
   Даром с рук нам не сходят такие слова:
   оказался я тут же "лжецом и фигляром", -
   согрешает язык, а болит голова!


   Выходить мне из дома не хочется.  Лень.
   Ничего не подарит мне суетный день.
   Кроме новых страданий не жду я подарков...
   От жары бытия - в одиночестве тень!


   От гранитной скалы нечто в глупости есть.
   Кто ее атакует, не сыщет в том честь.
   Разобьется о камень порыв благородный...
   Нерушима и вечна, о, глупость, ты есть!


   От неграмотной девки болит голова.
   От ученой - мудрейшие сходят с ума.
   Кто же лучше из них, кто же хуже? Задача...
   В самом деле: не слаще холеры чума!


   Твоя мудрость, о боже, как мир велика:
   ты блудницу создал и меня, дурака.
   С нею долго тебя потешал я в вертепе...
   Не пора ль на покой отпустить старика?


   Ты грустишь о грядущем? Не стоит труда!
   Наша жизнь, как в дырявом кувшине вода:
   через горло ее водонос наливает,
   но худая посуда пустеет всегда.


   Не докажешь, мудрец, никогда, что есть Бог.
   Ты от мира к нему проследить путь не смог.
   Теоремы забрось, в Аксиому уверуй:
   лишь тогда переступишь высокий порог!


   Ты людей поделил: "Этот - враг, этот - друг."
   Это, друг мой, мираж, заколдованный круг.
   Одинок ты, как перст, никому ты не нужен.
   Заниматься тобой им, увы, недосуг!


   Сумасшедшим признали меня доктора.
   Я решением их возмутился сперва,
   но одернул себя: "Не волнуйся, песчинка,
   в невменяемом мире не будешь права!"


   Был однажды с глупцом у меня разговор,
   я в себя не приду от него до сих пор.
   Для потомков далеких пишу в назиданье:
   вы беседе такой предпочтите позор!


   Кто поставил на женщину - будет побит,
   кто обидится этим - вдвойне согрешит.
   Ты, наверное, думал, что ставишь на лошадь?
   Это нечто такое... превыше обид!


   В тридцать лет я лишился остатков ума.
   В сорок лет вместо денег - пустая сума.
   Безусловно, права ты, моя дорогая, -
   чем такого любить, так уж лучше - чума!


   Надо мной все смеются - я плохо одет.
   Не читают, как видно, ни книг, ни газет:
   только воры теперь одеваются модно.
   Сохрани меня, Бог, хоть от этих тенет!


   Добродетели дев держат издавна свет,
   но былого почтения к ним уже нет.
   Толстой задницей их задушила секс-бомба, -
   посвятить теперь некому стало сонет!


   Не вредит мужу умному даже вино,
   но несчастья глупца умножает оно!
   Избегай, неразумный, хмельных возлияний,
   а не то - утонуть в них тебе суждено!


   Преисполнены дни суеты и труда -
   я с ума начинаю сходить иногда!
   Кроме детства, пожалуй, и нечего вспомнить...
   Научиться бы в нем оставаться всегда!


   Предлагала мне девка за деньги любовь.
   Молодая совсем, с молоком ее кровь...
   Ты не знаешь, красавица, чем ты торгуешь, -
   продаешь, бог весть, что... А я деньги готовь?


   Алкоголик в бедламе Хайяма читал.
   Рубаи о вине он в тетрадь записал, -
   оправдать свою страсть вознамерился этим,
   будто братья - мудрец и бездонный бокал!


   В море жизни кипящем искусство, как штиль, -
   я на рейде стою после гибельных миль.
   Небеса с Океаном слились в поцелуе,
   и не хочется чистить обросший мой киль...


   Кто насильно из сердца любовь вырывал,
   тот потом уж ее и в глаза не видал.
   Так карает всевышний безумца за дерзость -
   не гаси же огня, что не ты возжигал!


   Ты ушла от меня, затерялся твой след
   на песках бытия среди жизненных бед.
   С благодарностью часто тебя вспоминаю:
   твой уход мне на пользу пошел, не во вред.


   Поменяли сегодня разбойники лик:
   ни бород, ни ножей, ни кровавых улик;
   психиатры, торговцы, юристы... О, боже!
   Разве всех их вот так перечислишь за миг?


   Много видов сегодня разбойных людей,
   атаман же у них - Сатаны пострашней!
   Он над ними стоит, как гора над равниной.
   Верьте! - нет никого психиатра подлей!


   О, любовь! Ты, как золото, ныне в цене.
   Бескорыстны в любви, разве, дуры одне.
   Бедняки! Я совет вам даю драгоценный:
   с нищей духом сгорайте в священном огне!


   Что такое любовь? Я даю вам ответ:
   Осторожнее с ней, это мнимый предмет!
   Лишь протянешь к нему свои руку и сердце,
   и останешься с носом - предмета уж нет!


   Мне частенько глаза застилает туман:
   там, где истину ждал, обнаружил обман.
   У Всевышнего я попрошу одного лишь:
   Подари мне от этой беды талисман!


   Друг-подлец, что пригретый за пазухой змей, -
   он ужалит тебя, лишь его отогрей.
   Обнаружив такое "сокровище" в доме,
   от него избавляйтесь, как можно скорей!


   Каждый раз, полюбив, я надеюсь на клад,
   а откроешь сундук - мертвечина, да смрад!
   От него мне пора бы уже задохнуться, -
   вместо этого - новой надежде я рад...


   На калеку брезгливо, дружок, не смотри:
   высшей мудрости нам неизвестны пути!
   Я вчера был умен, а сегодня - безумец, -
   между нами двумя только сутки прошли.


   Прочитав на досуге мои рубаи,
   с психиатром, читатель, меня рассуди:
   с детских лет он считает меня сумасшедшим,
   я считаю его - Вельзевулу сродни!


   У богатого вечно болит голова -
   все никак не разденет он мир догола.
   Может, деньги для смерти он копит усердно?
   Но ведь взяток она отродясь не брала!


   У меня есть знакомый - он вечный жених,
   Казанова какой-то, хронический псих.
   В легионе невест вечно ищет он нечто,
   будто нечто запрятал создатель средь них!


   Говорят, чтоб не спятить, все нужно менять,
   новизна, де, должна меньше нас утомлять.
   Но ведь в реку одну не зайти нам вторично!
   Для чего суета, я желаю понять?


   Кто поверит, что отроду мне - сорок лет?
   Лоб в морщинах и волос давно уже сед;
   дух-страдалец во мне, право, мира древнее...
   Боже, кто я, зачем я? Ты дашь мне ответ?


   Для чего существует на свете закон?
   Что в нем пользы для нас, если фикция он?
   Кто в пустыне от зноя захочет укрыться,
   не спасется в тени саксауловых крон!


   Величава сверх меры осанка твоя,
   а глаза так пусты, как осанка моя.
   Современница-женщина, как же случилось
   превращение исподволь в зомби тебя?


   Претерпел от чиновников много я бед,
   лишь с чумою от них впору сравнивать вред.
   Кто же первым на свете тобою был создан -
   человек иль чиновник? Дай, Боже, ответ!


   Я с презрением плюнул на весь белый свет -
   в нем ни смысла, ни правды давно уже нет.
   Попытался я как-то до них доискаться,
   но нашел вместо них для себя только вред.


   Метеор в атмосфере сгорает всегда -
   гостю с неба враждебна земная среда!
   Так и духу, рожденному в лоне небесном,
   на земле лишь костер предназначен всегда.


   Муж - почтенный рантье. Проститутка - жена.
   Весь достаток в семье созидает она.
   Да, супруг-сутенер, ешь ты хлеб недешевый, -
   высока баснословно такая цена!


   Говорила девица всерьез как-то мне
   о любви, о замужестве и о семье:
   От богатства мужей мои чувства зависят!
   Чем богаче супруг, тем любезней жене.


   Не дано тебе, смертный, судьбу обмануть!
   Знай, что только она тебя может надуть.
   Потому - не играй с ней в дурацкие игры,
   о безумных надеждах скорее забудь!


   Что "ничто" равно "нечто" - известно давно,
   но ведь в равенстве этом полправды дано;
   прочитал я вчера его справа налево,
   и мудрее вдвойне оказалось оно!


   Был отозван не раз я из мира сего,
   много люди со мной сотворяли всего.
   Но упорно творец шлет меня восвояи:
   не пробил, видно, час мой еще у него!


   Сватовство стало ныне уделом газет.
   Женихов и невест в них словесный портрет
   отпечатан петитом под шифром условным...
   Деловитое счастье, любовь да совет!


   Некто встарь как-то раз заявил мудрецу:
   дескать, мудрому женщин любить не к лицу!
   - Жаль мне искренне женщин, - ответил ученый, -
   коль они предназначены только глупцу!


   Чье начало в народе - основа основ?
   Это люди иль стадо покорных ослов?
   Очевидно, что к истине ближе второе -
   управляют ведь нами посредством кнутов!


   - Невещественно слово, - мне молвил дурак, -
   Над химерой пустой надрываешься так!
   Возразил я, что Слово ведь было вначале...
   Но поди ты ему докажи, что и как!


   Объявляют в газетах: "Невеста умна,
   дети есть и жилплощадь имеет она."
   О, жених легковерный, не сделай ошибки, -
   за такие достоинства платят сполна!


   Скоро год, как в суде мое дело лежит,
   умным сделать в суде вновь меня надлежит.
   Документы в порядке, но казус, как видно,
   лишь на Страшном суде разрешить предстоит...


   Полюбил я однажды и чуть не пропал:
   мать люблю - дочь ревнует, и в доме кагал!
   Хоть спартанок не триста, а только лишь двое,
   вспомнив Ксеркса, я поле сражения сдал!


   Говорила спартанка: "С щитом, на щите..."
   Я, во-первых, не грек. Во-вторых, дни не те.
   Не куют для мужчин теперь бранных доспехов,
   да и враг днесь искусен в одном - клевете!


   Предпочти одиночество дружбе пустой,
   лучше бедно живи, но простись с суетой,
   честь и совесть свои береги пуще ока
   и познаешь ты Бога и век золотой.


   Вместо счастья я муки в любви находил, -
   оттого, что, глупец, умных женщин любил.
   Женский ум мне казался достоинством крупным...
   Несомненно сам дьявол мне это внушил!


   Начав дело, его доведи до конца;
   все другие дела вверь заботам творца.
   Поступать так велит нам восточная мудрость,
   а она, как известно, достойна венца!


   Преступлений в стране совершается тьма.
   Мне сказали вчера, что меня ждет тюрьма.
   Оказалось, считают, что часть преступлений
   там и сям сделал я в помраченьи ума!


   Аппарат милицейский мне льстит иногда:
   дел, приписанных мне, в нем хватает всегда!
   Но проходит со временем слава земная...
   Он забудет меня. Я его - никогда!


   Пожирает нас всех отчуждения зверь!
   Друг мой бывший ко мне равнодушен теперь:
   не сумел сколотить я богатства обманом,
   и тихонько закрылась знакомая дверь...


   Мне бы нужно бежать, но не знаю - куда.
   Государственный сыск был надежен всегда!
   Впрочем, есть два местечка - могила с тюрьмою, -
   не откажут в приюте они никогда!


   Кто под Девой рожден, кто под метким Стрельцом.
   Этот - тряпка для жен, та - с мишенью-лицом...
   Я и сам на Весах, видя фокусы Рыбы,
   в магазине стою изумленным Тельцом!


   Женский зад на меня вновь с экрана глядит...
   Знатокам из жюри оценить предстоит
   все нюансы атуров участниц прелестных...
   Телешоу, в котором Стяжатель царит!


   Даже лучшие люди на свете - суть прах;
   так считает Пророк, - стало быть, и Аллах!
   Правоверные, где отыскать нам критерий,
   путеводную нить в наших грязных делах?


   Как ни хочется быть для любимой одним,
   мы напрасно любимой об этом твердим!
   Для нее одинаковы все мы, поверьте,
   и в обратном мы вряд ли ее убедим.


   О величии истинном мало я знал,
   в бюстах древних его умаляет металл.
   Демонстрацию мод я, невежа, увидел!
   Что такое теперь для меня Ганнибал?


   Говорят англичане, что крепость - их дом.
   Ну а мы, вот, живем в государстве ином:
   увезли меня в крепость из отчего дома,
   продержали семь дней ни за что под замком.


   Есть у нас три убежища, думаю я:
   вера в Бога, достоинство наше, семья.
   Кто теряет что-либо из этой триады,
   познает в совершенстве кошмар бытия!


   В саклях горцев гостить мне случалось не раз.
   "Гость - от Бога," - считает суровый Кавказ.
   Мир велик, аксакалы, и есть в нем жилища,
   где шайтана встречают радушней, чем нас!


   Трудно мысль мне затиснуть в четыре строки,
   лучше в поле колхозном полоть сорняки.
   Там простят, если вырвешь не то иль оставишь, -
   не чета тем полям, где взрастают стихи!


   Обзавелся ученой женой - не взыщи:
   станешь тут же рогат, но причин не ищи.
   О давидовой кротости помни всечасно,
   да о бренности жизни. Молись! Не ропщи!


   Демиургу для творчества нужен досуг,
   даже Бог сотворил все на свете не вдруг -
   отдыхал до и после своей шестидневки,
   не вступая в сует заколдованный круг.


   У любимой моей есть художница-дочь,
   ненавидит меня во всю юную мощь!
   И повадилась дева ломать мои вещи...
   Вандализм и эстетам способен помочь.


   Если счастье сменяется горем, друзья,
   в пустоте торричеллевой жить мне нельзя.
   Я тогда, умирая на время для жизни,
   в преисподней стихов оживляю себя...


   Я для слов ввел размеров Хайяма закон.
   Да простит меня мудрый за свой камертон:
   он и сам не видал новизны под Луною
   и считал, что он первый во всем эпигон!


   Три строки в рубаях для меня - ерунда,
   но четвертая - стоит большого труда!
   Так и в жизни: легко ты ее начинаешь,
   но закончить достойно - труднее всегда!


   Дятлом часто мне голову долбит жена.
   Не закончив дупла, не отстанет она.
   Зная это, я, гневом-смолой заплывая,
   остаюсь бессловесным, молчу, как сосна!


   Говорящий - не знает, кто сведущ - молчит.
   Если ссора в семье, я смотрю: кто кричит?
   В большинстве подавляющем это дуэты -
   ведь мудрец в браке редко, увы, состоит...


   Вот мой ровный костыль. Сунул в воду - кривой!
   Несомненно, что в ней он такой же прямой.
   Не живу я одной лишь иллюзией чувства.
   Без ума и без опыта зрячий - слепой!


   Я прослыл средь евреев как антисемит.
   От их лжи Иегова меня защитит!
   Много раз сей народ Ты хотел уничтожить, -
   разве славу с Тобой мне делить надлежит?


   Настоящий поэт пишет кровью стихи.
   Не чужой, но своей. Бог прощает грехи
   летописцев своих, истекающих кровью, -
   ведь при жизни прошли они ада круги!


   Целина может раз баснословно родить,
   урожаев таких впредь нельзя получить.
   Вот и сердце однажды лишь счастье нам дарит
   и затем, надорвавшись, не может любить.


   Душу, люди, держите всегда на замке,
   не давайте залезть в нее грязной руке,
   дайте лучше пошарить ей в вашем кармане, -
   черт ли в нем, этом бренном дрянном кошельке!


   В переводе с латинского "партия" - "часть",
   но довольно ее, чтоб народу пропасть!
   С единицей и частью что хочешь проделай
   и увидишь дробей абсолютную власть!


   В небе бархатном звезды-алмазы горят.
   Ты, чей Разум венчает волшебный наряд!
   Одари хоть одною звездой путеводной
   тех, что в мраке безумия путь свой торят!






   О, каторжанин молодой,
   зачем тюрьмы ночной покой
   унылой песней ты тревожишь?
   Забыть, наверное, не можешь
   теперь своих минувших дней...
   Свобода? Ты грустишь о ней?
   Да полно, - был ли ты свободен?
   Ты не настолько благороден,
   чтоб пить вино из чаши сей!
   Молчи и не буди людей,
   в тюрьме живущих с малолетства, -
   один лишь сон им снится с детства,
   что зазевался их конвой,
   да промахнулся часовой...
   Не отнимай минут блаженства
   седых товарищей моих
   напевом, чуждым совершенства
   и погремушкой слов пустых!
                           12 октября 1987 г.
                           Кисловодск





           Дорогой, любимой, единственной
           Маешке с того света

   На Руси святой
   жил крещеный люд.
   Он чинил разбой
   и неправый суд.

   Вешал и рубил,
   и пытал, и жег...
   Много душ сгубил, -
   одного не мог:

   духом нищих бить.
   Даже Ирод-царь
   оставлял их жить,
   обличавших встарь.

   Только зверь и гнус
   не жалели их.
   Да за тот искус
   ведь не спросишь с них!

   ... Утекли века.
   Пусты паперти.
   Гаражи, дома,
   сердца заперты.

   На Руси теперь
   Перестройки новь -
   в ней не гнус, не зверь
   пьют убогих кровь:

   Сумасшедших бьет,
   нищих и сирот,
   о любви поет
   демократ-народ!

   Он блаженных бьет
   смертным боем, так,
   что невольно льет
   слезы даже враг.

   Журавлям любви
   он особо рад -
   из ружья по ним
   лупит из засад.

   ... Вот и я летел
   осенью на юг.
   Выстрел прогремел
   подо мною вдруг.

   Север далеко,
   Юга не достиг...
   В смерти миг легко
   смысл любви постиг.

                    9 ноября 1987 г.
                    Кисловодск


Популярность: 6, Last-modified: Fri, 28 May 1999 13:49:35 GMT