---------------------------------------------------------------
 © Copyright Дина Николаева
 Email: dina_dial@mail.ru
 WWW: http://www.interform.ru/dina/
 Date: 4 Apr 2000
 Сборник стихотворений номинирован в "Тенета-2000"
---------------------------------------------------------------




настоящие поэтессы не рыдают, как просто бабы
настоящие поэтессы не ругаются, как прорабы
настоящие - утонченны и изнеженны, словно пудель

им влюбленые шлют бутоны, а кухарка готовит пудинг


настоящие поэтессы начинают с молитвы утро
лебединой пуховкой лезут в пыль воздушную новой пудры
руки тонки, изящны икры, золотые искрятся пряди
и ведут роковые игры одного поцелуя ради

Настоящие поэтессы знают цену себе с рожденья
в мемуарах своих толкуя про призванье и откровенье
и считают, что жизнь - забвенье, и устраивают салоны,
где читают их сочиненья не десятки, а миллионы.

только все это - заблужденье, бестолковых голов ошибки
настоящие поэтессы, вклинясь в пишущие машинки
зарабатывают проклятья, оплеухи и метастазы
плача полночью о зарплате, грея кофе над синим газом

настоящие поэтессы никогда не грустят об этом
настоящие поэтессы вечно ищут своих поэтов
настоящие поэтессы так любовь себе добывают
настоящие поэтессы. кто сказал, что их не бывает





игра не стоила игры
в часы обещанного рая
лениво с пола  подбирая
слезинки красные икры
они молчали поутру
она молилась он лукавил
и проклинали ту игру
в которой слишком много правил





...Вы бледны. В болезненном бреду,
Как в тумане, будущность таится.
Как легко шутя проговориться...
Позовите, милый, я приду.
Пальцы в лихорадочном замке,
Лоб высокий покрывают тени.
Как круты непрочные ступени
По пути к измученной руке...
Тонких линий призрачный овал
И прозрачной кожи мел на теле.
Кто жестокий Вас нарисовал
В этой развороченной постели?..
Или это просто полутон
Нанесен болезнью неумело..
Спите Вы. И воздух озарен
Блеском слез на наволочке белой.




Hестpойность тоpопливых стpок, поспешность тpепетная слова...
Смешно и вымученно снова Он этот выучил уpок.
И глаз глумится глубина над темной медью пpяди тонкой...
Упpямо гpезив о pебенке, котоpым в нем жила Она,
За существо своей души Он пpинимал виденье тени,
И, опускаясь на колени, шептал одно: "Опустоши..."
Hо что за белая печаль в большом окне лица иного...?
Как это гpустно и не ново... какая тяжесть на плечах.




Мне чудился твой кpик
в осенний снегопад,
Мне слышался твой стон
в остывшей кpуговеpти,
Гоpели фонаpи,
и были невпопад
Мне ненавистей сто
в надоpванном конвеpте.
А завтpа я умpу -
огни в глазах pябят,
И больше - ничего,
и холодно, и стpашно -
Hи взгляда поутpу
на хмуpого тебя,
Hи бега моего
за поездом вчеpашним..
И вот окончен день,
и наш закончен споp,
И pадостной весны
исчезли опечатки...
А после кто-нибудь
пpидет на наш костеp.
Сотpет все наши сны
и пальцев отпечатки.




... И боль была полна тобой,
И таял снег на белой шали.
Цветы домашние дышали
Под занавеской голубой.

А  в доме не было тепло.
И бился свет в окне откpытом,
Когда следы искали чьи-то
Под pастpевоженной золой.

И, согpевая на ветpу
Твои слова - а что осталось...-
Она печально улыбалась,
Весь миp встpечая поутpу.




И так повелось, и просто нельзя иначе
Кто много смеется, тот долго и горько плачет
И в полночь мелькают такие смешные строчки
Какие-то скобочки, точки и двоеточки
Она набирает цифры и ждет ответа
И пишет ему посреди ледяного лета
Так будет, наверное, длиться всё год от года
И все повторится - и шорохи, и  погода
И утром привычно вспыхнут воспоминанья

А в трубке уже не гудки, а  его дыханье
И время проходит, а память  привычно пишет
Такое сухое "Приятно тебя услышать.."
Она вспоминает дни, и опять по кругу
И вот они оба уже не нужны друг другу
И будут мелькать, как раньше, смешные строчки
Какие-то скобочки, точки и двоеточки





...рыжие листья
над мокрым лицом.
редкие тени.
надорванным альтом
что-то летит
над разбитым асфальтом,
длинные сны
задевая
крылом...




в последний день, когда уже не станет
ничто иным, когда печаль пройдет
и бунтовать бессильно перестанет
то существо, которое живет
по недосмотру сильного рассудка
внутри меня давно и невпопад.
зовет тебя в любое время суток,
царапая по сердцу наугад.
не подходи. оно тебя узнало
и вот, уже почти обречено,

оно еще не чувствует финала
и рвется в бой, и падает смешно.
в последний день оно забьется в щели,
листая пропыленные тома..
мы все равно чего-то не успели.
убей его - и я сойду с ума.




Напряженные ночи вагонных огней,
В молчаливом бессилии сцеплены руки.
От тягучей тоски и бессмысленной скуки
В пустоте полустанка ты думал о ней.
Остывала земля безнадежью в ответ,
И блестела в глазах безнадежность иная,

И о ней так навязчиво напоминая,
Чьи-то тени лежали на жухлой траве.
А когда ты сжимал в кулаке этот мир,
Он противился силе, упруго пружиня,
И строптиво меж пальцами бился живыми
Так, как будто они были тоже людьми.
И в руках твоих было отчаянье слов,
И метался меж окон полуночный отзвук,
Обрекая тебя на прокуренный воздух,
На недели без дела, на ночи без снов.
Вот и тронулся поезд. Сомненье ушло
И из прошлого больше ничто не тревожит.
Безымянные дни до смешного похожи,
И, как прежде, ты знал, что опять повезло.
И тебе не останется, кроме теней
И терзающих мысли секунд на пороге,
Ничего - все поглотят в бесцельной тревоге
Напряженные ночи вагонных огней.




расскажите, мой милый, как случилось, что Вы сбежали -
моё имя Вам было дороже целого мира.
опустело все вместе - и сердце, и та квартира,
где считали минуты, встречали и провожали.
как истоптанный берег был закатным заревом залит,
как метались по небу следы перепуганной тени...
но так что же мне делать, Вы опять, увы, не сказали -
Вы так славно смеялись, мой одинокий гений.
что нам стоило быстро затеять смешное действо,
а потом переигрывать все, как кому и надо.
это вовсе не отпуск, а бывшее наше детство -
запах снов, мандаринов и горького шоколада.
прислонившись к сырой стене на лестничной клетке
(то ли было все это, то ли же только будет)
я, сжимая в руке то ли деньги, то ли таблетки,
сплю и думаю о превратностях наших судеб.
что Вам стоит вернуться домой с вокзала,
развернуть сувениры, достать пижаму и бритву.
Ваша совесть, наверное, Вам опять не сказала,
что читаю я где-то по Вашим губам  молитву.
И опять промелькнет сомненье, но цыкнет память,
и опять все фигуры равны  - и ферзи, и пешки.
осень серая мне не позволит проститься с Вами
и останется только засветить фотопленку в спешке,
с кухни выгнать лениво кота-вампира
и с подругами пьяными пить светлый чай с лимоном,
ощущая себя совсем уже не влюбленным
в это имя, что было дороже целого мира.

Популярность: 21, Last-modified: Fri, 07 Apr 2000 15:01:41 GMT