---------------------------------------------------------------
 © Copyright Владимир Медведев
 Email: vrm@everys.com
 Date: 29 Jan 2000
---------------------------------------------------------------



     (Стихи о звёздах, рыбах и кармах)




     Не верь корреспондентам новостей.
     Не забивай в грядущее гвоздей.
     Вращая регуляторы настройки,
     не будь уловом радиосетей.

     Не покупайся на бесплатный сыр.
     Не сочиняй свою "Войну и мир".
     Не принимай за рокот канонады
     ни шелест листьев, ни рулады лир.

     Живи всерьёз. Играй в  с в о ё  лото.
     Носи пиджак и серое пальто.
     Увидишь двойника в зеркальной раме -
     не сообщай ему, что ты - никто.




     Рыба - она и в пустыне рыба:
     хвост, плавники, чешуя, глаза.
     Рыба не может сказать "спасибо".
     Рыба не голосует "за".

     Рыба не голосует "против".
     Рыбе нечем голосовать.
     Рыбам присуще по их природе
     плыть да желания исполнять.

     Много желаний - хороших, разных,
     от неприличных до непростых...
     Падают звёзды рыбообразно.
     Каждой мечте - отдельный бултых.




     Провинциальная столица
     страны, вчера сменившей цвет.
     Всё те же бревна. Те же лица.
     Всё так же нет иных примет.

     Две тучки серого металла
     плывут на запад стилем кроль.
     Часы на здании вокзала
     семь лет показывают ноль.

     Венчает серп и ржавый молот
     непутеводная звезда.
     Мы покидаем этот город -
     но, как всегда, не навсегда.




     "Из дома вышел человек..."
     Хармс

     Он спрятал душу в чемодан
     и тихо вышел вон.
     Вокруг стоял густой туман -
     всемирный, как ООН.
     В ушах звучали голоса
     далеких тракторов.
     С монеты щурила глаза
     чета полу-орлов.
     Звенел возвышенно комар -
     невидим, прост и прям.
     Текли на юг по проводам
     потоки телеграмм.
     Всё было как бы хорошо,
     и как бы навсегда.
     Он чертыхнулся и пошёл -
     но не сказал, куда.




     Я не астрОном. Я не знаю,
     когда и где взойдёт луна,
     о чем поёт звезда, мигая,
     и какова хвоста длина
     у пролетающей кометы,
     несущей тьму знамений свету
     из мглы пространств на чей-то зов
     без сна, руля и тормозов.

     Я не философ. Мне неважно,
     какой построен на песке
     дворец премудрости бумажной,
     и сколько пешек на доске
     еще ползут неспешно в дамки,
     как пыль по деревянной рамке,
     как наши души - в никуда,
     как прочь от времени - звезда.




     Мне ни разу не снился военный парад -
     с генералами, пушками, маршем.
     Я не видел глаза метрономов-солдат,
     по безлюдной брусчатке шагавших.
     "Невозможно погибнуть два раза подряд" -
     не внушали мне ратников лица.
     Мне ни разу не снился военный парад...
     Неужели уже не приснится?




     Вторник обычно приходит внезапнее, чем зима.
     Сходят с небес на землю охотнее, чем с ума.
     Бархат и шелк наощупь бесплотнее, чем наждак.
     Существовать не мысля - приятнее, чем никак.

     За веревочку дёрнул - и где-то открылась дверь.
     Вроде бы по соседству - но точно, что не теперь.
     Счастье - такая штука... полезнее многих штук,
     в списке событий жизни, помеченых словом "вдруг".

     Стань на секунду вечным. Выпей воды стакан.
     Перемести центр мира из кухни на свой диван.
     Карму сверни в клубочек, и намотай на ус
     факт, что слова суть вещи. Особенно - "я вернусь".




     "Я спросил электрика Петрова..."
     Григорьев

     Саяно-Шушенская ГЭС
     даёт электроток.
     В неё монтёр Петров полез -
     зачистить проводок.
     Всё бормотал про разных мам
     замысловатый спич...
     Лежал душою к проводам
     Петров Иван Кузьмич.

     Не жди, не жди, читатель мой,
     чернушного конца.
     Монтёр Кузьмич придёт домой,
     и принесёт винца,
     тунца, отвёртку, амперметр
     и пачку сигарет.
     А то, что света больше нет...
     На кой нам этот свет?




     Рассыпаются древние грамоты.
     Пирамиды стираются в пыль.
     Доедаются бедные мамонты.
     Меркнет шик. Распадается стиль.
     Остаётся звучать только пение
     на какой-то немыслимый лад:
     "Водопад существует мгновение.
     Очень правильно делает, гад."




     Я видел стекло -
     в нем нет ни "другой", ни "той" стороны.
     Я видел крыло
     дракона, вернувшегося с войны.
     Я слышал слова -
     но кто даст мне право их повторять?
     Меня было два -
     что больше, чем ноль, но меньше, чем пять.

     Я шел по Пути
     с собою самим - куда же ещё?
     Я был не в чести
     у тех, кто отмечен белым плащом.
     Пылилась руда.
     Весь мир был зачеркнут одной строкой.
     Такая беда...
     А впрочем, пустяк. Беды никакой.

     Репейник цветет.
     Конвейер бежит. Города поют.
     Медведь любит мед.
     Звезда - пустоту. Человек - уют.
     Не рыбой в воде,
     но бликом в стекле промелькнут года.
     Секрет в бороде.
     Но - где борода?
     Нет, где борода?




     В плоской вселенной пергаментной криптограммы
     ненаблюдаемы тонких миров курсивы.
     В несоответствии драмы законам кармы
     не виноваты ни зрители, ни кассиры.
     Пьеса умолкнет одна - начнется другая,
     метаморфозой мало кого расстрогав.
     В соревновании эхо и попугая
     первое место возьмёт, как всегда, фонограф.


Популярность: 16, Last-modified: Sat, 29 Jan 2000 08:12:22 GMT