---------------------------------------------------------------
 Date: 21 Oct 1998
 Работа предложена на номинацию в литконкурс "Тенета-98"
 http://www.teneta.ru
---------------------------------------------------------------





О.М. Мы гуляли с тобой без маршрута и цели по ночным переулкам бесшумной Москвы. Говорили о том, о чем думать не смели, под вполне предсказуемый шелест листвы. На Москву наступала нормальная осень. В темноте под мостом исчезала вода. Нынче встретились в семь. Завтра встретимся в восемь. Послезавтра... Да кто его знает, когда. Промусолив Бердяева, Ницше, Камю и Сартра, возвращаешься в поисках истин к курочкам рябам. В безвоздушных попытках дышать что-то есть от театра, а в затее бежать от того, кто с тобой не рядом - от поверхностных слез кабаре и кафешантанно- маскарадной приятности за час до артподготовки, от которой вдруг понимаешь - ничто не странно. И быстрее, чем негры бегут свою стометровку на экране - заканчиваешь бессмысленную тираду, разрушаешь вселенную, театрально бросая трубку, и куда-то вперед не глядя протягиваешь руку, и щелчком правой кнопки отменяешь олимпиаду. Взяв единицу чуши, справа припишем нолик, помня, что форма - уши, а содержанье - кролик, безрифмье афиш - верлибр, зритель - мыслишек тьмы, книга стихов - цилиндр, фокусники - не мы. Наше место - тонкий лед, без причин хрупкий. Наше время - истукан на коне медном. Наши мысли - негустой дым старой трубки, чей хозяин уже понял, что курить - вредно. Способность жить, себя не замечая, возможность петь, уста не размыкая, и с вероятностью одна вторая решать навскидку: взвыть или чихнуть? - вот путь бесцельней дул настенных ружей, других Путей не лучше и не хуже. Спи. Ветер, отражаясь рябью в луже, пусть угадает сам, откуда дуть. На места былого кайфа никогда не возвращайтесь, дабы вас не обломала прозаическая явь. Лаконичному закону соответствовать старайтесь: там, куда есть шанс вернуться - не ловите всуе кайф! Мой дядя выпал из контекста. Он, если честно, крайне прав. В природе слишком много места для катастроф, чей телеграф неверным аритмичным сердцем стучит в аорту новостей, наркоз эфирный в мегагерцы преобразуя без затей. Мой дядя вышел за пределы кусочно-гладких автострад, пиццерий, цирков, черных в белом и белых, выстроенных в ряд. Он не разгрыз табу приличий и не удрал за грань зеркал. Мой дядя поступил практичней. Мой дядя не существовал. Голова с душой в противофазе. Сердце пропадает ни за грош. Сколько ни танцуй в противогазе - Гол в свои ворота не забьешь. Сколько ни корми овсом собаку - не узришь размах ушей осла. Как ни суй в рассудка реку раку руку - не поймаешь всплеск весла. Учуй, из носа вытащив бревно, дыхание высоких технологий. Пыхтение несется из берлоги, трещит и рвется оптоволокно. Запутав курью ножку в провода, торчит антенна идолом заклятым, и дыркой в небе реет ретранслятор - сгоревшая заветная звезда. Еду в московском метро, заоконный пейзаж наблюдая. То ли секунды бегут, то ли колеса стучат. До остановки "Вчера" - сто пятьдесят пересадок. Радостно. Пусто. Метро. Бомба в авоське пищит. Ах, как бы мы великолепно жили без комплексов, потерь и слова "страх", когда бы нам однажды не внушили привычку отражаться в зеркалах. Еще - дышать. Еще - сперва родиться, затем ползти по времени вперед, туда, где время нам не пригодится. И замолчать, замкнув на выход вход. Зимой им не хватало птиц, а летом - скрипа под ногами. Шик-блеск велосипедных спиц, замаскированных богами под растопыренность лучей стовольтамперного светила не возжигал восторг ничей. Как говорится, не вкатило. Зато им нравилась вода - ее беспутная текучесть, способность рушить города и выявлять в вещах плавучесть. Они торчали с всплесков миль - но чаще, позабыв забыться, предпочитали полный штиль, и растворялись в небылице. Надежно зарешечено окно. Ушло в небытие Бородино. Сломалась шпага, развинтился ус... Какой ты, дядя, к дьяволу, француз? Не понимаю, зачем говорить "До свидания" или "Прощайте". Мне нечего людям прощать. Маятник может позволить себе колебания - он сконструирован так, чтобы их совершать. Жаба придумана, чтобы болота озвучивать. Конь спроектирован, чтобы скакать по степи. Вы - чтобы тихо сказать Вам: "Всего наилучшего". Смерть - чтобы рявкнуть ей вовремя: "Не торопи!" Друзья, воспряньте духом! Ловите пчел сачком! Земля вам будет пухом, а солнце - пятачком. Неярко мерцало окно экрана, пленка циклично мотала мили, и ежики с ножиком из тумана все выходили и выходили... Заполненный водой трапециоид трубы посредством сообщен с сосудом, открытым сверху, снизу - S-образным сифоном отделенным от сует. Вот бечева с потертой ручкой. Стоит к ней приложить усилие - о чудо! - конструкция взбурлит тысячегласно, коротких дум плоды сводя на нет. Над пучиной морской - несошедшихся судеб пасьянс. Красный шелк. Черный ром. Золотой портсигар. Белый китель. Чудо-лайнер уходит под воду в стотысячный раз. В комфортабельном кресле, рыдая, сморкается зритель. Голосок супер-стерео-дивы выводит слова про любовь навсегда. Зал внимает в бездвижности транса. У механика в будке хандра, и трещит голова. До закрытия кинотеатра - четыре сеанса. Петуху бы с опаской нахмуриться - вместо этого мудрствует он, что первично - яйцо или курица? А первичен куриный бульон. Гусь свинье не собака. Теща свекру не кум. Брянск Москве не Монако. Человек человеку - шум. Встаньте чуть правее! Фикус - с краю! Не моргать! Улыбочку! Стреляю. Сидели, пели, жили, Любили и дружили... ...Летели - не летали, Бранили - не устали. Н.Р. Крутились - покрутели. Постились - растолстели. Пошли - на "ты", на "вы" ли? - без повода завыли. Надулись, и продули. Придумали ходули. Зарвались - обалдели. Очнулись - в самом деле! Искали - получили. Запомнили - забыли. Зарылись. Откопали. Дальнейшее - детали. Встаньте на видном месте. Остекленейте. Распределите свой отражающий слой поравномернее. Сзади прикиньтесь черным. Дайте кому-нибудь замшу, пусть вас протрут. Можно уже отражать. Захотите - со временем обзаведитесь рамой. Главное, не забудьте, что от удара ломом или мячом надо с притворным звоном рухнуть на землю, разбиться на тьму осколков, и принести несчастье - хотя бы немного - тому, кто верит в приметы. Меня здесь нет. И не было. И нет причины полагать, что здесь я буду. Пусть рыбка золотая верит в чудо - рыбак предпочитает съесть обед. Тебя здесь нет. И не было. И - вздох - быть может, здесь тебе и быть не надо. Кристалл померк. Разгадана шарада. Сирена. Матч окончен. Бобик сдох. Нас ждет туманнейшее завтра, где в моде мокрая погода, где выход из кинотеатра почти неотличим от входа. Нас ждет загадочное завтра, где в свете солнечных затмений эзотерическая мантра сравнима с шелестом растений. Нас ждет обманчивое завтра, где за игрою в чет и нечет два сумасшедших психиатра исподтишка друг друга лечат. Темны дальнейшие детали, странна грядущая пора... Но мы ли не предупреждали себя вчера?

Популярность: 20, Last-modified: Wed, 21 Oct 1998 16:31:47 GMT