---------------------------------------------------------------
 © Copyright Мазель Михаил. Москва
 Email: mazel@kulichki.rambler.ru
 Home page: http://members.xoom.com/mazel/
 Win  http://members.xoom.com/mazel/mazel.html
 Date: Feb-Apr 1997
 Page "Romantic collection"
 Page "Romantic collection"
---------------------------------------------------------------



               ИЗ СБОРНИКА "ПРОГУЛКА ПО НЬЮ ЙОРКУ"
               http://kulichki.rambler.ru/franktalk/ri/364.html
               Стихотворение номинировано в "Тенета-98"

               ... М. Шагалу


Мы вместе с тобою летели по небу,
Как будто слетели с картины Шагала.
Смешались в сознаньи былое  и небыль,
И полночь незримо за нами шагала.

Мы вместе с тобою летели, обнявшись,
И шпили церквей проплывали под нами,
А звезды смеялись о чем-то вчерашнем,
И хлопало время мгновений дверями.

И скрипки звучали далеко и нежно,
И было немного тревожно и грустно,
И города профиль - прекрасно небрежный
Растаял в тумана движеньи искусном.

А ветер нас гнал за поля за рекою,
И мчалась навстречу нам леса громада,
И я любовался тобою такою
И думал, что большего мне и не надо.

Когда мы вернулись - ты быстро уснула,
Прижавшись ко мне и обнявшись с гитарой,
А постер Шагала, приставленный к стулу,
Глядел на меня пролетающей парой.


           < 17 июня 1997 года >




   7 апреля 1997 года мне испольнилось 30 лет

 К   этому   знаменательному  событию  я  написал  много  новых
стихотворений. Одно из  них  я  посвятил  нашему  общему  делу,
увлечению, средству общения... короче Интернету.



Друзья, товарищи, собратья!
Гуляки в нитях Интернета.
В паучьи, кто, попал объятья
На всех материках планеты -
Я призываю вас к общенью,
Я призываю вас к ответу.
Оставьте только сообщенье
Или спросите вы совета,
И кто-нибудь тогда ответит,
И кто-нибудь тогда сошлется,
С обратной стороны планеты,
Быть может, кто-то улыбнется.
А кто-то пожелает счастья,
А кто-то вашу PAGE покинет,
А кто-то с вами в одночасье
В GUESTBOOK свой MESSAGE закинет.

Хотите вы найти невесту
Иль предложить свои услуги -
Пожалуйста, всем хватит места,
Ткут паутину WEB-ы - слуги.

Приветствую, Мой посетитель,
И ты туда же... в Паутину?
Коль что не так-тогда простите,
Без задней вышло то причины.
Я рад гостям и рад советом,
И рад намылиться к вам в гости.
Ну а пока - я шлю привет вам.
До встречи всем на новом HOST-е!


    9 апреля 1997 года

ПОСЕТИТЕ МОЮ СТРАНИЧКУ НА КОТОРОЙ Я СОБРАЛ СВОИ СТИХИ И РАССКАЗЫ,
КОЛЛЕКЦИЮ ИНТЕРЕСНЫХ ССЫЛОК И ССЫЛОК НА СТРАНИЧКИ РАЗНЫХ ЛЮДЕЙ
http://www.ropnet.ru/pages/mazel/mazel.html



                         Никогда   не  думал,  что   буду
                       писать  стихи,  и  совершенно   не
                       представлял   себе   что   займусь
                       прозой.
                         Но что написано, то написано,  и
                       вам      теперь     судить     мои
                       философствования.

    Сегодня шел первый снег, а я шел и философствовал.  В
голове у меня пробегали довольно интересные мысли, и как-
то незаметно возникло желание поделиться ими. Но вот беда
-  мысли улетели так же внезапно как и возникли,  а  снег
все падал и падал.
    Если  бы  у меня под рукой оказался клочок  бумаги  и
огрызок  карандаша, то быть может это эссе было  бы  куда
более  метафизично, возвышенно и интересно. Но одно дело,
когда  мысль  витает  где-то  рядом  (вместе  с  падающим
снегом),  а  другое - когда ты пытаешься  облачить  ее  в
строгие   одежды  бумаги,  сидя  за  письменным   столом.
Волшебный  снег растаял и превратился в обычные  капельки
воды.
    Если  верить  физикам,  которые  преподнесли  нам  на
блюдечке  закон  сохранения  энергии,  то  можно  сделать
вывод,  что   и наши мысли это то же какой-то  ее  особый
вид.
    Когда  наше  внутреннее содержание совершает  переход
из  одного состояния в другое, то, высвобождаемая энергия
воплощается  в эти самые кружащие вместе с первым  снегом
мысли.
    Иногда случается так, что они (мысли) складываются  в
квантовое состояния которых требует поглощения энергии. А
так  как  на  квантовый переход души требуются  считанные
секунды,  то мой вам совет - имейте при себе  карандаш  и
бумагу, чтобы энергия вашей души не пропала даром.
    Если  мысль схвачена в момент ее рождения,  то  заряд
энергии, который она несет, максимален, и есть шанс, что,
свершив  круг,  она  к  вам  вернется:  фильмом,  книгой,
картиной  или просто улыбкой - вернется, таким же  мощным
сгустком, а не высосанным из пальца бормотанием,  зарядив
при этом не одну страждущую душу.
    И  тогда  вы  опять  будете в  состоянии  творить,  а
значит  жить полной жизнью,  быть счастливым, и  пытаться
делать счастливыми других.
    Делитесь  своими эмоциями, и в тяжелую минуту  они  к
вам   вернутся.  Не  бойтесь  растратиться  -   если   вы
выплесните  то, что рвется через край и вам нечего  будет
больше  сказать,  не волнуйтесь. Рано  или  поздно  заряд
бодрости  вернется к вам, а вместе с ним придут  и  новые
идеи.
    Так  что имейте под рукой бумагу и карандаш, и  тогда
жизнь  будет  интересна  и  удивительна,  и  тогда  жизнь
будет...  И  услышав как Татьяна и Сергей  Никитины  поют
"Снег идет" Пастернака, вы не зевнете в теплом кресле,  а
выйдете  под  первый мокрый ночной снег, и,  может  быть,
внесете свою толику в закон сохранения энергии.
    Не  буду  повторяться.  Круг замкнулся.  Сегодня  шел
первый  снег,  а я шел и философствовал.  Но  у  меня  не
нашлось карандаша и бумаги, и поэтому это эссе получилось
немного не таким, каким возникло где-то там, где родилось
вместе с первым мокрым снегом. Все.

    23 октября 1991 года.

---------------------------------------------------------





              "...Ночью нам дарован покой,
              А днем на беду не спится".
                               А.Макаревич.

          Лунный свет по земле расплескался,
          И в волшебном таинственном сне
          На изорванных клочьях бумаги
          Снег, что бродит в душе по весне.
          Он свидетель предательства дружбы,
          Он свидетель забытой любви,
          Ты послушай, мой спутник, послушай,
          Как поют на заре соловьи.
          Ведь от нас с тобою зависит
          Будет ль жить послезавтра Земля.
          И волна на волну набегая
          В океан убегает маня.

          Путь, который мы все выбираем
          К удивленью ужасно тернист.
          И о Гамлета роли мечтает
          Бессловесный с подносом статист.
          И не думает он, что играет
          Ежедневно великую роль,
          И пылится в коробке для кукол
          Золотого пошива король.
          Замерзает упавший прохожий,
          Об испорченной сказке скорбя,
          А, бегущие в сумерки люди,
          Словно крысы бегут с корабля.

          После длительной утренней спячки,
          Все в душе равнодушье храня,
          Все бессонницу мы проклинаем,
          Бога с чертом в этом виня.
          Пусть потом по утрам я спиваюсь,
          Пусть не знаю себе я цены,
          Все равно я опять призываю
          Мои вещие ложные сны.
          В них друзья за столом веселятся,
          В них любимые преданы нам,
          Но судьбы беспокойной скитальцы
          Мы на волю отдались волнам.
                      <сентябрь - 23 октября 1990 г. >



                    ...А.Городницкому.

          Храни тебя господь от всех земных напастей,
          За дальний горизонт опять дорога мчит.
          Храни тебя любовь, пусть ветер рвет на части
          Полотна парусов и рушит шторм гранит.

          Храни тебя мечта, пределов нет которой,
          Которая моря готова пересечь.
          Храни тебя мечта: Я земли, что открою,
          Лишь именем твоим спешу теперь наречь.

          Храни тебя звезда, что светит всем, кто верит,
          Пусть в разных мы мирах, она на всех одна.
          Храни тебя всегда надежда и доверье,
          На сказочных пирах пью за тебя до дна.

          Хранители любви, вершители историй,
          Наш флагманский фрегат опять вперед летит.
          Спешим мы сочинить баллады о просторах,
          Далекий горизонт опять судьбу хранит.

                              < 26 апреля 1991 г. >



                          ...Я хотел бы быть озером.
                            Лежать и отражать облака.
                                             Ю. Визбор

          Облака отражаясь во мне,
          Проплывают по срочным делам.
          Я лежу на высокой стене,
          И лицо подставляю ветрам.

          Запах моря и бронзовых скал,
          Запах рыбы и северных звезд,
          Мне на облаке сером прислал,
          Седовласый скиталец Норд-ост.

          А чуть позже ко мне подбежал
          Озорной и веселый Зюйд-вест.
          Он на облаке белом прислал
          Запах сена и пенье невест.

          Облака, повинуясь ветрам,
          Разбежались по свету опять,
          По морям, по степям, по горам,
          Им всего все равно не объять.

          Пусть от ветра прошибла слеза,
          Пусть от солнца щекотно щекам,
          Я лежу не закрывши глаза,
          Отражаться даю облакам.
                     ( 29 апреля 1996 года )



                       Памяти З. Е. Гердта

         Куда ты опять уходишь?
         Не все ли теперь равно.
         Не все ли равно где бродишь,
         По тропкам, по строчкам, в кино.

         Куда ты спешишь все время?
         Ты хоть на часок тормозни...
         Сгорают в камине поленья
         Нас грея в морозные дни.

         Спешишь ты успеть быть всюду,
         Мгновенья даря любовь.
         Ты веришь, что я не забуду?
         Я знаю - вернешься ты вновь.

         Спешишь ты снова куда-то,
         Во тьму, где не видно ни зги,
         А дождик выводит рубато
         По лужам рисуя круги.
                   ( 21 ноября 1996 г. )






         Он приближается незримо,
         А начинается внезапно,
         И происходит все помимо,
         Но происходит всегда залпом.

         Приходит он ко всем соседям:
         И к тем, кто спит, и к тем, кто пьяный,
         И к тем, кто рад, и к тем, кто вреден...
         Неистово, безумно, рьяно.

         А иногда он входит тихо,
         Шурша мечтой или надеждой,
         Без суеты и  без шумихи,
         Почти такой же как и прежде.

         Он за секунду молодеет
         И тут же начинает снова
         Взрослеть и находить идеи
         Или хотя бы смысл слова.

         Он снова тут, уже у двери,
         И полночь смотрит в наши окна,
         И мы опять нелепо верим,
         Застыв на миг, не смея охнуть.
                      ( 20 декабря 1996 г. )


---------------------------------------------------------


    По  вечерам заснеженные вершины казались розовыми,  а
по  утрам  голубыми.  Это  утро ничем  не  отличалось  от
других.  Горы  все так же обступали зеленую долину,  река
все также петляла по ущелью, а дорога по крутым склонам.
    Городок    просыпался,   перемигиваясь    сверкающими
глазами  окон  с  восходящим  солнцем.  В  церкви  ударил
колокол.  В  замке  хлопнула пушка.  Собаки  начали  свою
традиционную  перекличку.  Постепенно  улицы  наполнились
шумом голосов, детскими криками, ржанием лошадей, цокотом
копыт  и  шуршанием повозок. Начинался очередной день,  и
жизнь текла по проторенному руслу.
    Горы  то  же  просыпались, и  на  их  склонах  то  же
начиналось  движение. Из замка, стоящего  на  краю  скалы
возвышающейся  над  городом, выехали  два  богато  одетых
всадника.  Они  подождали пока поднимется  за  ними  мост
через  расщелину,  протрубили  прощальное  приветствие  и
поскакали  по  узкой  дороге,  зажатой  между  скалой   и
обрывом.  Неожиданно, из-под копыта одной лошади  вылетел
камень  и  покатился по склону, вовлекая в  движение  все
больше   и   больше   собратьев.  Отпрыгнул   в   сторону
встревоженный горный козел, принюхался и поскакал  дальше
испуганный не только камнепадом. Вслед за ним прошмыгнула
бесшумная тень - это барс выслеживал свою добычу. Он  уже
готовился  к  прыжку,  когда странные  животные  с  двумя
головами  вспугнули его добычу. Теперь придется  начинать
все заново.
    Тем  временем двое друзей устроились на уютной горной
полянке, с которой открывался потрясающей красоты вид  на
долину  и ущелье. Недалеко паслись две лошади, чуть  ниже
дымилась труба охотничьего домика.
    -  Что  скажешь, дружище Гориамбр, спокойно ль все  в
твоих владениях?
    -  Весьма  польщен твоей заботой, старина Альдернаст.
Тьфу-тьфу-тьфу, но пока мои дела идут прекрасно. Горожане
не   жалуются,  крестьяне  довольны  урожаем,  никто   не
пытается  оспаривать  границы  моих  владений,  а   самое
главное  вот  уже год, как я не видел ни одного  из  этих
ученых  болтунов,  которые постоянно  суют  палки  мне  в
колеса. Но что я все о себе да о себе,  ты-то как?
    -  Да,  в  общем,  не плохо. Дела в полоном  порядке.
Детишки, правда, иногда задают перцу. Любят стервецы  дым
в    глаза    пустить.    Младшенький   разгильдяйничает.
Представляешь,  за  год  сменилось  три  воспитателя,  и,
похоже,  четвертый вот-вот сбежит. А он и в ус  не  дует.
Сидит  себе  на  камушке у обрыва  и  книжки  про  гномов
читает. И не боится, представляешь.
    -  Твой  хоть  читать  любит, а  моего  в  библиотеку
никакой  силой  не  затащишь. А в последний  раз  спалить
обещал,  если  заставлять буду. И о чем  только  нынешняя
молодежь думает, куда общество катится. Подумать страшно.
    -   Да.   Мы   в   их   возрасте  были   куда   более
любознательнее.  А  им  палец  в  рот  не   клади,   одно
удовольствие - прохожих пугать.
    -  Безобразники,  что и говорить.  Но  не  переживай.
Годик,  другой  и повзрослеют. Потом еще и жалеть  будем,
что детки наши так быстро выросли.
    -  Ладно,  мне уже пора. Посмотри, тень от колокольни
уже почти исчезла, а я обещал своей благоверной быть дома
к  полудню.  А она у меня знаешь дама строгая,  чуть  что
сразу 'крокодила' из меня сделать обещает.
    -   Все   они   одинаковые.  Как  подарок   получить,
золотишко там, бриллиантики, они как кошечки мурлыкают, а
как  наш брат проштрафится... ладно, не буду задерживать,
а то глядишь и впрямь она тебе крылышки пообломает.
    Пожелав   друг   другу   удачи,  друзья   простились.
Альдернаст скоро скрылся за ближайшей скалой, а  Гориамбр
еще  долго лежал на молодой травке, придаваясь  мыслям  о
бренности   всего   живого,  о  быстротечности   времени,
воспитании  детей  и  о  взаимоотношениях  полов.  Он  не
заметил как задремал.
    Проснулся  он  в  тот момент, когда  небольшое  белое
облако  набежало  на  солнце,  и  склон,  на  котором  он
отдыхал,  погрузился  в тень. Гонимое  ветром  облако  не
задержалось   на   месте,  и  Гориамбр  с   удовольствием
наблюдал, как граница света и тени быстро перемещается по
земле,  секунда,  другая, и лежащий  далеко  внизу  город
снова засверкал белизной стен и золотом окон.
    Из  состояния  задумчивости его вывели  голоса.  Двое
мужчин  вышли  из охотничьего дома. Судя по возбужденному
тону  и  громкому  смеху,  они были  навеселе.  С  трудом
взобравшись  на лошадей, они, покачиваясь в  седлах,  как
тростинки на ветру, не спеша направились к замку.
    Внезапно  неудержимое  веселье  разобрало  Гориамбра.
Наверное,  передалось  от парочки друзей  оптировавших  в
домике   напротив.   Гориамбр  снова  почувствовал   себя
ребенком  и у него появилось неудержимое желание напугать
их. Секунду подумав, он решился. Широко расправив крылья,
он  оттолкнулся  от  травы толстым  и  таким  же  зеленым
хвостом,  поджал  лапы   и помчался вдогонку  удаляющимся
всадникам,   откашливаясь  и,  прочищая  налету   глотку,
настраивая   величину  пламени,  что  бы   ненароком   не
подпалить всадникам бороды.

    29 июля 1996 года




                       Наша жизнь не приемлет в
себе постоянства.
                       И прощаться легко. Только
тихая грусть
                       Занимает в душе небольшое
пространство,
                       Если сверху смотреть на
отмеренный путь.
                       Ведь прощаемся мы не с
людьми, не с местами,
                       И не в том, между нами,
расставания суть -
                       Всякий раз мы прощаемся с
нашими днями,
                       Что уже не вернуть.
                                        А.Макаревич

      Мои увлечения... Наверное я буду не совсем корректен если
сначала кое-что не уточню. Увлечение или  хобби,  если  хотите,
это  нечто,  чем  занимаешься помимо основной работы, выкраивая
свободные  минуты,  тратя  последние   деньги   на   пополнение
коллекции,  обделяя себя чем-то другим. Я не коллекционер, и не
"помешан"  (в  хорошем  смысле  этого   слова),   на   каком-то
конкретном  предмете.  Хотя  и  трачу  на  написание  стихов  и
рассказов почти все свободное (а иногда и выделенное на  что-то
другое)  время.  А все остальное - просто любимые дела, способы
отдыха, общения, точно такие же как и у всех.  Быть может,  как
и  у  вас.  Вот  обо всем этом я и хотел бы рассказать, украшая
повествование фрагментами моих стихотворений, связанными с тем,
о чем я буду говорить.
      Начну с того что представлюсь. Зовут меня Миша. Родился я
в Москве, в апреле  1967  года.  Стихи  пишу  с  двадцати  лет,
рассказы и повести три года.  Окончил известную (пятнадцать лет
назад она была весьма известна) 444-ую школу, институт. Работал
программистом.  Но  лучше обо всем по порядку. Точнее говоря по
порядку увлечений.
       Все любят музыку. Не буду зарываться, скажу лучше, почти
все. Каждый свой стиль, но любят. Я не исключение. С детства  я
слышал  в  основном  классическую,  так как ее всегда любили (и
любят) слушать мои родители. Я им за это  очень  благодарен.  К
моему  великому  сожалению,  у  меня нет способностей к игре на
музыкальных  инструментах.  С  другой  стороны,   может   быть,
обучение  в  музыкальной школе отбило бы у меня желание слушать
классическую музыку. А я знаю множество  таких  случаев.  Почти
все  мои  друзья,  посещавшие в свое время музыкальную школу, в
ужасе бегут от инструмента и терпеть не могут  одно  упоминание
имен  Баха или Бетховена. Раньше я часто посещал Консерваторию.
Несколько раз, когда мне было лет десять  -  одиннадцать,  меня
брали  на предновогодние совместные концерты Святослава Рихтера
и квартета им.  Бородина. К стыду своему признаюсь,  что  тогда
меня  больше занимали бутерброды с сухой колбасой и газировка в
буфете. Но каждый поход в  Большой  зал  был  событием.  И  вся
обстановка,  портреты под потолком, мягкие кресла, гулкое фойе,
все настраивало на особый лад...

                Шелест программок,
                                 скрип половиц,
                Разные люди
                                 с минами лиц,
                Гомон буфета
                                 мерный шумок,
                Фарс остановит
                                 третий звонок.
                Скоро затихнет
                                 шорох одежд,
                Снова возникнет
                                 ворох надежд,
                Вот занимает
                                 пульт дирижер...

       А  иногда,  когда удавалось попасть на концерты, которые
транслировало телевидение, и билеты оказывались на места  рядом
с   оператором,  то  тогда  можно  было  увидеть,  через  плечо
оператора  ,  как  в  маленьком  телевизорчике...    Это   было
беззаботное  и  наивное детство. А, когда я стал чуть постарше,
то  верхом  наслаждения  стало  наблюдать  за  выражением   лиц
музыкантов,  за  светом,  который  они  излучали, и ощущение от
музыки при этом становилось во много раз сильнее.

                Изящно рукава поправив,
                Взмахнет рукой и, прикоснувшись
                Щекой к изгибу юной девы,
                В любви начнет он объясненье.

                И затаив в момент дыханье
                И душу, вроде бы, настроив,
                Замрешь ...

       А  потом,  после  окончания  концерта, когда ты не спеша
оденешься и выйдешь на улицу... Еще  слышны  в  ушах  последние
аккорды,  еще не стих грохот аплодисментов и какой-то, особенно
рьяный поклонник все кричит и кричит: - Бис...

                Стер все ладони
                                 верный бисер,
                Вперив в пространство
                                 мраморный взор,
                Эхом разбился
                                 чей-то хлопок,
                Старый служака
                                 взял номерок.
                Темень ночная
                                 смотрит в тебя,
                Тема витает
                                 страхами дня,
                Улицей узкой
                                 едешь домой,
                Музыка светит
                                 старой звездой.

        До   десяти  лет  я  почти  не  подозревал,  что  кроме
классической  музыки  и  "патриотических"  песен  по  радио   в
исполнении  Иосифа  Кобзона,  существует  еще  что-то.  За мной
присматривала любимая и любящая бабушка,  поэтому  я  рос  "без
влияния  улицы". О существовании таких понятий как "рок-н-рол",
ВИА, дискотека я впервые узнал летом 1977 года, когда  попал  в
пионерский  лагерь.  Всего, конечно, я сейчас уже и не вспомню,
но я тогда узнал очень много нового вообще, и в области  музыки
в  частности: "Бони М", "Чингис хан", "Оттаван" ... песни этих,
находившихся в пике популярности групп целыми днями крутили  по
радио,  наряду  с пионерскими. Но любовь к двум исполнителям, с
которыми я познакомился в тот год, осталась на всю жизнь. Это -
Владимир  Высоцкий  и Андрей Макаревич. Конечно, тогда я только
запомнил, что такие люди существуют,  настоящая  любовь  пришла
много позже, но, кто знает, пришла бы она, не побывай я тогда в
пионерском лагере.

                ...И тогда я случайно узнал,
                Что на свете есть рок и барды.
                Тот урок был забыт мной тогда,
                Но запал, видно, в душу правдой.

                И теперь сквозь четырнадцать лет
                Я ношу те два голоса в сердце.
                Баритон, ему сорок все лет,
                Срок отпущенный Роком сердцу.

                Слышу так же голос второй,
                Ему тоже скоро под сорок.
                Тихий тенор с седой головой,
                Он душой, как "рок" еще молод...

      Но если быть до конца честным, то иногда у меня возникает
мысли - А что если бы тогда радиомеханик крутил бы,  что-нибудь
другое.  Может  быть  тогда,  я  бы сейчас слушал совсем другую
музыку? Кто может это знать...

                ...Река жизни по жизни течет,
                Неизвестны ее повороты.
                Гонка снова торопит вперед,
                Нарастают ее обороты.

                По заросшей в детство тропе
                Нам пробиться нет уже средства.
                Потому и ношу их в душе,
                Что они воплощение детства.

                Несомненно - великий талант,
                Несомненно - гражданские песни.
                Ты играй мне, играй музыкант,
                Я опять пред тобой дестилетний.

       В  1980  году  я перешел из обычной школы, расположенной
через дорогу, в математическую, в  которую  приходилось  ездить
через  пол  города.  И  хоть  у  меня не было особых талантов в
математике, и я сразу из хорошиста стал троечником, я ничуть не
жалею.  Во первых, не смотря на все мое не желание, меня все же
удалось многому научить, и школу я  закончил  без  троек,  а  в
институте  был одним из лучших студентов на курсе. Но главное -
это  то,  что  каждые  каникулы   наш   классный   руководитель
организовывал  поездки  по  городам тогда еще Советского Союза.
Волей не волей, но я приобщался тем самым к прекрасному. А  еще
я полюбил дорогу, поезда, кочевой образ жизни, спальный мешок и
рюкзак. Мы объездили много городов, побывали в десятках музеев,
повидали  и  полюбили  много прекрасного. И за это я благодарен
своему учителю, гораздо сильнее, чем  за  все  полученные  мною
знания.

                Едет поезд, поезд мчится,
                Верстовые лишь столбы
                Улетают вдаль со свистом
                В темноту уперши лбы...

                ...Два попутчика напротив
                Дремлют в полутьме купе.
                Ветер лишь тихонько воет
                Сквозь узоры на стекле.

                Два попутчика напротив,
                Что постарше - верный друг.
                Мудрый взгляд его привносит
                Доброту в наш узкий круг...

       А еще с нами в поездки часто ездили бывшие ученики нашей
школы. Мы их называли "лошадьми". Видимо, такое прозвище им дал
наш  учитель  из-за  того,  что  они  помогали  ему  следить за
порядком, за всеми нами (а иногда нас - школьников было  больше
сорока). Многие из этих лошадей (смешно, но им тогда было много
меньше, чем мне  сейчас,  но  казались  они  такими  взрослыми,
такими  умными), так вот многие из них, хорошо играли на гитаре
и пели.  Тогда я познакомился и полюбил авторскую песню. Кто-то
пел  Окуджаву,  кто-то  Визбора,  кто-то Городницкого, а кто-то
Никитиных. Может быть благодаря этим концертам  в  поездах  под
стук  колес  или  в  гулких спортивных залах школ, в которых мы
останавливались, я теперь и пишу.
       Что  же  касается  поездов,  то  любовь  к  ним  у  меня
сохранилась  с  детства,  с  первой  поездки  в  1972  году   в
Прибалтику, что было до этого я плохо помню. Однажды, несколько
лет назад, я ехал с другом, на майские  праздники  в  Киев.  Мы
стояли в коридоре, смотрели на пролетающий ночной пейзаж и он в
шутку спросил: А не слабо написать стихотворение про  это.  -Не
слабо,  ответил  я,  -  еще  не  зная, что через двадцать минут
напишу одно из лучших своих стихотворений.

                Люблю ночные поезда,
                Под стук колес приходят мысли,
                Да вспоминаются друзья,
                Ушедшие и те, кто близко.

                Вдоль горизонта огоньки
                Опять куда-то убегают,
                И лес опять вперегонки
                С звездой полярною играет...

                ...Люблю ночные поезда.
                Под стук колес я засыпаю,
                А за окном уже заря
                С луною в салочки играет.

       К сожалению, три года назад я заболел. У меня совершенно
неожиданно, обнаружился врожденный дефект позвонка, сказавшийся
на функциях ног, и я почти перестал ходить. Но в душе я остался
неисправимым романтиком, а может стал и большим,  так  как  даю
волю  воображению.  Главное,  что  это  не  отразилось  на моих
стихах, и что они остались такими же добрыми и романтичными,  и
я надеюсь, что, не смотря ни на что, такими и останутся.

       С  1980  года  я  ходил в байдарочные походы. Может быть
любители камней, порогов и водоворотов со мной и не согласятся,
но больше всего я вспоминаю цвет северных озер в белую ночь.

                На холме в Карелии над озером
                Распласталась белой песней ночь.
                И веселым теплым летним дождиком
                Гонит от костра нас снова прочь.

                Вдалеке над сопкой блещут молнии.
                Гонит ветер легкую волну.
                Я запомнить ту хочу гармонию,
                Что зарисовать я не могу...

      Да рисовать, как и играть на музыкальных инструментах я к
сожалению не умею, но восполняю это стихами и рассказами.

                Я рисую картины стихами,
                Осторожно, мазок за мазком.
                Расплескались вновь строфы волнами,
                Проплывая за пыльным окном.

                Я рисую стихийно, спонтанно,
                Ночью - все, что я днем увидал,
                Я рисую и  звезды в тумане
                Тают тихо, как тени у скал...

       А  еще  я  люблю  кино.  Люблю  теплые и веселые фильмы,
несущие добро и хорошее настроение. Люблю  грустные  лирические
фильмы,  заставляющие  чувствовать  жжение  в груди и мокроту в
уголках глаз. Не очень люблю серьезные  запутанные  фильмы,  не
люблю  чернуху  и  боевики с десятками взорванных автомобилей и
свернутых челюстей. Но больше всего, я не люблю, когда обсуждая
какой-то  фильм  и  называя  имя  актера  или режиссера, вижу в
глазах собеседника удивление, и слышу, что он  не  понимает,  о
ком  я  говорю.   Я,  конечно,  то  же  не знаю и не помню всех
актеров из просмотренных мною фильмов, но я всегда стараюсь  их
запомнить.  К сожалению, многие просмотрев фильм сразу забывают
о нем и о тех людях, кто их "развлекал". Ой как  я  согласен  с
Андреем  Макаревичем:  "...и  молча  встаньте, и снимите шляпы,
пред тем, кто вас сегодня развлекал...".

       Перечислять  любимые  фильмы, актеров, режиссеров смысла
нет. У  каждого  они  свои.  У  меня  часто  возникает  желание
написать  любимым  актерам  стихи  (я  имею ввиду не послать, а
именно написать, для  себя,  просто  высказать  свою  любовь  и
признательность).  Это  особого  рода  стихи  и  не  всегда они
получаются. Первое мое такое стихотворение  посвящено  Жан-Полю
Бельмондо.   Кому-то может он и не нравится. Кто-то в нем может
видеть только гору мускулов и кривой нос, но для меня это  один
из  любимых  актеров.  Я  его  обожаю  за  его  обаяние, за его
лучистую улыбку. Эта улыбка дает заряд добрых  и  положительных
эмоций  (тому кто хочет их получить). Один из любимых фильмов с
его участием - "Профессионал". А  трагический  финал?  В  общем
другого в таком фильме и не могло быть, но я бы остановил фильм
за секунду  до  выстрела.   Просто  Joss  Baumont,  вертолет  и
перекрестие прицела.

                Я вижу мир в скрещении прицела,
                И чувствую его я на виске,
                Я пулю, что убьет меня не вижу,
                Но чувствую - она невдалеке.
                Вот я иду, шатаясь по карнизу,
                Вот я повис, сорвавшись, на руке,
                Вот я упал, но чудом как-то выжил...
                И снова перекрестье на виске...

                ...Так пусть зажат опять врагами в угол,
                И пусть гуляет смерть невдалеке,
                Я не погибну, я обязан выжить,
                Будь дюжина прицелов на виске.
                Восстановить я должен справедливость,
                Чтоб по заслугам каждый получил,
                А вечером чин чином можно выпить
                И улыбнуться из последних сил.

      Бывают и совсем другие стихи. Грустные и печальные. Такое
стихотворение я написал, когда умер Андрей Миронов, когда погиб
Виктор  Цой.   Есть  у меня стихотворение памяти замечательного
актера и человека - Зиновия  Ефимовича  Гердта.  Когда  его  не
стало  и  телевидение  повторило его юбилей, прошедший всего на
всего месяцем раньше, у меня сжималось сердце, особенно,  когда
в   самом   конце   актер  прочитал  стихотворение,  прощальное
стихотворение.  И как пронзительно звучали  строчки  -  "и  что
нельзя беречься..."

                Куда ты опять уходишь?
                Не все ли теперь равно.
                Не все ли равно где бродишь,
                По тропкам, по строчкам, в кино.

                Куда ты спешишь все время?
                Ты хоть на часок тормозни...
                Сгорают в камине поленья
                Нас грея в морозные дни.

                Спешишь ты успеть быть всюду,
                Мгновенья даря любовь.
                Ты веришь, что я не забуду?
                Я знаю - вернешься ты вновь.

                Спешишь ты снова куда-то,
                Во тьму, где не видно ни зги,
                А дождик выводит рубато
                По лужам рисуя круги.

       Но  больше  всего я люблю общение. Общение с прекрасным,
общение с друзьями и близкими, новые знакомства. И  многие  мои
стихи  написаны  по  следам встреч, совместных прогулок, бесед.
Просто под хорошее настроение.  Часто  я  пишу  поздравления  к
праздникам,  вернее  будят  сказать ко дням рождения и на Новый
год. Может это стало уже традицией, поздравлять друг - друга  с
Новым  годом, но, кто возразит, что это очень хорошая традиция.

                Мой друг, попробуй отключится
                От повседневной суеты,
                От грязи и от курса денег,
                От голода и нищеты.
                Мой друг, попробуй насладится,
                Пока мгновения снуют,
                Пока шампанское струится,
                Пока часы двенадцать бьют.

                Успеть вместить в одну минуту
                Так много нужно - все, нельзя,
                И мысли кружатся натужно:
                Работа, милая, друзья.
                Всего одно желанье может
                Исполнить раз в году судьба,
                И на весы опять ложатся
                Я, мне, хочу, возьми и для...

       Но  жизнь  есть  жизнь,  и  в  ней встречаются не только
праздники. И наряду со встречами, как это ни печально бывает  и
расставание. И остаются письма и воспоминания.

                Уезжают друзья,
                Оставляют лишь спетые песни.
                Бортовые огни
                Напоследок в глаза мне взглянут.
                Уезжают друзья,
                Ну а новых не встретишь, хоть тресни.
                И оракул поник,
                Ему жалко меня обмануть.

       Расставание...  Да,  расставание это всегда грустно. "До
свиданья, друг мой, до свидания. Милый мой, ты у меня в  груди.
Предназначенное  расставанье  Обещает  встречу  впереди..." И я
верю в эту встречу. И такие встречи уже были, хотя  десять  лет
назад,   в   Шереметьево  это  казалось  невозможным.  И  тогда
родилось,  одним  из  первых,  следующее   стихотворение,   еще
неуверенное, но искреннее, и может тогда я и решил писать.

                ...Завтра утром мы проснемся в разных городах.
                Ты меня едва ли вспомнишь, будешь весь в мечтах.
                Время бег неумолимый ускоряет вновь,
                Мир не верен, как Сальери: лехаим, мазел тов.

                Вспоминать друг друга будем в песнях мы своих,
                Лишь для нас двоих понятных, а не для других,
                Может так еще случится, лету три часа,
                В мире есть еще надежда: мазел тов, лехаим.

       Но,  что  главнее  всего,  основное  правило, которого я
стараюсь придерживаться в любой ситуации - творчество не должно
нести  отрицательных  эмоций. И как бы грустно и тяжело не было
бы на душе у человека (я имею ввиду не себя,  а  потенциального
автора),   он  не  должен  выливать  это  на  своего  читателя,
слушателя,  зрителя.  Плохое  настроение  пройдет,  а   несущие
отрицательный заряд произведения останутся. И я стараюсь, чтобы
со мной такого не случилось, чтобы мои стихи и  рассказы  несли
только добро и надежду.

                Душою прикоснись к душе
                И ты услышишь пенье скрипки,
                И музы стан тугой и гибкий
                Вдруг явиться к тебе во сне.

                И пожелай друзьям добра,
                И позабудь тоску и грубость,
                Веселье пусть разгонит глупость,
                Грусть пусть  уходит со двора.

                И пусть в далекие края
                Мы разбредаемся по свету,
                Не дай тому погаснуть свету,
                Что теплится, любовь храня.

                Душою прикоснись к душе
                И ты услышишь пенье скрипки.


                    21 марта 1997 года

Популярность: 2, Last-modified: Wed, 10 Mar 1999 08:57:14 GMT