---------------------------------------------------------------
 © Copyright (С) Юлия Лавриненко, 1997-1998гг.
 ВИБРИРУЯ ОДНОЙ ВСЕСИЛЬНОЙ НОТОЙ
 Date: 08 May 1998
 From: Alex Kruglikov (kag@aodtz.pt.dtcom.dp.ua)
---------------------------------------------------------------
|   Данное  художественное  произведение    распространяется    в   |
|   электронной форме с ведома  и  согласия  владельца  авторских   |
|   прав  на  некоммерческой  основе  при   условии    сохранения   |
|   целостности  и  неизменности  текста,   включая    сохранение   |
|   настоящего  уведомления.  Любое  коммерческое   использование   |
|   настоящего текста без ведома  и  прямого  согласия  владельца   |
|   авторских прав НЕ ДОПУСКАЕТСЯ.                                  |
---------------------------------------------------------------



Вибрируя одной
Всесильной нотой,
Черпая золото
Из точки между ног -
Луна по левую,
По правую восход,
А в центре,
Над огнем исхода,
Горит звезда,
Поляризуя нас.
Зовет с собой
В пространство,
Где свобода
В единое объединяет нас.



Есть бесконечность в серебре.
Есть хрупкость в каждом вдохе.
Летит в бескрайней пустоте
Пушистая живая сущность.
И сила этого мгновенья
Через века вернулась вновь,
Парящей в пустоте пушинкой,
Где суть гораздо выше слов.



На бесснежных бескрайних просторах,
В замке безумья, в границах священных слов,
Только сова бесшумным полетом
Стирает ошибки вещих снов.
Если ты хочешь,
Если ты действительно хочешь,
Я буду для тебя врагом.



Ночная стража -
Это только повод выйти из дома.
Ночная стража -
Это только предлог взять меч.
Но солнце никогда не взойдет
И тысячи золотых ос
Разорвут твое сердце.
Ночная стража
Позволяет тебе быть свободным,
И сжимая меч ты думаешь,
                что свободен.



Размолотый зубьями дорог,
Уснувший в тиши печалей -
Я тот, кто бесконечно одинок,
Я тот, кто будет лишь в начале.



Как трепет крыл
Безумной саранчи,
В пол-оборота
Моего дыханья,
И мы играем
В правила изгнанья,
И мы горим
По правилам свечи.



И снова красное
Стекает от виска,
И снова черное
Гнездится по сплетеньям,
И в новой песне
Слышится тоска
И в новой жизни
Тоже сожаленье.
Все танцует по кругу -
Таково намеренье.
Все играют по нотам.
Сны - забавная вещь.
И когда истекаешь
103 потом,
Доказуя себе
Я есть, я есть.
Кто-то лопнет из хрупких,
Кто-то просто сорвется
И снесет полдеревни
Из броневика.
Жизнь по новой начнется,
Жизнь по кругу начнется,
Что за хрупкая вещь
Эти наши тела.



Мне хочется уйти из жизни плавно -
Да ускользнуть, не просто умереть,
Как уплывает облако оставшись безымянным,
Как может звук уставший замереть.



Он уцелел один
Один из всех.
И он бредет,
Кровавый пот стирая.
Одни мертвы,
Другие умирают,
И мечутся,
И горько восклицают.
Но путь ведет
По девственной прямой,
Что обладает свойством круга,
Где нет изгибов,
Нравственных и смутных.
И нет здесь жизни
Сытой и скупой.
И нет здесь лени
Тихой и уютной.
Одни мертвы,
Другие просто спят.
А сердце, позабыв о боли,
Стучит и гонит кровь к вискам,
Чтобы вперед идти
И мимо воли.



В серебряной струне
Сокрыт весь звук,
Способный зазвучать гитарой.
Но это только часть огня.
Огонь так мал.
По сути этот мир -
Вселенная на острие иглы,
Которой смерть штопает
Основы мирозданья.



Сколько стоит лицемерье?
Сколько правды есть в игре?
Все цветы приходят к смерти.
Весь огонь уснет в тебе.
Ложь без почвы. Гнев без дела.
Ночь с луною. Долг без сна.
Сколько стоит лицемерье?
Снова к нам придет весна.



Ты запутался в словах,
Как в силках бегущий заяц.
Что тебя так гнало?
Страх?
       Боль?
             Огонь?
                    Усталость?..
Жизнь лишь блик
В глазах Вселенной.
Тело - лишь бродячий прах.
Просто тело жить устало
И запуталось в словах.



Из дождя вырастают травы.
Из трав вырастают цветы.
Пьют нектар золотые боги.
Ты губами к губам прильни.
В человечьем - не видно,
В божественном - не дано.
Ты погружаешь руки в сердцевину,
И сладость превращается в вино.



Всесильные,
Но пропившие силу.
Могучие -
Забывшие себя.
Застряли вы на выселках Вселенной.
Таланты ваши - ныне якоря!



Бескрайняя пустыня,
Как усталость,
Свои раскинула крыла.
Из жизни в жизнь
Ты простиралась,
И между жизнями легла.
Покой забвенья предлагаешь
Тем, кто устал блуждать в миру...
И их костями украшаешь
Бесплодную ты грудь свою.



Я созерцала перемены,
Как стайку желтых лепестков,
И на руках вздувались вены -
Ладья достигла берегов.
В полночной тьме,
В тиши луны,
Залитая огнями гавань,
Вновь принимает корабли,
Тех кто сейчас решился плавать.
И если будет так всегда, -
То нет движенья в этом мире
И судьбы наши - якоря,
Застыли в мировом сортире!



Ты видишь только середину.
Я помню, как горел огонь.
Вчера удар пришелся в спину,
Сегодня в сердце - день такой.
Что для тебя прыжок мгновенья -
Я вижу свет взметнулся ввысь.
Ты видишь только приземленья.
Но бытие приходит в жизнь.



Друзья мои, я признаю в вас очевидцев,
вы очевидите мою незыблемую суть.



Горечь - вкус твоей победы
И соленый крови вкус.
Свет луны тебе награда,
Солнце вылезло из ада,
И не ясно, кто здесь трус.
Ты сражался до победы,
А покой обрел другой.
Ведь любви тебе не надо,
Даже серпик золотой -
Только отраженье взгляда
Тех, кто нынче за рекой.
Завернувшись в плащ, как в саван
Ты сидишь на берегу,
Смотришь в воду, в отраженье
И усталость пьешь свою.



Силуэт жар-птицы белой,
Персиковый лев в огне
Проплывают, как гондолы,
По реке в моем окне.
Я мерцаю шестируко
В центре желтого цветка,
Где свистят клинки привычно
И резвится пустота...



И, словно зубы острые дракона,
Врезались пики в тело небосклона.



Ты белый, загнанный олень
В бескрайней зелени Валгаллы.
И ночь сменяет мертвый день.
И времени осталось мало.
Прыжок, что занял только миг,
Порвал все нити золотые.
И зубья острые корон
Во тьму костры свои вонзили.
Копыта ранят плоть миров,
По кругу тело разгоняя.
И рвется вверх цветок огня,
Как бьют врага рога оленя,
За жизнь свободу предлагая.




Кружение в одном беззвучном вихре. Две мысли слитые в одно.
В лучах рассвета, в персиковой выси весь танец, словно яркое
пятно. Два лепестка в падении кружатся. В молчание ныряют,
будто в свет. В лучах рассвета, в персиковой выси искрится
танец и его там нет.
Две шеи гибкие, как змеи у факира, ласкают перья алые свои.
Танцуют птицы в персиковой выси, а тени их танцуют у земли.



     Жесткое   дыхание   вздымало   ребра,   натягивая  темную,
иссохшуюся кожу.  Он просил хлеба, сидя в пыли на краю  дороги.
Люди  вереницей тянулись к воротам Святого Города и не замечали
голодного слепого, протягивающего руку. Все, что ему было нужно
-  это  кусок  хлеба.  Он  насытит  свое  тело, дойдет до ворот
Святого Города, омоет глаза в чудесном источнике и хотя  бы  на
миг увидит свет.
     Мимо  проходил  монах.  Он  заметил  калеку  и  сердце его
наполнилось состраданием. Монах подошел к  нему,  сел  рядом  и
говорил. Но ничего не имел монах кроме красных одежд. И остался
страждущий страждущим.
     Мимо  проезжал  князь.  Его конь был высок и могуч. Одежды
дорогие, шитые золотом. И  кошель,  полный  монет.  Он  заметил
слепого.  И  сердце  его  наполнилось  жалостью.  Князь  достал
монетки и бросил их в протянутую руку. И поехал своей  дорогой.
А  монетки  выскользнули  из  дрожавших  пальцев, потерявшись в
пыли. И остался страждущий страждущим.
     Мимо  шел  человек.  Он  увидел боль. Он отдал свой хлеб и
сыр, и воду из фляги. Он отвел слепого к источнику и подал  ему
чудесную   воду.    И  пошел  своей  дорогой,  оставив  слепого
молящимся.
     И в молитве увидел слепой свет, его сердце открылось, свет
наполнил его до краев, и ушел он в  него,  как  рыба  уходит  в
воду.
     А вечером у чудесного источника храмовая стража обнаружила
только изможденное тело.



Как свет далеких звезд,
Пересеклись пути
В глазах созерцающего Бога.
И мы
Обрели смысл.
Это вечность
Рассыпалась прахом,
И бездны расстояний
Превратились в сны.
Бог смотрит в даль
И наши души соединены.
А одиночество в сердцах
Пугающее слабых -
Только напоминание
Взгляда, который
Скользит в бесконечности.
И нас не станет.
Будет миг прощанья.
И мы уйдем в свои миры.
Но сохранится память
О молчании,
В котором были руки сплетены.



В безбрежности любви
Мы видим смерть.
В безбрежности восходов -
Расставанье.
Кто ты теперь?
Где я теперь?
И между нами годы ожиданья.



Пусть языки безудержных костров
Сметают на пути своем преграды.
Ведь не бывает пламя без ветров,
Как не бывает у меня в глазах пощады.



Я есть то, что я есть,
И мой цвет - красный.
Я слишком долго
Притворялась синей.
Но лицемерие -
Это опасно.
И я кричу вам
Мой цвет - красный.
Если будет мой цвет
Белым,
Чистым, как первый снег,
Я не буду давиться красным -
Чище цвета на свете нет.
Но сейчас я -
Как кровь рассвета,
Как огонь, пожирающий прах.
Бесполезны любые советы
Если чувствуешь соль на губах.



Пронзительный,
Холодный как безмолвье,
Безмолвьем скованный,
Со снегом, в тишину,
Идешь по городу.
Тебе летят в догонку
Снежинки белые,
Сверкая на лету.



О, чистота,
В тебе я растворяюсь,
И ты есть все,
И все есть ты.
И в отраженьях мира узнаю я
Знакомые и милые черты.



Несочетаемое счесть,
И белый цвет тому порука.
И все любовь,
И все мы есть,
В лице врага узнаешь друга.



Милый мой,
Забери назад
Свои чеки.
Мне не надо
Ни любви, ни страсти -
Я свободу тебе возвращаю.
Да прибудут в веках ненастья!
Оплатить ты не сможешь счета,
Так на кой скажи
Твои чеки?
О свободе
Молю я Бога.
Да прибудут
Ненастья во веки!
Сердце полнит
Вода живая.
До краев
Расплескался колодец.
Я любовью тебя называла,
Ну а ты оказался
              Богом!



Тихо, позабыв об играх,
Спали ветры в травяных постелях.
И деревья в молоке рассвета
Смерти песни золотые пели.
Свет земли струился в поднебесье,
В такт ее мелодии незримой,
И, в волнах качая зелень леса,
Все пронзал он светлой паутиной.



Расплавленное золото лучей
Сметало на пути своем преграды.
Лохматые и серые в дожде,
Бродили тучи по небу как стадо.
И осень золотила купола
Огнем и пурпуром -
Во славу и сомненья.
И возле каждого двора
Венчали храм огнем из ягод,
Бирюзой небес и все молились,
Явно и не явно, хотя не видели,
Где установлен крест.



Пересеченье наших мыслей
Рождает свет.
Наш мир сомнений
Сошел на нет.
Все стало просто -
В любви я слеп.
Теперь на месте
Луна и звезды,
Жизнь как песок
Затянет след.



Я - просто луч,
Скользнувший
Сквозь стекло.
И ветер дует,
Листьями играя,
В твое окно.
Твоей щеки
Невидимо коснусь,
И растворюсь
В осенней мгле.



Я тебя везде ищу.
И во сне и наяву,
В облаках и на воде -
Я тебя ищу везде.
В звездах -
Глаз твоих есть свет.
Солнца золото
В себе теплит твой след.
В призрачной игре теней,
В кружеве лесных ветвей,
В запахе и тихом звуке,
В именах, в любви ищу
Тебя, огонь души моей.



Мы похожи
Друг на друга,
Милый прохожий,
Как цветок и бабочка.
Мы похожи с тобой,
Как вода и воздух,
Как сон и мечта.
Ты льешься рекой -
Я морская вода.
Ты горячий песок -
Я трава и покой.



Ясно утро.
Пальцами рассвет
Расправляет
Влажные морщины.
Молятся на юный свет
Древние,
Могучие вершины.



Греет руки
Горный ветер
У костра.
Нет на свете
Ни души.
Ночь ясна.
Скалы-зубы
Точат мрак
У дорог.
И до светлого
Рассвета
Путь далек.

Черен, черен
Взгляд твой,
Зимняя вода.
Ты своею
Силой манишь,
Как беда.
Холод сердце
Давит
Лапой костяной.
Ты глаза свои
Морозом,
Льдом закрой.

Томит сердце,
Как предчувствие
Огонь.
На беду
Или на счастье
Золотой.
Реки черные
У каменных
Ворот.
И за каждой
Черной речкой
Поворот.

Поворот судьбы
За каждым
Огоньком.
Каждый взгляд
Наполнен серебром.
Каждый взгляд
До края
Бог поит.
Тает лед
Холодный -
Пьет гранит.



Отзвонил листопад
В свои колокола.
Их золото с собой
Забрала осень.
Любовь моя
Мелькнула и прошла,
Как в голубых глазах
Мелькает просинь.



Среди тысячи огней,
С легкостью
Небесной птицы,
В такте сердца моего -
Светлая Любовь кружится.
Заколдованной тропою,
По траве, как мягкий шелк,
С легконогою Любовью
В этот мир ко мне ты шел.



Где как сахар вершины гор,
И играет на флейте ветер,
Рекою бежит молоко
И струится по скулам мед.
Бог так далеко,
А смерть за спиной бредет.

И крупнее звезд не найти.
Спрятан в серпик
Безумный месяц.
В перекресток сошлись пути,
Судьбы сбились в звенящий кокон.
Бог так далеко,
А дьявол - вот он.

Сталью крошиться сталь.
С ног сбивает холодный ветер.
Сколько в мире людей и стран?
Ты сегодня один на свете.

Сверкают снегом вершины гор.
Голос ветром рвется на звуки.
Кровь течет парным молоком.
И сочится медом по скулам.
Бог так далеко -
Время пламень свечи задуло.



Птицы огненной перо
Над землею танцевало.
В мир из чаши голубой
Жизнь на Землю разливало.

По серебряной струне,
По небесной пуповине,
На прекрасную планету
Души белые сходили.

По нетронутой траве,
В мир любви и вдохновенья,
В легком платье, босиком,
Юное спустилось Время.

И под музыку небес,
Что звучит в хрустальных сферах,
Время первый круг прошло,
Не было тогда Невремя.

Из черных волн Небытия,
Впитав от Силы золотой,
Поднялся вихрь первозданный Зла,
Разрушив девственный покой.

И появилась Темнота,
Невежества посеяв семя.
И замутился чистый свет -
Свой танец начало Невремя.

В точке Заката
Сошлись два танцора,
Но битва лишь миг
Закрывала всем взоры.

И ночь,
Свои серые крылья расправив,
Надолго Невремя
Оставило в зале.

И души одежды из белого света
Сменили на серые тени рассветов.
И только во снах приходили поэтам
Из чистых миров золотые куплеты.

Невремя закончило танец
У точки Восхода.
И, голову вниз опустив,
Увидело новые всходы.



Я лечу,
Как паутинка,
Сорванная ветром,
Отражая золото
Восхода.
И рождается музыка
В юных листьях -
Они знают только тепло.
Им никогда не видеть снега.
Ветер
      связал нас -
Листья и паутину
Своим дыханием.



В серебре, в серебре,
В позолоте,
В мягком свете
Неверных огней,
Пьем мы воду
Бездонных колодцев,
Не ушедших
Из памяти дней.



В историях
Любви и вдохновенья
Бывает время,
Что преграды нет.
Прозренье длится
Вечное мгновенье -
Оно переворачивает свет.



  На тонком стебле
  В зале ожидания
   Горит восход.
 Небесные созданья
   Из чаши пьют
      Огонь,
 Как вересковый мед.
     Любовь тебе
Никто здесь не вернет.
  Лишь горький пепел
 Вихрь у ног взметет.



Я знаю - истина не в Небе,
Она в росинке вся заключена.
Земной весь шар,
Все звезды, все надежды -
В прозрачных недрах Влажного огня.



Я устала жить
Одним мгновеньем.
Я устала воздухом
Дышать одним.
Жизнь проходит
Будто в сновиденьях -
В бездну улетает
Белый дым.



Стрелы и крылья оперены.
Сила - из запахов трав,
Из кореньев земли,
Из росы на листах
Земляничных деревьев.
В небе звенит только
Крылья и крик тетивы.



Что может быть
Прекраснее огня?
Что может быть
Алее стали?
В тебе есть Сила,
В силе есть вина.
И поймана стрела
Безумия сетями.



По словам зазубренным,
По камням иступленным,
В свете слез,
Нанизанных на луч.
Ты идешь над городом,
Серым кроешь пологом, -
Закрываешь звезды
Волосами туч.



В тишине хрусталя,
Где мерцают лучи,
Где горит одиноко свеча.
Ты свободно паришь,
То падучей звездой,
То коньками
Невзнузданных крыш.



Когда человек
Начинает с нуля,
Вся жизнь
Ему кажется
Точкой из света.
Закатится Солнце,
Восходит звезда,
И песни взлетают
Предтечей рассвета.



Тоньше волоса,
Легче колоса,
Тверже камня,
Светлее звезды,
Он - лишь блик
На планете,
Он горит,
Но не светит.
Вот он, здесь,
А ловить не спеши.



Молчанье
В чашечках цветов,
И плотно сжаты рты.
В глазах тоска
Семи ветров,
И боль мечты.
И через тучи,
До Земли,
Из глаз Звезды
В твой сон,
Текут мечты покоя.

Лежит у тела твоего
Холщовая сума.
В пыли рубаха,
Ночь темна,
Ущербная луна.
Куст тянет руки
Над тобой,
Благословляя сон.
И пахнут звезды
Тишиной.
И слезы выпали росой.



Держу я в пальцах
Хрустальный шар.
В нем отражается
Моя душа.
Она играет
Миллиардом бликов
И сотни лет,
И сотни ликов.



Осколки дыханья
И грань ожиданья.
По каплям дождя
Читаю судьбу.
У ночи есть сила.
И спит тот, кто спит.
И радость земную
В себе он хранит.



Я найду для тебя
Сотню нежных имен
И ЛЮБЛЮ
На двухстах языках.



Пойдем со мной
В мой дом лесной,
В мои владенья
В чаще леса.
Моя падучая звезда,
Пойдем со мной
Туда, где под водой
Не видно дна.
Лесная тень,
Пойдем со мной,
Я покажу тебе огонь.
И чашу всю из серебра
Наполнит талая вода.



Белоснежные
Лепестки жасмина.
Запах горя.
Горечь на губах.
Сколько жизней
Я тебя любила?
Сколько вер
Своих пережила?
И осталась
В синем небосводе,
В красках лета,
Белая звезда.



Ты пьешь глазами
Отраженье мира,
И розы пишешь
Алой акварелью.
И нет других дорог,
И нет иных прозрений,
Есть только ты
И рядом Бог.



В полете птица
Подставляет грудь
Ветрам, судьбе,
И оперенным стрелам.
Распятых два крыла -
Два знака веры,
На голубом щите
Прокладывают путь.



Свет от костра.
Адские блики
Вылепят в тенях
Древние лики
Тех, кто укрылся
От взоров людей.
Вот тебе пламя -
Чашу испей.



По дорогам
Заснеженным и длинным
Приходят в мир
Все путники огня.
И по глазам,
Пробившимся сквозь зиму,
Я узнаю,
Мой друг, тебя.



Как тихий шепот
Надо мной
Дыханье тьмы.
Ушли куда-то
Все цветные сны.
Осталась только
Ночь одна,
Черна как зимняя вода.



Я знаю как
Рождаются мечи.
Они приходят к нам
Из хрупкой стали.
И музыка
Из снежной тишины
Их силой омывает.
Их пламя любит
Жаром огненных стихий.
Куют поэты в них стихи,
Которым поддается камень.
Такой же меч
Рождается во мне,
Смертельный, как змея,
Как гор вершины светел.
На нем нет крови -
Сталь огнем чиста,
Как мирозданья ветер.



Природа воды
И свет той звезды,
Что скрыта от глаза
               земного.
Приходит ко мне
Луна в серебре
Под крышу
Заснувшего дома.



Туман -
Парное молоко
На гривах
Серебристых елей.
И солнце,
Как сквозь мутное стекло,
Сочится вниз
На лапы Зверя.



Мне хочется
Стряхнуть весь прах.
Он так отягощает
Крылья.
Я не могу взлететь.
И только в снах
Я обретаю легкость
Птицы в облаках.



Неуловимый,
Словно запах винограда,
И желтый,
Как янтарное вино,
Скользнул
Нечайный луч из сада,
Пройдя
Сквозь запотевшее стекло.



В долине сумерки,
И мрачно дремлют горы.
Метет со скал
Холодный ветер снег.
Алеет глаз,
Пронзающий просторы.
И время замедляет
Свой безумный бег.



Я больше не могу сидеть.
Бежать, бежать.
Лететь, лететь.
Туда где звезды
Льют свои лучи.
О, нет, прошу тебя молчи.
Не нарушай
Холодной тишины.
Мы здесь, а там они.



Метет, метет поземка.
В белый бархат
Рядит зима
Все серые холсты,
Низает ледяные ожерелья,
И мастерит хрустальные мосты.



Что ты принес мне
Сын Луны?
Что за чудесные цветы?
Они прекрасны,
Будто звезды
Южных гор.
Их сладок аромат,
И в них укор
Тем, кто обрек
На смерть
Дары весны.



Белые крылья -
Две молнии света
Во мраке
Сгрудившихся туч.
Полет, как паденье,
Сверкающий выстрел,
Как темную бурю
Пронзающий луч.



О, нежность,
преданность,
О, счастье.
Луч солнца
В золоте волос,
И запах свежий
Бывшего ненастья,
И запах
Распускающихся роз.



Я иду по дороге
Где звезды в бреду.
Где деревья стоят,
Будто в мертвом саду.
Здесь сомненья нас гложут.
Здесь память живет.
Седину на висках
Время здесь нам кладет.



Не во сне, не в бреду,
А в весеннем саду,
Умирают снежинки от солнца.
Плачет горько вода
И сочится слеза
С жестяных желобов водостока.
Тает снег и скрипит
Одинокий старик,
Обернувшийся старой качелью.
Горечь их пьет земля -
Заливные луга
Наполняются влагой весенней.



Легче дыма твой след,
Легче снега твой бег,
И дыханье, как ветер
С востока.
Ты придешь - это знаю,
Расскажешь про путь,
Улыбнешься улыбкою
Странной.
Я узнаю ее,
И открою окно -
Пусть заходит к нам
Ветер на ужин.
Я глаза твои знаю -
В них осень живет
И холодной поземкою
Вьюга метет.
Там растет буйный вереск
И льется вода,
И на дне их хранится
Стальная слюда.
Знаю пламень в груди -
Он сожжет нас дотла,
И останется в мире
Лишь отзвук тепла.



За окном белеет
Силуэт метели.
Ветер дует
В снежную трубу.
По закрытым окнам
Бьет хлыстом холодным.
Кутают снежинки
В саван свой пургу.



Пепел на снег.
На глаза слеза.
Кончен мой бег.
Даже память седа.
Память в лед обернет
Пламень бывших потерь.
И тихонько вздохнет
Закрывающий дверь.



Крылья белые
И легкие как пух -
Стремится ввысь
Неугомонный дух.
Он тянет, он толкает,
Он поет.
И к облакам невидимым зовет.



Струится одинокий дождь
По щекам неуютного старца.
Он бредет по
Зачерствевшему асфальту -
Ноги шарк... шарк...
Он несет за спиной
Миллиарды лет
Безумной эволюции Вселенной.
И только дряхлые его колени
Понимают истинный вес.



Уходят прочь
На нитях благодати
Все светлые
Из мира бытия.
И больше нет
На сердце пятен.
Есть только путь
Серебряного дня.
И через боль,
Что болью не была,
К огню,
Горящему в безмолвье,
Уносятся,
В порывах кривотолков,
Лоскутья пламени,
Безумием пьяня.



Горький ветер
Сумрачной пустыни.
Шевелятся тени
Как живые.
Медленно,
Последним вздохом,
Меркнет свет.
Тишиною мир,
Как саваном одет.



Свет серебряный
Ладьи моей угас.
И от бури парус
Латаный не спас.
Почему тогда мы
Верим, как в щиты,
В латанные ветром
              корабли?
Белоперая ладья -
Мой проводник.
В даль, туда, за горизонт,
Где прожит миг.
Знаю, что за горизонтом
Мира нет.
Там струится
бесконечный свет.



Я люблю тебя,
Мой лепесток жасмина.
Мой огонь,
Тебя люблю я.
Ты пришел
Сквозь весны и сквозь зимы.
Ты пришел теперь лишь для меня.
Гаснет наш закат,
Проходит осень.
Мы уйдем,
Дорога нам мила.
И оставим
За порогом просинь -
Легкий росчерк
Белого крыла.



Над пустошью,
Где вереск,
Будто волны
Гонит ветер.
Парит
В бездонной синеве
Прекрасный
Сокол-кречет.
И сизой дымкой
Стелется туман
Над пустошью
Где вереск, как обман.
И по отлогам
Дальних гор
Идет старик
С холщовою сумой.
Его глаза не видят
Солнечного света.
Душа лучами
Звезд согрета.
По пустоши, где вереск,
Сизою волной,
Укрыл все камни под землей.
Бредет старик,
Прокляв покой,
В дожде с холщовою сумой.




Под сверкающей одеждой
Скрыто пламенное сердце,
Что хранит твои надежды,
Светлый рыцарь.

На челе прекрасном, бледном
Вижу я печать
Страдания и печали,
Светлый рыцарь.

И на латных рукавицах
Отблеск славы серебрится,
Что добыл в бою открытом
Светлый рыцарь.

По излучинам дорог,
С легкостью небесной птицы,
Обернулся ты домой,
Светлый рыцарь.




По заснеженному полю
Скачет всадник без дороги.
И скакун золотогривый
Не глядит себе под ноги.

Красный плащ
Алей заката.
И огнем мерцает злато
На уздечке дорогой.

Не найдет себе покой
Рыцарь в стороне родной.
Нет любви и нет надежды -
Лишь снега вокруг безбрежны.

Птицу он спугнул в пути.
Эту птицу не найти,
Раз расправил крылья ветер.
Лишь печаль одна на свете.

И в бездонной синеве
Плачет птица о тебе.



Под тканью мира -
Пустота и свет.
И льется в сердце
Серебристый смех.
Из теплоты,
Что жизнью создана,
Рождаются все краски
                бытия.



Уходят из жизни
По лестницам в небо,
По чистому снегу,
Юные души.
Приносятся в жертву
Дети бессмертья,
Меняя покой
На промозглую стужу.
Их игры, их песни,
Стихи и картины,
Как ветры осенние,
Дуют им в спины.
Кружась улетают
За грань небосвода
Те, к чьим челам
Прикоснулась Свобода.

Популярность: 12, Last-modified: Wed, 22 Jul 1998 20:36:07 GMT