---------------------------------------------------------------
     © Copyright Евгений Кривченко, 1992-1999
     Email: ek@elmir.ru
     Date: 01 Dec 2000
---------------------------------------------------------------


"Новогодняя сказочка"   сценарий             "Рыба", вариант "два"
19.07.99


                             сценарий
      (Идея Дмитрия Журавлева, реализация Евгений Кривченко,
                      при творческом участии
       Семена Веприцкого, Сергея Шишкова, Вячеслава Загара)
                     ("Рыба", вариант "два".)

 Двор   -   "колодец"   старого  кирпичного  дома   густо   усыпан
свежевыпавшим  снегом.  Посреди двора  возведена  большая  снежная
крепость.   Ватага  детворы  увлеченно  штурмует   ее,   несколько
мальчишек,   отстреливаются   из-за   стен   снежками.    Панорама
укрупняется, невдалеке стоит женщина и настойчиво зовет кого-то из
детей,  но  те настолько увлечены, что ничего не слышат и  играют,
играют, играют...
 Камера  поднимается, у окна стоит мужчина и смотрит  на  играющих
детей.
 (Голос  за кадром) - Что ты там застыл? Примерз что ли? Пошли  на
кухню, чайник уже вскипел.
 Одинокий:  (не  оборачиваясь, глядя на детей): -Погоди  Шебутной,
иди сюда, посмотри.
 Шебутной подходит и снисходительно заглядывает через плечо:
 Шебутной: - Ну, и что такого необычного ты там увидел?
 Какое-то  время  смотрит, потом понимающе  улыбается  и  обнимает
Одинокого за плечи.
 Одинокий: - Красиво играют, почти как мы. (После паузы) Помнишь?
 Шебутной  хитро  улыбается и отходит к секретеру.  Порывшись  там
достает  скрученный  пергамент и, вернувшись к  окну,  подает  его
Одинокому.  Тот  недоверчиво смотрит на  свиток,  потом  изумленно
улыбается, и, лихорадочно развязывая шнурок, разворачивает свиток.
Видна надпись на любовно нарисованной карте : "Карта Дриамвилля  и
его окрестностей".
 Одинокий: - Откуда?!!!
 Шебутной:- Оттуда, оттуда, Весельчак Гарри! Что же ты думал,  что
Старый  Том  даст  пропасть такому сокровищу? -  Шебутной  бережно
берет   карту  у  Одинокого.  -  Столько  лет  рисовать,  а  потом
выбросить, да? Вот уж, дудки!
 Одинокий:  - Сколько же мы играли в этот Дриамвилль? Почти  шесть
лет  ...  Вот  времечко было! - Поворачивается в  Шебутному:  -  А
помнишь засаду у сухого ручья?
 Шебутной:-  Это  когда  мы  освобождали  Красотку  Сью  от  банды
Черного Джека, а у Оружейника, на беду кончились патроны?  Ну  еще
бы!  Мне  тогда так нагорело от ваших родителей, до сих  пор,  как
вспомнишь - так вздрогнешь!
 Одинокий:  -  Но  за  то как здорово было,  помнишь?  -  Одинокий
забирает карту и водит по ней пальцем.
 Одинокий:  -  А  это  что?  ( На карте  видны  какие-то  каракули
шариковой ручкой.)
 Шебутной:- Да это уже Серега играть пытался. А Карелию помнишь?
 Одинокий:  -  И  встречу с могиканами на  реке?  До  сих  пор  не
забуду,  как  у  меня  байда кильнулась... - Шебутной  укоризненно
смотрит на Одинокого, тот улыбается в ответ: - ... как краснокожие
потопили мое каноэ и если бы не Гордый Орел кормить бы мне раков.
 Раздается звонок в дверь.
 Шебутной  (идет открывать и уже на ходу): - А помнишь первый  лук
Оружейника?
 Одинокий (начинает смеяться): - Да уж!
 Голос Шебутного из прихожей: - Ба, Оружейник, легок на помине!  А
мы тут только-только твои луки вспоминаем.
 Одинокий удивленно улыбается и идет в прихожую.

 В дверях Брат с Шебутным.
 Брат   (бращаясь  к  Шебутному):  -  Слушай,  у  тебя  не   будет
паяльничка,  а?  У меня перегорел, зараза, представляешь!  Одолжи,
пожалуйста, на несколько дней.
 Шебутной: - Да конечно, только вот вспомнить куда я его  засунул?
(Уходит.)
 Одинокий:  -  Стив,  дружище, когда же ты  наконец  починишь  мой
винчестер? - Одинокий улыбаясь выходит в прихожую. - Не могу же  я
все время охотиться с кольтом!
 Брат  (улыбается, принимая игру): - Весельчак  Гарри!  А  ты  тут
какими судьбами?
 Одинокий: - Да я здесь часто бываю, Стив, меня старина Том  жизни
учит. Воскресную школу открыл и проповедует. А, главное, ты только
посмотри какое у него "полезное пособие" - разворачивает карту.
 Брат:  -  А я то думаю, с чего бы ты это: Гарри, Том, Стив.  Ишь,
чего вспомнили.
 Одинокий: - Ты еще скажи вспомнить нечего.
 Брат  (смотрит на Одинокого и начинает мелко трястись от  смеха):
- А помнишь как ты в индейскую ловушку угодил?
 Оба  начинают  хохотать. Входит Шебутной  с  паяльником  и  видит
умирающих со смеха Брата и Одинокого.
 Шебутной (усмехается): - Чего вы разошлись?
 (Брат и Одинокий сквозь смех) - Индейская ловушка!
 Шебутной  хрюкает от смеха, улыбаясь качает головой из стороны  в
сторону: - Слушай, а сколько же мы вместе не виделись?
 Брат (перестает смеяться): - Да почитай лет пять, не менее.
 Шебутной (с улыбкой):- Ну и гад же ты, Оружейник, живешь  в  двух
шагах, а зашел раз в шесть лет, да и то за паяльником. Хотя  бы  с
Новым годом поздравил!
 Брат:: - Да дел на заводе полно, да и дома суета...
 Одинокий:  А сестрица-то как? Где она сейчас?
 Брат:  -  Нормально, что ей сделается. Все такая же  егоза.  Дома
сидит, только вчера из командировки приехала.
 Шебутной:  Сью  в  Москве? А ты молчишь? Слушай,  брось  ты  свой
паяльник,  звони  сестре и давай ее сюда.  Сто  лет  не  виделись,
посидим,  попьем чайку! И прежде чем сказать нет,  хорошо  подумай
(кладет руки, разминая пальцы, на воображаемый пульт), о том,  что
мой кольт промаха не знает. - Приваливается к косяку двери.
 Одинокий  (улыбается  и  также приваливается  к  противоположному
косяку): "А мой кольт тоже не из последних..."
 Брат  (смеется глядя на друзей): - Пожалуй, если я все же  рискну
сказать  нет,  то  вы  добавите  в  моей  голове  пару  дырок  для
вентиляции,  а  мне бы этого совсем не хотелось. - Снимает  трубку
телефона.  -  Привет, сестричка, ты знаешь  я  тут  попал  в  одну
передрягу...
 Шебутной и Одинокий смеются.

 Кухня в квартире Шебутного, за столом Брат, Шебутной, Одинокий  и
Сестра. Типичный гвалт.
 - Подай сахарку.
 - Ну да, ты руки мыл с мылом?
 - А молоко всем дают?
 - Сью, ложек не хватает!
 - Шебутной, а чашки больших размеров у тебя нет?
 Одинокий (пристально посматривая на Сестричку) - Сью, что  же  ты
все на часы поглядываешь, аль ждешь чего или кого?
 Сестра (хитро улыбаясь): - А вот еще минут пять помучайся,  тогда
c'- %hl!
 Брат: - Ого, что же ты опять задумала? - нежно обнимает сестру.
 Сью (ловко выворачиваясь): - Все вам расскажи!
 Звонок телефона. Шебутной подходит.
 -   Добрый  вечер,  Вас  также,  (на  стене,  мельком,  особо  не
акцентируя,  фотографии, Шебутной с женой и сыном) спасибо!  Кого?
(Удивленно) - Да, пожалуйста! -заглядывая на кухню - Сью, ты  себе
верна, уже и здесь тебя поклонники разыскали!
 Сестра подходит к телефону, Одинокий непроизвольно хмурится.
 Сью:- Алло! Да, привет! (Шебутному и остальным, выглядывающим  из
кухни) - А ну давайте назад живо, ишь уши развесили...
 Друзья уходят.
 Сью:  -  Привет,  вы   где? Давайте быстрее, только  в  дверь  не
звоните, поскребитесь, я вам втихаря открою.

 В подъезде подымаются двое. В руках торт и коробка с бутылкой.
 Очкарик:  Только  я  надолго не могу,  я  из  дома  удрал  только
пообещав,  что  по  пути куплю колбасы, а  потом  еще  и  квартиру
убирать.
 Скептик:   -   Не   боись,  у  меня  самого   еще   две   встречи
запланированы, хочешь - не хочешь придется все делать быстро.
 Очкарик спотыкается с грохотом.
 Скептик: - Тише ты, все испортишь!
 Очкарик (сконфужено): - Простите!
 Скептик:  Сам  то понял, что сказал? С каких это пор  мы  на  Вы?
(Удивленно  оборачиваясь, бросая на ходу) Или ты со своими  новыми
друзьями - учеными только на Вы?
 Очкарик  (застенчиво и виновато улыбаясь): - Нет, ну  что  ты,  у
нас хорошая компания, это так привычка с работы...
 Подходит  к двери. Скептик осторожно прислоняется ухом  к  двери,
прислушивается: - Чай пьют на кухне.
 Тихо  царапается  в  дверь.  Дверь бесшумно  открывается.  Сестра
прикладывает палец и жестом приглашает входить. Скептик и  Очкарик
заходят, отдают торт, вешают одежду на вешалку.
 Из кухни доносится голоса.
 - Меня еще тогда чуть сторожа не поймали.
 - Это когда?
 - Помнишь доски со стройки таскали, ну когда еще салун строили!
 -  Хотел бы не помнить, да как молоток в руки беру, так сразу  по
спине холодок.
 - Ты тогда здорово палец себе расквасил!
 - Нет худа без добра, зато с левой стрелять научился.
 - А ты так стрельбу и забросил?
 - А ты?
 - Ну, у меня семья началась...
 - А у меня - нет?
 Скептик  улыбается слушая, потом резко проскакивает через  проход
и  становится  с  одной  стороны, доставая  воображаемый  кольт  и
подмигивает, указывает головой Очкарику на противоположную строну.
 Тот  по  детски  улыбается  и тотчас же  преображается:  исчезает
суетливость  движений,  взгляд  становится  твердым,  глаза   чуть
прищурены. Он спокойно складывает руки в пистолет и прижимается  к
стене.  Сью  восторженно смотрит на них, кажется  что  она  сейчас
запищит  от  восторга, ладошками зажимает рот, чтобы не  смеяться.
Скептик в притворной ярости оскаливает зубы и прикладывает  к  ним
палец,  требуя тишины. Сестра трясется в беззвучном смехе. Скептик
жестами  объясняет Очкарику, что он берет на себя  тех  кто  сидит
справа и начинает отчет пальцами - 1, 2, 3!
 Скептик и Очкарик врываются на кухню.
 Очкарик: - Стоять!
 Скептик  выбивает табуретку из-под ног Брата, сидевшего спиной  и
привставшего   в  данный  момент,  валит  его  на   пол,   Очкарик
приставляет ему пистолет к голове.
 Очкарик:  -  Джентльмены, мне кажется,  что  вы  забыли  кое-кого
пригласить к вашему столу. Или я ошибаюсь?
 Общее изумление, потом вопли восторга и общая куча - мала.
 Шебутной:  -  Ай да Сью! И как тебе это удалось? Я то  ведь  даже
звонить не стал, уверен был, что вас не вытянешь.
 Очкарик: - Ну разве могут два джентльмена отказать даме,  которая
нуждается в защите?
 Брат:   -   С  каких  пор  этот  краснокожий  стал  джентльменом?
(Указывает на Скептика).
 Скептик  (игнорируя  реплику Брата):  -  Горный  Орел  рад  вновь
прийти в вигвам к бледнокожим братьям.
 Очкарик: - Тем более, что он принес с собой еще и огненной  воды.
-Ставит на стол бутылку французского коньяка.
 Брат:   -   Богато  живешь!  -  берет  бутылку  и   начинает   ее
рассматривать.
 Очкарик,  (стушевываясь): - Только мы ненадолго,  мне  еще  нужно
будет колбасы купить, извините ...
 Одинокий: - Ну вот, черт возьми, сто лет не виделись и  сразу  же
колбасы купить, тьфу ты! - огорченно разводит руками.
 Скептик: - Ну кому колбасы, а у кого еще и просто дела.
 Шебутной: - Идите вы к черту со своими делами. Никуда  я  вас  не
отпущу, сейчас вот дверь закрою на ключ и все дела.
 Скептик:  -  Старина Том, ты же знаешь: индеец как  ветер  -  его
нельзя  заставить,  его  нельзя  приручить,  с  ним  можно  только
договориться.  Что бы богато пить, надо много работать.  А  хорошо
работает тот, кто хорошо ест.
 Сью: - Намек понял! - ставит на стол торт.
 Разбирают  торт, начинается обычный разговор давно не  видевшихся
друзей. Перекрывая общий гомон Шебутной устанавливает порядок -  -
Так, не все сразу, Христа ради, а то ведь половины друг о друге не
услышим!  Давай, Оружейник, начинаем с тебя. Где ты сейчас  ?  Чем
занимаешься? Как дома?
 Брат:  -  Все там же на ящике. Слесарю потихоньку, вот  6  разряд
себе наслесарил.
 Сью: - Да у тебя же уже года четыре назад 6 разряд был.
 Шебутной: - Так выше все равно нету.
 Брат:  -  Зовут во всякие СП и кооперативы, у нас уже  почти  все
ребята поуходили.
 Скептик:  - Ну а ты что же? С твоими-то руками на вашей  зарплате
сидеть? Это же просто смешно!
 Брат:  - А кто эксперименталки делать будет? Мальчики после  ПТУ?
У  нас  ведь знаешь - на микрон ошибся и все. Так что на  ящике  я
оказался  последним из могикан, а не ты краснокожий! -  показывает
Скептику язык.
 Шебутной (Скептику): - Кстати, ты-то как?
 Скептик: - А я ребята простой советский бизнесмен.
 Одинокий: - Ну, "Коммерсант" и мы почитываем, так что в курсе!
 Скептик:  Когда  ушел  с "фирмы" организовал  свое  дело,  прошел
через  все  круги нашей бюрократической машины и до  недавних  пор
больше воевал с государством, чем работал. Но зато теперь сам себе
хозяин, почти капиталист.
 Брат: - А чем занимаешься?
 Скептик:  -  Да  вообще-то всем, что приносит  бабки.  Есть  свое
производство,  но  видимо  придется  закрывать,  сейчас   что-либо
производить  себе  дороже  выходит. Вы  меня  о  работе  лучше  не
a/` h(" )b%, а то сейчас разойдусь, то это все, вилы. Лучше о себе
расскажите.
 Одинокий:   -   Ну,   у   меня-то   все   по-прежнему.   Работаю,
подрабатываю.  Дом  - работа - работа - дом.  Да  и  потом  сейчас
столько  новых законов каждый день штампуют - все свободное  время
только их и читаю.
 Очкарик: - Не женился?
 Одинокий: - Женишься тут, когда с такими ... - оглядывает  друзей
-  бутылками  ходят!  9Все улыбаются) Видно моя  половина  слишком
хорошо спрятана.
 Брат (невзначай) - Или не там ищешь.
 Одинокий - Или не там ищу.(Пауза) Вот Шебутному время от  времени
помогаю.
 Шебутной  -  Время от времени! Ну скажешь - да он не  вылазит  из
моей  квартиры!!! Причем только сядешь рисовать - звонок в  дверь:
"Здрасте, я пришел, чай будем пить?!".
 (Все смеются)
 Сью:  -  Да, слушай видела твои иллюстрации в журналах  -  класс!
Действительно сильно!
 Скептик (тихо, но перекрывая общее настроение): - Ты так и один?
 Все  замолкают  и  смотрят на Шебутного, Очкарик  укоризненно  на
Скептика.
 Шебутной:  - Почему один? Мы с Сергеем вдвоем, он мне скучать  не
дает. - Улыбается.
 Сью:  -  Неужели  же ты за семь лет так никого и не  встретил?  -
Подходит  сзади, обнимает за плечи. - И потом Сережке  обязательно
нужны женские руки.
 Шебутной  (трется  о  ее  руки щекой) -  Ну  кому  как  не  тебе,
Красотка  Сью, знать, что руки должны быть не просто женскими,  но
еще  и  любящими.  И не только меня, но и его.  Так  что  пока  мы
бобылюем вдвоем. А вот ты то сама как?
 Сью:  -  Ну, я как была перелетной птицей, так ей и осталась!  На
одном  месте долго не засиживаюсь, так что гнездо пока  не  свила.
Мотаюсь по командировкам, собираю образцы почв, потом сижу  ночами
в лаборатории, а потом опять по командировкам.
 Одинокий: - И не надоела тебе эта походная жизнь?
 Сью: - Каждому свое.
 Брат  -  Она как заправская партизанка. Налетит, повскружит  всем
головы и быстренько назад пока ее не раскусили.
 Сью щипает Брата, тот ахает и морщится. - За что? (Все смеются).
 Шебутной: - В Москву не думаешь возвращаться?
 Сью:  - А за чем? У нас по крайней мере не так голодно и с  едой,
и  с работой. Плюс: не так все дорого, как у вас. Да и потом лучше
заниматься  делом  там,  чем  бездельничать  здесь.  (Обращаясь  к
Очкарику) Если не верите мне, вот у Очкарика спросите.
 Шебутной  (преувеличенно  серьезно)  -  Ты  хочешь  сказать,  что
Очкарик - бездельник?
 Сью  (ехидно)  - Нет, я хочу сказать, что Очкарик знает  всю  эту
систему изнутри.
 Все обращаются к Очкарику.
 Скептик: - Да? Неужели знает? (насмешливо).
 Брат - Ты уже пожалуй доктор или, кто там, академик?
 Очкарик (смущенно) - Да ну вас ребята, вечно смеетесь.
 Шебутной - Нет, правда, как твой дисер?
 Очкарик - Оба в прошлом.
 Скептик  (изумленно поворачивается к Очкарику) - ОБА??? Ого!  Ну-
ка, ну-ка поподробнее.
 Очкарик  (с тайной гордостью) - Ну кандидатскую я через два  года
после института защитил, а докторскую год назад.
 Сью: - Молодчина!
 Скептик: - Снимаю шляпу, только скажи мне милый друг - зачем?
 Очкарик: - Что зачем?
 Скептик - Ну дисеры эти - зачем? Нужны ли они кому-либо?
 Очкарик (обиженно, сразу же начинает горячиться) - Ну знаешь  ли,
конечно,  если  рассуждать  с колбасно- бутербродной  позиции,  то
вообще  вся  теоретическая физика никому  не  нужна.  Нам  вот  30
процентов  бюджета, как собакам кость, кинут - нате, делите.  А  у
нас  такие  работы - враги из-за бугра открыв рот  смотрят!  Почти
всех  наших толковых ребят на карандаше держат. Сколько уже народу
к  себе переманили. У нас об этом никто не думает. Только бы бабки
заколотить.
 Скептик (набычившись) - Не понял?
 Очкарик  (разошелся)  -  Да  я  не  о  тебе,  я  о  наших   новых
правителях!  У  всех счета в Швейцарии и загородные резиденции  на
Николиной горе, а все плачут, что живут на зарплату. Какой цинизм,
какая низость!
 Шебутной  -  Ради бога ребята, хватит! Только не об этом!  Раз  в
пять лет собрались, так давайте еще о политике поговорим! А то нам
больше говорить не о чем!
 Повисает неловкая пауза. Все прячут глаза. Звонок в дверь.
 Шебутной  -  О!  Похоже мой короед явился. (Выходит  в  прихожую,
открывать дверь Слышится разговор)
 - Привет, двоечник!
 - Две пятерки!
 - Да ну?! Горжусь! Давай раздевайся, у нас гости.
 - Класс. А кто?
 На  кухню  вбегает Кид (лет 8-9), изумленно застывает  в  дверях,
восхищенно  переводя  взгляд с одного на другого.  Сзади  подходит
Шебутной и подталкивает Кида в спину:
 - Ну, чего испугался?
 Тот подымает голову, явно показывая, что он хочет спросить о чем-
то  отца. Шебутной наклоняется, а Кид шепчет что-то ему на ухо, не
переставая косить на сидящих.
 Шебутной  (улыбается) - Да, Серега, это все ребята Старины  Тома.
В полном комплекте.
 Друзья улыбаются.
 Одинокий: - Ты как всегда вовремя, малыш.
 Сью: - Ну, Сергунек, иди сюда, я тебе сейчас торт положу.
 Кид смущается, потом смотрит хитро на отца и убегает из кухни.
 Сью: - Куда это ты?
 Брат  - Как всегда: сначала смутила мужика, а теперь спрашиваешь:
"Куда это он?"
 Шебутной: - Нет, этот чертенок что-то задумал.
 Слышен грохот падающих игрушек.
 Шебутной - Серега, тебе помочь?
 Кид - Нет, подожди, я сам сейчас!
 Все  переглядываются с улыбкой. Вбегает Кид с охапкой  ковбойских
шляп. - Вот!!!
 Гордо показывает всем. Немая сцена, все в изумлении.
 Шебутной с улыбкой одобрительно смотрит на сына, обнимает его.
 Очкарик  (преображаясь)  - Разрази меня  гром.  Так  это  же  моя
шляпа!  -  хватает верхнее сомбреро и, с секунду любовно посмотрев
на нее, гордо натягивает себе на голову.
 Скептик  (бережно  берет подобие индейского  головного  убора  из
перьев)  - Вот уж не думал, что ты похож на Плюшкина, Шебутной!  -
говорит, а его руки нежно гладят оперение.
 Пока  все разбирают шляпы, а Сью, хохоча, пытается надеть на себя
*  /.`, Кид опять выбегает из кухни. Через мгновенье он, абсолютно
счастливый,  возвращается  с  охапкой  пистолетов,  револьверов  и
винчестеров. Его появление встречается громком хохотом.
 Одинокий  (крутя в руках большой блестящий револьвер):  -  А  это
еще что за зверь?
 Кид:  - Давайте покажу! - переламывает револьвер пополам, достает
обойму из барабана. - Он пневматический! Стреляет шариками!
 Шебутной  (Киду):  -  Поосторожнее с  ним,  я  тебе  сколько  раз
говорил?!
 Одинокий   (забирает  у  Кида  револьвер):  -   Я   прослежу   за
безопасностью!  -  лихо  закручивая  револьвер  закидывает  его  в
кобуру.
 Очкарик: - Ну ты даешь! Хватает Кида и усаживает себе на  колени.
- Вырастишь, поди тоже ковбоем станешь? ( берет его руку, сгибает,
щупает мышцы) - Э, слабоват ты пока для ковбоя!
 Скептик   (в  перьях)-  Даже  самым  могучий  дуб  вырастает   из
маленького  желудя! - Берет винчестер и щелкает скобой.  -  Гордый
Орел улетает на охоту. (Встает и выходит в прихожую)
 Шебутной: - Э, Орел, ты куда?
 Скептик  (заглядывая  на  кухню  уже  в  кожаном  пальто  и   без
маскарада)  - Ребята, милые, чертовски был рад всех вас  повидать,
но ради бога, поверьте, дела! У меня еще две встречи на сегодня.
 Одинокий:  - Да брось ты, какие там встречи, Новый год  на  носу,
все же выходные!
 Скептик - Правда ребята, если бы мог, все бы похерил.
 Сью (укоризненно, показывая глазами на Кида) - О-о!
 Скептик  (виновато  разводя руками) - Слишком  серьезные  люди  и
слишком серьезная сделка, чтобы кидать. Знал бы заранее - перенес.
Если  вы долго будете сидеть, то я может еще вернусь. Если  нет  -
созвонимся. Я вас всех очень люблю.
 Уходит, хлопает дверь. Все с грустью смотрят на дверь.
 *  Все  время  разговора со Скептиком Очкарик  пытается  вставить
слово,  но  не  решается. Это замечает Кид  и,  глядя  на  реакцию
остальных, берет один из пистолетов и втихоря заправляет водой.*
 Шебутной  (задумчиво):-  И улетел он за дальние  дали,  туда  где
зарождается золотистый рассвет.
 Очкарик  (решается,  встает, точнее  делает  попытку  встать):  -
Ребята, вы знаете, мне в общем-то тоже...
 Все, кроме Шебутного: - Что? Что тоже???(шумное неодобрение).
 Шебутной  с  грустью  смотрит  на  Очкарика,  отворачивается   от
остальных
 Очкарик: - Мне колбасы купить надо, жена просила...
 Кид  тихонько  толкает  отца  и  подает  ему  заряженный  водяной
пистолет. Шебутной недоуменно глядя на сына, тот переводит  хитрый
взгляд на Очкарика, потом на пистолет, потом на отца. Шебутной  во
весь рот улыбается и резко вскидывает пистолет и стреляет водой.
 Сильная  струя  попадает Очкарику в лицо,  задевает  Одинокого  и
Сью,  все шарахаются, толкают стол и опрокидывают стакан  чаем  на
Шебутного,  который пытается отскочить и не успевает. Все  смотрят
на скорченную рожу Шебутного и начинают хохотать.
 (Вариант 2)
 Струя  из  пистолета в лицо Очкарика, Сью и Одинокий в россыпную,
а Очкарик преображается и спокойно ждет пока в пистолете кончается
вода,  потом  резко  пускает толкает через стол  стакан  с  водой.
Шебутной  ловит рукой стакан, но вода выплескивается ему  прямо  в
лицо.  (или  снимат  очки, аккуратно очки,  вытирает  их  платком,
прячет  его  в карман и из того же кармана выхватывает пистолет  -
струя воды в Шебутного.

 Начинается  всеобщая  пальба. Друзья  в  шляпах  с  револьверами.
Беготня  по  комнатам, причем все гоняют Очкарика.  Свалка,  драка
подушками. "Конечная драка в коридоре". Шебутной выталкивает  сына
из  свалки  и усаживает на табуретку. "Ну-ка посиди", сам  хватает
подушку  и  изловчившись  бьет Очкарика, тот  резко  отшатывается,
теряет равновесие и начинает падать. Кид вскакивает с табуретки  и
подставляет  ее  под  Очкарика.  Тот  плюхается  на  табуретку   и
удивленно оглядывается. Все хохочут.
 Очкарик  (недоуменно смотрит на табуретку, потом  на  Кида  и,  с
интонацией Миронова из "Бриллиантовой руки", произносит:  "Хороший
мальчик!!!"
 Шебутной пожимает сыну руку.
 Сью ( отсмеявшись ) - Тебе действительно нужно идти?
 Очкарик  -  Увы,  я  обещал  жене еще купить  колбасы  и  всякого
прочего.
 Сью  -  Я провожу тебя, - и оборачиваясь к остальным - и вернусь;
Ну сколько не виделись!
 Шебутной:  (быстро бросив взгляд на Одинокого  и  Брата)  -  А  я
думаю что мы можем все вместе тебя проводить.
 Кид - Папа...?
 Шебутной  хочет  что-то возразить, но Очкарик  покровительственно
обнимает Кинга, демонстрируя, что берет его под свою защиту.
 Шебутной: - Ладно, только одень синюю куртку.
 Одинокий - И оружие возьми, мало ли что - оглядывается на  друзей
- А что, Новый год, так Новый год, а может быть у нас маскарад?

 *  Двор,  две  старушки  о  чем-то  судачат,  вдруг  у  одной  то
удивления открывается рот, обрывается на полуслове разговор  -  из
подъезда  выходят Шебутной, Брат, Одинокий, Очкарик,  Сью,  Кид  в
ковбойских   шляпах,  с  револьверами  и  хохочут.   Кид,   что-то
захлебываясь  рассказывает  Сью,  и  идет  вполоборота   назад   и
натыкается на одну из старушек.
 - Ой, извините!
 Одна  из  бабок (не удивляясь) - Шебутной, да ты никак  опять  за
старое взялся?
 Шебутной улыбается и лишь разводит руками в ответ.
 Рядом  с  подъездом  трансформаторная  будка,  в  которую  пацаны
кидают  снежки.  Одинокий  на бегу подхватывает  пригоршню  снега,
лепит снежок и смеясь оглядывается на друзей, те улыбаются и  тоже
начинают   лепить  снежки.  Останавливаются  за  спиной   детворы.
Переглядываются.
 Шебутной (обращаясь к друзьям): - Ну, что - зарядим револьвер?
 Все  кивают и быстро, один за другим, кидают снежки. Пять снежков
вырисовывают  почти  правильный круг, но "барабан"  револьвера  не
полон.
 Шебутной  (оглядывается):  - А чет, одного  патрона  не  хватает!
Улетела птичка золотая...
 Неожиданно  Кид достает заранее принесенный снежок и  "дозаряжает
" револьвер.
 Брат: - Хороший мальчик! - улыбается и хлопает Кида по плечу.
 Один  из  родителей, гуляющих во дворе, на вид ровесник  друзьям,
оборачивается-  Привет! Вы никак детство вспомнить  решили?  Банда
Старого Тома!
 Шебутной: - Да мы его и не забывали.
 Одинокий  (поигрывая револьвером): - Банда,  между  прочим,  была
Черного  Джека,  а мы - ребята старины Тома, если  ты  ,  конечно,
хорошо помнишь детство.
 Папаша (улыбаясь) - Все, сдаюсь, а то ведь вы еще чего доброго  и
скальпы с меня снимете!
 Очкарик   (видя   детскую   деревянную  лошадь   на   площадке);-
Россинант!  -  лихо  разбегается и запрыгивает на  лошадь.  Колени
оказываются на уровне ушей. - Не понял!?
 Сью - Билли, с каких пор это ты стал ездить на пони?
 Все смеются
 *   Мужик  ремонтирует  старый-старый-старый  "Запорожец".  Рядом
молодой на "девятке". Слышит упоминание имен "Старина Том", "Банда
Черного  Джека"  и  недоверчиво вылазит из-под  машины.  Несколько
секунд  смотрит  с  изумлением, потом качает  головой  и  начинает
лихорадочно собирать и прятать ключи и прочий инвентарь.
 Друзья   замечают  его  и  тотчас  же,  позабыв  про   остальных,
направляются к "Запорожцу", охватывая его плотным кольцом.
 -  Здравствуйте, дядя Миша, с Новым годом вас! Как ваш доблестный
мустанг поживает? Все еще не объездили?
 Пока  вся компания шутя делает вид, что пытается что-либо стащить
и  отвлекает смеющегося и беззлобно бранящегося дядю Мишу, Очкарик
подходит  к трубчатой перекладине для выбивания ковров и,  пошарив
рукой  в  стойке, достает оттуда заржавленную цепь с  крюком.  Под
общий хохот "приковывает" машину к столбу: "Вот теперь он точно не
убежит!"
 Посмеиваясь  компания  покидает качающего головой  дядю  Мишу,  и
направляется к арке, выводящей на улицу.
 Дядя Миша (улыбается им в след): - Вот обормоты...
 За  всей этой сценой внимательно наблюдают несколько пацанов  лет
10-12. Один другому: "Так вот зачем эта цепь!".
 Мужчина сидящий в "девятке":  -Чего это они?
 Дядя  Миша: - Заботятся, чтобы лошадка моя не ускакала. - Любовно
похлопывает по боку свой "запорожец" и опять недоуменно  глядящему
на  него  мужику:  -Че  рот-то раскрыл, лучше проверь  какую-такую
заковыку они тебе успели сделать!
 Мужчина из "девятки": - А что могут?
 Дядя  Миша: - Эти могут все! Могут инструменты спрятать, а  могут
в выхлопную трубу чего-нибудь засунуть!
 Мужик   недоверчиво  выглядывает  из  машины,  осматривая  заднюю
часть:
 Пацаны  многозначительно переглядываются  и  заговорщески  кивают
друг другу.

 Друзья  иду  по дорожке к арке, навстречу старушка  с  авоськами.
Поскальзывается, падает, а они ее поднимают и отряхивают.
 - Здравствуйте, Марья Ивановна! С Новым Годом Вас!
 - Здравствуйте, ребятки, здравствуйте. Спасибо, Ваc также.
 - Марья Ивановна, а Вы где колбаску-то брали?
 -  Ой,  ребятки, весь район обошла, в нашем-то гастрономе  вообще
ничего   нет,  еле-еле  на  Кукуе  купила.  Представляете,  совсем
недорогая колбаска, всего четыре тысячи и очереди нет. Так я  даже
два кусочка взяла! (с гордостью).

 Пацаны забивают "девятке" картошку в выхлопную трубу.

 Друзья  выходят  из  арки  на  улицу  и  видят  проезжающий  мимо
рейсовый автобус.
 Кид: - Папа, автобус! - со всех ног бежит к остановке.
 Шебутной: - Папа - не автобус!!! - (обращаясь к друзьям) Пошли!
 Остановка, от нее отъезжает плотно набитый пассажирами  Икарус  и
притормаживающий  подъезжающий  ЛиАЗ,  виденный   друзьями.   ЛиАЗ
открывает  двери,  садятся 1-2 человека оставшихся  на  остановке.
Крупно:  Водитель  автобуса смотрящий в зеркало  заднего  вида.  В
'%`*  +%  видны неуверенно бегущие по скользкому тротуару Очкарик,
Шебутной,  Одинокий, Сью, Брат и отставший от  них  Кид.  Водитель
злорадно улыбается, ждет пока Брат, бегущий первым, не добегает до
задней двери и закрывает ее (при этом медленно трогается с места).
Брат  бросается  к передней двери и тыкается носом  в  закрывшиеся
створки. Автобус продолжает медленно, словно бы нехотя, катиться.
 Брат: - Стой, зараза! - стуча кулаком в двери.
 (Общая  панорама  со  стороны Кида. Виден отъезжающий  автобус  и
бегущие к нему друзья.)
 Кид  выхватывает из висящей на поясе кобуры игрушечный  револьвер
и вскидывает его вверх.

 Мужик  заводящий  "девятку". Машина  глохнет  раз,  два  и  вдруг
раздается "выстрел" - картошка вылетает из выхлопной трубы.

 Звук  выстрела, друзья удивленно оборачиваются - в сияющем ореоле
в  ковбойском наряде, игровом, но все же в ковбойском, стоит  Кид.
Из  ствола пластмассового револьвера, зажатого в его поднятой руке
тянется  легкий  дымок.  Кид явно стал старше  на  несколько  лет.
Друзья недоуменно переглядываются и замечают что теперь уже и  они
тоже  стоят  в  кожаных "штанах", пыльниках и т.п. Вокруг  каждого
появился небольшой колышущийся светящийся ореол. Шебутной спокойно
поворачивается  к  отъезжающему  автобусу  и  достает  из   кобуры
"кольт".
 Шебутной:  -  По  моему Кид прав, с каких это пор  дилижанс  стал
ходить не по расписанию?
 Вслед  за  ним  все  друзья достают оружие и  направляют  его  на
удаляющийся автобус.
 Водитель  смотрит  в  зеркало заднего  вида  и  злорадная  улыбка
сменяется  изумлением:  на  остановке стоят  пятеро  ковбоев  явно
готовых  открыть  огонь по автобусу. Он судорожно  тормозит  и  не
отрывая  взгляда  от  зеркала на ощупь щелкает тумблером  открытия
задней двери.
 В  зеркале заднего вида видна задняя площадка автобуса и  на  ней
смеющаяся  компания  друзей  одобрительно  похлопывающая  Кида  по
плечу,  по  спине  и т.д. Потом камера передвигается,  меняя  угол
съемки и в том же зеркале видна ошарашенная рожа водителя.
 Автобус   подъезжает  к  остановке.  Рядом   табачный   ларек   и
внушительная  очередь. Из автобуса выходят друзья и  идут  плотной
группой.  В этот момент их ореол МОНОЛИТЕН и уже несколько  больше
самой  компании,  но не намного. Слышны обрывки  сразу  нескольких
разговоров.
 - А помнишь ...
 - А Орел ему как врезал ...
 - Ну, а когда мы от погони уходили ...
 (Компания идет мимо очереди и все, кто попадает в границы  ореола
меняются,  кто  в  большей, кто в меньшей  степени:  распрямляются
сгорбленные   спины,  сутулые  плечи,  появляется  достоинство   и
мужественная осанка, но внешний вид (одежда, обувь и т.п.) еще  не
меняются.)
 Брат (обращаясь к розовощекому, юному и нескладному студенту):  -
Зачем стоим?
 Студент  попав в ореол компании сразу же становится лет  на  пять
старше,  появляется трехдневная щетина, суровые складки  на  лице,
молчаливая серьезность и степенность знающего себе цену человека.
 - Патроны 45 калибра завезли, по две пачки в руки дают!
 Шебутной  (Брату): Ладно, пошли, ты ведь все равно сейчас  стоять
не будешь, а я тебе потом из своих старых запасов отсыплю.
 Компания  со  смехом проходит мимо, а студент снова став  юным  и
`.'.".i%*(, недоуменно трясет головой: "Че это я такое ляпнул?!"
 Все  вместе друзья подходят к магазину и видят большущую  очередь
заканчивающуюся  на улице. Первым к ней подходит Очкарик-Билли,  в
лихом   ковбойском  наряде  и  растерянно  оглядывается  на  своих
спутников.
 Очкарик: - Что делать-то будем?
 И   тотчас   же  его  ореол  пропадает.  А  следом  он   медленно
растворяется и у всех остальных. Друзья уже все в "гражданке". Все
переглядываются в замешательстве и досаде.
 - А говорили: "Очереди нет!"
 - Бабуль давно стоите-то?
 - Да почитай минут сорок.
 - О, черт!
 Сью: - А может в "стекляшку" махнем?
 Шебутной: - Да там еще хуже, две кассы на весь зал, в будни и  то
полдня простоишь, а сейчас так и вообще!
 Кид  (ерзает  от  нетерпения и находит-таки возможность  вставить
слово): - Пап, а пап!
 Шебутной оборачивается к сыну.
 Кид:  -  А  помнишь, ты рассказывал, как вы грабили  провиантские
склады?
 Компания  отвечает  на  его  слова смехом  и  улыбками,  а  потом
неожиданно замолкает и все заговорщески переглядываются.
 Очкарик  (вновь  преображаясь в Билла, уже в ковбойском  наряде):
"Хороший мальчик!"
 Одинокий (Шебутному): Рискнем?
 Шебутной  кладет  руки на револьверы и кивком  головы  отправляет
всех на "дело" коротко бросая вслед: "Собираемся у афиш!"
 Все  вместе  подходят к служебному входу в магазин,  оглядываются
по сторонам, а потом быстро заходят внутрь.
 Шебутной (Киду): Жди здесь, понял?
 Кид: - Ага! - но весь его вид убеждает в обратном.
 Торговый  зал  магазина,  толпа народа,  замотанные,  озлобленные
продавцы.  Камера  уходит  в подсобку и  виден  пустой  коридор  в
который  выходят несколько дверей. Часть из них открыта  и  слышны
обрывки  разговоров. Сью и Одинокий подходят к двери  с  табличкой
"Директор" и озорно переглянувшись заходят внутрь.
 Сью: - Добрый вечер, мисс! Merry Christmas! Как поживаете?
 Обстановка  кабинета  не изменяется, но на директорше  появляется
капор с рюшечками и она начинает манерничать.
 Директор:  -  Благодарю вас, все хорошо.  Чем  я  могу  быть  вам
полезна?  -  Она  говорит, а на ее лице в это  же  время  написано
изумление тому, что она произносит.
 В  другой  подсобке  Брат пристает к двум подвыпившим  грузчикам,
превратившимся в двух тупых алкашей в ковбойских шляпах,  с  целью
узнать где здесь поблизости найти салун подешевле.
 Из  третей подсобке Шебутной выманивает фасовщицу и смиренно сняв
шляпу  и  сложив  руки  на груди интересуется  у  нее  где  служат
ближайшую мессу и каков приходской священик и т.п.
 В  это  время  Очкарик-Билл проскальзывает за спиной фасовщицы  в
подсобку,  где  фасуют колбасу, отрезает кусок, взвешивает  его  и
лихорадочно рассчитывает сколько он стоит, постоянно путаясь с тем
сколько он стоил.
 Очкарик:  - Кило - две шестьсот ... Нет, теперь это три восемьсот
... или уже четыре пятьсот?
 Крыльцо  служебного  входа. Кид нетерпеливо слоняется  без  дела,
наконец  не выдерживает и проскальзывает за дверь. Шебутной  видит
сына  и  отвлекается. Ореол пропадает и фасовщица кричит  на  весь
коридор:  "Вась,  еще  колбасы неси!"  На  этот  крик  откликается
#`c'g(* и идет по направлению к Шебутному. Открывает холодильник и
заходит  туда  за  колбасой. Кид мгновенно  оценивает  ситуацию  и
подскочив  к холодильнику захлопывает за грузчиком дверь,  навесив
для надежности снятый замок.
 Фасовщица: Ах ты поганец!
 Шебутной  (преувеличенно громко крича) - Ну я  тебе  сейчас  дам!
Держи  его!  -обгоняя  фасовщицу бросается к сыну.  Из  фасовочной
выскакивает  Очкарик и тоже присоединяется к погоне. Из  остальных
дверей  выглядывают  Сью, Одинокий и Брат, и, прижавшись  к  стене
пропускают   бегущих   Кида,  Шебутного  и  Очкарика.   Потом   же
загораживают   собой   коридор  и  начинают   громко   возмущаться
хулиганами и кричать: "Лови! Держи!"
 Кид  сворачивает  к  двери  на улицу и в  тамбуре  спотыкается  о
небольшую табуретку стоящую под табличкой "Место для курения". Кид
падает и пытается подняться одновременно ставя табуретку на место.
В этот момент его подхватывает на руки Шебутной (табуретка все еще
в руках и Кида) и с криком: "Держи его!" выбегает на улицу. Там их
нагоняет Очкарик о свертком колбасы. Шебутной на бегу вырывает  из
рук  сына  табуретку  и молча передает ее Очкарику  и  они  дружно
пускаются на утек.
 Коридор магазина. Шум, гвалт. Фасовщица кричит что-то про  пацана
в синей куртке, выпущенный на свободу грузчик пытается броситься в
догонку,  но  на  нем клещом повисает Сью: "Ой,  вы  мне  на  ногу
наступили!" Но выясняется, что, как будто, ничего не пропало и шум
стихает.
 Из  магазина  в сопровождении фасовщицы и директора выходят  Сью,
Брат и Одинокий и оставляют явно вымышленные координаты если вдруг
выяснится, что нечто было украдено и будет вызвана милиция.
 Шебутной  (прячась  за  щитами афиш обращается  к  сыну):  Я  все
понимаю, но табуретку-то ты зачем утащил?
 Кид:  - Я хотел ее на место поставить, а ты меня схватил и понес.
Не мог же я ее тебе под ноги бросать!
 Очкарик  (критически оглядев табуретку протягивает  ее  Киду):  -
Это  будет тебе новогодний подарок от Санта-Клауса за мое чудесное
спасение!
 Шебутной: - Ладно, пошли, спасатель, ребята уже идут.
 К лабиринту афиш подходят Сью, Одинокий и Брат.
 Сью:  - Нет, ты только посмотри, им мало колбасы, так они  еще  и
табуретку сперли!
 Одинокий (Киду): - А ты как всегда вовремя подоспел, молодчина!
 Собираются   в   кучу  и  начинают  взахлеб  смеяться,   обсуждая
происшедшее.  Мимо  проноситься  машина  и  обдает  всех  брызгами
грязного  талого  снега.  В  последний  момент  Одинокий  пытается
закрыть  собой  Сью, но это не удается и Сью окатывает  с  ног  до
головы.  Тотчас  же  Одинокий выхватывает револьвер  и  навскидку,
почти не глядя стреляет вслед удаляющемуся автомобилю.
 Все оборачиваются на выстрел и видят всадника падающего вместе  с
лошадью на всем скаку.
 Ореол вокруг компании увеличивается почти в два раза.
 Друзья   стряхивают   грязь   и  одобрительно   посматривают   на
Одинокого.
 Кид: "Класс!"
 Одинокий  (подчеркнуто  серьезно):  -  Джентльмен,  не  наученный
уважать Даму не имеет право на жизнь! - потом подмигивает Киду - Я
еще и не так могу! - резко разворачивается и стреляет навскидку  в
фонарь  уличного освещения. Лампа с грохотом лопается и  на  землю
сыпется град осколков.

 Напротив  стоит  ГАИшник.  Он  оборачивается  на  звук  бьющегося
ab%*+  и переходя дорогу идет к друзьям. Вдали, метрах в тридцати,
видна машина обрызгавшая всех грязью и водитель меняющий колесо.

 Сью  первая  замечает приближение милиционера и  дотронувшись  до
руки  Одинокого спокойно указывает на него кивком головы. Компания
оборачивается и совершенно естественно перестраивается полукругом.
Руки  на  кобурах.  Мент  на  границе  ореола  трансформируется  в
типичного шерифа с сигарой в зубах и блестящим значком на  кожаном
жилете.
 Шериф:  -  Мое  почтение,  леди!  Мое  почтение,  джентльмены!  -
Притрагивается рукой в шляпе. - Бузим?
 Шебутной: - Ну что вы, шериф, как можно?
 Шериф  (кивая на осколки): - Да вот так и можно! Вроде  серьезные
люди, а ведете себя как какая-то шантрапа.
 Одинокий: - Простите, шериф, праздник все-таки!
 Шериф:  - Ну, если мы все фонари по случаю праздника расстреляем,
тогда  что?  Венгры-то  нам  теперь это  добро  только  за  валюту
поставляют, между прочим.
 Немая  сцена.  Друзья увлеченные новым действующим лицом  в  игре
просто обескуражены упоминанием о Венгрии и валюте.
 Шериф: - Ну что застыли-то? Сами говорите праздник на дворе,  вот
и поздравьте меня с ним. Или в отделение? Протокол составлять?
 Все,  кроме  самого мента при этих словах преображаются,  покидая
Игру,  только  мент остается шерифом. Шебутной  достает  деньги  и
протягивает  менту.  Тот словно бы нехотя,  даже  пренебрежительно
берет  их,  кладет в карман и уходит. Ореола уже нет, но  мент  не
возвращется к своему первоначальному виду и переходит дорогу все в
том же ковбойском виде. Друзья долго недоуменно смотрят ему вслед.
Первым молчание нарушает Очкарик.
 Очкарик: - Может поедем?
 Шебутной: - Поедем, только к остановке дворами пойдем, вдруг  эти
ребята из магазина все-таки шум подняли.
 Компания  направляется во дворы по узким,  протоптанным  в  снегу
дорожкам. Непроизвольно образуются три пары: Одинокий - Сью,  Брат
- Шебутной, Кид и Очкарик.

 Одинокий и Сью.
 Одинокий: - Ты и в правду не собираешься задерживаться дома?
 Сью:  - Да я и не знаю теперь уже где у меня дом... В полях  дома
нет, тут тоже одна койка в углу, так что ...
 Одинокий: - Ну, если не хотеть, то Дома и не появится никогда.
 Сью:  -  Тут  ведь  не только от хотения зависит,  -  бросает  на
Одинокого взгляд.
 Одинокий: - А замуж не зовут?
 Сью  (насмешливо):  -  С  утомляющей  регулярностью.  Только  вот
обычно  зовут  после  того,  как не с  ходу  не  удается  получить
желаемого.
 Одинокий (грустно улыбается): - Что, нелегко приходится?
 Сью:  -  Когда  приходится  нелегко,  я  тотчас  же  прикидываюсь
невинной  дурочкой!  -  широко раскрывает глаза,  складывает  губы
бантиком и начинает недоуменно хлопать ресницами.
 Одинокий  (хохочет,  глядя на эту сцену):  Неужели  же  находятся
такие, кто верит???
 Сью  (картинно)  -  Обижаешь! Я рождена для сцены!  Ну  ладно,  -
словно  снимает маску, становясь серьезной, - что это мы  все  про
меня, да про меня? О себе расскажи.
 Одинокий: - Да нечего особенно рассказывать-то. Как был  юристом,
так  им  и  остался. Работаю юрисконсультом, подрабатываю  в  паре
консультаций, корплю над талмудами, типичный книжный червь!
 Сью: - А как в Польшу съездил?
 Одинокий:  Да  там  была  совсем дурная история  с  контрактом...
Погоди, а ты-то откуда про Польшу знаешь???
 Сью (лукаво улыбаясь) - Слухами земля полнится...

    По   подворотням  идет  симпатичная  малолетка,  ей  навстречу
компания подвыпивших подростков лет 14-16 лет. Девушка явно боится
и  пытается обойти их стороной. Ей удается проскользнуть мимо,  но
парни  останавливаются и обернувшись ей вслед  начинают  обсуждать
женские достоинства девчонки.

 Брат и Шебутной.
 Брат: - Ты-то вот хоть картины пишешь, а то что мы делаем -  всем
вообще наплевать. Осточертело все, хуже горькой редьки!
 Шебутной: - Ну так брось!
 Брат:  -  Как  же,  бросишь тут... То на один  эксперимент  денег
наскребут с горем пополам, а всего необходимого оборудования нет и
уже  никогда не будет, то на другой, вот и колдуешь, сочиняешь  из
дерьма  вафельки с кремом. Если я уйду они вообще загнуться!  Меня
тут  в  одно  СП  звали, так директор института прослышал,  что  я
уходить собрался, сам пришел ко мне в мастерскую... Нет, ты можешь
себе  представить, до чего довели: академик, герой, лауреат и  все
такое  прочее на коленях уговаривает слесаря остаться  на  работе!
Мне там и так уже платят из всех возможных ставок и фондов, как же
я уйду, людям плюну в душу?
 Шебутной: - Все равно ведь получаются копейки?
 Брат:  -  А  я рубли на стороне зарабатываю! - хитро улыбается  -
Хорошие  мастера - самодовольно улыбается. - везде ценятся.  Может
потому мое начальство сквозь пальцы смотрит на то, что я использую
мастерские  в личных целях. То одному машину починить, то  другому
телевизор  пропаять, глядишь и пара институтских зарплат набежала.
Так что как раз с деньгами-то проблем никаких нет...
 Шебутной: - А с чем есть?

 Парни нагоняют девчонку и затаскивают ее в подворотню.

 Кид и Очкарик.
 Кид:  - Точно, пойдем тайной индейской тропой! Только, чур я буду
проводником!
 Очкарик:  -  Смотри  внимательно,  тут  наверняка  много   разных
шакалов! - и забирает у Кида табуретку.
 Кид  в  игровом наряде улыбается до ушей и бежит вперед,  прячась
за    деревьями   пристально   оглядывая   окрестности.    Очкарик
подыгрывает,  тоже  став  ковбоем.  Заметно,  что  ему  доставляет
удовольствие  возиться с парнишкой. Следом  за  ними  идут  Сью  и
Одинокий, а в паре метров позади - Шебутной с Братом.
 Брат и Шебутной
 Брат:  -  Так вот раз - и десять штук! А сколько он за день  этих
штук срубает, страж порядка, твою мать! Да от таких-то и надо, как
раз народ защищать!
 Шебутной: - Успокойся, что ты разошелся, как будто это  для  тебя
новость какая-то!
 Брат:  -  Да  надоело  все, хуже горькой редьки!  Время  какое-то
продажное! Только такие дураки как мы все честно жить пытаемся!
 Шебутной: - Извечный выбор: душа или деньги.
 Брат: - Вот только деньги выбирают все чаще и чаще!
 Шебутной:  - Да брось ты, посмотри на ребят! - кивает  на  идущих
впереди друзей.
 Брат(с  выражением "усталой злости".) : - Ты до сих  пор  веришь,
gb.  таких как мы много? Послушай вокруг: только и разговоров  кто
что  пил, с кем трахались, да где что купили. А, еще забыл -  кого
убили, а кому  морду набил, тоже тема первостепенная...
 Шебутной:- А ты стихи-то не бросил писать?
 Брат: - Не бросил, а что толку?
 Шебутной: - Дашь почитать?
 Брат (горько): - Только вас это еще и интересует, а больше ...
 Шебутной (помолчав): - Что, дома-то, что, плохо?
 Брат  (молчит,  потом  опускает глаза): -  После  смерти  мамы  -
совсем. Я себе уже раз сто, наверное, повторил что каким же я  был
дураком,  что  тебя  тогда не послушался.  Все  по  твоему  вышло.
Разного  мы  поля  ягоды и ничего и ни чем здесь  не  попишешь.  -
повисает  пауза.  Но  Брат, начав, уже не  может  остановиться.  -
Моцарта я, видите ли не понимаю! Навламываешся у станка, тут уж не
до  Римского с Корсаковым! И ведь что самое поганое: к  тому,  кто
этого  Моцарта понимает она не уходит. Зарплата у него в три  раза
ниже, но вот зато Моцарт - лучший друг!

 Кид   бежит  мимо  арки  ведущей  в  глухой  дворик  заброшенного
особняка. В ней видно копошение шпаны и раздается сдавленный крик:
"Помогите!"
 Кид  останавливается  и  оглянувшись на  Очкарика  заглядывает  в
подворотню.  Ему  боязно, но ведь он благородный  герой,  отважный
ковбой, и, пересиливая свой страх, он заходит в подворотню.
 -  Че нужно?! А ну, вали отсюда! - один из парней хватает Кида за
шиворот и пинком выталкивает из подворотни.
 Кид  в  "гражданке" вылетает из подворотни и падает лицом в снег.
К  нему  подбегает Очкарик, тоже в "штатском" и поставив табуретку
на снег подымает мальчика.
 - Помогите! - вновь доноситься из подворотни.
 Очкарик  оборачивается на крик. ( Крупно: его глаза,  он  услышал
призыв  о  помощи!)  Заходит во двор и видит подростков,  держащих
девчонку за руки, за ноги и начинающих стаскивать с нее пальто.
 Очкарик - А ну отпустите ее! Быстро!
 -  Ты  че, крутой что ли? Давно по голове не получал? - навстречу
ему выходят трое подростков явно решившие напасть на Очкарика,  но
останавливаются  увидев  спешащих к Очкарику  Шебутного,  Брата  и
Одинокого.
 Очкарик:   -   Молодые   люди,  это  весьма  опрометчиво   хамить
незнакомым мужчинам. Еще более невоспитанно навязывать дамам  свои
ухаживания. Вы сейчас же отпустите девушку, извинитесь перед  ней,
потом  перед  моим  другом  (кивает на Кида)  и  тихонько-тихонько
разойдетесь по домам. Я достаточно ясно изложил свои мысли?
 Подбегают Брат, Шебутной и Одинокий и Сью.
 Очкарик  (обращаясь к подбежавшим друзьям, но не  отводя  взгляда
от подростков): - Молодые люди не вежливы с дамой! Кида, опять же,
обидели.
 -  Кудлатый,  тут  какие-то  козлы залупаются!  -  из  подворотни
вываливает еще пять-шесть парней.
 Очкарик: - Да и о нас они не почтительно отзываются!
 Друзья   становятся   рядом,  появляются  ореолы,   но   они   не
преображаются в ковбоев, просто их ореолы сливаются
 Одинокий:  -  Судя  по  всему  нам следует  объяснить  этим  юным
джентльменам, что они таковыми не являются.
 -  А ну валите отсюда! - один из подростков достает нож-бабочку и
начинает его крутить в руках.
 Брат (огорченно вздыхает): -И где это их только учили?
 -  Мужики,  а вы почему без шляп? - второй подросток надевает  на
руку устрашающего вида кастет.
 Шебутной:  -  Видимо  эти  дети никогда  не  посещали  воскресной
школы!
 (Весь  диалог друзей идет так, словно они не слышат реплик  шпаны
и это ужасно злит молодняк.)
 Сью   берет   Кида  и  отводит  в  сторону.  Классическая   сцена
противостояния, "дуэли". Глаза в глаза, плечом к плечу.
 -  Ах  ты  козел старый! - один из парней подскакивает к Брату  и
пытается ударить его в лицо.
 Брат  встречает  его прямым в челюсть и парень улетает  в  толпу,
сбивая  еще двоих. Друзья кидаются следом и раздавая удары направо
и  налево  прорываются  к прижатой к стене девчонке.  Держащие  ее
парни  пытаются  утащить  ее вглубь и вся  драка  выкатывается  во
дворик особняка.
 Шпаны  слишком  много  и несмотря на превосходство  в  физической
силе друзьям приходится не просто.
 Про   девчонку   все  забывают,  она  с  испугом   наблюдает   за
происходящим. Неожиданно к ней подскакивает Кид.
 - Ты что стоишь, дура! Зови милицию!
 Девчонка  недоуменно  оглядывается на  него,  а  потом  сообразив
стремглав бросается прочь.
 Кид со своей табуреткой пытается помочь всем и вся.
 Шпана   пытается   ударить  Очкарика  ногой  -  Кид   подставляет
табуретку.
 Подскакивает  к  другому,  отлетевшему  от  удара  и  только  что
вставшему на ноги: "Держи табуретку!" Противник обалдело берет ее,
а Кид бьет его по ногам и забрав табуретку бежит дальше.
 Ставит табуретку под ноги бегущему и т.п.
 Сью  уже  дерется  наравне с мужчинами, только  друзья  постоянно
пытаются  прикрыть  ее  спиной. Жестокая  свалка  с  преобладающим
противником.
 Девчонка выбегает на дорогу и останавливает милицейскую машину
 - Помогите, на меня напали! Там драка!
 Менты выскакивают из машины и бегут за девчонкой.
 В  разгар  драки когда друзей прижимают к стене, шпана охватывает
их полукольцом и тут раздается заливистый индейский клич.
 Вся  окружающая обстановка преображается в тупичок  Дреамвиля,  а
шпана - в бандитов, но друзья остаются в "штатском".
 Шпана  замирает недоуменно, друзья переглядываются и мигом падают
на землю. Во двор влетает динамитная шашка с уже почти прогоревшим
бикфордовым шнуром. Взрыв разметывает шпану и друзья,  вскочив  на
встречу  ворвавшемуся во двор Скептику, довершают  разгром  шпаны.
Главарь  подростков  пытается  улизнуть,  но  Скептик,  в  богатом
индейском наряде ловко укладывает его на снег.
 Скептик (обращаясь к друзьям): - Вы не будете возражать,  если  я
сниму с него скальп?
 Брат  (вытирая кровь из разбитой губы): -Да где ты там  скальп-то
увидел???! - кивает на стрижку ежиком.
 Шебутной:  -  Хватит! Подурили и будет. Сдадим его ментам,  пусть
они разбираются!
 Скептик (встает с главаря и легко пинает его ногой) - Подымайся!
 Парень  мгновенье  лежит, а потом вскакивает и  выхватывает  нож.
Видно что он смертельно испуган, а от того и истошно кричит.
 -  Всех  попишу!  Всех,  козлов, на перо  одену!!!  Подходи,  кто
смелый?!
 Брат  (в  гневе вынимая револьвер): - Такие вот трусливые  шакалы
весь волчий род позорят. Ненавижу! - вскидывает руку и стреляет.
 Шебутной  настороженно следит за Братом и  успевает  ударить  его
под  руку.  С  главаря слетает шляпа. Он мгновенно превращается  в
"штатского"  и бросается прочь сломя голову. Шебутной  подымает  с
'%,+(  шапку (не ковбойскую шляпу, а обыкновенную зимнюю шапку)  и
продев палец в дырку от пули. Друзья недоуменно глядят на шапку.
 Шебутной  (потрясенно, обращаясь ко всем) - Что  это?  (Брату)  -
Откуда у тебя ствол?
 Брат  (недоуменно  оглядывая ставший вдруг  настоящим  игрушечный
револьвер): - Это тот, что я брал у Кида!
 Все в растерянности и тут появляется девчонка.
 Девчонка: - Я привела милицию!
 Все  оборачиваются  на  крик, потом испуганно  переглядываются  и
ОДНОВРЕМЕННО  (впервые  с  начала игры) преображаются  в  ковбоев,
плотный  круг,  спина  к спине, Сью и Кид в середине.  Вокруг  них
возникает очень мощный ореол.
 Девчонка  вбегает  в зону действия ореола друзей  и  сливается  с
ним,  она  в типичном старинном платье. Менты же бегущие вслед  за
ней просто исчезают едва достигнув границы ореола.
 (------------- Со стороны ментов -----------)
   Впереди бежит девчонка в каком-то карнавальном костюме  и  орет
куда-то  в  пустоту: "Я привела милицию!" Менты останавливаются  и
недоуменно переглядываются.
 Друзья  смотрят на девчонку, суровая сосредоточенность на  лицах.
Шебутной прикладывает палец ко рту приказывая девчонке не шуметь и
тихо,  сквозь зубы друзьям: "Уходим!" Отступают спиной  вперед  не
сводя глаз с того места где были менты и лишь только ореол оголяет
его   как  появляются  недоуменно  переглядывающиеся  между  собой
милиционеры.   Одинокий  отступая  спиной  вперед  спотыкается   о
мусорный бак опрокинутый Главарем и падает тотчас же превращаясь в
штатского.
 ------------------ Менты -------------------------
 Видят  как неожиданно сам по себе падает мусорный бак, на секунду
возникает, на секунду возникает Одинокий, а потом пропадает.
 - Гляди!
 - Ты видел?!
 - Чертовщина какая-то!
 ------------------- Друзья -----------------------
 Одинокий: - Бежим!
 Все  кидаются прочь, только Кид оборачивается поминутно  и  видит
растерянно глядящую им в след девчонку и останавливается.
 Менты грубо разворачивают девчонку (все это крупным планом!)
 Мент: - Ну, где твоя драка?! -  крепко держит ее за ворот.
 В этот момент появляется Кид.
 Кид:  -  Дяденька Вам просили передать, - и протягивает табуретку
менту.
 Мент: - Че?!
 Кид: - Это Вам!
 Мент отпускает девчонку и берет табуретку.
 Кид  (девчонке,  испуганно глядящей на  ментов):  -  Что  стоишь,
дура,  бежим!  -  Хватает ее за руки, их ореолы сливаются,  и  они
исчезают.
 Менты недоуменно таращатся на табуретку.
  - Бред какой-то!!!
 (Панорама: пустой двор и менты с табуреткой)

 Друзья  бегут  через  дворы, Брат останавливает  их:  -  Сюда!  -
заскакивает в кафешку средней руки.
 В  двери  забегают ковбой, а кафе заходят уже штатские.  Спокойно
усаживается за столик на шестерых.
 Шебутной: - А где Кид?
 Очкарик:  -  Не  волнуйся, этот себя в обиду не  даст,  по  нашим
следам пойдет, я ему метки оставил.
 Шебутной (порывается встать): - Да ты сдурел, он же...
 Брат: - Не волнуйся, парень не пропадет, не квохчи. Он у тебя  не
промах!
 Шебутной нехотя успокаивается.
 Все  сидят  и  несколько смущенно смотрят друг на  друга.  Первым
нарушает молчание Очкарик
 Очкарик: - Ни фига себе, за хлебушком сходил!
 Все начинают смеяться.  Сбивчивое обсуждение драки.
  - А как ты ему врезал!
 - Ну ты, впрочем, тоже в долгу не  остался!
 Очкарик: - Ага, вот только колбасу потерял! - все вновь хохочут.
 Шебутной (обращаясь к Скептику): - А ты-то откуда взялся?!
 Скептик: - Ну я же обещал вернуться!
 Сью: А как ты нас нашел?
 Скептик:  Оставил  машину на стоянке, пошел дворами,  хотел  угол
срезать. Слышу - вы орете... - улыбается.
 Шебутной:  - Вот только, что же с той шапкой шапкой-то случилось?
-Все разом  замолкают. - Ведь если бы чуть ниже - все хана!
 Брат (резко): - Такая мразь ничего другого и не заслуживает!
 Шебутной:  - Так рассуждать, так мы тут все друг друга  бы  через
пять минут перестреляли! Ведь для них-то это мы - мразь! И прав не
тот  кто  прав, а тот у кого больше прав! То есть у кого  пушка  в
кармане,  да  калибр побольше. И у каждого своя  точка  зрения  на
закон.  А потом встречается тот, у кого быстрее реакция или меньше
порядочности, и ты получаешь пулю в спину!
 Одинокий: А если бы это была твоя дочь?
 Очкарик:  Все  равно,  ребята, это  дело  закона  судить  виновен
человек или нет!
 Брат:  Так-то человек, а эту падаль нужно в зародыше давить!  Они
ведь только силу бояться и понимают, как стая шакалов! Это хорошо,
что нас шестеро было, а кабы в одиночку? А?
 Шебутной: Психология силы это тупик!
 Скептик  в  этот момент останавливает проходящую мимо официантку,
типичную "бабищу".
 Скептик: - Хозяюшка!
 Официантка - Ну?
 Скептик - С Новым годом!
 Официантка - Ну?
 Скептик (подчеркнуто вежливо) - Вы нас не обслужите?
 Официантка (небрежно) - Ждите! - пытается уйти.
 Скептик  (загораживая ей проход) - Дайте нам,  пожалуйста,  меню,
мы очень торопимся!
 Официантка - Время такое, сейчас все торопятся!
 Скептик (с холодной яростью в голосе) Десять штук сверху  и  счет
проверять мы не будем, так что побыстрее , пожалуйста.
 Официантка  -  Нужны мне твои штуки!!! - отталкивает  Скептика  и
пытается уйти.
 Брат  Обращаясь к Очкарику - Ну и где же твой  закон? - и тянется
к кобуре.
 Официантка  отходит от столика, где сидят друзья и  вдруг  слышит
оклик.
 - Слушай ты, старая корова, а как насчет девяти грамм свинца?!
 Она  возмущенно оборачивается и слова застревают у нее в  глотке.
В углу, среди друзей сидит, поигрывая револьвером уставший ковбой,
в запыленной одежде.
 Ковбой  (Брат) обращается к официантке, не сводя с нее ствола.  -
Сейчас  ты  быстро,  но  (!) не суетясь, принесешь  нам  поесть  и
выпить.  И  при  этом ты будешь очень, слышишь,  очень  вежлива  и
внимательна.  И  не  только  ко  мною,  но  и  ко  всем  остальным
/.a%b(b%+o,. И, я тебя прошу, не серди меня больше, ладно?
 Официантка в трансе кивает и бочком, бочком пробирается к  кухне,
не сводя перепуганных глаз с револьвера.
 Шебутной  (Брату):  -  Да  угомонись  ты,  что  ты  своей  пушкой
размахиваешь, как бандит?!
 Брат: - Да не в пушке дело!!!
 Очкарик  (изумленно  глядя  на Брата, а  потом  поворачивается  к
Одинокому).  -  Ты видел??? Нет, ты видел??? Поочередно  переводит
потрясенный  взгляд  с  револьвера на Одинокого,  потом  опять  на
револьвер,  потом на  Шебутного, вновь на оружие и возвращается  к
Одинокому,  а тот уже сидит тоже в ковбойском наряде.  -  Нет,  ты
видел???!!!
 Брат (Очкарику) - А ты понял?
 Очкарик   (вновь  обводя  всех  взглядом,  а  потом   архимедовым
"Эврика" выдыхает):  -ПОНЯЛ!!! - и преображается в ковбоя.
 Шебутной: - Да что ты понял-то???
 Очкарик: - То,  что в этой игре мы уже не пешки!
 Шебутной: - А кто??? Вольные стрелки? Убийцы по призванию?
 Брат: - Люди, способные изменить правила Игры!
 Сью  (смеется)  - Игра продолжается! - также меняя  "гражданский"
наряд на игровой.
 Скептик  (кривит  губы): - Ну нет, это уже получается  строго  по
Жванецкому:  "Я  бы  хотел  купить танк на  средства  артиста,  но
пользоваться  им  какое-то  время  самому..."  -   При   этом   он
перещелкивает игрушечный винчестер и преобразуясь в индейца.
 Шебутной  (растерянно оглядывая друзей, хочет  что-то  возразить,
но  видя,  что  пятеро уже в Игре, принимает сторону  большинства.
Только  в голосе его уже нет прежней уверенности): - Что  ж,  если
все хотят еще немного поиграть, ладно. Так и быть, но только пошли
отсюда,  а  то вы опять начнете палить во все стороны, да  и  Кида
надо найти. - с этими словами он также преображается в ковбоя.

 Официантка влетает в кабинет  директора, на ней лица нет.
 Официантка  -  Звоните  в милицию, у меня  там  какой-то  ряженый
бандит с пистолетом!
 Директор  взволнованно  вскакивает и  выходит  к  барной  стойке,
выглядывая в зал из-за портьеры - Где?
 Официантка (шепчет) - В углу!!!
 Угловой столик пуст.

 Компания выходит из кафе и видит сидящих на ограде газона Кида  и
давешнюю девчонка. Оба сидят в игровой одежде с общим ореолом и  о
чем-то оживленно болтают.
 Очкарик (обращаясь к Шебутному)- Я же говорил тебе, что ничего  с
твоим  парнем  не случится! - И обращаясь уже ко всем.-  И  причем
заметьте:  пришел не один, а с дамой! Каков орел! -  Перехватывает
укоризненный взгляд Скептика. - Извини, вождь, я в другом  смысле!
-  И  опережая отца первым обращается к мальчику. -  Кид,  где  ты
нашел эту очаровательную девушку?
 Кид (небрежно) - На табуретку сменял!
 Все  смеются, девушка смущается и краснеет, а Шебутной отвешивает
сыну  демонстративный подзатыльник. Кид сразу же вливается в ореол
всей компании, переходя на сторону друзей. Девочка остается одна.
 Сью (первая обращаясь к девочке). - Испугалась?
 Девочка молча кивает, жадно глядя на компанию ковбоев.
 Шебутной: - Хорошо все, что хорошо кончается. Теперь надо  скорее
домой!
 Девочка (вздрагивает, как от пощечины и ее ореол блекнет): - -  А
зачем? - резко вскидывает голову глядя прямо в глаза Шебутному.
 Улыбки  друзей леденеют, столько в этом взгляде взрослой  горечи.
Все внимательно смотрят на девушку и она не выдерживает и опускает
глаза,  съеживается и вдруг тихо-тихо говорит: "Не гоните  меня...
пожалуйста!"
 Ореол  друзей лишь едва соприкасался с ореолом девушки, но  после
этих  слов он просто поглотил ее, включив в себя полностью, словно
ограждая от всего остального мира. Краски ее платья стали ярче, да
и  сама девушка после этого стала выглядеть существенно лучше. Она
стоит боясь поднять глаза. Кид по очереди оглядывает друзей и все,
после  паузы повторяют жест из "Трех мушкетеров", кладя два пальца
на  воображаемый  эфес и улыбаются Киду. Лишь  Шебутной  хмурится,
укоризненно качая головой, глядя на одобрение друзей,  всем  своим
видом  выражая:  "Что  же мы делаем?!" Но все  же,  когда  очередь
доходит   до   него,   осматривает  всю   компанию   и,   хмыкнув,
присоединяется к большинству.
 Кид  ослепительно улыбается и великодушно достав из  кобуры  один
из  своих  револьверов покровительственно протягивает его девушке:
"Дарю!"
 Девушка  некоторое время не подымая головы смотрит на  протянутый
револьвер,  потом робко подымает глаза и боясь поверить оглядывает
всю компанию. Убедившись, что это не шутка, что над ней не смеются
она счастливо улыбается и неловко, двумя руками хватает револьвер.

 Вся  компания идет по улице, весело переговариваясь. Сначала идут
в  ряд,  все  вместе,  ореол охватывает их  всех  а  потом,  когда
появляются   встречные   прохожие   растягиваются   в    небольшую
кавалькаду,  по двое -трое. А ореол, окружавший их не  разрывается
на   отдельные  островки,  а  охватывает  всех,  от  первого,   до
последнего.  И  теперь  уже меняется все,  что  в  него  попадает.
Прохожие  преображаются в жителей городка  Дикого  Запада,  зимние
деревья   расцветают   зеленой  листвой,   автомобили   становятся
повозками, каретами, дилижансами и т.п.

 Очкарик  (полу обняв Кида): - Молодец, парень, прям весь  в  отца
пошел! - Кид расцветает улыбкой и гордо смотрит по сторонам.  -  А
табуретки-то не жалко?
 Кид:   -   Жалко,   конечно!   -  задумывается   на   минутки   и
поворачивается с интересом к Очкарику - Слушай, Билл, но  ведь  не
могли  эти  шерифы  забрать ее с собой?! - и, не дожидаясь  ответа
стремглав убегает прочь.

 Компания  останавливается на тротуаре  у  входа  на  мост,  вновь
собираясь  плотной группой. Мост достаточно крутой и видна  только
его середина.
 Шебутной (провожает взглядом Кида, убежавшего от моста,  а  потом
обращается  ко всем остальным): - Ребятки, а вам не  кажется,  что
наша игра слишком далеко зашла?
 Одинокий  (поигрывая  револьвером  срывает  с  дерева  яблоко  и,
протерев  его  о  рукав  рубашки, с хрустов вгрызается  в  мякоть.
Аппетитно жуя он подходит к Шебутному): - Ну, не знаю как ты, а  я
вот только-только вхожу во вкус!
 Шебутной  перехватывает  у него яблоко  и  недоверчиво,  готовясь
выплюнуть, откусывает кусочек, пробуя его на реальность.
 Сью  (стоит  впереди всех, а от того вступает в  разговор,  начав
идти   спиной   вперед,  невольно  заставляя  двигаться   и   всех
остальных): - Брось ты брюзжать, когда еще соберемся?!  -  бросает
быстрый взгляд на Одинокого. - Хоть в Новый год поиграть вволю!
 Шебутной  (с  трудом проглатывая прожеванный кусок  яблока):  Это
уже не наша Игра, ребята!!!
 Брат  (Шебутному):  Ну  что,  убедился?   Яблоко  -  НАСТОЯЩЕЕ!!!
Понимаешь, самое настоящее!!!
 Шебутной: Как и твой револьвер...
 Скептик:  А  значит, что тут таперича все только от нас  зависит,
смекаешь? Не от тети с дядей где-то там наверху, а от нас: от тебя
и от меня!
 Шебутной  (в  отчаянии):  Ребята, этого  не  может  быть!!!  Сами
подумайте:  откуда взялся настоящий револьвер, это яблоко  и...  -
замирает на полуслове. Сью видит как вытягивается лицо Шебутного и
как   замирает,   не   доживав  яблоко  Одинокий.   Она   тревожно
оглядывается   и  замирает  потрясенная:  по  ту   сторону   моста
расстилается лубочный городок Дикого Запада.
 Первой молчание нарушает девчонка: - Что это?
 Шебутной  (в трансе, сам не веря тому что видит): Дреамвиль!!!  -
Потом  он  оглядывается назад - с другой стороны моста все  та  же
Москва. - Ничего не понимаю...
 Компания  стоит  на середине моста и смотрят вниз  на  ковбойский
городок лежащий у них под ногами. Поочередно показываются всех.
 Одинокий   -  жадно  пожирает глазами городок, возбужден,  "дышит
глубоко,   шевеля  ноздрями".  Видно,  что  он  сразу  же   принял
воплотившийся в реальность Дреамвиль.
 Брат - с удивлением и улыбкой. Ему просто интересно.
 Сью  -  восхищение  и  радость  одновременно,  украдкой  пытается
увидеть реакцию Одинокого.
 Очкарик  - выражение детского безудержного счастья, он  не  может
остановиться и все время повторяет, обращаясь ко всем по  очереди:
"Нет,  ты видишь? Ты видишь? Даже моя кузня стоит! Кузня,  смотри,
кузня стоит!"
 Скептик - спокойный, уверенный взгляд, мол пока интересно, а  там
поглядим, что же дальше будет.
 Шебутной - полная растерянность и испуг.
 Девочка   -   затаив   дыхание,   словно   боясь   спугнуть   это
фантастическое видение.

 Панорама  друзей  глядящих  на  Дреамвиль,  камера  отъезжает   и
становится виден дилижанс, взбирающийся на мост со стороны Москвы.
На  козлах  сидит Кид и подстегивает лошадей. Друзья  слышат  стук
копыт, оборачиваются.
 Кид  (притормаживает, натянув поводья): - Дреамвильский дилижанс,
джентльмены!
 На появление дилижансы все тоже реагируют по разному.
 Шебутной   все   ни   как   не  может   поверить   в   реальность
происходящего,  он  притрагивается к  большим  колесам  дилижанса,
гладит лошадей и не верит... не верит...
 Одинокий  (улыбается  Киду):  Малыш,  да  у  тебя  просто  талант
всегда появляться в самый нужный момент!
 Девчонка  в  восторге,  доходящем до  поросячьего  визга,  только
очень тихого и взгляд на Кида, полный обожания.
 Скептик все так же ухмыляется, поглаживая винчестер.
 Брата   (удивление  сменяется  радостью  и  он  кивает  Очкарику,
указывая  на  лошадей):  А вот тебе и работенка  подвалила:  левую
нужно будет перековать!
 На  лице  Очкарика впервые появляется недоумение, он  попеременно
оглядывается то на Москву, то на Дреамвиль.
 Сью радуется, но готова полностью поддержать реакцию Одинокого.

 Одинокий  (подходит  к  дилижансу и, открыв  дверцу,  заглядывает
внутрь.   Осматривается,  тычет  рукой  в   подушки   сидения,   и
удовлетворенно поворачивается к друзьям. Бросает долгий взгляд  на
#.`.$ за спиной, а потом, глубоко вздохнув, словно бы бросается  в
пропасть, поворачивается к Сью и протягивает ей руку): Поедешь  со
мной?
 Сью (озаряется счастьем): Куда угодно!!!
 Подходит  к Одиноком, ее взгляд лучится нежностью. Он  подает  ей
руку, и Сью, подсаживаясь, что-то шепчет ему на ухо. И усаживается
в  дилижанс  словно дама самого высшего света и  так,  словно  она
действительно  отправляется  на край света.  Одинокий  запрыгивает
вслед за ней. Они сидят вдвоем в дилижансе и смотрят друг на друга
так,  что становится ясно, что теперь кроме их двоих в мире никого
нет.   Брат с удовольствием наблюдает за этой сценой, бормоча себе
под  нос:  "Ну  наконец-то!".  Потом   задумчиво  оглядывается  на
Москву, на Сестру с Одиноким, на Дреамвиль.
 Решившись, усаживается в салон дилижанса.
 Брат:  Если я хоть что-нибудь понимаю в этой жизни, то скоро  вам
совсем не помешает лишний ствол, который вас прикроет.
 Очкарик (растерянно обращается к Брату): - А как же...
 Брат  (оглянувшись из окна дилижанса на Москву): -  Наверное  так
будет  лучше  для  всех.  -  Помолчав,  внимательно  посмотрел  на
Очкарика и еще раз подчеркнул - Для всех!
 Очкарик (крутит головой, словно воротник ковбойки жал ему шею  и,
будто  срывая  его, машет рукой): Думаю, что одним стволом  вы  не
обойдетесь!  -  и  быстро,  боясь передумать  начал  забираться  в
дилижанс.
 Шебутной хватает его за рукав: - Да ты что? Ребята, вы все с  ума
посходили??? А как же...
 Очкарик  (со  спокойной  уверенностью снимая  руку  Шебутного  со
своего плеча): - Ты же слышал, Оружейник правильно сказал, что так
будет  лучше  для  всех.  -  и после паузы  добавляет  с  грустной
усмешкой:  -  Тем  более,  что колбасу  я  все  равно  потерял!  -
Усаживается на сиденье.
 Кид  (улыбается  с козел девчонке): - А ты чего  стоишь,  дуреха?
Залезай!
 Девочка  (все еще не веря, что ее приняли полностью спрашивает  с
замиранием сердца): - А можно ... рядом с тобою?
 Кид (с важностью): - Только рулить не проси!
 Девчонка взвизгивает от радости и пулей взбирается на козлы.
 Шебутной:  -  Серега, слазь немедленно!!! Ребятки, милые,  да  вы
что???  Опомнитесь,  куда вы собрались?  Там  ведь  ничего  нет!!!
Понимаете,  НИ_ЧЕ_ГО!!! Вы же лучше меня это  знаете!  Очнитесь!!!
Мы  же  сами  все это придумали!!! Это же Дреамвиль  -  выдуманный
город! Город детских игр и мечтаний!!!
 Сью: - Выдуманный еще не значит плохой!
 Одинокий:  -  Город мечты это именно то, чего мне не хватало  всю
жизнь!
 Шебутной (обращаясь к Очкарику, в отчаянии): - Ну этим-то  любовь
глаза  застит,  а  ты  то,  ты, стрелянный  воробей,  ты  то  куда
собрался??? Это же все детские фантазии!!!
 Очкарик  (грустно улыбаясь): - Им любовь застит, а мне открывает.
Я уже знаешь сколько лет не мечтал?!
 Шебутной  переводит  отчаянный взгляд на  Брата.  Тот  показывает
глазами на Сью, держащую свои руки в ладонях Одинокого и с улыбкой
разводит руками: мол как же я ее брошу?
 Шебутной (поворачиваясь к до сих пор молчащему Скептику): - Ну  а
ты-то  чего  молчишь,  а???  - и, замолчав  на  мгновение,  словно
просчитывая в уме все возможные варианты просто разводит руками  -
Нет,  ты  только  посмотри на них, посмотри!!! Это  же  дурдом  на
выселках!!!
 В  течении  всего  этого монолога Скептик стоит  сложив  руки  на
#`c$(,  держа в левой винчестер и внимательно, но без тени  эмоций
на  лице следя за развитием событий. Выслушав Шебутного он  молча,
не   делая  ни  одного  лишнего  движения  подходит  к  дилижансу,
открывает   дверь,   заглядывает  внутрь,  все   там   внимательно
осматривает и поворачивается к Шебутному.
 Шебутной: - Ну???
 Скептик:  (невозмутимо): - Там есть еще два  свободных  места.  -
садится в дилижанс и выглянув из окна в свою очередь обращается  к
Шебутному: - Ну?
 Шебутной:  - И тебе поиграть захотелось??? Ну так купи  настоящий
ствол и играйся на здоровье!!!
 Скептик: - Давно уже, но это ничего не меняет.
 Шебутной:  (в  ужасе пятится от дилижанса): - Милые  мои,  да  не
сходите  же  вы с ума! Это же все была игра!!!  И если  она  вдруг
стала реальностью, то в ней и вас убивать будут по настоящему!!!
 Скептик: - А разве в нашей жизни убивают по другому?
 Шебутной:  -  У нас у всех совсем другая жизнь!!! НАСТОЯЩАЯ!!!  А
это - ИГРА!!!
 Девчонка  (тихо,  но так, что услышали все):  -  Лучше  уж  такая
игра...
 Скептик  (Шебутному): - А тебе не кажется, что там,  -  кивает  в
сторону  Дреамвиля, - мы нужнее? Там все будет зависит  только  от
нас! И там мы можем хоть что-то изменить!
 Кид (обращаясь к отцу): - Старина Том, поторапливайся!
 Шебутной   (фраза  Кида  действует  на  него  как  пощечина,   он
вздрагивает,  бледнея):  -  Дурдом!!!  Дурдом!!!  Серега,   слезай
немедленно!!!
 Кид (укоризненно свешивается с козел): - Дилижанс отправляется!
 Шебутной: - Ну уж нет! Меня увольте... - разворачивается  и  идет
прочь от дилижанса, по направлению к Москве.
 Он  все  еще  остается в ореоле, который тянется к  Шебутному  от
дилижанса.  За  его  спиной  раздается  щелканье  кнута  и  ржание
лошадей.   Шебутной оборачивается и видит, как исчезает за  мостом
дилижанс, а на том месте, где он только что стоял остается  лежать
синяя  куртка Кида. Шебутной, как во сне, пошатываясь возвращается
к  куртке,  подымает ее, растерянно мнет в руках и  смотрит  вслед
удаляющемуся дилижансу. Вокруг Шебутного начинают падать снежинки,
вновь  наступает зима, ореол его меркнет, но Шебутной  остается  в
ковбойском  наряде. Ему холодно, он подымает воротник  пыльника  и
ежится.  Снегопад усиливается. Сквозь пелену снега все  еще  можно
различить  дилижанс  и  оглядывающихся  на  Шебутного  друзей.  Но
дилижанс  уезжает все дальше и дальше. Вдруг  навстречу  дилижансу
из   переулка   Дреамвиля  выезжает  троллейбус.  Поравнявшись   с
дилижансом  мигает фарами и едет на мост. Видна  надпись  маршрута
"Кузня   Большого   Билла   -   ВДНХ"   У   Шебутного   троллейбус
останавливается и открывает переднюю дверь. Водитель в  ковбойском
наряде  вопросительно смотрит на Шебутного, тот на водителя.  Снег
сыпет все гуще и гуще.

 (с) ЕК Январь - март 92, июль 99

Популярность: 19, Last-modified: Fri, 01 Dec 2000 11:02:12 GMT