---------------------------------------------------------------
 © Copyright Геннадий Карпенко
 Email: karpenca@mail.ru
 Date: 29 Dec 1999
---------------------------------------------------------------



     В миг мимолетного свиданья,
     Как будто обожжет мороз,
     Когда любуюсь с замираньем
     Волной разветренных волос.

     Еще не прядь, лишь нитка первая
     Прохладою оснежена.
     Так у берез порой вечернею
     Подпалит ветку желтизна.

     Хоть все в тебе цветет и буйствует,
     Напевы лета высоки,
     Но сердце екнет от предчувствия
     Неясной боли и тоски.

     Неужто тропкою окольною
     Уходит август стороной,
     Дыша истомою невольною
     И над тобой, и надо мной?





     Ты соткана из ветра и лучей,
     Как милое создание морское
     С бездонными озерами очей
     И чистотою пенного прибоя.

     Прихлынув, ослепишь и обожгешь
     Кипящею волною штормовою.
     Вдали растаяв, душу бросишь в дрожь
     Разбрызганными каплями покоя.

     Останусь, растревоженно - больной,
     Во власти зачарованного плена...
     Будь вечно Афродитою земной,
     Не превращайся снова в пену!





     Прелестней вы Натальи Гончаровой!
     Взгляну, и сразу рушатся века.
     Как Пушкин вами восторгаюсь снова
     О, красота! Безмерно велика!

     Не скрыть ее ни бархатом, ни шелком,
     Не спрятать даже в рубище простом.
     Ей, словно солнцу, бесконечно долго
     Светить и волновать живым костром.

     Пред нею гибнут воскресают царства,
     Восходят зори, разливая зной...
     Владелица бесценного богатства,
     Как божество, вы властвуете мной.

     Я не Дантес, чтобы любить украдкой,
     Плести интриг запутанную сеть,
     Но улеченно, трепетно и сладко
     Мне хочется на вас глядеть, глядеть.

     Из века прошлого ко мне метут метели...
     Нет! Не про вас законы бытия.
     Почту за честь погибнуть на дуэли,
     Да жаль, не Александр Сергеич я.





     Мне лучше не смотреть в твои глаза -
     Незамутненные колодцы,
     Пока душевная гроза,
     Ослабевая не уймется.

     Покуда сердца тихий гром
     Стучит взволнованно и часто,
     А чувства - волны напролом
     Влекут к неведомому счастью.

     Неразмежай туман ресниц
     Навстречу ищущему взгляду.
     Ведь даже взор, скользнувший ниц,
     Воспринимаю, как награду.

     Теплом ли, холодом плеснет
     Глаз - родниковая криница,
     Мгновенно тает грусти лед
     И я готов в них утопиться.





     Вы сегодня такая красивая
     Отблеск ночи искрится в глазах,
     Недоступна, строга, молчаливая,
     Как Мария, на образах.

     Очарован и увлечен я,
     Что и взгляд не могу оторвать.
     Восхищает и профиль точеный,
     И божественно гордая стать.

     Продавив кружевные препоны,
     Материнскую плоть пробудив,
     Зреют почек набухших бутоны
     На овалах упругой груди.

     С чем сравнить вас с весеннею пашней
     Под небесным круженьем светил?
     Только вы совершенней и краше
     Всех чудес, что Господь сотворил.





     Дочь степей, своевольную дочь,
     В пик любви, озаренный особо,
     Уводила буранная ночь
     За околицу синих сугробов.

     Билась вьюга, холодным плащем,
     Ниспадая на девичьи плечи.
     Рядом с милым, ей все нипочем
     В новогодний загадочный вечер.

     Над снегами не шла, а плыла
     В царстве грез, заколдованном, белом.
     Подхватили тугие крыла
     Теплых рук, обвивая несмело.

     Небо пригоршни звездных снежин
     Ей роняло цветами к ногам.
     Был порыв ее неудержим,
     Будто счастье ждало в двух шагах.

     Словно с детством, прощаясь навек,
     Беззаботная в вальсе кружила...
     Ускоряя порывистый бег,
     Над судьбою стихия пуржила.





     Швыряет ветер краски осени
     На холст остуженной земли.
     Вокруг расплесканые просини,
     Да облака, что корабли.

     Деревья в хороводе тесном
     По парам выстроились в ряд.
     Мелодии знакомых песен
     Щемящей музыкой звучат.

     В подрамник золотом крапленый,
     Стройна и сказочно светла,
     Взошла российская Мадонна
     И в миг картина ожила.

     Ей, словно королеве бала,
     Венок пурпурно - огневой
     Природа мастерски сплетала
     Короною над головой.





     Оседлав кудлатые туманы,
     Молодой наездницей луна
     Рысью мчится в росные поляны,
     Раскосматив гриву скакуна.

     Вслед за ней восторженно вдогонку
     Я бегу во власти дивных чар.
     То беззучно призрачно и звонко
     Мне в лицо хохочет лунный шар.

     Кажется, прыжок и я поймаю,
     Сказочного в яблоках коня,
     Серебристой сбруей зауздаю,
     Он помчит счастливого меня.

     И тогда наезднице лукавой
     От моей погони не уйти.
     Рядом с нею гордый величаво
     Поскачу по Млечному пути.





     Похоронил последнюю любовь,
     На белом свете все теперь немило.
     Угасли чувства и остыла кровь,
     Душа черна, как свежая могила.

     В толпе один, теперь хоть волком вой,
     Плачь или смейся без причины
     Или об стенку бейся головой,
     Не заглушить тоски - кручины.





     Видит небо, не искал я встречи,
     Хоть горел в томительном огне.
     И судьба случайно, в грустный вечер
     Это счастье ниспослала мне.

     Между облаков листвы зеленой
     Ты прошла по - девичьи горда.
     Пред тобой склонялись робко клены,
     Я ж во след прощался навсегда.





     Рожденные в пучине чувств
     Для божества,
     Срываются огнем из уст
     Мои слова.

     Но, разбиваясь об утес
     Молчания,
     Не трогают ее всерьез
     Печальную.

     Как можно равнодушно стыть
     Под пламенем?
     Знать, надо вовсе не любить,-
     Быть каменной.

     Ее я так обожествлял,
     Того не видел:
     Мной сотворенный идеал
     Холодный идол.





     Сестрм Гале и Свете
     

     Солнце вдаль на золоченых спицах
     По степи катилось колесом.
     Выпорхнула юность, как синица,
     Навсегда покинув отчий дом.

     Вслед летели милые сестрицы,
     Слезы - искры капали в траву...
     У гнездовья сиротинки - птицы
     Вижу вас во сне, как наяву.





     Снова твой опаздывает поезд
     И подходит, умолкает стук.
     Ты, как неоконченая повесть,
     Из сюжетов трепетных разлук.

     Я стою, взволнованный свиданьем,
     На перроне мимилетных встреч.
     Припаду к губам твоим желанным,
     Чтоб тепло их в памяти сберечь.





     Давно ли было все в начале?
     Душа подснежником цвела,
     В груди молитвенно звучали
     Заветных чувств колокола.

     Мир счастья и открытий полон,
     Дни пролетали без следа.
     За ними тесным частоколом
     Вставали призраки - года.

     Пронзительной любви страницы
     Взахлеб прочитаны тобой.
     И вдруг нежданно белой птицей
     Взлетела осень над судьбой.





     Ольге Петровне Зашибиной
     

     Певец и сочинитель
     Высок его удел:
     Прясть дождевые нити
     Из облачных кудель.

     Лучем, как тетивою,
     Лук радуг мастерить
     И молнией - стрелою
     Потемки озарить.

     Стучится в сердце страстно
     Кардиограмма строк...
     Поэту все подвластно
     Он царь себе и бог.





     Сноп ромашек перевязан
     Синей лентою ручья.
     Поэтическим рассказом
     Льются песни бытия

     Все в поэзии прекрасно,
     Солнца свет и тьма в ночи,
     Коль небесная причастность
     В сердце зрячем не молчит.





     Зацелованая Солнцем
     На перинах облаков
     Неженка - Земля проснется,
     Улыбаясь широко.

     Спелененная лучами,
     Как в кольце горячих рук
     Между звездными мирами
     Свой очерчивает круг.

     Так летят они в обнимку
     У пространства на виду
     За мечтою - невидимкой,
     Делят радость и беду

     Хочется и мне, как Солнцу,
     Спозаранок восходить.
     Заглянув в твое оконце,
     Поцелуями будить.

     В лепестках льняной постели,
     Вскинув на руки тебя,
     Закружиться в карусели,
     Задыхаясь и любя.





     Над съежеными рябью плесами
     Царит осенний неуют.
     Девчатами простоволосыми
     Рябины красные встают.

     Платы листвою раззолочены,
     Спадают локонами вниз.
     Их подхватив, в ручьи, проточины
     Разносит бесшабашный бриз.

     Поземка листопада стелется
     Опалом позднего тепла
     И языками, как метелицей,
     Пригорки вылизав дотла.

     Иду,как в храм, на берег солнечный
     Свет восковых берез лучист,
     А над дорогою проселочной
     Позвякивает медью лист.





     Приветливая женщина
     С неброской красотой
     Просватана, повенчана
     Загадочной мечтой.

     А таинство всесильное
     И уз стальная власть
     В том, что она с Россиею
     Навек судьбой слилась.





     Прошлое до боли сердцу мило,
     Помню все, о встрече не молю...
     Тихо говорила: "Как любила".
     Молча я кричал: " О, как люблю!".





     Я расточал улыбки,
     Раздаривал тепло...
     На почве жизни зыбкой
     Быльем все поросло.





     Зол оттого, что вас люблю,
     Что все порывы без ответу.
     Страдаю, мучаюсь, скорблю
     По угасающему лету.





     Осколки секунд
     Над взрывами дней
     С годами секут
     Больней и больней.





     "Вот такие пироги".
     (О.П.Зашибина)
     

     Ее поэзией воспеты
     Соцветья все наперечет,
     Но все колдует над сонетом,
     Как будто пирожки печет.





     Популярной актрисе
     

     По стати женщина в соку,
     По сути, кавалер - девица
     Могет сналету, наскаку
     Возненавидеть и влюбиться.





     Известному радиожурналисту
     

     По режиссерски правит балом,
     Внизу волнуется народ...
     Кого подвинет к пьедесталу,
     Ну, а кого, наоборот.





     Эмигрантке

     Нацелованые губы,
     Ласки, аж мороз по коже...
     Так любить, как здесь вас любят
     Там, увы, никто не сможет.





     Голос женственно напевен,
     Вся вы - имени подстать.
     В музыке земных царевен
     Счастье: Арию играть.





     Облаков легки пушинки
     Над рассветною красой,
     Переполнены кувшинки
     Кумариновой росой.

     Луговое Угловое
     До краев степная ширь...
     Лишь на миг глаза закрою
     Зоревой твой вижу мир.





     Есть земля, по которой мне больно ходить,
     Как горячими углями, памятью детства
     Жжет меня, и не в силах снега остудить,
     Не спасает уже торопливое бегство.

     От себя не сбежишь, если сердцем прирос,
     Навсегда прикипел к вихревому простору
     Да к степным тополям, что волнуют до слез,
     Словно флаги, полощутся по косогору.





     Я себя забываю,
     будто снег мельтешит между мною и прошлым
     Память силится все,
     сохранив, уберечь, удержать.
     И картины всплывают
     в миг прозрения ясно и прочно
     Средь метели забвенья
     способны еще поражать.

     То далеких мгновений
     счастливых ярчайшие блики
     В накатившей слезе
     заискрятся, тоску притушив,
     Иль щемящая грусть,
     но оттенки ее многолики,
     Опускаясь,как тучи,
     погасят светило души.

     Без конца погружаюсь
     в игру лучезарства и теней,
     Перед взором вскипают
     заницы стремительных дней.
     Я стараюсь постичь
     череду пережитых волнений
     Боль утрат ощутимей
     и ошибки с годами видней.



     В Домском соборе

     Музыка вечности
     Голубкою сизой
     Бьется о гулкие своды.
     В ширь бесконечности,
     В высь по карнизам
     Рвется к свободе.

     Участь трагичная
     Узницы храмов
     Ей судьбой уготована,
     Клетью кирпичною,
     Словно цепями,
     Наглухо скована.

     Громам органным,
     Штормам скрипичным,
     Флейтовым ласковым песням
     Невыносимо
     В склепе готическом
     Строгом и тесном.

     Так и душа моя
     В жизни суровой:
     С верой, надеждой, и болью
     Из мракобесия
     Средневекового
     Рвется на волю.

     Май 1991г.



     4-го октября 1993г.

     Убийцы на троне,
     Иуды дорвались до власти.
     Страну, как в агонии,
     Грабят, кромсая на части.

     Из танковых зобов
     По белому сердцу России
     Бьют залпами злобно
     Манкурты косые.

     Пошла с молотка
     Горемычная Родина...
     И дочь, и сестра
     Бардаками распроданы.

     Бутону любви
     Во славянских границах,
     Уже не позволят
     На свет появиться.

     Жиреющий ворог
     С утробой бездонной
     Съедает младенцев
     Еще не рожденных.

     И нету спасенья,
     Коль пахарь и воин
     Коварством отравлен
     И зельем опоен.

     Из танковых зобов
     Манкурты косые
     Бьют залпами злобно
     По сердцу России.





     Все чаще погребальный звон
     Над православною Россией.
     Тьмя жмет ее со всех сторон
     И душит с непомерной силой.

     Рассветная моя страна,
     Истерзанная, ждет кончины,
     Как будто в ночь погружена,
     В бреду заступники - мужчины.

     Бесславно гордый славянин
     Согнут, поставлен на колени.
     Во вражьем стане сам, един,
     В кровавом взоре предков тени.

     Вот Александров светлый лик
     Над мрачным сумраком яснеет,
     Почти забыт, но всеж велик
     В нем дух отмщенья пламенеет.

     За ним могучий Пересвет
     И далее Кутузов, Жуков...
     Как провозвестники побед
     Жезл Славы завещают внукам.

     А в глубине, где хлябь и глушь,
     Задавленные до предела,
     Пружины человечьих душ
     Сжимаются осатанело.

     Вот - вот не выдержат они,
     Со страшной силой разогнутся,
     Земля и небо содрогнутся:
     Над тьмою воспарят огни!





     Снова мечь над головой покорной
     Изощренным занесен врагом.
     Тайными путями, ночью черной,
     Он давно проник в наш отчий дом.

     Восседает в каменных палатах,
     Среди бела дня творит разбой...
     За беспечность, дорогою платой,
     Родина, мы жертвуем с тобой.

     Камни стонут от стыда и боли,
     Что в дому разор и неуют.
     И что наших девочек - невольниц
     По притонам мира продают.

     Прыскают по всей земле кровины
     Из твоих, Отчизна, рваных ран.
     Станет ли пристанищем чужбина
     Для твоих ограбленных славян?





     Памяти И.Т. Дроздова

     Уходят осенью поэты,
     И меркнет свет унылых дней.
     Без них пустынней на планете,
     Безрадостней и холодней.

     В сердечных муках мир открытый
     Не затеряется в веках:
     Пожары чувств, костры событий,
     Запечатленные в строках.

     Живут в пространстве пролетая,
     Душой согретые слова...

     Им в память - осень золотая,
     Во славу, - бронзою листва!

     14 октября 1994г.







     Анатолию Васильеву
     

     Ямщиком в облучке
     мощным взлетным аккордом,
     Подстегнув жеребцов
     норовистых квартет,
     Ты врывался на "Ан-не"
     просветленно и гордо,
     Покорив синевы
     ослепительный свет.

     Словно Зевс-громовержец
     в колеснице "Антея"
     Оставлял в небесах
     гул, да след, будто дым.
     Пусть тот голос полетов,
     никогда не тускнея,
     Оживает в душе,
     как торжественный гимн.

     А года, как солдаты,
     становятся строем,
     Предсказать невозможно
     их реальный исход.
     Пожелаю тебе
     быть таким же героем,
     Чтоб легко одолеть
     пыль житейских невзгод.





     Всю ночь буянила пурга,
     Играя с небом звездным.
     Хрусталь роняла по снегам -
     Пуховикам морозным.

     Лучами в предрассветной мгле
     Деревья озарились,
     Снежинок звезды на земле
     Сверкали и искрились.



     "Слепой" дождь

     Налетает ветер,
     Лес кидая в дрожь,
     Ярко солнце светит
     Сквозь веселый дождь.

     С треском раскололся
     Тучный небосвод.
     Радуга в колодце
     Жадно воду пьет.





     А.М. Васильеву

     От хмеля удивленья и восторга
     Стихи в душе бродили, как вино,
     Тревожили волненьем каждый орган,
     Влекли к познанью тайны неземной.

     Изведав вдохновенья сладострастье,
     Тот пламень в сердце бережно несем.

     В Поэзии ключи свои от счастья
     Мы страстно ищем, ищем день за днем.

Популярность: 15, Last-modified: Wed, 29 Dec 1999 21:02:33 GMT