---------------------------------------------------------------
 © Copyright Андрей Гуртовенко, 1995
 Date: 1 Jan 1999
 Email: andrew@imc.macro.ru
 Origin: http://www.liternet.spb.ru/andrew/slova.htm
 Home page: http://www.liternet.spb.ru/andrew/
 Стихотворение предложено к номинированию в литконкурс "Тенета-98"
 http://www.teneta.ru
---------------------------------------------------------------

"До свидания, до завтра..."
Я тащусь пешком и Сартра
почитаю перед сном.
Вот дорога. Вот твой дом.
Это дом, только навряд ли
это дом. Уже обмякли
эти стены и окно,
что не мыто так давно.
Здесь мы жили, здесь мы были
счастливы, когда любили,
плакали, когда разбили
свое счастье. В общем, - жили.
Слишком много в этих стенах
крови. В беспокойных венах
нет покоя. И со сна
кажется, - пришла весна.
Кажется, еще немного -
понесет сама дорога,
станет белым белый свет.
Кажется, чуть-чуть и... Нет.
Нет того, что так хотелось.
Ты погасла и наелась
мной и этими стихами,
песнями и матюгами,
что летели с губ в угаре:
"Мы покажем этим тварям!
Мы взорвем к чертям границы;
мы не люди, - больше птицы!
Мы одни такие в мире!"
Лишь вода шумит в сортире...
Где ты Жизнь и где вы Люди?
Иногда в тупой простуде
я валялся и смотрел,
как без пламени горел
этот мир и эти люди,
боги, стулья, троны, судьи,
черви, пальцы, лампы, нервы,
крышы, сволочи и стервы,
праздник задом наперед,
мой рассвет, чужой приход,
строчки вроде бы в рассрочку...
Пережить бы эту ночку...
Тьма знакомых, - нет друзей,
и не будет. Нет детей,
захлебнувшихся в таблетках,
тех, что ты глотала, детка,
каждый вечер перед сном,
все оставив на потом.
Нет друзей, и ну их к черту!
Может быть я слишком гордый,
если б только захотел, -
я б их пачками имел!
И здоровался бы с каждым
с сердцем легким и отважным...
Впрочем, я кривлю душой --
я насквозь уже кривой.
Мне дожить бы до обеда.
У меня своя победа.
Вечно я с голодным брюхом
и слегка тугой на ухо.

Что мне страны, океаны;
чьи-то деньги мне как раны.
Что мне ветры, грозы, дали...
Обещали, но не дали

сил дождаться и увидеть.
Вечно я боюсь обидеть
чьи-то чувства своим видом,
как всегда опять небритым;

вечно я один на стуле,
когда все вокруг уснули
второпях в своих застенках.
Мои руки на коленках.
Выше локоть, выше ставки!
Я без паспорта и справки,
что исправен и здоров,
без уклонов и долгов;
без чесотки, без прописки
(есть еще такие списки),
без утайки, без подсказки.
Патология -- не сказки.
Графомания -- не форма,
суицид -- моя платформа
для лихой шизофрении,
разветвленной абулии,
для фантомных нарушений,
сверхнавязчивых сомнений,
депрессивных состояний
и для прочих крыш и маний.
Это, граждане, реальность,
и немножко сексуальность
и скорей всего потом --
заурядный желтый дом.
Я читаю свои книжки --
Кафку, Сартра до отрыжки,
Достоевского до пота,
Хармса, Бродского... Работа
подождет. Ведь не впервой
не дружить мне с головой,
заполнять собой кровать.
Видела бы только мать...
Что ж поделать, я не сын
вычислительных машин;
гепатитом не болел,
но и выжить не сумел...
Все пройдет. Пройдет и эта
жизнь, - что медная монета.
Ждут меня деревьев кроны,
ждут сомненья, ждут погоны;
ждут меня веревка, мыло;
моя слабость, моя сила,
ждут меня... Но не дождутся.
Не уходят, чтоб вернуться.
Не летают, чтоб бояться.
(В этом месте всем - смеяться!)
Спи философ, спрячь презренье,
это -- не стихотворенье,
а по сути -- несваренье
у души моей. Спасенье
не внутри и не снаружи,
видел дождь -- увидишь лужи;
слышишь песню, - значит где-то
рвет несчастного поэта...




              Май 1995 г.
              Петергоф


Популярность: 10, Last-modified: Fri, 01 Jan 1999 09:27:54 GMT