---------------------------------------------------------------
 © Copyright Борис Гробов
 Email: bg@univer.omsk.su
 Date: 1 Jun 2000
---------------------------------------------------------------




     историческая трагедия в числе 9



     Присутствующие:

     ХОЙ -- меч Короля в виде хоккейной клюшки
     КОРОЛЬ -- (по имени Артур) ищет Хой
     КОРОЛЕВА -- жена Короля и любовница Рыцаря Красного Перца
     РЫЦАРЬ КРАСНОГО ПЕРЦА -- ищет подвиги, а на самом деле -- Хой
     ГАМЛЕТЪ -- сын Короля и брат Королевы
     ШУТ -- шут
     ПОВЕШЕННЫЙ -- постепенно умирает от стыда

     Действие происходит перед замком Эльсинор на площадке
     размером 729 сантиметров.
     Вдалеке видны разрушенные города и
     другие предметы древности.
     Еще дальше -- танцующие мальчики и девочки.



     ПЕРВАЯ ЦИФРА
     На сцене:

     ШУТ КОРОЛЬ МЕРЛИН
     с Хоем

     (Появляется музыка -- KORN "Blind")
     Шут и Мерлин начинают кривляться и прыгать.
     Вскоре они замирают и начинает танцевать Король.
     Устав, он кладет свой Хой на землю,
     продолжая дико веселиться.
     Свет на секунду гаснет, и мы видим, что
     на сцене -- ни Шута, ни Мерлина, ни Хоя.
     Король хватается за голову и убегает.
     ...
     (Музыка уходит.)


     ВТОРАЯ ЦИФРА

     Появляется Шут.
     (Тихонько заходит музыка, она говорит:
     MARYLIN MANSON "Sweet Dreams".)

     ШУТ.  Люди  и Господа!  Случилась беда! У его  нижайшего величества  --
короля Артура, стибрили меч...символ того и этого..!

     Рыцарь Красного Перца выводит Повешенного
     и становится неподалеку от Шута.

     ШУТ (указывает на  Повешенного). А вот и подозреваемый... Жертва пустой
шалости  Всевышнего. ...: Первый день, второй  день, третий день, четвертый,
пятый,  шестой,  седьмой. Палка-копалка, мотыга, лопата, кирка, меч, мушкет,
пушка-колотушка....ээээээ, греческий fire, Биг Файр, mushroom файр? ------ ,
бум-бум-бум!.. Восьмой день -- свинцовая веревка!..
     РЫЦАРЬ КРАСНОГО ПЕРЦА.  Что  ты  мелешь, презренный! Не  было  восьмого
дня!..
     ШУТ. Да-да... Был только Повешенный.
     ПОВЕШЕННЫЙ (поет). I need an easy friend...
     I do...
     I do-oo-oo........

     Входит Король.

     ШУТ. А вот и тот, кто закончит эту цифирку!..
     КОРОЛЬ. О чем спор, дурак?!
     ШУТ. Отвечайте, Рыцарь, к вам взывают...сопляк!
     РЫЦАРЬ КРАСНОГО ПЕРЦА. Что-о-о?!!

     Рыцарь Красного Перца
     вытаскивает из-за пазухи
     свинцовый меч.
     Шут достает из-за пазухи
     бумажный кинжал.
     Дерутся.

     ШУТ. О-ля-ля! Свинец -- дело хорошее!.. Но  не велика заслуга --  убить
шута!..

     Рыцарь Красного Перца убивает Шута.

     ШУТ. О, боги! (Рыгает.) Ну вот...
     РЫЦАРЬ КРАСНОГО ПЕРЦА. Вот! Ну?!
     ШУТ. В том мало смеху,
     Что уходит шут,
     Вас тоже в жизни
     Перемены ждут........Шекспир

     Шут умирает.

     РЫЦАРЬ КРАСНОГО ПЕРЦА (поправляя колготки). Гордость духа!
     КОРОЛЬ. О чем спор, дурак?!

     Входит тишина.
     Звук, обидевшись, уходит.
     Занавес.

     ТРЕТЬЯ ЦИФРА

     На сцене -- Повешенный.
     Входит Королева со "скипетром Венеры" в руке.
     (За ней появляется музыка --
     MASSIVE ATTACK "Teardrop")

     КОРОЛЕВА.
     Люди и Господа!
     (указывает на скипетр Венеры)
     Смотрите это ключ!
     А это замок мой!
     (указывает куда-то в сторону)
     Но как же трудно
     Мне быть одной!

     Королева эстетично сплевывает и
     сваливает в неизвестном направлении.
     Появляется Мерлин -- задится на пол.

     МЕРЛИН.
     О, Королева!
     Позволь тебе помочь!..
     И после мы смешаем
     День и ночь!

     Наконец-то появляется и Королева.

     КОРОЛЕВА.
     О, что вы говорите?!
     Маг, не стыдно вам?!
     МЕРЛИН. Ну ладно... Так и  быть -- буду говорить прозой...  Давай  тебя
спасу?! Ведь я же все могу!
     КОРОЛЕВА. Ну вот уже лучше!.. Хотя волосы у тебя все равно красные!..

     Мерлин смотрит на свои черные волосы.

     МЕРЛИН. Вы совершенно правы, Ваше Величество!

     Королева отходит в сторону и отворачивается.
     Мерлин начинает ковыряться в носу.

     КОРОЛЕВА. Спасибо, маг...
     МЕРЛИН. Пожалуйста, Ваше  Почти Высочество. Все, что угодно для  вашего
удовольствия!..
     КОРОЛЕВА (после небольшой паузы). Маг, у меня к вам небольшая вопрос...
Конфиден... Ну... Вооооот.... Короче -- лично -- ива...тет...2+2...
     МЕРЛИН. Да-да... С любой точки зрения!..
     КОРОЛЕВА.  Вы же наверняка знаете,  что случилось между мной  и Королем
сутки назад?!
     МЕРЛИН (крякает). Пардон... Причем здесь утки?
     КОРОЛЕВА (игриво).  Дурашка!.. Я не про это!.. Вы  же знаете про нашу с
Королем ссору!..
     МЕРЛИН.  О, да! (Повешенному.)  Королева с Королем поругались... Король
обвиняет Королеву  в  измене,  а Королева  обвиняет  Короля  в  том,  что он
неправильно излагает свое обвинение Королеве.
     ПОВЕШЕННЫЙ (поет). ..love myself
     better than you!
     I know it's wrong,
     so what should i do-o-o-o?..
     КОРОЛЕВА. Так что вы мне посоветуйте, Мерлин?!
     МЕРЛИН. Пардон, Ваше  Почти Внизо-еличество!.. Я не могу  сейчас ничего
вам вещать! У меня дела!.. Космос, блин!..

     Мерлин подпрыгивает и исчезает.

     КОРОЛЕВА.  Ну вот...опять одна. И верь после этого  своей жажде...  Ах,
Рыцарь, где же ты?! Семечек бы купить...пощелкать хочется..! (Уходит.)

     Вроде как -- занавес.
     (Музыка умирает.)

     ЧЕТВЕРТАЯ ЦИФРА

     На сцене -- Повешенный. От него воняет.
     (Входит воскресшая музыка -- PRODIGY "Narayama".)
     За ней появляется Гамлетъ с Хоем в руках.

     МЕРЛИН (за сценой). Гамлетъ! Где вы?! Принц!!!
     ГАМЛЕТЪ. О, Господи! Я в опасности! Вот-вот сейчас сюда придет Мерлин и
узнает о моем злодеянии..! О -- где же мне купить коньки?!
     ПОВЕШЕННЫЙ (поет). I tried hard to have a father
     but instead i had a dad...
     ГАМЛЕТЪ.  Вот   именно!..  Ох...  Что-то  надо   делать,  что-то  нужно
предпринять!.. Лошадка уже не помогает...

     Гамлетъ судорожно прячет Хой себе в штаны.
     Но последний из-за  огромных размеров  и своеобразной формы  выпирает у
Гамлетъа на заднем месте.
     Справа заходит Мерлин.

     МЕРЛИН. Принц! Наконец-то! Я уже 27 секунд вас ищу!.. Где вы были?!
     ГАМЛЕТЪ. (прыгает на одной ноге.) А что, собственно, случилось?..

     Слева на сцену вползает Шут в мундире крестиконосца.
     В руках у него лук, за спиной колчан с веслами.

     МЕРЛИН. Мне срочно нужно увидеть вашего тятю, сударь!
     ГАМЛЕТЪ. Короля?..
     МЕРЛИН. Да-да! Где is he?!

     Шут встает и начинает разглядывать зад Гамлетъа.
     Гамлетъ ни его, ни Шута не видит.

     ГАМЛЕТЪ (перестает прыгать на одной ножище). Утром я видел его  в саду.
Он молился и копал червяков.
     МЕРЛИН. Ах,  несчатный Королюшко! Когда ему плохо, он всегда собирается
на охоту!..
     ШУТ. Принц!
     ГАМЛЕТЪ (подскакивает). Что?!

     Гамлетъ, испугавшись, поворачивается к Шуту.
     Но, оказавшись задом к Мерлину,
     начинает вертеться на месте.
     В конце концов Гамлетъ становится в угол
     (теперь зад никого не видит).

     ШУТ. А что это у вас в штанах, принц?! Неужели это королевский Хой?
     ГАМЛЕТЪ. Вы ошибаетесь!
     ШУТ. А что же это?..
     ГАМЛЕТЪ.  Моя  физиология  вас  не касается!..  Извините,  мне  пора...
(Убегает.)  (Возвращается.) Я  почти  --  как моя любовь Джоконда!  Такая же
загадочная!.. (Улетает.)
     ШУТ. Хм...  Жаль,  а я уже  думал  -- наконец-то нашелся меч... Куда он
запропастился?.. Вот беда-то!.. (Улыбается.)
     МЕРЛИН. Истинно говоришь! К чему бакланить...

     Мерлин задится на пол и начинает ковыряться в носу.
     Шут достает из колчана весло и прикладывает его к луку.

     ШУТ. А что случилось, Мерлин? Зачем тебе Король?
     МЕРЛИН. Ах, дорогой Шут!.. Опять над нашим королевством нависла беда!
     ШУТ. Какая?.. Чума XVI века?!
     МЕРЛИН. Пули!!!

     За сценой грохот.
     По сцене пробегают тысяча крестоносцев
     и 3486784401 христопродавцев.
     Последние останавливаются и начинают петь
     песню про враждебные вихри.
     Мерлин встает,
     слегка испортив биосферу.
     Из-за кулис выглядывает Папа Римский.
     Христопродавцы убегают.

     ШУТ. О Боже мой! Опять! Что же нам делать, Мерлин?!
     МЕРЛИН. Черт его знает...
     ШУТ.  Нет,  я  думаю --  он  не  знает...  Может  обратиться  к  "детям
Гукурузы"?..
     МЕРЛИН. К кому?
     ШУТ. Ну эти...слепые...сектанты!.
     МЕРЛИН. ...которые постоянно поют какие-то мантры?..
     ШУТ. Да-да... Каждый день я мечтаю о поле!.. Божественная мантра...
     МЕРЛИН. Нет... С этими связываться не стоит..! Обидно, что и  кирпичные
стены не помогут...
     ШУТ. А ведь тяжелы... Но что тогда?!
     МЕРЛИН. Остается надеяться только на Чудо... (Собирается уходить.)
     ШУТ. Куда же ты?!
     МЕРЛИН. Хрен его знает...  Пойду к Королю.  Червяки  -- дело хорошее...
Хотя...глисты -- тоже неплохо... (Уходит.)
     ШУТ (достает рупор и кричит). Люди! Беда! К нам приближаются -- пули!!!
Вы скажете -- чего,  чего?.. А я вам  отвечу -- того,  того...  Нет страшнее
кары!.. (За сценой опять раздается грохот.) Прошло уже много кровавых войн и
дебатов  по  поводу "заселять  или нет Эфиопию",  много  людей убито,  много
патронов  расстреляно.  Но  не   все  пули  достигли  цели!  И   вот...  Они
скапливаются в кучки... И с диким криком, супер-тортортор-мушкетной очередью
налетают на наши города... Ужас -- да и только!

     За сценой шум.
     Через сцену пролетает
     пластмассовая пулька с присоской.
     Шут и шум нагибаются.

     ШУТ. О, Всевышний!!! Вот они!

     Шут убегает.
     По сцене с диким криком начинают летать пули.
     (Музыка увеличивается в  своих  поистине колоссальных  размерчиках,  но
вскоре тоже убегает.)
     Из-за кулис выглядывает Алексий II.
     На время прибегает занавес.


     ПЯТАЯ ЦИФРА

     На сцене -- Повешенный. Сильно воняет.
     (Возвращается музыка и...
     CHEMICAL BROTHERS "Hey Boy Hey Girl".)
     Входит Королева.

     КОРОЛЕВА.  Ах, что же мне делать?  Король знает  все! Он  намного умнее
меня! Ведь я даже не из ребра..! Мне не отвертеться!.. Позор! Ах!

     Королева задится на пол, плачет.

     ПОВЕШЕННЫЙ.  Может  придворный  певец  осмелится  что-нибудь  спеть для
Вашего Еще Высочества?..
     КОРОЛЕВА. Ах, не надо: ...музыки и так слишком много...
     ПОВЕШЕННЫЙ (про себя). Эх... Не музыки бывает много...

     Появляется Король.

     КОРОЛЬ. Вот ты где! Ненавистная! Блудница! Сссссс...
     КОРОЛЕВА. Нет! Ради Бога, только не называйте меня сексапильной!
     КОРОЛЬ. А как тебя еще назвать! Стервой, что ли?!

     Король достает из кармана кинжал.
     Королева в ужасе пятится назад.

     КОРОЛЕВА. Ох!.. Что вы собираетесь сделать?! Боже...
     КОРОЛЬ. Ты!!! Ссссссс!!! Ты недостойна жить со мной в супер-пупер-новой
эре! Отправляйся к прабабушке!..

     Поднимает кинжал,
     но вдруг раздается грохот,
     откуда ни возьмись вылетает пуля
     и убивает Королеву.

     КОРОЛЬ  (застыв на месте). Боже... Что это?.. Она  ведь даже не успела,
то  есть пом(о/ы)литься...  Хотя... Как говорит Мерлин, порой  люди понимают
Дьявола лучше, чем Бога...

     Из-за кулис выглядывает какой-то саньясин
     в оранжевом парике и подмигивает Повешенному.
     Вбегает Рыцарь Красного Перца и кидается к Королеве.

     РЫЦАРЬ  КРАСНОГО  ПЕРЦА.  О,  Господи! (Обнимает  ногу  Королевы.)  Моя
любимая! Ненаглядная! Что же с тобой сделали!.. Что же с тобой сделать...
     КОРОЛЬ.  Ага! Значит я  все-таки был  прав!  Рыцарь Красного  Перца! Ты
недостоин  жить  со  мной  даже в  не  очень  суперской  эре!  (Замахивается
кинжалом.) Отправляйся к...

     Грохот.
     Пуля убивает Короля. Король падает.
     (Музыка пугается и убегает.)

     РЫЦАРЬ  КРАСНОГО  ПЕРЦА (целует ногу  Королевы, вздыхает).  Мой любимый
органек...

     Занавес.


     ШЕСТАЯ ЦИФРА

     На сцене -- Повешенный.
     Мертвые Король и Королева.
     Смрад.
     Повсюду навозные мухи.
     (Появляется заплаканная музыка;
     поднимает ноту "ми" и говорит --
     NIRVANA "Something in the way".)
     Заходит Мерлин.

     МЕРЛИН. Господи,  похоже  я не успел... А жаль. Какой  был  Король... И
какая  была  Королева!.. Истинно  говорю, водка  --  преходящее, а  жены  --
уходящее...  (Поднимает  пулю.)  Все  ясно  --  каждый получил по  заслугам.
Королева за сексапильный проступок, а Король... Эх! Мне бы такое королевство
и такую Королеву, все было бы иначе... (Пинает Короля.) Идиот...

     Мерлин уходит.
     (Звук пошел будить музыку.)
     Занавес.

     СЕДЬМАЯ ЦИФРА
     На сцене -- разложившиеся останки Повешенного.
     (Вползает сонная музыка, она похожа на
     MARILYN MANSON "Man that you fear".)
     Входит Рыцарь Красного Перца.

     РЫЦАРЬ КРАСНОГО  ПЕРЦА  (печально). Нет  счастья в жизни... Есть только
статья -- и чую духом убитого мною камерунского  льва, я нарушил закон..! О,
боже!  Зачем  ты  проткнул мое  сердце отравленной стрелой Амура?! Зачем  ты
отравил мою душу  любовью?!  Мои глаза  полнятся влагой!.. Хочется сикать..!
Сердце  разрывает  музыка  печали!  Господи!  Зачем  ты  забрал  у  меня мою
возлюбленную?! Почему...

     Входит Шут, щелкая семечки.

     ШУТ. Потому, что  она изменила своему мужу!.. Скажи спасибо, что ты еще
жив!.. Осел царя небесного..!
     РЫЦАРЬ КРАСНОГО ПЕРЦА (изумленно). Ты?!
     ШУТ. Ну я... Что же такого?.. (Начинает мелодично попукивать.) Вроде бы
еще ничем не провинился..!
     РЫЦАРЬ КРАСНОГО ПЕРЦА. Бесовское отродье... Исчадие ада... Сатана..!
     ШУТ (улыбаясь).. Нет. Хоть я с ним и выпивал, назваться именем его было
бы с моей стороны подло...но лестно.
     РЫЦАРЬ КРАСНОГО ПЕРЦА. Но я же тебя убил!!!

     За сценой раздается грохот.

     ШУТ.  Упс...  Это  ты зря.  Чистосердечное  признание, хоть и  смягчает
наказание, но похоже Верховный Суд сегодня в декрете...
     РЫЦАРЬ КРАСНОГО ПЕРЦА (рычит). Дьявольский прислужник!!!
     ШУТ.  Ненавидь меня, мой друг! Do it  еще  и еще, ибо ничего дельного у
тебя не получится..!
     РЫЦАРЬ КРАСНОГО ПЕРЦА  (поднимает  свой меч). Мне наплевать, что ты там
говоришь! Здесь я -- правосудие! Боги мне в свидетели!..
     ШУТ. Пальцы веером, сопли пузырем..?

     Рыцарь Красного Перца подходит
     к спокойно стоящему Шуту и поднимает меч.
     Грохот. Пуля.
     Рыцарь Красного Перца начинает плохо пахнуть.

     ШУТ.   Хм..!  Зыко!..   (Достает   из-за  пазухи   библию   в   красной
суперобложке.)  Красиво упал...но да будет тебе известно, что Бог -- один. И
к тому же в суде редко бывает свидетелем... (Улыбается.) Вот и ладушки...

     Переступает Рыцаря Красного Перца и уходит.
     (Музыка исчезает.)
     Падает усталый занавес.


     ВОСЬМАЯ ЦИФРА
     На сцене -- зрителям выдают противогазы,
     и(бо(ж.)) останки Повешенного никто не хочет убирать.
     (Тихонько заходит музыка, но пока молчит.)
     За ней на сцену выползает Гамлетъ: он плачет.
     В руках у него окровавленный Хой.
     (Музыка говорит: NIRVANA "Serve the Servant")

     ГАМЛЕТЪ (сквозь слезы). О, боже! Сколько  можно терпеть  эти муки?!  За
что,  Всевышний?! Я же  хотел как лучше!.. Я же ни в чем  не виноват! Я ведь
даже  завязал с  некрофилией! И не  свищу больше  в трансе...  О, где же моя
смертоносная шпага?!

     Заходит Мерлин.

     МЕРЛИН (удивленно смотрит на Гамлетъа).. Вот тебе на! (Смотрит на Хой.)
Вот мене Хой..!
     ГАМЛЕТЪ. О, великий Мерлин! Помоги несчастному принцу! Умоляю...
     МЕРЛИН (хватается за  Хой). Так уж и  быть!  Хотя  после того, как  все
узнают, что  ты  украл священный меч Короля,  мало кто  будет  называть тебя
принцем...
     ГАМЛЕТЪ (перестает плакать). Хм... А как же меня будут величать?..
     МЕРЛИН. Шпагистом...
     ГАМЛЕТЪ. О горе мне!..
     МЕРЛИН (продолжая тянуть Хой). Хой мне...

     Мерлин выдергивает из рук Гамлетъа
     королевский Хой, и, прищурившись, разглядывает его.
     Гамлетъ вытирает с рук липкую белую кровь.

     МЕРЛИН. Ну вот --  теперь расскажи-ка доброму волшебнику сказку: как ты
стибрил меч..?
     ГАМЛЕТЪ (встает и кладет руки  за  спину). Я его  не  стибрил!!!  Я  им
овладел...законным способом-находкой..!
     МЕРЛИН. А ты лучше подумай...
     ГАМЛЕТЪ (начинает плакать). Мой отец недостоин носить Хой..!

     Гамлетъ падает на колени,
     но тут же снова поднимается -- и так 9 раз.
     Мерлин рассматривает Хой.

     МЕРЛИН. Ах, ты мой хороший... Наконец-то ты попал в грациозные лапки...
     ГАМЛЕТЪ. Что?..
     МЕРЛИН   (вспоминает  о  существовании  Гамлетъа).   Я  говорю  --  Ах,
несчастный! Зачем тебя только достали из пробирки?!
     ГАМЛЕТЪ. Но что же мне делать?!
     МЕРЛИН. Раскаяться, братик ты мой!.. Иссыпать свою душу Всевышнему..!
     ГАМЛЕТЪ (всхлипывая). И все?..
     МЕРЛИН. И все в ажуре, низкопочтенный принц!

     Гамлетъ неожиданно подскакивает и начинает кричать.

     ГАМЛЕТЪ. Хрен тебе! Всевышний! Не преклонюсь! Азъ веди правду в натуре!
Я --  Гамлетъ!  Мой  отец  -- не мой  отец!  Моя мать --  моя сестра! Рыцарь
Красного  Перца  -- мой возлюбленный -- Ой... Ну ладно...  Вот... О чем  это
я?..  (Вспоминает.)  А!  Вспомнил! Все  рыцари круглого  стола не просто так
собираются -- они там пьянствуют! И король с ними! Я ненавижу своего отца! Я
-- король! Ящерицы ко мне! Я могу все! Я самый супер-пупер принц! Непонятный
знак... И буду королем! (Мерлину.) Отдай мой Хой, ирландский смерд!
     МЕРЛИН. Не отдам... Ты его украл..!
     ГАМЛЕТЪ.  Еще  раз повторяю! Юпитер мне  в свидетели! Я его не  крал!..
Я...

     Грохот. Пуля.
     Гамлетъ падает и начинает подванивать.

     МЕРЛИН  (подходит к  Гамлетъу). Ой... Умер... Хм  -- Юпитеру больше  не
наливать...

     Мерлин поднимает руки.

     МЕРЛИН. О горе! Принц убит! Люди --  что  же теперь  будет!  Как же нам
теперь жить?!  Такой был  человек, такой...  Кого же  теперь будут играть  в
театре! О горе нам! (Сморкается.) Ну ладно...пошел... (Почти уходит.)
     ГАМЛЕТЪ. Мееееерлииииин...друууууг...
     МЕРЛИН (оборачивается). Чеееееего?..браааат...
     ГАМЛЕТЪ.       Ииииспоооооолни       поооследнюююююю       прооосьбуууу
мертвоооогооо.................
     МЕРЛИН. Дааааваааааай.....
     ГАМЛЕТЪ. Веееернииии Хоооооой нааааа меееесто...

     Гамлетъ умирает.

     МЕРЛИН. Хооороооо... Умер? Окей -- попробую. Хотя не обещаю -- ведь все
мы просто одалживаем время у Бога.

     Мерлин уходит.
     (Музыка плачет и идет за Мерлином.)



     ДЕВЯТАЯ ЦИФРА
     На сцену выкатывают трон,
     размазывая по полу останки Повешенного.
     На троне написано: "Место ко..."
     (Заходит музыка, кланяется:
     MARILYN MANSON "The last day on the Earth".)
     Заходит Мерлин.

     МЕРЛИН. Тот, кто мало ест, тот и ходит по-маленькому... А вот кто много
ест..! Да еще и гороха!.. (Вытаскивает из кармана Хой.) Говорите --  вернуть
трону... А зачем?.. (Кивает головой.) Хотя...

     Подходит к трону и хочет положить Хой на трон.
     Но вдруг начинает хихикать.

     МЕРЛИН.  Ага!  Щас!  Разбежался...  Теперь  -- я здесь  главный!  Мечта
сбылась -- я есть  король в мертвом государстве!.. Где фанфары?! (Задится на
трон.) Я есть...

     Неожиданно Мерлин соскакивает с трона.

     МЕРЛИН. Кто здесь?! (Смотрит по сторонам.) Хм... Никого. Да и кто здесь
может быть?! Хе-хе... Ведь я есть...

     Незаметно заходит Шут.

     ШУТ. ...мертвый квази-королишко в мертвом королишестве!
     МЕРЛИН   (поворачиваясь  к  Шуту,  вспоминает   какое-то   стихотворное
творение). Ами... Хм...
     ШУТ. Что ж ты бормочешь Пуп Вселенной?
     МЕРЛИН (тихо,  слегка  побаиваясь Шута). Не твое это дело,  милейший...
Иди по хорошему... Не мешай...
     ШУТ. Да уж нет!.. Я посмотрю..!
     МЕРЛИН. Ты же все прекрасно знаешь! Иди -- что тебе еще здесь нужно!
     ШУТ. Хочу увидеть 8 день...
     МЕРЛИН (начинает ковыряться в носу). Всевышний?..
     ШУТ. Опусти руку, Мерлин... Твое время настало..!
     МЕРЛИН (прекращает ковыряться  в носу). Но почему?! Ведь я же хотел как
лучше!!!
     ШУТ. Все вы хотели -- как лучше !!!!!
     МЕРЛИН. Но я же сделал лучше !!!!!!!
     ШУТ. Все, что ты смог сделать -- это дать надежду народу !!!!!!!!!
     МЕРЛИН. А этого мало?
     ШУТ. Ты, дорогой мой, просто новая  модель... А нужен еще повешенный...
Твоя очередь...
     МЕРЛИН. А ты?
     ШУТ.  Комедии конец... Я еще  успею  попасть на свой Корабль Дураков...
(Почти уходит.)
     МЕРЛИН. Никто отсюда не выйдет живым..!
     ШУТ. ...помню...

     Мерлин садится на трон.
     Раздается грохот. Пуля.

     МЕРЛИН (размазывая мозг по щекам). Sorry... Кто-нибудь -- да будет...
     ШУТ. Смерть пришла! Смех ушел... Мило улыбаясь...

     Шут целует Мерлина в губы.
     Пинает его по почкам и давит сапогом сердце.
     (Музыка умирает -- от нее остается
     лишь только Слово и Ветер.)
     Шут достает из кармана колоду карт.

     ШУТ. Пять грехов замка Эльсинор.
     ШУТ (бросает на пол одну карту). 10. Убийство.
     ШУТ (бросает вторую карту). Валет. Воровство.
     ШУТ (бросает еще карту). Дама. Прелюбодеяние.
     ШУТ (бросает на пол еще одну карту). Король. Гнев.
     ШУТ (бросает еще одну карту). Туз. Алчность.
     ШУТ (достает из колоды одну карту). Но есть еще и Джокер...

     Пуля.
     . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . ..
     Перед замком Эльсинор летают Джокеры.

     ...начало...

     ***********************************************

     (1666)





---------------------------------------------------------------
 © Copyright Борис Гробов
 Email: aguts@univer.omsk.su
 Date: 8 Oct 1998
 Произведение выдвинуто на номинацию в литконкурс "Тенета-98"
 http://www.teneta.ru
---------------------------------------------------------------
                          Борис Гробов
                           П Т И Ц Ы
           (Обыкновенный день обыкновенного человека)


                        - Все в прошлом...
                        - А что же тогда в будущем ?..






              Э Р И К                     Д И А Н А
            А М А Д Е У С                  Л Е Р А
               Д И Н                    В Л А Д Л Е Н
                     а также Ч Е Р Н Ы Й...






     Комната. Темно и тихо... Тихо, только где-то вдалеке слы-
шатся голоса. И музыка... Музыка звучит вначале тихо, но потом
она становится все громче и громче...
     Вдруг луч света прорезает темноту, он, как живой, начина-
ет танцевать в такт музыке.  Но неожиданно луч исчезает,  и  в
тот  же  миг исчезает и музыка,  как будто ее никогда и не бы-
ло...
     Темно...только маленький огонек горит...но вскоре появля-
ется и свет...

     Посреди комнаты стоит огромный стол,  покрытый простыней,
около него - стул,  на стуле сидит Эрик. Пол усеян пустыми бу-
тылками,  бумагой,  окурками и тому подобным мусором. На парне
джинсы и какая-то старая майка,  на ногах ничего. В одной руке
горящая зажигалка,  в другой - потухшая сигарета.  Эрик и  сам
какой-то потухший: голова его опущена, тело расслаблено... По-
рой можно подумать, что он мертв...

         Тихо...
              ...только где-то слышен шепот ребенка...






     Появляется Черный - огонь в руке Эрика сразу гаснет. Чер-
ный идет к противоположному краю комнаты.  Идет он  не  спеша,
опустив голову и держа руки в карманах плаща. Подойдя к стене,
он садится на пол и замирает...

     Э Р И К (подняв голову).  Уже...  Утро...  Так  быстро...
(Пауза.) А я,  похоже,  уснул... (Берет пустую бутылку.) Хотя,
наверное, это единственный сюрприз на сегодняшнее утро...

      Эрик встает и начинает медленно ходить вокруг стола.

     Э Р И К.  Пьян...обычное дело.  Голова болит...тоже  нор-
мально.  Один... Впрочем, это не так уж и плохо... (Смотрит на
Черного.) И в конце концов,  я не так уж и одинок -  ты  точно
меня не бросишь...

      Эрик садится на стол и щелкает зажигалкой,  но та не
     поддается...  Вскоре  в  комнате  появляется Амадеус.
         Он садится на стол, позади Эрика, и замирает.

     Э Р И К (не оборачиваясь).  Зачем ты пришел, Амадеус ?
     А М А Д Е У С.  Да вот... Тебя решил проведать...
     Э Р И К.  Мы, вроде, вчера виделись.
     А М А Д Е У С.  Виделись...  Но я все же решил зайти...
     Э Р И К.  Ну хорошо,  я тебя слушаю.  О чем ты мне хочешь
поведать ?
     А М А Д Е У С.  Если честно, я не знаю... Я даже не знаю,
почему я пришел, почему я захотел прийти...
     Э Р И К.  Ну, дело твое.  Дверь не заперта.
     А М А Д Е У С.  Я думаю, Эрик, мне лучше остаться.
     Э Р И К (пожимает плечами).  Тебе лучше знать...
     А М А Д Е У С (после паузы). Как же глупо вчера все полу-
чилось !..  Не надо мне было вчера пускать Владлена... Не пус-
тил бы, у тебя с Лерой все хорошо было бы, а теперь...
     Э Р И К. Да ладно... Не вини себя, все уже в прошлом...
     А М А Д Е У С.  Тоже верно...

       Эрик встает, бросает на стол зажигалку и начинает
         ходить по комнате, осматривая пустые бутылки.

     А М А Д Е У С.  Оставь, все равно ничего не найдешь.
     Э Р И К.  Знаю, потому и ищу...

     Эрик продолжает ходить по комнате,  Амадеус  же  спокойно
сидит  на столе и перебирает в руке зажигалку Эрика,  время от
время зажигая ее. Вскоре появляется Лера - Эрик резко останав-
ливается и замирает, Амадеус продолжает играться с зажигалкой,
ничего не замечая.

     Э Р И К (стоя спиной к Лере).  Зачем ты пришла ? Я думал,
вчера мы все выяснили.
     Л Е Р А.  Мне кажется, что не все...
     Э Р И К (с издевкой). Да ты что! (Поворачивается.) Неуже-
ли не все ?!

         Появляется Владлен. Он хорош. На нем шикарный
      костюм, галстук, лакированные туфли,  волосы его ак-
     куратно  уложены, на левой руке золотые часы,  в пра-
  вой - Владлен перебирает связку ключей, вероятно, от машины.

     В Л А Д Л Е Н. Здравствуй, Эрик. Рад тебя снова увидеть.

                  Эрик, взглянув на Владлена,
              хотел что-то сказать, но промолчал.

     Л Е Р А.  Эрик...  Я думала,  ты все уже понял. У нас нет
будущего...
     Э Р И К (резко повернувшись).  Ты права,  я понял!  Я все
уже  понял  - господа Водка и Пиво помогли мне разобраться!  И
знаешь их компания мне понравилась больше,  чем твоя! По край-
ней мере в них больше толку...

     Эрик расходится все сильнее и сильнее,  приближаясь к Ле-
ре.  Владлен хватает девушку за руку, пытаясь ее увести, но та
вырывается, поворачиваясь навстречу Эрику.

     Л Е Р А (со злостью).  Спасибо за теплые слова,  ублюдок!
Теперь послушай меня! За то время, что мы были вместе, я толь-
ко и слышала, что жизнь - дерьмо, что все люди - сволочи и что
жить на этом свете глупо и скучно!  Так вот - я поняла, жить и
правда скучно,  особенно с таким идиотом,  как ты! Владлен дал
мне все, что я хотела! У меня есть деньги, машина, дорогие ук-
рашения,  у меня есть жизнь - я счастлива с ним!  А что ты мне
дал?!  Философ долбанный!  Что ты мне дал?! Бесконечные пьянки
да разговоры о бессмыслие жизни!  Спасибо, но мне этого не на-
до!  Хороша была картинка,  если бы я осталась с тобой!.. (Не-
большая  пауза.) Знаешь,  я тебе никогда не говорила - но меня
тошнит от тебя и от всей твоей  паршивой  философии!  ВсС  !!!
Бай, бай, мальчик ! Помаши маме ручкой, ублюдок !!!

                    Лера с Владленом уходят,
                Эрик же стоит явно ошарашенный.
               Потом он поворачивается и медленно
                  идет в дальний угол комнаты.

     А М А Д Е У С (как будто ничего не произошло).  Я  всегда
думал, что все женщины - святы, но вчера... Вчера я понял, что
это не совсем так. Лера показала мне, какой может быть ужасной
женская натура.  (Пауза.) Хотя,  честно говоря, ты тоже не ан-
гел...

         Амадеус поворачивается к Эрику и чего-то ждет,
                    но ничего не происходит,
                 Амадеус вздыхает и продолжает.

Но ты не падай духом.  Я уверен, что Лера опомнится и сегодня,
да-да именно сегодня, придет к тебе и попросит прощения. Вчера
она была слишком возбуждена,  а сегодня она проспится и придет
к тебе. Ты только, Эрик, верь в это...
     Э Р И К (повернувшись). Заткнись, Амадеус, прошу тебя, ты
прекрасно знаешь, что ничего этого не будет.
          Никогда...
                  никогда...

     Свет тускнеет,  и, когда ничего уже практически не видно,
внезапно появляется музыка. Это вроде бы та же нежная утренняя
мелодия, но уже с элементами какой-то необратимой печали. В то
же время по комнате начинают бегать  маленькие  лучики  света,
превращая свою беспорядочную беготню в таинственную игру,  по-
нятную только им.  Но вскоре музыка затихает, пока не исчезает
совсем;  лучи света, видимо, тоже устав, уже не так резво пры-
гают по сцене, в конце концов и они исчезают...
         В комнате воцаряется Ее Величество Темнота...
        Похоже, что свет уже не вернется сюда никогда...
                                            никогда...





                В комнате  ничего не изменилось,
                только стало чуть-чуть темнее...
         Эрик сидит на столе и, совершенно не двигаясь,
                     смотрит на свои руки.
                Амадеус же, открыв бутылку пива,
                 садится в углу на пол и пьет.

     А М А Д Е У С.  Уже полдень, а за окном как будто вечер.
     Э Р И К (задумчиво).  Это у меня вечер...
     А М А Д Е У С.  Ну да... Конечно... Хотя и за окном...

   В комнату, совершенно не замечая Амадеуса, врывается Дин;
            он в каких-то старых джинсах и ботинках,
           на футболке красным фломастером написано:
                   "Я ненавижу вас всех!!!",
   и это явно подтверждается его внешним видом и поведением.
                   Дин к тому же слегка пьян.

     Д И Н (весело). Привет, Эрик ! Привет, мой друг ! Как де-
лишки ?! (Подходит ближе.) О-о-о.. Да ты, похоже, не в духе!..
Что стряслось ?
     Э Р И К.  Лучше и не спрашивай... Сам знаешь...
     Д И Н. Да ладно тебе,  чувак !  Говори !
     Э Р И К (встает и отходит в сторону). Отстань, Дин... Мне
не охото сейчас с тобой языком чесать...
     Д И Н (сделав серьезный вид).  А-а-а...  Понимаю,  чувак.
Нет счастья в жизни...  Понимаю, жизнь - дерьмо. Но ты, чувак,
не отчаивайся,  это пройдет...  Ты подожди, я вот сейчас пивка
принесу...  Принесу,  и мы тогда утопим твою печаль к чертовой
матери ! (Подходит к Эрику и обнимает его.) Ол-райт ?! Чувак?!
Я пойду,  хорошо ?
     Э Р И К. Делай, что хочешь...
     Д И Н (убегая из комнаты). Ты только не умирай без меня !
     А М А Д Е У С  (как будто ничего не произошло).   Хорошее
пиво! Эрик, хочешь ?! (Эрик качает головой.) Ну не хочешь, как
хочешь... Мое дело предложить...
     Э Р И К (задумчиво). Пройдет...пройдет...пройдет... Да...
Пройдет, но только взяв меня с собой... (Эрик поднимает с пола
пачку сигарет и подходит к столу.) Утопим твою  печаль...  Пе-
чаль...  Мое дело предложить... (Эрик берет со стола зажигалку
и пытается закурить,  но зажигалка никак не хочет зажигаться в
руках Эрика.) Амадеус, у тебя есть спички ?
     А М А Д Е У С (качает головой и ставит пиво на пол и под-
ходит к столу.) Я понимаю,  Эрик, тебе сейчас трудно говорить,
но,  может, ты попробуешь... Нельзя же так вечно ходить и мол-
чать...
     Э Р И К (без интереса рассматривая пачку сигарет). Да я и
не молчу...
     А М А Д Е У С.  Что-то за последние полчаса я не  услышал
ни одного слова из твоих уст !
     Э Р И К. А ты вообще когда-нибудь меня слышал ?
     А М А Д Е У С (недовольно). Я даже тебе отвечать не хочу.
Ты всегда так.  Всегда... Думаешь, я забыл, что произошло, год
назад? В тот ужасный холодный день, когда погибли твои родите-
ли...  Думаешь, я забыл, как ты обматерил и прогнал всех своих
друзей и знакомых,  когда они пришли тебя поддержать. (Пауза.)
Извини,  конечно,  что я напомнил тебе об этом,  но... Но ведь
это так!..  Всегда так. Тебе кто-нибудь добра желает, а ты по-
сылаешь его ко всем чертям !
     Э Р И К.  А я,  может, не хочу чтобы мне кто-нибудь добра
желал...
     А М А Д Е У С (со злостью). Да что ты вообще хочешь?!
     Э Р И К.  А что это ты разорался ?!
     А М А Д Е У С (отмахиваясь рукой). Да... Иди ты... У меня
уже сил нет с тобой разговаривать...
     Э Р  И К (развернувшись к Амадеусу).  Интересные дела!  У
меня такое ощущение,  что во всем я виноват! Мой друг уводит у
меня девушку, эта девушка называет меня идиотом, посылает меня
куда подальше,  а я во всем виноват, да? Почему вы всегда меня
обвиняете во всех смертных грехах?! Почему тебе можно ходить и
гундеть о бессмыслии жизни,  а мне нет? Почему ему можно напи-
ваться и поносить все на свете, а мне нельзя ?!
     А М А Д Е У С (совершенно спокойно).  А почему ты  всегда
уверен в своей правоте, Эрик ?
     Э Р И К (после паузы). Потому что я не уверен, что завтра
кто-нибудь из моих друзей меня снова не кинет...

      Эрик садится на стул и замирает. Амадеус же стоит у
          стены и, допив пиво, ставит бутылку на пол.

     А М А Д Е У С. Зря все это ты... (Уходит.)

       Забегает Дин с двумя бутылками пива. Футболка его
     порвана, а сзади на штанах след от чей-то ноги. Следы
   драки заметны и на его лице. Сам же Дин крайне возбужден.

     Д И Н (громко). А вот и я! Не ждал! (Дин ставит бутылки и
начинает отряхиваться.) Фу...
     Э Р И К. Где это ты так? Точнее, кто тебя так?
     Д И Н (явно завираясь).  Да алкаши какие-то... Видите ли,
им мой вид не понравился...  Неформалы им не нравятся...  Ну я
им...  А он... Они, то есть... Мне по морде, на... Но не силь-
но, вообще-то... Зато я... (Смущается.)
     Э Р И К  (показывая на заднее место Дина).  А где  это ты
так оступился?
     Д И Н (отряхиваясь).  Ах,  да... Там... На лестнице... Ну
ладно, это в прошлом... Начнем-с ?
     Э Р И К (вздыхает).  Ну давай... А чего это ты только две
бутылки принес ?  Как же Амадеус ?..  (Поднимает голову и,  не
увидев Амадеуса, опять вздыхает.) Хотя... Ну ладно...
     Д И Н (удивленно). А что, он здесь был? Я что-то не заме-
тил...  Ну ты не расстраивайся, нам больше достанется... Смот-
ри-ка...  (Достает из кармана бутылку водки.) Как  тебе  это?!
Думал, я могу про друга забыть ?!
     Э Р И К (начинает медленно ходить по комнате).  Да... Ты,
Дин,  можешь всегда угодить человеку...  Даже когда ему это не
надо...
     Д И Н.  Ага !

        Дин открывает бутылки, тихонечко попивая их со-
       держимое; Эрик же стоит у стены, рядом с Черным, и
                 как будто о чем-то задумался.

     Э Р И К (задумчиво).  Дин, ты бы мог просто взять и прыг-
нуть из окна ?..
     Д И Н (продолжая свое занятие). А зачем ?
     Э Р И К.  Ну просто... Взять и прыгнуть...
     Д И  Н (на секунду прервавшись и снова взявшись за дело).
Ну... Смотря с какого этажа.
     Э Р И К (слегка улыбнувшись). Да... Все с тобой понятно.
     Д И Н (подавая бутылку Эрику). Я что-то не то сказал ?
     Э Р И К.  Да нет... Ты все правильно говоришь.
     Д И Н (берет вторую бутылку пива и,  сев на стол, смотрит
на Эрика, который сидит на стуле). Слушай, а как тебе Диана ?
     Э Р И К. Кто ?
     Д И Н (смущаясь). Ну та девчонка, с которой нас вчера Ле-
ра познакомила? Помнишь? Брюнетка такая...
     Э Р И К (совершенно равнодушно). Да, да... Помню...
     Д И Н.  Ну и как она тебе ?..
     Э Р И К (также равнодушно).  По-моему,  она в меня влюби-
лась...
     Д И Н (чуть не уронив бутылку). Как влюбилась ?..
     Э Р И К.  Так... Влюбилась и все...
     Д И Н (встает). Вот как... Я что-то не понимаю... Как она
могла в тебя влюбиться, когда ты с ней даже не говорил ?..
     Э Р И К.  Эх,  Дин...  Понимаешь, я из тех людей, которые
могут или понравится или вызвать отвращение,  не более...  Вот
ты ко мне как относишься ?
     Д И Н.  Ну...  Нравишься, конечно. Мы же с тобой друзья с
детства?!  Мы же эти... Как там... Самые крутые чуваки на све-
те! Помнишь ?!
     Э Р И К.  Вот видишь, я тебе нравлюсь. А вот у Амадеуса я
скорее вызываю отвращение...или зависть...  Что, впрочем, одно
и то же.
     Д И Н. Да он вообще какой-то странный. Вчера, когда Влад-
лен пришел,  я ему говорю не пускать его, а он мне: "Спокойно,
чувак,  все нормально, так будет веселее, Влад знает, что надо
делать!" Ну а потом...
     Э Р И К. Вот как... Интересно...
     Д И Н.  Да я тоже хорош...  Надо было врезать Владлену по
роже и прогнать его к чертовой бабушке !
     Э Р И К.  Тебе бы все по роже бить.
     Д И Н. Ну а куда же еще. Я бы и врезал, но только там эта
была, ну ты понимаешь... Дина...
     Э Р И К.  Да, да, понимаю...
     Д И Н.  Нет,  все-таки,  ну как же она в тебя смогла влю-
биться ?!
     Э Р И К.  Да пойми же,  Дин,  женщины обычно влюбляются в
того, кого не знают или презирают !
     Д И Н.  Но меня она тоже толком не знает...
     Э Р И К.  Да,  если не считать того,  что ты рассказал ей
все  о своей семье,  о своих увлечениях и даже о своей собаке,
которая сдохла полгода назад.  Тебя ведь вчера нельзя было ос-
тановить.
     Д И Н.  Ну да, конечно... (Пауза.) Эх!.. Как бы было кле-
во,  если бы мы пошли с ней на какой-нибудь концерт, выпили бы
там пивка, а потом ко мне... Эх, я бы ей, наверное, цветы даже
подарил...
     Э Р И К (приобняв Дина).  О-о-о,  да ты,  парень, похоже,
влюбился ! Ничего, не волнуйся, мы все устроим, будешь и цветы
дарить и... (Вспомнив что-то, сразу отходит от Дина.)
                Да... Она же... Меня... Черт !..
                            (Пауза.)
                Опять над нами жизнь смеется...


                     Эрик садится на стул,
               Дин сидит на столе и, допив пиво,
                    бросает бутылку на пол.
                  Она с грохотом разбивается.

     Д И Н.  Да ладно,  Эрик... Все уже в прошлом... Я, честно
говоря, привык. В этом ведь есть и свои плюсы: не надо тратить
деньги, время, нервы - так ведь говорят, вроде бы...
     Э Р И К. Да... Так... (Пауза.) Судьба моя стоит в сторон-
ке и, попивая пиво, тихонько надо мной смеется... До чего же я
устал от всего этого... Как я устал...


     Откуда-то издалека  опять появляется музыка.  Трудно ска-
зать,  на что она похожа,  скорее всего это старинный вальс  с
нотками современных мелодий и современной хандры...  Лучи све-
та, которые приобрели какой-то странный мрачный оттенок, начи-
нают кружиться в таинственном танце.
     Музыка становится все быстрее и быстрее, лучи, не успевая
за ритмом,  начинают сбиваться, превращая свои пляски в беспо-
рядочную беготню,  но вскоре...  Вскоре все  исчезает,  только
где-то вдалеке слабый, еле слышный, звук,
              то ли плач ребенка,
                              то ли человеческий крик...





     Светлеет. В комнате все по-прежнему - Эрик сидит на  сту-
ле, Дин - рядом с ним... Диана стоит в стороне и как будто бо-
ится подойти...  Где-то вдалеке слышен неотчетливый гул, но он
сразу исчезает, как только Диана начинает говорить.

     Д И А Н А (тихо).  К вам можно ?..

          Парни поворачиваются и одновременно встают;
                 Дин сразу же бежит к девушке,
              а Эрик делает шаг назад и замирает.

     Д И Н (на бегу).  Конечно,  конечно, Дина, заходи ! Я, то
есть, мы очень рады тебя видеть ! Проходи...

                      Подводит ее к столу.
            Диана смотрит на Эрика, не отводя глаз -
                     Эрик отвечает тем же.

     К сожалению, у нас ничего, чем можно угостить тебя. Толь-
ко вот...
     Д И А Н А. А я ничего и не хочу. Я просто зашла проведать
Эрика. Он вчера так быстро убежал...
     Д И Н (стушевавшись). А... Эрик...
     Д И А Н А. Может быть, это не мое дело, но, Эрик... С то-
бой все в порядке ?..
     Э Р И К (довольно сухо). Лучше не бывает.
     Д И А Н А. Знаешь, я вчера даже поссорилась с Лерой из-за
тебя.  Странно,  но  я  никогда  ни с кем так сильно не ссори-
лась...
     Э Р И К (усмехнувшись). И вчера это было совсем не обяза-
тельно делать.
     Д И А Н А.  Да ладно... Все уже в прошлом.
     Э Р И К.  Тебе виднее.

                  Диана присаживается на стол,
                 осторожно снимая свою куртку.

     Д И Н (в небольшой растерянности).  Эрик,  ну давай тогда
выпьем, хотя бы вдвоем... А то добро ведь пропадает...

          Эрик кивает головой, а Дин, глотнув немного,
                   сразу подает ему бутылку.

Я вчера, Дина, заметил, что ты не пьешь ? Правильно делаешь...
Я ведь тоже не пью. Только вот сегодня... Так сказать, по слу-
чаю...случайному случаю...
     Д И А Н А (кивает головой,  не отрывая  глаз  от  Эрика).
Да... Я все понимаю, конечно...
     Э Р И К (в нерешимости рассматривая бутылку).  У нас  се-
годня поминки...
     Д И А Н А.  О, боже... Я вам сочувствую...
     Э Р И К.  Не нужно.  Умершая была довольно мерзкой бабен-
кой... (Выпив.) Ни капли совести...
     Д И А Н А.  Я так думаю...
     Э Р И К.  Ты правильно думаешь, и не надо больше об этом.
     Д И Н (сделав вид понимающего человека).  Да,  Дина,  это
довольно печальная история, тебе не стоит сейчас грустить...
     Д И А Н А.  А я и не настаиваю...
     Э Р И К. Я полагаю... Лера рассказала тебе все в мельчай-
ших подробностях... Я ведь прав? (Диана кивает головой.) Да...
Я представляю,  с какой невероятной злостью в глазах она гово-
рила тебе обо мне.  Александр Сергеич в гробу, наверное, пере-
вернулся от тех выражений, которыми пользовалась моя ненагляд-
ная  в тот исторический момент...  Так ведь оно и было,  прав-
да?..
     Д И А Н А.  Ну не совсем...

             Эрик, немного захмелев,  делает паузу,
         во время которой ни он, ни Диана не заметили,
         как Дин потихоньку стал пробираться к выходу.

     Э Р И К.  Но Лера,  наверняка,  тебе не рассказала о том,
что было до всех этих несчастий... Наверняка никто кроме нее и
меня не знает,  как мы были счастливы вместе. Мы ведь действи-
тельно любили друг друга...  Пока не появился он - Владлен, со
своим костюмом от Кардена и машиной от папы. Хотя конечно... Я
давно предполагал,  что может появится,  так сказать,  Большой
Мэн с Большим Долларом,  и моя ненаглядная сразу к нему упорх-
нет...  Я это давно знал - Лера слишком красивая и слишком ум-
ная, чтобы оставаться со мной...

                 Эрик делает еще один глоток из
                 бутылки с водкой и продолжает.

Ты даже не представляешь, как я устал от всего этого... Ты да-
же не представляешь, Дина...
     Д И А Н А. Ну... Может быть, не так все плохо. Может, те-
бе лучше не мучить себя и забыть Леру.  У тебя ведь есть прек-
расные друзья, у тебя...
     Э Р И К (не обнаружив в комнате Дина).  Да... Боюсь, Диа-
на,  у меня уже нет друзей...
     Д И А Н А (оглядевшись). О, боже мой ! Как же это так...
     Э Р И К (смеется).  Тут, дорогая моя, твой Бог уже не по-
может...  В таких случаях помогает или водка, или такая излюб-
ленная великими умами вещь,  как петля...  Но, к счастью, ум _
это единственная вещь,  которой Бог меня лишил. По крайней ме-
ре, я надеюсь на это...

              Встает и начинает ходить по комнате,
         пиная попавшие под ноги бутылки. Диана встает.

     Д И А Н А. Ты извини, мне не надо было приходить...
     Э Р И К.  Да ладно, что теперь поделаешь-то?..
     Д И А Н А. Может, мне уйти ?
     Э Р И К.  Не надо...  Не надо извиняться за то,  что дано
природой...
     Д И А Н А. Что ?
     Э Р И К. Да так...

         Эрик останавливается и без сил падает на стол.
           Диана продолжает в нерешительности стоять
                        посреди комнаты.

     Д И А Н А. Может быть, я могу чем-нибудь помочь... Эрик ?
     Э Р И К. Вряд ли... (Пауза.) Только не уходи...
     Д И А Н А (садится на стол).  Я не уйду,  Эрик...
     Э Р И К.  ...и не надо давать обещания, которые можешь не
исполнить.
     Д И А Н А.  Хорошо...  Тогда,  может быть,  ты  чтонибудь
расскажешь?.. Или я тебе...
     Э Р И К. Лучше я тебе, а то я усну...
     Д И А Н А. Я слушаю, Эрик...

     Эрик ничего не говорит - кажется, что он уснул, но...
               Но похоже, он просто чего-то ждет.
                           И вдруг...
             Откуда-то издалека появляется музыка,
                  поначалу довольно спокойная,
           но с каждой минутой все более таинственная
               и немного мрачная - она становится
      аккомпанементом для тихого спокойного голоса Эрика.

     Э Р И К (продолжая лежать на столе).  Это было очень дав-
но...так давно,  что я не помню, когда это было... Наверное, в
детстве...  Да-да именно в детстве. Я был таким веселым задор-
ным мальчуганом в красных шортиках, в красной рубашке с корот-
кими рукавами и в кепке - в моей любимой клетчатой кепке.  Как
сейчас  помню  -  серая клетка,  черная клетка,  серая клетка,
опять черная, и только на самом краю одна маленькая белая кле-
точка...  Куда  бы я ни пошел,  я всегда надевал эту кепку;  и
большим несчастьем для меня были дождливые или  морозные  дни,
когда  мои родители надевали на меня черную,  ужасно неудобную
шерстяную шапку с большим мохнатым помпоном на макушке. Но тот
день был,  наверное, самым солнечным днем в моей жизни, а зна-
чит - на мне была моя любимая клетчатая кепка. Не знаю, зачем,
но  мои  родители решили свозить меня за город.  Мы сели в ка-
кой-то огромный автобус и вскоре оказались посредине чудесного
леса со всеми его прибомбасами - березками,  цветочками, ягод-
ками...  Меня же больше интересовали птицы... Да-да, птицы, не
знаю,  почему, но они какимто образом завораживали меня... Мо-
жет быть, потому, что были единственными живыми существами ря-
дом со мной...
     Д И А Н А. А родители ?..
     Э Р И К. Подожди. Не перебивай меня.
     Д И А Н А. Хорошо, извини...
     Э Р И К. Родителей по какой-то причине рядом не было - то
ли я куда-то убежал,  то ли они где-то задержались, короче го-
воря, кто-то из нас сделал что-то не так, и я остался один. Со
мной были только птицы... Они летали надо мной, что-то там пе-
ли под ухо, щебетали, мне даже казалось, что они со мной гово-
рили...  Но так как я не понимал,  они вскоре замолчали...  Но
зато я,  видимо испугавшись одиночества, начал трещать без пе-
редыху - я спрашивал одно,  другое,  третье, но птицы молчали,
они  не  обращали на меня внимания.  Тогда я стал их упрекать,
упрекать в их глупости,  безрассудстве,  жестокости ко мне.  Я
кричал на них,  ругал их,  обзывал всеми известными мне слова-
ми...  Мне хотелось их ударить посильнее,  сломать им  крылья,
выдавить глаза и так далее и тому подобное... Так продолжалось
довольно долго,  пока они вдруг все не исчезли.  Их просто  не
стало...
                                    Дина ?   Ты слышишь меня?
     Д И А Н А.  Да-да, я слушаю.
     Э Р И К. Их просто не стало, Дина... Они просто исчезли -
почти также,  как и мои родители...
     Д И А Н А. Что же было потом ?..
     Э Р И К.  Потом?  Потом была поляна...  Какая-то странная
поляна... С виду там все было прекрасно - свежая трава, чудес-
ные  цветы,  колючая  хвоя под ногами,  неимоверно чистый воз-
дух...  Там был даже огромный дуб - такой огромный, что засло-
нял собой полнеба...
                            (Пауза.)
           Но там не пели птицы -
                       они были, но почему-то молчали...
     Они все сидели на этом огромном дубе и смотрели, смотрели
на меня...  Своими маленькими черными глазками...  Неотрывно и
совершенно молча... Представь себе, сотни глаз - и все смотрят
на тебя... Не отрываясь... И ужасно тихо, так тихо, что я слы-
шал свое собственное дыхание... И собственный шепот... Мне бы-
ло страшно, Дина_ Просто страшно...
     Д И А Н А. Это был сон ?..
     Э Р И К.  Я уже и не знаю...  Наверное... Но только с тех
пор я больше всего боюсь одиночества...
     Д И А Н А.  Спи...
     Э Р И К (засыпая). Пожалуй... Мне пора отдохнуть...
     Д И А Н А. Спи, я буду рядом.
     Э Р И К (сквозь сон). Ты ведь тоже уйдешь... Я знаю...
     Д И А Н А. Спи спокойно, Эрик, я тебя не оставлю...
                                            никогда...
                                          никогда...


                  Свет постепенно исчезает...
        Но музыки  как бы уже нет - есть только какие-то
                    отдельные звуки и голоса
              на фоне быстро нарастающего гула...
                   Но и он длится недолго...
                         Все исчезает,
                  только где-то вдалеке слышен
           шелест летящих птиц, но и этот звук вскоре
                    растворяется в тишине...

                              Тихо
                            и пусто...
                         птицы улетели...
                        улетели навсегда...






          Комната в том же состоянии, что и раньше...
        Ничего не изменилось, только стало очень тихо...
       ...и только один Эрик лежит неподвижно на столе...
       Руки его свисают вниз, в одной руке - бутылка...
                       Ничто недвижимо...
          Все тихо...                  Все спокойно...
                         Все в покое...

                       Но вскоре Черный,
                  сидящий до этого неподвижно,
                  встает и подходит к  столу.
              Он останавливается  рядом с Эриком и
                  как будто разглядывает его.
                  Это длится недолго - вскоре
               Черный поднимает с пола цветок и,
                  положив его на грудь  Эрика,
                          тихо уходит.
         И в тот самый момент,  когда Черный исчезает,
                     бутылка из руки Эрика
                         с шумом падает
                               и
                    разбивается вдребезги...

              Начинает играть довольно спокойная,
     и в то же время ужасно грустная и печальная музыка...
               Кажется, она никогда не кончится,
                    но нет...вот и конец...
                        Все затихает...

                           Темнеет...


                Но вскоре свет появляется вновь.
         И на этот раз в комнате стало намного светлее,
                  чем обычно - свет как будто
                       заново родился...
             Может, потому, что комната - пуста...
                    В комнате нет никого...
           От Эрика остался только маленький цветок,
                      лежащий на столе...

                            Один...
                          Маленький...
                           Цветок...
                            Тихо...

            ...только где-то слышен шепот ребенка...



                                                        конец.
                                                        (1997)



Популярность: 15, Last-modified: Fri, 02 Jun 2000 17:21:55 GMT