---------------------------------------------------------------
 © Copyright Светлана Гиренко
 Email: akrav@ibrae.ac.ru
 WWW: lostones.chat.ru

---------------------------------------------------------------



 И не было столетий до...
 Не будет, вероятно, после.
 Кому-то слышно под водой,
 Что я устал и бросил весла.

 Что я отказываюсь плыть
 По воле, как по чьей-то боли,
 Опять без прав пытаться жить,
 И быть таким, как мир позволит.

 Мы были памятью реки.
 Но голос твой забылся всуе.
 Осенний парк душа рисует...
 Дни слишком долги и горьки...

    Гиренко.
    24. 04. 97.





 Пьяна листва на небесах,
 Как зренье, ум и слух.
 Кусок коры на волосах
 Домой несет пастух,

 Бутылку водки и клеща,
 Что спрятался, стервец,
 И дома, путь продолжит в щах,
 Начав на рукаве...

 Хозяйка с тазиком в саду
 С рассвета до темна.
 Их сын играет во дуду,
 А пляшет пес. И дна

 В колодце деревенском нет,
 И козодоя крик,
 Сродни движенью звездных лет,
 Стирает этот миг.

    Гиренко.
    1995 год



 В естественном движеньи от
 Хандры и траурности общей,
 Душа устало восстает -
 Она живет, она не ропщет

 На сплетни лживые и смех
 Над пораженьем в поединке!
 А мимохожий снег для всех
 Ковром ложится на ботинки...

 И ночь искрится серебром.
 А тот, кто молча предал, скажет,
 Что был он прав. Но сам ковром
 К моим ногам однажды ляжет.

    Гиренко.
    14. 12. 98



 Жизнь - не более, чем сон -
 Для меня первопроходца.
 Этот лживый полигон
 Полит кровью инородца.

 Сногсшибательная весть
 Вдруг придавит, словно глыба.
 Кто - за что? А я за шерсть,
 Становящуюся дыбом!

 Кто - за что? А я за флаг,
 Развевающейся строчки,
 Неприкаянных бродяг
 И философов из бочки.

 Я за эту жизнь, в тоске
 Убежавшую от правил,
 Не однажды на песке,
 Как на чеке, подпись ставил.

    Гиренко.
    4. 05. 97.



 Измученное небо не стареет
 Мечтая души в звезды воплотить.
 Взметнулась ночь, как дьявол во плоти,
 И синеву руками не развеет...

 А мне, когда наступят холода,
 Удачи неожиданная прелесть
 Плеснет в лицо. Но муки мне приелись!
  Из ниоткуда выйду в никуда...

 Бегом, сверчком, ползущим змеем,
 Как будто выброшена в ночь,
 Я день пустой преодолею,
 Исторгну, выплесну немея
 Стихи...А выдохнуть невмочь!

     Гиренко.
     1995 год.



 Каким презрительным и жутким
 Бывает осенью рассвет:
 Расцвет притворства, в смысле шутки,
 Что нет любви и Бога нет?!

 Над миром холод и опала,
 В огнях притихших бреда мгла...
 И в счастье верится так мало,
 Что в дрожь бросает от тепла!

 Я не терплю признаний узы,
 Непрочные, как кромка льда.
 И с музой вечного союза
 Я не искала никогда...

 А, дав обет, его нарушу,
 Сведя свой крик до немоты:
 Люблю твои стихи и душу,
 Мне дорог ты! Мне нужен ты!

 Мы так различны и похожи,
 Мой "желтый лист в разгар весны"
 И в этом суть. Но жаль мне все же,
 Что одиночествам верны!

    Гиренко.
    03. 10. 98.




 Ликуйте, дурни всех мастей:
 Поэт, паяц и плут!
 Не зря, средь избранных гостей,
 Нас первыми зовут.

 И сам король - известный шут,
 Под властью наших чар,
 Воскликнет, не сочтя за труд:
 " Да здравствует фигляр!"

 Опорой миру служим мы -
 Его душой крылатой!
  А наши дерзкие умы
 За жизни служат платой.

 А горе скроет темнота,
 Где Бог улыбку прячет...
 Но слышен шепот, не спроста -
 " Смотрите, умник плачет!"

     Гиренко.
     июнь - август 1998.



 Мир отлетел. Реальность притаилась.
 Не закрывая глаз я вижу сны,
 В тот час, когда сознанию ясны
 И Божий гнев, и дьявольская милость.

 Я цену мира знаю неспроста --
 Как все невырастающие дети,
 В ком прелесть увядающих соцветий
 С младенческою нежностью слита.

 Но я боюсь, свой хрупкий сон храня,
 Что у добра непрочная основа,
 Смысл бытия закладывая в слово,
 Навеки поглотившая меня.

 В потоке безразличия людского
 С холодным ветром траурного дня...

     Гиренко.
     25. 09. 98



 Ночь. Улица. Лечу. Опять фонарь под глазом.
 И мнится мне: попасть в аптеку за углом.
 Куда же я глядел? Где был мой бедный разум,
 Когда столкнулся вдруг с тобой, к лицу лицом?

 Ты снилась мне в бреду последние столетья,
 Опутывая мозг, и душу сдав внаем,
 О, жизнь моя! Ты ждешь, когда начну стареть я,
 Чтобы опять послать... В аптеку за углом.

       Гиренко.
       6. 02. 98.



 "Кладбищенской земляники
 Крупней и слаще нет...!"
    М. Цветаева

 И крылья, ликовавшие в полете,
 И голос, разраставшийся до крика -
 Грехи ума и сердца или плоти
 Кладбищенская скроет земляника.

 Седой асфальт под нашими ногами,
 Вселяющий уверенность в опорах...
 Душа не зря заходится стихами,
 Она, как зверь, нуждается в просторах!

 Стремлением к величью одержимы,
 Задушенные городом в объятьях,
 Мы сами для себя непостижимы
 В своих лачугах, комнатах и платьях!

 За трепетность надежд, усопших в хоре,
 И за потеху умственных баталий,
 С мечтательностью детскою во взоре,
 Мы проклинаем то, о чем мечтали.

 Мы платим дань за то, что в нас велико.
 Но даже то, что было в нас ничтожно,
 Кладбищенская скроет земляника -
 Смерть за плечом вздыхает осторожно.

 Исчезнут лиц меловые овалы,
 Исчезнут улиц старые названья...
 А под дождем сентябрьским и усталым
 Небытие стоит, как изваянье.

     Гиренко.
     26. 09. 98



 Здесь шел заплаканный Мессия
 По старым клавишам брусчатки,
 И на меня глаза большие
 Смотрели с грустною украдкой.

 Он знал, что скоро день начнется,
 Не перестанет мир грустить.
 В дворах, похожих на колодцы,
 Его всем хочется забыть.

 И свет, даривший всем тепло,
 Не вызывает одобрения.
 Но, если б солнце не взошло.
 Прошло бы одухотворение.

 И мы расстались. Он ушел,
 Исчезли локоны неровные...
 Мне было очень хорошо
 В полете синего безмолвия.

     Гиренко.
     6. 04. 92



 Был ваш облик - нервный, тонкий
 В самый раз для волшебства.
 Перепутий перепонки -
 Слез немые божества.

 Мне казалось: Вы на ветер
 Обронили два крыла,
 Самых радужных на свете.
 Это музыка была!

 И на вас с небесной кручи
 Кротко ангелы глядят:
 Как там добрый, но колючий,
 Грустный мальчик Листопад?!

     Гиренко.
     1994 г.



 Мир остановить вокруг,
 Мир остановить так,
 Что бы все вокруг - друг,
 Что бы все вокруг - знак.

 Кто-то тихо скажет: - бред,
 Кто-то тихо скажет: - грязь!
 Кто-то четко скажет: - нет.
 И потопает, смеясь.

 Постою. Согреет, в снег,
 Красный огонек, чадящий.
 Я люблю вас, человек,
 Мимо проходящий!

    Гиренко.
    1994г.



 Ничто не останавливает боль потому, что уже невозможно разжать кулаки,
 И последняя точка заката дрожит, рассыпаясь от слов.
 Неуклюжею поступью томно приходит посланец тоски.
 Ничего не проходит. Теперь невозможно постичь растворенность углов.

 Знаком чуда - философ, он тебе не знаком.
 Переспрошен ответ. Четкой ролью пронизана явь.
 Но уходит предел из-под ног безутешным цветком.
 Ты танцуешь в подвале, тревожа надгробья и, в целом, без прав.

 Черный свитер сползает с плеча и почти застелил
 наступленье зимы на мечтательной дуре-Земле.
 А, обнявший тебя человек, никогда не любил.
 Ты печешься о кошке, покрывшейся серым, во мгле.

 Триумфальное шествие клоунов, спившихся в дым,
 ты не примешь, как самый печальный, поспешного утра, наряд.
 И святая прозрачность, отключенной богом, воды
 не поможет принять тебе то, что стихии в тебе говорят.

 Торможение времени - лучшая плата за ложь,
 во спасение чувств и желаний, повисших на шее, как цепь,
 Завершая свой путь неурядицей ряда в конце,
 Не вернешь со слезами того, что с улыбкой у жизни берешь!

 Вечный диспут рожденья в оковах интриг,
 пред очами весь мир, как раскрытая книга.
 Ты спокоен. Ты ласков, весны ученик,
 потому что вдыхаешь один аромат - неба цвета индиго.

              Гиренко
    4.08.99


Популярность: 8, Last-modified: Sun, 13 Feb 2000 22:01:05 GMT