---------------------------------------------------------------
 © Copyright Маша Фомина
 Email: galina.tikhomirova@usu.ru
 Date: 30 Dec 1998
 Сборник предложен к номинированию в литконкурс "Тенета-98"
 http://www.teneta.ru
---------------------------------------------------------------

 В данном сборнике представлены
 стихотворения 1994 - 1997гг.


		Эпиграф ко всему:

		Гравитация
		держит меня,
		иначе
		отпечатки
		крыльев моих
		остались на небе
		бы.



Мои жестокие стихи -
				нехватка воли.
В неровном росчерке строки -
				излишки боли,
Которую нельзя терпеть,
				не напрягаясь,
Которая возникнет впредь,
				как ни стараюсь.
Но не сдержалась я теперь,
				и это страшно,
Чего хотела я хотеть -
				лишь день вчерашний.
Меня заставил ты страдать
				невыносимо,
Могу бумаге лишь предать
				и струйке дыма,
Что гложет сердце день и ночь,
				и нету мочи.
И ты не можешь мне помочь,
				да и не хочешь.

Июль - август 1994



На свете нет никого, хуже, чем я.
На свете нет никого, лучше, чем ты.
То, что я люблю тебя - это фигня.
То, что ты любишь меня - это мечты.

Это фигня - ведь для тебя ничто.
Это мечты - ведь сбыться им не дано.
Схожу я с ума, когда рядом со мной никто,
Я умираю, падаю я на дно.

Время, ты свой не ускоряешь бег.
Вечность стоит каменною скалой.
Я на краю в этот безмерный век,
Не прекращающийся, словно укол иглой.

Я на приколе - в гавани кораблем;
Я как собака, рвущаяся с цепи.
Что же мне делать? Чтобы побыть вдвоем,
Нужно так долго мне через боль идти.

Ты не даешь прижаться к тебе щекой,
Не отвечаешь взглядом моим глазам.
Как без тебя мне отыскать покой,
Как мне ударить сходу по тормозам?

Нет управления, сломано, растоплено
Сердцем бунтующим в лаву из мокрых слез.
Мне не поможет трепетное вино,
Мне не поможет и о тебе вопрос.

Что же мне делать? Руки прижать к груди,
Тихо молиться, плотно закрыв глаза.
Бог отвечает всегда однозначно - "жди";
Я же - взвешиваю "против" и "за".

Июль - август 1994.



Ты летаешь высоко, ты мой голубь сизокрылый,
В небе кружишься легко, я окно тебе открыла.
Прилетай, поговорим, помолчим и выпьем чая,
Тихим голосом своим ничего не отвечая.
Растворишься - улетишь в облаках, белее сини
Или просто рядом спишь за объятьями моими...
Как бы ни было светло серым утром, бледным светом,
Спящий дышит тяжело... Я пришла не за ответом,
Я пришла тебе сказать, что ответов не желаю,
Что люблю и умираю, что совсем с ума съезжаю,
Расплываюсь, исчезаю; будь со мною рядом спать!

13 ноября 1994



Дух смерти вьется надо мной,
Дух смерти, сладостный и праздный,
Безликий, мрачный, безобразный,
Он опьяняет пустотой.

Там, за таинственной чертой,
Не существует больше боли;
Я ощущаю не от горя,
От счастья - дух тлетворный мой.

Он распустил свои крыла...
Как лошадь, вскидываю шею,
Роняю пену, сатанею,
Закусываю удила...

Сопротивление ему
Опасно и бесповоротно,
Но рвется он в мои ворота,
С трудом задерживающие тьму.

И я, наверно, устою,
Ему трагически не сдамся,
Я устою и не отдамся
Почти бессмертью своему.

Я устою, и, видит Бог,
Я как могу сопротивляюсь,
Но я в грехах своих не каюсь,
Душа в душе переполох.

Я не сжигаю все мосты,
Молчу, глаза вперяя в спину,
Я в замешательстве покину,
Свои ушедшие мечты.

Дух смерти вьется надо мной,
Дух смерти наших отношений.
Я не пугаюсь устрашений,
Мучитель мой, правитель мой.

19 ноября 1994



Опять зима меня бросает в дрожь,
И месяц май за снежными горами.
И лето звонкое и осень не вернешь,
И лишь зима и вьюга между нами.

Еще оттает сердце, но пока
Я снова в ледяных зимы оковах.
Гляжу в туман, в сырые облака,
И жду весну, неверящуюся снова.

Она придет и двери отворит,
И в жилах кровь вновь взбесится от встряски.
Моя любовь, она не отболит,
Лишенная на зиму летней ласки.

Мне снова ждать прихода твоего,
Тебя сегодня с богом отпустила.
И вслед я не сказала ничего,
Но лишь в твоей руке моя остыла.

"Зачем ты мерзнешь?",- спрашивал меня;
Я знала, милый, что тебе ответить.
Я падаю без твоего огня
В своей зимы нетающие сети.

Они сковали руки в кандалы
И бледной сушью обметали губы.
Я льдом бряцать до солнечной поры,
Как до рассвета, обреченно буду.

Сегодня снег еще не отошел,
Сегодня лишь моей зимы начало.
И смысл большой в разлуке ты нашел,
И этого я отрицать не стала.

Намаявшись, мы налегке вздохнем,
Растопим лед цепей объятьем жарким,
И вновь, как летом, вместе мы уснем,
Вдохнув тот миг божественным подарком.

5-6 января 1995



			Я приговора жду, как боя тех часов,
			Которые во тьме вещают полночь.

Когда наступит ночь,
Услышу я молчанье;
И, словно бой часов,
Раздастся сердца стук.

И в памяти пройдут
Толпой воспоминанья,
Утратив цвет и вкус,
Оставив боль и звук.

И в тыквенную твердь
Скукожится карета,
И лошади мои
Вернутся вновь в мышей.

Я буду донага
Перед судьбой раздета,
И брошусь я бежать
Быстрей, быстрей, быстрей...

Январь 1995



Мое тепло уходит вместе с ним,
И остается боль в глазах бездонных;
Щекочет ноздри сигаретный дым,
Как дым ночей, любовью опаленных.

Я остаюсь одна, и тишина
Моим овладевает телом...
Приходит осень, прячется весна
Биеньем сердца, дождиком несмелым...

Февраль 1995



		  1.
На поворотах смелея,
За борт швырнет меня жизнь.
Кони несутся быстрее, быстрее...
Крикну ль тебе я "вернись"?

		  2.
Снова разлучница - совесть
Рубит за нами мосты.
Снова кончается старая повесть,
Снова, до новой весны.

		  3.
Новая наша свобода
Щедрые карты сулит.
Дама крестовая ищет кого-то,
Выпадет - и победит.

Я не сторонница мести,
Я как солдат на плацу.
Снова десятка - проклятые крести
Хлещет меня по лицу.

Ведая карт поясненье,
Сразу поймешь свою роль.
Ждет нас какое еще потрясенье,
Милый крестовый король?

		  4.
Шулером я не родилась,
Не обмануть ворожбу.
Видно я Господу плохо молилась,
Вытянув эту судьбу.

27 марта 1995



Моя боль, пустотой отрешенная, мечется,
Как в проеме оконном сырая листва.
Моя жизнь захудалая сплетница, сметчица
Выставляет цифири с сухого листа.

Пожелтел этот лист, обрямкался, засалился,
И перо по нему уже плохо скользит.
Даже если мне кто-нибудь скажет "красавица",
Мое сердце тогда лишь сильней заболит.

Тени скользкие брякают в уши, незримые,
Тошнота подступает. В раскрытых глазах,
Как в неволе стучатся все невыразимые
И больные мечты о слезах и кострах.

В ледине я как в погребе, в бункере, в карцере,
Как в цепочном прозрачном хрустальном гробу;
Изнутри я скребусь, его стенками бряцаю,
Докричаться оттуда никак не могу.

Голос мой утонул в пустоте. Лишь молчание,
Даже мухи не слышно. Все мертвое здесь.
Этот плен мой - мое гробовое отчаянье
И надежд раздробленных повисшая взвесь.

Ты меня не разбудишь тепла поцелуями,
Между нами, покрытая корочкой льда,
Затвердела река многоликими струями,
Превратилась в хрусталь ледяная вода.

Я стерплю, промолчу, перестану карежиться,
Успокоюсь сперва и еще подожду.
Я своя же заложница, словно наложница,
Я проснусь и воскресну и снова взойду.

Я пройду как эфир эти стены хрустальные,
Рассмеюсь, и откликнется эхо в ответ,
Оживляя пронзительно своды печальные,
Задрожжит и взовьется над пылью примет.

Вознесусь я святая, босая, невинная,
Как вода ключевая, как небо свежа,
И пойду облаками - сугробами дымными,
И чуть выше увяжется следом душа.

29 апреля 1995



		  1.
Можно ли жить без тебя на этой земле?
Или назвать это жизнью не в праве?
Жизнь или сон? Где эта ниточка, где?
Как горизонт далека она в будничной яви.

Жизнь и мечта воплощенная в хаос судьбы,
Сон, проявленный на чудом доставшейся пленке,
Глянет в глаза, в его взгляде не видно мольбы,
И закрепителя нет, чтоб застичь этот звонкий

Ранящий миг, зафиксировать, запечатлеть.
Нам не дано. Время белое сделает черным.
В трещинах небо. В него невозможно лететь.
К белому "было" не сделаешь "красное сторно".

		  2.
Кровью не вычесть что было начертано там.
Грешник, терзаясь, берет на себя преступленья.
Сросшийся узел разрублен уже пополам
Просто в мгновенье, в какое-то просто мгновенье.

Зря пересказывать все, что мной сказано выше,
Но не расстаться с любовью к излишним словам.
Их - бесконечность. Не путаю "пишешь" и "слышишь",
Путаю - "падаю в сон", "припадаю к устам".

		  3.
Дьявол не нужен оплату счетов обеспечить.
Время теряет свой смысл вместе с этой проблемой.
Совести нашей дано наши души калечить.
Может быть, только калеками выйдем из тлена.

Сами себе отсекаем мы губы и руки.
Лишнее - к черту. Останется голое сердце.
Выбор свободы. Свобода изобранной муки.
Или - смирение - тоже какая-то верца.

Что же возможно? Что в будущем мы оплатили?
Регенерация тела родит деградацию сердца?
Все, что возможно, взойдет, когда слово "забыли"
Переродится в "осмыслили" - "выжили" - "дверца".

		  4.
Ключ не найти, не предвидеть, подобно сезаму.
Не туннелировать в счастье сквозь время расплаты.
Не откупиться словами, не вылить слезами
То, чем тисками сегодня друг к другу прижаты.

13-14 мая 1995



		  1.
Я должна пожить одна,
	Боль загладить, быт наладить;
Просто жить и не загадить
	Дорогие имена.

Дорогие времена
	Провожаю, провожаю,
Я себя не унижаю
	И я не унижена.

Просто я одна живу,
	Своего кота лелею,
Вижу солнце сквозь аллею,
	Золотящее траву.

Я живу одна, ни с кем.
	О себе одной пишу я.
И чужого поцелуя
	Не желаю я совсем.

		  2.
Я должна пожить одна
	В этой маленькой квартире,
Времена мне угодили,
	Подгадали имена.

Я должна одна пожить.
	Кот мой серый, кот мой верный,
Будем вместе ворожить,
	Постоялец мой примерный.

То, что высечет рука
	На пустом листе бумаги,
Это новая строка,
	Это новый выпад шпаги.

Мы поставим перемет,
	В реку жизни бросим крючья,
Кто за них зацепит рот,
	Кто поймет наоборот,
Развернется и уйдет
	В наш эдем благополучья?

Никого я не ищу,
	От усталости рыбачу.
Не гашу свою свечу,
	Лбом об стену не стучу,
От себя не отпущу
	Я удачу-неудачу.

14 мая 1995



				Любовь моя - мука, железная дева;
				Пронзает меня, но сильней прижимаюсь;
				Я болью своею плачу, что не Ева,
				И кровью плачу я за то, что не каюсь.

Без веры любовь - вознесенье, страданье,
С надеждой одною, с удушьем слезами.
И новая смерть, как всегда, - расставанье,
Свиданье - как бездна, как роза с шипами.

Тебя опьяняя божественным соком,
Сама я не знаю, чего это стоит;
И с каждым свиданием, с каждым зароком
Все крепче щемящая сила настоя.

Ты, мрачный алхимик, во мне это варишь;
Выдерживать любишь, - особенно пряно;
Отведай на вкус это зелье - узнаешь,
Что в нем упоенье твое и нирвана.

16-17 июня 1995



		  1.
Опустошенная душа
		уже не радуется свету,
		и удивляться мочи нету,
И жизнь катится неспеша.

От развлечений голова
		уже немножко угловата,
		в глазах туман, и в уши вата
Набита - сдерживать слова.

И восприятия мои,
		как старый ножик, притупились,
		опять иллюзии разбились -
Мечтаний пестрые слои.

Я отцветаю от весны,
		уже к концу подходит лето,
		все больше листьев, что по цвету
Понять легко - обречены.

Я оголяюсь на ветру,
		одежд на мне осталось мало.
		Когда я все начну сначала?
Или, до этого, умру?

Не знаю, что судил мне Бог,
		как эту повстречаю осень,
		что сердце, выболев, отбросит,
Каков мой будущий порог?

Каков непознанный предел
		неощутимых интуиций,
		и на краю каких позиций
Приду к осмысливанью дел?

Пока ж - пустая голова,
		пустая жизнь, пустое сердце,
		глаза слепца, и привкус перца,
Понравившийся мне сперва.

		  2.
Уже не задевает боль
		мою замученную душу,
		и больше нечего разрушить,
Ты - мой отпущенный король.

Уже не падает слеза
		и лист бумаги вторит немо
		тому, что вырвалось из плена
И улетело в никуда.

Вокруг меня небытие,
		я замираю от удушья,
		на фоне моего бездушья
Что было нашим - не мое.

И ты, спокойный и чужой,
		глядишь в глаза и сожалеешь,
		что быть со мною не умеешь,
Что я осталась за спиной.

Но за спиною нету крыл.
		Без них верней,- не разобьешься.
		И ты, наверное, смеешься
Над тем, что раньше говорил.

Нам одиночество вдвоем,
		поверь, вовеки не грозило.
		И осень вновь заморосила
Дождем оконный мой проем.

Я растворяюсь в сером дне,
		что мне сперва казался синим;
		сейчас друг друга мы покинем,
Не вспоминая о весне.

Всех наших весен перезвон
		заупокойно канет в осень,
		и мы прощенья не попросим.
Такая жизнь, такой сезон.

		  3.
Все это - блажь, все это - треп,
		сиюминутная беда,
Как сорняки и как укроп,
		как в огороде лебеда;

Минутной слабости порыв,
		короткий совести укор,
Как назревающий нарыв,
		болеобильный разговор.

Я причиняю боль себе,
		когда я долго не с тобой,
Я каждый миг стремлюсь к тебе
		сквозь одиночества покой.

Я просто долго не могу
		без этих губ, без этих глаз,
Ловлю я взгляды налету,
		когда мы вместе - век как час,

Когда ты рядом, миг как век,
		и время делает скачки.
Ты - мой бесценный человек.
		И мы с тобой не новички,

Не дилетанты, не рвачи,
		не пофигисты, не слоны;
Мы - виртуозы, скрипачи,
		и наши ночи не темны.

Уж собирается заря
		под небом лапы протянуть,
А мы горим, не догоря,
		чтоб, вспыхнув, снова не уснуть.

21-23 августа 1995



Отпусти меня, отпусти,
		видишь, время пришло уйти,
		видишь, цвет потеряли дни,
Отпусти меня, не мани.

Не мани меня, не зови,
		я намеков твоих не слышу,
		я твоей красоты не вижу,
Я не знаю твоей любви.

Отпусти меня, не держи,
		все растаяли миражи,
		и растянутые часы
Перевешивают весы.

Декабрь 1995


-------------------------------------------------------
	        x x x
О, мне не нужно по тебе скучать.
Я не должна любить тебя без меры,
И со слезами на глазах встречать,
И преодолевать барьеры.

Должно быть ровно все - все тихо и никак,
Чтоб жизнь текла сама собою в вечность;
Чтоб без труда достигнуть всяких благ;
Чтоб жить в заботах, обретя беспечность.

Но все не так. Меня не изменить,
Хотя себя во всем разубедила.
Хочу любить, хочу тебя любить,
Чтоб нам с тобой прожить труднее было.

Пусть будет трудным счастье, но тогда
Лишь крепче будут страсти нашей узы.
И нежность, как весенняя вода,
Сметет плотины и затопит шлюзы.

Я не хочу дозировать любовь.
Я не хочу в размеренную серость,
Сбежать в себя, остыть от колких слов,
И благоденствие принять как отупелость.

Нет, все не так, не так струится жизнь.
Всегда, за все в ней мы должны бороться.
И если даже, выйдя из пустынь,
Достигнув вожделенного колодца,

Я пью взахлеб, от влаги стынет кровь,
И солнце в бездне отразилось бликом,
Плеснув водой, не расплещу любовь
Великую, мне, крошечной, в великом.

27 апреля 1996



Мне удалось повергнуть ниц
Моих врагов в лице сомнений.
Поток навязчивых видений
И снов - прогнать, как стаю птиц.

В себе по капле убивать
Раба - обязан в жизни каждый,
Чтоб, ощущая приступ жажды,
Сосуд с водой не расплескать;

Чтобы очистить от плевел
Зерно любви, надежды злато;
Чтоб вовремя взымалась плата
За кипы слов и груды дел.

Материальна даже мысль.
Ей правка в будущем подвластна.
Чтоб быть грядущему прекрасным,
Подумав так, - остановись.

11 ноября 1996



Я хочу освещать, согревать, защищать,
Я собою хочу окружить тебя в жизненном море.
Я люблю, я умею любить и прощать,
И на страже стоять, и всегда находиться в дозоре.

Я увижу вперед, что лелеешь ты в сердце своем,
Я надежд сокровенных чудесную вязь угадаю,
Я собою наполню пространство, в котором живем.
Я готова уже. И я только тебя ожидаю.

Я с тобою сольюсь, как впадающий в реку поток,
Я в тебе растворюсь и собой твою веру окрашу,
Я в сознаньи мечтою пробьюсь, как росток,
И в реальность твою воплощу предназначенность нашу.

24 ноября 1996



		  1.
Вот перевернута страница,
Последний штрих внесен в альбом,
И смысл его слетел, как птица,
Блеснув из прошлого крылом.
	И мне давно уже не снится,
	Что затаилось в снимке том -
	На полке суждено пылиться
	Воспоминаньям о былом.
Их смысл улетел, как птица.
Ее потерянным пером
Осталось фото. И страница.
И запылившийся альбом.

		  2.
Уж канул год, как мы расстались,
На сердце пусто и светло.
Воспоминанья растерялись -
Потоком времени смело.
	Я счастья большего не знаю,
	Чем быть свободной от тебя.
	О, Боже! Я теперь другая!
	Совсем другая я любя!

		  3.
Прости меня, мой милый друг,
Прости мои воспоминанья,
Но огляделась я вокруг,
От них очистила сознанье.
	А что меня не торопил -
	Земной поклон тебе, любимый,
	Со мною вместе пережил,
	Что было мне необходимо.
Ведь ты меня так долго ждал,
Берег меня зеницей ока.
И те слова, что ты сказал,
Дождались отклика и срока.
	Теперь поет моя душа,
	Лишь одного тебя встречая.
	Иди по жизни неспеша
	И ничего не замечая.

		  4.
Я так люблю тебя, что все,
Что было раньше, - растворилось;
Страница новая открылась -
Нам вместе заполнять ее.
	Когда закончится альбом -
	Страницу новую откроем,
	Их будет много. Я с тобою,
	А ты - со мной, пока живем.

29 ноября 1996



Золото листьев упало, и осень ушла.
Тихо зима наступила на горло природе.
Россыпью снежной дороги и сны замела
И закружила людей в ледяном хороводе.

Знаю сегодня, как можно бороться с зимой,
Знаю, как можно любовь уберечь от мороза.
Жаркий очаг не погас за твоею спиной,
И на ладонях растерянных высохли слезы.

Наше тепло я холодным ветрам не отдам,
Нежность цветов я от колющей стужи укрою,
Жду я тебя, вопреки ледяным временам...

Декабрь 1996



	Молитва.

Мой Бог! Благодарю
		Тебя за испытанья,
За муки, что прошла,
		за боль моей души,
Благодарю за миг,
		родивший осознанье
Бесценной глубины,
		таящейся в тиши.

Спасибо, что своей
		любовью Ты овеял
Мою к Тебе любовь
		и веру вопреки,
Верней - благодаря,
		что Ты посевы сеял,
Проросшие лучом
		сквозь тень моей тоски.

Тоска всегда слепа,
		всегда неотвратима,
Претензией к Тебе
		источит душу червь.
Я каюсь за нее,
		ведь я была любима
Тобою и тогда,
		тем более - теперь.

Прости меня за все,
		прости мои неправды,
Мой путь, длиною в жизнь
		из четверть-века лет.
О, дай не повторить
		моих ошибок дважды,
И в худшей из минут
		любить и видеть свет.

За все благодарю,
		что испытала в жизни.
С любовью жизнь свою
		я заново прошла.
И все мои к Тебе
		перечитала письма,
И многие ключи
		к ответам в них нашла.

О, Боже, дай мне сил
		любить и преумножить
Бесценный этот груз,
		хранящийся в душе.
Что б Ты ни указал,
		я верую, что сможет
Быть верною душа
		в стремлении к Тебе.

О, дай мне испытать
		мое предназначенье,
Мой самый высший пик
		в познании Тебя.
Я чувствую всегда
		Твое прикосновенье,
И на коленях я,
		смирившись и любя.

Я знаю, Твой предел
		уходит в бесконечность,
А я - пылинка лишь
		в галактиках Твоих.
Но хоть на волосок
		приблизиться за вечность
Моих ночных молитв
		позволь, услышав их.

И каждый малый шаг,
		что делаю к Тебе я,
Дается нелегко,
		но смысл жизни - в нем;
Чтобы любить Тебя,
		любовью этой грея
Все, что вокруг меня,
		весь видимый объем.

Нести, нести любовь -
		главенствующая ценность,
Любовь к Тебе сильней
		любых земных стихий,
Нести любовь к Тебе,
		хранить ее нетленность,
И ею наполнять
		молитвы и стихи.

3 августа 1997



Стихотворение Гале Тихомировой,
навеянное ее стихом:
"За окном туман и дождик..."

			Уезжаю в поезде и уношу с собою
			То, что в душе не душу,
			Чему жить позволю,
			Передавая, разве, - карандашу,
			Чтоб на листок бумаги
			Выплеснуть это море.

Поезд трясет разговор о погоде, даже
Море выплескивается дождем в пейзаже,
В этом и прелесть ожившей его палитры,
И километры проносятся,
			как килолитры.
Дождь за окном, порожденный моим сознаньем, -
Дань тем словам, движениям, ожиданьям,
Без которых в душе не пробудилось бы море,
И они со мной, - я купаюсь
			в морском просторе.
К синему тону добавить пришлось зеленый.
Развернулась грудь и наполнилась вдруг озоном.
В каждой капле ливня не грусть, - чистота и свежесть.
Мне морская даль открыла
			свою безбрежность.

13 августа 1997



Сигареты пахнут дурней навоза,
Я почти довела себя до невроза,
Душа - как смятая папироса,
	Бросить уже пора бы.
Но пока пускай я себя бичую,
Мертвым сном липучим себя врачую,
И почти не ведаю, что хочу я,
	Поднимая себя за жабры.

Разломился плен ожиданий плотских,
Я брожу меж стен облупленных, плоских,
Не встаю с колен, на коленях Бродский
	В матовом переплете.
От незнания более чем заняться,
По его страницам пойду слоняться,
Но в слова не в силах уже вчитаться...
	Чего от меня вы ждете?

Чтоб была спокойной, простой, веселой,
Чтоб на стол метала бы разносолы,
Чтоб стирала, пыль подметала с пола,
	Думала о ремонте;
Чтобы шпатель стал продолженьем кисти,
Белизну дверей сотворили кисти,
У растений не было б желтых листьев,
	Был бы свет в горизонте.

Но моя стезя оказалась сложной,
Не была я вовремя осторожной,
И теперь меня отругать не сложно,
	Спрячусь внутри себя я.
Как заставить меня, чтоб кипело дело,
Как раздуть огонь, чтобы тело пело,
Чтоб вокруг не зыркала обалдело,
	Слезы со щек стирая?

Как мое вниманье вернуть обратно,
Как улыбку вновь получить бесплатно,
Как добиться, чтоб было и мне приятно,
	Не повышая голос?
Но на семь ключей я в себе замкнулась,
От любых речей до поры заткнулась,
И с тоской своей я почти загнулась,
	Вытекая, как колос.

Мои зерна, жаль, не давали всходов.
Заперла себя от любых походов,
И не трогает даже статья доходов,
	И расходы не впечатляют.
Ты меня сковал в ледяные латы,
Не ленюсь на них нашивать заплаты,
Ты не понял болящей души затраты,
	И они без тебя не тают.

Ты ведь сам запретил мне мечтать о лучшем,
Запретил гулять мне по райским кущам,
Но чего добьемся тогда в грядущем,
	Если со всем смириться?
Я хочу, чтобы ты только в радость верил,
Не предсказывал горечь, мольбы, потери,
С ними справимся, если открыты двери
	К счастью, если стремиться.

Может, что-нибудь все-таки есть на свете,
Что меня заставит покинуть сети,
Когда слышу я, как смеются дети,
	Волю в кулак сжимаю.
Может ты поймешь, и меня полюбишь,
Наставленьями ты лишь меня погубишь,
И тогда на век о тепле забудешь,
	И уже не нальешь мне чаю.

Полюби меня с камнем в сердце сжатом,
Полюби меня стебельком измятым,
Если я слепа, - стань моим вожатым,
	Может быть, я прозрею к свету.
Проведи меня через тьму с любовью,
Защити меня, не пугай свекровью,
Не води на боль равнодушно бровью,
	Не спеши призывать к ответу.

Да, я знаю, сама я должна решиться,
Разогнать тоску и опять раскрыться,
Чтобы каждый миг от любви светиться,
	Превозмогать запреты.
Но в лучшее верить - мое лишь право,
И моя мечта - не твоя забава,
На тебя найдется еще управа.
	Где мои сигареты?

Зря же ты проявил упорство,
Со мной вступая в единоборство,
Прививая мечтам уродство, -
	Тебе не победить их.
Пусть их сегодня загнали в угол,
Вокруг расставили вместо пугал,
Я вырасту быстро из этих кукол,
	И буду опять любить их.

Знай, что будет всегда оставаться лишним,
Что рвалось поссорить меня с Всевышним,
И тогда не загладить посулом пышным
	То, что пережила я.
Так, пока не поздно, давай мириться,
Раз уж ты решился на мне жениться,
И в мечтах нам нужно объединиться,
	Верить в реальность рая.

Пусть бывает в жизни препятствий много,
Пусть болит душа, и трудна дорога,
Но прошу я, только мечту не трогай,
	В сердце она должна быть.
Если будем вместе, шагая к цели,
То всего добьемся, на самом деле;
Будет все у нас, что всегда хотели,
	Какой судьба ни была бы.

Знаю, ты намного меня сильнее,
Мне, поэтому, рядом с тобой светлее,
Помоги, коль чего-то я не умею,
	Обогрей, обнимая.
Я прошу, скажи, что мечтать мне - можно,
Что моих желаний достичь возможно,
Что с тобой мне будет всегда надежно,
	И что справлюсь сама я.

Только это, пойми, мне и нужно - вера,
Что сильней любого в пути барьера,
Что со мною ты, и усилий мера
	Тогда умножится на два;
Что в мечтах не будем мы одиноки,
Вместе будем мы выгребать в потоке;
И тогда для счастья наступят сроки,
	И мечта воплотится, правда!

17 августа 1997



Все прошло, как сонный день,
Разлетелось стаей птиц,
Даже вспомнить будет лень,
Что кричало со страниц.

То, что грызло изнутри,
На бумагу пролилось.
Мне с тоской не попути,
Мне не нужен в сердце гвоздь.

Все так просто и легко
В разговоре по-душам.
Мы с тобой разделим все,
Все на свете пополам.

Ты вернул мои мечты,
Разогнал сомнений тень,
Будем вместе я и ты
Каждый час и каждый день.

Все случилось - как в стихах,
Я не зря страдала в них.
Снова в сердце взлет и взмах,
И мечты - у нас двоих.

18 августа 1997



Холодный дождь уже заляпал окна,
И осень наступает наконец,
Она воспламеняет свой венец,
Она строга, нема и допотопна.

Она всегда бывает. Каждый год
Она вершит печальный свой поход
И жжет мосты за нашею спиной,
Как листья жгут дымящею копной.

А за собой она ведет зиму.
И мы понять не можем, почему
Так больно встретить первый зимний взгляд -
Уже холодный первый снегопад.

Осенний дым, осенний дождь и снег...
Я жажду теплый отыскать ночлег,
В ладонях милых обрести приют,
Пусть от зимы меня уберегут.

2 сентября 1997



Не в силах обуздать себя саму,
Сто раз жую - ни сердцу ни уму,-
Как сено, прошлогоднюю траву.
Как медленно, как медленно живу!

О, сколько воду в ступе мне толочь?
Носить устала воду в сите прочь.
Пора ковшом жестяным зачерпнуть,
И смыть с себя, стереть с себя, стряхнуть.

Пока старалась раны зализать,
Свой норов не сумела показать.
Слепым щенком уткнулась я в себя,
Пытаючись угнездиться, скуля.

Но коль своим теплом согрет живот,
То спину лютый холод проберет.
В себе тулиться - лишь морозить хвост.
Пора уже подняться в полный рост.

Пора открыть на мир свои глаза.
И плеч расправленных не иссечет гроза,
Лишь радостью наполнит сердце гром.
И молния сверкнет стальным пером.

10 сентября 1997



Любовь, Любовь,
Ты крылья даришь нам
И парус поднимаешь.
И мы летим с Любовью
По волнам!..

Ты понимаешь?!!

12 декабря 1997


Популярность: 12, Last-modified: Wed, 30 Dec 1998 08:11:00 GMT