---------------------------------------------------------------
 © Copyright Константин Чулок
 Email: asr@user.ru
 URL: www.halyava.ru/bajki/
 Date: 8 Nov 1999
---------------------------------------------------------------

     Лаборанта  звали  Жора. Чудовищно длинный, худой  и сутулый, с  вялыми,
механическими  движениями, загребающий ногами при ходьбе,  он был  похож  на
старого андроида из романа пятидесятых годов. Вдобавок  он  обладал огромным
красным носом, впалыми щеками со множеством лиловых прыщей, и сальной, сроду
не чесаной шевелюрой. Доподлинно знали, что он занимается железом: в дальнем
конце лаборатории,  в  аппендиксе  за  металлической  дверью,  располагалась
симпатичная  мини-качалка:  станок  с  хорошей штангой и тренажер "бабочка".
Когда-то,  курсе  на втором,  мы обнаружили  это  место,  и несколько обедов
дружили со спортом,  пока не были обнаружены Жорой.  На запоздалый  вопрос -
нельзя ли, он, чуть помявшись, скрипучим своим голосом сказал: "Нельзя", - и
ни у кого не возникло желания спорить. Потом он стал закрывать комнату.
     Работа  Жору  изнуряла  не  слишком.  Раз  в  час  он поднимался  из-за
компьютера, выходил в  сырой,  воняющий  близким сортиром  коридор, открывал
скребущую  по полу  дверь  и  оказывался  в  заполненном  изогнутыми трубами
подсобном  помещении,  где  накручивал  обороты  очередной  насос -  кафедра
усиленно занималась ресурсными  испытаниями, это был скромный, но достаточно
постоянный  доход,  -  снимал  какие-то  показания,  записывал их  в  пухлую
амбарную книгу и  шел  обратно,  серьезный и чуточку  гордый,  как  человек,
Занимавшийся Делом. Иногда после этого он делал круг  по  лаборатории, сотню
метров туда и сотню  обратно среди облезлых баков,  желобов  и вентилей, под
вой турбулентных потоков, жутковатый и привычный,  как привидение  в родовом
замке. Кажется, этим его обязанности исчерпывались. Наступало время прав.
     Стеклянная перегородка  делила  вычислительный  центр на  две  части  -
изначально  студенческую  и  преподавательскую.  В процессе  демократизации,
компьютеризации  и прочей  НТР  вышло так,  что  все более-менее современные
машины  оказались  на  студенческой  стороне:   молодежь  лучше   умела  ими
пользоваться. Господская часть превратилась в  памятник эпохи: большую часть
места  занимали  железные  шкафы,   забитые  многокилограммовыми  носителями
информации  ("дискеточками", - скрипел Жора), за ними был оставлен  закуток,
где стоял старый, весь в кругах от чашек, письменный стол с пыльным осколком
компьютерной техники предыдущего поколения,  - то ли УКНЦ, то ли  ЕС,  то ли
вовсе, не к ночи сказать, "Правец"-ом, - за давностью лет подлинное название
помнил,  наверное, только  несгибаемый  завхоз дядя Миша. Из закуточка можно
было видеть весь зал - если  сесть с самого края стола  и  развернуть стул к
нему спинкой. Когда на  ВЦ было много народу, Жора сидел так часами, закинув
ногу  на  ногу и  обхватив колено мосластыми  руками,  медленным аквариумным
взглядом  блуждая по ряду  машин с  той  стороны стекла. Quake тянула только
одна  из  них;  она же быстрее  всего справлялась со всяческими  инженерными
расчетами;  очередь была нередким  явлением. Из  своего угла Жора  следил за
возникновением и продвижением очереди, ожидая  ее естественной смерти. Когда
все конкуренты заканчивали  свои  дела и  уходили,  он терпел еще  несколько
минут,  на случай, если  объявится  кто-нибудь  опоздавший, и  только  потом
поднимался  и  медленно,  но  целеустремленно  двигался  к заветному  месту.
Движения его, несмотря на нарочитую медлительность, становились суетливыми -
так  суетится  улитка,  перенесенная  с  виноградного  листа на  раскаленный
солнцем асфальт. Подойдя к цели, он с деланным безразличием озирался еще раз
- не нужно ли  кому поработать? Нет? Ну тогда... не  пропадать же  машинному
времени... - и садился за компьютер. Большая игра начиналась.
     Надо сказать,  что Жора не был заядлым  геймером  в  классическом о нем
представлении.  Он   не  читал   "Навигатор"  и  "Game.exe",  не   спорил  о
сравнительных достоинствах жанров и не ждал выхода новинок. Он играл в Quake
- от нашего появления  в  институте до,  примерно, четвертого  курса.  Потом
кто-то  принес Quake-2, и он  перешел на него. За  другими игрушками (вообще
это  не  приветствовалось,  системный  администратор чистил  диск  и  грозил
покарать  виновных,  крича,  что для  головной боли  ему  вполне  достаточно
двухсот  мегов  Quake'а) Жора наблюдал молча, никогда не  выказывая  желания
попробовать что-нибудь новое.  Диапазон  его  пристрастий  был узок, как луч
прожектора.
     Бойцом   его  считали   посредственным,   впрочем,   это   было   чисто
теоретическое  мнение  - в сетевых битвах (происходивших  в  дни  отсутствия
сисадмина, когда игру ненадолго устанавливали на его могучую машину) Жора не
участвовал ни разу. На предложение "срезаться" он  обычно  отвечал,  что уже
устал от игры и лучше посмотрит просто так - и уступал место.  Потом подолгу
стоял  за плечом, облокотившись на спинку  стула, и изредка давал советы - в
основном,  как  открыть  какой-нибудь  тайник.  Уровни и  матчасть  он  знал
отлично.
     Не  знаю,  сколько   раз   он   проходил   игру.  Не  представляю  даже
приблизительно:  с  одной  стороны  -  огромный  стаж,  с  другой  -  он  не
пользовался  мышью  и  не признавал  стрейфа,  черт  знает,  почему,  то  ли
молниеносное скольжение  в  сторону  казалось ему  нереалистичным,  то  ли -
неспортивным,  то ли  просто не  успевал в нужный момент  придавить  Alt,  в
общем,  погибал   он   часто.  Но  очередная  смерть  ничего   не  меняла  -
перезагрузившись,  он  снова  шел напролом, терзая клавиши так яростно,  как
будто  экран с недобитым  врагом мог взорваться  реальными пулями.  Наступал
вечер, студенты доигрывали, доделывали курсовые, один за другим отправлялись
домой - а Жора продолжал стрелять в иллюзорных врагов, и компьютерные брызги
крови мешалась с нарисованными осколками материала несуществующих стен.
     Он  останавливался   около  восьми.  Записывался  где-нибудь  в   конце
очередного уровня,  выходил из игры, выключал компьютер, брел  в закуток  на
преподавательской  половине  и подолгу  сидел там,  глядя прямо перед собой.
Потом надевал кургузую  болоньевую курточку,  выгонял засидевшихся и  уходил
сам.
     В  последний  раз я  был  на  кафедре около года  назад. Спустившись на
первый  этаж, заглянул на ВЦ. В комнате  никого  не было,  только Жора, сидя
спиной ко мне, играл во второй Quake. Я не стал его отрывать.




     Звук открываемой двери и  черный силуэт на яркой трапеции коридора. Тот
смотрит  вправо-влево   и  бежит  вперед,  пулеметчик  кричит  и   бросается
наперерез, Тот  оборачивается, у бедра раскрывается  огненный  цветок, тупые
удары пуль останавливают пулеметчика,  но  отдача  задирает  ствол,  остаток
очереди уходит в потолок, есть полсекунды, он изо всех давит гашетку и лупит
в упор, пока новая  длинная  очередь не разрезает его от шеи до  пояса, но в
этот миг начинает стрелять второй, Тот пытается развернуться,  не успевает и
валится на пол, дверь открывается, и  Тот начинает палить  от порога, из ран
первого пулеметчика фонтанирует  кровь, он стоит,  но  уже  мертв,  и  снова
выручает  второй,  левый  бок  Того  становится  красным,  автомат  тарахтит
суматошно, Тот  не пытается маневрировать, взаимоистребление, кто первый, но
гибнут  одновременно,  дверь  свистит опять,  Тот  влетает в  зал  и  тут же
бросается  обратно,  первый  пулеметчик  кричит и  все  же  успевает всадить
несколько пуль в исчезающий силуэт, ненависть и отчаянье, яркие лампы слепят
глаза, и Тот, почти невидимый  в  этом свете, в глубине коридора, воющий рой
сечет тело на части, падают кровавые  ошметки,  Тот шагает через них и нос к
носу встречает  второго, пулемет  против пулемета,  но преимущество у  Того,
шесть  стволов  крутятся  с   ускорением,  Тот   не  ждет  падения,  толкает
обезглавленного стража и рвется вперед, но добегает только до середины зала,
из-за  массивной колонны выскакивает  гладиатор,  и Тот  взлетает,  бьется о
стену  и  остается  лежать,  пока  дверь  не  съезжает  в  сторону,  в  зал,
кувыркаясь,  летит граната,  но падает далеко, желтый гриб вгоняет осколки в
лицо  и  в грудь,  но  оставляет жить, пулеметчик врывается  в дверь и перед
смертью успевает уйти чуть в сторону, уведя за собой прицел, у второго опять
есть  время, шестиствольник  впустую  дырявит стены  и  вдруг замолкает, Тот
судорожно  меняет оружие,  но  опаздывает и  сползает  по  измазанной кровью
стене, а  дверь вновь выпускает трапецию света,  граната  ложится  точно под
ноги,  и первый  гибнет,  не успев  ничего  понять, а  второй нарывается  на
размалывающую  очередь,  потом граната  падает  возле  колонны,  и гладиатор
бросается в  атаку, Тот пятится,  отстреливаясь, расстояние не  сокращается,
гладиатор  точно  знает,  что  не  успеет,   и  все   же  бежит,  размахивая
бесполезными страшными клиньями рук, и умирает в метре от вжавшегося в стену
Того...
     Путь свободен. Герой идет дальше.

     1999

Популярность: 14, Last-modified: Fri, 12 Nov 1999 15:42:31 GMT