---------------------------------------------------------------
 © Copyright Александр Бойм
 Email: alexandrboim@mail.ru
 Date: 19 Nov 1999
---------------------------------------------------------------


     Струящееся  солнце  падало  в  прорезь  переулка, облепленного  старыми
домами,  где билась  зноем издыхающая  весна,  и в  сквере,  стыдясь  редкой
листвы, щурился мечтательно и старчески чахлый тополь.
     Счастливые школьники, доживавшие последние дни девятимесячного гадства,
стайкой  неслись  прочь от  школы,  гоня  впереди  себя пинками и увесистыми
портфелями очкастого заморыша.
     Он,  спрятавшись  за  занавеской,  смотрел жгуче  и  нерешительно,  как
смотрел  уже тысячи раз. Каждый день, зимой и  летом,  в  любое время дня, в
жару  и мороз,  в  дождь  и снег, подходил  он к  окну  и  не мог  решиться,
останавливаясь в последнюю секунду.
     Смотрел  утром, когда она, выпрыгнув из постели в весенней ситцевой или
зимней фланелевой в цветочек ночнушке, вываливала из шкафа одежду и бежала в
ванну.  После, когда, свежая и влажноволосая, она торопливо глотала на кухне
бутерброды. Смотрел на нее, выскользнувшую из подъезда, спешащую в соседскую
школу, с заброшенным за плечи рюкзачком.
     Смотрел  днем, когда она,  как  и  сейчас, вернувшись, переодевалась  в
домашнее  и вечером, когда  дымился  в  кухне  напротив  уютный  под розовым
абажуром  чай  или  виднелась  книжка, лежащая  на подушке,  и  склонившаяся
головка. Бывали  страшные дни, в которые  она  упархивала куда-то из дома, и
горькой темнотой сочилось в такие вечера ее окно,  а однажды,  зимой, сквозь
вязкий  мокрый снег  он видел в большом переплетенном  цветным  стеклом окне
лестничной площадке, как целовал ее какой-то ублюдок с омерзительным изгибом
сросшихся бровей.
     Она  потянула  через  голову свитер,  обнажив  легкомысленные  и  белые
кружавчики, когда он, наконец, решившись, распахнул окно.
     В  комнату  ворвался   гул  моторов  машин,  шелестевших  по   близкому
проспекту,  дребезжащий  трамвай,  шаги и смех  - весь  шум весенней  улицы.
Пронзительно затрепетал на ветру тюль,  и она заломила назад руки, выискивая
замочек.
     Он, облегченно выдыхая, открыл футляр, и, уверенно уперевшись локтями в
подоконник, утвердил  колеблющуюся мушку в  тень ложбинки  между  больших  и
теплых, испуганных грудей.

Популярность: 8, Last-modified: Sat, 01 Jan 2000 07:55:00 GMT