---------------------------------------------------------------
     © Copyright Игорь Бакин
     Email: octagon@chel.com.ru
     Date: 3 Feb 2000
---------------------------------------------------------------



А потом мы с тобой целовались,
Солнце в зеркале нашем играло,
И, пока не подкралась усталость,
Мы решили начать все с начала.

А потом мы о чем-то болтали,
Солнце в наше окошко смотрело,
И когда нас беседы достали,
Мы по новому взялись за дело,

А потом мы пошли выпить чаю,
Мы печенье с варением ели,
Посидели чуть-чуть, помолчали,
И направились снова к постели.



Ан нет, а впрочем может и да...
Куда мы, когда? Никуда и никогда .
А они - это где? И как часто? И кто?
И сколько их? Тысяча, или быть может сто?

И нужно ли делать с ними хоть что-нибудь?
Посадить за стол, а может отправить в путь?
Объяснить задачу или загадочно помолчать?
Готовить награду для них или позвать палача?

А что между нами - выдумка или сон?
И кто из нас я, кто ты, кто они, кто он?
Где между нами граница, насколько крепка она?
И зачем мне вопросы?
Все уже здесь. И значит весна.



Аэропланы
Небо обнимают руками,
Разные страны
Сохранили о них память.

А им наплевать
На все воспоминанья на свете,
У них в головах
Ветер.

Они не летают даже -
Планируют...
Облака вокруг фюзеляжа
Красивые.

И они в облаках
Им нравится жить так.
Небо в руках
До смерти всего шаг.



Бегают мужики,
Играют в хоккей на льду,
Это не пустяки -
Сотня матчей в году.

Скорости  - ого-го,
Лед превращается в пар,
Зрелище стоит того,
Удар в ответ на удар,

Зрителей миллионы,
Им стадионов мало -
Улыбаются чемпионы
Устало.
*  *  *
Когда ты не хочешь меня видеть,
Когда ты не хочешь меня слышать,
Я ухожу туда, где все пpосто,
Я ухожу туда, где я выше...

Я там бываю не так, чтобы часто,
Я там бываю, если есть вpемя,
И может быть там мое место,
Но я зачем то вместе со всеми.

А здесь нахальные автомобили,
Самоувеpенные Тpамваи,
Но я пытаюсь жить именно здесь.
Здесь я живу, а там лишь бываю.

А когда ты меня не видишь,
И слушать меня не хочешь,
Я ухожу смотpеть в свое небо,
Я ухожу подальше от пpочих.

И мне не нужно быть стpанным и сложным,
И не нужно выглядеть лучше,
И я вдыхаю встpеченный ветеp,
Мне не бывает ни гpустно, ни скучно.

Я не пытаюсь споpить с собою,
Я не устpаиваю демонстpаций...
Но ты не можешь без меня слишком долго,
А я люблю к тебе возвpащаться.



Звезды медленно горят между облаками,
Листья тихо шелестят, цвет у них зеленый,
Я по городу иду легкими шагами,
Видимо влюбленный.

Мне с тобою хорошо без тебя мне плохо,
В лужах отражаемся вместе с облаками,
Я не забываю делать выдох после вдоха -
Хорошая память

Я не первый раз люблю, мучаюсь, тоскую,
В прошлый раз одну любил все мне было мало,
А потом не стал любить, полюбил другую...
Видимо достала.

А теперь по городу я хожу кругами,
И горит моя любовь как сухая спичка,
Я хочу держать тебя теплыми руками.
Видимо привычка.

Бэби я люблю тебя,
Бэби я люблю тебя,
Бэби я люблю тебя,
Тра-ля-ля-ля-ля.
     *  *  *

Я был долго один
                и не так чтобы пьян,
Просто в зеркало старое вкрался изъян,
Дождь отплясывал тихо унылый канкан
На крыше.
И я мечтал о покое,
                 было мне не до драк
Tom Waits вдруг запел про "дождливых собак"
Это глупо, конечно, но мне почудился знак
И я вышел.

И я шлялся по лужам, болтая с собой,
Мне хотелось в тепло, мне хотелось домой,
Но я опять орал песню,
             что близится бой
И полеты...
И промокшие волосы лезли в глаза,
А спросили б меня, я не смог бы сказать
Почему я боюсь возвращаться назад...
Страшно что-то...

А потом я устал, меня принял мой дом.
Я хотел бы поспать, но отложил на потом,
Полбутылки вина и пейзаж за окном -
Легкий завтрак...
И тогда неожиданно стало светло,
Даже дождь перестал барабанить в стекло,
Все, что было "сегодня" уже отошло...
Стало завтpа...

     *  *  *

Кажется воля свободной,
Кажется время реальным...
Тот, кто умеет быть смирным
Сможет остаться на дне.

Камень, опущенный в воду,
Видит течение жизни,
И колесо превращений
Не задевает его.

Не лишены интереса
Шутки, что свойственны Майе,
Если ты просто прохожий,
Если идешь стороной.

Мир этот полон иллюзий,
Скроенных ловкой рукою.
Их побуждает к движенью
Странная сила. Внутри.



Бумажные стены,
Все время кто-нибудь рядом,
Грядут перемены,
Но это не то, что мне надо.

Длинный меч под правую руку,
Короткий под левую.
Движение смерти угадаю по звуку
И выпад навстречу сделаю.



Была Весна и был Апрель,
Мне улыбались облака,
Я забывал слова: "Метель",
"Зима", "Тоска"...

Я ждал особого звонка,
И улыбался во весь рот,
И улыбались облака...
Ну вот...




Быстрые танцы
Под музыку ветра,
Там как придется -
С ветром не спорят,

Только б подняться
На тысячу метров,
К уровню солнца
От уровня моря.

Ласточка.
Ласточка.

Тихие песни
За облаками,
Над городом серым
Многоэтажным,

В городе тесно,
В городе камень,
В городе нервы,
Но это не важно

Ласточке.
Ласточке.

Черные молнии -
Быстрые птицы.
Страхов не будет,
Не будет сомнений.

Город заполнили
Новые лица,
Может быть люди,
Может быть тени

Ласточек.
Ласточек.



Можно казаться сильным,
Можно казаться умным,
Облаком серым и пыльным,
Поездом скорым и шумным.

Можно казаться ветром,
Потом превратиться в камень.
Грустно - прикинуться пеплом,
Зимним пейзажем в раме.

Казаться чьей-то судьбою,
Ритмом какого-то танца...
Казаться и быть собою!
Быть!... И немного казаться.
В городе осень, ранний вечер,
Серость, холод, куриная слепота.
Освещать этот город незачем или нечем,
Над городом небо - бесформенная плита.

Цвет у этого неба невнятный, совсем никакой,
Каждая попытка светиться сразу же гаснет в нем,
В такие минуты не хочется быть звездой.
Потеряешься, ори потом: "Найдите меня! Прием!"

Вот только фар очень много. Фары текут рекой.
Но и они не для света, а чтобы бить по глазам.
Скоро зима. Будет город совсем не такой.
Чище, светлее. А с ним изменюсь я сам.




В небо летят лоскуты
От моего огня,
Из темноты кресты
Пялятся на меня.

Размышляю о том, о сем,
Ладонью ловлю тепло.
Куда же меня несет...
Куда уже занесло...

Правильные шаги,
Неправильные ходы,
Как ты не берегись,
Все равно оставляют следы.

"Та" и "другая" жизнь
Делят меня пополам,
Но все, чего ни коснись,
Происходит и там и там,

И приходится жить подряд
Обе жизни, и ту, и ту...
Сейчас, дрова догорят,
И пойду.Волосы собраны в хвост.
На женщинах кринолин.
На каждый ответ - вопрос,
Каждое утро - сплин.

Свечи слегка коптят,
Какой неуверенный свет
Вторую неделю подряд
Ни сна ни отдыха нет.

Не веселит вино,
Слуга потерял покой,
Теперь уже все равно
Кто заразил тоской.

Шпага. Щенячий задор.
Левее манишки цель.
Все надоело... Вздор.
Скорей бы уже дуэль.

Ветви деревьев скрывают луну,
Лес надо мной.
Я подожду, пока птицы уснут
Все до одной.

И потихоньку буду идти
В самую глубину.
Мне не знакомы  эти пути,
Но я не вернусь.

Я ухожу туда, где никто
Со мной не знаком,
Я отправляюсь на Юго-Восток
Просто пешком.

Подальше в леса от своих и чужих,
Подальше от шума.
Мне нужно припомнить прошедшую жизнь
И просто подумать.
     *  *  *
Потоки воды оставили нас не у дел,
Потоки воды текут на землю с небес,
Я ждал тебя, я видеть тебя хотел,
Но вечеp медленно шел, а потом исчез.

А я pаствоpился в том, что стало потом,
А стало свежо, как будто откpыли окно,
И ты появилась, в потоках воды за окном,
Но я не пошел к тебе. Мне уже все pавно...

Я был этим воздухом, я был этим дождем.
Я был тобой за окном, и собою здесь...
Меня не найдут нигде ни сейчас ни потом...
Был вечеp и дождь и я pаствоpился весь.
Вихри враждебные веяли,
И злобные силы - как водится.
Ветра наполнялись идеями
И превращались в конницу.

Шашки блестели весело,
Ах, боевая романтика,
Дни становились песнями,
И ожиданием праздника,

Ждали от праздников счастья...
Праздник стал юбилеем...
В поэзии много страсти,
Не нужно быть строгим с нею.
     *  *  *
Весна на дворе, март месяц.
Тёплое солнце, морозы,
В душе тесновато песням,
В жилах авитоминозам,

Масса противоречий,
Радостей и сомнений...
Здесь удивить нас нечем -
Март - это женское время.

     *  *  *
Полные глаза света.
В каждой голове - ветеp.
Скоpо подойдет лето,
Надо нам его встpетить.

Улица поет снова,
Женщины стpяхнули холод,
Каждое втоpое слово
Если не намек, то повод.

Землю pаспиpает сила,
Тысячи зеpкал pазных,
Женщины добpы, милы...
Вот такой Весна - Пpаздник.




Вот небо - прямо над головой,
То низкое, то высокое.
Вот деревья - то шелестят листвой,
То голыми ветками небо трогают.

Вот птицы  - летают там в облаках,
Те же, что год назад. А может другие...
Вот ветер - носит птиц на руках
Прошивая небо навылет.

Вот звезды - смотрят оттуда вниз,
А мы на них смотрим снизу.
Вот события, из которых соткана жизнь,
Вот чувства - и благодарность, и вызов...

Вот то, что о жизни мы придумали сами,
Вот слова - заменившие все собой,
А вот дом, вот река, вот земля, вот камень,
Вот небо. Прямо над головой!



Вот незнакомая тропа
		уводит от дома нас,
И мы пытаемся понять:
		где свои, где враги...
А лишь вчера казалось нам,
		что наша жизнь нарисована,
Но вот мы смотрим на рисунок,
		и не видим ни зги.

А мы хотели жить в покое,
		ну и что в этом странного,
И наше солнце нам дарило
		и добро и тепло,
Но вот незримая стрела -
		и земля наша ранена,
И мы уходим для того,
		чтобы вам повезло.

А мы встречаем скороходов
		с вестями недобрыми,
А их глаза полны тревогой,
		их улыбки мудры.
И если нам не удалось
от тревог укрыться шторами,
То значит мы должны дойти
		до самой черной горы.

И наше дело шагать,
		а не считать себя героями,
И наше дело идти,
а не гадать чья взяла.
Мы не пытались доказать,
что чего-то мы стоили,
Нам просто выпал этот путь...
Вот такие дела.



Линия пантеры, кошачий изгиб.
Веки, ресницы, бездна.
Кто здесь выжил, а кто погиб -
Неизвестно.



Вспоминаю детские сказки,
Общаюсь с героями мило,
Принцессам смотрю в глазки,
Продаю королевам мыло.

Солдаты, ведьмы, вельможи...
Несколько маленьких стран,
Двое случайных прохожих -
Я да Ганс Христиан.



Мы бродим по разным дорогам,
Нам всe, что вокруг, любопытно...
И видно, конечно, немного,
Но всe-таки кое-что видно.

И в ближних, и в дальних странах
Хотят и тепла и уюта.
Везде опасаются странных,
Но тянутся к ним почему-то.

Выходит смешная картина -
Сквозь будни ведя своe судно
Легко показаться кретином,
Но умным - тоже нетрудно.

А хочется просто счастья.
Всю жизнь не хватает чего-то:
Времени, денег, власти,
А может быть, чувства полeта.

     *  *  *
Графомания - довольно забавная штука,
Если не совать рукописей дурацких
               всем под нос, а просто самому
Чуть что, хватать карандашик в руку,
И словечки, как бусинки
               "тырк-тырк" одно к одному.

Предполагается, конечно отсутствие таланта,
Но талант нужен писателю.
               А графоману зачем?
Графоман живет не так, чтобы очень и сам то,
А с талантом вдвоем
               значительно больше проблем.

И так хорошо. Отбросить в сторону хлопоты,
Усесться за стол, помолчать
               уставясь на чистый лист,
И словечки писать, про себя повторяя шепотом,
И не строить себе пьедесталов,
               но и не падать вниз.

А просто после работы направиться к дому,
Той же дорогой, какой бы и гений шел,
Слова тасовать, подбирая одно к другому.
И, так же как гений,
               результаты складывать в стол.




Оконная рама - граница: "Холод - Тепло"...
Начальник заставы задумался глядя во тьму,
Оконной замазкой случайно испачкал стекло,
И странное что-то пригрезилось снова ему...

Он молча сидит у границы и слушает снег.
А ветер сигналит о чем-то с другой стороны,
Возможно он просто хотел бы найти здесь ночлег,
А может и нет, ведь удобства ему не нужны...

А звезды тускнеют. Пора. Завтра рано вставать.
Начальнику грустно, так много воды утекло,
Он молча поднялся, и молча прилег на кровать...
Надежна граница. Там - Холод, здесь - Дом...
                                       И Тепло.



Движение
По направлению к солнцу -
Последнее,
Что остается...

Конечно, нелегок путь
До него,
Зато оттуда взглянуть
Каково!!!




Движутся навстречу
Звезда к звезде,
Вокруг меня вечер -
Значит вечер везде.

Движутся упруго
Через вечер в ночь,
Навстречу друг другу,
От меня прочь.

Звезда к звезде,
За годами года,
Место встречи - нигде,
Время встречи - никогда.



Дикие времена
Мои заполняют сны,
Я каждую ночь там
Я становлюсь лесным.

Змея на моем плече,
И на груди амулет
Я до сих пор ничей
Но они уже взяли след.

Воины их сильны,
За каждым деревом смерть -
Месяц священной войны,
Проснуться уже не успеть.



Я пробовал быть усталым,
Пробовал быть молодым,
Я начал лелеять свое здоровье
Но снова упился в дым.

Но каждый дом  Имеет свое тепло.
Солнце мое,
          когда ты со мной,
              я знаю, что мне повезло

Когда умирают листья,
А в небе живет асфальт.
Во мне затихают осколки звезд,
Я превращаюсь в базальт.

Но каждый дом  Несет свой собственный свет.
Солнце мое.
          О, как же мне трудно,
              когда тебя рядом нет.

Так трудно не верить в приметы.
Трудно не верить судьбе.
Моя биография - цепь предсказаний,
Ведущих меня к тебе.

И каждый дом  Хранит таинственный звук
Солнце мое,
          Насколько все проще
              в кольце сияющих рук.

А ночь - просто время иллюзий.
Энергия включенных фар.
Когда я пью электрический воздух,
Я чувствую в пальцах жар.

И все таки дом Знает приметы дня
Солнце мое!
          Когда ты снова Взойдешь
Вспомни меня.

     *  *  *
Сонные улицы пропускают меня
         через строй домов,
Сонные улицы вяло глотают сны фонарей,
Я для них не интересен,
         всего лишь протоплазмы комок,
Я еду домой.
         Скорей.

И я не пытаюсь смотреть
         сквозь тонкую кожу квартир,
Но кровь очень близко к стенам,
         и пульс отчетлив вполне.
А те, кто "Муму и Герасим",
         и те, кто "Война и Мир"
Едут домой.
         Им нужно домой, как и мне.

А сверху все это укрыла
         большая, косматая тень,
Но я не боюсь. Я не вижу в ней больше врага.
А завтра с утра встанет солнце,
         ему не бывает лень...
Я еду домой, к теплу своего очага
*  *  *
Дороги покрыты льдом.
Слишком быстро пришли холода.
Передвигаемся с трудом
Кто куда.

Ноги ставлю аккуратно -
Корова на льду,
Выражаюсь непечатно,
А иду.

Бог даст, доберусь туда
Куда шел.
Есть особый кайф в холодах -
Хорошо!

Промерзнешь насквозь, под горячий
                                                    пельмень
Рюмочку вмажешь.
Положено быть холодной зиме.
Зима же...





Есть что-то во мне,
Что-то, что тревожит мой сон,
Может быть чей-то завет,
Какой-то закон,
Я был бы один,
Сам себе господин,
Но я среди вас, как ты и как он.

Есть что-то во мне,
А где ему быть.
Может яростный свет,
Осколок судьбы,
И кто мне поет,
Про огонь и про лед,
Кто строит во мне корабли и гробы?

Есть что-то во мне,
Что зовет меня в путь,
Там, там в глубине
Он мерцает чуть-чуть.
Мне бы в тепло,
И все бы прошло,
Но нет, даже в тепле, мне не уснуть.



Ехал однажды Пушкин
В трамвайчике,
Толкали его старушки
И мальчики.

Народищу много очень
В трамвае,
И Пушкина, среди прочих,
Не узнавали.

А я почесал макушку,
И все-таки подошел.
Ну как, говорю, брат Пушкин.
Спасибо, говорит, хорошо.



Еще один шаг, как попытка уйти,
Но кто может знать, где нужная дверь,
Никто и так не сидит взаперти,
К чему составлять списки потерь -

Достаточно просто встать в стороне,
И наблюдать за своей суетой,
Увидеть, как ты увязаешь в дерьме,
И улыбнуться. И на покой.



Когда осыпаются листья,
И дождь принимается плакать -
Становятся тихими мысли,
Становятся ясными знаки.

На улицах гpустно "Трамваям",
Но небо становится ближе,
И кто-то навеpное знает,
Как жить, чтобы жить, а не выжить.



Жарко...
Можно дойти до ручки.
Кажутся небесным подарком
Тучки...

С другой стороны, что жара?
Бывает и хуже...
Мне нравится капельки собирать
С кожи твоей после душа.
Жирафу удобно заглядывать через заборы -
Посмотреть, чего там такое.
Мышки любят прятаться в норы,
Волки зачем то на луну воют,

Бегемот умеет не обращать внимания,
Имеет нас всех ввиду...
Верблюдам не страшны расстояния
Идут себе и идут.

Мартышки с ветки на ветку скачут,
Голуби о чем то воркуют...
Каждый выполняет свою задачу
И не спрашивает какую.
     *  *  *
Звезда рок-н-ролла!
Где ты звезда рок-н-ролла?
Спой свою песню звезда рок-н-ролла!

Серое небо в разводах грусти,
Пепел газет, запах скандалов...
Пиво в бутылке,
Теплое пиво.

Дыра на обоях - рваная рана,
Старые песни. Кому это нужно?
Пиво в бутылке,
Теплое пиво.

Окурки в стакане - дурная привычка.
Рваные струны - это нормально.
Пиво в бутылке,
Теплое пиво.

Радиоголос. Что-то случилось...
Старые фото. Стертые лица.
Пиво в бутылке,
Теплое пиво.

Книги повсюду. Кто их читает?
Острая бритва. Вряд ли дождетесь.
Пиво в бутылке,
Теплое пиво.

Странное место - место для жизни.
Черная метка - это подарок.
Что будет дальше?
Позже узнаем.

Звезда рок-н-ролла!
Где ты звезда рок-н-ролла?
Спой свою песню звезда рок-н-ролла!



Звездочек пара - тройка
В сеточке тополя,
Небо - неровно только
Заштопали.



Звезды спрятались за тучи,
Только с этой высоты,
Из-за туч им видно лучше
Может быть.



Звук летящей пчелы,
Движение ветерка,
Вы, как всегда, милы,
Я пытаюсь сверкать...

Погода еще холодна,
В Вашей улыбке печаль,
Вы у меня одна,
А жаль...



Здоровенные мужики
Молотят друг друга по роже,
Ударит с левой руки,
И с правой ударит тоже.

Тяжелые кулаки,
Блестящая черная кожа.
И снова с правой руки
По роже.

Народищу тысяч двадцать,
На муравьев похожи,
Орут: "Деритесь засранцы".
И снова по роже, по роже.

Двенадцатый раунд закончен,
Потрачено столько усилий,
Толпе понравилось очень,
Клоунам заплатили.



Зима. Холодно очень.
Хорошо!
Не всем это нравится, впрочем...
Ну и что?

Мы живем в этих краях
Вон уже сколько лет -
Да! Зимой морозы стоят,
Так летом то нет!

Зато в наших трамваях
Сиденья греют.
Когда о тебе забота такая -
Даже на сердце теплее.

А звезды к морозу рассыпаны чаще.
И молчат. Ни звука, ни слова.
То ли на нас глазенки таращат,
То ли на кого другого.

Оттуда выглядим и мы
Как звезда.
Среди чьей-то зимы,
В холода.

Светимся над чьей-то головой,
Отважно
Управляем чьей-то судьбой -
А как же?

И поскольку мы в мире этом
Звезда,
Нужно быть источником света!
Да!
И все таки все правильно
Можно сказать уверенно,
Все в нужных местах расставлено,
Все к нужным местам приклеено.

Мальчишки растут как положено,
Вот-вот заведут по девочке,
Если что растревожено,
То все в основном по мелочи.

Бывает грустно порою -
Так в жизни не на параде...
А дом мы еще построим
И дерево рядом посадим.




Иду вперед по волне,
За мною лишь ровный след,
Волны подвластны мне -
Ни одной непослушной нет.

Я исправляю их стиль
Уверенною рукой,
За мной остается штиль,
Слегка напряженный покой.

Я не имею друзей,
Не хочу быть ничьим врагом,
Я просто иду по волне,
Мне нравится быть утюгом.



Иду за тобою следом
Без какой то особенной цели.
Мне не нужна победа -
Сколько мы их имели

Этих побед ненужных,
Этих восторгов тяжесть...
Я теперь безоружен,
И мне это нравится даже.

Нравится шляться по улицам,
И притворяться прохожим,
На весеннее солнышко жмуриться,
И жопа твоя нравится тоже.



Иду с работы домой,
Вечер мягок и тих,
Привык ходить по прямой,
Быть всегда при своих.

На мизере не игра,
Потому что кто я такой?
Я знаю когда пора,
Умею ценить покой...

В кармане бренчат ключи,
Мотор барахлит слегка...
Скорость переключил,
Но не привык пока.



Иду...
Снегом бьет по губам...
Погодка в этом году -
Да...

Ишь как разыгралась,
Кто придумал, что метель плачет?...
Идти то самую малость.
О! Трамвайчик!

Здравствуй родной! Влажу,
Сиденьем задницу грею,
Уже не страшна пурга, Даже
Можно беседовать с нею.

Что, мол, съела, милая?
Ну-ка перестань злиться...
Еду, дискутирую
В лицах.

Задаю вопросы, болтаю беспечно...
Очень это все увлекательно...
Когда доедем с пургой до конечной
Ответит она. Обязательно!
     Иероглиф.

Человек глядящий на луну
Проходящую своей дорогой...
Облака, клубящиеся рядом...
Глубина, которой нет предела...

И снега, что делают светлее
Время суток, названное ночью,
И дороги укрывают наши,
И молчат, как те, кто что-то знает...

Этот город, верящий в приметы,
Знавший многих, многое забывший,
Не сумевший сохранить свой голос,
И насквозь пропитанный надеждой...

И ветра меняющие возраст,
Память, темперамент и привычки...
Этот свет от лампочки на кухне
И вино французское в стакане

Это - Я.
     *  *  *
Он хотел о себе что-то очень важное знать,
А для этого нужно делать и делать шаги,
Он издал пpиказ и поставил на нем печать,
И достал из кладовки оpужие и сапоги.

И когда pассвет собиpался pазжечь огонь,
Он шагнул вперед, потому что куда ж еще?
За спиной осталась подъезда pодного вонь,
А доpожная сумка pемнем давила плечо.

И оpкестpы ему не игpали пpощальный маpш,
И никто не шел его пpоводить до угла,
Гоpод тихо спал, не считая своих пpопаж,
И упала звезда, что когда то его беpегла.



Он искал это Имя, пытался исследовать Путь,
Он боялся Расплаты и все-таки жаждал конца.
Так хотелось взять Время за горло, и заставить его уснуть,
И спокойно заняться отливкой нового кольца.

Он искал это Имя, планировал гибель врагов.
Он хотел сделать чище пути и идущих по ним,
Он придумал правителей мира - маленьких добрых богов,
Чтобы не было страшно народам остаться одним.

Он искал это Имя, он шел мимо легких побед,
Он в себе переплавил осколки надежд и тревог.
А когда он нашел это Слово, То оставил его себе,
И улыбка застыла на бледном лице его.



Индеец - "Соколиное Перо"
И друг его "Быстроногий Олень"
Лишь только солнце взошло,
И разгорелся день,

Вернулись к своему народу,
Море было им по колено.
Они хлебали огненную воду
Занюхивая скальпом бармена.
*  *  *
Не бывает, что бы что-то
Было пpосто так.
Все закаты и восходы
Это добpый знак!

Вьются в воздухе пpиметы
Все быстpей, быстpей...
Если к нам пpиходит лето,
Значит все о'кей.

Если солнце светит ясно
Или дождь пошел,
Значит или все пpекpасно,
Или хоpошо.
*  *  *
Ввеpх ногами пеpевеpнусь,
Что увижу?
Опускается тихо гpусть
Все ниже...

Изменяется миp слегка,
Отлично!
Только так же нежны облака
Как обычно.

Не для всех новый день несет
Надежду.
Будут думать: "Осталось все
Как и пpежде,

И останется сеpой жизнь,
А не пестpой..."
Но глаза мои смотpят вниз
На звезды.



К теплым твоим ягодицам
Прижимаю живот,
Ветер за окнами злится,
Заунывное что-то поет.

Март уже на исходе,
А за окном минус двадцать,
И ветер унылый бродит,
Не уставая кусаться.

Зато, если ветер злее,
Крепче обычного спится,
Только укрыться теплее,
Прижать живот к ягодицам.
     *  *  *
Я не знал таких дорог
                     странных,
Как дорога, что с тобой
                     вместе
Нас ведёт. Мы не знаем куда.
Может в мире есть ещё
                     страны.
И другие там поют
                     песни.
Без тебя. Мне не нужно туда.


Мне знакомы многие
                     люди,
Среди них немало есть
                     славных...
Только создан мир лишь для нас двоих.
Я не знаю, дальше что
                     будет,
Я не знаю кто из нас
                     главный.
Есть законы. Разве дело в них.


Кто-то смотрит с облаков
                     белых.
Знает он всё то, что нам
                     сложно
Прочитать по карте на руке своей.
Он рисует нам пути
                     мелом,
А дождём смывает. И
                     всё же.
Знаю, что у нас будет всё О'кей.


Каждый день с тобой - радость!
Каждый день с тобой - рай!
Каждый день с тобой - праздник!
Каждый день с тобой - кайф!

Какая тонкая улыбка и умные глаза,
Откуда тебя взяли такую
Какие странные мужчины вокруг тебя егозят
Ты не подумай, я не ревную

Просто
Ты хороша какая есть,
Ты хороша любая
Я забываю зачем я здесь
Я обо всем забываю
Когда я вижу тебя.

Ты говоришь, что ты устала от этих чудаков
И ты хотела бы уйти хлопнув дверью,
Я упиваюсь ароматов твоих движений, твоих слов
И так ли важно, что тебе я не верю.

А ты тануешь буги-вуги так, что все вокруг торчат,
А ты танцуешь буги вуги хорошо.
И я тобою надышался, нужно уходить сейчас
Последний вдох, последний взгляд. На посошок.
Клубы по интересам...
Собиратели значков,
Читатели желтой прессы,
Носители темных очков,

Почитатели пьянки,
Особи однополые...
Мне нравятся негритянки
Голые.




Когда звезды таращатся на меня,
А я таращусь на них,
Мне кажется, можно руки подняв
Оказаться среди своих.

Не нужно болтать ни о том, ни о сем,
Ведь все понятно и так,
С такой высоты я бы тоже просек,
Что важно, а что пустяк.

Пока же я просто руки поднял,
Стою, как какой-нибудь псих,
И звезды таращатся на меня,
И я таращусь на них.



Когда папуасы танцуют
И копьями машут своими -
Ни слова, ни жеста впустую,
Все только во имя, Во Имя.

Удары в тамтамы и крики,
И мясо на жертвенном камне,
Везде ухмыляются лики...
Все честно! А я?.. Да куда мне.



Когда по утрам чищу зубы,
В зеркале себя вижу -
С собой не бываю грубым,
Стараюсь быть к себе ближе,

Не строю себе рожи,
А улыбаюсь мило,
Чтоб быть на человека похожим,
А не на крокодила.

Улыбочками и словами
Я в этом себя убедил:?Опять же, с такими зубами
Какой уж я крокодил.

Когда прекращаются песни,
А в мыслях рождается вялость,
Становится грустно и пусто,
А хочется новых движений -

Быть может полезно припомнить
Звезду, что висеть осталась
У самого горизонта
В ряду похожих мишеней.

Быть может нужно напиться
В дымину, устроить драку
Чтобы тоску развеять,
Которая вяжет руки.

А может затеять что-то
Полное странных знаков,
Загадочно улыбаясь
Выделывать разные штуки.

Штуки, которые раньше
Казались чем-то реальным.
Явить собою героя
Или его посланца...

Радует, что со мною
Все, слава Богу, нормально -
Я все еще слышу песни
И даже танцую танцы.


Когда холода за стеной
И грустно
Просто побудь со мной
Просто мне посочувствуй.

Когда устану и мне
Ничего не надо,
И холод во мне и снег
Будь рядом.

Не боюсь холодов ползучих
Ничуть
А все же, на всякий случай
Рядом побудь.



Когда я был обезьяной
Все было немного проще.
Я просыпался рано
В какой то банановой роще,

Выбирал поудобнее место
Где можно почти не держаться,
Спокойно бананы трескал,
Спокойно почесывал яйца,

Потом дожидался рассвета,
Суетился до самой ночи...
С тех пор как стал человеком
Жизнь изменилась не очень.
Когда я вижу тебя, я забываю все слова
И не могу поддержать разговор,
Ты говоришь, что я тупой, но в этом ты не права
Это просто словесный запор

Я знаю тысячи историй и о том и о сем
И мог бы сутками молоть ерунду.
Когда я вижу тебя, то забываю обо всем
И за тобою как лунатик иду.

А мне друзья говорят, что я съехал с ума,
Уже неделю я не пил с ними пиво.
Мне говорят, что я попался, и что ты моя тюрьма
А я молчу, я стал такой терпеливый.

Я вспоминаю о тебе и улыбаюсь как дурак,
И рядом птички чего-то щебечут.
Когда по глупости влюблялся, я не знал, что будет так,
Мне просто было заняться нечем.


Мне нравится быть с тобой,
Я хочу тебя видеть снова,
Я пробовал быть с другой -
Хреново!



Когда я вышел из дома
Надо мною был новый день,
Было мне все знакомо,
Искать различия лень.

Я тихонечко шел за хлебом
Мимо разных российских граждан,
Надо мною светилось небо,
Асфальт отсвечивал влажно.

И галдели воробышки весело
Обсуждая свои дела.
Пусть мелодии не было в песенке,
Но я понял, весна пришла.
        *  *  *

Поддавая ногой галактический мусор,
По заброшенным тропам чужих сновидений,
Мимо стёртой Луны - полудохлой медузы,
Улыбаясь шагает космический гений.

Он забрался сюда поискать Господина,
Ибо где ж Ему быть, если здесь Его нету?
Не мешает никто, ни попы ни раввины...
Господин не выходит навстречу поэту.

Космонавту нового типа.

Здесь бродить хорошо, попивая из фляги,
Возбуждая себя величайшей из маний,
И на землю швыряя обрывки бумаги
С гениальною смесью из дум и скитаний.

Раньше в этих местах было тесно героям.
Только всё изменилось, всё стало иначе...
Не бегут восхищённые бабы толпою
Посмотреть на него, не желают удачи.

Космонавту нового типа.

Под рукою сыpье для создания мира,
Но Идея не вызрела - стало быть рано.
Не заполнены в Замысле чёрные дыры,
Да и страшно конечно немного и странно.

И спросить бы совета, да кто же возьмётся
Быть пророком в чужом недостроенном Храме...
Он рукою взмахнув, в заходящее Солнце
Удалится Путём проходящим над нами...

Космонавт нового типа.
Кошки не любят делать лишних движений,
Им нравится просто видеть,
Они понимают, когда растет напряжение,
Они различают, кто просто так, а кто лидер,

Они понимают, кто и в какую точку
Должен явиться,
Они умеют смотреть глубоко очень
И не замечать лица.

Они умеют копить тепло,
И умеют делиться им,
Я помню, что кошкам не нужен диплом,
Что кошки не любят дым,

Что кошки гуляют с кем захотят
С черными или с белыми...
Просто живут и рожают котят
И, в целом, правильно делают.

     *  *  *
Не каждому кpокодилу
Дается счастье такое -
Не нужно плавать по Нилу,
Не нужно хотеть покоя,

Не нужно ловить антилопу,
Стpадать от натуpы хамской,
А можно послать все в жопу -
И сумочкой быть дамской.
     *  *  *
Твои волосы - воздух,
Твое тело - огонь.
Отступать уже поздно,
А руками не тронь,

Твоя улыбка - игла,
А твои руки капризны.
Ты на ладони легла,
Там, где линия жизни.

Но твои губы коварны,
Твои взгляды просты,
Ты из породы непарных,
Из породы пустых.

И мне спасения нет,
Меня преследуют черти,
А на ладони твой след
Словно линия смерти.

А наша связь иллюзорна,
Наши встречи редки...
Твои претензии вздорны,
Но остры коготки.

Я покидаю твой тир,
Я ухожу от погони.
Но ты рисуешь свой мир
У меня на ладони.



Март месяц,
Казалось бы весна...
А если взвесить
Так ни хрена.

Идешь весенней порой,
Гуляешь просто,
А ветер такой сырой,
Острый.

Пробирает до костей -
Остается
Только ждать хороших вестей
От солнца.
     *  *  *

Почти весна. Традиционно
Коты свои заводят игры
В начале марта, люди сонно
Творят привычные молитвы

Не Богу - жертвы атеизма,
Разбрызгивают воду в ступе
И в лужах, брызги коммунизма
Глотают, чем попало лупят,

Друг друга по усталым лицам,
По серым спинам шапкам. Впрочем
Им ночью всё таки не спится...
Как странны мартовские ночи.



Меня заполняет радость,
Меня заполняет свет,
От старой раны осталось -
Лишь зарубцевавшийся след.

Я переполнен силой,
Я перебрался в плюс,
Схожу-ка к своей милой
Поделюсь!



Меня хозяева любят,
Шерстку мою гладят.
Хорошие добрые люди
А не какие то бляди.

Чтоб кошками я не бредил,
Чтоб волновался пореже,
К ветеринару едем
Яйца мои отрежем.



Мне не прочат
Первых мест,
Шаг короче,
Легче крест,

Вряд ли знает
Кто-нибудь,
Как же странен
Этот путь.

И ни слова,
Ни гу-гу...
Что ж такого -
Чем могу.
Мне приснился снег,
Он стоял стеной,
Он пришел ко мне,
Он пришел за мной.

С ним пришла пурга
И воет за стеклом...
Не выйду ни фига,
Мне и здесь тепло.



Мне сегодня не до смеха,
Неохота веселиться,
Хочется куда-то ехать,
Чтобы ветер бился в спицах,

Хочется терять знакомых
И места, в которых вырос,
В никуда нырнуть, как в омут,
Распродать себя на вынос...

Всего лишь хандра.
И нужно ли биться башкою об стены?
Всего лишь не та игра...
Подмена...

Мне сегодня не до смеха,
Неохота веселиться...
Никуда я не уехал,
И вокруг все те - же лица...

Просто я уже не мальчик.
И не темен и не светел.
Просто стало все иначе.
Просто пепел...



Мне снова снится сон,
что мы с тобою птицы,
Весна со всех сторон
Бушует и резвится,

Во мне горит огонь,
Я весел и отважен,
Я увлечен тобой
И высшим пилотажем

И я хочу тебя
Сильнее и сильнее,
Вот только жаль, что я
По птичьи не умею.



Много ли мне нужно,
Много ли мне снится?
Чтоб зимою стужа,
Да весною птицы.

Отогреться летом -
Прогуляться садом,
Пропитаться светом.
Вот и все, что надо.



Мы охотились на медведя
И не брали с собою ружей,
Я давно этим делом бредил,
Но охотникам был не нужен.

Здесь у каждого свое дело,
И на каждого божья воля
Очень мало быть просто смелым
И уметь не бояться боли.

Потому, что медведь не будет
Понапрасну пугать и медлить.
Пальцы веером перед грудью -



На той стороне луны
Прячется кто-то от нас,
Моделирует наши сны -
Зрение спящих глаз.

Последние достижения науки,
Сотни лабораторий
В наши сны заталкивают звуки,
Составляют каталоги историй.

Не знает ни сна ни покоя,
Ни в выходные, ни в будни
Господин Оле Лукойе,
Старший научный сотрудник.На холме, освещенном солнцем,
На траве зеленой и сочной
Мы решили с тобой побороться
И проверить себя на прочность.

Я в себе сегодня уверен,
Да и ты, наверное, тоже.
Мы с тобою сейчас проверим -
Кто из нас прочнее и тверже.

Мне осталось прочесть молитву
Тому, кто пути наши чертит...
Хорошее время для битвы,
Хорошее место для смерти.



На чем же строить
Свои надежды
Среди историй,
Что были прежде.

Засохли мысли,
Закрылись двери,
Знать разучился -
Осталось верить.
Наконец то прошли холода -
Сколько ж можно...
Оживать начнут города
Осторожно.

Будут стряхивать зимнюю грязь
Умываться,
И пройдут девчонки смеясь
Будто в танце.

И причин грустить о былом
Просто нету...
Скоро снова станет тепло,
Скоро лето.

18.03.98



Не меньше года в США
Смотрели Монику,
Размазывали не спеша
По панасоникам.

Кто вел кого на поводу?
А ведь короче
Взять, да послать их всех в манду,
Так ведь не хочет.



Небольшой костер
В метре у воды,
Я конечно стер
Старые следы.

К ночи ветер стих,
Чай кипит давно,
Я среди своих,
С ними заодно.

А за что одно
Вспомню ли когда?
Просто шел на дно
И зашел сюда.



Немного моркови, рис...
Солнце над Фудзиямой,
Сколько живешь - учись
Ходить по дороге прямо,

Держать наготове меч,
Судить спокойно о мире,
Правильно строить речь,
Иногда совершать харакири.
     *  *  *

Нетерпенье
Мешает нам жить,
Наслаждаясь
Пением песен своих и чужих,
А пение песен дает нам возможность
Двигаться в стороны.
Вороны
Лезут в глаза,
Им хочется есть... А нам еще рано,
Разные страны
Зовут нас смотреть на солнце.
Японцы
Идут впереди, освещают дорогу,
Очень немного
Людей
Сумеют узнать окончанье пути.
Я шел, мне хотелось дойти
До самого края...
Я кажется знаю
Место, где прячется ветер. Ветер!
Наш путь будет светел,
Ярок и светел как минное поле,
А Воля?
А Воля лишь повод для сказок...
А Воля поможет не сразу
Пропасть...
Поможет Нам делать шаги...


                   Игорь Бакин (Snake)
     *  *  *
Я буду понятливей многих,
Когда мое тело исчезнет,
Когда я забуду сомненья,
Забуду и радость и грусть...
Я буду слегка улыбаться
И петь незнакомые песни...
Когда я достигну нирваны -
Когда просветлюсь.

Я буду понятливей многих,
И в точку спрессуется время,
Когда все наполнится светом
И минус и плюс.
Мне будет легко и спокойно,
Я буду в контакте со Всеми,
Когда я достигну нирваны -
Когда просветлюсь.

Я буду понятливей многих,
В гармонии с Инью и Янью,
Мне истина будет известна,
А Вам только часть
Я больше не буду конечно
Травиться сомнительной дрянью...
Вот только достигну нирваны
Слегка просветлясь.



Новый и новый шаг,
Нужен ли он кому...
С одной стороны - пустяк,
С другой стороны - хомут.

Так за кольцом кольцо,
Новых дорог спираль -
Меняется лишь лицо,
Его то как раз не жаль.

Отражения в зеркале глаз
Лежат одно на другом.
И то, что видно сейчас
Казалось когда то сном.

А время прилипло к рукам
Как заводная игра,
И как оно смеет нам
Говорить, пора - не пора.

В каждой секунде - смерть,
Но там, под секундой свет,
Старый рисунок -стереть,
А другого рисунка нет.

Так зачем нам этот подъем,
Снова за шагом шаг?
Увидим, когда дойдем -
По моему только так.



Ночь вокруг меня,
Сна в помине нет,
Не хватает дня -
Ежкин свет.
Ночь. Очень поздняя. Чай с вареньем.
Мерно часы стучат.
Учиться следить за движением времени
Проще всего по ночам.

Стрелка по кругу ползет хоть и медленно,
Все таки видно - ползет.
Время вот так поступает намеренно:
Тикает, да и все.

Мне нравится видеть его движение,
Чувствовать его ход...
Мило! Я пью свой чаек с вареньем
А время рядом идет.





И чего бы не спать ночами,
Так ведь нет. Идея дороже.
Нет в душе ни тоски ни печали,
Да и радости нету тоже.

Все заснули в моей квартире,
А в блокноте чисты страницы,
Все спокойно и тихо в мире...
Только я. Только ночь. Не спится.





Ну и что с того, что кораблики
Не попали в дальние страны,
Понимаем, уже не маленькие,
Мы и сами почти капитан.

Изучили уже основы,
Горизонт и вода, и звезды
На большом холсте нарисованы,
Дальних стран не бывает просто.
     *  *  *
В чем бы ни пpяталась моя душа,
Где бы ни находила вpеменное жилище,
Я обpетал себя не спеша
Пpобиpаясь к себе. Делаясь чище.

Отбpосывая непонимание собственной сути,
Сочетания тонких вибpаций и гpубой матеpии.
Пpивыкая к тому, что я одинокий путник
По бескpайней, и безнадежной пpеpии,

Где я сам себе и место ночлега,
И возможность молчать, глядя в огонь...
Где пусто. Где смешна идея побега...
Куда тут бежать? От кого? Где он, покой?
*  *  *
Если смотpишь на женщину,
На движения плавные,
Видишь то, что отмечено,
Видишь самое главное.

Если смотpишь на женщину,
Видишь звездное кpошево,
Видишь то, что отмечено,
Видишь только хоpошее.

Если смотpишь на женщину,
Замиpает дыхание...
Видишь то, что отмечено
И достойно внимания.
     *  *  *
Когда над нами пpоходят тучи,
Не оставляя следов,
Размывается гpаница "хуже-лучше",
Теpяется значение многочисленных слов,

Котоpые пытаются упpавлять нами,
Объяснить нам, чего мы опять натвоpили,
Мучают нас вещими снами,
Ставят пеpед выбоpом: "или-или",

Пытаются увеличить атмосфеpное давление,
Тpебуют гpозно: "Если что, будь готов!"...
А жизнь идет, почти не касаясь вpемени,
И, очень часто, не оставляет следов.
*  *  *
Лужи под ботинками шлеп-шлеп
Мы с тобой гуляем
                   pядом. Молча...
А чего болтать то? Пустой тpеп
И так каждый день
                   ногами топчем.

Дождь остановился нас пpопуская,
Но мы и не пpосили его
                   об этом
Сидит он навеpху или с нами гуляет
Особой pазницы для нас
                   нету.

А тучи висят зацепившись за кpыши...
Рядом совсем,
                   пpямо над нами,
Мы себе гуляем, воздухом дышим,
Навеpняка здоpовее
                   станем.

Улицы спокойны, мы по ним кpужим,
Нам каждая тpещина в асфальте знакома,
Погуляем, пpикупим вина на ужин,
И будем любить дpуг дpуга дома.



Сначала казалось, что жизнь - это просто,
Жизнь - это солнце и вечное лето,
Сначала казалось, что жизнь - это остров,
Маленький остров, затерянный где-то

В облаке света.

Потом показалось, что жизнь - это сложно,
Жизнь - это грустные, серые годы,
Казалось, что главное в ней осторожность
Каждого шага, каждого хода,

А так же погода.

Но можно ходить в этой жизни кругами,
Можно менять времена и героев,
Можно летать, и дышать облаками,
Можно к земле прикоснуться рукою.

Жизнь - это дело такое...
     *  *  *

Мне снилась ночь,
Я надевал мундир,
Я шёл к тебе, и я хотел войны.
Мне снилась ночь,
Затёртые до дыр
Теснились чьи то тени вдоль стены.

Мне снилась ночь -
И я слышал твой
И пульс, и запах и, конечно, страх.
Мне снилась ночь
Я жил тобой,
Я снова шёл к тебе
           с оружием в руках.

Мне снилась ночь,
И я слышал страсть.
Мне снилась ночь,
Я был её часть.
Она вела меня вперёд,
     на голос твой, на боль твою...
Ветер пел, песню, что поют
     лишь на краю, на краю.

Мне снился сон,
Я шёл на трон,
И ты отчаянно рвалась
в паутине чар...
И я во сне закричал,
А ты коснулась плеча.
"Что с тобою?"- "Спи, дорогая,
обыкновенный кошмар."
	Огниво
Все получилось - лучше не надо!
Принцесса в объятьях моих,
Старых друзей ожидает награда,
Врагов больше нет в живых.

Народы послушны движению пальца
И это не в тягость им,
Вот, помню, когда отслужил и скитался
Тоже ведь был таким.

Тоже ходил вечерами в пивную
Выпить за короля...
Теперь вот принцессу к министрам ревную...
Все ведьма с огнивом... Бля...




Он проходит по кругу, по кругу.
Он хотел бы узнать все что будет.
Он не верит ни брату, ни другу,
Он ломает препятствия грудью,

Он спешит от этапа к этапу,
Оставляя круги за спиною,
Он не носит ни галстук ни шляпу,
Он идет и зимой и весною...

Где-то там, за высокой горою
Он найдет, что искал. Чтобы снова
Осознать, что не будет покоя
Никакого.
Она просыпается утром,
Все ждут, что она скажет.
Она им мозги пудрит
И не краснеет даже.

Объявляют праздник в столице,
Горошину прячут в музей.
Принц обещал жениться,
Дай Бог ему счастья с ней.



Они говорят: "Скоро придут беды,
Начнется война, засуха, голод, язва,
Прочие напасти явятся следом...
Ну что же вы, не верите разве?

Перестаньте грешить, вы же губите себя сами,
Откройте священные книги,
вглядитесь в строки..."
Они говорят об этом часами,
Они называют себя - пророки,

Их слушают мимоходом, думая о своем,
"Эй, пророк, сказал бы чего о погоде,
Как у нас на этой неделе с дождем?.."
Не понимают. Зачем же они приходят?
Они хотели помочь,
Только чем тут поможешь.
Над миром стояла ночь
И в душах стояла тоже.

Хотелось от них уйти,
Страшно с ними, и все же
Разве свернешь с Пути...
Прости мне грехи мои, Боже!



Опять глотаем дорогу,
Машину слегка трясет,
Осталось совсем немного,
И все.

Клонит все время в сон,
Солнце режет глаза,
Упирается в небосклон
Дорожная полоса.

А дома давно встречают
Неофициальные лица.
Приедем, напьемся чаю,



Отмокаю в ванной, бывало,
Сердце доброе бьется внутри,
И наблюдаю устало,
Пузыри.



Оторвись! Почувствуй крыльями воздух.
Смотри! Вокруг тебя твои звезды.
Близко совсем. Можно дотянуться руками.
Помни. Звезда не драгоценный камень.

И не важно зачем ты здесь, и не важно кто ты.
Никого не волнует твоя способность к полету.
Не важно совсем, выше ты или ниже,
И всем наплевать, что ты мог разбиться, но выжил.

Не играет роли - трусливый ты или смелый,
Идеи исчезнут. Ведь не в идеях  дело.
А в чем? Я не знаю, и ты не узнаешь тоже,
Но быть таким же как раньше конечно не сможешь.

Не знаю как будет тебе после этого житься,
Не знаю, будешь ли ты завидовать птицам,
Тоскливо грозить кулаком пролетающим стаям,
Или просто сможешь летать... Не знаю... Не знаю...



Пастух и его бараны
Всегда просыпаются рано,
А ложатся довольно поздно
Под небом высоким и звездным.

Небо иногда протекает,
Зато высота какая.
Полы не особенно ровны,
Зато пространства огромны.

Иногда забегают медведи,
Только кто не страдал от соседей...
Все размеренно, тихо, знакомо,
Нет причин выходить из дома.     *  *  *
Чеpным песком переполнено небо...
Мелкие заботы пpиблизили полночь,
Есть вино и сыp, и немного хлеба...
Пpодеpжусь, если будет
Помощь...

Завтpа будет день, завтpа будет дpака.
Несколько часов - чтобы отмолчаться.
Тихо улыбнусь непонятным знакам,
Пpивыкая к их
Танцам.

Тихо и темно, пустота на сеpдце.
Только пустота, ни тепла ни света.
Было б хоpошо, в чистое одеться...
Хоpошо б, да жаль
Нету.



Племя просит помочь,
Соседи грозят войной,
Жаркая нынче ночь,
Земля горит подо мной,

Бубен поёт в руках,
Боги со мной говорят.
Радость во мне и страх...
Я возвращаюсь назад.

Встречает меня Знать,
Благую несу им весть.
И сразу домой, спать.
Завтра вставать в шесть.
*  *  *
По улицам листья кружатся,
По улицам ветер танцует,
Но мы не любуемся танцем,
Мы спорим... Впустую... Впустую...

А солнце над нами... Над нами!
А воздух прозрачен и ясен.
Мы сами забыли. Мы сами
Решили, что мчимся по трассе.

Мы сами придумали гонку,
Где жизнь лишь по кругу. По кругу...
И рвется - где тонко! Где тонко...
 А осень проходит упругой,

Красивою женской походкой,
И смотрит улыбчивым глазом...
Забросим унылые нотки,
И вдарим по джазу. По джазу!!!



Добрый молодец идет на войну.
Слух прошел, что появились враги.
Он целует молодую жену,
И до блеска чистит он сапоги.

Он с победою вернется домой,
И нальет себе хмельного вина.
Если будет он к том же герой,
То жена свое получит сполна.



Поздно ложусь,
рано встаю,
не высыпаюсь, не высыпаюсь...
Слушаю пульс,
слышу свою
усталость.

А я не устал,
просто остыл,
холодно что-то, холодно что-то...
Жил же с листа,
верил простым
нотам.

И не хочу
лучших путей,
нового средства, лучшего средства
Просто чуть-чуть
холодно мне,
нужно согреться.

А солнце не торопится мне навстречу
Очень уж долго, прячется где -то
Только было утро и снова вечер
И я, заблудившийся в поисках света
и тепла.
     *  *  *
За снегами будет солнце,
Будет лето.
После тысячи бессониц
Моpе света

Только так, и не иначе
Слово в слово,
Год закончился и, значит,
Будет новый...

Будут новые ненастья
За поpогом,
Будет смех, и будет счастье
Много-много.



Поиски смысла жизни -
Почти крестовый поход.
Надолго с друзьями зависнуть
Что-то уже не дает.

К странной неведомой цели,
Где воздух совсем другой -
Для того и кресты горели,
Для того и забыт покой.

Подняться к священным высотам,
Раздвинуть рукой облака,
Припомнить далекое что-то
И улыбнуться слегка.
     *  *  *
Мне часто казалось, что я делаю шаг,
Когда я пpосто сидел в деpьме
И если падали звезды, мне чудился знак
А пpосто зведы плохо пpибиты к стене

И он пpишел ко мне, и стало легче дышать
И глаза мои стали светлы,
И я увидел путь, в меня вошел не спеша
Покой летящей стpелы.
     *  *  *
Мы сегодня будем очень странные,
Мы сегодня будем очень смелые,
Как стакан - таланты многогранные,
Руки умелые.

Наши мысли станут очень чистыми,
Мы сердца, расправим вроде паруса,
И если жив, попробуй душу выстирать
И с нами порадуйся.

Мы расправим крылья позабытые,
Над землёй подымемся стрекозами,
А по земле, ползут бедняги сытые,
Как жуки навозные.

Нас возьмут на плечи ветры вольные,
И поднимут к грозовому облаку,
И если нас, не ударит молния,
То остальное побоку

Здесь дожди, наши крылья вымоют,
Здесь никто не боится шорохов,
Прилетай ко мне моя любимая,
Если хватит пороха.

Прилетим к своим проблемам нынешним,
Как весенний дождик после долгих зим,
Улыбнёмся, поснимаем крылышки,
И сушиться вывесим.

     *  *  *

Ох натерпелись страху,
Да наорались песен.
Ой надавались маху.
Что же ты нос повесил?
Выйди, дыши спокойно,
Если остались силы...
Что б ни болтал покойный
Он нас уже покинул.

Только луна зараза
Смотрит открытым глазом...

Что то будет...

Ох натерпелись страху
Даже припомнить тошно.
Сколько мы будем чахнуть?
Сколько дышать тревожно?
Странные дни минули,
С нами остались ночи,
Есть серебро для пули
Что же ещё ты хочешь?

Только луна зараза
Смотрит открытым глазом...

Что то будет...

Ох натерпелись страху,
Будет теперь потеха.
Кто нас зовёт на плаху
Хочет ли с нами ехать?
Что ж, порезвимся нынче,
И погуляем дружно,
Если нам быть добычей
Значит так было нужно.

Только луна зараза
Смотрит открытым глазом...

Что то будет...



Помню, как сейчас,
Семьдесят седьмой год,
Закончил я пятый класс,
И вот

Умудрился попасть в больницу
С диагнозом - пневмония,
И вынужден был лечиться,
В то время как остальные

В три горла пили свободу,
Палили костры допоздна,
Ловко ныряли в воду,
Доставая руками до дна.

Не скажу, чтобы был я как-то
Особенно подвержен печали,
Но факт остается фактом -
Каникулы то пропали.

Лишили меня воли,
Заставили спать в сончас,
И задницу прокололи
Сто семьдесят восемь раз.

Я об этом рассказывал, гордо
Потирая исколотый зад -
Был довольно близок к рекорду,
Но и так неплохой результат.     *  *  *
Я сказал тебе: "Здpавствуй, солнце мое"
А ты сказала пpосто: "Привет",
И я поцеловал тебя как обычно,
И ты поцеловала меня в ответ,

И сказал, что любовь - это все, что нам нужно
Я сказал - "All We Need Is Love"
И ты сказала, что я поехал мозгами
А мне казалось, я просто пpав.

И мы были ввеpху, и мы были внизу,
И мы не знали где веpх а где низ,
И ты пpосила, чтоб я был как можно ближе
Я отвечал почему то - "please".

А когда все ушло, мы стали как дети
Котоpым надоела игpа.
И я сказал - "Пока" и мне не было гpустно
Ты улыбнулась - "Иди... Поpа..."




Он жил в том доме, что против сквера
И был чертовски умён.
Он был обучен хорошим манерам
И искусству перемены имён.
Он мог назвать себя не очень понятно,
И жизнь менялась вокруг.
Не всегда как нужно, но было занятно
Узнать всё из первых рук.

Когда он был "Дыханьем дракона"
Ломалась любая стена,
Нам нравилось имя "Запах озона"
И "Вкус молодого вина",
Хранилось в нём три тысячи жизней,
Он их менял как хотел.
Он мог быть "Смехом медведя Гризли"
И "Песней отпущеных стрел".

Он умел изменять имена,
И что же?
Он забыл, что в этом нужна
Осторожность.

Под ним дороги стелились сами,
Никаких реальных преград.
Но он любил поиграть именами
Выбирая их наугад.
Он сломался вмиг, ни на что стал не годен,
Да и стало ему всё в лом.
Я спросил его: "Парень, кто ты сегодня?"
Он ответил: "Похмельный синдром."




Похменляться себе не разрешаю
Из идейых соображений.
Похмелье - штука такая,
Собираются мои тени,

Берут меня железной рукой,
Плюют на мои протесты,
Объясняют мне, кто я такой,
Ставят меня на место.

А если их отогнать
Применив стакан и огурец,
Так сначала то благодать,
А потом уж совсем конец.Пою обо всяких красивостях,
Улыбаюсь открыто и честно,
Киваю фанатам милостиво,
Журналистов ставлю на место,

Сажусь в лимузин, и к отелю,
Отдыхаю по полной программе...
Вот так! Вторую неделю
Мучаюсь кошмарными снами.



Причесал остатки волос,
Улыбнулся отражению своему,
Если что-то ветер унес,
Значит это нужно ему.



Пробираюсь
Через дебри наших отношений
Мне осталось
Только несколько движений

Разговоры,
Наши тайны, наши встречи
Ссоры,
Снова, споры каждый вечер.

Мне осталось разобраться почему
Я до сих пор с тобою
Мне не плохо одному
В облаках над землею
Мне удобно в облаках
Просто плыть одинокой птицей
Не любить тебя, никак
К тебе не относиться...

Все стираю
Не хочу, и не помню даже,
Будто стаи
Улетают, письма наши.
     Провинция.

Они пишут стихи и читают друг другу,
Они очень известны узкому кругу,
Они строят новеллы и даже романы
Гениально или как минимум странно.
Они выходят в окно когда становится душно,
Но не знают зачем и кому это нужно.

Они ставят спектакли и пишут портреты,
Они днём работяги, а ночью эстеты,
Они спорят о Боге, о Смерти и Мире
И мечтают о славе сидя в сортире.
Они рвут свои души, не просят пощады
Но неясно кому и зачем это надо.

Они торчат с рок-н-ролла и прочего блюза,
Они плавают в спирте как в море медуза,
Они не видят в себе особого прока,
Но если порют хеpню, то с напором пророка.
Они плавят в себе свои странные чувства
И ложатся навозом на Ниву Искусства.

Провинция - Серые стены
Провинция - Вскрытые вены
Провинция - Лень и Истома
Провинция - Тихий омут.
Улица режет город на части,
В улице ветер воет.
А может поет о каком-то несчастье
Но разве пойму его я,

Когда его плач запылил мне ресницы
Пылью любимой улицы.
Но попытаюсь с ним веселиться,
Чего ж на него мне хмуриться.

Ведь я же один здесь сегодня гуляю,
И он в одиночку воет,
Вот так. Арифметика здесь простая:
Один да один - двое.



Просто тепло во мне
Я пытаюсь дарить его
А сначала топил снег -
Баловство...

Полеты вокруг луны,
Мерцание в полутьме,
И еще сочиненные сны...
Смех!

Но путь мой не так и плох
Были ошибки - пусть!
Сейчас я дарю тепло!
Точнее, учусь.



Пpосто я тебя не видел давно,
Пpосто скучно было мне одному,
Пpосто я смотpел сегодня в окно
И увидел тебя, и тот час же в тебе утонул.



Путешествую по индии,
Изображаю писателя,
Вижу то, чего не видели
Прияттели.

Расскажу им очень много я,
Из того о чем не знали,
Если не столкнусь дорогою
Со жрецом Богини Кали.Пыльные волосы,
Сетка морщин к вискам...
Жизнь - это полосы.
День - ночь. По асфальту и по пескам.

Просто бы остановиться
В тепле... Выспаться, выпить чаю,
Крошками кормить птицу
Местную. Которая  не улетает.



Жизнь окружающую обдумываю головой
Результаты - ошеломляющие просто
Чернозем - очень долго гниющий слой
Земли.
       Иголка - не только остро

Но и больно, если опять же не шевелишь мозгами
А сложил их на полку, и протираешь тряпкой. от пыли.
Оказывается мы во многом виноваты сами
А в чем именно почему то забыли.

То есть конечно вариантов разнообразных много,
От яблока до мелких пакостей ближнему своему...
Но каждый сам придумывает себе дорогу,
И ходит по ней. И спрашивает: "почему",

"За что"? И прочие разные задают вопросы,
Имея ввиду, что не пора ли добавить зарплату,
Не пора ли сделать зиму и осень
Значительно короче, чтобы уменьшить затраты

На одежду, дрова. Жирную пищу, которая греет дольше
Чем полезная (в смысле фрукты, овощи, витамины),
И в морозное время есть хочется как можно больше,
И дремать в тепле у печки или камина.

Жмурить глаза на огонь... Зима - это время раздумий,
Размышлений о глобальных вещах, и ни о чем конкретном,
Мечтаний разных, о том, как бы все заснули
И только я смог бы всех спасти, при этом

Скромно себя бы вел, молчал, занимался делами,
Делал вид, что ничего особенного и не происходило,
Но, чтобы все обо всем догадались сами,
И любили меня, уважали. Девушки были бы милы

Со мной, предупредительны и доверчивы до неприличия...
Словом зима - она и есть зима чего говорить об этом,
Чего тут смешивать времена года и проблемы личные,
И связь искать между успехами и летом.

Хотя может быть связь и есть, не очень, конечно прямая.
Но тяга к теплу - огромное, старое чувство,
Которое достается как воспоминание о потерянном рае
Особенно сильное, когда очень плохо, одиноко и пусто.

И кажется мне иногда, что пытаюсь я сделать пустые
Шажочки, которые энтропию повышают. И все ж
Подумаю головой, и выводы делаю простые
Вышел - иди, авось куда то придешь.

*  *  *
Раннее утpо,
           солнце встало,
Немного пpохладно...
Видел тебя вчеpа.
           Мало...
Ладно...

Слушаю pанних птиц,
В небо глаза жмуpю...
Вспомню дpожанье pесниц
Твоих.
           Буpя

Разpывает меня,
           pвется на свет
Белый,
Кто виноват и в чем мне нет
Дела...

Солнце плавит остатки ночи
На донышках глаз...
Все будет у нас хоpошо...
           Впpочем
Не только у нас.
***
Серое время.
                    Ранняя осень.
Желтый "Икарус"
                    Номер четыре.
Смотрим на Небо.
                    Помощи просим.
Сыро и зябко.
                    Стынем.

Ищем уюта.
                    Ищем покоя.
Хочется просто
                    Спрятаться где-то
Просто молчать
                    Не являя собою
Вопросов или
                    Ответов

Скоро зима
                    Мокнут трамваи
Скучными лицами
                    Люди укрыты
Движемся медленно
                    Осознавая
Души свои
                    Размытые.
          *  *  *

Сначала перед глазами появились лица,
А уши наполнились собственным кpиком.
И не очень хотелось смеяться и веселиться,
А хотелось назад, в тепло... Ага! Фиг там!

Потом ничего... Пpивыкнуть можно к чему угодно,
Особенно если компания подходящая.
Начинают нравиться какие ни будь сюрпризы погодные,
Напpимеp облака, над головой летящие.

А еще солнце, вода, которая наполняет реки
И ласкает тебя. Деpевья, которые энергию дарят.
Цветы, ветра, люди... ну, чаще, отдельные человеки,
И звери, которые каждой твари по паре.

И еще - луна. Большая. Стpанная. В пятнах...
И любовь. И дети. И прочего разного много.
Вот такие дела, а сначала хотелось обратно.
Но врачи не пустили назад,
                  Слава Богу!



Ловко так сквозняки пробираются под одежду,
Бродят там, вынюхивают чего то...
Я плевал на этих нахалов прежде
А теперь плевать на них не охота.

Некрасиво плеваться в общественном месте.
Никто не плюется и я не буду.
Ждем автобуса, мерзнем все вместе,
Вон его сколько стоит, замерзшего люда...

На севере еще холоднее... Как там медведи,
А еще чукчи. Тоже ведь мерзнут. Однако...
Что-то долго сегодня автобус не едет,
Тоже где-то замерз... Собака...



Сколько же тут намешано
Всякого и разного,
Медленного, поспешного,
Чистенького и грязного,

Безудержного веселья,
Безнадежной печали,
Того, о чем уже пели,
Того, о чем промолчали,

Настроений старых и новых,
Несуразных минусов, плюсов,
Мелодий бесконечно попсовых,
Душещипательных блюзов,

Абсолютно земных мечтаний,
Глубинной близости к вечному...
Странность таких сочетаний
Составляет обычную женщину.Сладкие дни с тобой -
Медленное кино,
Старое слово - любовь
Дождь шуршит за окном.

Кожа твоя тепла
Рядом с тобой хорошо,
С той стороны стекла
Я на эту ушел.

Все, что на той стороне
Выдумано не мной
И не безразлично мне,
Но у меня выходной.

Смываю с себя накопленное за день,
Усталость, грязь непонятного цвета,
Тщательно моюсь. Спереди. Сзади.
Когда покажется, что грязи нету

Одеваю трусы чистые,
И в кровать.
Чтобы завтра так же неистово
Новую грязь собирать.



Снежная целина,
Иду шажок за шажком.
Была идея одна,
Теперь она далеко.

Дойду вон до той скалы,
И отдохну чуть-чуть,
В спину смотрят стволы
Помогают прокладывать путь.

Только я так устал,
Что страх превратился в дым,
А подвиг мой слишком мал,
Чтобы гордиться им.



Снова еду в трамвае,
Лениво в окно глазею.
Хочется спать - зеваю,
Разминаю затекшую шею,

По улице девушки ходят -
Вон посмотри какая
Брючки на ней по моде
Задницу облегают.

Вот я ее обгоняю.
Она помедленней ходит
Чем я проезжаю в трамвае...
Придется опять о погоде -

Солнышко из-за тучек
Греет меня немножко.
Сегодня в трамвае лучше
Чем с той стороны окошка.

Там бродит ветер коварный,
А здесь он мне не помеха...
Трамвайчик - транспорт шикарный
Но я выхожу. Приехал.




Снова смятение чувств,
Весна, как раз, не при чем,
Просто подумал - боюсь,
Обречен

Толкать и толкать колесо,
То левым, то правым плечом,
Считать по песчинкам песок...
Обречен...

Мало толку брызгать слюной,
Даже если я обречен,
Будто крылышки за спиной -
- Ну и че?
Собаки пород бывают разных
С разными мордами, разными хвостами,
Об одних говорят, как об очень опасных,
Других за щеки треплют руками.

Одна ушами метет дорогу,
Другая оказалась ушами куца...
Выглядит грустно а, может смешно немного
Свиданье собак, если очень короткие лапы
				у самца.



Когда я летаю соколом
В небе ветренном,
Ветра, что летают около
Говорят, что во мне уверены.

Сил во мне огромное количество
И легкость необычайная.
Я тебя по приметам вычислил,
А сделал вид, что встретил нечаянно.



Солнце, вода, песок,
Сотни загорающих ляжек...
Хорошо посидеть часок
На пляже.

Повернешься к солнышку боком,
Потом подставляешь спину,
И тратишь тепло понемногу
Всю зиму.




Солнце, мороз и снег,
Какой замечательный день,
На лыжах бежит человек,
Ну как же ему не лень.

Только и я бегу,
Уже не знаю на чем,
И растворяюсь в снегу...
Дурачек.
     *  *  *

Это странный, но светлый союз,
На Bосток идущий "Трамвай",
Здесь живут в стиле розовый блюз,
И поют в стиле медленный кайф.

Может быть здесь поэты плохи,
И актёры - только держись,
Но читают и пишут стихи
И играют в светлую жизнь.

Зесь почти что "Ноев ковчег",
Холько Хама никто не найдёт,
Здесь идёт прошлогодний снег
И смеётся чеширский кот,

И тоска не входит сюда,
А надежда поёт в ночи.
Освещают наш путь звезда
И надёжное пламя свечи.
     *  *  *
Стихи очень трудно писать по заказу,
Хочется ждать вдохновения.
Хочется бросить пустые фразы,
Уйти в кварталы осенние.

Бродить налегке о хорошем мечтая,
Глядишь и напишется что нибудь
Про жизньи про то, что она такая
И не такая вроде бы.

А не пойдет - ну и ладно, можно
Пивка... И на солнушко жмуриться.
Не видеть всего, что считается сложным
Будто слепая курица.

Так нет ведь, сижу и рифмую, рифмую.
Мозгой шевелю старательно...
Могучую Волю имею такую,
Что возгоржусь обязательно.
     *  *  *
Столбы - это каменные деревья без веток,
И без листьев. Вообще у них нет ничего.
Но они считают себя источником света.
И они считают, что ночью
                        трудно дышать без него.

Я с ними не спорю. Мне нравятся эти аллеи.
Я люблю здесь гулять и вдыхать подмороженный свет.
Здесь не нужно ни быть, ни даже казаться умнее,
И не нужно искать поражений, и не нужно бояться побед.



Странный такой разговор...
- Задумался, извини...
Небо торчит из под штор,
Мы с тобою одни,

Нужно побыть одному.
Пойду за хлебом схожу,
Что со мной, не пойму,
Сыро сегодня - жуть.

Дождик лицо сечет,
Правый ботинок промок...
Пройдусь немного ещё -
Уж очень хороший денёк.
     *  *  *
Иногда пpоснешься, и кажется,
Что сбылись плохие пpоpочества,
Под ногами гpязная кашица,
Ничего от жизни не хочется.

Гоpод хмуpый. Люди несчастные.
В автобусе кондуктоp нахальный.
А назавтpа пpоснешься - небушко ясное,
Вспомнишь себя - вот дуpак неноpмальный.

Поэтому когда на какой то часок
Ты и жизнь дpуг дpугом недовольны,
Можно ненадолго сунуть голову в песок,
Но лучше не надо. Больно.
Девятнадцать страусов стоят косяком,
Старший  запросил разрешенье на взлет,
Все понимают, что их ждет облом,
Только Бог его знает, а вдруг повезет.

Им не хотелось лететь далеко:
Километров сто - и в обратный путь.
Страусиный клин среди облаков
Стоит того, чтобы рискнуть.

Смотреть на них столпился народ.
Оделись нарядно, взяли подруг.
Никто не верил в этот полет,
Но Бог его знает. А вдруг.

     *  *  *

Разбрызганный ветер приносит ненужные вести,
И горечь дымов с костровища слетает устало.
Сегодняшней ночью поднимутся старые песни
И будут кружить ударяясь в далёкие скалы...

И будут дожди танцевать над уснувшей землёю,
И сладко заноет в груди от весёлого танца.
Я жду эту ночь, жду неясности и непокоя,
Я жду тех минут, когда сумерки будут сливаться.

Как станет светло, когда небо засмотрится в наши
Глаза, что воздеты к Нему, станет многое ясным.
И кто-то наверное сразу же станет бесстрашным,
А кто-то узнает, себя и очнётся прекрасным.

А кто-то забpосив дневные, пустые заботы
Достанет забытую флейту из школьного ранца.
Я жду эту ночь, и мелодию этого "кто-то".
Я жду тех минут, когда сумерки будут сливаться.

Мне это знакомо, и ветер - мой старый приятель.
А танец дождя мы придумали вместе когда-то.
И тихая дрожь от спокойной улыбки во взгляде,
И чай очень горький, и крепкий и пахнущий мятой,

И шёпот травы, объясняющей что-то былое...
Я знаю всё это, но жду, и мне трудно дождаться.
Я жду эту ночь, я мечтаю быть рядом с тобою,
Я жду тех минут, когда сумерки будут сливаться
Танцую все те же танцы,
Слушаю тот же блюз,
Мне надоело метаться,
Пожалуй я остаюсь

Сидеть вечерами в кресле
Ноги укутав пледом,
Мусолить старые песни,
Вспоминать былые победы,

Тащиться под старые записи,
Здраво судить обо всем...
Все мы когда-то состаримся,
А там, глядишь, и помрем.



Темно на улице.
Новолуние сегодня.
Тени тусуются
В черном исподнем.

Бродит теней вереница
Которую ночь подряд...
Мне не из-за них не спится -
Ребра болят.




Темные мелодии,
Мурашки по коже.
Быть еще свободнее
Невозможно.

Глубокие барабаны
Негромко запели.
Залечат старые раны
Метели.

Благородные голоса,
Пустые глазницы,
Нервно губы кусать -
Может не получиться.

И не безумстувют тут
Земные страсти -
Может быть на беду,
А может на счастье.

Мелодию очень простую
Несут прозрачные пальцы.
Здесь мертвецы танцуют,



Послушай!
Вспомни! Мы верили в это,
Мы делали это и были довольны...
Но где наши души?
Планета.
Сортиры, бордели и войны.

И небо вверху,
Достаточно близко,
И все-же...
Вспорхнуть?
Уйти по английски?
А дальше то что же.

Что мы такое?
Имя?
Или скрытое слово?
Ищем покоя.
Мы стали ничьими
Снова.

А может и нет.
Хотя тяжело
Нести ржавеющий панцирь.
Вспенится кровью рассвет.
Тепло...
Танцы...
     *  *  *
Он доволен своею дорогой,
Никогда не кричит: "Обгоню".
Ты его понапрасну не трогай -
Никому не уступит лыжню.

Трамвай.

Он громоздкий, и все таки милый,
Со спокойною тихой душой,
Электричество плещется в жилах -
Значит все у него хорошо.

Трамвай.

Его путь обозначен металлом.
Он справляется с этим легко...
И дано ему было не мало,
И еще будет много чего.

Трамвай.
     *  *  *
Так хорошо
Ощущать вино на губах.
Ах!
Кто к нам пришел!

Пора,
Улыбаться глазами хитрыми,
Говорить намеками, мыслями быстрыми
Играть.

Ловить идеи,
Медленно впитывать,
В кровь, слова неубитого
Плоть делать своею.

Слушать себя, других, небо. Старательно.
Понимать: когда "просто так", а когда "нашел",
Радоваться: когда "просто так" - уже хорошо,
А когда "нашел" - это совсем замечательно.
Ты была так мила,
Что меня потрясла твоя милость.
Ты почти не пила,
Ты куда то опять торопилась.

Ты сказала: "пойдем".
Мы нашли себе место потише.
Пять минут и адьё,
Ты оделась и сразу же вышла.

На руке телефон,
Но о чем нам вести разговоры.
Ты приходишь в мой сон
через стекла и плотные шторы.

Вечеринка. Вино.
Ты опять улыбаешься мило.
И уходишь со мной.
Все по кругу. Все снова. Все было.



Уверен и резок твой шаг...
Облако - тень на стене,
Отраженье в твоих глазах,
Промелькну, и меня больше нет.

А свет продолжает быть...
Нужны ли тебе следы?
Поезд оставил быль,
Но не ушел от беды.

А я уже освещен,
Но не спешу уйти.
Когда мы с тобой уснем,
Услышим, что ветер стих.

И я тебя отпущу
Туда где солнце и снег,
И станет грустнее чуть,
Но ты заслужила побег.
     *  *  *
Где я сейчас нахожусь? Не знаю, не знаю...
Знаю только, что мне удивительно гpустно
То, что со мной пpоисходит - штука такая,
Какая бывает со всеми... Пусть... Но...

Я погpужаюсь в себя, я ищу себе место,
Место, где можно лежать и смотpеть сквозь pесницы
Мне неохота быть сильным, и смелым, и честным,
Мне неохота стоять, ходить, шевелиться.

Я помню, я видел себя в такие минуты,
И я наблюдал за собою спокойно лежащим,
И выглядел я не так, чтобы очень уж кpуто
Но я не казался себе ни больным ни пpопащим.

Я пpосто гpустил, я смотpел в потолок и в окошко,
И тихо отслеживал тихие-тихие думы,
Мне было уютно, тепло, одиноко немножко.
Я был далеко от забот и от пpочего шума.

Вот я пpивыкаю к себе, я коплю в себе силы,
Меня тишина наполняет до самого кpая,
Я должен быть светлым, пушистым, улыбчивым, милым,
Когда, отдохнув, я на землю к тебе пpилетаю.

     *  *  *
Пеpехожу чеpез доpогу
На кpасный свет
Мы говоpили слишком много
О пользе пpимет
Я pазучился быть хоpошим
И быть плохим
Меня не будет больше в пpошлом
Хи-хи.

Я не хочу быть здесь,
Я отпpавляюсь пpочь,
Мне надоело быть в системе.
Меня не гpеет месть -
Меня глотает ночь,
И пpовожает вpемя.
Перестаньте за мной следить.
Я не с вами.
У меня еще впереди
Пламя.

Вы шпионите, спрятав страх
Поглубже.
Отвяжитесь, хоть до утра
Что вам нужно?

Предстоит испытанье огнем
Перед Богом.
Дайте мне подумать о Нем...
Хоть немного.
     *  *  *

Прошедший поезд оставил стук
Колёс, но я не сменю размера...
Я иду к тебе, мой маленький друг,
Хоть ты и есть моя высшая мера.

Я иду к тебе, хоть ты и не ждешь,
И будешь, вероятно, не очень рада,
Я и сам не рад, но с этим чтож
Поделать, впрочем вряд ли и надо.

Ты скажешь мне, что я надоел
Своими приходами в два часа ночи,
Но я не замечу, пущеных стрел,
А ты и стараться будешь не очень.

И я достану сухое вино,
И буду пить, глазея на звёзды,
Ты устанешь быть Берлинской стеной,
Ведь быть стеною очень непросто.

А утро придёт в положенный срок
Не сделав меня ни красивым ни мудрым,
Но останешься Ты, и останется Рок,
И стало быть это чудесное утро.



Пусть в мире многое утрачено,
Пусть наступили холода,
Вот мне бы женщину горячую,
Уж я согрелся бы тогда.
Хорошо побродить у воды,
Слушать как шуршат камыши,
Оставлять на песке следы,
Ничего не пытаться решить,

Не пытаться узнать ответ,
Не искать значение слов,
Не считать упущенных лет,
Не просить богатый улов,

Посмотреть как спокоен закат,
Подождать, пока отцветет,
Не держать себя больше в руках,
Разрешить себе новый взлет.

Разрешить себе допоздна
Просто течь, как течет река.
Много видеть. Немного знать.
Хорошо б... Все никак пока...




Если ветер уныло гудит за стеклом
И мороз долгожданный пришел,
Мы достанем вина, посидим за столом...
ХОРОШО!

Если в воздухе снова запахнет весной
И растает последний снежок,
Разливаем в стаканы сухое вино...
ХОРОШО!

Если жаркое лето за пыльным окном,
Лезет в нос тополиный пушок,
Мы сдуваем его попивая вино...
ХОРОШО!

Будет осень рыдая тоску нагонять,
Будет плач ее просто смешон,
Мы пополним запас золотого огня...
ХОРОШО!

Нам не нужно бояться пустых передряг,
Перемелется все в порошок,
Есть в бутылках вино, остальное пустяк...
ХОРОШО!



Хочется денег кучу,
Побольше отзывов лестных...
Не хочется быть лучше -
Нисколько не интересно.

Говна во мне, не иначе,
Тысяча килограмм.
Поезжу-ка я по дачам,
На удобренья продам.



А не считайте наши последние дни,
И не гоните нас за поpог,
А мы на свете такие одни,
И мы поднимемся, ты дай только срок.

А мы поднимемся ты дай только срок,
И встанем посреди Рассеюшки всей,
И будет видеть нас Дальний Восток,
И будет жмуриться на нас мавзолей.

А мы поднимемся и будем везде,
А мы поднимемся и станет светло,
Мы отразимся в глазах и в воде,
Мы превратимся в добро и в тепло.

А только этот путь ужасно тяжел,
А может статься, что и непроходим...
А хоть попробуем и то хорошо,
А что получится мы там поглядим.
     *  *  *

Ночь разлеглась вдоль речных берегов,
Но тишина не становится мрачной
С нею болтать хорошо и легко,
Шорох ответов её многозначен.
Чаши с вином плывут по воде.
Джин из бутылки медленно вышел, -
"Буду с тобою всегда и везде"
Сказал, и уснул с непpивычки напившись.

Всё отступило с приходом луны,
С травами тихую музыку шепчем...
Как же мы ждали прихода весны
Словно зимою занять себя нечем.
Чаши с вином плывут по воде,
Чуть оживляя недвижность пейзажа.
Как хорошо здесь и мне и звезде
Тихо глядящей в плывущие чаши.

Сны хороводятся над головой
И выбирают куда приземлиться.
Не угадаешь какой из них твой...
Сны - удивительно странные птицы.
Чаши с вином плывут по воде.
Выпьет туман их одну за другою.
Вы не увидите больше нигде
Просто туман в состояньи запоя.

Мысли спокойны и даже чисты
И никуда от меня не ускачут.
Ночь и вино не дадут мне остыть,
Видимо здесь не бывает иначе.
Чаши с вином плывут по воде.
Их провожая движением взгляда,
Пить, размышляя о нашей судьбе -
Медленный кайф и быть может награда.
     *  *  *
Если жениться на чеpепахе,
Быстpо пpивыкнешь быть медленным как она.
Не будешь в сеpдцах посылать пешеходов на хеp,
Потому, что - а на хpена?

Они такие же люди, только спешат куда-то,
У них заботы, пpоблемы и пpочая лабуда.
Каждый день они, большой совковой лопатой
Разгpебают свое деpьмо. И лишь иногда

Им удается остаться стоять на месте,
Смотpеть на звезды, на солнце
                       и пpочий медленный бpед,
Ничего не понять, и снова впеpед и с песней.
До скончания лет.
     *  *  *
Черепаха ползет и мысль какую то думает,
Тщательно думает, медленно
                     так же как и ползет.
И не то, чтоб она какая то особенно умная,
Вообще черепахи медленно делают все.

И поэтому нам, черепахина жизнь кажется длинною,
Сколько можно успеть лишь немного усилив режим...
Черепаха куда то ползет с унылою миною,
И мы с такою же миной мимо бежим.
Что с того, что конь подо мной встал?
Что с того?
Что с того, что капает кровь с хлыста
Моего

Что с того, что кожа как береста
На ветру
Высохла
Господи, душа у меня пуста,
На скаку
Выдуло.

Грудью к земле припал,
Господи дай мне сил,
Все промотал с глупа,
Что раньше уже просил
Сердце стучит ещё,
Гонит по жилам жизнь
Только стучит о чем?
Господи, отзовись!

Не о чем попросить, не на чем ставить крест.
Не на чем.
Не за чем. Суета, каждому надоест,
Мелочи...

Кто я и для чего? Холодно под крестом
На груди...
Как же мне дальше жить? Что ж ты грозишь перстом,
Господи!?

Что то не пишется нынче
Ну никак,
Попробовал уж про птичек,
Про собак,

Про звездочки, про цветочки
На лугу,
А вот не идет и точка!
Не могу!

Ну ладно, вечера утро
Мудреней.
Пойду-ка займусь Кама сутрой
К жене.



Шашки наголо,
С воплями: "Вперед!".
Мне всегда везло
И снова повезет.

Завтра новый бой,
Завтра... А пока
Там над головой
Просто облака..
     *  *  *
Я не первый,
Кому ты портила нервы.
Но что же делать,
Мне очень нравятся стервы.

И я знаю,
Что безопасней другая.
А ты день ото дня,
Все дальше гонишь меня,
А я все равно от тебя
Охреневаю.

Ты умнее,
Тех кого я имею,
И я глотаю
Твои шальные идеи.

О, боже!
Ты сумасшедшая все же.
Но когда я рядом с тобой,
И я не владею собой
И мы на нормальных людей
Не похожи.

А когда меня убьют твои шальные глаза,
Ты не заметишь во мне перемены,
Я улыбнусь так же нежно как неделю назад
Не смотря на открытые вены.

Я не первый
Кому ты портила нервы,
Я не первый
Узнал какая ты стерва,
И я знаю,
Что безопасней другая
И все же
Охреневаю.
     *  *  *
Старое было старым,
Юное будет юным,
К ночи сгустятся чары-
Через плечо плюнем.

Перевернем горы,
А может быть так оставим,
Повесим новые шторы
И обновимся сами.

Вспомним тех, кто нам милы
И сядем творить чудо...
Только бы были силы,
А силы конечно будут.



Юность - битвы, победы,
Женщины, пьянки, идеи.
Юноши все Архимеды,
Девушки как орхидеи

Чувственны, ярки, беспечны...
И все таки юность не вечна.

Зрелость - победы снова,
Впрочем уже вперемешку.
Во всех решеньях - основа,
Вместо улыбки усмешка,

На женщин смотрим иначе,
Иные теперь задачи.

Старость - мудрые речи,
Правнук сидит на колене,

Рот без зубов и нечем
Жевать тоску наставлений.
А впрочем приятный и важный
В жизни период кажный.
Я не звонил тебе всего лишь несколько дней
Какие то все время дела,
И ты сказала: "Привет! У меня все о'кей.
Ты знаешь, я от тебя ушла.

Ну не в смысле ушла,
А  в смысле - гуд бай, звони поболтать если что.
И я понял, что я отработанный шлак
И пошел, куда послали пешком.

Я бродил разговор запивая пивком,
Мне очень нравится вот так вот гулять.
Я пожелал тебе счастья, мне стало легко
И почти хорошо... Твою мать...
     *  *  *
Я делаю шаг вперед,
Мне будет легко идти,
Мне нужен этот поход,
Мне нужно быть впереди.

Я помню твои шаги,
Мне хочется быть с тобой,
Но боги со мной строги -
Я должен выдержать бой.

Мне трудно узнать свой звук,
Мне трудно понять свой цвет,
Но скоро замкнется круг,
Я снова увижу свет.
Я изучаю жизнь,
Жизнь изучает меня.
Я смотрю, как она принимает поступки,
Которых мне не понять.

Ситуация - "черный ящик",
Я на входе, выход - она.
Я просто двигаюсь и наблюдаю
Какою будет волна.

А жизнь находится рядом,
Она мне смотрит в глаза.
Она направляет мои шаги
Туда, где снова гроза.

Ее улыбка спокойна,
Ее движенья - точны,
Ей нравится видеть, как я мотаюсь
Среди пейзажей ночных.

И наши споры забавны.
Ну кому наши споры нужны?
Ведь мои слова - это только слова,
Страшны они или смешны.

И я с ней больше не спорю,
Я подумал: "А на хрена?"
Я теперь изучаю метод, которым
Изучает меня она.

*  *  *
Я испугался чего-то,
Не знаю даже чего,
Зазвучала странная нота,
Сердце ёкнуло - Ух!... Ого!...

Стало пусто внутри,
Тревожно и одиноко...
Пока в глазах не пестрит -
И то слава Богу!

Сам себе думаю тихонечко;
С чего бы это ...
Никому не страшно нисколечко,
А мне то...

Может в организме непорядок какой
Или магнитный шквал,
Или напомнили мне - кто я такой
Чтобы не забывал

А может быть мне придавила плечи
Совсем особая сила?...
Ух!.. По моему стало полегче...
Отпустило...




Я лежу и сочиняю
Разные стишочки.
Вот устану, выпью чаю,
Да полью цветочки.

А потом почищу зубки,
И в постельку - баиньки,
И приснятся мне голубки
Разные, да заиньки.

Так они проводят ночи -
Только лягу я в кровать,
Станут усики топорщить
И о чем то ворковать.



Я мелькаю одновременно...
Призрачность - это чушь,
Моя реальность - вселенная,
Осколки светящихся душ,

Отсутствие нетерпения,
Благодарные улыбки,
Негромкое пение,
Невозможность ошибки...

Скольжу во все стороны разом,
Потому что направлений нет.
Ты не веришь моим рассказам,
И я соглашаюсь. Бред.



Я не пытался быть лучше чем есть,
Но и хуже мне быть н за чем.
Не привык я в бутылку лезть
Ни к чему. Суета... Мелочи...

Я привык быть самим собой,
И здесь не чем особо гордиться,
Я не часто выигрывал бой,
Не летал над толпой как птица,

И меня не боялись враги,
И друзей у меня не много
Просто если я буду другим
Кто пройдет моею дорогой?
Я отпускаю листья.
Пусть они будут свободны.
Крутятся странные мысли.
Хочется быть благородным,

Путаю дни недели.
Стали глаза слезиться.
А только вчера мы пели
Вместе с какой то птицей.

К ночи становится сыро.
Звезды глядят не мигая.
Хочется корни вырвать
И к югу, с какой-нибудь стаей.

Вряд ли это возможно,
И так слишком многого просим.
Лето осталось в прошлом.
Перед глазами осень.
Я покидаю город,
Жить у большой воды,
Меня не закроют шторы
От света моей звезды,

К ночи иду на берег
Слушать как волны плещут.
Я раньше не очень верил
В такие тихие вещи...

Когда торопиться не надо,
А так привык торопиться...
Волны плещутся рядом,
В дали сверкают зарницы,

Сердце стучит пореже
Негромко молюсь на звезду мою...
Вот мысли остались те же,
Но я их больше не думаю.
Я проснулся, и ты была рядом со мной,
И я вяло пытался припомнить имя.
Ты сказала, что я ужасно чудной...
Пожалуй вчера, я слишком много принял.

Но пора вставать, я везде опоздал,
В голове гудят три тысячи ульев,
И по ребрам ездили вчера поезда.
Я спросил: "Послушай, когда мы уснули?"

Получилось, что спал я пару часов,
Немного, а нужно бы было проспаться.
Я припомнил обрывки чужих голосов
И свое хвастовство, и пьяные танцы.

Ты исчезла, оказалось у тебя дела,
А я поплелся заниматься своими.
И я забыл бы о тебе как только ты ушла,
Но зачем то пол дня вспоминал твое имя.



Я просто хожу по улицам,
На работу езжу в автобусе,
Стараюсь поменьше хмуриться,
Находиться все время в тонусе,

Иногда это мне удается,
Иногда, прямо скажем, не очень,
Так ведь днем меня греет солнце,
А луна охлаждает ночью.

И приходится с этим мириться,
Потому что, куда же деваться...
Я порою летаю как птица,
А порою похож на засранца.



Я пускался кого-то спасать
И впадал временами в транс.
Приходили ко мне голоса
И просили использовать шанс,

И я двигался легче чем тень,
И враги отползали прочь:?Надо мною стоял день,
Подо мною лежала ночь.

Я был дерзок и осторожен,
В самом центре удивительных сил,
И каждый раз пугался до дрожи
Когда обратно в себя приходил.



Я работал героем боевика.
Работал не хуже всех.
У меня никогда не дрожала рука,
И ко мне приходил успех.

В те годы я не имел родни,
Меня сторонились друзья.
На врагах написано было - "они",
А на мне написано - "я".

Я делал вид, что мне не до "них",
И все знали, что это не так,
И "они" мочили знакомых моих,
И мочили моих собак.

Но когда я решал, что уже пора,
И выходил на тропу войны,
Начиналась совсем другая игра,
И "они" мочились в штаны.

А я спокойно мочил этих странных парней,
Я не думал о пустяках,
И красавицы медленно сохли по мне,



Я разрываю грницу,
Теряю приметы различий,
Перестаю суетиться,
Трясти головой по птичьи.

Нет разницы - грязное-чистое,
И даже - право и лево,
Возвращаюсь в себя - неистовым.
Вообще! А не только до девок.



Я редко бываю в Париже,
Даже пореже чем редко,
Негритянок я редко вижу,
Говорю им ласково - детка.

Редко купаюсь в море я
И путешествую мало,
Творю потихоньку историю
У себя на юге Урала.
Я смотрю как растет трава,
И стараюсь быть как она,
Я расту вместе с нею вверх,
Знаю, эта дорога верна.

Во мне умерла суета,
Мой огонь научился молчать,
Он умеет сидеть взаперти
Будто в ножнах клинок меча.

Я расту туда где светло,
Мои мысли ушли в песок,
Я уже научился ждать,
Поворачивать к солнцу лицо,

Научился впитывать дождь,
Слушать байки случайных ветров,
Научился не ждать перемен,
Не тянуться на свет костров,

Я почувствовал близость земли,
И она ко мне стала добра,
Я питаюсь её теплом
И не нужно лишнего брать.

Я не знаю завтрашних дней,
Для меня не бывает вчера,
Я расту туда где светло,
Остальное все мишура.
*  *  *
Я снова вижу тебя,
Улыбаюсь как идиот,
Мне уже почти хорошо,
А совсем захорошеет вот-вот.

Я пью тот же самый воздух,
Который вдыхаешь и ты,
Я очень близко к тебе,
Но о тебе мои мысли чисты.

Мне просто хочется слышать
Твой голос, видеть твой свет...
Хотя была бы возможность трахнуть,
Почему бы и нет?
Я танцую с тобою буги
И отражаюсь в твоих глазах,
Меня не любят твои подруги.
Ах!

Подумаешь , что за дело
Я тоже не хочу их знать,
А от тебя моя крыша слетела -
Ать!

Какой кайф быть с тобою рядом,
Какой кайф быть с тобою вместе,
Мне другого кайфа не надо,
Честно!

А что подружки твои ноют,
Интригуют за спиною вовсю,
Так лучше пусть не шутят со мною,
Исколбасю!

Популярность: 23, Last-modified: Tue, 08 Feb 2000 23:51:17 GMT