---------------------------------------------------------------

  Джордж Локхарт                                __----~~~~~~~~~~~------___
       ***                            .  .   ~~//====......          __--~ ~~
  Турбулентность      -.            \_|//     |||\\  ~~~~~~::::... /~
                   ___-==_       _-~o~  \/    |||  \\            _/~~-
           __---~~~.==~||\=_    -_--~/_-~|-   |\\   \\        _/~
       _-~~     .=~    |  \\-_    '-~7  /-   /  ||    \      /
     .~       .~       |   \\ -_    /  /-   /   ||      \   /
    /  ____  /         |     \\ ~-_/  /|- _/   .||       \ /
    |~~    ~~|--~~~~--_ \     ~==-/   | \~--===~~        .\
             '         ~-|      /|    |-~\~~       __--~~
                         |-~~-_/ |    |   ~\_   _-~            /\
                              /  \     \__   \/~                \__
   ДИКТАТОРЫ             _--~ _/ | .-~~____--~-/                  ~~==.
    часть II             ((->/~   '.|||' -_|    ~~-/ ,              . _||
                                    -_     ~\      ~~---l__i__i__i--~~_/
                                    _-~-__   ~)  \--______________--~~
                                  //.-~~~-~_--~- |-------~~~~~~~~
                                         //.-~~~--\



(с) Джордж Локхард
--------------------------------------------------------------
E-MAIL--- draco@caucasus.net
WWW 1 --- http://www.drakosha.base.org
WWW 2 --- http://www.drakosha.home.ml.org
WWW 3 --- http://members.tripod.com/~drakosha
PHONE --- (+995 32) 32-4971
--------------------------------------------------------------








                                      ***
                                   ***   ***
                                      ***


                          ****** Турбулентность ******




                              Трилогия "Диктаторы"
                                    Часть II


                          ----------------------------












                                        Бабочкой он никогда уже больше
                                          не станет... Напрасно дрожит
                                                Червь на осеннем ветру.
                                                                  ИССА



                         --------------------------


                                             Эти записи я начал с
                                         целью рассказать о событиях,
                                         участником которых я был.
                                         Сейчас, годы спустя, с
                                         трудом верится, что подобное
                                         могло происходить на самом
                                         деле. Но я свидетельствую -
                                         так все и было. И хотя вам
                                         придется прочесть не слишком
                                         приятную повесть, с этим
                                         ничего не поделаешь. История
                                         безжалостна в своей жестокой
                                         игре, и лишь в мыслях
                                         возможно представить себе
                                         вечный мир и спокойствие.


                                    ГЛАВА 1


            ...Все началось много лет назад. Тогда мне было всего
        двенадцать, и я был необычайно гордым молодым нахалом,
        убежденным, что мир существует только для того, чтобы
        восторгаться мной и героическими деяниями моего отца. Ибо он
        был величайшим героем Арнора, непобедимым, знаменитым
        воином. В то время, о котором пойдет речь, Война с Владыкой
        только-только кончилась, и Арнор не спеша приходил в себя после
        жестоких битв и сражений. Наши победоносные войска прошли по
        всему континенту, очищая его от последних остатков Зла, и
        разрушили Черную Крепость. Сам Владыка бросился на скалы с ее
        высоких стен, когда понял, что борьба проиграна. Штурмовой отряд
        сломил отчаяное сопротивление послелних защитников Крепости, и
        водрузил на ней бело-золотой флаг Арнора. Вот после этого все и
        началось...
            Ибо отряд эльфов, захвативший крепость, обнаружил в
        подземельях живого драконьего змееныша.
            Драконы... эти летучие чудовища были главным оружием
        Владыки. Если бы только оружием... Неизвестно откуда появившись
        на двадцатый год войны, небольшой отряд драконов сразу
        реорганизовал всю армию Владыки. До той поры люди и эльфы
        знали о драконах лишь по сказкам и былинам, да редкому черепу в
        родовом замке какого-нибудь рыцаря, чей предок некогда убил
        зверя. Теперь мы хорошо узнали о них...
            Как ни противно, но все были вынуждены признать, что драконы
        оказались просто потрясающими воинами, и вообще на редкость
        умными существами. Их вождь, Ализон, уже через год затмил своей
        славой и Владыку, и всех его сподвижников. Его операции
        неизбежно увенчались успехом, почти разгромленные к тому
        времени армии Владыки стремительно возвращали свои позиции.
        Теперь, годы спустя, понятно, что Ализон был гением. Под его
        руководством Азерот, страна Владыки, превратилась в самую
        сильную державу Уорра всего за шесть лет. Он сумел обуздать
        диких орков и черных рыцарей, и - неоспоримое свидетельство
        гениальности полководца - насадил столь жесткую дисциплину в
        армии, что сам Владыка часто уступал ему место на поле боя. В
        историю вошел случай, когда отряд орков под командованием
        дракона остановился на отдых в саду. На следующий день, когда
        они двинулись дальше, в саду не было сорвано ни одно яблоко, и
        не вытоптан ни один цветок... Сейчас, когда ненависть тех дней
        ушла, никто не может не признать, что Ализон был достойнейшим
        из достойнейших противников, с которыми воевал Арнор. Но
        тогда...
            Мы проигрывали войну. С драконами было просто невозможно
        сражаться, они с легкостью побеждали отряды райдеров. Лишь
        моему отцу удавалось противостоять им, вместе с отрядом
        отборных грифонов короля. Армии Владыки неудержимо
        надвигались на Арнор, словно волна Тьмы, и на гребне этой волны
        гордо парили непобедимые драконы, во главе с Ализоном. Так
        было.
            Так было, пока Родрик не воззвал в отчаянии к Ронненбергу, и
        Семерке. Он сам отправился туда, и молил Магистра помочь. Маги
        отказывались, указывая, что любая война - это Зло. Более того,
        некий маг по имени Дальген даже утверждал, что победа Владыки
        принесет мир на Уорр, и приводил данные о спокойной обстановке
        на завоеванных территориях. Родрик в гневе хотел уйти, но его
        удержал маг по имени Тириох, будущий главный советник короля.
        Тириох обратился к Семерке с горячей речью, призывая их
        защитить силы Света от драконов, и их армий. Очень неохотно
        Магистр согласился, и около полусотни магов Пятого и Шестого
        кругов были отправленны в Арнор на спинах грифонов.
            Это склонило чашу весов на нашу сторону. Маги своми
        заклинаниями сделали драконов легкой добычей для райдеров.
        Однако мы рано обрадовались. Ализон отреагировал столь
        молниеноносно, что до сих пор с трудом верится, как смогли мы
        победить. Массированная атака драконов и черных рыцарей на
        лагерь Родрика имела одну цель: убить магов. Неслыханное в
        военной науке дело - воины уклонялись от боя с людьми и
        эльфами, и просто бросались на любого мага, не считаясь с
        возможностью гибели... Почти все маги были убиты, хотя
        нападавшие понесли тяжелые потери. И тогда Семь мудрецов
        Ронненберга сами прибыли на поле боя. Всего за пару месяцев мы
        перебили почти всех драконов, а оставшиеся не осмеливались
        покидать Крепость. Ализон предпринимал невероятные попытки
        повернуть ход войны, но армия, лишившись руководства и
        поддержки с вохдуха, неудержимо теряла позиции за позицией...
            Наконец, на третий год после прихода магов, закаленные армии
        Арнора увидели вдали черные бастионы Крепости. И навстречу им
        вылетели Ализон, его жена Антара, и последние из драконов. Бой
        был страшным. Ализон разорвал почти два десятка грифонов, и
        никто не мог подступится к нему, пока мощный удар великого
        героя, полководца всех райдеров, принца Минаса Аннутирита, не
        сбил дракона на землю. Тогда никто не знал, что ударил он в
        спину...
            Крепость была захвачена. Остатки армий Зла беспорядочно
        бежали на север, и с ними немногие уцелевшие драконы. Минас
        Аннутирит со своими райдерами бросился в погоню, оставив
        небольшой гарнизон а развалинах. Мой отец был с ним, и
        дальнейшие их подвиги не имеют отношения к моей повести.

                                         ***

            Командиром отряда райдеров, который остался в Крепости, был
        сам Элронд, племянник короля Родрика. Они тщательно
        обыскивали развалины в поисках архива документов Владыки -
        предатели доклыдывали, что архив не был уничтожен. И в
        процессе поисков, глубоко в подземельях, эльфы обнаружили
        драконыша.
            Самая большая загадка для меня - почему Элронд приказал
        захватить зверя живым. Не понимал этого тогда, не понимаю и
        сейчас. Как бы то ни было, это сделали. Змееныша посадили в
        клетку, и привезли в Кастл-Рок. Сейчас трудно решить, правильно
        ли поступил Элронд. Великие события часто начинаются с
        принятия решения одним, но они всегда затрагивают многих.
            Вот здесь, в Белом Дворце короля Родрика, я впервые и увидел
        Винга. Мой отец был приглашен на празднование годовщины
        Победы, и Родрик решил устроить представление перед знатными
        гостями. На пиру присутствовали большинство дворян Арнора и
        Элирании, даже сам принц эльфов, великий Минас Аннутирит был
        здесь вместе со своей прекрасной супругой, Амазонией. Меня,
        правда, никто не пригласил, и за столом я не сидел. Но из
        уважения к заслугам моего отца, меня и мою десятку выбрали в
        качестве почетного караула. Мы стояли у стены, и все прекрасно
        видели.
            На копье принца Минаса была одета высушенная и
        мумифицированная голова Ализона. Он имел полное право на это -
        ведь именно Минас и мой отец убили главного врага нашей страны.
        Гости веселились, и поднимали тосты за Родрика и его сына,
        молодого принца Ричарда. И я, и все мои друзья мечтали, чтобы
        Ричард стал райдером. Возможно, тогда он выберет одного из нас?
            В самый разгар веселья Родрик приказал привести пленных. И
        их привели - около сотни оборванных и окровавленных орков,
        закованных в цепи. Я с удовольствием смотрел на эту картину, пока
        не показался конец колонны. А потом...
            Потом наступила мертвая тишина. Ибо в конце колонны, не
        спеша, шел закованный в цепи, огненно-красный дракон. Я
        впервые видел дракона, и жадно смотрел.
            ...Он был небольшого роста, лишь ненамного больше меня.
        Худой, чешуя да кости. Крылья были стянуты окровавленным
        канатом за спиной, и дракон невольно вздрагивал на каждом шагу.
        Но голова была гордо поднята, а в огромных черных глазах горел
        глубокий ум. И ненависть... О боги, какая ненависть! Я содрогнулся,
        взглянув в глаза дракона. Но тот даже не заметил меня. Он
        посмотрел на голову Ализона, и на морде отразилась такая мука,
        что я невольно переступил с ноги на ногу. Думаю, уже тогда я
        почувствовал, кто такой Винг.
            Но люди видели просто врага, закованного в цепи, и отданного
        им на потеху. Молчание сменилось вначале тихими разговорами,
        потом свистом, потом все вскочили, и стали потрясать оружием,
        беспорядочно крича. Дракон стоял совершенно неподвижно, хотя
        орки в ужасе ползали по земле. Мне стало неприятно. Иногда люди
        вели себя ну точно как обезьяны.
            Поглощенный разглядыванием дракона, я пропустил момент,
        когда слуга позвал моего отца. И только шум его крыльев заставил
        меня отвести взгляд. Крафт приземлился перед Родриком, и гордо
        поднял голову. Я тут же забыл про дракона, и с не меньшей
        гордостью огляделся, принимая завистливые взгляды друзей. Да,
        мой отец был героем.
            Король попросил Крафта продемонстрировать его искусство, и я
        от предвкушения едва не распушистил перья. Отец поклонился, и
        произнес, с насмешкой взглянув на дракона:
            -Сможет ли эта ящерица хоть поднять хвост?
            Дракон вздрогнул, и с такой ненавистью взглянул на Крафта,
        что я встревожился. Уж не пострадает ли отец? Я слишком много
        слышал о драконах, и о том, как они сражаются... Но пока я думал,
        дракон внезапно произнес глухим мощным голосом, который
        дрожал от сдерживаемой ярости:
            -Смеятся над врагом, отказывая ему в возможности доказать
        свою доблесть на деле, означает только отсутствие уверенности в
        своих силах, Крафт. Имей мужество вести себя достойно.
            Это он моему отцу сказал! Я тихо зарычал, и на руках невольно
        выдвинулись когти. Крафт нахмурился, ответил что-то, и двинулся
        вперед. Я с замиранием сердца ждал исхода поединка - дракон
        припал к земле, словно лев, и под чешуей проступили мощные
        мышцы. Увы, но в боевом плане с драконами не могло сравниться
        ни одно живое существо на Уорре, и даже этот змееныш был
        намного сильнее и быстрее грифона...
            Но не моего отца. Крафт мощным ударом отшвырнул змея на
        несколько метров, и в прыжке прижал того к камням дворцового
        двора. Дракон невольно застонал, но сразу умолк. Крафт
        наклонился, и что-то сказал ему, а тот ответил. Я навострил уши,
        но ничего не слышал, пока отец внезапно не взрогнул. Он поднял
        голову, и с изумлением сказал принцу эльфов:
            -Минас! Он просит убить его!
            Я едва не подскочил от изумления. Дракон?! И просит убить? Да
        нет, наверно отец шутит. Вон, уже и люди закричали...
            -Нет! Змееныш - трофей войны. Он мне нужен. Оставь его,
        Крафт! - неожиданно послышался голос короля, и я вздрогнул.
        Неужели драконыш правда хотел смерти?! Но это смешно! Отродья
        Тьмы всегда цепляются за свою жалкую жизнь...
            Тем временем Крафт, глубоко задумавшись, отошел к Минасу, и
        что-то сказал тому. Принц прямо подскочил, и обернулся к Родрику,
        а я смотрел на дракона. Он попытался встать, но из носа пошла
        кровь, и дракон упал на спину, слабо подергивая хвостом. Слуги
        выволокли змееныша за канат, продетый сквозь крылья, и паж
        посыпал песком кровавый след. Странно, я всегда думал что у
        драконов черная кровь...
            Вот так я впервые увидел великого Винга, ужас Ронненберга,
        короля Арнора, величайшего властителя эпохи.


                                   ГЛАВА 2


            За последующие месяцы я не слишком часто вспоминал о
        драконе. Мы летали на тренировки в город Рагнар, и там мне было
        не до этого. Помню лишь разговор с отцом на следующий день
        после пира, как раз перед его отлетом в поход. Я бросился на шею
        Крафту, и восторженно воскликнул:
            -Ты был великолепен, отец! Как ты отшвырнул эту змею!
        Он отстранил меня, и серьезно сказал:
            -Игл, вчера я поступил некрасиво. Запомни это, сын.
        Я просто опешил.
            -Как это?
            -Я сражался с тем, кто был беззащитен передо мной. Это всегда
        недостойно, даже если противник - дракон.
        От неожиданности я едва не упал, и весь распушистился.
            -Но отец! Это же был дракон! Наш враг! О каком достоинстве ты
        говоришь?!
        Крафт вздохнул.
            -Ты еще совсем птенец, Игл. Потом поймешь. Пока знай, что этот
        беззащитный змееныш - не кто иной, как сын Ализона, Винг. И он
        сумел победить меня вчера, Игл.
            -Что?!
            -Да, победить. Ибо он вел себя с огромным достоинством, в
        отличие от короля и меня. Мне стыдно, Игл, и я хочу чтобы ты это
        запомнил.
            Я молча смотрел на Крафта широко открытыми глазами. Он
        улыбнулся, и потрепал меня по шее.
            -Не унывай, сын. Даже герои иногда ошибаются... - он фыркнул,
        увидев, как мои перья встали дыбом, и продолжил:
            -Завтра ты полетишь в Рагнар, и там продолжишь свое
        обучение. Когда я вернусь, а я вернусь через пару месяцев, то
        определю тебя в одно элитное подразделение... И ты еще
        услышишь об этом змееныше.
            Не дожидаясь моего ответа, отец взмахнул крыльями, и взлетел.
        Я проводил его долгим взглядом. Но уже через час я начисто забыл
        все слова Крафта - мой приятель Старр пригласил меня на гонки, и
        до вечера мы отлично проводили время в небе над Кастл-Роком...

                                         ***

            Тренировки в гарнизоне Рагнара включали в себя много нового
        по сравнению с моим родным городом. Я полностью отдался им, и
        начисто позабыл обо всем остальном. Мы со Старром целыми
        днями устраивали воздушные бои, вместе с наставниками изучали
        тактику сражений... По ночам время летело даже быстрее, чем
        днем, так как неподалеку от Рагнара был лес, где жили множество
        грифонов. И грифон.
            Больше всего я любил охоту. Могу сказать, что стал очень
        неплохим охотником - мало какой олень или журавль мог избежать
        моих когтей. Три месяца пролетели незаметно, и однажды, когда
        мы со Старром весело и с шумом прилетели из леса, меня встретил
        отец. Приятели оробели и отстали, а могучий Крафт стиснул меня в
        объятиях.
            -Ну, как ты, сын? Как успехи?
        Я начал было рассказ, но скоро он меня перебил.
            -Хорошо. Собирайся, предупреди наставников, мы летим в
        Кастл-Рок. Пришла пора тебе начать настоящее обучение.
            -Какое?
            -Увидишь.

            И я увидел... Это была идея короля. Дети лучших грифонов
        Арнора были собраны в отдельный элитный отряд, которым
        командовал... я. Да, Игл, сын Крафта, был назначен командиром
        специального подразделения грифонов! В те дни я долго не мог
        поверить своему счастью. Но главное было в другом. Помимо
        специально переработанного курса обучения, и усиленных
        тренировок с лучшими бойцами армии, нас ждал весьма необычный
        тренажер. Этот тренажер звали Винг.
            Когда мне впервые сказал об этом Крафт, то я рассмеялся. Я
        отлично помнил, сколь беспомощным и жалким был змееныш на
        пиру...
            Когда я впервые УВИДЕЛ Винга, то желание смеятся пропало
        раз и навсегда. За время, прошедшее после праздника, дракон
        изменился так, что я его не узнал. Он вырос, стал мускулистым и
        поджарым. Теперь он больше напоминал леопарда, чем льва. Но
        главное - глаза! В них горела такая ярость, что в первый день мы
        долго стояли кучей, и рассматривали привязанного к столбу Винга,
        не решаясь напасть. Дракон мрачно смотрел на нас, а в стороне
        стояли пятеро людей, державших конец удавки, одетой Вингу на
        шею. Крылья у дракона были связаны за спиной, но я знал, что они
        еще и подрезаны. Винг никак не показывал жуткую боль, которую
        он очевидно испытывал, и молча смотрел на нас, то и дело
        переводя взгляд с одного на другого.
            -Ну, птички, кто первый? - голос нашего наставника, райдера
        Фангорна, заставил меня вздрогнуть. Эльф продолжил:
            -Не бойтесь, вы не первые. Зверюга сильная, не спорю, но он не
        успеет вас даже поцарапать. Стоит вон тем парням потянуть за
        ниточку, и эта ящерица сразу захрипит, как поросенок... Эй,
        Маккер! Продемонстрируй!
            Винг и правда захрипел, когда удавка сжала его шею, и
        схватился передними лапами за горло, упав на колени. Мне стало
        немного неприятно - все же люди слишком жестокие существа.
        Даже с драконами так поступать не стоит... Тем временем Винг,
        тяжело дыша, вскочил на ноги, и яростно зарычал, хлеща себя
        хвостом.
            -Игл, ты самый сильный тут. Начинай.
        Я?! Вот и оборотная сторона моего продвижения...
            -Я, Фангорн?
            -А тут есть еще грифон с таким именем?
            Вздохнув, я осторожно приблизился. Дракон мрачно следил за
        мной своими огромными черными глазами. Словно подслушав мои
        мысли, Фангорн заметил:
            -Смотри, Игл, не попорти тренажер. И не думай ему в глаза
        когтем ткнуть. Только тело, шея, лапы, и крылья. Особенно крылья.
        Стоит дракону порвать крыло - и ты победил. Но смотри, не бей
        между задних лап - на прошлом занятии один ударил, так ящер
        потом два часа по земле катался, и сорвал всю тренировку...
            Винг яростно зарычал, и метнулся ко мне. Я едва успел
        отпрыгнуть, но дракон мгновенно поднялся на задние лапы, и
        столь молниеноносно развернулся, что его хвост рассек воздух со
        свистом. И попал. Я отлетел метров на пять в сторону, и тяжело
        упал на песок, а бок болел, словно в него ударили тараном. С
        трудом поднявшись, я потряс головой, и посмотрел на Винга. Тот
        стоял на месте, словно ничего не произошло, и мрачно смотрел на
        смеющегося Фангорна.
            -Что, птичка, получила? Я предуждал тебя, Игл. Это опасный
        тренажер...
            Я зарычал, и бросился на дракона. Тот просто отступил на шаг в
        сторону, и встретил меня в горло. Странно, но он не ударил, а
        просто непонятно как провел лапой снизу вверх, меня завернуло, и
        я оказался на спине, а Винг смотрел мне прямо в лицо. Его лапа
        сжимала мне горло! Я не мог понять, почему он меня не убивает -
        ведь одно движение пальцев, и моя шея будет сломана, ка спичка.
        Винг пару мгновений смотрел на меня в упор, потом захрипел, и
        схватился за горло, а я откатился в сторону. Дракон, тяжело дыша,
        встал с песка...

            Так прошел год. Раз в неделю мы приходили на площадку, и
        смотрели, как привязывали Винга. Дракон не сопротивлялся, он
        только мрачно смотрел по сторонам, и хлестал себя хвостом. Ни
        разу никто из нас не смог его победить. Винг сражался, как лев. Он
        отбрасывал любого нападающего, словно щепку. И молчал. Ни разу
        он не произнес ни слова, и уже начинало казаться, что его
        разговор с Крафтом мне приснился...
            Я многому научился, наблюдая за его стилем. Дракон дрался
        очень необычно. Он использовал энергию нападающего! Когда
        грифон с воплем прыгал прямо на него, Винг просто отступал, и
        наносил один молниеноносный удар. Еще ни разу он не
        промахнулся, и ни разу ни один грифон не устоял на ногах после
        этого. Нас страшно раздражало сознание того, что какой-то там
        дракон раз за разом побеждает лучших воинов короля, и все
        свободное время мы тренировались друг с другом, как одержимые.
        Но и дракон не стоял на месте. Теперь, через год, он стал столь
        мускулистым и сильным, что отец не узнал бы Винга, увидь он его
        сейчас. Почти на каждом занятии дракон использовал новые
        способы побеждать, он знал их столько, что у меня просто крылья
        опускались...
            Приемы, которые мы увидели у Винга, применять было легко, но
        они были слишком опасны. Пару раз бывало, что грифон ломал
        другу крыло или руку при попытке подражать дракону. Только
        тогда мы сообразили, что Винг поддается, и это довело всех до
        бешенства. Дракон был чертовски умен, и ни разу не проиграл, но
        проклятие, он мог убить любого из нас одним движением!
            Когда до меня дошло, что Винг просто играет с нами, я едва не
        сошел с ума от ярости. И твердо решил, что на следующей
        тренировке расправлюсь с драконом.
            На этот раз я сам вышел вперед, и тоже хлестал себя хвостом.
        Фангорн, чувствуя, что происходит что-то странное, молчал. Я
        посмотрел на Винга, и впервые заговорил с ним.
            -Дракон, сегодня я собираюсь тебя убить. Готовся к смерти,
        отродье тьмы!
            Винг только прищурился. Я медленно стал подходить, твердо
        решив применить все, чему научился от дракона, против него
        самого. А дракон тем временем молниеноносно напал на меня
        сверху, и я едва успел среагировать. Винг отпрыгнул, но теперь я
        сам напал на него, и схватил за лапу, намереваясь перебросить
        через спину. Дракон повернулся на месте, и его хвост обхватил
        меня вокруг туловища, словно змея. Боротся было просто смешно -
        сила Винга была невообразима для грифона. Он отшвырнул меня
        на другой конец площадки, и мне пришлось замахать крыльями,
        чтобы не упасть.
            Яростно зарычав, я бросился на Винга. И когда тот, как обычно,
        привстал на задние лапы, чтобы провести захват, я с разбегу упал
        на землю, подкатился под дракона, и из-за всех сил ударил того
        между ног.
            Винг рявкнул, как десять львов, и схватил меня за шею обоими
        лапами. Я задыхался, а дракон с яростным рычанием поднял меня
        над землей, как щенка, и сдавил пальцы. Мир потемнел, я слышал
        вопли друзей и людей, но видел только горящие глаза Винга...
           Когда удавка сдавила его горло, дракон захрипел, и выпустил
        меня, но на этот раз не упал на колени. Его лапа схватила меня за
        крыло, непонятно как повернулась, и я завопил от боли, чувствуя,
        что кость сломана. Мне бросились на помощь, и оттащили от
        бешено рычавшего Винга. Впрочем, рычание последнего скоро
        перешло в стон, поскольку люди начали избивать дракона
        рукоятками копий. Винг метался на цепи, и рычал как зверь...
        Я с трудом приподнялся с земли, крыло бессильно висело.
        Подскочил Фангорн.
            -Ты, осел! Я предупреждал тебя, или нет?! Что я теперь королю
        скажу, а?
        Я с трудом пробормотал:
            -Зато я ему врезал по-настоящему...
        Эльф сплюнул.
            -И ты сын Крафта? Тьфу! Пошел в казармы!
        Я зарычал, но райдер так посмотрел на меня, что я счел
        правильным промолчать...



                                ГЛАВА 3



            Крыло зажило недели за три, но к тренировкам меня не
        допустили. Фангорн сказал, что отец, узнав про этот случай,
        разгневался, и приказал запретить мне бои с драконом. Потом
        райдер странно посмотрел, и добавил, что Вингу по приказу короля
        сломали оба крыла, и бросили в темницу выздоравливать. При этом
        дракона не кормили.
            Мне стало нехорошо. Люди... они были просто звери какие-то.
        Даже с драконом нельзя было так поступать. Я пару дней мрачно
        сидел на полянке, где выздоравливал, и думал над словами
        райдера. Винг был врагом, конечно. Больше чем врагом -
        дьявольским созданием. Но я ведь почти год наблюдал за ним... И
        не похож он был на создание Тьмы. Больше всего Винг напоминал
        рыцаря, который был побежден, но не сломлен. Подумав так, я сам
        себе ужаснулся. Боги, о чем я думаю?! Я назвал дракона рыцарем?
        Не может быть!
            И тогда я вспомнил слова моего отца. Крафт ведь сказал, что
        Винг держался с достоинством... И я сам пришел к подобному
        выводу?! Но это просто смешно!!!
            Дракон - создание Тьмы. Они были наиболее могущественными
        врагами Арнора. Самым страшным врагом в истории нашего
        королевства. А Винг - сын короля драконов. Так как могу я
        сомневаться в правоте СВОЕГО  короля?!
            "Но ведь не Винг был королем... Справедливо ли судить сына за
        деяния отца?"
            Подобные мысли никогда раньше не посещали меня. Я пресекал
        их, ходя взад-вперед по полянке, и морщась от боли в крыле. Но
        семя сомнения было посеяно...
            "Правы ли мы, так обращаясь с побежденными?"
            "Не уподобляемся ли мы врагам нашим, поступая так?!"
            Эти размышления грызли меня, словно крысы. Я яростно
        отсеивал подобные подлые мысли, но никак не мог окончательно от
        них избавиться...
            Наконец, на третью неделю бездействия, крыло зажило, и я
        вернулся в лагерь. Там меня встретили с радостью, и рассказали,
        что тренировки с драконом уже больше недели как вновь начались.
        Это меня задело - даже выздоравливал Винг быстрее...
            В веселой компании друзей, мрачные мысли покинули меня без
        следов. Я вновь наслаждался жизнью, охотился, тренировался... По
        сравнению с другими грифонами нашего возраста, мы были просто
        непобедимы.
            Часто я и Старр забавлялись, вызывая парней из других отрядов
        на поединок, и разбивая их в пух и прах. Только перья летели...
            О мрачном узнике я забыл и думать. Наше подразделение
        перебазировалось в Рогнар, а к Вингу отправили следующую
        партию молодых. Мы провожали их рассказами о жутком драконе,
        который отрывает всем крылья и хвосты, и в доказательство
        приводили шрам на моем крыле. Грифоны улетали весьма
        притихшие, а мы прикалывались на полную катушку.
            Так прошел еще один год. Я закончил обучение на "отлично", и
        отец с гордостью одел мне на шею медальон с гравировкой "Армия
        Арнора". Наступило время нам отправится на границы. Но вначале
        предстояло подобрать себе напарника - райдера.
            Мне понравилось на сборах. Нас выстроили в шеренгу, и
        капитан крыла, райдер Элитар, торжественно поздравил всех с
        окончанием обучения. Затем он сообщил, что так-как мы - элита, то
        нас ждут не просто начинающие воины, а наиболее отличившиеся
        молодые райдеры в армии! Я был чертовски горд, и прямо
        пушистился от радости.
            Затем на площадку вышли эльфы, и мы принялись знакомится
        друг с другом. Ко мне подошел молодой воин по имени Элерион, а к
        Старру - его брат, райдер Элессар. Мне Элерион понравился, да и
        я ему, думаю. Зато Старру, как всегда, повезло больше. Элессар
        уже воевал на Войне, и знал про армии Владыки не по наслышке...
            Как оказалось, его грифон погиб на охоте, не заметив острую
        ветку дерева в азарте погони. Элессар часто вспоминал его. Зато
        мы с Элерионом только и делали, что расспрашивали Элессара про
        войну, и он рассказывал...
            Около недели спустя, когда мы уже подружились, из Кастл-Рока
        пришла жуткая весть. Дракон, наконец, сорвался, и убил пять
        молодых грифонов на тренировке. Винга бросили в темницу, а
        король созвал совет с целью принять решение - стоит ли подобных
        жертв наше обучение?
            Мы с райдерами бурно обсуждали этот вопрос. А я все чаще
        вспоминал огромные, полные боли и ненависти глаза Винга, и
        непроизвольно ощущал, что понимаю его. И ужасался своих
        мыслей!
                                         ***
            Когда мы узнали о таинственном исчезновении дракона, то
        вначале никто не поверил. Я даже решил, что это очередная шутка
        моего отца - Крафт любил подобные розыгрыши. Как-то раз он
        прислал своего друга, и тот на полном серьезе, задыхаясь от
        быстрого полета, сообщил, что на Кастл-Рок напал огромный отряд
        Владыки. Мы бросились туда, а у замка нас ждал Крафт с
        песочными часами, и с усмешкой объявил, что "мы летаем, как
        черепаха со связанными лапами"...
            Но на этот раз, увы, все оказалось правдой. Король принял
        решение прикончить Винга, но в ночь перед казнью дверь его
        темницы была взорвана, все охранники убиты, а дракон и орки
        просто испарились. Родрик отрядил в погоню большой отряд
        грифонов, и те скоро обнаружили орков, бежавших на север.
        Дрались те столь яростно, что больше половины пришлось
        перебить на месте. Это было настолько непохоже на поведение
        орков, знакомое нам раньше, что король сам допрашивал
        пленников. Многие молчали даже на пытках, и по стране пошли
        слухи о появлении нового Ализона - его воины тоже вели себя
        аналогично...
            Но, разумеется, скоро некоторые заговорили. Их рассказ был
        столь невероятен, что Родрик не поверил, и казнил всех. Эльфы не
        одобрили подобных мер со стороны короля, и впервые за долгие
        годы между Арнором и Элираном пролегла тень. Однако Родрик
        продолжал политику давления. За Вингом были посланы отряды,
        но весь результат поисков можно описать одним словом: "ноль".
        Дракон испарился. Его не было в Арноре, его не было в Элирании.
        Соседние с Арнором страны, которые платили Родрику вассальную
        дань, заявили, что никаких драконов на их территории не
        наблюдалось... Вот и вся история.
            Мы с Элерионом тоже искали, но нашли даже меньше чем ноль.
        Зато в стране начиналось брожение. Произошла утечка
        информации, и люди узнали, что бывший узник короля - не кто
        иной, как сын самого Ализона. Это подействовало как катализатор,
        и сразу проснулись все недостойные. Паникеры, пораженцы, всякие
        пророки вопили о новой войне, что грядет в ближайшие годы.
        Напрасно король уверял, что Винг был секретно зарезан в камере...

            Месяца через два, однако, все успокоилось. Проблемы с
        Элиранией кончились, жизнь вернулась в привычную коллею... Но,
        о боги. если бы мы только знали тогда, что нас ждет!

                                         ***
            Год спустя именно я нашел Винга. Подробности этой истории
        известны всем, и нет смысла их повторять. Напишу только, что я
        чувствовал тогда, лежа на земле, придавленный монолитной лапой
        дракона, и глядя в его бездонные глаза.
            Я чувствовал, что грядет нечто. Нечто, по сравнению с чем
        Владыка и даже Ализон были просто незначительными моментами.
        Винг, с его могучей, невообразимой Силой, казался мне в те дни
        воплощенным Злом. И я до сих пор горжусь своим поведением
        тогда. Но вот что меня поразило больше всего - это сам дракон. Он
        просто не мог быть таким... таким... величественным, черт побери!
        Он был самым настоящим королем, куда более похожим на мой
        идеал монарха, чем мелочный и жестокий Родрик...
            После того, как мы вернулись в Кастл-Рок из Ронненберга, и
        рассказали, я долго бродил при луне по стенам Белого дворца. Мне
        было плохо, но не по причине смерти магов или Элессара. Хотя я
        скорбел о них.
            Мне было плохо, потому что я терял самого себя. Все мои
        идеалы трещали по швам. Я понимал, что я сам никогда не смог бы
        ПРОСТИТЬ даже после сотой доли пыток, пережитых Вингом. Но
        Винг - он смог. Он убил Элессара, да. Попросив у того прощения.
        Он узнал меня. Он узнал, что я сын самого главного его врага. Сын
        убийцы его отца!
            И Винг отпустил меня! Он сказал те самые слова, которые
        пришли мне в голову после ранения крыла - о том, что нельзя
        судить детей за грези отцов... Это сказал ДРАКОН. Сказал МНЕ!
            Много дней затем мне снились невероятные глаза Винга, полные
        боли. Я вспоминал, как он бился на цепи, как слуги волокли
        безвольное окровавленное тело обратно в темницу... И думал: а
        смог бы я выдержать? Смог бы я после подобного не стать
        зверем?!
            Ибо Винг зверем не стал... О, он мог быть каким угодно врагом
        моей страны, но не зверем. Когда я вспоминал этого великолепного
        дракона, мне становилось стыдно за гневные слова, которые я
        бросил тогда своему другу...
            Впрочем, понимание пришло намного позже. А в те дни я
        нуждался в совете. И отправился к тому, кто мог мне помочь. К
        отцу.
            Крафт отдыхал от поисков, лежа в своем пятиэтажном дворце,
        на берегу озера. Минаса там не было, и я обадовался, а отец
        кивнул мне.
            -Да, Игл?
        Я долго собирался с мыслями перед тем, как начать. Крафт
        улыбнулся.
            -Давай, сын. Я слушаю. Это та встреча, так?
            -Да. Я не понимаю, отец. Драконы - силы Тьмы. Они - это Зло!
        Но Винг... Я просто не знаю, отец. Он не может... не должен быть
        таким!
        Крафт серьезно спросил:
            -Каким, Игл?
        Я собрался с силами, и выпалил:
            -Благородным!
        Крафт вздрогнул, и нахмурился.
            -Почему ты так решил, Игл?
            -Он... Он узнал, что я твой сын. Он держал мне лапу на горле,
        смотрел в глаза, и повторял про себя: "Так ты сын Крафта..."
        Понимаешь?!
        Отец надолго замолчал. Я ждал, ждал, но не выдержал.
            -Отец... Я в смятении! Только очень благородный рыцарь мог так
        поступить! Скажи - разве ты смог бы простить сына убийцы твоего
        отца?! Я - нет! - твердо добавил я.
        Крафт вздохнул.
            -Я не смогу помочь тебе, сын. Ибо подобные мысли гложат и
        меня. Я тоже ничего не понимаю, Игл.
            -Ты?! - от изумления я сел на хвост, и все перья поднялись
        дыбом.
            -Да, я! - мрачно ответил Крафт. - Все оказалось гораздо
        сложнее, чем я думал. Годами я сражался с силами Тьмы, и все
        было понятно - они Зло, мы Добро, а Злу надо противостоять... Но
        теперь...
        Грифон помолчал.
            -Теперь я уже не так в этом уверен, Игл. Ализон и его армия -
        они ничем не отличались от нас. Ализон был величайшим
        полоководцем Уорра, и к тому же достойным противником. Я в
        большем смятении чем ты, Игл. Я видел Ализона, я говорил с ним.
        Я убил его, Игл. И убил в спину!
            -Что?! - я вскочил на ноги, и выпустил когти. -Это невозможно!
            -Возможно, Игл. Мало кто знает это, но принц нанес свой
        знаменитый удар в спину дракону, и тот упал на землю. И тогда,
        раненного, его добил я.
        Я пошатнулся. Воздушный замок моих мечтаний с грохотом
        взорвался, и каждый обломок кричал :"Нет!"...
            -Нет... Нет! Ты герой, Крафт! Герой, а не убийца!!!
        Отец встал, и положил мне крыло на плечо.
            -Может быть. Но пойми, Игл - не всегда герои нужны. Я убил
        врага, и принес победу своей стране. Я сделал бы это еще раз, и
        еще. Не так важно, что чувствует герой - важно, что он делает. Я
        принес победу. Так ли уж важно, в лицо или в спину?
        Я в шоке отступил на пару шагов назад.
            -Но отец!!! Как ты можешь говорить подобное?! Чем мы тогда
        отличаемся от Владыки, и сил Тьмы?!
        Крафт мрачно произнес, глядя в озеро:
            -Вот и я думаю над этим, Игл.




                                ГЛАВА 4




            С того разговора прошел год, и я позабыл свои сомнения. В
        конце концов, я был молод, силен, и имел куда более приятные
        темы для разговоров, чем мрачные драконы...
            Мы со Старром и Элерионом на полгода отправились в поход,
        воевать землю Мидлирс. Ходили упорные слухи, что там видели
        дракона, и не Винга. Крафт воглавлял наши отряды, а на спине у
        него гордо восседал великий Минас.
            Поход был просто скучен. Никаких армий Владыки, никаких
        драконов... Просто для оправдания затраченных на поход средств,
        мы захватили пару деревень где жили орки, и вырезали население
        для устрашения остальных. Эти полуживотные даже не
        сопротивлялись, и с воем убегали от наших сверкающих рыцарей.
            Месяцев через шесть после начала похода, отец приказал мне,
        Старру, и нашим десяткам вернутся в Кастл-Рок, и ждать там его
        возвращения. Мы с радостью отправились домой, куда и прибыли
        через неделю полета. Следующие месяцы были неинтересны, и
        упоминать о них стоит только как о последних днях старого
        Арнора...
            Тот день, когда могучий красный дракон изящно опустился
        перед воротами Белого Дворца, запомнился мне на всю жизнь.
        Винг был просто великолепен, он сверкал красным светом, и имел
        столь величественный облик, что у меня аж дух захватило. Родрик
        рядом с ним совсем не смотрелся. Я, разумеется, напал на Винга,
        хотя и понимал, сколь безнадежно это дело. Дракон просто не
        обращал внимания на нас, и спокойно стоял перед воротами, а я и
        мои отряды раз за разом отбрасывало на камни. Совершенно
        потеряв контроль над собой от ярости, я вел себя не слишком
        достойно, но Винг даже не заметил меня, словно грифоны были
        невидимы...
            И когда Родрик с яростным воплем упал на колени перед
        драконом, я посмотрел Вингу в глаза. Дракон стоял зажмурившись,
        он дрожал, а могучие крылья приподнимались в такт тяжелому
        дыханию. На моих глазах убивали моего короля! И я ничего не мог
        поделать, Сила Винга держала меня, как на цепи. Как цепи... Как
        цепи, в которых долгие пять лет изнывал дракон...
            Боюсь, в те дни я вел себя не слишком рассудительно. Казалось
        бы, когда Винг НЕ УБИЛ короля, и вообще не тронул никого из
        своих мучителей, я мог бы и задуматься. Но в те недели я и Старр
        были ослеплены ненавистью, мы раз за разом нападали на
        дракона, прекрасно понимая, что тому достаточно лишь подумать, и
        от нас не останется даже пепла. В те страшные дни я хотел
        смерти...
            Винг вел себя с таким достоинством, что сейчас, годы спустя, я
        просто поражаюсь, как мог я быть столь слеп. Дракон был самым
        благородным и честным рыцарем, которых я встречал в жизни. Он
        был королем от рождения, и сейчас я это вижу совершенно
        отчетливо. Почти месяц Винг не предпринимал мер против нас, а
        ведь я со своим отрядом, обезумев от сознания своего полного
        бессилия, раз за разом, словно зверь, бросался на стены
        колосального красного дворца, бывшего когда-то белым...
            Лишь по прошествии месяца, когда все войска Арнора оказались
        бессильны, и даже колониальные силы не смогли ничего добиться,
        Вингу наконец надоела наша вражда, и он заключил меня и Старра
        в темницу. Я был совершенно уверен, что дракон посадит нас
        именно в ту камеру, где столько лет терпел мучения он сам. Однако
        Винг и здесь превзошел меня благородством - он просто выбрал
        большую комнату в одной из башен, и одним взглядом создал
        решетки на окнах. Вот и вся темница. Но я даже тогда ничего не
        понял...
            Отлично помню, как однажды утром, когда я и Старр мрачно
        сидели у окна, и смотрели на орков, бродивших по огромному саду
        (раньше здесь был двор), в комнате возник дракон. Он пришел в
        виде человека, и опустился на кресло, глядя на нас.
            -Игл, скажи мне, неужели ты до сих пор считаешь меня
        созданием тьмы? - мягко спросил Винг. Я промолчал, а Старр
        гневно бросил дракону:
            -Ты - убийца!
        Винг зажмурился, и помолчал пару минут.
            -Да. Я убийца. - тихо сказал он затем. -Меня сделали убийцей,
        Старр. И вся моя жизнь - борьба против себя самого. Так зачем вы
        усугубляете вред, который уже причинили? Зачем вы так
        ненавидите меня? Посмотрите вокруг. Я уничтожил рабство, я
        разоружил армии. Я собираюсь покончить с враждой, и похоронить
        ненависть. Я делаю именно то, что вы провозгласили целью
        существования Арнора. Лишь слепой не увидит, что я делаю это
        лучше Родрика. Так почему же вы так ненавидите меня? Неужели
        одно лишь сознание того, что я дракон, способно перечеркнуть все
        мои дела и всю мою личность?! - с этими словами Винг принял
        свой настоящий облик, и мы невольно отшатнулись.
        Огненно-красный дракон грустно усмехнулся.
            -Разве не вы считаете, что "рыцарь определяется по поступкам,
        а не по доспехам", Игл?
        Я и не подумал тогда прислушаться к словам Винга, и гневно
        бросил:
            -Ты несешь только Зло, дракон. Как можешь ты говорить о
        Добре и рыцарстве, когда ты узурпировал власть в нашей стране и
        выпустил на свободу всех ее врагов?!
            -Игл, я ВЫПУСТИЛ их на СВОБОДУ. Я создал такие условия, что
        более они не смогут быть вашими врагами. Я принес мир в сердца
        враждующих. Неужели это Зло? - мягко спросил Винг.
        Я фыркнул и отвернулся, Старр последовал моему примеру. Дракон
        тяжело вздохнул.
            -Грифоны, если вы обещаете не нападать более на меня, я
        выпущу вас на свободу. Как всех...
        Я резко обернулся.
            -Дракон, я клянусь, что сделаю все возможное для того, чтобы
        вернуть власть в Арноре законному королю, и если смогу, то убью
        тебя!
        Старр кивнул, и повторил мои слова. Винг некоторое время молчал,
        потом встал и посмотрел на нас.
            -Вы ведь отлично понимаете, что никогда не сможете меня
        победить. - спокойно произнес он.
            Я вновь фыркнул, хотя Винг был абсолютно прав. Старр тихо
        зарычал, а дракон поднял голову, и долго смотрел в окно, где
        синело бездонное небо.
            -Посмотрите на это небо, грифоны. Посмотрите внимательно.
            Мы невольно последовали взглядом за огромными глазами
        Винга. Небо манило к себе своей глубиной и спокойствием, оно
        обещало ни с чем не сравнимое наслаждение, знакомое только его
        жителям... У меня заныли крылья, и я с ненавистью перевел взгляд
        на дракона, стоявшего с закрытыми глазами.
            -Вы чувствуете небо, грифоны. Я знаю это. Вы - как и я, не
        можете жить без него. А теперь дайте мне ответ на вопрос: имеете
        ли вы право лишить хоть одно живое существо подобного
        великолепия? Имеет ли кто-нибудь право лишить разумное
        существо неба? И земли? И воды? И огня?! Знаете ли вы, что такое
        Жизнь? Имеете ли представление, сколь она бесценна и
        невосполнима?! Любая смерть вырывает кусок из моего сердца. Я
        умираю вместе с каждой своей жертвой, и возраждаюсь лишь для
        следующей смерти! Вот, что ВЫ сделали со мной, Арнорцы. О,
        Родрик не знает, сколь совершенны его пытки! Он никогда не
        поймет, в каком аду живу я по его милости!
            Винг дрожал, и впервые я ощутил, что может быть он и не
        чудовище. Ибо мы чувствовали его эмоции, как свои. Сейчас я
        понимаю, что в те годы дракон был куда более узником, чем мы. Но
        тогда я лишь почувствовал, сколь близок мне Винг. И впервые в
        жизни я не поспешил отогнать от себя подобные мысли...
            Однако сам дракон, похоже, разуверился в возможности
        объяснить нам свою точку зрения. Винг вздохнул, и исчез, оставив
        в наших душах след, подобный расскаленному мечу. Я посмотрел на
        Старра, а он - на меня.
            -Старр, тебе не кажется, что он не слишком похож на монстра? -
        неуверенно спросил я после долгой паузы.
        Мой друг тяжело вздохнул.
            -Да, Игл. Он совсем непохож на чудовище... - мрачно произнес
        грифон.
            -Но может ли быть так, что все наши представления о драконах
        и Зле - ошибка?! - в отчаянии спросил я, ибо чувствовал, что теряю
        уверенность в своей правоте.
        Старр долго молчал. Затем просто посмотрел на меня.
            -Давай не будем думать об этом, Игл?  Пока Винг наш враг, мы
        имеем цель. Что остается нам кроме как думать о мести?
            -Старр, но что если он действительно мечтает о мире и
        счастье?! Ты только представь себе! Ведь в этом случае МЫ
        становимся служителями Зла, со своей ненавистью и упорным
        нежеланием видеть Добро...
        Мой друг отвернулся.
            -Игл, я не хочу думать об этом.
            -Спрятать голову в песок - не выход, Старр.
            -Забыть о своем Долге - тоже не выход, Игл.
            -Но мы служим Добру, а не Долгу! Нельзя, чтобы гордость
        заслоняла от нас истину. Гордость становится нашей самоцелью,
        Старр, и мы теряем способность различать Добро в других...
            -Он - дракон.
            -Да. И разве это отрицает возможность для Винга быть на
        стороне Добра? Тогда он прав, и мы ничем не отличаемся от
        Владыки.
            -Игл, драконы - наши враги. Разве ты забыл об этом?
            -Старр, я слышал его слова. Он был прав, говоря, что мы судим
        по доспехам о душе. Разве тело определяет сущность?
            -Тогда почему ни один дракон никогда не сражался на стороне
        Светлых сил?
            -Старр, на стороне Тьмы сражались и грифоны.
        Он запнулся, и помолчал. Потом продолжил, но уже не так
        уверенно.
            -Они были предатели.
            -Они служили тому, что считали правильным.
            -Зло - не может быть правильным, Игл.
            -Так почему мы отказываем дракону в праве избрать себе путь
        Добра? Ведь были грифоны, избравшие Зло!
            -Но... Но Игл, драконы служат только Тьме!
            -Я уже не так в этом уверен, Старр. Я видел Винга. Скажи
        откровенно - считаешь ли ты его служителем Зла?
        Грифон замолчал, и отвернулся. Потом глухо произнес:
            -Нет.
            -Вот именно.
        Старр еще более мрачно спросил:
            -И что теперь нам делать? Какой смысл теперь жить? Мы
        потеряли цель, мы потеряли самих себя.
        Я помолчал.
            -Может, наша цель была неправильной, Старр? Может, стоит
        подыскать другую?..
            -Какую? Обьявить Вингу, что хотим перейти на его сторону?
        Лучше сложить крылья, чем обречь себя на такое унижение.
            -О боги, но что же нам делать? Мы потеряли все! А теперь еще
        и смысл жизни!
        Наступило долгое молчание. Потом его прервал Старр.
            -Винг все еще узурпатор. И хоть мы пришли к выводу, что он не
        ведет Арнор по пути Тьмы, это не значит, что мы должны предать
        дело нашего законного короля! - глухо сказал грифон.
        Я вздохнул.
            -Ты прав, друг. Но будет сложно сражаться против врага,
        которого ты не можешь считать таковым...
            -Это наша судьба, Игл. Пути ее непредсказуемы. Кто мог вчера
        поверить, что мы сами признаем дракона достойным рыцарем?! Он
        уничтожил все устоявшиеся мнения, все что мы знали, и во что
        верили. Но я действительно не могу более закрывать глаза на дела
        Винга. Дальнейшее нежелание видеть, что он хочет мира и добра,
        граничит с преступлением против наших идеалов.
        Я добавил, глядя в глаза другу:
            -Теперь мы стали значительно мудрее, Старр. Это еще один дар
        Винга. Более нас не ослепит шипастая, ядовитая раковина, в
        которой может скрываться изумительная жемчужина...

        Так прошла еще неделя.




                                ГЛАВА 5




            Мне никогда не забыть глаза отца, которыми тот смотрел на
        меня, когда неизвестная сила внезапно перенесла меня прямо в
        центр пиршества. Мы со Старром в бешенстве наблюдали из окна
        за мщением Винга, и я твердо решил, что ошибся в суждениях о
        нем. На окна было наложено заклятье, и мои крики не доходили до
        отца, гордо стоявшего в центре площади...

        Крафт обнял меня, и поднял взгляд на грустно улыбавшегося
        дракона.
            -Ты...Ты...
            -Да. Я способен на милосердие, Крафт. Я отринул месть, не
        оставив в сердце места для нее. Надеюсь, ты поймешь... - слова
        Винга заставили меня вздрогнуть, но обернуться я не успел - мы с
        отцом  и Старром неожиданно оказалсь в лесу, на поляне. Я
        вскрикнул, Старр зарычал. Но Крафт посмотрел по сторонам, и
        бессильно опустился на землю.
            -О боги! Он отпустил меня!!!
            Я опустился на землю рядом с отцом. В голове метались мысли.
        Винг отпустил убийцу свего отца, он решил не идти путем Зла даже
        сейчас! Меня трясло. О боги, какими же чудовищами мы были! Винг
        должен был убить всех нас не задумываясь. Я бы убил!
            Но он ПРОСТИЛ! Он настолько ненавидел Зло и смерть, что
        отказался от смысла своей жизни ради того, чтобы не перейти на
        путь ненависти... А мы травили его, ненавидели, издевались так,
        что даже тогда мне становилось нехорошо...
        Я положил крыло на плечо отцу, и мягко сказал.
            -Отец, мы совершили страшную ошибку. Настолько страшную,
        что я сомневаюсь, сумеем ли мы искупить ее последствия...
        Крафт поднял глаза на меня. Он плакал.
            -Игл, он указал нам всем именно тот путь, которому мы
        следовали испокон веков! Так почему же мы столько лет упорно не
        желали этого замечать?!
        Мы со Старром промолчали. Отец долго смотрел невидящим
        взглядом в небо, потом встряхнулся.
            -Расскажите мне, о чем с вами говорил Винг.
            -Да, он говорил с нами, Крафт. - мрачно произнес Старр. -И мы
        сами пришли к выводу, что Винг не может быть созданием Тьмы.
        Я вздохнул.
            -Мы были не слишком наблюдательны, отец. Боюсь, что Винг
        все еще думает, будто мы до сих пор его ненавидим...
            Затем мы наперебой принялись рассказывать о том, что
        происходило здесь месяц назад. Отец выслушал, и надолго закрыл
        глаза.
            -О боги, почему вы так повернули свою жестокую игру?! - в
        голосе Крафта прозвучала такая ненависть, что мы невольно
        отшатнулись.
            -Что случилось, отец?!
        Крафт посмотрел на нас так, словно впервые увидел.
            -Игл. Я и Минас напали на Винга сегодня утром, и эльф
        проткнул дракона волшебным копьем Мертвых Царей, которое я
        отыскал в городе Дэсс, в земле Мидлирс. Винг просто вытащил
        копье из сердца, и оно перестало существовать, но он умрет, Игл.
        Неминуемо. Теперь понимаешь?! Когда он убил Минаса, я и сам...
            -Он убил Минаса?!
            -Да. Думаю, он просто не выдержал. Минас ведь убил его отца,
        Игл. Не знаю, смог бы я удержать свою руку в подобном случае...
        Я содрогнулся.
            -О, боги...
        Отец кивнул.
            -Теперь ты понимаешь?! Мы столь ненавидели дракона, что
        ослепли. Мы не видели ничего! И лишь когда время исправить
        ошибку упущено, боги вернули нам зрение! О, будте вы прокляты,
        боги!!!
        Старр в ярости ударил кулаком в землю.
            -Еще не поздно! Мы можем вернутся, и спасти его!
            -Нет. Уже поздно, Старр. Я и Минас - мы убили Винга, как и его
        отца. Мы убили того, кто всю жизнь мечтал только о мире. Он
        мечтал лишь о возможности прекратить вражду. Он простил почти
        все, что мы делали с ним - а ведь Винг имел полное право
        уничтожить всю страну, более того, он мог это сделать! Так скажи,
        зачем теперь мне жить, Старр?! - в последней фразе грифона
        внезапно прозвучала такая мука, что мы вскочили на ноги.
            -Отец, но ведь Винг - могучий маг! Он может устоять против
        копья Минаса!
        Крафт мрачно покачал головой.
            -Как раз наоборот, Игл. Я нашел это копье в древних развалинах
        подземного города, и я знаю, что оно такое. Подобное оружие
        действует тем сильнее, чем сильнее жертва. Поэтому Винг ничего
        не заметил... Но уже сейчас, наверно, он умирает!
            Я зарычал, и бросился в воздух, Старр за мной. Крафт
        последовал вслед за нами, и все втроем мы на максимальной
        скорости понеслись ко Дворцу, видневшемуся на горизонте...
                                         ***
            С тех пор прошли три недели, но я никак не мог поверить в
        случившееся. Вернувшись во дворец, мы нашли там Родрика,
        который в глубокой задумчивости сидел на троне, и читал
        рукопись! Винг улетел. Он сдался. Он пришел к выводу, что
        ненависть невозможно искоренить, и отказался от борьбы, чтобы
        не усугубить ситуацию...

            Король был не просто изумлен - он был шокирован. Дракон
        перевернул всю нашу страну вверх дном. После того, как Родрик
        прочитал его рукопись, король два дня не выходил из своих покоев.
        А выйдя, обьявил, что отныне и навеки, любое обвинение, не
        основанное на конкретных действиях обвиняемого, повлечет за
        собой осуждение обвинителя. Этот приказ едва не вызвал
        революцию. Тириох, главный советник, и его сторонники, яростно
        осудили короля, и призвали народ в импичменту - мол, Родрика
        околдовали Темные силы...
            Я, ставший к тому времени начальником гарнизона Дворца,
        хотел лично убить изменника. Но король приказал привести
        Тириоха к себе, закрыл дверь покоев, и не открывал до утра.
            А на утро Тириох вышел самым верным сторонником короля. Я
        не знаю, что говорил Родрик старому магу. Но более тот не
        призывал проклятия богов на голову короля, и даже перестал
        проклинать при каждом удобном случае дракона...
            Но все это мелочи. Крафт уже к вечеру первого дня вылетел на
        поиски Винга, и пока известий от него не поступало. Армии Арнора
        спешно вооружались, все кузницы и мастера были заняты по горло.
        По стране бродили сотни слухов, от совершенно нелепых вроде
        идеи о принявшем вид Родрика драконе (а настоящий, мол, давно
        мертв), до весьма интересных - например, говорили, что Винг
        оказался настолько хорошим и светлым, что никто этого не понял, а
        дракон обиделся и улетел. Арнор бурлил. Орки, выпущенные
        Вингом на свободу, после его исчезновения попытались сбежать за
        пределы страны. Мой отряд остановил их, и сам Родрик на моей
        спине прилетел к толпе оборваных дикарей, в ужасе сбившихся в
        кучу. Мои грифоны стояли по периметру.
            Король долго рассматривал орков, а потом внезапно обьявил,
        что он разрешает им поселится в горном районе Арнора, при
        условии, что те станут платить стране дань. Орки повалились на
        колени, и следующие три дня я был очень занят, сопровождая
        ликующую толпу дикарей в горы, и следя за порядком.
            Изменения коснулись и внешней политики страны. Родрик
        обьявил, что отныне путь Арнора - это мирный путь. Я и Старр с
        трудом верили, что это тот самый король...
            По истечении трех недель, вернулся Крафт со своим отрядом
        десантников. Они облетели половину Уорра, и углубились в Океан
        так далеко, как могли, но не нашли и малейшего следа Винга.
        Наверно, он погиб над морем, направляясь в мифическую землю
        драконов, бывшую где-то там. Но я надеялся, что он долетел.
            Сейчас, когда дело дракона продолжили мы сами, даже самые
        ярые враги Винга более не могли называть его Злом. Рыцари, при
        упоминании о драконе, мрачно отворачивались. Ибо его история
        легла страшным бременем на совесть каждого арнорца. Винг
        показал всем нам, сколь мало было отличие Арнора от Азерота.
        Ведь теперь никто не мог отрицать, что под прикрытием идей
        Добра и Света мы, по существу, проводили ту же самую политику,
        что и Владыка. Это страшно подействовало на воинский дух. В
        армии ходили мрачные, полные горя слухи, что на войне многие
        рыцари вели себя более жестоко чем орки. В некоторых отрядах
        воины потребовали снять своих командиров, и Родрик всегда
        соглашался. Я горд, что мои грифоны доверяли мне, как себе
        самому.
            Но настоящий шок я испытал, когда мой отец обьявил об уходе
        из армии. Я в ужасе полетел к нему во дворец, и спросил, почему?!
        Крафт долго не отвечал, а потом произнес:
            -Игл, я более не могу быть воином. Я потерял уверенность в
        правоте своего пути, а быть воином, когда ты не уверен -
        преступление. Я совершил достаточно преступлений в своей жизни,
        Игл. С меня хватит.
            Сам Родрик посетил грифона, и уговаривал не оставлять армию.
        Но отец твердо заявил, что после Винга он просто не сможет
        поднять руку на разумное существо. Так и сказал. Король ничего не
        ответил, а потом неожиданно протянул Крафту шкатулку с
        рукописью дракона - самый охраняемый и секретный предмет в
        королевстве...
            Вот этого я никогда не прощу Родрику. Он убил моего отца. На
        третий день после прочтения, Крафта нашли на скалах,
        разбившегося насмерть. Весь Арнор с горечью провожал героя на
        кладбище, там выступал Родрик, видные дворяне и рыцари. Я не
        выступал.
            Через два дня я стал главнокомандующим воздушными силами
        Арнора, и переехал в отцовский дворец. Старр поселился со мной.
        Первым делом я принялся искать рукопись Винга, но в шкатулке
        лежал листок бумаги, написанный от руки короля:
            "Игл, не ищи. Родрик."
            Я последовал приказу моего сюзерена, и следующие дни
        заслонили от меня трагедию Крафта. Я реорганизовывал армию по
        образцу штурмовых отрядов Ализона. Мои друзья, бывшие в
        элитном подразделении, и обучавшиеся у Винга, стали
        инструкторами, и я ввел обязательное обучение боевому искусству.
        Тысячи мелочей поглотили нас со Старром, мы почти не спали...
            Так прошел месяц, и жизнь в Арноре вошла в привычную
        коллею. Люди перестали собираться толпами на площадях,
        брожение в армии я сумел прекратить. Родрик совершенно
        изменился. Он часто выезжал на коне за пределы Замка, и ездил
        по стране, сопровождаемый всего двумя рыцарями. Каждая его
        поездка оставляла за собой след слухов и недоумения, ибо король
        занимался очень странным для него делом - следил за порядком!
        Понемногу люди стали смотреть на Родрика иначе. Его полюбили, а
        ведь я даже представить себе не мог подобное!
            Часто я размышлял, сидя на веранде своего роскошного дворца,
        и глядя на закат солнца. Винг сдался. Он не смог выдержать
        бешенную ненависть и нетерпимость наших людей, и улетел. Но
        боги, ведь он победил! Он добился успеха во всех своих
        начинаниях.
            Мы более не были слепы. Предрассудки и ненависть медленно,
        очень медленно, но отходили в прошлое. Недавно я видел в одном
        из городов, как орки продавали на рынке овощи, и женщины
        ругались с ними, словно те были людьми. Эта картина настолько
        меня шокировала, что я доложил королю. Родрик промолчал, и
        только улыбнулся. А я вернулся к исполнению своих обязанностей,
        и заставил себя не думать о переменах.









                                ГЛАВА 6







                                             Все описанное в моих
                                             записках произошло около
                                             пор столь
                                             многое изменилось, что мне
                                             самому иногда бывает трудно
                                             поверить, сколь бешенная
                                             злоба и нетерпимость терзала
                                             тогда нашу прекрасную страну.
                                             Но нравится мне это, или нет - а
                                             факт в том, что Винг оставил за
                                             собой настоящий вихрь в
                                             мыслях арнорцев, они
                                             изменились - а я закрепил эти
                                             перемены навсегда. Родрик
                                             написать историю
                                             тех событий, и я постарался. Но
                                             то, что сказанно далее - это не
                                             приказ. Это было мое
                                             собственное решение,
                                             продолжить рассказ, и хотя я
                                             предвижу определенные
                                             сложности, которые вызовет
                                             моя повесть, я не могу молчать
                                             и дальше.
                                             Моя совесть не позволяет.

                                Главнокомандующмий армией Арнора, основатель ВВС - Игл.

                             ----------------------

            Это началось в канун Нового года, когда снег покрыл нашу
        страну своим покрывалом, а люди и эльфы собирались мирно
        отпраздновать еще один год мира. Я, со своим личным отрядом,
        летал вдоль и поперек Арнора, следя за порядком, и нанося визиты
        друзьям. Все было мирно и спокойно, даже орки притихли в своих
        горах. Я вернулся к королю, и с радостью доложил о виденном.
            -Игл, я рад, что в моей стране мир. Он тоже был бы рад. - мы
        помрачнели, догадавшись, о ком упомянул король.
            -И мне очень жаль лишать тебя возможности мирно и спокойно
        встретить праздник... - продолжал Родрик.
            -Но тебе придется полететь в Элиранию. Старр докладывает,
        что там начались неприятности.
            -Да, милорд?
            -Аррагор не простил мне, что я признал убийцу его сына
        достойным рыцарем. Старр рассказал, что эльфы намерены
        потребовать от нас найти Винга, и выдать им, иначе - война.
        Я замер на месте.
            -Война?! С эльфами?!
        Король кивнул.
            -Невероятно, но факт. Я послал им ответ, что Винг исчез больше
        года назад, и мы не знаем, куда он пропал. Но они не пожелали
        слушать. Феагорм покинул Кастл-Рок два дня назад, и заявил, что
        мы попали под влияние Темных сил. С ним ушел Тириох.
        Я зарычал. Этот старикашка уже достал меня своим маразмом и
        фокусами.
            -Я понял, милорд. Предатель будет наказан.
            -Нет, ты не понял, Игл. Ты полетишь в Элиран, и доложишь
        Аррагору о всех событиях, имевших место в Арноре. Полетишь
        один. Ты - посол, а не штурмовая команда... - Родрик улыбнулся.
            -Как ты похож на Крафта в молодости, Игл. Если бы ты знал.
            -Я понял вас, милорд. - повернулся, и покинул тронный зал.
        Настроение было испорчено. Родрик мог бы и не напоминать мне
        об отце. Как-никак, именно король явился косвенной причиной его
        смерти.
        Выйдя на улицу, я полетел к себе во дворец. Моя подруга,
        Араминта, уже была там.
            -Игл, ну наконец. Пошли, вечеринка уже готова!
            -Арами, вечеринка откладывается на год. Я лечу в Элиран.
            -Как это?! А праздник?
            -Приказ короля. Повеселитесь без меня, малышка.
            Не отвечая на кучу вопросов друзей, я нацепил меховую накидку,
        вооружился, и, захватив мешочек с золотом, вылетел на восток. У
        ворот задержался, и проинструктировал слуг насчет охраны
        дворца.

            Было холодно. Я летел над самой землей, но все равно мерз.
        Скоро пригороды столицы остались позади, и подо мной
        потянулись бесконечные километры ночного заснеженного леса.
        Периодически то там, то там, мерцали огоньки - это были костры
        дровосеков, или охотников. На десятый час полета внизу все еще
        тянулись бесконечные леса - на восток от Арнора они росли почти
        без просветов. Люди редко бывали в этих местах, эльфы здесь не
        жили. А грифоны предпочитали жить с людьми. Поэтому на сотни
        километров во все стороны я был один. Ни огонька, ни просвета.
        Лишь лунный свет, казалось, замораживал воздух. Я до того
        замерз, что решил приземлится, развести костер, и оттаять.
            То был переломный момент в истории Уорра, но я не знал об
        этом. Разумеется, мне не хотелось садится на первой попавшейся
        полянке, и я летел, пока не заприметил холм, поросший крупными
        соснами. Там я и сел.
            Костер загорелся сразу, и я с наслаждением распушистил перья,
        чувствуя, как с крыльев отваливается ледяная корка. Бррр, грифон
        не предназначен для холодных зим. Смолистый хворост, который я
        насобирал в роще, горел как в печке.
            -Хорошо... - прошептал я, расстилая накидку, и усаживаясь на
        кучу еловых веток, которую набросал на снег. Так я грелся пару
        часов, и настроение понемногу улучшалось. Скоро мне захотелось
        поспать, но я держался. Достаточно какому-нибудь зверю успеть
        повредить мне крыло - и я мертвец. Никто, никогда не найдет в
        такой чаще грифона... А жить охотой я разучился.
            Прошло еще три часа, и внезапно послышался шорох. Я вскочил,
        и выпустил когти. Рука легла на шест с лезвиями.
            -Не надо, грифон. Я друг.
            Голос принадлежал молодому, изможденному эльфу, который с
        трудом стоял, прислонившись к дереву. Я подбежал, и отнес его к
        костру.
            -Кто ты, эльф? Что ты делаешь так далеко в лесах?
        Он молчал, и грелся у костра. Я ждал. Наконец эльф произнес:
            -Меня зовут Эльстар. Я охотник. А ты кто?
            -Игл, главнокомандующий армией Арнора.
        Он подскочил.
            -Грифон?!
        Я немного обиделся.
            -А что? В Арноре полное равноправие, эльф. Я думал, в
        Элирании тоже.
        Он поник.
            -Прости, друг. Я столько лет не был дома, что стал диким.
        Просто довольно странно встретить ночью, в лесу, генерала
        армии...
            -Маршала.
            -Тем более.
            Я с интересом рассматривал Эльстара. Он был молод, и весьма
        неплохо выглядел, вероятно. Сейчас он смотрелся как жертва
        нападения стада слонов. Эльф был страшно изможден, его, некогда
        прекрасная одежда, теперь превратилась в лохмотья. Даже лук -
        гордость любого эльфа, был поломан, и связан веревкой. Да,
        пришлось ему пережить...
            -Что ты делаешь так далеко от ближайших поселений? -
        поинтересовался я.
            -Охочусь. - эльф мрачно смотрел в пламя.
            -Разве мало зверья в лесах Элирании?
            -Тех, на кого я охочусь, там нет. Похоже, их вообще не осталось.
        Эта горная гряда - последний шанс.
        Меня пробило неприятное предчувствие. Неужели?...
            -Эльстар, на кого ты охотишся?
            -На драконов.
            Теперь я подскочил. Перед глазами возникла картина
        окровавленного Винга, которого волокли за канат, продетый сквозь
        крылья...
            -Это самая лучшая добыча для воина? - сурово спросил я.
        Он с изумлением посмотрел на меня.
            -А что может быть почетнее?! Убить самую сильную тварь из
        служителей Зла - это достойное дело!
            Я замолчал, и отвернулся. В голове скакали воспоминания.
        Неужели и я был таким? Да, был. Хуже. Я не противился не только
        охоте на драконов, но и страшным мучениям, на которые обрекли
        несчастного Винга. Я сам их усугублял... После Войны, когда враги
        пали, мы должны были остановится, и не переносить свою
        ненависть на невинных!
            -Эльф, что тебе сделали драконы?
        Он вздрогнул.
            -Странные вещи ты спрашиваешь, Игл. Они драконы! Они - это
        Зло!
        Я мысленно продолжил своими словами: "Они недостойны жить".
            -...они недостойны жить!
        Да. Вот таким был я полтора года назад. Вот таким я виделся
        Вингу... О, боги...
            -Почему, Эльстар?
        Эльф просто поперхнулся от изумления.
            -Грифон, ты сошел с ума? Как - почему?!
            -Вот именно, эльф. Почему?
            -Они наши враги! Они сражались на стороне Владыки, и едва не
        принесли тому победу!
            -В истории было множество войн, Эльстар. Всего двести лет
        назад завершилась война между Арнором и Элиранией. Люди
        бились с эльфами. Так почему ты не охотишся на людей? Они тоже
        были врагами твоего народа, и та война тоже завершилась их
        поражением.
        Эльф долго смотрел на меня, потом покачал головой.
            -Игл, то была война по политическим соображениям. А драконы
        - служители Зла. Они несут смерть всем!
        Я помолчал.
            -А ты видел дракона, Эльстар?
        Он отвернулся.
            -Нет. Но я слышал, что в этих местах некогда убили одного.
            -А я пять лет жил рядом с драконом, эльф. И все эти годы я
        ненавидел его, нападал, мечтал о его смерти. Мой отец убил его
        отца, мой король пять лет держал дракона в таком рабстве, что я
        не выдержал бы и недели. И знаешь, что сделал этот дракон? Он
        простил, эльф. Он стал самым могущественным магом в истории, он
        мог одним взглядом обрушить город. И он захватил власть в
        Арноре, дабы прекратить вражду. Не отомстить! А прекратить
        вражду! Способен ли ты на такое, Эльстар? Я - нет.
        Эльф отшатнулся.
            -Ты говоришь об этом демоне, Винге?!
        Я зарычал.
            -Эльф, мой отец покончил с собой, осознав, сколь
        несправедливы мы были, называя его так!
        Он долго молчал.
            -Ты стал служителем Зла, грифон. - произнес наконец Эльстар,
        и встал. -А я поклялся убивать всех служителей Зла на месте!
            Я вскочил. Но не успел. Эльф вытащил из-за пазухи некий
        предмет, и одел на голову. Я зажмурился - свет от этой короны
        ударил меня прямо в глаза. Голос Эльстара загремел.
            -Именем последнего из Мертвых Царей, чья корона сверкает у
        меня на голове, я изгоняю Зло туда, где ему самое место - в
        преисподнюю! Умри, предатель!
            Я закричал, но из короны вырвался ослепительный луч, и попал
        мне в грудь. Страшный удар отшвырнул меня с холма, и я
        покатился по склону, ломая крылья, и крича от страшной боли.
        Перья на груди загорелись, и я потерял сознание.



                                ГЛАВА 6


                                  Все описанное в моих
                                  записках произошло около
                                  года назад. С тех пор столь
                                  многое изменилось, что мне
                                  самому иногда бывает трудно
                                  поверить, сколь бешенная
                                  злоба и нетерпимость терзала
                                  тогда нашу прекрасную страну.
                                  Но нравится мне это, или нет - а
                                  факт в том, что Винг оставил за
                                  собой настоящий вихрь в
                                  мыслях арнорцев, они
                                  изменились - а я закрепил эти
                                  перемены навсегда. Родрик
                                  просил меня написать историю
                                  тех событий, и я постарался. Но
                                  то, что сказанно далее - это не
                                  приказ. Это было мое
                                  собственное решение,
                                  продолжить рассказ, и хотя я
                                  предвижу определенные
                                  сложности, которые вызовет
                                  моя повесть, я не могу молчать
                                  и дальше.Моя совесть не позволяет.

                  Главнокомандующий армией Арнора, маршал ВВС - Игл.


                           -----------------------

            Это началось в канун Нового года, когда снег покрыл нашу
        страну своим покрывалом, а люди и эльфы собирались мирно
        отпраздновать еще один год мира. Я, со своим личным отрядом,
        летал вдоль и поперек Арнора, следя за порядком, и нанося визиты
        друзьям. Все было мирно и спокойно, даже орки притихли в своих
        горах. Я вернулся к королю, и с радостью доложил о виденном.
            -Игл, я рад, что в моей стране мир. Он тоже был бы рад. - мы
        помрачнели, догадавшись, о ком упомянул король.
            -И мне очень жаль лишать тебя возможности мирно и спокойно
        встретить праздник... - продолжал Родрик.
            -Но тебе придется полететь в Элиранию. Старр докладывает,
        что там начались неприятности.
            -Да, милорд?
            -Аррагор не простил мне, что я признал убийцу его сына
        достойным рыцарем. Старр рассказал, что эльфы намерены
        потребовать от нас найти Винга, и выдать им, иначе - война.
        Я замер на месте.
            -Война?! С эльфами?!
        Король кивнул.
            -Невероятно, но факт. Я послал им ответ, что Винг исчез больше
        года назад, и мы не знаем, куда он пропал. Но они не пожелали
        слушать. Феагорм покинул Кастл-Рок два дня назад, и заявил, что
        мы попали под влияние Темных сил. С ним ушел Тириох.
        Я зарычал. Этот старикашка уже достал меня своим маразмом и
        фокусами.
            -Я понял, милорд. Предатель будет наказан.
            -Нет, ты не понял, Игл. Ты полетишь в Элиран, и доложишь
        Аррагору о всех событиях, имевших место в Арноре. Полетишь
        один. Ты - посол, а не штурмовая команда... - Родрик улыбнулся.
            -Как ты похож на Крафта в молодости, Игл. Если бы ты знал.
            -Я понял вас, милорд. - повернулся, и покинул тронный зал.
        Настроение было испорчено. Родрик мог бы и не напоминать мне
        об отце. Как-никак, именно король явился косвенной причиной его
        смерти.
        Выйдя на улицу, я полетел к себе во дворец. Моя подруга,
        Араминта, уже была там.
            -Игл, ну наконец. Пошли, вечеринка уже готова!
            -Арами, вечеринка откладывается на год. Я лечу в Элиран.
            -Как это?! А праздник?
            -Приказ короля. Повеселитесь без меня, малышка.
            Не отвечая на кучу вопросов друзей, я нацепил меховую накидку,
        вооружился, и, захватив мешочек с золотом, вылетел на восток. У
        ворот задержался, и проинструктировал слуг насчет охраны
        дворца.

            Было холодно. Я летел над самой землей, но все равно мерз.
        Скоро пригороды столицы остались позади, и подо мной
        потянулись бесконечные километры ночного заснеженного леса.
        Периодически то там, то там, мерцали огоньки - это были костры
        дровосеков, или охотников. На десятый час полета внизу все еще
        тянулись бесконечные леса - на восток от Арнора они росли почти
        без просветов. Люди редко бывали в этих местах, эльфы здесь не
        жили. А грифоны предпочитали жить с людьми. Поэтому на сотни
        километров во все стороны я был один. Ни огонька, ни просвета.
        Лишь лунный свет, казалось, замораживал воздух. Я до того
        замерз, что решил приземлится, развести костер, и оттаять.
            То был переломный момент в истории Уорра, но я не знал об
        этом. Разумеется, мне не хотелось садится на первой попавшейся
        полянке, и я летел, пока не заприметил холм, поросший крупными
        соснами. Там я и сел.
            Костер загорелся сразу, и я с наслаждением распушистил перья,
        чувствуя, как с крыльев отваливается ледяная корка. Бррр, грифон
        не предназначен для холодных зим. Смолистый хворост, который я
        насобирал в роще, горел как в печке.
            -Хорошо... - прошептал я, расстилая накидку, и усаживаясь на
        кучу еловых веток, которую набросал на снег. Так я грелся пару
        часов, и настроение понемногу улучшалось. Скоро мне захотелось
        поспать, но я держался. Достаточно какому-нибудь зверю успеть
        повредить мне крыло - и я мертвец. Никто, никогда не найдет в
        такой чаще грифона... А жить охотой я разучился.
            Прошло еще три часа, и внезапно послышался шорох. Я вскочил,
        и выпустил когти. Рука легла на шест с лезвиями.
            -Не надо, грифон. Я друг.
            Голос принадлежал молодому, изможденному эльфу, который с
        трудом стоял, прислонившись к дереву. Я подбежал, и отнес его к
        костру.
            -Кто ты, эльф? Что ты делаешь так далеко в лесах?
        Он молчал, и грелся у костра. Я ждал. Наконец эльф произнес:
            -Меня зовут Эльстар. Я охотник. А ты кто?
            -Игл, главнокомандующий армией Арнора.
        Он подскочил.
            -Грифон?!
        Я немного обиделся.
            -А что? В Арноре полное равноправие, эльф. Я думал, в
        Элирании тоже.
        Он поник.
            -Прости, друг. Я столько лет не был дома, что стал диким.
        Просто довольно странно встретить ночью, в лесу, генерала
        армии...
            -Маршала.
            -Тем более.
            Я с интересом рассматривал Эльстара. Он был молод, и весьма
        неплохо выглядел, вероятно. Сейчас он смотрелся как жертва
        нападения стада слонов. Эльф был страшно изможден, его, некогда
        прекрасная одежда, теперь превратилась в лохмотья. Даже лук -
        гордость любого эльфа, был поломан, и связан веревкой. Да,
        пришлось ему пережить...
            -Что ты делаешь так далеко от ближайших поселений? -
        поинтересовался я.
            -Охочусь. - эльф мрачно смотрел в пламя.
            -Разве мало зверья в лесах Элирании?
            -Тех, на кого я охочусь, там нет. Похоже, их вообще не осталось.
        Эта горная гряда - последний шанс.
        Меня пробило неприятное предчувствие. Неужели?...
            -Эльстар, на кого ты охотишся?
            -На драконов.
            Теперь я подскочил. Перед глазами возникла картина
        окровавленного Винга, которого волокли за канат, продетый сквозь
        крылья...
            -Это самая лучшая добыча для воина? - сурово спросил я.
        Он с изумлением посмотрел на меня.
            -А что может быть почетнее?! Убить самую сильную тварь из
        служителей Зла - это достойное дело!
            Я замолчал, и отвернулся. В голове скакали воспоминания.
        Неужели и я был таким? Да, был. Хуже. Я не противился не только
        охоте на драконов, но и страшным мучениям, на которые обрекли
        несчастного Винга. Я сам их усугублял... После Войны, когда враги
        пали, мы должны были остановится, и не переносить свою
        ненависть на невинных!
            -Эльф, что тебе сделали драконы?
        Он вздрогнул.
            -Странные вещи ты спрашиваешь, Игл. Они драконы! Они - это
        Зло!
        Я мысленно продолжил своими словами: "Они недостойны жить".
            -...они недостойны жить!
        Да. Вот таким был я полтора года назад. Вот таким я виделся
        Вингу... О, боги...
            -Почему, Эльстар?
        Эльф просто поперхнулся от изумления.
            -Грифон, ты сошел с ума? Как - почему?!
            -Вот именно, эльф. Почему?
            -Они наши враги! Они сражались на стороне Владыки, и едва не
        принесли тому победу!
            -В истории было множество войн, Эльстар. Всего двести лет
        назад завершилась война между Арнором и Элиранией. Люди
        бились с эльфами. Так почему ты не охотишся на людей? Они тоже
        были врагами твоего народа, и та война тоже завершилась их
        поражением.
        Эльф долго смотрел на меня, потом покачал головой.
            -Игл, то была война по политическим соображениям. А драконы
        - служители Зла. Они несут смерть всем!
        Я помолчал.
            -А ты видел дракона, Эльстар?
        Он отвернулся.
            -Нет. Но я слышал, что в этих местах некогда убили одного.
            -А я пять лет жил рядом с драконом, эльф. И все эти годы я
        ненавидел его, нападал, мечтал о его смерти. Мой отец убил его
        отца, мой король пять лет держал дракона в таком рабстве, что я
        не выдержал бы и недели. И знаешь, что сделал этот дракон? Он
        простил, эльф. Он стал самым могущественным магом в истории, он
        мог одним взглядом обрушить город. И он захватил власть в
        Арноре, дабы прекратить вражду. Не отомстить! А прекратить
        вражду! Способен ли ты на такое, Эльстар? Я - нет.
        Эльф отшатнулся.
            -Ты говоришь об этом демоне, Винге?!
        Я зарычал.
            -Эльф, мой отец покончил с собой, осознав, сколь
        несправедливы мы были, называя его так!
        Он долго молчал.
            -Ты стал служителем Зла, грифон. - произнес наконец Эльстар,
        и встал. -А я поклялся убивать всех служителей Зла на месте!
            Я вскочил. Но не успел. Эльф вытащил из-за пазухи некий
        предмет, и одел на голову. Я зажмурился - свет от этой короны
        ударил меня прямо в глаза. Голос Эльстара загремел.
            -Именем последнего из Мертвых Царей, чья корона сверкает у
        меня на голове, я изгоняю Зло туда, где ему самое место - в
        преисподнюю! Умри, предатель!
            Я закричал, но из короны вырвался ослепительный луч, и попал
        мне в грудь. Страшный удар отшвырнул меня с холма, и я
        покатился по склону, ломая крылья, и крича от страшной боли.
        Перья на груди загорелись, и я потерял сознание.



                                ГЛАВА 7



            Не понимаю, как я выжил. У меня были сломаны оба крыла,
        несколько ребер. Отбиты внутренности. На груди была страшная
        рана. Если бы я не упал в сугроб, то неминуемо сгорел бы заживо -
        снег затушил огонь. Но половина перьев сгорела, и вся передняя
        часть тела была страшно обожжена...

            Очнулся я только на следующий день. Встать не смог, пришлось
        ползти. На вершине холма я обнаружил потухший костер, и свои
        вещи. Разумеется, Эльстару и в голову не пришло бы взять что-то,
        принадлежавшее служителю Зла...
            Эльстар... Ненависть к этому эльфу едва не погубила меня тогда.
        Я рычал, и пытался встать. Но, к счастью, не смог. В моей сумке
        хранился бальзам, данный мне Араминтой. Он, без сомнения, спас
        мне жизнь. Я намазал раны этой смесью, и сразу почувствовал
        облегчение.
            Часа два я отдыхал, дыша с хрипом. Затем принялся за крылья.
        Левое сломалось рядом с тем самым местом, где некогда его сломал
        Винг. Правое - в двух местах. Я с трудом сумел разломить свое
        копье на части, и использовать их как шины. От боли едва не
        потерял сознание, но довел до конца работу, и привязал крылья к
        спине. Потом стало легче...
            Первые дни я, дрожа от холода, провел на подстилке из еловых
        веток, кутаясь в свою накидку. От голода в глазах плясали огоньки,
        но было просто смешно думать об охоте. На четвертый день я
        понял, что если не поем, то просто умру. С трудом встал, и
        медленно заковылял вниз, морщась при каждом шаге. В ту ночь
        мне удалось найти дикую свинью, и попасть в нее наконечником
        копья. Вернувшись, и разведя костер, я жадно проглотил мясо, и
        задумался.
            Меня практически убили. Я нахожусь неизвестно где, в
        безлюдном районе на полпути между Арнором и Элиранией. Не
        могу летать, и не смогу еще как минимум полгода. Охотится тоже
        почти не могу. Зима, повсюду бродят волки. И хотя с грифоном им
        не справится, они вполне смогут просто затравить меня, не давая
        возможности охотится. И все это сделал молодой фанатик,
        убежденный, что служит Добру. Где он взял свою корону? Я
        никогда не слышал о столь мощных талисманах, исключая, конечно,
        медальон Винга. Однако дракон и без медальона был самым
        могущественным магом в истории, в то время как Эльстар явно
        понятия не имел про магию...
            При мысли о том, что этот мальчишка может натворить, имея в
        руках подобную силу, мне стало плохо. Я предаю свою страну, сидя
        здесь! Но что я могу сделать?! Только идти!

            И я пошел. В первый день я прошел около двух километров, но
        потом сдался. Крылья горели, как на огне, грудь сдавливало, при
        каждом вздохе там что-то хрипело. Я понял, что просто умру, и
        ничего не добьюсь. Мне пришлось упасть на землю, и лежать до
        утра.
            На утро я обнаружил, что очутился недалеко от невысокой
        горной гряды. На картах она называлась "Тир-на-Драго", что
        значило "Тень Дракона". Странное название для эльфов. Теперь я
        знал, где нахожусь. Эти горы отделяли Арнор от Элирании. Я,
        подошел к ним с востока, и, следовательно, находился в стране
        эльфов. Эта граница не охранялась. Арнор доверял своим
        соседям...
            Я помнил, что приблизительно раз в неделю над этими горами
        проносились патрули моей армии. МОЕЙ армии! Но сейчас они
        ищут меня, и им не до того. Отлично...
            Я усмехнулся. Мой собственный приказ был: выбирай цель, и не
        отвлекайся на мелочи. Конечно, теперь, когда назревает война, а
        командир исчез, никто и не вспомнит про эти патрули. Вся армия
        бросится на побережье - ведь эльфы никогда не атакуют по суше.
        Я нахожусь в самой дальней от места событий дыре!
            Зарычав, я медленно отправился в гору. Но минут через пять
        замер. На земле валялась шкура кролика. Она была снята! Чем-то
        острым, но не ножом. И следов костра не было видно.
            Я быстро огляделся. Если это Эльстар, то я мертв. Если другой
        эльф, то - спасен! Но звать, разумеется, не стал. Принюхался.
        Запах был странный, не-человеческий. И слабый. Я задумался.
            Похоже, в этих горах кто-то жил. Разумный, и хищный. Но не
        эльф. И не орк. Их запахи я знал отлично. Может, то был человек?
        Люди могли пахнуть чем угодно... Но человек никогда не бросил бы
        шкуру просто на землю. Он взял бы ее с собой. Грифон? Если бы!
            Я принялся исследовать следы. Снег был крепко утрамбован, но
        я сумел разглядеть глубокие отпечатки когтей, видневшиеся под
        деревом. Приложил ногу. Нет, не грифон. Мои когти были
        расположенны по-другому, да и след был маленький. Тогда кто?!
            Я покачал головой, и с удвоенной осторожностью двинулся
        дальше. Следов больше не попадалось. Но я чувствовал, что здесь
        кто-то живет. Это трудно обьяснить. Просто один охотник
        неосознанно может почувствовать присутствие другого. И я
        чувствовал...
            До вечера я продвинулся довольно высоко в гору, и передо мной
        встала проблема ночлега. Я боялся разводить костер. Но в темноте
        я стану добычей для хозяина здешних мест, а я слишком слаб,
        чтобы рискнуть. Думая об этой проблеме, я вспомнил Винга, и
        сразу решил найти пещеру. Там я смогу развести костер.

            Пещеру я нашел через час. Маленькую и уютную. Ту самую, где
        жил хозяин этих мест... хорошо, что его не было дома. Я с
        интересом рассматривал ложе из веток, грубый деревянный стол,
        кучу шкур в углу. В глубине пещеры было кострище, а в небольших
        нишах вдоль стен стояли вырезанные из дерева фигурки животных.
        На редкость чисто для дикаря. Эта пещера мне напомнила ту, в
        которой жил Винг, и где до сих пор сияли золотые сундуки,
        заполненные неизвестно чем. Половина магов Ронненберга, и сам
        новый Магистр, пытались снять заклинание, но не смогли. Теперь
        эта пещера стала музеем...
            Размышляя о Винге, я внезапно сообразил, кто мог жить в этой
        пещере. Неужели слухи о драконе в этом районе были правдивы?!
        Невероятно!
            От возбуждения я нервно ходил перед входом. Дракон... Он
        просто убьет меня! Но я не хочу уходить. Я хочу прдолжить дело
        Винга, и сказать дракону, что мы больше не враги! Это риск, да.
        Огромный. Но, с другой стороны, будь я здоров, я все равно не
        смог бы справится с ним... Нет, я просто не могу так бросить.
        Где-то здесь бродит Эльстар, и если он найдет дракона... Я не
        перенесу мысли, что еще один родич Винга погиб от руки
        фанатика, считавшего его Злом!
            Приняв решение, я спрятался в чаще, и стал ждать. Ждал долго,
        и страшно замерз. Наконец, когда почти совсем стемнело,
        послышался шум крыльев, и на площадку перед пещерой
        приземлилась маленькая драконочка. Я едва не ахнул!
            ...Она была намного меньше меня, и куда меньше Винга, когда я
        увидел его впервые. Ей было не больше шести - семи лет.
        Изумрудно-зеленая, с горящими рубиновыми глазками и золотыми
        рогами, драконочка была столь красива, что я с трудом смог
        оторвать от нее взор. Нижняя сторона тела была золотистой, как и
        гребень вдоль спины. Невероятно изящная, стремительная, она
        сложила блестящие крылья на спине, и кошачьей походкой вошла в
        пещеру.
            Я пару минут пытался прийти в себя. О боги, как мог я не
        замечать подобной красоты раньше?! Драконочка была самым
        красивым, изящным и гармоничным существом, которое я видел в
        жизни. Представив себе, как Эльстар снимает ее переливающуюся
        изумрудным блеском шкурку, я едва не зарычал. Нет, даже он не
        смог бы совершить такое!
            Я усмехнулся. Не смог бы?... Совсем недавно я сам, не
        задумываясь, убил бы прелестное создание, лишь заметив ее... О
        боги, как могли вы сделать нас подобными чудовищами?!
            Встал, и вошел в пещеру.




                              ГЛАВА 8




            ...Она разжигала костер. Заслышав мои шаги, обернулась как
        молния, и зашипела. Припала к полу, выпустила когти... Сейчас
        прыгнет.
            -Стой! Я не причиню тебе вреда, маленькая!
            Она прыгнула, целя мне в глаза. Я с трудом сумел поймать ее, и
        прижал к стене, стараясь быть осторожней. Драконочка шипела, и
        царапала меня когтями.
            -Я не причиню тебе вреда, говорю! Я друг!
        Чуть притихла.
            -Ты, грифон! Убей меня, зверь! - голос у драконочки был
        звонкий, но мощный, как и у всех драконов. Я осторожно ослабил
        руку, которой держал ее.
            -Маленькая, я не враг. Драконы более не враги грифонам. Война
        кончилась годы назад, я хочу только помочь! - выпустил. Она
        отскочила в угол пещеры, и прижалась туда.
            -Ты не убьешь меня?! - в голосе звучало такое удивление, что
        мне стало страшно. О, боги, как могли вы допустить, чтобы мы
        стали символом смерти?! Она смотрела на меня точно как я - на
        Винга. И точно так же ждала смерти... Так чем же мы отличались от
        наших врагов?!
            -Меня зовут Игл. Я твой друг.
            Драконочка чуть расслабилась, но продолжала пожирать меня
        своими огромными глазами. Она была похожа на Винга, но куда
        красивее...
            -Это правда?... Ты не убьешь меня, грифон? - тихо спросила она.

        Я зажмурился. О боги...
            -Маленькая, даже если бы шла война, я никогда не убил бы
        ребенка.
            -Я не ребенок! Мне уже семь лет! Я воин!
        Я улыбнулся.
            -И как зовут маленькую воительницу?
        Она вздрогнула. Потом неохотно ответила:
            -Меня зовут Катана. Кто ты, Игл? Как ты нашел мой дом?
            Я облегченно вздохнул, и опустился на подстилку из веток,
        придвинувшись к костру. Катана вначале отшатнулась, но потом
        заметила мои изуродованные крылья, и широко открыла глаза.
            -Да, маленькая, я ранен. Меня предал и едва не убил тот, кого я
        спас от смерти...
        Она изящным движением присела с другой стороны костра.
            -Как случилось, что ты не хочешь меня убить? Когда три года
        назад убивали мою мать, я не думала, что подобная встреча
        возможна...
            Я вздрогнул. Вот и обьяснение. Она дочь одного из воинов
        Ализона, который перед битвой отправил свою жену сюда... Здесь
        она и родилась семь лет назад. Видимо, спустя три года ее мать
        погибла... О, проклятие вам, боги Уорра!
            -Катана, мне очень жаль. Ненависть тех лет ослепила нас, мы
        стали походить на зверей. Понадобилось почти шесть лет, чтобы
        разум вновь победил звериную природу... Мы более не враги
        драконам, Катана. Грифоны воевали с Ализоном, защищая свою
        страну, но не с драконами, как народом. Только недавно понимание
        пришло в Арнор...
        Она вздрогнула.
            -Я не верю тебе. Я слишком хорошо помню тех людей, которые
        охотились на мою маму! И как она уводила их от пещеры! Там тоже
        были грифоны!
            -Я и не жду, чтобы ты мне поверила, маленькая. Я пришел
        предупредить. Тот, кто едва не убил меня - он охотится на
        драконов. Он ищет тебя, Катана. Если найдет, то убьет, ибо он -
        это Зло!
        Катана вскочила.
            -Вы всегда говорили так о нас!
            -И ошиблись! Мой отец покончил с собой, когда узнал одного из
        драконов поближе! Знаешь, почему? Он не смог перенести факта,
        что мы сами оказались Злом по отношению к вам! Так дай мне
        возможность хоть каплю искупить вину моих сородичей!
        Она с удивлением и недоверием меня выслушала, и осторожно
        приблизилась.
            -Это правда?! Ты действительно не хочешь быть мне врагом?
        Я грустно улыбнулся.
            -Я хотел бы стать тебе другом. Но не надеюсь на это, конечно.
        Катана медленно подошла, и осторожно коснулась меня крылом.
            -Невероятно! Я смотрю на грифона, а он меня убить не хочет!
            -Да, малышка, я хочу тебя спасти, а не убить. Путь смерти... Его
        разоблачил Винг, давным-давно...
            Драконочка присела рядом со мной, а я осторожно погладил ее
        по спине. Она изогнулась, точно кошка.
            -Ты непохож на тех грифонов, которых я знала... - тихо сказала
        Катана.
            -Нет, маленькая. Ты знала зверей, а теперь мы немного пришли
        в себя. И сделал все это дракон.
        Она вздрогнула.
            -Кто?
            -Его звали Винг, он был сыном Ализона.
            -Сын Ализона?! Он жив?!
        Я помолчал.
            -Не знаю, Катана. Это было давно...
            И я рассказал ей историю Винга. Кончил уже под утро, и Катана
        сидела рядом со мной, прислонившись к моему теплому боку... Она
        была вовсе не холодной, как я думал, а теплой и живой, красивой и
        изящной. Я  просто не мог себе представить, как можно убить
        подобное чудо, знай я даже, что она - зверь! Но ведь она была
        разумной и очень умной. Как она меня слушала! Когда я
        рассказывал про Винга, про его дела, то у Катаны глаза светились,
        словно рубины. Несчастная, она должно быть совсем забыла, как
        это - разговаривать с кем-то, кто ей не враг...
            -...И он был таким могучим, что все армии Арнора ничего не
        могли поделать?...
            -Да. Он был... трудно сказать, кем. Но определенно одним из
        величайших властителей нашей эпохи. Хотя и утверждал, что его
        не влечет власть...

            ...К концу повести Катана мирно сидела рядом со мной, и
        смотрела в огонь. Когда я замолк, она долго ничего не говорила, и
        только мечтательно прикрыла глаза.
            -Игл, все то, что ты рассказал - это правда?
            -Да, маленькая.
            -И он правда погиб?
            -Надеюсь, что нет. Но то копье было очень волшебное...
        Драконочка встряхнулась.
            -Ну ладно. Игл, теперь расскажи мне про эту историю с
        предателем.
        Я вздохнул. Сможет ли она понять? Но попытаться нужно...

        Она даже очень поняла. Улыбнулась, и меня погладила.
            -Хороший ты грифон, Игл. Не такой, как те...
            -Я уже говорил тебе об этом, Катана.
            -И что ты собираешся делать?
            -Убить его. - мрачно ответил я. -Он может принести огромный
        вред, имея подобную силу.
            -А как ты его убьешь?
        Я вздохнул.
            -Еще не знаю, малышка.
        Она стукнула меня хвостом.
            -Не зови меня малышкой!
        Я рассмеялся.
            -Катана, но ты ведь и правда маленькая...
        Драконочка вздохнула.
            -Да, маленькая. - нехотя согласилась она. -Но я вырасту, и
        отомщу!
        Я погладил ее по голове, невольно восхищаясь совершенством этой
        малышки.
            -Нет, Катана. Ты вырастешь, но пойдешь по пути Добра, как
        Винг.
            -Посмотрим. Пока надо придумать, куда тебя спрятать.
        Меня спрятать?
            -Маленькая, ты не поняла. Он тебя убьет, если найдет. Это тебя
        спрятать нужно.
        Она засмеялась.
            -Игл, как ты думаешь, я зря тут третий год одна живу? Это
        весьма необычное место... Пойдем.
            Катана встала, и потянула меня к задней стенке пещеры. Ничего
        не понимая, я двинулся следом. Она подошла к скале, поднялась на
        ноги, и провела когтем в трещине слева. Я вздрогнул - со
        страшным скрипом и треском довольно большой камень отьехал в
        сторону, открывая узкий (для меня) проход.
            -Это что?
            -Это тайник, который я нашла. Только поэтому я и жива... -
        Катана помрачнела. -Лезь за мной.
            И я полез. Крылья страшно болели, я едва удерживался от
        крика. Но лез. Подземный ход был очень старый, но на совесть
        сработанный. Он круто опускался под землю, иногда заворачивая в
        стороны. Мы продвигались по нему около двухсот метров, когда
        внезапно ход расширился, и превратился в небольшую пещерку,
        немного меньше, чем верхняя. Я с интересом ее осмотрел, и только
        тут сообразил, что здесь светло. От неожиданности едва не упал, и
        посмотрел на Катану. Та сидела довольная, рот до рогов.
            -Нравится, да? Это и есть мой дом. Наверху я только готовлю
        еду, и летом сплю.
            -Откуда здесь свет, Катана?!
        Она удивилась.
            -Ты что, не заметил? Странно... - драконочка подошла к стене, и
        поманила меня крылом.
        Я подошел ближе, пригляделся...
            -Фантастика!
            -Ага. Здорово, правда?
            Вся стена сверкала мельчайшими точками синего цвета. Это
        напоминало песок, где каждая песчинка светилась! Красота была
        неописуемой.
            -Как ты нашла это место?!
            -Ну... Лазила по всяким дырам... - смущенно призналась
        драконочка, и я прыснул со смеху. Она обиделась.
            -Зато здесь есть волшебные вещи, вот! Но я тебе не покажу. Ты
        отнимешь.
        Я серьезно посмотрел на Катану.
            -Маленькая, я никогда не обижу ребенка. Тем более, такого
        прелестного...
        Драконочка прямо зашипела.
            -Ты... Ты... Кошка пернатая, вот! Я не ребенок!
            -Хорошо, хорошо. Извини, Катана. Покажешь?
            Она еще немного подулась, но желание похвастать пересилило.
        Несчастное дитя, она жила тут одна более трех лет, и ей не с кем
        было говорить... Когда Катана принесла шкатулку, я обнял ее, и
        тихо сказал.
            -Теперь ты больше не одна, малышка. Я стану тебе другом.
            Она вздрогнула, и отшатнулась. Но потом медленно подошла, и
        долго смотрела мне в глаза. Я улыбнулся.
            -Да, Катана. Другом. Ты не против?
        Драконочка промолчала, и внезапно обняла меня крыльями.
            -Нет, Игл. Я не против. Только сможешь ли ты...
            -Смогу.
        Она вздохнула, и отошла. На глазах виднелись слезы.
            -Ну ладно. Посмотрим. А пока - вот!
        И Катана открыла старую, позеленевшую от времени шкатулку. Я
        заглянул туда...
            -Игл, что с тобой? Тебе плохо?
            Я с трудом взял себя в крылья. Это... это... Нет! Неужели Крафт
        был прав?!! Нееет... О, будте вы ПРОКЛЯТЫ, боги!!!! Будте вы
        ПРОКЛЯТЫ!!!
            -Катана... маленькая, откуда у тебя эта вещь?
        Она поспешно захлопнула шкатулку.
            -Ты что, знаешь ее?
        Я с трудом кивнул головой.
            -Помнишь, я говорил про медальон Винга? Это он и есть...
        Катана ахнула.
            -Не может быть! - выхватила драгоценность, и поднесла к
        глазам. -Ты уверен, Игл?!
            -Да. Это значит, что Винг погиб.
        Она села на хвост.
            -Но...но... Эта штука лежала здесь сотни лет! Я откопала
        шкатулку в дальнем уголке пещеры, и точно говорю: ей самое
        меньшее век.
        Теперь я ахнул.
            -Ну-ка, покажи мне этот медальон...
        Катана неохотно протянула мне драгоценность. Я всмотрелся...
            Это был другой. Но я внезапно понял, что именно ЭТОТ
        медальон был предназначен Вингу. Как? Просто на нем был
        изображен красный дракон. Изумительная, невероятно
        совершенная инкрустация из рубинов, крылья расправлены, голова
        горло вскинута вверх, и глаза из ониксов смотрят на нечто,
        находящееся впереди. Изображение дышало энергией, порывом.
        Работа была просто неповторимой.
            Припомнив дракона на медальоне Винга, я посмотрел на Катану,
        и вздрогнул. Это была она, вне всякого сомнения. Изумительная
        зеленая дракона, с рубиновыми глазами! На медальоне Винга была
        изображена Катана! А на этом, который я держал в руках - Винг!



                                ГЛАВА 9



            -Не верю. Не верю, и все. Как я могла быть нарисована у Винга
        на медальоне, когда я родилась здесь?! Мама прилетела в эту
        пещеру перед последней битвой, и я родилась через три месяца.
        Потом три года мы тихо жили... - Катана запнулась, но взяла себя в
        крылья и продолжила - ...пока не пришли люди. Мама спрятала
        меня в тайнике, а сама улетела... С тех пор я ее больше не видела.
            -Кэт, ты уверена, что твой отец - не Ализон?
        Она вскочила.
            -Игл, за такой вопрос на Локхе крылья отрывают!
            -Извини. Но поверь мне, я видел медальон Винга очень хорошо.
        Там изображена ты. А здесь - он. Говорю тебе, это так и есть.
        Драконочка задумалась.
            -А у Винга медальон был говорящий, да?
        Я кивнул.
            -Да.
            -Но мой ведь не говорит! Только светится иногда...
        Я вздрогнул.
            -Что?
            -Ну да. Иногда он начинает светится, прямо как факел. Поэтому
        я и уверена, что эта штука волшебная.
            Я задумался, поглядывая то на драконочку, то на драгоценность.
        Здесь явно было нечто связанное. Ну не может быть, чтобы
        подобный предмет просто так попал в руки даже столь прелестной
        малышке. Нет, это неспроста...
            -Кэт, а скажи: ты пробовала магию? Пробовала говорить
        заклинания?
        Она притихла.
            -Ну... как тебе сказать... в общем, и да и нет.
            -Что ты имеешь в виду?
            -Понимаешь, Игл, я не только эту шкатулку нашла. Там есть куда
        более интересная вещь. Но она не работает.
        О боги, что еще она мне готовит?
            -Вот, смотри.
            Драконочка подошла к стене, и по хвост залезла в трещину. Я
        туда определенно не поместился бы. Она что-то тащила, тащила,
        потом фыркнула, и глухо пробубнила:
            -Может, поможешь все-таки, птичка?
        Я улыбнулся, и вытащил ее за хвост. Она его гордо подняла, и
        чихнула.
            -Вот. Ну, что скажешь?
            Я ничего не мог сказать. Кэт вытащила на свет нечто, похожее
        на диск, диаметром около метра. Он был сделан из темно-синего
        камня, похожего на мрамор, и по периметру шли непонятные
        символы. На верхней части находилось углубление довольно
        странной формы - круглая канавка, с двух сторон расширявшаяся в
        форме наконечника копья. В центре была выпуклость размером с
        голову человека, напоминавшая каменный алмаз.
            Я долго думал, что это может быть, но сдался, и посмотрел на
        малышку. Она была страшно довольна, и даже немного помахала
        хвостом.
            -Ага, ты тоже не сообразил! А ведь так просто. Смотри.
            Катана вытащила медальон, и положила его в углубление слева.
        Я ахнул - драгоценность засветилась рубиновым сиянием, и та
        часть символов, которые находились с ее стороны, проступила
        золотом.
            -Нравится, да? Только стихи непонятные...
        Что?!
            -Кэт, ты понимаешь, что здесь написано?
        Катана с удивлением на меня посмотрела.
            -Ну да. Это же наш язык, драконий. Я думала, грифоны его тоже
        знают.
        Да... вот так сюрприз.
            -И что там написано?
        Катана положила диск на пол, отошла на шаг, и с выражением
        прочитала:

                                 Тот, кто увидел смерть -
                                   Может увидеть ад.
                                 Тот, кто откроет дверь -
                                   Будет тому не рад.
                                 Те, кто придут вослед -
                                  Могут спасти тот сад,
                                  В который они затем
                                  Пути не найдут назад.
                                          -
                                  Может найтись и тот,
                                Кто будет кричать, что он
                                Открыл уже двери в дом -
                                 Но нет сада в доме том.
                                  Помни, что сад растет
                                Не только у светлых вод.
                                 Может быть, расцветет
                                  Мрачная тьма болот?
                                          -
                                Тот, кто посмотрит вдаль,
                                  Может увидеть Свет.
                                 Но может он и упасть,
                                И падать во Тьму сто лет!
                                Не только одна лишь Тьма
                                  Несет за собою тень.
                                 Без ночи наступит день,
                                  И высохнут все поля.
                                          -
                                Знай, что придет тот час,
                                Когда не спасешь ты сад.
                                И в миг тот взгляни назад -
                                 Увидишь ты тени нас.
                                  Мы - это те, кто смог
                                Избрать себе путь, но знай:
                                  Только лишь ты один
                               Способен создать свой рай.
                                          -
                                   Рай - это то, что ты
                                Хотел бы создать для всех.
                                  Но может, они хотят
                                 Лишить тебя красоты?
                              Для многих, заметь, твой рай -
                                 Окажется только Злом.
                                А рай, где несчастен ты -
                                  Они назовут Добром.
                                          -
                                 Те, кто придут вослед -
                                  Двери откроют в сад.
                                   Зная при этом, что
                                 Пути им не будет назад.
                                Только лишь тот замкнет
                                Дверь, что ведет во Тьму
                                 Кто побывал там сам -
                                  Иначе он не поймет.



         Драконочка остановилась, и посмотрела на меня.
            -Вот. Понял что нибудь?
            Я молчал. Эти строчки затронули во мне что-то... Я не знал, что.
        Но я определенно ПОНЯЛ, что имел в виду неизвестный поэт.
            -Кэт, это не стихи. Это предсказание!
            -Ага, ага. Конечно. И кто по твоему "Те, кто придут вослед"? Мы?

        Я смутился.
            -Маленькая, но ведь ясно, что смысл этих строк очень глубок.
        Они говорят о чем-то невероятно важном. Возможно, этот камень -
        ключ к великим тайнам древних!
        Она вздохнула, и пнула ногой диск.
            -Этот "ключ к тайнам" не спас мою маму. - мрачно произнесла
        она, и я вздрогнул.
            -Кэт, мне очень жаль...
            -Мне тоже. Ерунда эта магия, вот что я тебе скажу. Одно
        хорошее копье - и самый сильный в мире маг превратится в
        жертву...
        Я покачал головой.
            -Малышка, ты не права. Ты много перенесла, ты страдала... Но
        вспомни Винга. Он страдал куда сильнее, но нашел в себе силы
        избрать путь Добра. Более того. Он имел Силу, способную
        уничтожить всех его врагов. Он мог сделать это одной мыслью. И
        что? Винг продлил свои мучения по собственной воле, лишь для
        того, чтобы нести всем добро, и бороться с ненавистью. Он
        замкнул свою дверь во Тьму, Кэт, и указал нам всем путь к этому.
            -"Тот кто откроет дверь - будет тому не рад". Я эти стишки
        наизусть уже знаю, ну и что? Разве Винг стал счастливее, когда
        прекратил войны? Он пожертвовал своим счастьем ради тех, кто
        никогда не смог бы оценить этого. И результат?
            -Результат - это я, Кэт. Я, главнокомандующий армией Арнора,
        который хочет быть другом маленькой драконочке. Я, который пять
        лет только и мечтал истребить драконов с лица Уорра. Я, чей отец
        покончил с собой, осознав порочность своего пути! Вот результат
        жертвы Винга.
        Драконочка замолчала, и долго-долго смотрела мне в глаза.
            -Ты командир армии Арнора? - наконец тихо спросила она.
            -Да. Маршал ВВС, Игл. Личный грифон короля.
        Кэт отпрянула.
            -Но это невозможно! Что такой грифон, как ты, мог делать ночью
        в бездраконьем лесу? И ты слишком молод.
        Я рассмеялся, и погладил ее.
            -Кто бы говорил о молодости... Да, маленькая, мне только 17
        лет. Но мой отец был самым великим героем нашего королевства,
        да и я немного успел отличится... Грифоны взрослеют намного
        быстрее людей и эльфов, Кэт. Не забывай, что мы живем не
        больше семидесяти лет.
        При виде ее ошеломленной мордочки мне захотелось обнять
        малышку, и долго не выпускать.
            -Ты не знала этого, Кэт?
        Она молча покачала головой.
            -Я просто не думала... Игл, а скажи: это страшно? Знать, что ты
        непременно умрешь в один день?
        Я вздохнул. Как обьяснить маленькой бессмертной девочке, что
        такое смерть?!
            -Мы свыклись с этой мыслью, Кэт. У нас не слишком много
        выбора. Как и у людей.
        Кэт внезапно подошла ко мне, и обняла.
            -Бедный... Я боюсь смерти, Игл. Я хочу жить, и жить... А ты
        твердо знаешь, что умрешь. Я не смогла бы быть такой храброй.
            Я тоже обнял ее. Так мы и стояли в глубине таинственной
        пещеры - бывшие враги, смертный - и бессмертная, грифон - и
        дракон. И мы хотели стать друзьями.



                               ГЛАВА 10



            Прошла неделя. Мои крылья слегка поджили, рана на груди
        почти совсем пропала. Только обожженные перья и боль
        напоминали об Эльстаре. Эльф исчез. Первые дни мы с Катаной
        дежурили по очереди, чтобы не пропустить его, но напрасно.
        Думаю, Эльстар удовлетворился, убив грифона-предателя...
            Я часто ловил себя на мысли, что действительно предатель. Нет,
        Кэт не имела к этим мыслям ни малейшего отношения. Я первым
        убил бы любого, кто посмел бы обозвать мою малышку "Силой
        тьмы"...
            Я предал, когда не выполнил приказа моего короля. Я должен
        был не отвлекаться на мелочи, и выполнять задание. Теперь, из-за
        моего отсутствия, Элирания может напасть на Арнор, а Родрик
        решит, что они убили меня!
            От сознания своего бессилия я рычал. По истечении первой
        недели я более не мог бездействовать. Забравшись на гору, я
        запалил огромный костер, и бросил туда множество зеленых веток.
        Столб дыма поднялся до неба, и сквозь него игриво пролетала Кэт,
        превращая столб в пунктирную линию.
            Кэт... Мы стали близки друг другу за эту неделю. Драконочка
        оказалась на редкость умной и приятной собеседницей, она без
        отдыха болтала целыми днями. С помощью Катаны я совместил
        концы поломанных костей, и мои крылья сразу почувствовали себя
        лучше. Драконочка летала на охоту, а вечерами мы сидели в
        пещере, греясь у костра, и разговаривали. Я полюбил ее, как свою
        дочь, а она часто терлась об меня головой, словно кошка... И если
        бы не черная тень Эльстара и войны, то ничто не мешало бы нам
        наслаждаться миром и спокойствием.
            На третий день, когда мы сидели у огромного костра, и грелись,
        на горизонте показались пять точек. Они быстро приближались, и
        я с радостью узнал грифонов. Катана насторожилась, но я
        напомнил ей, что самый главный грифон в стране - это я. Тогда
        она чуть успокоилась, но все равно спряталась в трещине. "Так, на
        всякий случай" - заявила Кэт, и я рассмеялся.
            -Игл?! Ты жив!!!
            -Привет, Карфакс.
            Генерал Карфакс спикировал ко мне, и хотел обнять, но я молча
        указал на крылья. Грифон вздрогнул, и нахмурился.
            -Как это случилось, Игл?
            Я коротко рассказал. При упоминании имени Эльстара Карфакс
        быстро переглянулся с отрядом.
            -Эльстар?... Он был здесь?
            -Ты знаешь его, Карфакс? - с удивлением спросил я, пока
        десантники рассаживались у костра. На плечи мне набросили
        меховой плащ, и я немного распушистился.
            -О, да. Несколько дней назад началась война с Элиранией, Игл.
        Король возглавил оборону побережья. Начальник ВВС эльфов - маг
        Эльстар, райдер грифона по имени Анубис.
        Я вздрогнул.
            -О, проклятие, почему я не убил этого гада сразу...
            -Ничего, Игл. Теперь ты с нами, и мы покажем этим эльфам, чего
        стоят наши отряды коммандос. Вся армия ищет тебя уже неделю,
        командир. Где ты был?
        Я улыбнулся.
            -Заводил знакомства с будущими союзниками Арнора.
        Карфакс переглянулся с остальными.
            -Здесь?
            -Именно. Хочу предупредить, что найденный мной союзник -
        необычен. Будте осторожны, и не обидте его ненароком. Ибо я
        предвижу, что его народ сделает Арнор совсем другим...
        Генерал улыбнулся.
            -Это кто, второй Винг?
        Я рассмеялся.
            -Кэт, лети сюда.
        Десантники вскочили с мест, и выпустили когти. С лица Карфакса
        исчезла улыбка.
            -Дракон?!
        Катана подлетела ко мне, и подозрительно осматривала грифонов.
        Те отвечали ей тем же.
            -Да, дракон. Не забывай, Карфакс - мы более не враги. Ее зовут
        Катана, она дочь одного из погибших на Войне драконов. Теперь
        она - гость королевства Арнор. И не сомневаюсь, что будущий
        союзник.
            Десантники с трудом успокоились, но все взгляды по прежнему
        были прикованы к Катане. Драконочка, чувствуя себя в центре
        внимания, гордо сидела рядом со мной, и была так красива, что
        Карфакс невольно улыбнулся.
            -Надеюсь, Игл, ты знаешь, что делаешь. Родрику может не
        понравиться...
            -Это еще вопрос, кто кому не понравится! - возмутилась Кэт, и
        все рассмеялись.
            Напряжение прошло, мы мирно расположились вокруг костра,
        причем Катана сидела между мной  и Карфаксом. Я погладил
        малышку, и сказал генералу:
            -Ну, теперь рассказывай новости.


            Новости были неутешительны. Когда я исчез, пару дней Родрик
        ждал действий со стороны Аррагора. Он послал в Элиран отряд
        десантников, с требованием выдать меня. Эльфы, разумеется,
        понятия не имели, откуда я вообще мог оказаться у них, что и
        ответили королю. Родрик, тоже разумеется, не поверил. И объявил,
        что пока меня не найдут, границы Арнора закрыты для эльфов.
            А те объявили войну. Я заскрипел зубами, и Карфакс был со
        мной согласен. Первые корабли эльфов уже начали обстреливать
        береговые укрепления Арнора, и Родрик готовил массированный
        налет ВВС на порт Элирана, с целью потопить пять огромных
        грифоносцев Аррагора, каждый из которых мог вместить до сотни
        боевых грифонов...
            Услышав об этом плане, я едва не сошел с ума. Он
        ненормальный?! Он погубит лучшие отряды, в безсмысленной
        попытке потопить корабли! Я приказал немедленно лететь в
        Кастл-Рок, и доложить о моем положении. Два воина отправились в
        путь, а Карфакс продолжил рассказ.
            Три дня назад был первый воздушный бой, над морем. Мы
        проиграли. Во главе отряда эльфов летел огромный
        серебристо-серый грифон, на спине которого сидел маг в сияющей
        короне. Они сбили командира отряда, и погнались за неопытной
        молодежью, крича о Зле... Отряду пришлось отступить под защиту
        зенитных катапульт форта, но трое успели пострадать, один -
        насмерть. Противник отступил без потерь.
            От ярости я едва не испортил то, что зажило за неделю -
        спасибо Кэт, она удержала меня. Карфакс расспрашивал меня о
        ней, я рассказал. Генерал немного поговорил с малышкой, и тоже
        погладил ее. Катана сидела такая счастливая, что все невольно
        содрогались, представляя себе, как она жила раньше...
            Так мы говорили до утра. А на утро прилетел большой отряд, во
        главе со Старром. Мы обнялись, и друг с огромным интересом
        рассмотрел драконочку. Та успела одеть свой медальон, и до того
        напоминала Винга, что Старр вздрогнул.
            -Ну, Игл, тебе везет и на переломы, и на драконов... - пошутил
        он. Я усмехнулся.
        Старр привез носилки. Я залез на них, пристегнулся, и четыре
        грифона взмахнули крыльмяи, подняв меня в воздух. Пока летели,
        Кэт описывала сложные фигуры вокруг отряда, она вытворяла в
        воздухе такие вещи, что мы могли лишь завистливо вздыхать.
        Дракон летает намного быстрее грифона, но Кэт летала лучше
        многих драконов. Она даже продемонстрировала невероятный с
        моей точки зрения трюк - полет хвостом вперед. Конечно, у нее
        ведь нет перьев...
            К вечеру мы приземлились у моего дворца. Катана с изумлением
        его изучила, и так посмотрела на меня, что я понял - она только
        сейчас поверила, что я маршал ВВС...
            А утром меня навестил Родрик. Он долго рассматривал
        драконочку, а потом расспросил меня обо всех подробностях нашей
        встречи. Пока я рассказывал, Катана тихо сидела на подушке, и
        смотрела на бывшего главного врага своего народа.
            -Молодец, Игл. Ты вел себя достойно. - наконец произнес
        король, и подошел к Кэт.
            -Я надеюсь, что страшная ошибка, и вызванная ею вражда,
        навсегда останется в прошлом. - серьезно сказал Родрик, глядя на
        драконочку.
            -Я хочу, чтобы последние остатки ненависти и вражды навсегда
        покинули пределы моей страны. Представитель твоего народа,
        Винг, перевернул все наши представления о добре и зле. Мы
        воевали с драконами Ализона, и победили. Но, ослепленные
        ненавистью мы перенесли вражду на невинных, и тем уподобились
        своим врагам. Только Винг своей жертвой сумел вернуть нам
        зрение, и мы ужаснулись! Я надеюсь, что ты сможешь пойти по его
        пути, и оставить ненависть навсегда.
            Катана выслушала короля очень внимательно, хотя с каждым
        словом ее глазки открывались все больше. Потом она пару минут
        молча смотрела на Родрика.
            -Когда моих родителей убили люди, я решила, что мир
        невозможен... - медленно начала она. -Я жила в пещере, и мечтала
        о мести. Но теперь, когда я встретила Игла, я просто не знаю, что
        делать. Самые невероятные мечты моих родителей не доходили до
        подобного. Мне трудно что-нибудь сказать, ваше величество. Это
        слишком непохоже на то, что я могла ожидать. Но надеюсь, что мир
        победит, и драконы станут друзьями для вас. Это именно то, чего и
        хотел Ализон - мира на Уорре. Я рада узнать, что пусть не он, но
        его сын - победил.
        Родрик улыбнулся.
            -Да, он победил. Хотя и не знает об этом. Катана, сейчас у
        Арнора небольшие затруднения. Но война скоро закончится, и
        тогда я бы хотел отправить тебя в качестве посла на землю
        драконов. Ты ведь знаешь, где она?
        Кэт неуверенно кивнула.
            -Ну, мама мне рассказывала... Но я там не бывала.
            -Ничего. Главное, что за это время ты сможешь убедиться в
        отсутствии у нас враждебных намерений, а потом убедить в этом
        драконов. Я действительно хочу мира, Катана.
        Драконочка еще более неуверенно улыбнулась.
            -Надеюсь, что это так, ваше величество. Но знайте, что драконы
        с самого начала мечтали только о мире и прекращении вражды.
        Именно поэтому Ализон решил помочь Владыке. Не знаю,
        правильно ли он выбрал, но я точно знаю, что победи мы - войны
        прекратились бы навсегда.
        Родрик немного нахмурился.
            -Ализон сделал свой выбор, и тем противопоставил себя Арнору.
        Мы победили, защищая нашу страну, и хочу сразу предупредить -
        сделали бы это вновь. Ошибка была в том, что мы перенесли
        ненависть с воинов Ализона на самих драконов, что никогда нельзя
        было делать, ибо это путь Зла. Вот сейчас, например, идет война с
        эльфами. Но мы воюем не с народом эльфов, а с Элиранией -
        страной, которая объявила нам войну. В наших армиях служат
        множество эльфов, и будут служить. Как и в армии Элирании
        служат люди. Я надеюсь, что войны прекратятся, но если этого не
        случится, хочу сказать: войны против народов - уже прекратились
        навеки. Не за горами время, когда главная мечта Винга станет
        былью, и войн более не будет совсем.
        Он вздохнул, и погладил Кэт по крылу. Та вздрогнула. Родрик
        обратил лицо ко мне.
            -Ну а пока война идет, Игл. Мне сказали, что ты резко против
        налета на порт?
            Я подозвал слугу, и приказал ему позаботится о Катане. Мы с
        королем прошли в зал заседаний на третьем этаже, где меня уже
        ждал мой штаб во главе со Старром.
        Там мы и находились до утра.




                               ГЛАВА 11



            Два месяца спустя я стоял на стене огромного форта Шелл, и
        наблюдал, как мои армии готовятся к решающей битве. Все это
        время боевые действия шли с переменным успехом, и вообще,
        довольно вяло. Эльфы не спеша закрепляли свои позиции на
        восточном побережье Арнора, мы так же не спеша пытались их
        оттуда согнать. Редко когда за день случалось более одной схватки,
        да и те часто кончались взаимным отступлением.
            Исключение составляли морские бои. Они шли яростно, и часто
        корабли топили друг друга. Поддержка с воздуха у Аррагора была
        организованна неплохо, однако Эльстар явно был о себе слишком
        высокого мнения. Он не применял тактику подпитываемого
        нападения, которая считалась классической. Наоборот, отряды
        грифонов Эльстара шли плотными группами, без прикрытия. Они
        расчитывали на грубое превосходство в числе, и на Корону
        Мертвых Царей...
            Этот талисман просто притягивал меня. Я проклинал судьбу за
        то, что не мог летать, и торопил врачей. Но первый полет я смог
        совершить лишь через месяц, и еще три недели крылья
        продолжали крепнуть. Мы отоложили многие блестящие операции
        по причине моего ранения, и это никак не помогало мне иметь
        хорошее настроение.
            Крупной удачей была моя идея с подводной атакой. Король
        хотел меня наградить, но я тихо отвел его в сторону, и признался,
        что это придумала Кэт. Родрик рассмеялся, и приказал наградить
        драконочку.
            После того, как мои подводные пловцы потопили три
        грифоносца, наступило затишье. Я тщательно готовил наступление,
        мы с Родриком ночами не выходили из штаба. Моя идея
        заключалась в многоуровневом нападении крупными силами, с
        последующим бегством. Родрику она очень понравилась, и он
        одобрил мой план. Тогда же началось перебазирование
        большинства зенитных катапульт и стационарных арбалетов к
        линии фронта.
            В ночь перед решающим сражением я стоял на стене Белого
        Дворца, и смотрел в черное небо. В голове бились мысли. Имею ли
        я право решать, кому жить, а кому нет? Имею ли я право обрекать
        на смерть тех, кто мог еще жить, да жить? От подобных мыслей я
        рычал, и нервно хлестал себя хвостом.
            -Игл... Ты завтра летишь на бой?
        Я обернулся. Два красных огонька, бывшие глазами драконочки,
        горели прямо возле меня.
            -Да, маленькая. Я лечу защитить то, чему мы научились с таким
        трудом. Я лечу на защиту дела Жизни от гибели в черных когтях
        слепой Смерти!
        Кэт вздохнула.
            -А я смогу помочь?
        Я улыбнулся, и погладил ее.
            -Нет, малышка. Там будет страшная битва, и многие не вернутся.
        Я не хочу, чтобы ты тоже не вернулась, Кэт.
        Она вздрогнула, и прижалась ко мне.
            -Игл, а ты сам? Ты вернешся?
        Я промолчал. Она поняла, и только крепче прижалась ко мне.
            -Не улетай, Игл, прошу! Не надо! Я чувствую, ты погибнешь!
            -Катана, я должен. И ты это знаешь. Как смогу я смотреть в твои
        глаза, став трусом и предателем?!
            Драконочка всхлипнула, и долго молчала. Я прижал ее крылом, и
        почувствовал, что во мне что-то меняется... Что-то, бывшее самой
        сутью моего "Я".
            -Игл, нагнись.
        Я наклонил голову.
            -Что, малышка?
        Она вздохнула, и одела мне на шею свой медальон.
            -Вот. Он тебе поможет. Я верю.
        Я улыбнулся, поднял ее, и прижал к себе.
            -Спасибо, Кэт.
        Она вырвалась, и крикнула:
            -Не надо "спасибо"! Ты просто вернись! Не бросай меня опять,
        как все! - повернулась, и слетела вниз. Я не стал ее задерживать...

                                         ***

            И вот, пришел день битвы. Противник прекрасно знал, что
        именно сегодня мы его атакуем, и готовил контрнаступление. Маги
        Родрика сообщали, что в район Шелла происходит сильное
        стягивание сил, и ожидается подход крупной дивизии под
        командованием брата Аррагора, Зантора. Мы тоже усиливали
        подразделения с помощью профессионалов, прошедших Винга. Так
        обстояли дела к двум часам дня, когда Родрик, сидя на мне, отдал
        приказ наступать. Три отряда по сотне грифонов каждый
        взметнулись в воздух, во главе со мной, Старром, и Карфаксом. За
        нами, на большой высоте, шли около четырех сотен грифонов,
        равномерно расположенных в виде трехмерной сети. Но главный
        сюрприз я пока не задействовал.
            Противник выслал навстречу плотный отряд из пяти сотен
        райдеров, и даже не попытался прикрыть фланги. Во главе летел
        огромный Анубис, на спине которого я ясно различил сверкающую
        точку.
            -Мальчишка! Он уже проиграл! - крикнул я королю, наращивая
        темп.
            -Осторожней, Игл! Его корона! Помни о ней!
            -Она ничего не изменит!
            Я разгонялся все сильнее, за спиной слышался нарастающий
        рев атакующих армий. От чувства свободы и упоения я закричал, и
        Родрик ответил, вскинув копье...
            Мы ударили так, как и планировали. Два отряда лучших воинов,
        которые прятались на земле, в районе битвы, взмыли в воздух, и
        напали с флангов на армию Эльстара. Их ряды полностью
        перемешались, райдеры кричали, и размахивали копьями. Я подал
        приказ, и главные силы разделились: Старр повел свой отряд
        вверх, Карфакс - вниз, а я и мои грифоны забили крыльями с
        максимальной скоростью, чтобы успеть одновременно с
        остальными.
            Прошло пять минут - и армия Эльстара была окружена со всех
        шести сторон. Мои воины висели на месте, мощно загребая
        крыльями, а их райдеры нацелились на ошеломленно сбившегося в
        кучу противника копьями.
            -Сдавайтесь, и вам не причинят вреда! - прогремел голос
        короля. Я вылетел метров на пять вперед, и завис, распушистив
        концы крыльев, чтоб они работали тихо.
        Яростный крик разорвал повисшую над полем боя тишину. То был
        Эльстар.
            -Никогда! Лучше смерть, чем позор поражения от руки Зла!
            -Эльстар, ты и есть Зло! - громко крикнул я, и все притихло.
            -Ты?! - эльф с ненавистью посмотрел на меня. Его грифон
        мощно загребал воздух крыльями, и мрачно поглядывал на нас.
            -Да, я! Ты предал и едва не убил того, кто спас тебе жизнь! Так
        как смеешь ты называть себя Добром? - яростно крикнул я, и
        Родрик промолчал, предоставив мне инициативу.
            -Ты предал дело Света, грифон! Ты стал служить Тьме! А Тьме
        нет места на Уорре!
            Неожиданно я почувствовал на груди тепло. Даже не взглянув, я
        всей душой ощутил, как медальон засветился рубиновым пламенем.
        И в голове сами собой, таким же огнем вспыхнули  Слова. Голос
        мой стал мощнее, он заглушил шум ветра в крыльях воинов, и я
        произнес:

                                Тот, кто посмотрит вдаль,
                                 Может увидеть Свет.
                                 Но может он и упасть,
                               И падать во Тьму сто лет!
                               Не только одна лишь Тьма
                                 Несет за собою тень.
                                Без ночи наступит день,
                                 И высохнут все поля.

            Все замерли, слушая древние слова. Райдеры опустили оружие,
        грифоны втянули когти. Слова неизвестного прорицателя
        отозвались в каждом из нас, как удар грома, и мы огляделись,
        внезапно увидев, что несем только Тьму...
            -Если ты не способен увидеть Свет, Эльстар, то знай - ты
        падаешь во Тьму! И ты пытаешся остаться на поверхности,
        заталкивая других все глубже! Ты - это Смерть!
            Мои слова вырвались на волю, словно смерч, и они были
        подхвачены неизвестной силой, достигнув ушей всех, бывших на
        поле боя. Огонь на груди пылал, но я уже чувствовал, что он
        проник в меня самого, запалив изнутри!
        Эльф в ужасе опустил копье. Голос его перестал быть столь
        самоуверенным.
            -Ты лжешь! Я борюсь со Злом! Это святое дело! Ты предатель,
        Игл!
            В ответ я рассмеялся, сам ужасаясь происшедшей во мне
        перемене. Словно некто захватил мой разум, некто великий, и
        могучий, как ... как Винг?! Но остановится я уже не мог. Голос мой
        прогремел, как удар тысячи гонгов, и все отшатнулись, сраженные
        его мощью:

                               Может найтись и тот,
                              Кто будет кричать, что он
                             Открыл уже двери в дом -
                              Но нет сада в доме том.
                               Помни, что сад растет
                              Не только у светлых вод.
                              Может быть, расцветет
                               Мрачная тьма болот?

        Эльстар отпрянул, едва не упав со спины грифона.
            -Кто ты?! Откуда ты знаешь эти слова?!
        В ответ НЕКТО, говоривший сквозь меня, расхохотался, и
        прокричал:

                                -Я - это тот, кто смог
                           Избрать себе путь сквозь тьму!
                              Можешь сказать, я - бог,
                             Можешь кричать, "Пойму"!
                              Суть не в названии ведь:
                             Можешь вопить, я - Враг!
                             Но знай: я сжимаю плеть!
                              Ждет тебя вечный Мрак!

            После этих слов наступила мертвая тишина. Неизвестный,
        вселившийся в меня, осмотрел поле боя моими глазами, и произнес
        голосом, напоминающим грозовую тучу:
            -Идите ко мне, Враги мои. Я ждал вас давно.
            Эльстар внезапно с воплем схватился за корону, и замер на
        мгновение. Потом он поднял взгляд, и Родрик приглушенно
        вскрикнул - ибо это был не он! На нас смотрел гордый, могучий
        воин, который просто смял жалкую личность эльфа, поглотил ее в
        себе.
            -Итак, ты принес смерть и сюда, проклятие моего мира. -
        мрачно, могучим голосом произнес ТОТ, кто был некогда
        Эльстаром.
            -Я несу жизнь всем, кто ее достоин, Враг. Ты - недостоин жизни,
        ибо не осознаешь ее бесценность. - голосом, подобным грому
        ответил ТОТ, кто был мной.
            -Я борюсь со Злом, я несу лишь Свет!
            -Но один лишь Свет принесет огонь!
            -Тьма всегда кричит, что она нужней!
            -Ты отпустишь в мир огненных коней!
            -Если Тьма ушла - Свет придет к ней сам!
            -Ты несешь лишь Смерть. Я взорву твой храм.
            Оба войска молча, с невероятным изумлением слушали разговор
        двух Сил. Я смотрел на это как бы со стороны - нет, я понимал, о
        чем речь, но вмешатся не мог. Король уже понял, что я более не
        хозяин своего тела, и сейчас мрачно всматривался в Эльстара.
            -Я предлагаю тебе выйти на бой, Враг.
            -ТЫ предлагаешь МНЕ?!
        Я, который был ОН, нахмурился.
            -Я сильнее тебя, Алгол. Я хочу покончить с тобой раз и
        навсегда, и сделать это сейчас.
            -И как, жалкая ящерица, ты намерен этого достичь? - в голосе
        бывшего Эльстара прозвучала такая насмешка, что я - я сам, Игл -
        просто взревел от ярости.
        Но ТОТ, кто был мной, остался невозмутим.
            -Ты снизошел до оскорблений, Враг. Значит, ты потерял
        уверенность в своих силах. Теперь, впервые за тысячи лет, я смогу
        уничтожить тебя.
        В голосе "Эльстара" прозвучал гнев.
            -Ты столько раз пытался меня убить, дракон, что все твои слова
        о Добре развеялись в пыль. Ты - это Зло.
        "Я" расхохотался, жестоко и насмешливо.
            -Ты позабыл давно, что сказано было нам. "Только лишь тот
        замкнет, дверь что ведет во Тьму, кто побывал там сам - иначе он
        не поймет". Я - это Тьма, ты прав. Да, я несу лишь Смерть. Но
        вслед за мной придут - умеющие Любить. Я только чищу путь,
        смывая с него всю грязь. Мне не дано Добро. Но у меня есть
        Власть! Властью своею я, тебе говорю, что ты - отныне и навсегда,
        ты смыт с моего пути. Грязных следов твоих, в мире пока не счесть.
        Но я отмою их - и засияет честь. Ненависть, и слепота - это твои
        следы. Зрение, и доброта - это моя вода.
        "Эльстар" рассмеялся.
            -Ты научился говорить, дракон.
            -Я многому научился, Враг. Теперь оставь это тело, и выйди на
        битву в истинном. Ибо даже ты не убьешь смертного просто так.
            -Я еще не принял твой вызов.
            -Так ты отказываешся? - насмешливо спросил "я", и неодолимая
        сила заставила меня приблизится к шокированному Анубису.
        "Эльстар" заскрипел зубами.
            -Я согласен. Выбери оружие.
            -Оружие - это мы сами. Я выбираю бой в настоящем обличье,
        Алгол.
        Эльф жестоко расхохотался.
            -Ты надеешся на свои когти и зубы, ящерица?
            -Нет.
            Бывший Эльстар приподнял голову. На лице его отразилось
        такое высокомерие, что я едва не зарычал.
            -Да будет так, Скай. Возникни.
        То, что последовало за этими словами, описать трудно.




                               ГЛАВА 12



            До сих пор я сомневаюсь в реальности событий того дня. Это
        видели обе армии, да. Это видел я сам. Но это было столь
        невероятно, что разум мой восстает против очевидного...

             После слов бывшего Эльстара наступила мертвая тишина.
        Внезапно невобразимая энергия, переполнявшая меня, исчезла. Я
        едва не упал, и забил крыльями, а король крепко вцепился в седло.
        Эльстар тоже пришел в себя, и с воплем обхватил голову руками.
        Но мне было не до него. Медальон Кэт испарился, как и корона
        эльфа. Я в ужасе оглядел поле боя, в поисках ТЕХ, кто решил
        выяснить свои отношения...
            -О боги, Родрик, что это было?! - дрожащим голосом спросил я
        короля. Царила полная тишина. Обе армии молча парили в воздухе,
        уставившись на нас.
            -Думаю, это они и были, Игл - необычайно серьезно произнес
        король. -Твоими устами говорил бог.
            -Но какой?! Таких богов нет!
            -Мы ничего не знаем о богах, Игл. Ты ощутил его сам, теперь ты
        знаешь о нем больше всех нас. За исключением этого... - король
        кивнул на Анубиса, планировавшего к земле с поникшим Эльстаром
        в седле. Я метнулся следом.
            -Стой!
        Анубис развернулся на крыле, и зарычал.
            -Игл, мой райдер беспомощен. Неужели ты столь бесчестен?
        Я тоже зарычал, но ответил ему Родрик:
            -Грифон, мы не хотим убить Эльстара. Он был игрушкой в руках
        некой Силы. Мы хотим остановить войну.
        Анубис гордо произнес:
            -Мы сражаемся за правое дело. Мы не сдадимся.
            -Заключить мир - не значит проиграть, грифон.
        Он хотел что-то ответить, но не успел.

            Свод небес прорезала молния. Затем еще, и еще. Гром ударил с
        такой силой, что всех нас швырнуло на землю, и просто чудо, что
        никто не погиб. Поднявшись, я помог встать Родрику, и мы
        взглянули на равнину, залитую мертвенно-синим светом от
        постоянных молний.
            -Это то, что я думаю? - тихо спросил Родрик.
            -Надеюсь, что нет - еще тише ответил я. К нам подошли Старр,
        Карфакс, и Араминта. Справа встал Анубис, и шатающийся
        Эльстар. Мы переглянулись, и молча перевели взгляд на равнину.
        За спиной слышался шорох и шелест - это подходили воины, желая
        наблюдать за невероятными событиями...
            А они нарастали. Клубок шаровых молний сорвался с небосвода,
        и ударился оземь, со страшным грохотом взметнув ввысь шар огня.
        Когда пламя рассеялось, все мы невольно отступили.
            Ибо на равнине стоял дракон. Огромный, могучий, он сверкал
        всеми оттенками синего цвета, и глаза его даже с такого
        расстояния казались факелами огня. Мощные обводы его тела,
        налитые чудовищной силой мышцы, гордая линия шеи - все
        производило впечатление невообразимой Мощи и Власти. Но не
        добра. Нет, это был воин. Такой, который считает наименее ценной
        - свою жизнь, а наиболее - свою честь... На груди дракона сияла
        слепящая рубиновая звезда. Я непроизвольно прошептал строку из
        предсказания:
            -Тот, кто увидит смерть - может увидеть ад...
            Родрик метнул на меня взгляд, но промолчал. Ибо дракон
        распахнул колоссальные крылья, по которым струились молнии, и
        произнес громоподобным голосом:
            -Я жду, Враг.
            Ответ не заставил себя ждать. Одновременно десять молний
        сорвались с небосвода, и скрутились в ослепительный жгут света.
        Коснувшись земли, шар белого пламени медленно поднялся над
        ней, образуя из себя огненную фигуру человека. Земля дрожала,
        грохотал гром. Мы в ужасе переглянулись.
            Едва молнии достигли головы фигуры, как прекратили истекать
        с неба, и обернулись вокруг нее, образовав ослепительное колько,
        по которому перебегали вспышки серебристого света. Я сразу
        понял, ЧТО это было... Пламя, окружавшее фигуру, погасло, и на
        земле стоял высокий человек в сверкающих рыцарских доспехах, с
        длинными серебрянными волосами. Корона Мертвых Царей
        сверкала у него на голове, прекрасное лицо дышало уверенностью
        в своих силах, и высокомерием. Нет, он тоже не нес добро...
            -Я пришел, Скай.
        Дракон сложил крылья, и мрачно посмотрел на рыцаря.
            -Перед тем, как я убью тебя, Алгол, я должен предложить тебе
        мирно решить наш вечный конфликт.
        Рыцарь вскинул голову.
            -Ты знаешь, что это невозможно.
            -Жаль. Ты заслуживаешь большего, чем роль жалкого мессии
        для варварских планет.
            -Ты играешь ту же роль, Скай. Но дьявола.
        Дракон рассмеялся, и от его смеха по равнине прокатилась
        холодная волна.
            -Ты до сих пор не увидел разницы между нами? Ты болен,
        Алгол. Тебя нужно лечить. Но ты еще и опасен. Я вынужден
        прибегнуть к эфтаназии, дабы не продлевать мучения твоих жертв.

            -Посмотрим. Ты готов, проклятый?
            -Да, я готов, убийца.
            Рыцарь протянул руку вверх, и в ней возник светящийся меч.
        Дракон молча наблюдал, не делая попыток помешать. Рыцарь
        взмахнул оружием, и бросился на него, прокричав непонятное
        слово...
            Уследить за тем, что произошло, я не смог. Заметил лишь, что
        была вспышка синего пламени - и мгновение спустя рыцарь лежал
        на земле в десяти шагах от дракона, который небрежно держал в
        руках его меч.
            -Ты проиграл, Алгол - мрачно сказал дракон. -Я последний раз
        предлагаю тебе переосмыслить свое поведение, и сдаться. Иначе -
        смерть. Настоящая смерть, Алгол. Ты не знаешь, что это такое.
        Рыцарь с трудом приподнялся на одной руке.
            -Никогда! Можешь убить меня, Скай, как ты убил уже тысячи!
            -Ты будешь тысяча первым. - спокойно ответил дракон, и
        расправил крылья. Звезда на его груди засияла так, что все
        заслонили глаза. И прозвучал голос:
            -Во имя мира и спокойствия в Галактике, я приговариваю тебя,
        модератор Алгол, к смертной казни. Приговор приведен в
        исполнение Диктатором Скаем.
            Рыцарь закричал что-то, но с неба сорвался ослепительный луч
        фиолетового пламени, и ударил прямо в человека. Земля
        вздрогнула, в воздух взметнулась стена огня, и звуковая удар
        швырнул всех нас на камни. Поднявшись, на том месте где пал
        рыцарь, я обнаружил только кратер с оплавленными краями. Рядом
        с воронкой стоял дракон, и мрачно смотрел на нее.
            -Итак, ты наконец мертв, Алгол. - произнес победитель. -Это
        хорошо.
            Затем он расправил могучие крылья, и взмыл в воздух,
        направляясь к нам. Я невольно зарычал, Родрик схватился за меч.
        За спиной мои армии готовились к обороне. Но дракон спокойно
        опустился на землю передо мной, и посмотрел на нас долгим
        взглядом. Он был огромен, могуч, и произвоил столь сильное
        впечатление, что меч Родрика сам собой опустился, а перья мои
        поднялись дыбом.
            -Вы избрали себе достойный путь, смертные. - произнес дракон
        глубоким, мощным голосом.
            -Я успел вовремя. Возьми этот предмет, и отнеси тому, кому он
        должен принадлежать. - дракон снял медальон, и протянул королю.
        Тот принял драгоценность, и отступил. Горящие зеленые глаза
        обратились ко мне.
            -Ты уже побывал во Тьме, грифон. И ты сумел замкнуть дверь. -
        в голосе прозвучали теплые нотки.
            -Возьми это. Она поможет тебе найти ключ от другой двери,
        ведущей в сад.
            Дракон протянул руку ладонью вверх, и расправил когтистые
        пальцы. Воздух над ней сгустился, засверкал миллионами
        серебрянных точек, и через мгновение над рукой дракона медленно
        вращалась Корона. Я несмело принял ее, и хотел повесить на пояс,
        но дракон улыбнулся, и покачал грозной головой.
            -Нет. Одень. Она теперь твоя.
            Вздрогнув, я посмотрел на талисман. Драгоценность
        переливалась серебрянным светом, по ней то и дело пробегали
        вспышки. Я взглянул на Эльстара, потом на дракона.
            -А со мной не произойдет того же, что с ним?
        Дракон улыбнулся шире.
            -Нет. Тот, кто разжигал вражду - мертв. Отныне вы сами
        решаете, какой путь избрать. И я почти уверен в вашем выборе.
            Я оглянулся на друзей. Они кивнули. И тогда я одел Корону. По
        телу прошло странное ощущение, слух и зрение обострились, я
        ощутил, что стал сильнее. Но главное - я почувствовал, как сквозь
        меня проходят нити Силы, они тянулись от земли, воздуха, других
        грифонов... Потрясенный, я пошатнулся, распахнув крылья, и
        распушистив все перья. Дракон следил за мной, глаза его
        смеялись.
            -Почувствовал, что значит быть бессмертным? Теперь ты тоже
        маг, грифон. Учись. Тебе еще предстоит найти себе учителя. Хотя я
        знаю, кого ты изберешь.
            Я в изумлении отступил на шаг. Бессмертие?! Магия?! От
        неожиданности опустился на землю, силы меня оставили. С высоты
        сверкали внимательные глаза дракона.
            -Кто ты? - только и смог спросить я. Он усмехнулся.
            -Разве ты не слышал? Я - дьявол.
        Все вздрогнули, и Родрик произнес:
            -Нет! Я не верю в это. Ты прекратил войну, ты служишь делу
        Добра.
            -Я только решаю проблемы, человек. Добру служат другие. Ты
        знаешь одного из них. Но иногда им требуется помощь, и поэтому
        есть я. Меня зовут Скай.
            Повелительным движением головы дракон прервал начавшего
        было отвечать Родрика, и перевел взгляд на потрясенных воинов
        моей армии.
            -Война более не нужна. Разлетайтесь по домам, и помните, что
        очень сложно найти проблему, которую нельзя решить мирно. В
        этом деле есть некто, который мог бы вам помочь лучше меня, ибо
        я - это и есть Война. Но помните - пока вы не научитесь
        расчитывать на собственные силы, вами всегда смогут командовать
        Алголы. Я вмешался лишь потому, что мой Враг нарушил слишком
        много законов сразу. Такого может и не повториться. Учитесь
        решать свои проблемы без помощи внешних сил, и это приведет
        вас к свободе. - дракон помолчал, и добавил: - У вас уже есть
        отличный опыт.
        Затем он подождал, пока слова дойдут до всех, и вновь перевел
        взгляд на меня.
            -Если случится вдруг, и вы попадете в беду, то вспомни при
        Синий Круг - и может быть, я приду. Слева - рубин клади, справа
        же - изумруд. Центру дай серебро, и вознаградится твой труд. Зов
        твой услышат те, кто путь свой назвал Добром. Помощь придет.
        Прощай. Но помни, что это твой дом. В доме своем лишь ты,
        решаешь куда лететь. Если привыкнешь Звать - то попадешь ты в
        сеть.
            С этими словами дракон мощно взмахнул крыльями, и взмыл в
        воздух. Сделав прощальный круг над нами, он не спеша
        развернулся...
            Я закричал, и мой крик подхватили все остальные. Чудовищный
        удар грома швырнул нас на камни, ураганный ветер пронесся над
        землей, которая затряслась. То падали мегатонны раскаленного
        воздуха, заполняя пробуравленный в мгновение ока туннель
        вакуума! Огненный след уходил к горизонту, и вслед за ним
        двигался сокрушающий все грохот возмущенной атмосферы,
        которая пыталась сжечь смертельную стрелу, пробившую всю ее
        толщу. Я внезапно заметил маленькие вихри, возникавшие вдоль
        пути этой стрелы, и понял, что Скай хотел нам сказать своим
        отлетом. Когда нечто мощное движется сквозь спокойный воздух,
        оно оставляет за собой возмущение. Это возмущение пытается
        помешать свободному полету, оно противится переменам, и долго
        не пропадает затем...
            Но возмущенный воздух перемешивается, и разносит
        восхитительный аромат цветов на сотни метров, давая тем, кто
        лишен ключа от ворот сада, возможность насладиться запахом роз,
        и пробуждая в них желание посетить этот сад!


            ...Гром слышался еще минут пять, и все смотрели на огненную
        полосу, разделившую небо на две части. С одной стороны
        занимался рассвет. С другой - отступала ночь.
            -И так будет всегда. - неожиданно сам для себя, произнес я.
            -Ни Свету, ни Тьме не суждено победить. Ибо они не существуют
        друг без друга. День сменяет ночь, ночь сменяет день. Так было, и
        так будет.
            Я посмотрел на короля. Король на меня. И все мы взлетели в
        синее, чистое небо, направляясь домой.
        Вместе.




                               Конец второй книги.






     --------------------------------------------------------------------


                                     (С) 1998
                                  Джордж Локхард

                                 draco@caucasus.net
                            http://www.drakosha.base.org
                            http://www.drakosha.home.ml.org

Популярность: 10, Last-modified: Mon, 24 May 1999 05:21:29 GMT