---------------------------------------------------------------
                                _/|-_
            _,-------,        _/ -|- \_     /~>
         _-~ __--~~/\ |      (  \   /  )   ////\         Джордж  Локхард
      _-~__--    //   \\      \(*) (*)/   //// \
   _-~_--       //     \\      \     /   // //  \
  ~ ~~~~-_     //       \\     |( " )|  //  //  \
    ,     \   //         \\    | ~-~ | //  //    \
    |\     | //           \\ _/      |//   //    \
    | |    |// __         _-~         \   //_-~~-_\
   /  /   //_-~  ~~--_ _-~  /          |__//      \
  |  |   /-~        _-~    (     /     |\____              ------------
 /  /            _-~ __     |   |_____/____  `\           Восход
|   |__         / _-~  ~-_  (_______  `\    \)))            Черного
|      ~~--__--~ /  _     \        __\)))                       Солнца
 \               _-~       |     ./  \                     ------------
  ~~--__        /         /    _/     |
        ~~--___/       _-~____/      /
______________/______-~____/_______-~______________         ДИКТАТОРЫ
---------------------------------------------------         часть   I

(с) Джордж Локхард
--------------------------------------------------------------
E-MAIL--- draco@caucasus.net
WWW 1 --- http://www.drakosha.base.org
WWW 2 --- http://www.drakosha.home.ml.org
WWW 3 --- http://members.tripod.com/~drakosha
PHONE --- (+995 32) 32-4971
--------------------------------------------------------------









                                      ***
                                   ***   ***
                                      ***

                      ****** Восход Черного Солнца ******





                              Трилогия "Диктаторы"
                                    Часть I


                          ----------------------------


                                    ГЛАВА  1


        "Я плохо помню родителей. Это было слишком давно. Слишком
    многое мне довелось с тех пор пережить. Мать я почти совсем забыл,
    лишь ее имя - Антара - иногда вызывает смутное ощущение тепла и
    ласки...
        Отца я помню лучше. Помню тот страшный день, когда он поднял
    меня на руки, и сказал:
        -Винг, сегодня мы с твоей матерью погибнем. Это нельзя отвратить,
    так что не плачь. Мы проиграли битву, но не войну. Я хочу, чтобы ты
    выжил, Винг.
    Помню, что заплакал, и обнял отца. Он ласково погладил меня крылом,
    и произнес:
        -Не плачь, сын. Ты, и только ты - вот почему я не верю, что все
    погибло. Ты самый необыкновенный дракон, который рождался на свет
    в этом мире, Винг. И я, и мать чувствуем это всей душой. Знай, Винг - ты
    последняя надежда нашего дела, ибо больше некому его продолжать. И
    поэтому ты ДОЛЖЕН выжить, сын.
    Я плакал, и просил его не уходить. Он нежно, но твердо отодвинул
    меня, и сказал:
        -Сегодня - Последняя Битва, Винг. Армии Владыки уничтоженны,
    соотношение сил 20 к 1 против нас. Поэтому я ЗНАЮ, что мы с матерью
    погибнем. Погибнем, защищая свою честь. Это достойная смерть, и не
    надо жалеть о нас. Но ты - ты не должен умереть. И поэтому я сделаю
    последнее, что еще могу. Я спрячу тебя в подземельях Крепости. Помни,
    сын - тебя НАЙДУТ. Я только надеюсь, что уничтожив последние остатки
    наших воинов, и захватив Крепость, враги пощадят беззащитного
    ребенка... - он сжал кулаки, и с болью закрыл глаза. Потом отнес меня в
    пещеру под Крепостью, долго смотрел, и произнес:
        -Если ты выживешь, тебя ждут страшные испытания, Винг. Но я
    ЗНАЮ, что ты перенесешь их. Ты - это вся надежда, которая нам
    осталась. Не дай погаснуть надежде, сынок!
        Больше я никогда не видел родителей. Вернее, видел... Но это
    воспоминание причиняет мне такую боль, что я просто не могу говорить
    об этом.
        Когда пришли убийцы, я спрятался в темном уголке пещеры, но они
    видели в темноте почти как я. Мне проткнули крыло копьем, и
    вытащили, словно рыбу на крючке. Я совершенно не помню
    дальнейшего.
        Следующее воспоминание - клетка. Это я помню отлично. Она
    сделала меня зверем, она дала мне ту ненависть, которая отравила мне
    душу на всю жизнь. Сейчас, годы спустя, я почти исцелился. Но тогда...
    О боги, за что вы послали мне такую судьбу?!
        Меня часто били просто так. От ненависти. Цепи страшно натерли
    чешую на ногах и руках, а крылья мне сломали - чтобы не улетел.
    Кормили меня падалью, но драконы могут есть практически все, и я не
    умер. Вообще, я удивляюсь, как я не умер в первый год. Мне хотелось
    смерти. И только слова отца удерживали меня среди живых. Иногда я
    проклинал его за это!!!
        Но чаще всего я проклинал богов. Это они схлестнули в
    бессмысленной войне жителей Уорра. Это они использовали нас всех,
    как жалкие пешки в своей жестокой игре. Это из-за них погибли моя
    мать и отец... О, как я ненавидел. И ненавижу! Мой мир стал
    ненавистью, ненависть стала моим отцом и матерью.
        Часто только осознание возможной мести мешало мне покончить с
    собой. Тогда, пять лет назад, я был совсем маленьким. Мне было лишь
    десять. Но уже тогда я понимал, что мстить надо не победителям. Они -
    тоже всего лишь пешки, и когда надобность в них пропадет, боги просто
    перевернут доску. Но иногда, когда меня травили собаками, или
    вытаскивали за цепь из подвала - показать заезжему герою -, я терял
    рассудительность и разум, и рычал от ненависти, как зверь. Они
    смеялись, и тыкали в меня палками...
        На всю жизнь я запомнил своего первого грифона. Это было на
    второй год плена, когда король Родрик праздновал годовщину победы
    над Тьмой. Меня, и рабов-орков, вытащили из подвалов Кастл-Рока, где
    я жил, а они трудились в рудниках. Цепи мешали мне ходить, но я
    молчал, как и весь предыдущий год. Слуги пробили в перепонке дыры,
    и продели толстый канат, безжалостно скрутив мои крылья за спиной. Я
    едва не потерял сознание от боли, но промолчал и теперь.
        На поверхности я едва не ослеп, а несчастные орки с воплями
    повалились на землю. Их подняли ударами бичей, и заодно прошлись по
    мне, в кровь изодрав перепонку. Я зашипел от боли, и тогда меня
    отхлестали сильнее. Затем нас сковали одной цепью, и повели к
    Винтовой Лестнице, которая вела на вершину скалы. Там стоял белый
    дворец Родрика, и толпы людей с криками радости приветствовали
    рыцарей в белых доспехах, которые гордо гарцевали на великолепных
    скакунах. Во главе колонны шел огромный грифон, а на спине его сидел
    высокий эльф, с длинным копьем. На копье торчала голова моего отца...
        От боли и несправедливости я невольно заплакал. Мой отец...
    Гордый, умный, полный достоинства и доброты... Как смеют они так
    издеваться?! Я зарычал, и захлебнулся кровью от удара по лицу. От
    ненависти в глазах потемнело, но я уже научился держать себя в руках.
    "О, боги, дайте мне прожить достаточно!!!" - первый и последний раз в
    жизни обратился я к небесам. Но они были глухи. И тогда потемнело у
    меня в душе, и я принес страшную клятву, что месть станет целью моей
    жизни. В тот момент я впервые ощутил Силу, но тогда я не знал, что это
    такое.
        В огромном дворе замка уже были накрыты столы, и люди вместе с
    эльфами пировали, провозглашая тосты за короля, и его сына. Родрик
    сидел во главе стола, рядом с тем самым эльфом, и магом в синей
    мантии. Нас резко осадили у ворот, и бросили на колени. Я опустился на
    землю. Гордость - она не поможет мне сдержать клятву...
    О, я хорошо помню все разговоры в тот день. Я вообще многое помню.
        -Ты все так же великолепен, Минас - говорил эльфу король. - За эти
    годы ты только стал прекрасней.
        -Не надо преувеличивать мои заслуги, о Родрик. Я просто служу
    богам по мере сил.
        -Которых у тебя больше, чем у десятка рыцарей. - с улыбкой заметил
    король, поднимая бокал. Все выпили, и провозгласили здравницу за
    "героя". Я стиснул зубы, запоминая эту картину. Эльф поклонился
    Родрику, и спросил:
        -Правда ли, что ты держишь в рудниках живого дракона? До меня
    доходили слухи об этом, но я не мог поверить.
    Родрик рассмеялся.
        -Это только змееныш, о принц. До дракона ему еще расти, и расти.
    Сейчас ты увидишь его. - он хлопнул в ладоши, и нас завели во двор.
        Я шел последним в цепи, и поэтому все вначале насмотрелись на
    окровавленных орков, и только потом заметили меня. Разговоры
    смолкли, и со всех сторон на нас обрушились взгляды ненависти.
    Особенно на меня. Казалось, еще немного - и цепи не выдержат, и
    расплавятся под жаром тех взглядов, которыми на нас смотрели люди.
    Орки с воплями попадали на колени, а я гордо вскинул голову. Иногда
    гордость все же брала вверх над разумом и у меня.
        -Мерзость, не так ли? - заметил король.
        -Зачем тебе эти создания Тьмы? - с изумлением спросил эльф, чей
    взгляд остановился на мне. Я посмотрел прямо в глаза убийце моего
    отца, пытаясь навсегда запечатлеть его лицо в памяти.
        -Орки - это дешевые рабы, и они должны радоваться, что могут хоть
    каплю искупить свои грехи, трудясь на благо Добру и Свету! - громко
    сказал король, и все приветствовали его слова. Родрик кивнул, и
    продолжил:
        -А дракон, создание Тьмы, навсегда изгнанной с Уорра, должен
    напоминать всем нам, что она может и вернуться! И мы должны быть
    готовы к этому. На змееныше будут тренироваться грифоны нашей
    армии!
        Люди подхватили слова короля, и с криками радости вскочили на
    ноги. Родрик довольно огляделся, и продолжил:
        -Сейчас мы посмотрим на то, что до сих пор видели лишь
    эльфы-райдеры, которые дрались с драконами в Последней Войне, под
    предводительством Минаса Аннутирита, Победителя Тьмы, Убийцы
    Драконов, принца эльфов!
    И, обернувшись к эльфу, Родрик сказал:
        -Друг мой, пошли за Крафтом.
        -Как прикажет мой король. - почтительно ответил Минас, и
    прошептал что-то слуге на ухо. Тот убежал, а солдаты тем временем
    сбили замок с цепи, и оттащили от меня орков. Я пошатнулся от потери
    крови, но удержался на ногах. Сейчас я умру. Ну и хорошо. Боги, вы
    достойно посмеялись надо мной.
        Я отлично помню, о чем думал в те минуты, когда огромный, и
    прекрасный зверь опустился на двор перед троном. Грифон был
    великолепен, в два раза больше меня, и его крылья, покрытые перьями,
    переливались бело-золотым блеском. Орлиная голова, с умными карими
    глазами, повернулась к Родрику, и грифон поклонился.
        -Что прикажет мой король? - спросил он звонким, звучным голосом.
        Люди с восхищением рассматривали грифона, а я с горечью думал,
    что никогда, ни один грифон не сможет даже близко сравниться с
    драконом. Орки рассказывали, что мой отец разорвал десяток этих
    птицезверей, пока не упал от потери крови, и тогда его добили с
    воздуха. Но я был осаблен голодовкой, побоями. Я был всего-лишь
    ребенком. Как мог я надеятся на победу?
        -Крафт, ты видишь это отродье тьмы там, за твоей спиной?
    Грифон даже не обернул головы.
        -Да, милорд. Я видел дракона.
        -Покажи нам свое исскуство, но не убивай тварь. Она послужит
    отличным тренажером для молодых.
    Грифон улыбнулся.
        -С удовольствием, милорд.
        И повернулся ко мне. Он напоминал льва, этот грифон. Как и я. Но я
    был в броне, и с чешуйчатыми красными крыльями. Он был покрыт
    шерстью, а его бело-золотые крылья сверкали перьями, напоминавшими
    о его родстве с орлами.
        -Сможет ли эта ящерица хоть поднять хвост? - презрительно спросил
    грифон, и все расхохотались. От ненависти я едва не потерял контроль.
    И тогда, впервые за почти два года плена, я заговорил.
        -Смеятся над врагом, отказывая ему в возможности доказать свою
    доблесть на деле, означает только отсутствие уверенности в своих
    силах, Крафт. Имей мужество вести себя достойно.
    Все замерли от неожиданности, а грифон нахмурился.
        -Не тебе учить меня достоинству, тварь! - грозно заметил он, и
    двинулся на меня. Я мечтал только об одном: успеть ранить этого
    ненавистного врага, увидеть его кровь раньше, чем он убъет меня.
        Я не смог этого сделать. Грифон просто отшвырнул меня одним
    ударом, как котенка, и наступил на грудь, безжалостно придавив крылья
    к земле.
        -Отродье тьмы! - прошипел он. -Молись своим мерзким божкам, что
    король не желает видеть твою смерть сейчас!
        -Убей меня, Крафт. Прошу тебя. - спокоино попросил я. -Мне ни к
    чему жизнь.
    Он замер в изумлении.
        -Что ты сказал?
        -Я прошу тебя, грифон, убей меня. Я потерял все. Мне остались
    только унижения, и насмешки. Даже ты должен сжалиться - ведь
    драконы, как и вы, достойны большего, нежели участь шута у людей.
    Жизнь мне не нужна, а отомстить мне не дадут. - совершенно спокойно
    произнес я, и Крафт в изумлении оглянулся на эльфа.
        -Минас! Он просит убить его!
    Люди переглянулись в удивлении, и послышался чей-то голос:
        -Ну так убей мерзкую тварь!
        -Нет! - громыхнул король. - Змееныш - это трофей войны. Он мне
    нужен. Оставь его, Крафт.
    Грифон долго, и внимательно смотрел на меня.
        -Как тебя зовут, дракон? - спросил он наконец.
        -Ты убил моего отца в спину, Крафт. Помнишь? Красный дракон, чья
    голова сейчас одета на копье у твоего хозяина. Он назвал меня Винг.
    Крафт вздрогнул.
        -Так ты отродье Ализона и Антары... - протянул грифон, и отпустил
    меня. Встать я не смог - у меня были сломаны несколько ребер. Грифон
    задумчиво отошел к эльфу, и что-то сказал тому. Минас широко открыл
    глаза, и и повернулся к королю, но тут мое тело не выдержало, и я
    потерял сознание.
        Это было первое и последнее мое поражение. С того дня я поставил
    себе цель - стать воином. И я достиг этой цели. Раз в неделю меня
    вытаскивали из пещеры, и тащили в казармы. Там молодые грифоны
    возбужденно рассматривали меня, споря о том, кто из них первым
    нападет. Меня привязывали цепью к столбу, и одевали на шею удавку.
    Когда я в ярости швырял окровавленного врага на землю, люди
    оттаскивали меня в сторону, не давая убить. Словно хищного зверя.
        Так прошло еще два года. Я подрос, и стал значительно сильнее.
    Постоянные драки так закалили меня, что я стал состоять спошь из
    мускулов и сухожилий. Мое боевое исскуство достигло предела для
    самоучки, и теперь я мог одним движением кисти переломить грифону
    хребет. Я никогда так не делал, предвидя, что последствия будут
    тяжелы, но я просто НЕ МОГ заставить себя проигрывать. И поэтому
    меня очень боялись.
        Долго не понимал, почему Родрик до сих пор не расправился со мной,
    пока однажды орк не рассказал, что грифоны, прошедшие меня,
    славятся на весь Уорр как лучшие бойцы в армии. От ярости я едва не
    разбил себе голову о стену - я помогал врагу! На следующей тренировке
    я хладнокровно убил одного за другим пять грифонов, и тренировок
    больше не было.
        Моя жизнь столь мне опротивела, что я с радостью встретил весть о
    том, что король решил убить меня. В ту ночь я долго смотрел на звезды
    из трещины в потолке моей темницы, и думал об отце.
        "Я держался, сколько мог, отец" - сказал я ему. "Но надежды более
    нет. Ее огонь погас навсегда".
    Помню, сколь спокойно я спал в ту ночь.



                                 ГЛАВА  2



        С тех пор прошел год, но я как сейчас вижу сон, увиденный мной в
    последнюю ночь перед смертью. Я стоял на поле боя, весь в крови
    врагов. Рядом стоял отец.
        -Почему ты сдался, Винг? - сурово спросил он.
        -Я не могу больше, отец! - вскричал я. -Кто мог расчитывать на
    подобные испытания?! Это выше сил дракона, отец!
    Отец помолчал.
        -Сын мой, я говорил тебе, что тебя ждет великая судьба. И я
    повторяю это сейчас. Ты прав, и нет дракона, который выдержал бы
    подобное. Это выше наших сил. Но не выше ТВОЕЙ силы, Винг. Ибо ты
    наделен великой Силой. Мать знала это, когда оставила тебя в
    подвалах. И я знал. Мы смеялись, идя на смерть, ибо верили в тебя!
        -Какая сила, отец?! Что ты имеешь в виду?
    Он грустно улыбнулся, и пропал. На его месте возник усмехающийся
    Крафт.
        -Выродок Тьмы, я убил твоего отца в спину, как пса! И теперь ты
    никогда не узнаешь тайну своего рождения.
        От ярости я зарычал как лев, и протянул руки к горлу грифона. Но я
    не смог достать его! Я бился в невидимой паутине, а Крафт хохотал,
    глядя на мое бессилие. Ярость сожгла мой разум, я упал на колени, и
    впился когтями в землю. Тысячи Крафтов хохотали, их издевательский
    смех сотрясал мир. И тогда в голове само собой вспыхнуло Слово. Я
    ахнул, ощутив его гармонию, его совершенство. Слово вобрало в себя
    всю мою ненависть, всю мою ярость и боль.
        И я встал, и посмотрел в глаза врагу.
        И СКАЗАЛ.
        То, что последовало, описать нельзя. Чудовищная мощь
    выплеснулась из меня, как цунами. Поток энергии разметал грифона на
    столь маленькие частицы, что он просто перестал существовать. Я в
    изумлении осмотрел себя. Мои раны зажили, крылья вновь сверкали. Я
    чувствовал невероятную Силу в себе. И я понял, что имел в виду отец.
        Я был магом. Я был первым в мире драконом, способным повелевать
    Силой, давшей начало нашему миру. От радости я засмеялся, и...
    проснулся.

    Удар был жесток. Я бросился на камни подвала, и мой вопль сотряс
    своды темницы.
        -За что??!!!
    От бессильной ярости я заплакал, и упал на пол, потеряв сознание.
        Пришел в себя я только через час. с трудом поднял израненное тело,
    и сел, прислонившись к стене. Над головой змеилась трещина, и в ней
    горели недосягаемые звезды, чей свет был столь холоден, и
    безразличен.
        -О небо, за что ты так поступаешь со мной?! - спросил я у звезд.
    -Неужели ты получаешь наслаждение, дав несчастному надежду, и
    отбрав ее столь жестоко?! Как может кто-то обожествлять тебя, небо?
    Как??!!
        Я плакал, и бил кулаком в скалу. Потом, обессиленый, закрыл глаза.
    И передо мной огнем вспыхнуло то Слово. Я подскочил, и открыл глаза.
    Боги, я ПОМНИЛ его!
        Несколько минут пытался взять себя в руки. О, как я страшился
    возможной неудачи! Я твердо решил, что если Слово не сработает, то я
    покончу с собой, разбив голову об камни.
        И, наконец, СКАЗАЛ.
        Энергия ни шла ни в какое сравнение с той, что я видел во сне. Она
    была лишь жалким подобием той волны, разметавшей врагов. Но она
    БЫЛА!!! Наяву!!! Я ощутил прилив сил, раны мои сами собой
    исцелились. Я встал на ноги, и огляделся. Всю темницу наполнило алое
    сияние - это светился я сам. Оглядев себя, я увидел, что вновь стал
    похож на дракона, а не на скелет в чешуе. Впервые за четыре года я
    ощутил силу в крыльях, и понял, что Магия восстановила перерезанные
    мышцы, которые мне раз в месяц подрезали люди. Я расправил крылья,
    и мощно взмахнул ими. Ветер приподнял меня над камнями, и я
    рассмеялся от счастья.
        -О боги, я вновь живу! - прошептал я. И обратил взор на дверь.
    Теперь я сказал Слово куда тверже, и толстая каменная дверь
    взорвалась обломками, и перестала существовать, а я с изумлением
    обнаружил, что силы мои  только прибавились. Все маги Уорра,
    произнося заклинания, тратили Силу, и чем сильней было заклятие, тем
    больше. Но я - я Силу ПОЛУЧАЛ!!!
        Так мог лишь один маг в истории - Синий Маг Вечного Мира. Но он
    погиб более миллиона лет назад, пытаясь совершить некое величайшее
    колдовство, с помощью бога-дракона. Легенды гласят, что в Колдовство
    вкралась ошибка, и Магия взорвала Вечный Мир, и с тех пор наполнила
    Вселенную. Но я - я имел Силу, родственную самому Магу!
        Более того. Как я знаю теперь, я не пользовался внешней Силой. Я
    ее генерировал сам, и поэтому не зависел ни от чего...
        Но тогда, в подземелье, я понял только одно. Годы ада и мучений
    кончились. Впереди меня ждала полноценная жизнь, и я отлично знал,
    ЧЕМУ ее посвящу. Я вышел в широкий коридор рудников, и орки пали на
    колени при виде меня.
        -Встаньте, несчастные друзья мои. - произнес я тихо на их языке, и
    они встали. -Боги бросили нас. Они раз и навсегда поставили на нас
    крест. Но сегодня случилось чудо. Я осознал себя, и получил наконец
    представление о том, кто я есть на самом деле. И я говорю вам, верные
    мои друзья - теперь мы сами расквитаемся с богами за вероломство.
    Бегите на север, в горы. Расскажите о том, что алый дракон Винг, сын
    Вождя Ализона - более не жалкая игрушка врагов.
        Рабы с недоверием смотрели на меня, но я уже тогда понимал, что
    способен повелевать. И орки поклонились молодому дракону, а ведь я
    был на много лет младше любого из них. И мы вместе вышли из
    рудника, раскрасив за собой стены в цвет моих крыльев - кровью
    охранников. Я проследил, как последний орк скрылся во тьме,
    направляясь на север.
        И взлетел, направившись на юг.
                                       ***
        Полет... я почти забыл тогда, что это значит для дракона. Четыре
    года в подземелье, в цепях, с подрезанными и искалеченными
    крыльями, убили во мне память о наслаждении свободой неба. Новая
    Сила переполняла меня, я летел с огромной скоростью, часто
    выделывая различные трюки, и кричал, кричал...
        Помню, что восторг от свободы едва не свел меня с ума, но я вновь
    выдержал. Это мне крепко выжгли в душе - выдержку и терпение. Я
    приземлился возле небольшой рощи, и задумался.
        Теперь я понимаю, что уже тогда был весьма незаурядным драконом.
    Но до сих пор сам поражаюсь своему хладнокровию в те дни. Любой на
    моем месте бросился бы мстить, и погиб бы. Но я - я спокойно принялся
    разрабатывать план. Я прекрасно помню все, о чем размышлял тогда...
        В первую очередь мне было необходимо убежище. Такое, где я смог
    бы охотиться, а на меня не могли. Затем, мне было необходимо знание.
    Сила сама по себе - это просто поток расплавленного металла. Знание
    мага - это форма, способная придать жидкому потоку нужную структуру.
    Но тот, кто пользуется Силой, не зная Магии, может очень сильно
    обжечся...
        Знания - это не слишком сложно. Я умел читать и писать на почти
    любом языке Уорра, за исключением эльфийского. Достаточно было
    найти проезжего мага, и взять с тела книгу заклинаний. Потом, с их
    помощью, я собирался проникнуть в Библиотеку Ронненберга, и взять
    там Главную Книгу Мудрости Древних.
        Вот убежище... Драконы жили только на далекой земле Локх, посреди
    необъятных просторов океана Ардар. Там были наши города, наши поля
    и горы. Океан был столь велик, что ни один дракон не мог преодолеть
    его. Там бушевали жестокие штормы, и корабли людей давным-давно
    перестали пытаться преодолеть водную пустыню, направляясь в наш
    дом. Они даже не знали про него...
        Мой отец, ареал-вождь Ализон, сумел найти цепочку коралловых
    рифов, и преодолел морские просторы, отдыхая на них. Потом он
    вернулся, и рассказал про виденное. Про Владыку, про вечные войны,
    бушевавшие на остальной части нашего мира. Я хорошо понимаю
    теперь, каким невероятным шоком оказалось для Ализона осознание
    этой кошмарной истины. Он просто не мог оставить тысячи и миллионы
    разумных существ в когтях смерти! Ни один дракон не смог бы, УВИДЬ
    ОН то, что увидели мы...
        Совет нашего ареала, Ареопаг, отказался слушать Ализона, и
    запретил тому отправиться на помощь. Они не ВИДЕЛИ Уорр, они НЕ
    МОГЛИ понять, что это такое - война! Никогда драконы не знали войн. О
    небо, пусть они и не узнают о них никогда... Ради мира на Уорре
    погибли мои отец и мать. И на всю жизнь огнем прожгли меня слова
    ареал-вождя Ализона, сказанные им перед смертью. Смертью, которую
    выбрал он сам, ибо мог улететь в любую минуту!
    Мой отец сказал:
        "Ты - последняя надежда нашего дела, сын. Ибо больше некому его
    продолжать. Не дай погаснуть надежде..."
        Слова эти пылали в моей душе, когда я сражался за свою жизнь.
    Слова эти пылали в моей душе, когда я убивал. Слова эти пылают в
    моей душе и сейчас, годы спустя, когда мудрость погасила кровавое
    пламя  ненависти своим спокойным дыханием...
      ...Мой отец, и около сотни молодых драконов, согласных с ним,
    покинули Локх. В то время я не знал, что Ализон не сообщил Совету о
    секретном путе через океан. Я думал, что мои родичи бросили его, и
    отказались помочь в трудную минуту. О небо, как же я ошибался... Но
    тогда, весь полный боли и горя, я решил не лететь домой. Я решил
    продолжить дело Ализона, даже в одиночку.
        Сейчас я понимаю, как был прав мой отец, скрыв путь в Арнор.
    Нельзя было принести войну на мирные горы нашего народа. А она
    непременно пришла бы, завывая хриплым голосом убийцы, и
    размахивая окровавленными крыльями...
        Не знал я только, почему Ализон и его последователи решили
    принять участие в войне именно на стороне Владыки. Отец никогда об
    этом не говорил. Но сейчас я думаю, что он ощущал ту же потребность
    разорвать вечный круг смерти, который жутким ошейником удерживал
    на цепи войны все рассы Уорра, что и я. О, как я ТЕПЕРЬ его понимаю...
    Теперь, когда я сам стал последним, кто еще мог разорвать цепь
    ненависти и горя, и покончить с вечной тиранией войны!..

        ...Еще я хорошо помню первые дни на свободе. Помню, как встретил
    на дороге трех воинов, которые погнались за мной, стреляя из луков, и
    крича. Впервые за долгие годы я поел свежего мяса, и от ненависти
    издал вопль, улетевший к холодному небу. Кто виноват, что я стал
    убийцей?! Кто сделал из меня куклу, способную лишь плясать на
    ниточках богов?! И я повторил страшную Клятву, данную два года назад
    самому себе.
        За следующую неделю я сумел отыскать себе дом. Это была горная
    пещера, в совершенно прекрасном месте, далеко за границами Арнора.
    Родрик наверняка искал меня, и посылал грифонов. О боги, в те дни я
    мечтал, чтобы они меня нашли! Иногда даже мрачно думал, что надо
    показаться врагам самому...
        В пещеру я натаскал листьев, смастерил стол, кровать. В лесах у
    подножия гор жило множество дичи, но я охотился только по ночам, и
    никогда не убивал больше, чем нужно было для еды. Я навсегда
    запомнил, что чувствует зверь, и часто плакал, убивая жертву. Каждый
    олень, нашедший смерть в моих когтях, вырывал мне из сердца кусочек
    милосердия, и скоро его там не осталось вовсе.
        Я хорошо помню первые месяцы в пещере. Тогда я часто пробовал
    Силы, но никогда не давал им волю. Ибо у меня была Цель, и я не мог
    ею рисковать. В четырнадцать лет я был мрачным, сильным драконом,
    кроваво-красного оттенка, и глядя в воды озера понимал, что отец
    гордился бы мной. Всей душой я ощущал свою Силу, и знал, что стану
    величайшим драконом Уорра. Иногда я плакал, лежа в пещере, и
    вспоминал отца, мать, друзей... Но чаще я тренировался, и Сила моя
    росла, а тело все более одевалось в броню, подобную той, в которую я
    загнал свою душу. Через год я был взрослым, очень сильным и опытным
    убийцей. И в ярости крушил скалы, ибо не об этом мечтал в объятиях
    матери, ибо не так представлял себе свою жизнь...
        Скоро люди заметили меня, и с тех пор не было месяца, чтобы
    какой-нибудь герой не являлся убить чудовище. Я никогда не оставлял
    их в живых. Однажды пришли двое, один из которых был магом. Я с
    радостью заметил книгу заклинаний, и на этот раз убил их быстро, не
    играя.
        Книга дала мне многое. Я впервые ощутил, что Сила людей и эльфов
    - лишь жалкая тень Могущества, которым обладал я. Даже Владыка не
    смог бы с первого раза, без обучения, превратить камень в золото. Я
    сделал это одной лишь мыслью, и понял, что не нуждаюсь в
    заклинаниях. У мага было еще много интересных вещей, но взял я
    только стопку пергамента, и стило, решив записывать историю своей
    жизни, дабы черпать оттуда ненависть. Вот и сейчас я пишу эти строки,
    сидя в пещере, под сиянием магического золотого шара. Знания из
    книги дали мне некоторое облегчение жизни - теперь я спал на мягких
    подушках, в пещере горел магический свет, а главное - более мне не
    нужно было убивать для того, чтобы жить!
        Это величайшее знание тоже пришло во сне. На сей раз мне явился
    дух матери, и я с горем смотрел на ее призрачные крылья, вспоминая их
    пламенеющий огонь, столь нежно меня ласкавший годы назад...
        -Винг, ты сошел с правильного пути. - тихо сказала мне мать. Я
    потянулся к ней, но она удалялась в туман, и я плакал.
        -Сила - это источник жизни для всех, сынок. Не достойно дракона
    отнимать жизни невинных созданий, даже ради собственной.
        -Но мама! Я умру! Неужели ты хочешь оставить все несчастья, всю
    боль и кровь нашего рода без отмщения?! - в отчаянии крикнул я. Но
    голос матери исцелил меня, и я словно погрузился в бальзам для своей
    истерзанной души.
        -Помни, Винг: Сила - это источник Жизни. И она может дать ее тебе.
    Ты дракон, ты Вождь драконов, ты величайший маг в нашей Вселенной.
    Не смей сдаватся! - голос неожиданно перешел к отцу, и я вздрогнул.
        -Ализон, скажи, как?!
        -Думай, сын. Это в ТВОЕЙ власти, не в моей. Но Сила - это Жизнь, и
    недостойно питать ее кровью невинных жертв.
        Поток нежности подхватил меня, и я проснулся, с лаской вспоминая
    свой сон. И тогда, в предрассветные часы, я ощутил мудрость, и понял,
    что мне предначертано даже большее, нежели месть и победа. Я встал,
    и в душе сами собой возникли нужные Слова...
        С тех пор я более не охотился. Сила служила мне энергией, Сила
    питала меня, заменяла воду и пищу. Я понимал, что теперь завишу от
    внешних источников Магии, но никто не смог бы заставить меня
    убивать, когда была возможность обойтись без этого. Никто!"





                                ГЛАВА  3





        Я со вздохом поставил точку на последнем свитке пергамента, и
    произнес Слово. Свиток поднялся в воздух, и засверкал всеми цветами
    радуги, превращаясь в бриллиант. Камень я положил к остальным. Не
    скоро смогу я вернуться к повести о моей жизни, не скоро...
        Вышел из пещеры, и вздохнул полной грудью. Я ощущал Власть, и
    Мощь, и был готов начинать. Крылья бросили меня в воздух, но Сила
    придала мне скорость, и я понесся на Запад, в великий город магов
    Ронненберг. Там хранилась единственная в мире Книга, содержавшая
    мудрость Древних. Легенды гласили, что если Темные силы прочтут ее,
    то наступит конец миру. Я, сейчас, смеялся над наивностью людей. Но в
    то же время я не мог не признать, что пророчество было истинным. Ибо
    я нес на своих красных крыльях конец тому миру, что окружал меня.
    Книга просто ускорит неизбежное, и даст мне наслаждение. Что может
    сравниться с учением, и Знанием? Варвары никогда не поймут этого.
    Маги понимали, но для них Сила была одновременно проклятием, ибо
    они приносили в жертву многое.
        Только я был Повелителем Силы, а не слугой ее. Только мне было
    дано наслаждаться сознанием своей мощи, но я был достаточно
    рассудителен, чтобы держать ее в узде. Я вообще был весьма терпелив.

        В воздухе было восхитительно. Я парил в лучах Солнца, наслаждаясь
    свободой, и Силой. Думать о смерти не хотелось. Я все время помнил,
    что бессмертен, и только люди заставили драконов узнать, что значит -
    смерть. Ничего. Теперь я заставлю людей узнать, что значит - Жизнь.
        На горизонте показались три точки. Магическим зрением я понял, что
    это грифоны, и почувствовал восторг! Впервые после освобождения я
    видел грифона, и из горла само рванулось рычание. Сказав Слово
    скорости, я как молния помчался к добыче.
        Приблизившись, увидел, что это три молодых грифона, один из
    которых был мне знаком. Я когда-то сломал ему крыло, и после этого
    мне сломали оба - для назидания... Ненависть уступила место холодной
    решимости. Я давно перерос бешенство, и мог контролировать себя в
    совершенстве.
        На спине грифонов сидели эльфы, и вот к ним я испытывал именно
    ненависть. Задумался. Грифоны служили людям, как лошади, и было бы
    несправедливо убивать их за то, что они выполняли приказы. Война
    давно кончилась, а моя месть была вовсе другого плана. Только Крафт...
    Вот его я убил бы не задумываясь.
        Тем временем один из эльфов заметил меня, и закричал. Грифоны
    зависли на месте, и их райдеры в ужасе перекликались на своем
    певучем языке. Я подлетел к жертвам, и стал медленно описывать круги
    вокруг них.
        -Дракон! Откуда ты появился?! - изумленно крикнул мне головной
    эльф на общем языке. Я усмехнулся, и ответил на эльфийском.
        -Это ли спрашивает жертва у охотника?
        Они побледнели, а грифоны сбились в кучу. Я указал им на землю,
    но говривший со мной эльф издал боевой клич, и бросился на меня,
    наклонив длинное копье. Остальные, проводив взглядом комок
    окровавленных перьев, молча приземлились.
        -Куда вы летите, твари? - спросил я совершенно спокойно. Райдеры
    побелели от оскорбления, и вперед вышел высокий эльф в белых
    доспехах. Его грифон, тот самый, встал рядом.
        -Не смей оскорблять нас, отродье Тьмы! Убей сразу! - крикнул мне
    эльф. Я лег на землю, и молча ждал ответа. Они переглянулись.
        -Ты плохо знаешь свой язык, тварь? - спросил я, наслаждась при
    виде их лиц. Грифон издал яростный вопль, и бросился на меня. Я
    прижал его к земле, живо припомнив Крафта. Эльф зарычал от
    ненависти, а я усмехнулся.
        -Что, тварь? Тебе небезразличен твой раб?
    Грифон гордо произнес, глядя мне в глаза. И хоть его тело слегка
    дрожало, голос бы тверд.
        -Убей меня, дракон. Ты не дождешся мольбы о пощаде. Только
    отродья Тьмы, вроде тебя, способны бросить гордость в грязь, и
    растоптать ее, спасая свою шкуру!
        Я посмотрел на молодого грифона, и внезапно понял, что не могу его
    ненавидеть. Он был точно как я тогда - гордый, и готовый на смерть. Я
    был, возможно, даже моложе его...
    И тогда я, точно как Крафт, спросил:
        -Как тебя зовут, грифон?
    Он гордо промолчал. Я спокойно заметил:
        -Я не просил пощады в когтях у Крафта, птица.
    Он широко раскрыл глаза, а эльфы и второй грифон отступили.
        -Ты?! Ты тот жалкий змееныш, которого пощадил мой отец?! - не
    веря самому себе, спросил грифон.
        Я стиснул зубы. Он сын Крафта! О, какую месть мог бы я совершить
    прямо сейчас... Но я никогда не сделаю этого. Судить детей за грехи
    отцов - так могут только люди.
        -Так ты сын Крафта... - тихо сказал я. Грифон гордо смотрел мне в
    лицо. Я отпустил его, и он вскочил как пружина, а я отвернулся. Месть...
    Это ли путь для меня?
        "Да!" - твердо ответил я сам себе. Но убивать живых существ, просто
    потому, что несколько представителей их вида были моими врагами?
    Это более чем недостойно. Только виновные в преступлениях найдут
    смерть от моей руки.
        -Кто из вас воевал в Последней войне? - спросил я, и СКАЗАЛ Слово
    правды. Они упали на колени, сраженные мощью заклинания.
        -Я! - сказал эльф, до сих пор молчавший.
        -Как твое имя?
        -Элессар.
        -Я убиваю тебя, Элессар, во имя тех преступлений, которые совершал
    ты против моего народа. - сказал я, и просто посмотрел на эльфа. Мой
    взгляд заставил доспехи расплавиться, и мгновение спустя на земле
    дымилась кучка пепла. Пахло горелым мясом. Грифоны, и последний
    эльф, в ужасе вскрикнули, а я гордо смотрел на них.
        -Я отпускаю вас, ибо недостойно воина убивать ничего не
    совершивших против него. Войны кончились, и ВЫ мне не враги. Пока.
    Но помните, твари: Винг, Вождь драконов, жив. И я не забыл ни один
    миг из своей жизни у Родрика. Прощайте.
        Я СКАЗАЛ, и стал невидимым. Меня интересовало, что они будут
    говорить друг другу.
    Эльф вскочил с колен, и подбежал к останкам Элессара.
        -О, брат мой! Ты погиб столь жалкой смертью! - от горя райдер упал
    на землю, и замер. Грифон Элессара погладил его крылом.
        -Не плачь, Элерион. Не плачь... - но сам грифон плакал. -Я клянусь
    тебе, Элерион: я найду этого дракона, и убью его. Не будь мое имя
    Старр, если я не сделаю этого!
    Второй грифон в ярости крикнул:
        -Вот что бывает, когда проявляешь милосердие к врагу! Если бы мой
    отец тогда не пощадил эту тварь...
    Старр прервал его.
        -Игл, не надо. Боги не дали нам предвидеть будущее. Тогда я тоже
    не убил бы змееныша - он был беззащитен, и слаб. Крафт поступил с
    достоинством.
    Игл вскинул свою орлиную голову, и взмахнул крыльями.
        -Старр, ты говоришь о драконе! Они не заслуживают жизни, они - это
    Зло! Их надо убивать, где только не встретишь!
    Грифон возразил:
        -Игл, только богам дано решать, кому жить, а кому - нет. Боги
    решили, что Элессар умрет от руки грязного дракона. Я не знаю, почему
    они так решили, но не нам оспаривать их волю. Если бы они не
    планировали создать драконов, их бы не было. Помни об этом, Игл.
    Грифоны опустились на землю рядом с неподвижным Элерионом, и
    замолчали.
        Я с некоторым удивлением слушал своих врагов. Они говорили так,
    словно были достойными и гордыми рыцарями, сражающимися за
    правое дело. Это не слишком напоминало мне Родрика, и Крафта. Но их
    нетерпимость... Смогу ли я когда-нибудь победить Еп? Не знаю. Даже
    мои силы не безграничны. Но пока существуют на свете боги, пока
    жрецы отравляют души достойных воинов ядом нетерпимости и
    взаимной ненависти - до тех пор не будет мне покоя, и не найдет МОЯ
    душа успокоения, и счастья. Зачем должны враждовать живые и
    разумные существа? Зачем должны они слепо повторять заблуждения
    предков, внушенные им с детства? Только ослепнув мог Старр назвать
    меня "грязным драконом", ибо я был красив по всем меркам - и людей, и
    эльфов, и грифонов, и всех остальных обитателей Уорра. Только
    ослепнув, и закрыв наглухо свой разум, мог Игл сказать то, что он
    сказал.
        В глубокой задумчивости я взлетел, и продолжил свой путь в город
    магов. Радости от акта возмездия я не чувствовал.





                               ГЛАВА  4



        Я летел три дня, потому что не спешил. Усталость - это удел
    смертных, но не мой. На утро четвертого дня, я завидел на горизонте
    башни Высокого Волшебства - их было семь, и каждая следующая была
    ровно в два раза выше предыдущей. Седьмая башня, башня Магистра, и
    была хранилищем Книги Древних. Я сел на поляне, и принял вид эльфа
    в красных доспехах, и плаще. Это заклинание было моим собственным
    развитем узнанного из книги Слова Превращения. Я трансформировал
    заклятие, превращавшее человека в дракона, и использовал усиление
    Силой, для неограниченой длительности. Никто, ни один маг не смог бы
    распознать во мне дракона.
    Так, спокойно и размеренно, вошел я в город Ронненберг.
        -Стой, эльф. Расскажи, кто ты, и зачем пришел ты в наш город? -
    вежливо спросил меня стражник у ворот.
        -Меня зовут Эльвинг. Я пришел обучиться магии, ибо у меня есть все
    способности хорошего волшебника.
    Стражники переглянулись, и один из них сказал мне:
        -Долго никто из вашего народа не просил Магов об этом. Мы рады
    вновь видеть друзей с Востока.
        И меня пропустили. Я с горечью думал, идя по улицам, что вот - я,
    дракон, спокойно общаюсь с людьми. Просто потому, что они не видят
    моего облика. Насмешкой звучали их пословицы о том, что судить о
    человеке надо не по одежде. Неужели тело столь много значит?
    Неужели материя всегда будет торжествовать над духом, держа его в
    рабстве, навязывая свои предрассудки?!
        Размышляя подобным образом, я внезапно увидел мага. И узнал его в
    ту же секунду. Это он сидел за столом Родрика, и с улыбкой наблюдал
    за моими муками. Это он участвовал в войне, помогая своей жалкой
    магией убивать моих друзей. Ненависть вернулась, но я крепко
    задумался. Годы одиночества дали мне мудрость, и я понимал, что
    ответить убийством на убийство - не слишком достойное дело. Тем не
    менее, мага отпускать было нельзя. Я догнал его, и поклонился.
        -Прошу прощения, но не вы ли знаменитый Тириох, маг короля
    Родрика? - спросил я. Старый волшебник с улыбкой кивнул мне.
        -Да, молодой эльф. Это я. Чем могу быть полезен?
        Я чувстовал неуверенность. Месть... сейчас она уже не казалась
    столь желанной. Но, о боги, как могу я ПРОСТИТЬ?!
        -Я пришел по рекомендации моего друга, райдера Элессара. Я хотел
    бы пройти испытания в Башнях, и получить посох мага.
    Старец удивился.
        -Мага? Ты хочешь сказать, что владеешь Силой? Как тебя зовут,
    мальчик?
        -Эльвинг. Да, я хорошо владею Силой.
    Он весьма заинтересовался.
        -Пойдем со мной, Эльвинг.
        Мы прошли через площадь к дверям первой, низкой Башни. Здесь
    маги обучались только простейшим заклинаниям - например, зажечь
    факел, и так далее. И еще здесь проверяли новеньких. Тириох постучал
    в дверь, и она сама открылась. Поднявшись по винтовой лестнице, мы
    прошли в большую комнату, заполненную  книгами. Вдоль стен стояли
    столы, и за ними склонились около десятка учеников Первого Круга -
    они учили Древний Язык. Для драконов он был родным...
        Навстречу поднялся высокий волшебник в сером одеянии - Учитель
    Первого Круга. Они обнялись с Тириохом, и я внезапно увидел шесть
    зарубок на посохе старого волшебника. Это значило, что Тириох не
    прошел Седьмую Башню, и не мог стать Учителем.
        -Тириох, чем мы заслужили такую честь? - спросил серый маг,
    отпуская старца. Тот показал на меня.
        -Вот, Маркиус. Его зовут Эльвинг, и он хочет стать магом.
    Учитель с интересом посмотрел на меня.
        -Уверен ли ты, что избрал правильный путь? - спросил он серьезно. -
    Магия - это на всю жизнь, мальчик. Ты не сможешь более стать воином.
    Боги берут нас к себе навсегда...
        Я молча поклонился. Меня забавляла ситуация - я был более
    могуществен, чем все семь Учителей вместе, и при этом превосходным
    воином. А боги... Ну, для них у меня пока нет времени.
        -Хорошо. Тогда я испытаю тебя, и скажу, есть ли у тебя задатки
    Силы. - решил Маркиус, и все ученики повернулись к нам.
        Серый маг указал мне на стул, и я сел. Он занял место напротив, и
    положил на стол черную мраморную плиту.
        -Коснись руками этих золотых точек - указал он мне. Я поступил так,
    как он просил, и с интересом уставился на плиту. Она засветилась
    мрачным красным светом, все сильнее, и внезапно разлетелась на
    мелкие осколки. Маркиус подскочил, а Тириох нахмурился.
        -Красная Сила... Это не свет Добра! - произнес он мрачно.
        -Однако, и не Зла... - задумчиво сказал Маркиус. -Но, о боги, как ты
    силен, Эльвинг! Пожалуй, и я не смог бы сломать Зеркало Души так
    быстро.
        Я усмехнулся, и протянул руку ладонью вниз, над обломками плиты.
    Сила прошла сквозь меня, я ощутил каждый осколок. И тогда я сжал
    пальцы в кулак. Красное сияние на миг сделалось ослепительным, и на
    столе лежала целая плита. Маги отшатнулись от меня, как от...
    настоящего меня?
        -Эльф, ты уже изучал магию, и неплохо! - сурово произнес Маркиус.
    -Где?
        -У меня был хороший учитель, о Маркиус. Но он погиб в когтях
    дракона. И я пришел сюда, пройти испытание, и получить посох. Для
    мести.
    Они переглянулись.
        -Дракона?! Ты шутишь, Эльвинг. Драконов больше нет!
        -Есть. - коротко ответил я, и создал в воздухе иллюзию - меня
    самого, и у моих ног - того мага, чья книга дала мне начальные
    познания. Я даже не знал его имени.
    Тириох вскрикнул, а Маркиус схватился за голову.
        -О боги, сколь плохую весть ты принес, Эльвинг! О боги!
    Я мрачно произнес:
        -Пусть вас не беспокоит этот дракон, о мудрые. Этот дракон - моя
    проблема. - с этими словами я стер иллюзию.
        -Прошу, подвергните меня испытанию в Высшей Башне. Я хочу посох,
    и хочу его сегодня.
    Они так удивились, словно я стал грифоном.
        -Сегодня?! Это невозможно! Ты не обучен почти ничему, Эльвинг. И
    хоть ты силен, но до посоха мага тебе еще расти, и расти!
        Я почувствовал досаду. Встал, и произнес Слово правды. Маркиус
    устоял, но всех остальных швырнуло на колени.
        -Маркиус, Книга Древних - где она?
        Он побледнел как смерть, и отступил к стене, попытавшись
    произнести защитное заклятие. Я чуть приспустил Силу, и его прижало
    к камням, а посох разлетелся вдребезги.
        -Ответь, прошу.
        -Она... она... НЕТ! - его голос был полон внутренней борьбы. Однако,
    ты весьма силен, Маркиус...
        -Ответь.
        -Она... в покоях Магистра... шкатулка... золото... - он потерял
    сознание. Я наложил на всех магический сон до утра, и вышел из
    башни.




                                 ГЛАВА  5




        "Магистр..." - от предвкушения я с удовольствием играл Силой, не
    спеша двигаясь к седьмой Башне - огромной, почти до облаков. У входа
    стояли пятеро стражников, перекрывших мне проход.
        -Я иду к Магистру, по важному делу. Прошу пропустить - спокойно
    сказал я.
        -К Магистру нельзя пройти без приглашения, эльф - ответил
    старший.
        -Мне можно... - улыбнулся я, и стражники упали к моим ногам. От
    ощущения того, что я мог делать все, что хочу, и при этом никого не
    убивать, в душе поднималось теплая радость.
        Я открыл высокие двери, и прошел в коридор. Там я стал туманом, и
    мгновенно вознесся на вершину, вновь приняв вид эльфа. Открыв
    бронзовую дверь с барелефом Мыслителя, я вошел в сводчатый зал.
        Вдоль всех стен стояли резные шкафы, заполненные книгами. На
    стенах виднелись гобелены с изображениями магических фигур, а в
    центре, рядом с круглым мраморным столом, за которым сидел старый
    волшебник в белой мантии, стоял хрустальный алтарь, на котором я
    увидел две золотые шкатулки.
    Волшебник поднял голову от книги, которую читал, и улыбнулся мне.
        -Здравствуй, мальчик. Ты ко мне?
    Ненависть оставила мою истерзанную душу на эти минуты, и я от
    чистого сердца сказал:
        -Нет, Магистр. Я пришел за Книгой.
    Он только шире улыбнулся, глядя, как я не спеша приблизился к столу.
        -А что ты надеешся узнать в Книге Древних?
        -Способ выполнить свою Клятву, не погубив тысячи невинных жизней
    - совершенно правдиво ответил я.
    Маг, казалось, немного удивился.
        -Ты странно говоришь для пятнадцатилетнего мальчика, эльф.
        -Я уже не мальчик, о Магистр. Я слишком многое перенес.
    Он с болью посмотрел на меня.
        -Ты был в плену... Прости меня, сынок.
        О боги, как мне захотелось обнять его, и выплакать всю мою боль...
    Только сейчас я понял, КЕМ был для меня отец. От бессильной ярости
    воспоминаний в глазах потемнело.
        -Да, мудрый человек, я был в плену пять лет. Моих родителей убили
    на моих глазах, а меня заставили присутствовать на пиру как шута, и
    смотреть на голову своего отца. Потом на мне тренировали воинское
    искусство молодые воины врага, и каждый раз я выживал только думая
    о мести. Месть стала мне отцом, и только она не давала мне покончить с
    собой, когда я, закованный в цепи, валялся в подземельях, когда меня
    секли кнутом, когда меня травили собаками, а моих друзей казнили на
    моих глазах. О маг, я более не мальчик, хотя мне лишь 14 лет...
    Он закрыл глаза от боли.
        -Сын мой, Тьма не пребудет вечно, поверь мне. Мы победили почти
    совсем, и остались лишь жалкие остатки сил Зла. Но боги справедливы,
    о эльф. Они обязательно дадут тебе шанс найти покой для своей души.
    Верь в них, сынок, и они станут бальзамом для твоих ран. Знай, что
    более никогда Тьма не возьмет вверх, и более никто не сможет творить
    подобное! - Магистр вышел из-за стола, и обнял меня.
        Я дрожал. Неужели они не понимают?! Неужели не видят, что они
    такое?! Как возможна подобная слепота?! Он пришел в ужас от моей
    истории. От моей НАСТОЯЩЕЙ истории. Но что он скажет, объясни я,
    КТО такой? Он проклянет меня, и, имей он силы, вновь сделает то же
    самое.
        Я содрогнулся, ощутив всю глубину и безысходность пропасти между
    разумом и предрассудками. Я говорил с ним сам. Ни одно слово не было
    надуманным. Он слышал МОЮ личность, и пришел в ужас. Любой
    нормальный человек или дракон ужаснулся бы!
        Это знание ударило меня, как гром. Так значит, между людьми и
    орками, эльфами и черными рыцарями, грифонами и драконами нет
    иной пропасти, как ТЕЛО?! Будь я эльфом, этот старец обнял бы меня,
    как он сделал сейчас.
        И тогда я ощутил глубокую, абсолютную истину: это мне
    предначертано стереть слои окаменелых стереотипов. Это МНЕ дана
    власть привести Уорр к миру, а не к войне!
        -Магистр, спасибо тебе. - сказал я. -Ты открыл мне глаза на то, что я
    не мог и представить. Ты воистину дал мне мудрость, человек.
    Маг печально улыбнулся.
        -Мудрость? Нет, сынок. Мудрость нельзя дать, или взять. Она
    приходит сама.
        Я долго смотрел ему в глаза, понимая, что тот просто не видит мою
    сущность. Но, о боги, сколько бы я дал за миг понимания! Сколько бы я
    дал за подобное выражение лица, обращенное ко МНЕ !..
        -Ты не прав, мудрый человек. Иногда бывает так, что годы,
    проведенные с одной мыслью, мешают видеть то, что скрывается в
    глубине. Иногда следствия влекут за собой реакцию, не давая
    разглядеть за ней причины. Ты показал мне основы той взаимной
    ненависти, которая отравляет души всех жителей Уорра. Ты дал мне то,
    для чего я хотел взять книгу. Ибо я видел верхнюю часть ядовитого
    дерева, и в гневе своем решил вырвать ее, не подозревая о корнях,
    которые способны породить еще более ядовитые всходы.
    Магистр спокойно выслушал меня, а потом спросил:
        -Кто ты?
        -Меня зовут Винг.
    Маг улыбнулся, и тихо сказал:
        -Странное имя для эльфа.
        -Я не эльф.
    Он не удивился.
        -Это я понял, едва ты вошел.
    Теперь я удивился.
        -Как?
        -Никогда ни один эльф не смог бы пропустить охрану, которая стоит
    у входа в эту комнату. А ты ее не заметил.
        Как это?! Я посмотрел на двери магическим взглядом, и различил
    едва заметное голубое сияние. Заклинание было мастерским. Не зная о
    нем, даже маг подобный мне мог ничего не заметить. Я внезапно
    осознал, сколь мало знаю про магию. Могучая Сила, которой я
    повелевал, в моих руках напоминала огромную дубину. Но этот старец,
    не имея сил даже сдвинуть ее, мог своей изящной шпагой причинить
    больший урон. Знания... Как я мечтал о них!
        -Твое мастерство впечатляет, о мудрец. Прости, что не сразу увидел
    в тебе Силу.
    Он приподнял брови.
        -Ты не увидел во мне Силы? Но мальчик, я не вижу Силы в тебе. А я
    могу различить даже слабые отголоски ее, поверь.
        Я встал, и протянул руку ладонью вверх. Глаза мои засветились, и в
    воздухе возникло кольцо из бриллиантов, которые плавно приняли
    истинный вид - листов пергамента, содержавших мою историю.
    Рукопись легла на стол, и я вновь закрыл путь для энергии.
    Магистр сильно удивился.
        -Странно... - заметил он, усаживаясь на свое кресло, и откидываясь в
    нем, скрестив руки на груди. -Впервые я не смог разлядеть в тебе Силу,
    мальчик. Ты необычен.
    Я горько улыбнулся.
        -На листах этого пергамента записана история моей жизни, о маг.
    Прочти ее, пока я буду листать Книгу Древних.
        Он молча простер руку над столом, и стопка пергаментных листов
    сама оказалась в ней. Я кивнул, и подошел к шкатулкам.
        Они были древними. Настолько древними, что меня пробила дрожь
    при мысли о тысячах лет, которые неспешно обходили стороной их
    содержимое. Шкатулки были совершенно одинаковыми, золотыми, с
    изображением странного символа на крышке - монограммы из
    сплетенных рук, принадлежавших различным существам. Я ясно
    различил драконью - она была сверху, и крепко сжимала руку человека.
        Смысл рисунка ударил меня пониманием, словно копьем. Дружба. То,
    что хранилось ТАМ - не было предназначенно для кого-то одного, но
    для всех!
        Я протянул руку к одной из шкатулок, и ощутил древнюю Силу,
    заключенную там. Вторая не вызывала ощущений.
        -Выбор за тобой, дракон. - голос мага напоминал ледяной айсберг. Я
    вздохнул. Разумеется. Самообман - это так приятно. Иногда.
    Обернулся. Магистр стоял передо мной, скрестив руки на груди, и
    мрачно смотрел в глаза.
        -Прочел ли ты мою рукопись? - безо всякой надежды спросил я.
    Однако он кивнул.
        -Понял ли ты то, что понял я, увидев твою реакцию на эту историю?
    Он холодно произнес:
        -Ты - это Зло, дракон. Нельзя равно оценивать Зло, и Добро.
    От боли я зажмурился.
        -Как можешь ты быть столь слеп, мудрец? Ответь мне, как? Неужели
    ты не ощутил всю несправедливость нашего мира?!
    Ответ был беспощаден.
        -Справедливость применима только к тем, кто ее достоин. Тьма
    недостойна справедливости. Это то же самое, что простить змею,
    ужалившую наступившего на нее человека.
    Руки мои просто опустились от подобной фразы. Внезапно я
    почувствовал ярость.
        -Если ты неспособен понять даже это... Если ты не понимаешь, что
    ВСЕ живые существа на свете имеют право на жизнь - то какое право
    имеешь ТЫ называть себя мудрецом?! Как смеешь ты говорить о Добре,
    и Справедливости, если не способен понять змею, защищающую свою
    жизнь? Понимаешь ли ты, сколь бесценна жизнь?! Ты читал мою
    повесть. Скажи, многие ли СВЕТЛЫЕ эльфы или люди нашли бы в себе
    силы отринуть месть, и принять решение добится справедливости для
    ВСЕХ, а не только для своего жалкого самолюбия?! Знай, что я буду
    убивать! Да, маг, несмотря на мое отвращение к убийствам я буду это
    делать. Ибо люди, подобные тебе, никогда не позволят миру и гармонии
    победить. Для таких, как ты, оболочка всегда важнее души, а
    предрассудки - важнее Разума!
        Я в гневе отвернулся, сжав кулаки. Некоторое время царило гробовое
    молчание, затем Магистр неожиданно произнес:
        -Одна из шкатулок хранит Знание. Вторая - Силу. Выбор за тобой.
        -Знание! - не колебаясь ни мгновения сказал я, и указал на ту
    шкатулку, которую не чувствовал как маг. Магистр надолго замолчал.
        -Ты посеял сомнение в моей душе, враг мой. Я проклинаю тебя за
    это! - тихо произнес он.
        -Если ты до сих пор считаешь меня врагом, то я прав от первого до
    последнего слова.- жестко сказал я, и открыл шкатулку.
        Там лежал листок пожелтевшей от времени бумаги. Я, не веря своим
    глазам, вытащил его, и прочитал:

                      Тот, кто способен понять - да поймет.
                       Тот, кто способен убить - не найдет.
                     Тех, кто способны любить - спасет друг.
                  Тот, кто пройдет через смерть - станет в круг!
                                        -
                          Зло отрицая, нельзя получить
                      То, что по праву Добром должно быть.
                          Но, отрицая Добро, не спеши!
                      Из Зла не создать полноценной души.
                                        -
                    Тот, кто способен на смерть - тот пойдет
                    За тем, кто отдал свою жизнь для другой.
                       Тот, кто увидел гармонию, поймет -
                       В мире нет места понятию "покой".


        Эти строчки заставили меня глубоко задуматься. Неужели ЭТО и
    было Мудростью Древних?! Да нет, не может быть. Но в шкатулке более
    не было ничего. Я поднял взгляд на мага. Тот молча смотрел на меня.
        -Это и есть то Знание, о котором ты говорил? - спросил я, стараясь
    скрыть презрение.
        -Тот, кто способен понять - да поймет. - тихо произнес волшебник.
    Я бросил листок на пол. Разочарование душило меня.
        -Опять. Опять бессмысленные пророчества, опять религия! Неужели
    ты не способен мыслить самостоятельно? Неужели тебе везде нужны
    боги, мудрец?
        Магистр промолчал. Я несколько мгновений смотрел на него, потом
    решительно открыл вторую шкатулку. И замер.
        Ибо там лежала драгоценность, равной которой еще не видел мир.
    Медальон из серебристого металла, в форме рыцарского щита. На нем
    была инкрустация дракона из мельчайших драгоценных камней. Но, о
    боги, сколь совершенна была работа! Дракон казался живым. Он слегка
    расправлял крылья из бриллиантов, повернув изумрудную голову назад,
    и сверкая рубиновыми глазами. Медальон так переливался в лучах
    солнца, проникавшего через широкое окно, что казалось, он светился
    сам, миллионами звезд разных цветов. От восхищения я забыл, где
    нахожусь, и мог только любоваться на чудо.
        -Итак, ты выбрал, дракон. - спокойно произнес маг. -Чтож, я не
    сомневался в твоем выборе. Ты весьма похож на Бросившего Вызов,
    которому принадлежал этот медальон более миллиона лет назад.
        -Что ты имеешь в виду, человек? Я вижу только изумительную
    драгоценность, со следами древней магии, некогда наполнявшей ее. Но
    магии здесь больше нет, Магистр.
        -Да, после того, как Команда исчезла в другом мире во главе с богом,
    магии в этой вещи нет. Но она связанна с самим богом, и мы верим -
    если он вернется, она даст нам знать об этом.
    Боги... Это их я поклялся уничтожить раз и навсегда. Это они создали
    здесь ад!!!
        -Я беру и листок, и медальон. Прощай.
        -Ты не берешь ничего, дракон. И никуда не уходишь. Прощай.
        В дверь вошли шестеро магов, и серый слегка качался. Видимо, они
    сняли мое заклятие более сильным противозаклинанием, и сейчас
    Маркиус был под двойным напряжением. Магистр присоединился к ним,
    и все семеро встали в ряд перед дверью, не давая мне выйти.
        Я засмеялся, и принял свой настоящий облик. Одно движение глаз -
    и шкатулки, моя рукопись, полки с книгами - все, что было в покоях
    Магистра, переместилось ко мне в пещеру. Но медальон я одел на шею,
    и он засверкал там, как звезда.
        -Люди, помните, что вы никто по сравнению со мной. Я не убиваю
    вас не потому, что не могу, а потому, что милосердие - это удел истинно
    великих. - проговорил я, опустившись на пол, и с усмешкой ожидая
    нападения.
        Магистр и его волшебники с изумлением оглядывались. Потом Белый
    маг вскинул руки, и нараспев проговорил сложное заклинание. Я ощутил
    небольшое давление, которое выразилось в сверкающей молнии,
    ударившей прямо в меня. Я дал им это сделать, и для большей
    правдоподобности добавил дыма, и запаха горелого мяса. Подождал
    минуту, и убрал дым. Они стояли, и смотрели на меня.
        -Я предупредил вас, люди. Более того, я честно сказал о милосердии.
    Вы сами отвергли его. Теперь я просто вынужден сделать это. Простите
    меня, и знайте - ваша смерть приблизит тот день, когда убийство
    навсегда перестанет быть способом решения конфликтов. Прощайте.
        Я протянул руку вперед, с широко раскрытыми пальцами, ладонью
    вверх. Закрыл глаза, и дал волю Мощи. Прочувствовал ауры всех
    семерых, и заключил их в кокон Силы. А затем... затем я сжал пальцы,
    стараясь не слышать жуткий хруст и чавканье. В лицо брызнуло чем-то
    теплым. Я не посмотрел на дело рук своих. Просто повернулся, и
    вылетел в окно, чувствуя к себе отвращение. Но скоро ненависть
    привычно отогнала совесть на дно разума, где та оставалась свыше
    пяти лет. Сегодня я совершил большой шаг на пути к исполнению
    Клятвы. И если я не чувствую радости, если не ощущаю восторга от
    мести - то это еще не значит, что я неправ...




                                ГЛАВА  6




        Следующие месяцы я посвятил разбору магических книг, которые
    получил в Ронненберге. Их было великое множество, и мне пришлось
    расширить пещеру, чтобы с удобством жить дальше. Многие были
    бесполезны, многие говорили мне о том, что я знал и сам. Но многие
    стали для меня откровением.
        Особенно поразила меня история первого владельца медальона. Это
    был дракон! Молодой и гордый дракон по имени Викинг. Он блуждал по
    равнинам неизвестной земли в другом мире, когда нашел магическую
    пещеру. Не задумываясь, он устремился туда, и, пройдя многие
    испытания, нашел в Озере Жизни этот предмет.
        На первый взгляд, обычная история про героя. Но там были моменты,
    поразившие меня прямо в сердце. Тот дракон обнаружил могучее
    оружие, и нашел в себе силы НЕ взять его! Ибо он, как и я, понимал, что
    путь смерти никогда не приведет к жизни. И он встретился с богом того
    мира. С тем, кто создал людей, эльфов, незвестных мне гномов, и
    многих других. Но не нас, не драконов! Нас он только "улучшил"...
        Слова, которые сказал Викинг своему богу, заставили меня
    захлопнуть книгу, и в восторге вскинуть руки к безразличному небу.
        "В саду, выросшему на костях жертв, никогда не прорастут цветы."...
    Эти слова согрели мне душу, как объятия матери. Я сделал их своим
    девизом на всю жизнь.
        Через год я уже прочитал большую часть книг. За это время на меня
    трижды нападали герои, и трижды я сдерживал ярость, отправляя
    человека или эльфа в другой конец Арнора. С каждым днем Сила моя
    росла, а отвращение к смерти усиливалось. Знания, подчерпнутые из
    книг, огранили алмаз моей магии, сделав его бриллиантом. Часто я
    неделями не выходил из пещеры, погрузившись в созерцание, или
    наблюдая, как росли сталактиты. Размышления привели меня к
    уверенности, что корни того ядовитого дерева - не в богах, и не в
    высших силах. За весь этот год, я, как ни старался, не смог обнаружить
    ни малейшего следа чего-либо, более могущественного, чем я сам.
    Понемногу крепла убежденность, что корни - в нас самих. Что
    несовершенство разума, и психологические стереотипы, служат
    невероятным барьером на пути к гармонии. Часто смотрел я на листок
    пожелтевшей бумаги, читая строчки, написанные, как я узнал из книг,
    величайшим магом всех времен, непредсказуемым Рэйдэном, учеником
    самого Синего Мага Вечного Мира, который и был богом.
        Я был сильнее. Я ощущал свою Власть столь полно, что иногда
    ужасался этой силы. В шестнадцать лет я мог уничтожить горный
    хребет одной мыслью, мог разрушить весь мир, сказав пару слов.
        Часто я размышлял, достоин ли столь невероятного могущества. Да,
    меня не влекла власть, хотя я мог ее взять просто протянув руку. Но
    достойно ли мне получать наслаждение, изучая мудрость, когда тысячи
    разумных существ бьются в клетках предрассудков, когда миллионы их
    орошают своей кровью тот сад, в котором растут лишь ядовитые кусты
    нетерпимости?
        К концу года подобные размышления сделались невыносимыми, и я
    понял, что время пришло. Пора было начать очистку сада от крапивы
    ненависти и религиозной слепоты, и засеять его семенами доброты и
    взаимной любви.
        Последний лист пергамента превратился в бриллиант, и украсил
    собой ожерелье, на котором висел медальон. Этот предмет из
    необозримого прошлого, да моя рукопись - вот и все, чем я дорожил,
    все, что хотел считать своим.
        Я встал из-за стола, у которого размышлял много дней, и бережно
    уложил книги Магистра в золотые шкафы. Одно Слово - и шкафы
    засияли светом, надежно охраняя бесценное содержимое. Люди говорят,
    что все драконы имеют сокровищницу, и стерегут ее не щадя жизни.
    Чтож, мои сокровища - это знания, а золото - просто устойчивый
    металл, способный хорошо их охранить...
                                       ***
        Выйдя из пещеры, я задумался. С чего начать? Возможно, для начала
    стоило приобрести себе настоящий дом, тот, где я смогу начать работу,
    и куда будут стекатся мои последователи. Ибо они скоро появятся.
        Взвесил возможные варианты. Понятно, что это должен быть дворец.
    И так же понятно, что он должен быть знаменит на весь Уорр, ибо
    только в этом случае обо мне узнают сразу.
        Улыбнулся. Таких дворцов было два. Белый Дворец Родрика, и
    разрушенная Черная Крепость Владыки. Сейчас я понимал, что Владыка
    был только властолюбцем, способным послать на смерть тысячи своих
    сподвижников... О отец, почему ты погиб, защищая его?!
        Крепость мне не подходит. Она испокон веков считалась прибежищем
    Зла, и дракон, поселившийся там, только усилил бы эти предрассудки. И
    хотя я мог восстановить ее одним движением, меня это не влекло.
        Родрик... Ты стал для меня символом Врага. Ты убил мою семью, ты
    сделал меня убийцей, ты столь жестоко поступал с побежденными, что
    орки подняли бунт около года назад. Я не вмешался тогда, потому что
    был полон ярости и ненависти, и понимал, что не смогу удержать себя
    от рек крови. Но теперь... О Родрик, прости меня. Но смерть твоя даст
    жизнь стольким, что я должен принять это.
        Пока я мчался в небе, в душе пылали двойственные чувства. С одной
    стороны, я страшился того, что мне предстояло, ибо предвидел кровь и
    смерть. С другой... Я все еще был драконом, и гордость моя трепетала
    при воспоминании об унижениях.
        На некоторое время мне захотелось отбросить мудрость, и убить
    своих врагов. Задумавшись над этим стремлением, я понял, что излив
    последние остатки ненависти на тех, кто воистину заслужил ее, я стану
    более совершенным, и еще ближе подойду к своей цели - миру на
    Уорре. Сердце защемило от жалости к врагам, но я пресек ее. Враги -
    они существуют. Смерть порождает жизнь, а цель жизни - бороться со
    смертью во всех ее проявлениях.
        Приняв наконец решение, я ускорил свой полет, и со свистом
    разрезая воздух, понесся на север, в Арнор.



                                    ГЛАВА  7



        В небе Арнора парили грифоны, по дорогам шли люди и эльфы.
    Жизнь шла своим чередом, и только иногда, при взгляде на несчастных
    рабов, мог наблюдатель заметить, что не все благополучно в этой
    прекрасной земле. Я, словно вихрь, нес на своих крыльях свободу, но
    впервые эта свобода не означала рабство для побежденных.
        И я встретил грифона в небе. При виде его, я замедлил полет, и стал
    видимым. Грифон в ужасе забил крыльями, и закричал, а его райдер
    едва не упал на землю.
        -Скажи мне, где сейчас Крафт? - спросил я его, повиснув в воздухе.
    Эльф поднял копье, и ... в ужасе отбросил огромную змею, в которую
    оно превратилось. Я рассеял иллюзию, и копье, сверкая, упало с небес.
        -Разве я напал на вас, арнорцы? - спокойно спросил я.
        -Ты - это Винг! - в смертельном ужасе воскликнул эльф, а грифон
    широко раскрыл глаза.
        -Да, меня так зовут. Ты удивлен?
        Они попытались сбежать. Я приземлился на поле, и одним
    движением притянул их на землю перед собой. Эльф посмотрел на
    грифона, и гордо сложил руки на груди, а тот вскинул голову.
        -Убей нас, дракон. Мы не станем твоими рабами!
    Я грустно засмеялся.
        -Неужели вы видите только два выхода из клетки, арнорцы? Почему
    обязательно надо убивать, или быть убитым? Разве мир - это
    невозможно?
    Они столь удивились, что даже отступили на пару шагов.
        -Мир?! С драконом?! С убийцей?
    Я почувствовал раздражение. Это будет нелегко.
        -Ответь на мой вопрос, и лети своей дорогой, эльф.
    Грифон воскликнул в ненависти:
        -Не играй с нами, отродье Тьмы! Убей сразу!
        Я сказал Слово правды, и узнал, что Крафт и Минас сейчас покоряют
    далекую землю Мидлирс, в желании уничтожить последние остатки
    армий Владыки, сбежавшие туда. Это больно пронзило меня. Пока я
    предавался размышлениям в пещере, мои друзья гибли, а враги
    охотились на них!
        Бросив пораженных эльфа и грифона на поле, я помчался к дворцу.
    Кастл-Рок, казалось, стал еще прекрасней. Изумительный белый дворец
    на вершине огромной одинокой скалы. Вспомнив, что находилось в
    туннелях у подножия, я ощутил давно забытую ненависть.
        Завидев, как я приземляюсь у ворот, люди закричали, и забегали.
    Десятки грифонов взметнулись в воздух, и я сразу узнал во главе у них
    Игла, сына Крафта. Они бросились на меня.
        Потом еще раз, и еще. Наконец они сообразили, что это бесполезно.
    Дождавшись подобного вывода, я заговорил.
        -Люди, эльфы, и грифоны. Я - Винг, король драконов, и маг. Я
    прилетел сюда не для войны, а для мира.
    Игл с трудом поднялся с земли, и гордо крикнул.
        -Ты, убийца! Мир невозможен, пока ты оскверняешь его своим
    существованием!
        -Нет, Игл. Мир невозможен, пока все не поймут, что не оболочка, а
    душа определяет личность.
    Он сплюнул.
        -У тебя нет души, дракон. Ты - создание Тьмы.
        -Я ничье не "создание". Я - Дракон, я сам себе бог! А ты, Игл - ты
    грифон. Они - люди, и эльфы. Между нами общее то, что все мы -
    разумны, что все мы - живые. Я прилетел сюда, дабы довести эту
    истину до всех.
        -Ты напрасно пытаешся поколебать нашу веру, змей! - раздался
    могучий голос короля. Родрик стоял на крепостной стене в сверкающих
    доспехах, и держал огромный двуручный меч.
        -Я не пытаюсь, король. Я прилетел сюда уничтожить предрассудки, и
    невежество, и я это сделаю.
        С этими словами я встал, и громко сказал Слово Власти. Земля
    дрогнула, и небо потемнело. Свод небес прорезали молнии, и я
    засветился красным пламенем. С рогов моих слетели два огненных
    шара, и разметали ворота замка в пыль. Я вошел во дворец, и стал в
    центре широкого двора, под взглядами смертельно напуганных рыцарей
    и грифонов.
        -Король! - голос мой перекрыл все звуки, и после этого слова
    наступила мертвая тишина. Родрик заколебался, но гордость
    пересилила, и он пошел ко мне, гордо занеся меч. Я молча смотрел на
    своего врага.
        -На колени!
        Он зарычал, но устоял. Я посмотрел внимательней, и Родрик упал на
    землю. Рыцари закричали от ненависти, а грифоны попытались
    броситься на меня. Власть пригвоздила их всех к месту.
        -Родрик. Посмотри мне в глаза.
    Он поднял взор, и взглянул.
        -Помнишь ли ты тот день, когда я стоял на этом самом месте?
    Король мрачно кивнул.
        -О, если бы я знал...
    Я закрыл глаза. Боги, каким исцелением для моей души был вид
    Родрика у моих ног!.. О, боги...
        -Встань, король.
    Он вскочил, и поднял меч. Я сжег оружие одним взглядом, и король
    отпрянул.
        -Скажи, знаешь ли ты, что я сделаю сейчас?
    Родрик гордо вскинул голову.
        -Да, враг.
        -Нет, король, ты не знаешь этого. Я не убью тебя. Не для того, чтобы
    ответить смертью на смерть, летел я сюда, в Кастл-Рок, после стольких
    лет ада, устроенного тобой. Я летел сюда, дабы покончить с этим адом.
    Отныне я - король Арнора, о Родрик.
        С этими словами я обратился в высокого юношу с красными
    волосами, одетого в красную мантию мага. Все отшатнулись.
        -Ты отречешся от престола в мою пользу, король. Ибо даже ты
    способен увидеть, что я несу свободу а не ненависть. Ты - воплощенное
    Зло, король, а не я.
    Родрик побелел как мел.
        -Ты не посмеешь, дракон!
        Я усмехнулся. С неба ударила ослепительная молния, и во вспышке
    синего света возник свиток пергамента. Я протянул его Родрику, и тот в
    ужасе отступил:
        -Что это?
        -Отречение от престола, и покаяние.
        -НЕТ!!!
    Все рыцари и грифоны одновременно закричали. Я вскинул голову, и
    мгновенно наступила мертвая тишина.
        -Король Арнора! Я, Винг, король драконов, отказываюсь от мести,
    отказываюсь от пути смерти ради того, чтобы исправить
    несправедливость, царящую в твоей стране. Я освобожу рабов, я
    уничтожу армии, я дам несчастным то, чего им не хватает. Я добьюсь
    равенства, и уничтожу вражду. Ты недостоин быть королем, Родрик, ибо
    не видишь этих несправедливостей. Я, король Винг, сын Вождя Ализона,
    убитого тобой, принимаю на себя власть в стране Арнор, и обязуюсь до
    последней капли крови служить делу справедливости. Только так можно
    разорвать круг смерти!
        Внезапно в воздухе возникла огненная надпись из пророчества:
    "Тот, кто пройдет через смерть - станет в круг!"
        Я вздрогнул. Так вот что значили эти слова. Повинуясь моей Силе,
    король протянул дрожащую руку, и подписал свиток.
        И я отпустил его. Родрик упал на землю, и закричал от ненависти, и
    крик его подхватили все, кто был на дворе.
        Я долго стоял, и смотрел на людей. Их ненависть не укладывалась в
    моем разуме. Они раз за разом пытались убить меня, грифоны
    бросались с яростными криками. Прошло полчаса, и все они лежали в
    изнеможении, а я спокойно стоял, скрестив руки на груди. И думал.
    Думал о том, что проиграл, не успев даже начать. Границы
    нетерпимости и ненависти не укладывались ни в какие рамки. Должна
    была быть причина...
        За следующую неделю мой замок непрерывно атаковали армии
    Арнора. Я не обращал на них внимания, занимаясь перестройкой и
    оборудованием своего нового дома. Однако, когда катапульты стали
    дробить то, что я создал, я рассердился. И уничтожил оружие у всей
    армии разом. Но, боги, то, что последовало...
        Люди бросились на стены с голыми руками. Они кидали камни,
    рычали, словно звери. Грифоны были ничем не лучше. Потрясенный, я
    усыпил их всех, и погрузился в раздумья.
        Подобная вражда не могла возникнуть на пустом месте. Они так
    ненавидели меня, словно драконы унитожили их семьи, их дома, их
    детей. Словно я одним свом существованием не давал им жить. Как
    могло возникнуть подобное?! Я хорошо помнил, сколь благородны и
    чисты были мои родители. Я сам после того ада нашел в себе силы не
    ответить ударом на удар. Это неправильно. Невозможно!
        Приняв решение, я огласил приказ. Армии Арнора разоружались,
    людям запрещалось убивать других существ, иначе как ради защиты
    жизни. В ответ на меня напали вернувшиеся в срочном порядке
    колониальные силы.
        В тот день я стоял на стене своего замка, в настоящем обличье, и
    смотрел на тысячи людей, эльфов, и грифонов, пылавших одним
    желанием - убить меня. Неожиданно мне пришло понимание, что я
    обьединил их всех в ненависти. Они перестали быть разными рассами,
    они были - одним. И мечтали меня убить.
        От шока я пошатнулся, и закрыл глаза. Неужели одна лишь
    ненависть способна обьединять???!!! Неужели мне надо стать палачом
    для всех расс Уорра, дабы прекратить вражду?! Нет!
        -Нет!!! - вопль мой заставил вздрогнуть небо.
        -Не верю!!!
        -Должен быть способ!!!
        -Смерть не может победить!!!
    И мне вспомнились слова пророчества: "Тот, кто способен убить - не
    найдет."
        -Рэйдэн... - прошептал я. -Что ты имел в виду, говоря эти слова?
    Неужели я неправ, и нет в мире места для гармонии? Неужели никто не
    сможет победить смерть?! Что должно найти, Рэйдэн? Что??!!
    И внезапно раздался тихий голос из медальона. Я в изумлении внимал
    ему.

                       Тех, кто способен любить - спасет друг.
                        Только любовь разорвет мертвый круг!

        От неожиданности я вскрикнул, и схватил медальон. Там медленно
    гасли рубиновые глаза дракона, и я ощутил, как уходит Сила.
        -Рэйдэн!!! - закричал я и голосом, и Силой. -Приди ко мне! Я взываю
    к тебе из тьмы времени, именем твоим, Рэйдэн!
    И ответ пришел!!!
        **Что ты хочешь, дракон?**
    Я в изнеможении опустился на стену. О боги, он мне ОТВЕТИЛ!
        **Рэйдэн, скажи, что мне делать?!**
        **На этот вопрос до сих пор я знал ответа**
    Нет!
        **Нет!!! Не верю! Ты был величайшим магом Вселенной!**
        **Мой учитель был величайшим. БЫЛ. Даже он не смог победить
    смерть, дракон.**
    Крылья мои поникли, и я заплакал.
        **Но почему?! Почему нельзя добится гармонии?! Где ошибка?!!!**
    Ответа долго не было.
        **Ошибка... Ошибкой было само стремление моего учителя стать
    богом. Ибо понятие бог - это единственное НЕВОЗМОЖНОЕ понятие во
    Вселенной. Богов нет, и НЕ МОЖЕТ быть. Любой, кто попытается им
    стать, лишь усилит хаос, даже имей он желание его уничтожить.**
    Я вскричал:
        **Но тогда нет смысла у самой борьбы!**
        **Нет, дракон. Просто надо помнить, что ты не бог. И что
    возможности - ограниченны. Нельзя создать рай для всех, дракон. Рай -
    понятие относительное. Даже в раю есть недовольные, ибо это свойство
    разума. Вспомни слова из того листа:
                        Тот, кто увидит гармонию, поймет -
                       В мире нет места понятию "покой".
    Покой и разум - несовместимые вещи, дракон. Ты выбрал разум.
    Остальное пойми сам**
    Я почувствовал, что контакт слабеет, и из последних сил закричал:
        **Рэйдэн! Подожди! А как ты сам победил смерть?!**
    В ответ я ясно увидел, как он усмехнулся.
        **А кто сказал, что я мертв?**
    И медальон вновь стал простой драгоценностью.



                                  ГЛАВА  8



        Прошло три недели, а я все еще не мог осознать возможные
    последствия моего открытия. Рэйдэн жив. Возможно, живы и остальные
    члены Команды. Но они в другом мире, это понятно. Что же мне делать?
    Искать их, или продолжать одному?
        Напападения наконец приостановились. Я иногда летал над страной,
    и смотрел за выполнением своих приказов. Меня боялись, как чумы, но
    уже не нападали...
        Ходили упорные слухи, что сам великий Минас Аннутирит вызван из
    далекого похода, и что он везет некий предмет, найденный там, и
    способный меня убить. Я со странным чувством ожидал подхода армий,
    продолжая свое дело. И не совсем безуспешно.
        Орки были выпущены из рудников, и поселились на равнине, в
    городе, который я создал для них за час. Они смотрели на меня, как на
    бога. Зато я обнаружил, что сконцентрировавшись на ненависти ко мне,
    люди и эльфы терпимо перенесли освобохдение орков. Это произвело
    на меня гнетущее впечатление, но я уже привык быть мишенью для
    всех обвинений...
        Проблемы начинались с обучением. Любые книги, которые я
    магически размножал, и давал людям, немедленно сжигались, а
    читавшие их обьявлялись еретиками, и изгонялись из Арнора. Вообще,
    многие эльфы и люди покинули страну. Я печально следил за этим, и
    меня больно ранила мысль, что для них я принес только несчастье...
        Часто вспоминал я слова Рэйдэна. Он был прав, говоря о
    невозможности рая. Это я был неправ, мечтая о нем. Но я просто не мог
    жить, зная, что на Уорре еще есть живые существа, которые
    испытывали муки, подобные моим.
        В первую неделю я совершил огромную ошибку, выпустив на свободу
    узников короля. Многие из них были настоящими преступниками, и в
    окресностях дворца начался хаос. Я в гневе призвал их всех ко мне,
    СКАЗАЛ Слово правды, и уничтожил всех, повинных в убийствах и
    жестоких преступлениях. В результате меня только сильнее
    возненавидели.
        Пару раз люди пробовали убить меня необычными способами.
    Например, однажды ночью, когда я размышлял в беседке, огромный
    огненный шар едва не попал в меня, и поджег сад, который я вырастил
    во дворе замка. С удивлением и ужасом я обнаружил, что это был
    грифон, который облил себя нефтью, и поджег! Я исцелил несчастного,
    и отправил в другой конец Арнора. Но это нападение навсегда запало
    мне в душу. Я даже не предполагал, что ненависть может быть столь
    неистовой. Не понимая, чем могла быть вызвана столь страшная
    вражда, я погрузился в историю Арнора.
        Напрасно я это сделал. Книги, написанные людьми, заставили меня в
    гневе расшвырять половину библиотеки по замку. Потом я спустился в
    беседку, сел, и накрыл голову крыльями. Невозможно.
        Да, невозможно! Ибо причины для ненависти не было! Я прочитал
    почти все сказания о драконах, бывшие в грандиозной библиотеке
    Замка. Большинство из них были типичными сказками, но, о боги,
    подобную сказку мог написать только маниак-убийца! Считалось нормой,
    что если в сказке есть дракон - то его НАДО убить. Без причины! Просто
    он дракон, он живет в пещере - значит, его надо зарезать, вырвать
    печень, сьесть язык, натереть доспехи из его чешуи драконьей кровью!
    Сказки для ДЕТЕЙ. Я полагал вначале, что это именно сказки, ведь отец
    никому не говорил о секретном пути. Но потом понял, что за время
    существования ареала путь неизбежно был бы обнаружен. Мой отец
    явно был не первым...
        Мне стало плохо, когда я прочитал цикл о похождениях великого
    героя, драконоборца Турина. О боги, чем же мы столь ненавистны
    людям, что у них есть ПРОФЕССИЯ - "убийца драконов"?! Первый раз в
    жизни я в гневе не смог удержать себя, и разорвал книгу. Но еще долго
    в голове огнем светились строчки, где рассказывалось, как Турин
    "потоптал конем сотню малых змеенышей, и вызвал на бой чудовище
    поганое". Причем у входа в пещеру была устроена ловушка, и
    несчастный дракон, обезумев при виде смерти своих детей, не заметил
    ее. Огромный ствол дерева упал ему на шею, и придавил к земле. Тогда
    великий герой спокойно ("он был храбр, и могуч, светлый Турин!")
    подошел к своей жертве (детская книга!!!), и победил в честном бою,
    пронзив глаза дракона мечом. Автор с особой гордостью писал про
    героизм Турина - тот убил беспомощного и едва живого от горя дракона
    всего одним ударом, "вогнав лезвие глубоко в мозг чудовища". А затем
    герой снял с несчастного шкуру, и съел его язык, научившись тем самым
    понимать зверей и птиц...
        Что меня шокировало сильнее всего - вовсе не только драконы были
    объектом подобных извращенных фантазий. Например, в следующих
    сериях этого цикла, знание языка животных здорово помогало Турину
    охотиться. Теперь он мог говорить со своей верной собакой, и вот что
    он ей сказал: "Когда ты завалишь оленя - не убивай его, поскольку мясо
    испортится на солнце. Порви жилы на ногах, и охраняй, пока не подбегу
    я."
        Мне стало так плохо, что целый день я пролежал в углу своих
    роскошных покоев, накрыв голову крыльями, и зажмурившись от боли.
    Это была детская книга. Это был герой, и человеческие дети мечтали
    быть на него похожими!..
        В тот день ярость победила мудрость. Я рычал как зверь, круша
    стены замка, разнося в пыль скалы! Словно дух мщения я взлетел над
    Кастл-Роком, и молнии сверкали над моей головой, а за спиной
    собирались грозовые тучи. Ветер завывал как раненный волк, когда я
    рассекал небо Арнора, оставляя за собой раскаленный след из
    взбешенного воздуха. Я хотел крови, я хотел смерти!
        Это был первый и последний момент моей жизни, когда я отбросил
    разум и рассудительность, и дал волю чувствам и эмоциям. Мне
    неприятно вспоминать, что я сделал с автором цикла, когда нашел его в
    шатре Родрика.
        ...Вернувшись, и придя в себя, я восстановил развалины замка, и
    задумчиво прошелся по пустынным коридорам. Вдоль них висели
    множество картин, и почти везде так или иначе участвовали драконы.
    На одной из картин, к примеру, предок Родрика с гордостью стоял,
    поставив ногу на шею молодому зеленому дракону, пронзенному
    десятком мечей. На другой - рыцари носили доспехи с нашитой
    чешуей...
        Вообще, первые дни в замке были для меня куда худшей пыткой, чем
    темница Родрика. Тогда, в подземельях, пытали мое тело. Сейчас, в
    королевском дворце, пытали мою душу. Часто я спрашивал себя, имеет
    ли смысл моя попытка. Узнав то, что я узнал, я более не строил себе
    иллюзий. Никогда мне не справиться с подобной ксенофобией и
    нетерпимостью. Никогда. Единственное, чего я добился - это отбросил
    себя самого на годы назад, ибо я вновь познал вкус ярости и ненависти.
    Часто я с болью смотрел с воздуха на мирные сцены жизни арнорцев, а
    в голове пылали картины тех же людей, безжалостно убивающих любое
    непохожее на них существо. Даже если оно ничего им не сделало...
        Теперь я отлично понимал тех драконов, которые, как вытекало из
    легенд, сами охотились на людей. Меня страшно тянуло бросить все,
    растоптать свои идеалы, и превратить Арнор в кровавую смесь костей и
    мяса. Лишь сознание, что мне достаточно щелкнуть пальцами - и это
    произойдет, удерживало меня. Не имей я Силы, я немедленно бросился
    бы уничтожать врагов. Иногда мне столь хотелось этого, что я улетал из
    замка, и часами бродил по горам, с тоской глядя на чистое, синее, столь
    прекрасное и жестокое небо... Вновь, как и годы назад, неудержимо
    тянуло к самоубийству. Я плохо помню те несколько дней...

                                       ***

        ...Впрочем, не только ненависть явилась плодом моей попытки. К
    концу третьей недели стало ясно, что Арнор успокаивается. Жизнь
    постепенно возвращалась в привычную колею, хотя теперь люди и
    эльфы только и говорили, что о драконах, и способах их убивать. Мне
    было тяжело слушать, но я терпел - мои родичи в Локхе понятия не
    имеют о коварстве людей. Как скоро выяснилось, я тоже не имел о нем
    ни малейшего понятия...
        С ужасом я узнал, что не все драконы моего отца погибли в войне.
    Некоторые из них улетели, и с тех пор люди просто охотились на
    несчастных! Они выслеживали беглецов в горах, где те пытались
    переждать реакцию, и зверски убивали их различными способами. В ход
    шло все - от отравленных стрел и копий до кошмарного изобретения
    неизвестного "героя" - тонкой стальной паутины, которой завешивали
    вход в пещеру. Несчастный дракон, возвращаясь, почти никогда не
    замечал на темном фоне прохода эту жуткую паутину, окрашенную в
    черный цвет, и она рвала ему перепонку крыльев в клочья. А люди
    зверски добивали несчастного, не обращая внимания на мольбы о
    пощаде...
       Часто я не выдерживал, и я вызывал к себе наиболее отличившихся.
    Им я предлагал испробовать свое "исскуство" на мне, а потом
    всенародно убивал тем же способом, каким они убивали моих родичей. С
    отчаянием я понимал, как далеко назад отбрасывает меня каждая казнь
    на пути к совершенству, но просто не мог совладать с собой. В конце
    концов, я был драконом, и знание подобных фактов жгло меня куда
    больше, нежели угрызения совести. Хотя по отношению ко убийцам
    никаких угрызений я не испытывал.
        Скоро меня стали называть "самым жестоким правителем в истории".
    Не слишком правильно, но слово "правитель" указывало на огромный
    прогресс.
        Грифоны переносили меня хуже людей. Игл, и особенно Старр,
    постоянно нападали, пока мне это не надоело, и я не заключил обоих в
    темницу. При этом я ощутил страшную боль, которая была сродни
    испытанной мною, когда я проснулся в ту ночь, и решил, словно Сила
    мне приснилась. По крайней мере, это была НЕ ТА темница, и цепей я
    на них не одевал... Но все равно - я послужил причиной мук, подобных
    моим собственным. Это было недостойно, но Игл и Старр наотрез
    отказались обещать прекратить нападения. Мои доводы о
    невозможности победы вызывали лишь фыркание. Тем не менее, я уже
    хотел их освободить, когда...
        Часто по ночам, невидимый, летал я над расположением армий
    Арнора, и над огромным шелковым шатром - временной резизиденцией
    экс-короля Родрика. Но разговоры в шатре меня не слишком радовали.
    Они обсуждали только планы, как именно победить меня. Интересная
    деталь - Тириох, который остался тогда жить, настаивал на
    немедленном нападении, с участием всех магов Уорра, а Родрик
    возражал...
        Все сошлись на том, что надо ждать Минаса и Крафта, с их
    волшебным предметом. Хотел бы я знать, что это такое. О тайне не знал
    никто из стражников. Время от времени доходили известия с армии: они
    шли днем и ночью, изматывая лошадей. Принц Минас не мог оставить
    армию, иначе уже был бы здесь вместе с отрядом грифонов. Во главе с
    Крафтом... С КРАФТОМ... О, боги...
        А тем временем, орки сообщали, что постепенно люди и эльфы
    становятся мягче, спокойнее. Моя программа работала. Медленно, но
    работала. Я жил в огромном красном дворце, понимая, что каждый день
    моих мук - это на день меньше мук для других...
        Орки тоже жили во дворце. Впрочем, они столь сильно боялись меня,
    что не осмеливались даже смотреть в мою сторону, и сразу падали ниц.
    Я не мог ничего с этим поделать, продолжал оставаться одиноким.
        О, боги, как я был одинок! Я родился в Крепости, и никогда не был
    на Локхе. Единственные драконы, которых я видел в жизни, были моими
    родителями. А их я потерял слишком рано, и слишком сразу.
        Мне надо было слетать на Локх. Уже два года назад я был
    достаточно силен, чтобы перелететь океан. Но тогда я считал, что
    драконы бросили моего отца на смерть. Сейчас я отлично понимал и
    его, и драконов. Но время сыграло со мной злую шутку. Теперь я уже не
    был свободным мыслителем. Я был королем, и променял свободу на
    рабство. Да, я - раб. Я раб своего дела и своих идеалов, и они держат
    меня прочнее цепей. Вечное противоречие: тот, кто посвятит свою
    жизнь достижению свободы для всех, сознательно отказывает себе в
    ней. Ибо становится служителем своего дела...
        В мрачных размышлениях и делах прошла еще неделя, и по почти
    спокойному Арнору прокатилась весть об возвращении Минаса
    Аннутирита. Люди уже смотрели на меня злорадно, предвкушая мой
    череп на копье своего героя...
                                       ***

    Мы встретились на поляне в лесу, среди огромных деревьев. Я, и мои
    враги.
        -Ну, здравствуй, Крафт - спокойно сказал я, глядя в глаза грифону.
    Крафт мрачно ответил:
        -Я ошибся тогда, узнав, кто ты такой. Надо было убить сразу.
    Милосердие привело только к ужасу.
        -Крафт, лишь благодаря тебе я сейчас не убиваю вас тысячами. Вся
    моя ненависть собрана в точку, и вся направленна на тебя. Ты породил
    тот ужас, о котором говоришь.
        Он вздрогнул, и посмотрел на молчавшего Минаса. Эльф кивнул, и
    они бросились на меня. Я дал им проткнуть себя копьем насквозь,
    ощущая сладкую боль от прикосновения металла. Грифон и эльф в
    ужасе смотрели, как я вытащил копье из сердца, и как оружие
    испарилось в мощном импульсе энергии.
        -Эльф Минас Аннутирит. Я убиваю тебя во имя всех тех невинных
    жертв, кто принял смерть от твоей руки, и  чья кровь взывает к
    отмщению. Прости меня, и прощай. - тихо произнес я, расправляя
    крылья.
        По ним проскочили две молнии, и сорвались с рогов, испепелив
    воина за одно мгновение. Крафт страшно закричал, и бросился прямо
    на меня. Я остановил его в прыжке, и внимательно рассмотрел. Грифон
    был великолепен. Почти с меня размером, он весь переливался
    бело-золотым блеском, а львиное тело было налито мускулами. На
    гордой орлиной голове застыло выражение ненависти и горя.
        Я не стал ждать, пока пройдет срок заклятия, и запустил план,
    задуманный еще пять лет назад. Это было последнее, что я еще хотел
    совершить из мести. И как хотел, о боги!
        Мгновение - и мы сидели за столом. Я, и мои подданые - орки, люди,
    эльфы... Не иллюзия - это и правда был пир, подготовленный моим
    искусством неделю назад. Все пирующие были околдованы, они
    веселились, наливая друг другу, и смеясь. Я, король, гордо сидел на
    троне, с полурасправленными крыльями, и смотрел. Минут через десять
    я нарушил свое молчание.
        -Привести пленных! - и от почти совсем забытой ненависти душа моя
    получила страшные раны.
        Их привели - скованных в одну цепь эльфов и людей. В конце шел
    Крафт, и плакал. Я взмахнул крыльями, и наступила мертвая тишина.
    Грифон поднял голову, и гордо спросил:
        -Теперь ты удовлетворил свое жалкое самолюбие, дракон?
        -Нет, Крафт. Ты еще не понял, что тогда чувствовал я. Ты не видел
    головы своего отца.
    Крафт усмехнулся, стараясь гордо смотреть мне в глаза.
        -Мой отец погиб на войне, дракон. Даже тебе, с твоей демонической
    силой, никогда не удастся осквернить его память!
    Я горько усмехнулся.
        -Не надо считать меня столь недостойным, Крафт. Мир твоему отцу.
        С этими словами я поднял за перья окровавленную голову Игла, с
    погасшими глазами, и с наслаждением услышал страшный вопль моего
    врага.
        -Да, Крафт, да... Почувствуй это сам!!! - от ярости я едва взял себя в
    руки.
        Но неожиданно грифон, который упал было на колени от боли, встал,
    и посмотрел мне в глаза. Он дрожал, но голос его был тверд.
        -Ты говорил, что не понимаешь, почему я называю тебя силой Тьмы.
    Знай, дракон - потому что ты неспособен на милосердие. За шесть лет
    ты не понял ничего, и смог только убить невинного, с целью причинить
    боль мне!
        Я долго молчал, глядя на своего вечного врага. Крафт плакал, но на
    лице его было столь гордое выражение, что я невольно восхитился. Он
    действительно был героем, этот грифон. И все же он убил моего отца в
    спину.
        -Крафт, ты прав. Я хотел причинить тебе боль. И я сделал это, враг
    мой. Ибо только так мог ты осознать, что чувствует ТВОЙ враг, будучи
    побежденным. Теперь ты знаешь, ЧТО я ощутил, увидев голову свого
    отца. И я уверен - более ты никогда не сможешь так поступать. Я дал
    тебе силы, и сделал более достойным, чем ты был, грифон. Более ты
    никогда не сможешь убить в спину.
    Крафт с яростью вскричал:
        -И это стоило жизни моему сыну?!
        -Нет. Это стоило жизни моему отцу.
        Я протянул руку к небу, и в нее ударила молния. Вспышка заставила
    всех зажмуриться, а когда они открыли глаза, то в центре двора стоял
    Игл, и потрясенно озирался.
        -Отец!!!
        -Сын! Ты жив!
        Грифоны обнялись, а по лицу моему скатилась слеза. Тогда, шесть
    лет назад, смерть моего отца не была иллюзией...
    Крафт поднял голову, он плакал.
        -Ты...ты...
        -Да. Я способен на милосердие, Крафт. Я отринул месть, не оставив в
    сердце места для нее. Надеюсь, ты поймешь.
        Оба грифона испарились во вспышке красного огня, и Сила дала мне
    знать, что они возникли в километре от замка. Я вздохнул. Повинуясь
    взмаху моей руки, с пленников упали цепи, а с пирующих - магическая
    пелена. Эльфы, люди, и орки - все они в ужасе сгрудились кучей в
    центре двора, наблюдая за мной. А я улыбнулся.
        -Чтож, моя месть завершена. Никогда нельзя искупить смерть, но
    убить за это - даже худшее преступление. Теперь вы все знаете, что я
    действительно хотел только мира. Посмотрите на себя, АРНОРЦЫ.
    Посмотрите, и увидете, что более не разные рассы. Вы теперь - одно,
    ибо перед лицом смерти жизнь побеждает. А разум, берущий свое
    начало от жизни - разум не признает оболочек, он смотрит на личность.
    Идите, и помните мои слова.
        Все они разом испарились, а я печально вернулся в свои покои, и
    предался размышлениям.
    Сегодня я исполнил клятву.
    Сегодня я убил.
    Сегодня я добился единства, хоть на миг.
    Сегодня я УБИЛ!!!
    И хоть я убил врага, но я МОГ не убить его. Я мог создать иллюзию, как
    я поступил с Иглом... О боги...
        Я понял, что ХОТЕЛ убить Минаса. Он стал для меня моим Турином,
    моим символом Врага и Убийцы. И это поразило меня до глубины души.
    Я все еще мог желать смерть. Я ТОЖЕ был убийцей!
    Неожиданно пришла ярость.
        -Почему я должен жертвовать своей жизнью ради других?! - крик мой
    заставил задрожать стены.
        -Почему я не могу просто жить, наслаждаясь знанием, и своей силой,
    как делают все?!
        Долго затем я стоял, тяжело дыша, и хлестал себя хвостом. Зачем
    мне это? Я завершил месть. Память моего отца и матери более не
    проклята, ибо даже самые ярые враги мои не смогут назвать меня
    неблагородным. Все мои идеалы - наивные метания мечтателя, далекого
    от реальности. В реальности побеждают Турины, а не драконы. В
    реальности героя, гордо вызвавшего врага на дуэль, пристрелят в спилу
    из ядовитого арбалета, а потом снимут с него доспехи, продадут, и
    пустят деньги на полезное дело. Куда более полезное, чем бродить по
    свету в поисках подвигов...
    Так зачем я мучаю и себя, и всю страну?!!!
        -Рэйдэн!!! Приди ко мне!!!
        **Что, дракон?**
    Ответ был куда громче, чем в первый раз. Сила моя росла непрерывно.
        **Рэйдэн, скажи: есть ли смысл в моей борьбе? Есть ли надежда, что
    ад не вечен?! Я понял уже, что рай невозможен...**
        **Надежда есть всегда, дракон. А ад - не существует. Ты сам
    построил стены своего ада, и бьешся об них, подобно птице в клетке.
    Ты одинок.**
        **Да, маг. Я одинок. Но есть ли у меня выбор? Могу ли я бросить
    свое дело, и эгоистично думать только о своем благополучии? За счет
    других?! Чем тогда я буду отличаться от них?! Своей Силой? Она дала
    мне лишь боль!**
    Он долго молчал. Потом в голосе послышалось тепло.
        **Винг, ты стал служителем Добра. Я рад этому, дракон**
    Я вздрогнул.
        **Нет! Добро и Зло - лишь названия! Эти понятия существуют только
    в книгах. Реально невозможно ни то, ни другое. Относительность, и
    равновесие - вот мои идеалы. Но и они недостижимы!**
        **Твоя проблема, Винг - это то, что ты до сих пор знал лишь
    ненависть и боль. Твои мечты о равенстве - продукт твоего
    высочайшего разума, но не сердца. А сердце твое подобно огромному
    солнцу, которое пытается осветить вечную тьму. Но помни, дракон:
    никогда ОДНО солнце не справится с этим. И оно станет черным. Бойся
    черного солнца, Винг, ибо оно не может дать свет. Я чувствую в тебе
    высочайшую силу, дракон. Более высокую, чем та, которая была у моего
    учителя. Более я не смогу говорить с тобой, ибо я и мои друзья
    покидаем мир, связанный с твоим медальоном. Возможно, мы вернемся,
    но возможно и нет. Запомни мой последний совет, Винг. Тебе нужен
    отдых. Ты должен несколько лет посвятить обычной жизни, ибо только
    так сможешь ты полностью ее осознать. Ненависть и боль - их ты
    знаешь в совершенстве. Пришла пора тебе познать счастье, и любовь.
    Прощай, сын мой.**
        И медальон погас. Более я не ощущал в нем магии совсем. И я упал
    на мраморный пол, и заплакал, ибо вновь остался один. Так я лежал
    целый день, и в душе росло чувство, что Рэйдэн был прав. Я не обязан
    жертвовать всем ради тех, кто только проклянет меня за жертву. Я -
    Дракон, я свободен. Я не служитель добра, или зла! И пусть я буду
    чувствовать боль, зная о несправедливостях мира. Боль - это мне
    привычно.
        Я встал, и вышел из дворца. По мановению моей руки, он принял
    прежний облик. Затем я одной мыслью обрушил своды рудников
    Кастл-Рока, дабы никому и никогда не пришлось познать мои муки...
        А затем я призвал к себе короля. Родрик от неожиданности прижался
    к стене, и со страхом смотрел на меня. А я некоторое время молчал.
        -Здравствуй, король.
    Он с трудом взял себя в руки, и вскинул голову.
        -Итак, ты все же решил меня убить.
    Я грустно усмехнулся.
        -Нет, Родрик. Я проиграл.
    В воздухе возник пергамент, подписанный королем, и сгорел на его
    глазах. Родрик с изумлением наблюдал.
        -Я проиграл, король. Мои идеалы привели только к ненависти и
    смерти. Я оказался не в силах дать всем свободу и равенство, о которых
    мечтал. При твоем правлении было меньше несчастных.
    Он долго молчал, глядя мне в глаза.
        -Зачем тебе это было нужно, дракон?
    Теперь замолчал я. Потом медленно сказал:
        -Возможно, ты совершил ошибку, не убив меня тогда. Я мечтал о
    справедливости - и принес смерть. Я мечтал о равенстве, но только
    усилил ненависть. Я обьединил всех вас в ненависти, и это все, чего я
    добился. Я удаляюсь от мира, о король, и буду жить, как все. Не могу
    больше. Слишком много испытаний выпало на мою долю. Ни один
    дракон не справился бы с этим. Я самонадеянно считал себя богом,
    считал, что смогу. Но я дракон, а не бог. И теперь я хорошо знаю, что
    богов нет, не было, не будет, и быть не может. Более ты не увидишь
    своего врага, Родрик. Я только прошу: прочти мою рукопись, и
    задумайся. Потом можешь ее сжечь. - добавил я с печальной улыбкой, и
    снял медальон.
        Бриллианты, из которых была сделана цепочка, поднялись в воздух,
    и образовали круг. Вращаясь, они разделились, и один сверкающий
    круг вернулся на мою шею, а второй превратился в стопку пергамента.
    Я, более не смотря на глубоко задумавшегося короля, взмахнул
    крыльями, и отдался на волю ветра и неба.
        Крылья несли меня в Локх, на родину. На горизонте солнце садилось
    за горы, и внезапно оно показалось мне черным.
        -Да, Рэйдэн. Ты прав, и черное солнце не дает света. Но в мире
    безграничной тьмы - разве не более гармонично оно смотрится?...

                                       ***

        Так заканчивается история моей попытки принести мир на Уорр. Я
    летел на северо-восток, и твердо решил стать тем, кем и должен был
    быть - представителем СВОЕГО народа. Не королем. Я хорошо понял,
    что народы Уорра не хотят королей из других племен, сколь бы хорошим
    не был тот король. А меньше всего мне хотелось стать королем в своем
    отечестве. И тогда я принял решение.
        Я не полностью проиграл. Попытка дала мне мудрость, и рассеяла
    иллюзии. Я должен быть тем, кто я есть. Драконом. Не стоит лететь за
    двумя журавлями сразу, ибо можно не заметить скалы.
    Смогу ли я разрушить скалу?...







                               конец первой книги




     --------------------------------------------------------------------


                                     (С) 1998
                                  Джордж Локхард

                                 draco@caucasus.net
                            http://www.drakosha.base.org
                            http://www.drakosha.home.ml.org


Популярность: 13, Last-modified: Mon, 24 May 1999 05:21:29 GMT