---------------------------------------------------------------
    © Copyright Сергей Викторович Кузнецов,
    620067, Екатеринбург, ул. Уральская, 60 - 68. Тел.41-18-47.
    E-mail: sergsmith@dialup.mplik.ru
---------------------------------------------------------------



         Екатеринбург, июль 1997 г



     СТАС БЛОХИН, юноша 25 лет
     ПРОЗЕРПИНА КУКОЛЬНИКОВА, девушка 23 лет
     ПОКУПАТЕЛЬ



     Третья  неделя  июня.  Рабочий  день. Стоит страшная жара.
Настоящее пекло. Как в Африке. Температура в тени - 32° С.
Плавится  асфальт.  Положение  усугубляется  тем,  что  повсюду
летает тополиный пух. Он забивается в глаза и в носы пешеходам.
Но  горожане  мужественно  сохраняют  на  своих  лицах  остатки
обычной чопорности. Как же,  приличия  должны  быть  соблюдены.
Допустимы  небольшие вольности, как то: у мужчин - расстегнутая
вторая пуговица, приоткрывающая  волосатую  грудь  и  нательный
крестик  (  у  кого  он  есть  ), у женщин - наличие отсутствия
капроновых колготок. Впрочем,  и  сегодня  встречаются  типы  с
мокрыми  пятнами  на  боках,  застегнутые  на  все пуговицы. Их
приближение чувствуешь по  терпкому  запаху  пота.  Они  тяжело
дышат,  но  ни  за  что  не  допустят для себя послабления. Они
блюдут мораль общества. Их доля тяжела, но они несут свой крест
с честью. Впрочем, есть и другие...
     Например,  вот...  Смотрите!  Видите,  там,  недалеко   от
перекрестка,  между  двумя магазинами - пострадавшими от взрыва
прошлой  весной  "Полуфабрикатами"  и  процветающей   фирменной
"Булочной  кондитерской"? Ну там, прямо под раскидистым тополем
в ста метрах от ряда коммерческих  киосков?  Нашли?  Девушка  в
черной  мини-юбке, едва прикрывающей то, что мужчины видеть как
будто бы не должны, сидит на стульчике рядом с бочкой пива  под
потрепанным буйными пьяными штормами брезентовым навесом и явно
скучает.    Изредка   к   ней   подходят   любители   пенистого
высококалорийного   напитка   с   трехлитровыми    банками    и
полуторалитровыми пластиковыми бутылками и, получив наполненные
емкости,   отходят  на  несколько  шагов  и  заливают  жаждущие
организмы. Девушка терпеливо поглядывает на них, но в глазах ее
сквозит презрение. В руках у нее книга, и даже  можно  прочесть
ее  название  - "Роза Морена" Стивена Кинга, но девушка явно не
расположена к чтению. Она выглядит  несчастной  и  одинокой,  и
лицо у нее серьезно, поэтому-то, наверное, ни один из пьющих не
пытается заигрывать с ней.
     Но вот прямо на пешеходную дорожку заезжает старый ЗИЛок с
прицепленной  желтой бочкой кваса и останавливается недалеко от
сидящей девушки. Из кабины  выпрыгивает  парень  в  распахнутом
белом халате, из-под которого видны клетчатая рубашка и голубые
джинсы.  Вместе  с  водителем  они  отцепляют  бочку.  Водитель
выбрасывает  из  кузова  стульчик  и  полиэтиленовый  пакет   с
изображением  белого  медведя. Затем открывает замок, поднимает
крышку и проверяет краник. Все в порядке -  из  краника  льется
квас.  Юноша  в белом халате что-то тихо говорит, а что, нельзя
расслышать, водитель громко отвечает: "Ниче! Щас  как  налетят!
Не  ссы!"  Юноша  снова  бормочет  что-то  невнятное,  водитель
отрезает:  "Тока  в  шесть,  не  раньше!"  Запрыгивает  в  свой
грузовичок, заводит двигатель и уезжает.
     Парень   растерянно   осматривается  и  замечает  девушку,
сидящую  у  бочки  с  пивом.  Девушка  отводит   глаза.   Юноша
передвигает  стул.  Садится.  К  нему  подходит бабушка и, сняв
крышечку, подает ему трехлитровую банку. Наполняя банку квасом,
он ее роняет. Она падает на пол и разбивается.  Бабка  охает  и
причитает.  Юноша  берет  полиэтиленовый мешок из пакета и дает
бабушке, затем трижды вливает в него по литру  холодного  кваса
из   алюминиевого   ковшика.   Немного   помявшись  у  бочки  и
посокрушавшись по поводу разбитой банки, бабуля  уходит.  Юноша
осматривает  битые стекла под ногами, кроссовками сгребает их в
одну кучу. Снова смотрит на девушку. Подходит к ней.
     СТАС. Скажите, у вас нет совка или  веника?  Я  тут  банку
разбил - убрать надо...
     ПРОЗЕРПИНА. Нет... Откуда?
     СТАС. Ну я не знаю, откуда... А что мне сейчас делать?
     ПРОЗЕРПИНА. А почему вы у меня-то об этом спрашиваете?
     СТАС. Ну не знаю, вы же, наверно, давно работаете, а я вот
только первый раз вышел - жизнь заставила...
     ПРОЗЕРПИНА. Не знаю, я вам не справочное бюро...
     СТАС.  А  чего  вы  сразу  так  настроены-то  воинственно?
Грубите... Я же к вам по-хорошему... Просто спрашиваю...
     ПРОЗЕРПИНА. А я  вам  отвечаю:  нету  у  меня  совка!  Вам
понятно?
     СТАС.  (  отходя  )  Коза,  блин!  ( Говорит громко, почти
кричит - так, чтобы девушка слышала.)  Что  меня  больше  всего
бесит  в  этих  бабах,  так это то, что стоит у них чего-нибудь
спросить, так они сразу физию  надуют,  как  дирижабль,  и  вид
сделают такой неприступный - ну куда бежать? Думают, снимать их
будут,  да  кому они на фиг, такие, нужны? Что, нельзя, что ли,
просто,  по-человечески  так,  ответить?  Это  что,  к  чему-то
обязывает? ( Кладет на асфальт под ногами чистый полиэтиленовый
пакет  и  кроссовкой  загребает  на  него стекла. Заворачивает.
Относит и бросает сверток под тополь.) Думают,  снимают  их!  А
так  вот  просто  поговорить, конечно, нельзя? Во всем они ищут
второе дно, даже там, где  его  нет...  Всегда  с  неприступным
видом - не подступись!
     ПРОЗЕРПИНА. А чего это вы стекла бросили под мой тополь?
     СТАС.  А  что,  на  нем написано, что она ваш? Я что-то не
заметил...
     ПРОЗЕРПИНА. Как это вы не заметили? Я с ним рядом стою...
     СТАС. Рядом стоите - это не значит, что он ваш!..
     ПРОЗЕРПИНА. Хам какой!  Только  приехал,  и  уже  сразу  в
бутылку лезет! И вроде молодой, а ворчит - как старик точно!
     СТАС.  Сидит  тут,  под навесом, и пух со своего тополя на
меня пускает... Девушка, прекратите это безобразие!  Сейчас  же
прекратите!  У  меня, между прочим, на него аллергия. Я не могу
так, когда он повсюду летает. У меня глаза  слезятся,  из  носа
сопли идут... Я сейчас умру...
     ПРОЗЕРПИНА. Я буду только рада... ( Молчат.)
     СТАС.  А  вы  не  знаете,  где  все  покупатели?  От  жары
попрятались, что ли?
     ПРОЗЕРПИНА.  От  вашего  голоса  разбежались,   наверно...
Замолчите!  А-то  за  пятнадцать  последних  минут  - ни единой
поклевки!
     СТАС. Вы что, рыбалкой занимались?
     ПРОЗЕРПИНА. Англичане в таких случаях отвечают: "Curiosity
killed a cat."
     СТАС. И что это значит?
     ПРОЗЕРПИНА. Что-то вроде "Любопытство -  не  порок,  а..."
Дальше сам знаешь, да?
     СТАС. Что она знает-то! Что знает!
     ПРОЗЕРПИНА. И еще много кое-чего знаю... Например, то, что
торговля - как рыбалка. То клюет без передыха, а-то, как сейчас
- не единой  поклевки...  А  все  из-за  вас!  Вы мне весь клев
испортили...  Бочку  свою  паршивую   прямо   рядом   со   мной
поставили...  Покупателей  всех  распугали...  Здесь  ведь свои
хитрости есть... Как, например, чебак ловится только на хлеб, а
не на червей, так любитель пива ближе километра не  подойдет  к
бочке с квасом... Знать надо!
     СТАС.  А чего вы со своим пивом? Люди, которые квас любят,
они поэтому и не подходят ко мне, потому что здесь рядом  пиво,
а от него же воняет, а они этого не любят...
     ПРОЗЕРПИНА.  Да  что  вы понимаете со своим квасом? Пиво -
это, говорят, напиток добрых и довольных  жизнью  людей.  Пиво,
между  прочим,  помогает им стать больше... А хорошего человека
чем больше, тем лучше... И для человечества в целом это  просто
замечательно, если будет больше хороших людей...
     СТАС.  А  что еще пиво это делает, кроме как жир нагоняет?
А? А квас, тот пищеварение улучшает, раз,  организм  витаминами
снабжает, два, способствует поднятию жизненного тонуса, три...
     ПРОЗЕРПИНА. Что, все?
     СТАС.  В-общем,  хороший квасок сшибает носок... А что, не
так?
     ПРОЗЕРПИНА. Ну, квас - напиток,  может,  и  ничего,  но  с
пивом  он  сравниться  не может в такую погоду. В пиве же очень
много калорий! Можно литр  выпить,  и  чувство  голода  пройдет
сразу!..
     СТАС. Ну тогда налейте мне! Что-то я проголодался!
     ПРОЗЕРПИНА. Вы же на работе, а на работе нельзя...
     СТАС. Да я вам заплачу... Не переживайте!
     ПРОЗЕРПИНА.   Все   равно   не   налью!   Больно   надо...
переживать...
     СТАС. Что, даже чуть-чуть нельзя?
     ПРОЗЕРПИНА. Я  же  вам  сказала:  не  налью.  Что  вы,  не
понимаете,   что  ли,  русского  языка  совсем?  Упрямый  какой
попался...
     СТАС. Но почему? Почему вы так?
     ПРОЗЕРПИНА. Вы на работе, а на работе нельзя...  Напьетесь
и свалитесь... А я потом отвечай, да? Квас свой пейте! В квасе,
между  прочим,  тоже алкоголь есть... Где-то один и два десятых
процента...Мне эта сказала, начальница моя...
     СТАС. Да не хочу я квас! Чуть-чуть пивка бы...
     ПРОЗЕРПИНА. Вы же говорили, от пива воняет?
     СТАС. А разве нет? Жалко ей  пива!  Алкашам  своим  полные
банки  наливает,  а  мне даже кружечки маленькой нельзя... Что,
так и будем делать невестке в отместку все, а? Сейчас все равно
схожу до ларька - бутылочного возьму...
     ПРОЗЕРПИНА. Пожалуйста, бутылочное можете брать...
     СТАС. Что, напьюсь я, под бочку упаду и  усну,  а  вам  до
лампочки  будет?  Квас  мой сразу будут набирать все от мала до
велика и пить на халяву, а мне  потом  отвечать  за  недосдачу?
Так, что ли?
     ПРОЗЕРПИНА. Это ваши проблемы! Меня это не касается...
     СТАС. А чего тогда пива мне нельзя попить? Разливухи...
     ПРОЗЕРПИНА. Фиг ты что получишь! Разливухи...
     СТАС.  И  мне  же  говорит  -  хам... А сама-то, а сама...
Ругается! Можно  сказать,  матерится!  У,  какая!  Рыбачка!  Ну
счастливого   вам  улова!..  Тятя!  Тятя!  Наши  сети  вытащили
мертвеца!
     ПРОЗЕРПИНА. Псих ненормальный! Лечиться надо...
     СТАС. Чего мне лечиться? Я,  может,  артист...  погорелого
театра!  Мне,  может,  внимания  публики  не  хватает? Товарищи
зрители! Товарищи  зрители!  Скиньтесь  кто  сколько  может  на
восстановление  полуразрушенного театра! Вы, ну пожалуйста... И
вы... Ну что же  вы?  Полтора  рубля  жалко?  А  квас,  кстати,
когда-то, говорят, двенадцать копеек - литр стоил...
     ПРОЗЕРПИНА. А пиво - тридцать семь копеек... Ну и что?
     СТАС.  А-то,  что  раньше можно было обпиваться и пивом, и
квасом... Или наполнить, к примеру, ванну, и  лежать  в  ней  -
пивко  потягивать  через соломинку... Да что я говорю? Пиво без
водки - деньги на ветер! Лежать  так  в  теплой  ванне  пива  и
холодную  водку  стопочками  опрокидывать...  Ляпота! Только не
жигулевского, конечно... Лучше какого-нибудь темного...
     ПРОЗЕРПИНА. Вы тоже, значит, оказывается, алкоголик?
     СТАС.  Пиво,   между   прочим,   безалкогольным   напитком
считается...  Или  слабоалкогольным...  Кстати, анекдот хотите?
Представьте: бар, люди стоят, пьют пиво. Вдруг с улицы  заходит
собака,  говорит: "Одну! Кружку! Пива!" Все обалдели, стоят как
вкопанные, а она снова: "Одну! Кружку! Пива!"  Все  смотрят  на
официантку  - что она? А официантка говорит: "Да что вы, я тоже
ничего не понимаю, обычно она две заказывает!.."
     ПРОЗЕРПИНА. ( Сквозь смех.) Какая глупость!
     СТАС. Да уж умностей мы для вас не припасли! Куда нам?
     ПРОЗЕРПИНА. Да ладно вы! Не обижайтесь!  Хороший  анекдот,
только глупый очень!..
     СТАС. А еще один хотите?
     ПРОЗЕРПИНА. Ну не знаю... Я не любительница, вообще-то...
     СТАС.  Слушайте!  В английский паб входят два джентльмена,
заказывают две кружки пива, и  один  из  них  говорит  бармену:
"Только,   пожалуйста,  в  чистой  кружке!"  Через  пару  минут
появляется бармен  с  заказом,  спрашивает:  "Джентльмены,  кто
заказывал в чистой кружке?"
     ПРОЗЕРПИНА.   А  этот  получше!  Только  мы  в  кружки  не
наливаем!
     СТАС. Да я ж только так рассказал!
     ПРОЗЕРПИНА. Да я вас понимаю...
     СТАС. А что, мы все еще  на  "вы"?  Давайте  познакомимся!
Стас! ( Протягивает руку.)
     ПРОЗЕРПИНА.  (  Мнется.  Говорит  нехотя.) Прозерпина... (
Протягивает руку.)
     СТАС. (  Целует  руку.)  Да  чего  вы  меня  разыгрываете?
Прикалываетесь   тут...  Сейчас  нет  таких  имен...  Ну  какое
настоящее?
     ПРОЗЕРПИНА. Ну никто не верит! Ну что мне делать-то, чтобы
мне верили? На лбу себе, что  ли,  имя  это  написать?  Спасибо
родителям,  что  имя  такое  дали  дурацкое... Мама, видите ли,
любила сказочки читать разные, сама сочиняла там что-то,  я  не
знаю... А мне теперь из-за нее мучиться...
     СТАС.  Да  ты  что?  Хорошее  имя! Прозерпина... Необычное
только... Поэтому я и не поверил сначала...  А  так  все  может
быть... Что-то где-то я его уже слышал когда-то...
     ПРОЗЕРПИНА. Хорошее! Ничего не скажешь! Сколько меня из-за
него в  детстве  дразнили! Где они только имя такое откопали? В
книжке какой-то там немецкого поэта-романтика... Гельмута Коля,
что ли, или еще кого... Я бы так врага своего не назвала, а они
- дочь родную...А потом уже узнала, в старшем классе,  что  так
богиню подземного царства звали... Литераторша у нас была такая
- Вероника   Павловна,   Верандой   звали,   так   она   все  с
подковырочкой: "Прозерпина, не желаете ли подняться  из  вашего
подземного  царства?  У  нас  тут  урок  идет..." А мне-то что!
Богиня эта если и поднимается когда, то только весной...  Когда
все живое возрождается, тогда...
     СТАС.  Ну  ничего,  ничего...  Всякое  бывает! У меня вот,
например, имя ничего, а фамилия - Блохин!
     ПРОЗЕРПИНА. Фу какая! Я не хочу такую!..
     СТАС.  А  вам  никто  ее  и  не  предлагает!  Фамилия  как
фамилия...  Нормальная  совершенно!  Не  знаю,  кому  может  не
нравиться... А у тебя-то самой какая?
     ПРОЗЕРПИНА. Не скажу!
     СТАС. Мы  так  не  договаривались.  Я  тебе  свою  сказал?
Сказал. Теперь ты должна свою сказать ...
     ПРОЗЕРПИНА. Должна, но не обязана...
     СТАС.  Вот  так  так...  Нечестно  вы  поступаете со мной,
дамочка! Я же к вам, можно сказать, со всею душой, а у тебя  ко
мне,  понимаешь  ли,  интерес  совсем  небольшой...  Это что же
получается? Я к тебе, понимаешь ли, и эдак, и так, а ты ко мне,
понимаешь, никак, нисяк, никак... Если для  тебя  я,  понимаешь
ли, никто...
     ПРОЗЕРПИНА. Ну хватит уже, хватит!
     СТАС. А чего хватит? Я, может, еще только начал?
     ПРОЗЕРПИНА.  С  какой-нибудь другой разговаривайте в таком
тоне, а со мной нечего!..
     СТАС. А что за тон? Нормальный тон.
     ПРОЗЕРПИНА. Нормальный? Да нет, не нормальный.  Я  вам  не
шалава какая...
     СТАС. Ишь какая, гордая, пиво алкашам продает... Сидит тут
под навесом...  Выпускница  института благородных девиц, да? Из
тех, знаешь, которые за благородство свое платят полторы тысячи
долларов в год, так?
     ПРОЗЕРПИНА. Я уж  вообще  молчу  про  то,  что  вы  квасом
торгуете...
     СТАС. Я-то, между прочим, первый день, только вышел вот, а
вы так  на  жизнь  себе  зарабатываете...Всякий  труд  у  нас в
почете, так, да?
     ПРОЗЕРПИНА. Я тоже здесь две недели всего проработала... И
нечего на меня бочку катить! С квасом со своим...
     СТАС. Две недели! Два года я здесь тебя уже вижу!
     ПРОЗЕРПИНА. Да что ты врешь-то? Какие два года?
     СТАС. Где-то год назад это было... Иду  я,  помню,  как-то
раз в магазин "Полуфабрикаты" ( он тогда еще невзорванный был )
- иду  -  котлетки покупать для кота моего - Барсика ( он тогда
живой еще был ), вдруг смотрю -  что  за  гарна  дивчина  сидит
рядом с бочкой пива? Ба, та то ж Прозерпина! И вся-то округа ее
знает! Как пивка для рывка, так пожалуйте к Прозерпине, она вас
мигом напоит...
     ПРОЗЕРПИНА. Слушай ты, Стас, какая ты сволочь!
     СТАС. Что, опять обзываешься? Мало ты меня еще обругала? И
хамом  назвала,  раз,  и  гадом  назвала, два, сейчас вот еще и
сволочью  назвала,  три...  Прозерпина  Ивановна,  вы  где  так
ругаться-то научились? Скоро вообще, наверно, в ход пойдет мат,
сначала трехэтажный, а потом вообще - я не знаю какой...
     ПРОЗЕРПИНА. Я, между прочим, матом не ругаюсь...
     СТАС. Да что вы говорите? Пелядь - это не матерщина... Это
рыба есть такая - пелядь... Верно?
     ПРОЗЕРПИНА. Не говорила я такого!
     СТАС.  Не  говорила,  так  скажешь...  Все  вы,  бабы, так
начинаете, сначала - дурак, а потом - пелядь...
     ПРОЗЕРПИНА. Что ты несешь-то такое?
     СТАС. Что, от своих слов уже отрекаешься?
     ПРОЗЕРПИНА. А я сначала подумала, что  ты  не  такой,  как
все. Только похоже, я ошибалась...
     СТАС.  А  чем  это  я,  интересно знать, показался тебе не
таким?
     ПРОЗЕРПИНА.  Давай,   пожалуйста,   обойдемся   без   этих
выяснений отношений! К тому же смотри, за квасом пришли...
     СТАС.  Не пойду, плевать я хотел на этот квас... И вообще,
я не должен здесь работать... Друг  мой  должен  здесь  сидеть,
Женька  Коробов,  а я его заменить согласился... Сдуру-то... Не
знал я, что это такое... Стремное это дело! Не подходит оно для
меня, с моей-то душой утонченной... Не барское это дело -  квас
продавать...
     ПРОЗЕРПИНА. Иди! Тебя ждут. Стас, ты слышишь?
     СТАС.  Ну  ладно!  (  Подходит  к  своей  бочке, у которой
действительно стоит усатый мужчина с бидоном и  ждет.  Наливает
ему  квас.  Возвращается  к  ПРОЗЕРПИНЕ.  )  Слушай, у тебя нет
фломастера, ну или ручки?
     ПРОЗЕРПИНА. Зачем тебе? ( Дает ему шариковую ручку.)
     СТАС. Спасибо. Сейчас верну. (  Уходит.  Что-то  пишет  на
куске  картона, оторванном от коробки из-под бананов. Табличкой
закрывает краник. Снова подходит к ПРОЗЕРПИНЕ.  Протягивает  ей
ручку.) Ну все! Теперь меня никто не будет беспокоить...
     ПРОЗЕРПИНА. Что ты там написал?
     СТАС.  Ничего...  "Отошел."  Просто и понятно. Может, я на
том  свете  уже?  А?   Вознесся,   так   сказать,   к   ангелам
поднебесным?..
     ПРОЗЕРПИНА.  Ну,  чудик!  Ты  что,  с дуба рухнул? Тебе же
денег не заплатят! Квас твой забродит на солнце-то, а  тебе  за
него  платить  придется  ...  Срок  хранения-то у него всего 48
часов, а на солнце и того меньше, дня не простоит,  забродит...
Мне  говорили,  там в дрожжах квасных, ну застаиваются которые,
кишечные палочки заводятся, вот...
     СТАС. Мне тоже много кое-чего говорили, только  врали  все
равно...  Говорили,  в  этом  году  спрос будто бы увеличился в
четыре раза, по сравнению с прошлым... Что-то не вижу я  этого?
А ты?
     ПРОЗЕРПИНА. Да как ты его увидишь, если ты со мной стоишь,
болтаешь? Продавать надо...
     СТАС.  А  чего они его поставили на солнцепеке-то? Я же не
абориген какой на такой  жаре  сидеть.  А  квас  теплый  никому
вообще  и  даром  не  нужен... Этот водитель, который меня сюда
привез, наверно, что-то перепутал... Наверно, тоже  первый  раз
на  линию  эту выехал, не знает ничего... Ну нельзя же бочку на
солнце-то ставить - это же, паньмаешь, противоречит всем нормам
гигиены и техники, паньмаешь, безопасности... Тебе-то хорошо  -
ты под навесом, со своим пивом жигулевским...
     ПРОЗЕРПИНА. Чего хорошего? Пока ты со мной стоишь, ни один
еще покупатель не подходил... Боятся, что ли...
     СТАС.  Клев  я  тебе  весь  испортил...  Ты,  кстати, что,
рыбалкой занималась... спортивной?
     ПРОЗЕРПИНА. Отец у меня -  рыбак  заядлый...  И  зимой,  и
летом,  но больше, конечно, зимой... Берет с собой бутылочку...
Все вы, мужики, такие...
     СТАС. А кто этому способствует-то? Кто?  Кто  пиво  целыми
бочками продает, население спаивает мужеского полу?
     ПРОЗЕРПИНА. Не я, так другие бы нашлись...
     СТАС.   Ну  уж  нет,  ты  свою  вину  на  чужие  плечи  не
перекладывай! Отвечай лучше по всей строгости  закона!  Встать!
Суд  идет!  Товарищ  подсудимый! Считаете ли вы себя виновным в
спаивании граждан Российской Федерации? Что,  нет?!  Ага,  вины
своей  не  признает...  Так и запишите в протокол! Решение суда
игнорирует... Как вам не стыдно, гражданочка?  Ну  как  вам  не
стыдно?..
     ПРОЗЕРПИНА.  Ну  хватит  уже! Хватит... дурачиться! Ты обо
мне-то не беспокойся лучше... Ты о себе лучше  подумай...  Тебе
же потом не рассчитаться будет... За квас твой забродивший...
     СТАС.  Это  ты за меня не беспокойся... Я как туда пришел,
так оттуда и уйду... И  вообще,  это  их  головная  боль!  А  я
плевать хотел на ихний квас!.. А ты о пиве своем лучше думай!
     ПРОЗЕРПИНА.  А  мне  плевать  на  это пиво... Я его вообще
терпеть не могу... Так что не надо  мне  анекдоты  рассказывать
эти,  на пивную тему... Тут за день насмотришься на этих опоек,
так вечером с ног валишься от усталости, а утром снова  сюда...
к ним... на свидание...
     СТАС.  А  мне  так  этих  людей  жалко,  которым пиво пить
приходится...  Они  иной   участи   заслуживают...   Но   жизнь
человеческая порой бывает несправедлива и жестока к несчастным:
раз нет денег, пей разливуху...
     ПРОЗЕРПИНА. Что ты все: разливуха да разливуха... Мне ведь
обидно...
     СТАС.  Кстати,  как  ты  обходишься, сейчас ведь постоянно
перебои с холодной водой?
     ПРОЗЕРПИНА. Как-как? Как все!
     СТАС. С колонки, что ли, приносишь?
     ПРОЗЕРПИНА. Зачем? Что-то я не понимаю...
     СТАС. Ну как зачем? Чтобы разбавлять!
     ПРОЗЕРПИНА. Что? Да больно мне нужно? Как  ты  мог  вообще
подумать   обо   мне  такое?  Тебе  что,  нравится  над  людьми
издеваться?
     СТАС. Ну как? Считается ведь, что  разливное  пиво  всегда
разбавляют водой, да и по вкусу это чувствуется... Поэтому-то я
и не пью разливуху...
     ПРОЗЕРПИНА.  Ладно,  хватит  уже  здесь стоять над душой и
врать! То он пива моего просит, то  ругает  его...Ни  один  еще
покупатель не подошел, пока ты стоишь...
     СТАС. И не подойдет! Я их отпугиваю всех. Посылаю мозговые
импульсы.
     ПРОЗЕРПИНА. Иди! Бочку свою закрыл! Табличку повесил! Квас
все равно не продается... Чего стоять?
     СТАС.  А  ты  табличку  не  повесила,  а  пиво все одно не
продается... Так чего сидеть?
     ПРОЗЕРПИНА. Достал! Как ты меня достал  уже!  То,  бывает,
алкаш пристанет, как отделаться от него, не знаешь, а тут вроде
молодой, а тоже, как банный лист... Совсем голову заморочил!
     СТАС. Ага! С опытом! А говоришь - две недели всего!
     ПРОЗЕРПИНА.    Две    недели!   Две   недели!   Почему   я
отчитываться-то  перед   тобой   должна?   Каникулы   у   меня.
Подработать решила - деньги нужны потому что... Тебе все ясно?
     СТАС. Вот и я тоже подзаработать решил...
     ПРОЗЕРПИНА. Студент?
     СТАС. Студент.
     ПРОЗЕРПИНА. Где учишься?
     СТАС. А ты где?
     ПРОЗЕРПИНА. Я первая спросила.
     СТАС. Ну хорошо, в горном...
     ПРОЗЕРПИНА. Тупой, но упорный - иди в горный...
     СТАС. Да ладно... А ты?..
     ПРОЗЕРПИНА. В пединституте я...
     СТАС. А, знаю, ума нет - иди в пед... Да?
     ПРОЗЕРПИНА. Сам ты такой...
     СТАС. Опять материшься?.. А на каком факе?
     ПРОЗЕРПИНА. На ин¢ язе...
     СТАС. О, ду ю спик инглиш?
     ПРОЗЕРПИНА. Дую, дую...
     СТАС. А я на геологоразведке.
     ПРОЗЕРПИНА. У вас что, все такие, присвистнутые?
     СТАС.  Мать  меня  учила  -  не  обижаться  никогда...  На
обиженных, сама знаешь, воду возят.
     ПРОЗЕРПИНА. Ну тогда здравствуй, водовоз!
     СТАС. Ладно тебе! А курс-то какой?
     ПРОЗЕРПИНА. Третий!
     СТАС. Ништяк! Вот совпадение! И у меня третий! Так  нас  с
тобою, Прозерпина, свела сама судьба... У тебя есть парень?
     ПРОЗЕРПИНА. А что? Что за вопрос такой?
     СТАС.  По  глазам  вижу, что нет! Да и откуда ему взяться?
Одни девки на курсе. И я, можно сказать, одинок... У  нас  одни
мужики...  Отсюда  встречное  предложение:  давай будем дружить
домами...
     ПРОЗЕРПИНА. Я живу в общаге...
     СТАС. Ничего... И я живу в общаге... Вместе будем  жить  в
общаге...
     ПРОЗЕРПИНА.  Ты чего, с дуба рухнул? Какую-то мурню несет,
как  на  базаре  торгуется!..  Я  таких   наглых   первый   раз
встречаю!..
     СТАС. Ты откель будешь?
     ПРОЗЕРПИНА. ( смущенно ) Из Мышиного Лога, а что?
     СТАС. Ничего себе! Вот это да! И я оттуда!
     ПРОЗЕРПИНА. Да ты прикалываешься надо мной!
     СТАС. Нет, я серьезно... На какой улице?
     ПРОЗЕРПИНА. Маркса!
     СТАС. А я Энгельса! Рядом совсем! Ни фига!
     ПРОЗЕРПИНА. Да знаю, прикалываешься... Ну прикалывайся!
     СТАС. Серьезно! Такими вещами не шутят!
     ПРОЗЕРПИНА. Кончай! Все равно не верю!
     СТАС.  Ну  как  тебе  доказать?  Не знаю... Слушай, мы же,
наверно, в садик один ходили?
     ПРОЗЕРПИНА. Я не ходила...
     СТАС. А школа у тебя какая?
     ПРОЗЕРПИНА. Третья...
     СТАС. А у меня седьмая... А как тебя сюда занесло?
     ПРОЗЕРПИНА. А тебя как? Учиться вот приехала!  Закончу,  и
назад!
     СТАС. Что, здесь остаться не хочешь?
     ПРОЗЕРПИНА.  Родители  же  там одни, помогать надо... Да и
как останешься? В общаге, что ли, жить? Годы-то идут...
     СТАС. Мужика себе найти местного, окрутить  его,  гада,  и
окольцевать...
     ПРОЗЕРПИНА. Да ну тебя! Я назад поеду!
     СТАС.  Так  это ты? ( Осматривает ее с головы до ног.) Вот
ты, значит, какая стала? Так ты, выходит,  Васьки  Кукольникова
дочь?
     ПРОЗЕРПИНА. Да! А откуда ты знаешь?
     СТАС. Так кто ж его в Мышином Логу не знает? Как напьется,
так всем  рассказывает:  "О, у меня такая дочь! У нее такое имя
красивое! И сама она такая-такая! И образование-то  она  высшее
получает!  И  назад-то  она собирается приехать!" Мой отец пару
раз с ним бухал, он и слышал... Таких девчонок,  согласись,  по
пальцам  пересчитать  можно, которые назад в свою нору, то есть
дыру, возвращаться собираются... А  мать-то  у  тебя  кто,  что
сказочки читает политические, раз назвала тебя так?
     ПРОЗЕРПИНА.  Лизавета,  зовут.  Дояркой она работает... на
свиноферме...
     СТАС. Чего?.. На свиноферме?
     ПРОЗЕРПИНА. Ну есть там у них ведь и коровы!..
     СТАС. А я и не знал...
     ПРОЗЕРПИНА. А твои предки?
     СТАС. Отец - в леспромхозе, мать домохозяйкой, по  огороду
больше...
     ПРОЗЕРПИНА. Надо же! Вот как мир, оказывается, тесен...
     ПОКУПАТЕЛЬ.  (  Переминается  с ноги на ногу.) Девушка, вы
пиво давать будете или как?
     ПРОЗЕРПИНА. Или как! Нет пива, все, кончилось...
     ПОКУПАТЕЛЬ. Как кончилось? А чего вы стоите  тут?  Значит,
не кончилось...Это, знаете ли, дезинформация...
     СТАС. Папаша, еще и не начиналось...
     ПОКУПАТЕЛЬ.    (    Отходит.)    Совсем    молодежь    эта
распоясалась... Никакого у ней уважения к  старикам  нету.  Как
будто  нет  тебя, пустое место одно, ноль эмоций, внимания даже
не обращают, о своем разговаривают. Ну, распоясались... Вот при
Сталине бы такое, так сразу бы в тюрьму засадили  лет  эдак  на
двадцать или лучше на двадцать пять...
     СТАС.   Вот   это  встреча!  Обалдеть  можно!  Я  в  такие
случайности не верил, а тут вот сам столкнулся...
     ПРОЗЕРПИНА. Да... Здорово! Я сама не ожидала такого!
     СТАС. Как это классно,  когда  встречаешь  земляка...  Тем
более такого, в мини-юбочке...
     ПРОЗЕРПИНА. Опять тебя не туда тянет!..
     СТАС.  А  я  назад - нет, меня туда силками не затянешь, в
дыру эту... Ну его на фиг, Мышиный Лог этот! Хочу в  нормальном
городе  жить, в большом чтобы, ну типа Нью-Йорка там или Москвы
- в  худшем  случае...  Меня  тошнит  от  этих   провинциальных
нравов... Оденешь шорты, так все глазеют...
     ПРОЗЕРПИНА. Я не хочу на эту тему даже говорить... Я думаю
совсем иначе...
     СТАС.   Тебе,  значит,  мозги  прокомпостировали  на  тему
родины, да? Но давно пора понять, я читал где-то, что родина  у
предпринимателя там, где его карман...
     ПРОЗЕРПИНА.   Хорошенькая   у   тебя   родина,  ничего  не
скажешь...
     СТАС. Да я не об этом...  Это  тебя  не  туда  тянет...  А
вообще,  можно  ведь жить где угодно, лишь бы были деньги, лишь
бы квас там или пиво не нужно было продавать...
     ПРОЗЕРПИНА. А чего ты вышел тогда?
     СТАС. Деньги нужны, стипу не платят...
     ПРОЗЕРПИНА. А чего тогда ноешь все?
     СТАС. Это я-то ною? Стою  с  тобой,  продаю...  Я,  может,
считаю,  что стремное это дело - квас продавать... и пиво... Я,
может, от безысходности согласился на это... Жизнь заставила...
Я, может, институт этот закончу задрипанный, и тоже  в  Мышиный
Лог  вернусь - там, говорят, залежи нашли минералов разных, так
что для меня работа будет... Может, вместе с тобой  вернемся  и
будем жить...
     ПРОЗЕРПИНА. Мне и одной неплохо будет...
     СТАС. Обманываешь ты себя. Не будет.
     ПРОЗЕРПИНА. Ты ведь шутишь, Стас, а я ведь все воспринимаю
очень серьезно...
     СТАС.  Ну,  конечно,  шучу...Но  в  каждой шутке есть доля
истины... Я же об такой жене и мечтать-то не смел! Чтоб с самой
Прозерпиной Кукольниковой повенчаться!  Да  весь  род  Блохиных
упадет от удивления, рот разинув...
     ПРОЗЕРПИНА.  Хватит  уже!  Хватит! Ну что я, виновата, что
ли? Что? Виновата, что имя у меня  такое?  Завтра  же  пойду  к
черту  в  паспортный стол и имя свое изменю позорное... Надоело
уже! Надоело! Все дразнят! И ты, Стас, тоже!..
     СТАС. А я что? Я  ничего!  Мне  имя  твое,  между  прочим,
нравится.  Оно  такое...  сказочное...  А фамилия у тебя другая
будет... Представь: Прозерпина Блохина... Ну лучше ведь звучит?
Лучше? Правда?
     ПРОЗЕРПИНА. Да хватит тебе уже  прикалываться  надо  мной!
Хватит! Не могу я уже больше! Видеть тебя не могу!
     СТАС.   (  Приобнимает  ее.  Гладит  по  плечу.)  Ну-ну...
Прозерпина... Прозерпина...
     ПРОЗЕРПИНА. ( Отдергивает руку.) Не трогай меня!
     СТАС. ( Говорит, а сам незаметно подсаживается  к  ней  на
стульчик.)Я  ведь  серьезно тебе говорю, не в шутку... Вернемся
вместе, будем жить в Мышином Логу... Я буду геологом  работать,
месторождения   искать   разные,   ты  будешь  учительствовать,
английский в школе преподавать для слаборазвитых, в третьей или
в седьмой, дом построим, мои родители помогут, я же говорил,  у
меня  батя в леспромхозе работает, так что с древесиной проблем
не будет, огород картошкой засадим, скотины заведем побольше  -
корову,  поросенка,  курочек,  и  не страшны никакие политики с
ихними новыми курсами... А как  будет  дом  и  хозяйство  свое,
будем   рожать  маленьких  прозерпиночек...  Каждый  год  -  по
одной... Ты как, сможешь выдержать в таком темпе?..
     ПРОЗЕРПИНА. Не надо так... шутить...
     СТАС. А я и не шучу вовсе... Все! Решено! Поедем в Мышиный
Лог точно. Можно ведь  даже  на  заочку  перевестись  и  уехать
сразу...  Так  делают!  Экзамены  досдадут, чтобы лишний год не
терять, и переводятся... Можно же  не  откладывать  это  все  в
долгий ящик! А чего? Все вполне реально!
     ПРОЗЕРПИНА.  Мы же даже не знаем друг друга... Вдруг у нас
ничего не получится?..
     СТАС. Как не знаем-то? Как не знаем?  Мы  знакомы  с  друг
другом  уже  давно...  Заочно! Я еще, помню, в детстве, в лавку
когда бегал за хлебом, она же прямо на  пересечении  с  Маркса,
так вот, тебя, как щас помню, встречал, в платьишке таком цвета
родонита, ну розовом, значит, с бантиком белым, и глазки у тебя
тогда,  я  запомнил,  как  агаты,  блестели...  Такая  ты была:
маленькая, с косичкой... Ты носила косичку?
     ПРОЗЕРПИНА. Носила вроде... Не помню...
     СТАС. Вот! А я все помню... Я тогда  уже  мечтал  на  тебе
жениться, подглядывал за тобой в магазине и мечтал... Опускался
на  коленки, копеечки как будто собирал под прилавком, а сам на
тебя смотрел, когда ты хлеб покупала... А один раз ты  заметила
меня  и, представляешь, сразу покраснела так... Покраснела - от
того, что мальчик на тебя смотрит незнакомый, платьице одернула
и пошла... Обиделась,  видимо...  А  этим  мальчиком  был  я...
Сейчас  узнала? Вот! Но в садик ты не ходила... И как я поэтому
переживал!..
     ПРОЗЕРПИНА. А я как  скучала,  как  скучала!  Мне  же  так
неинтересно  было  со взрослыми! Они все такие серьезные, такие
занудные! И то - нельзя, и другое - нельзя... А что можно-то? И
как я завидовала вам, которые  в  детский  садик  ходили...  Вы
бегали,   играли,   в   луже  грязной  какой-то  кувыркались  и
воспитатель вовсе вас не одергивала, а я за  изгородью  стояла,
наблюдала и завидовала, а мать меня за руку домой тянула...
     СТАС.  А  в  школе  у меня подруга была - Зинка Марамзина,
может, знаешь? Так мы дружить-то с ней дружили, в  киношку  там
ходили  или еще куда, а ничего-то между нами не было, ну я имею
в виду, серьезного ничего... Она была какая-то здоровая  -  как
лошадь  прямо,  руки  толстые  -  как  две  моих, лицо круглое,
сильная - ну прямо как мужик, и просто  не  подпускала  меня  к
себе...  Я  все  ждал,  ждал... Когда же, ну когда? Да так и не
дождался! Она с Пашкой Головочевым ходить стала...
     ПРОЗЕРПИНА. А ко мне парни часто в школе лезли, записки на
парту  бросали  всякие  любовные,  но  серьезного-то  там,  сам
понимаешь,   ничего  не  было,  одни  непристойности  больше  и
предложения всякие гнусные... Я думаю, имя тут со мной  сыграло
тоже  злую  шутку... Если бы было имя какое простое, Марина там
или Ирина, так все было бы иначе... А то даже в старших классах
дразнили, а я все терпела...  Только  здесь  вот  перестали,  в
институте,  так  и  то преподы иногда опускают такие шутки, уши
вянут... Тут вот недавно один, по психологии,  перед  тем,  как
зачет  поставить,  спросил так, растягивая слова: "Ну так что с
тобой делать будем, Прозерпиночка- корзиночка?" И это при всех,
представляешь? Еще психолог - считается! Убила бы!
     СТАС. Он же, наверно, не со зла...
     ПРОЗЕРПИНА. А на первом курсе, вообще, смешно  сказать,  в
Боярского  влюбилась.  Письма ему писала, в любви признавалась,
снимки его повесила прямо над кроватью... Боярский  с  гитарой,
Боярский  с сигаретой, Боярский со шпагой наперевес, Боярский с
девушкой в обнимку...
     СТАС. Да ты что? Серьезно, что ли? Неужели  тебе  нравился
этот?  У  него  же  одна  извилина!  Он же всю дорогу мушкетера
играет в шляпе?! Ну у тебя и вкус!.. Я и не думал даже...
     ПРОЗЕРПИНА. Сама я себя сейчас не понимаю... А тогда с ума
от него сходила. Он мне казался этаким рыцарем, каких  сроду  в
жизни  не бывает... Если бы он тогда сюда приехал, в нашу дыру,
я бы пошла на все, только  бы  с  ним...  встретиться...  Я  же
мечтала  ребенка от него иметь, представляешь, дура какая? Лишь
потом, когда статьи стали попадаться, интервью  с  ним  разные,
только  тогда  я  поняла,  что  это  просто  старик  Козлодоев,
самонадеянный,  похотливый,  вонючий...  В   присутствии   жены
говорить  о любовницах, курить на кухне, самодовольно усмехаясь
- да это же просто  гнус  усатый,  больше  никто!  А  каким  он
представлялся мне раньше!.. Ох, если бы ты знал! Нет, все-таки,
чего я больше всего не люблю в жизни, так это самодовольство...
Когда  оно  есть,  из  человека  уходит все самое-самое, ну его
смысл, его суть...
     СТАС. Да... Хорошо хоть,  что  не  родила  от  него...  по
глупости...
     ПРОЗЕРПИНА. Ой, не говори! Дура была такая мечтательная...
Из деревни  в  большой город приехала... А вообще, что это я? Я
хоть и глупая, а постоять за себя могу. Раза два со мной  было,
что  парни нападали, пытались своего добиться, так ничего у них
не вышло. Одного - в колхозе это было, на первом курсе - я  так
поленом отделала, что он в больницу попал с переломом черепа...
Прицепился ко мне после танцев в столовой, проводить вызвался и
как  давай  нападать! А я как давай защищаться! Ну и получил по
заслугам! От второго после дискотеки у нас в клубе,  в  Мышином
Логу,  если  бы муж сестры не спас, не отделалась бы... Этот аж
рассвирепел весь, запыхтел - как паровоз,  и  ручонками  своими
как  схватит...  Ну  я и давай кричать на всю Ивановскую!.. Муж
сестры выбежал, с трудом его оттащил...  После  этого  боюсь  я
вас, мужиков...
     СТАС. Ну не все же мужики такие...
     ПРОЗЕРПИНА. До сих пор еще верю, что не все... Да с каждым
годом  надежды остается все меньше и меньше... Двадцать три мне
уже, а для девушки это уже ой-ой-ой какой  возраст!  На  подруг
своих  смотрю,  и  старой  девой  себя  уже чувствую, никому не
нужной и одинокой... А организм ведь женский как устроен? После
28-30 уже и рожать-то тяжело... прозерпиночек... Ой, чего это я
так с тобой?.. Совсем с ума сошла!..
     Со стороны коммерческих  ларьков,  стоящих  в  ряд  в  ста
метрах от бочек доносится красивая медленная музыка.
     СТАС.  Ничего...  Ты  еще молодая, красивая... Чего тебе о
старости  думать?  Еще  столько  будет  всего  в  твоей   жизни
прекрасного...  В  твоей  и  моей... Еще в Непал, может, вместе
поедем... Это туда, куда, знаешь, паломничества  устраивают,  в
святые   места...   Там   горы  белоснежные...  Красота  кругом
неописуемая... И эти, знаешь, йоги сидят  в  позе  лотоса...  И
храмов  много  разных, пагодами они там называются... Будем там
по базару  ходить  восточному,  кувшинчики  покупать,  горшочки
разные...  А  про  квас  и  про  пиво  это  забудем... Или нет,
наоборот, будем помнить -  до  конца  жизни,  может,  ведь  это
благодаря пиву этому и квасу мы познакомились, да?
     ПРОЗЕРПИНА.  ( прижимаясь к нему ) Как мне хорошо с тобой!
Ни с кем еще так хорошо не было!
     СТАС. Разрешите вас пригласить?
     ПРОЗЕРПИНА  кивает  головой.  Они  встают  и,   обнявшись,
танцуют под громкую музыку, доносящуюся от ларьков. СТАС делает
реверанс, когда музыка заканчивается.
     ПРОЗЕРПИНА.  Ой,  что-то,  мне кажется, мы не то делаем...
Нельзя так, прямо на работе... Нас же могут не так понять...
     СТАС. Нам же хорошо было? Хорошо! Чего стыдиться? Пусть те
стыдятся, которые грабят, воруют и убивают среди бела дня...  А
мы ничего предосудительного не делали... Мы просто потанцевали,
что  с  того?..  И  вообще, мне кажется, что человек должен тем
заниматься, в чем он  хорошо  разбирается...  Если,  скажем,  я
геолог,  то в горах мое место, а не возле бочки с пивом, нет, с
квасом...  А  твое,  получается,  место  в   школе,   если   ты
учительница  иностранного...  Или,  я  не знаю, в автобусе там,
этим, - чуть не сказал "гадом" - гидом... Вот!  А  то,  что  мы
здесь,  так  это ошибка государства нашего... Не должны мы этим
заниматься... Понимаешь? Потому-то у нас все так плохо, что  мы
с   тобой   здесь   сидим,   а   не   делом   своим  занимаемся
непосредственным... Что касается меня, то я твердо знаю: не мое
это дело - квас этот продавать, тем более, что  и  не  покупает
ведь никто, да?..
     ПРОЗЕРПИНА. Что-то мне кажется, я ошиблась... Что-то не то
говорила... Извини...
     Солнце исчезает. Небо постепенно затягивается тучами.
     СТАС.  Почему  не  то?  Все  то!  Может, бросим эти бочки,
закроем  их  на  клюшку,  уйдем  отсюда  и  что-нибудь  сделаем
такое...  ну  безрассудное!  Например, в Мышиный Лог махнем, а?
Прямо сейчас! Что? Нет денег? Да ты не переживай - я  у  друзей
займу, у соседа по комнате... Ну что, поехали?
     ПРОЗЕРПИНА.   Нет,  не  могу  я  так...  Сразу...  Это  же
материальная ответственность...
     СТАС. А чего ждать-то? Чего? У моря  погоды,  что  ли?  Не
наше это дело, понимаешь, не наше!
     ПРОЗЕРПИНА. Я две недели здесь сидела, и так вот сразу все
потерять? Не могу...
     СТАС.  Ничего ты не теряешь. Ничего. Наоборот, новую жизнь
обретаешь, другую совсем...Новую, светлую, чистую!
     ПРОЗЕРПИНА. Нет. Давай подождем. Не могу я бросить все.
     СТАС. А я не могу  ждать.  Ну  не  могу.  Сидеть  здесь...
Пойдем!  Хоть куда! Без разницы! Может, просто погуляем? В парк
сходим, в дендрарий, он  здесь  недалеко!  Только  давай  уйдем
отсюда!
     ПРОЗЕРПИНА. Только когда смена закончится... Извини!
     Слышны раскаты грома.
     СТАС.  Еще  минуту  назад  я  думал, что судьбу свою здесь
нашел, а оказывается, это все так, обман чувств...  И  вовсе-то
нету  на  белом  свете никакой любви, это все только журналисты
придумали и писатели разные, чтобы было об  чем  потрепаться...
Это только по телику показывают эти мыльные оперы со счастливым
концом про всяких там Марианн да Прозерпин, а в жизни такого не
бывает...  Жизнь,  она  слишком  жестока  для  хэппи  эндов там
разных... Телевизор - это не  СМИ  вовсе,  как  они  себя  сами
называют,  а СМО... Знаешь, как расшифровывается, нет? Средство
массового оглупления, вот! Рождает зомби, таких, на фиг, как я,
которые верят в любовь... Их жизнь тычет мордой об стол, мордой
об стол, а они по-прежнему продолжают верить... Дураки - потому
что...
     ПРОЗЕРПИНА. Ну зачем ты так про себя? Не надо!
     СТАС. Тогда пойдем со мной! Пойдем!
     ПРОЗЕРПИНА. Ну не могу я отсюда уйти!  Не  могу!  Подожди,
закончится смена, пойдем!..
     СТАС.  Да  чтобы  они,  эти бочки, лопнули, и квас бы этот
долбанный да пиво во все стороны потекли... Да не стоят напитки
эти дурацкие того, чтобы жизнь свою из-за них губить!..
     ПРОЗЕРПИНА. Не могу я... Иди один!
     СТАС. Один? Снова один? Всю жизнь один? А как мне хотелось
найти человека, который был бы способен  меня  понять,  и  вот,
показалось,  даже нашел, да только показалось... Снова мне быть
одному, сидеть на стульчике и дальше одному квас этот продавать
теплый, застоявшийся, с  кишечными  палочками...Конечно,  я  не
Миша  Боярский!  Куда  нам  до  него? Мы так не можем с пером в
шляпе на гитарке бренчать и голосом петь гнусавым... Мы же люди
простые, бедные, одно слово - студенты...
     ПРОЗЕРПИНА. Уйдем! Уйдем вместе, но только попозже!..
     СТАС. Или сейчас, или никогда... Я не могу ждать! Двадцать
пять лет и так этого ждал...
     ПРОЗЕРПИНА. Раз двадцать пять лет  ждал,  ну  подожди  еще
несколько часов... Что за зуд такой?
     СТАС. Я пошел.
     ПОКУПАТЕЛЬ.  Девушка!  Девушка!  Это  снова я! Вы мне пива
нальете или как? Я уже полчаса жду... К  другой  точке  вот  не
поленился,  сходил  -  там  не работает, а на углу, знаете, там
литр  на  триста  рублей  дороже,  зато  пиво  другое,  донское
козлячье,  кажется, я его не знаю, лучше оно или хуже... Может,
вы знаете... Вы не знаете?..
     ПРОЗЕРПИНА. Стас... Подожди...
     ПОКУПАТЕЛЬ.  Чего?   Не   понял...   Вы   меня   извините,
погорячился  я тут час назад, когда подходил, с двадцатью пятью
годами-то... Не прав я был... Всякое бывает... За  это  меньшее
наказание было... Административное взыскание, кажется... Я ведь
вас  понимаю, к вам парень этот подмазывался, ну который сейчас
бочку с квасом  закрывает...  Ой,  кажется,  дождь  пошел!..  (
Ощупывает  рукава  пиджака.)  Смотрите!  Дождь!  Даже, кажется,
гроза! Что сейчас будет? Буря! Скоро грянет  буря!..  Да  и  не
надо  мне  никакого пива! Сухим бы до дома добежать! Пейте сами
свое жигулевское! ( Дико смеется. Уходит.) Над  седой  равниной
моря ветер тучи собирает!..
     ПРОЗЕРПИНА. ( плачет ) Стас!..
     ГОЛОС  ПОКУПАТЕЛЯ. Глупый пингвин робко прячет тело жирное
в утесах!
     Снова слышны раскаты грома.
     ПРОЗЕРПИНА. Стас! Стас!
     ГОЛОС ПОКУПАТЕЛЯ. Гордо реет  буревестник,  черной  молнии
подобный!..
     Начинается   настоящий  ливень.  Вода  хлещет  струями  по
пузатым грязно желтым бокам бочки с пивом. ПРОЗЕРПИНА  прячется
под   тополем   и   наблюдает   за   СТАСОМ,  который  стоит  в
растерянности рядом с бочкой кваса.
     ПРОЗЕРПИНА. Стас! Иди сюда! ( Выходит из-под тополя  прямо
под дождь.) Ну иди же сюда!
     СТАС  сначала  лишь  нерешительно  поворачивается, а потом
неуверенно идет к ней,  нетвердо  переставляя  ноги  -  как  на
ходулях.  ПРОЗЕРПИНА  бросается  ему навстречу. Он, увидев это,
забывает об условностях и тоже устремляется к ней. И, мокрые  и
счастливые,   целиком   охваченные   безумством   молодости   и
неудержимым желанием, они обнимаются и целуются  под  проливным
дождем.  А  дождь  все льет и льет. И вот уже посреди недавнего
торгового места образовывается  огромная  лужа.  Ноги  юноши  и
девушки оказываются стоящими по колено в воде, но в исступлении
страсти  они  не  обращают  на это никакого внимания. А бочки с
пивом и квасом незаметно подхватывают мутные дождевые потоки  и
уносят восвояси.
     ЗАНАВЕС.
     HAPPY END.








Популярность: 10, Last-modified: Wed, 21 Jan 1998 06:25:45 GMT