Тропы еще в антимир не протоптаны, -
 Но, как на фронте, держись ты!
 Бомбардируем мы ядра протонами,
 Значит, мы - антиллеристы.

        Нам тайны нераскрытые раскрыть пора -
        Лежат без пользы тайны, как в копилке, -
        Мы тайны эти с корнем вырвем у ядра -
        На волю пустим джина из бутылки!

 Тесно сплотились коварные атомы -
 Ну-ка, попробуй прорвись ты!
 Живо по коням - в погоне за квантами!
 Значит, мы - кванталеристы.

        Нам тайны нераскрытые раскрыть пора -
        Лежат без пользы тайны, как в копилке, -
        Мы тайны эти с корнем вырвем у ядра -
        На волю пустим джина из бутылки!

        Пусть не поймаешь нейтрино за бороду
 И не посадишь в пробирку, -
 Было бы здорово, чтоб Понтекорво
 Взял его крепче за шкирку.

        Нам тайны нераскрытые раскрыть пора -
        Лежат без пользы тайны, как в копилке, -
        Мы тайны эти с корнем вырвем у ядра -
        На волю пустим джина из бутылки!

        Жидкие, твердые, газообразные -
 Просто, понятно, вольготно!
 А с этой плазмой дойдешь до маразма, и
 Это довольно почетно.

        Нам тайны нераскрытые раскрыть пора -
        Лежат без пользы тайны, как в копилке, -
        Мы тайны эти с корнем вырвем у ядра -
        На волю пустим джина из бутылки!

 Молодо-зелено. Древность - в историю!
 Дряхлость - в архивах пылится!
 Даешь эту общую эту теорию,
 Элементарных частиц нам!

        Нам тайны нераскрытые раскрыть пора -
        Лежат без пользы тайны, как в копилке, -
        Мы тайны эти с корнем вырвем у ядра -
        И вволю выпьем джина из бутылки!

 1964



 Потеряю истинную веру -
 Больно мне за наш СССР:
 Отберите орден у Насера -
 Не подходит к ордену Насер!

 Можно даже крыть с трибуны матом,
 Раздавать подарки вкривь и вкось,
 Называть Насера нашим братом,
 Но давать Героя - это брось!

        Почему нет золота в стране?
        Раздарили, гады, раздарили.
        Лучше бы давали на войне,
        А насеры после б нас простили!

 1964




 Мне этот бой не забыть нипочем -
 Смертью пропитан воздух, -
 А с небосклона бесшумным дождем
 Падали звезды.

 Снова упала - и я загадал:
 Выйти живым из боя, -
 Так свою жизнь я поспешно связал
 С глупой звездою.

 Я уж решил: миновала беда
 И удалось отвертеться, -
 С неба упала шальная звезда -
 Прямо под сердце.

 Нам говорили: "Нужна высота!"
 И "Не жалеть патроны!"...
 Вон покатилась вторая звезда -
 Вам на погоны.

 Звезд этих в небе - как рыбы в прудах, -
 Хватит на всех с лихвою.
 Если б не насмерть, ходил бы тогда
 Тоже - Героем.

 Я бы Звезду эту сыну отдал,
 Просто - на память...
 В небе горит, пропадает звезда -
 Некуда падать.

 1964




 Жил я с матерью и батей
         На Арбате - здесь бы так! -
 А теперь я в медсанбате -
         На кровати, весь в бинтах...

 Что нам слава, что нам Клава -
         Медсестра - и белый свет!..
 Помер мой сосед, что справа,
         Тот, что слева, - еще нет.

 И однажды, как в угаре,
         Тот сосед, что слева, мне
 Вдруг сказал: "Послушай, парень,
         У тебя ноги-то нет".

 Как же так? Неправда, братцы, -
         Он, наверно, пошутил!
 "Мы отрежем только пальцы" -
         Так мне доктор говорил.

 Но сосед, который слева,
         Все смеялся, все шутил,
 Даже ночью он все бредил -
         Все про ногу говорил.

 Издевался: мол, не встанешь,
         Не увидишь, мол, жены!..
 Поглядел бы ты, товарищ,
         На себя со стороны!

 Если б был я не калека
         И слезал с кровати вниз -
 Я б тому, который слева,
         Просто глотку перегрыз!

 Умолял сестричку Клаву
         Показать, какой я стал...
 Был бы жив сосед, что справа, -
         Он бы правду мне сказал!..

 1964




 Все срока уже закончены,
 А у лагерных ворот,
 Что крест-накрест заколочены, -
 Надпись: "Все ушли на фронт".

 За грехи за наши нас простят,
 Ведь у нас такой народ:
 Если Родина в опасности -
 Значит, всем идти на фронт.

 Там год - за три, если бог хранит, -
 Как и в лагере зачет.
 Нынче мы на равных с вохрами -
 Нынче всем идти на фронт.

 У начальника Березкина -
 Ох и гонор, ох и понт! -
 И душа - крест-накрест досками, -
 Но и он пошел на фронт.

 Лучше было - сразу в тыл его:
 Только с нами был он смел, -
 Высшей мерой наградил его
 Трибунал за самострел.

 Ну а мы - все оправдали мы, -
 Наградили нас потом:
 Кто живые, тех - медалями,
 А кто мертвые - крестом.

 И другие заключенные
 Пусть читают у ворот
 Нашу память застекленную -
 Надпись: "Все ушли на фронт"...

 1964



 Я любил и женщин и проказы:
 Что ни день, то новая была, -
 И ходили устные рассказы
 Про мои любовные дела.

 И однажды как-то на дороге
 Рядом с морем - с этим не шути -
 Встретил я одну из очень многих
 На моем на жизненном пути.

 А у ней - широкая натура,
 А у ней - открытая душа,
 А у ней - отличная фигура, -
 А у меня в кармане - ни гроша.

 Ну а ей - в подарок нужно кольца;
 Кабаки, духи из первых рук, -
 А взамен - немного удовольствий
 От ее сомнительных услуг.

 "Я тебе, - она сказала,  - Вася,
 Дорогое самое отдам!.."
 Я сказал: "За сто рублей согласен, -
 Если больше - с другом пополам!"

 Женщины - как очень злые кони:
 Захрипит, закусит удила!..
 Может, я чего-нибудь не понял,
 Но она обиделась - ушла.

 ...Через месяц улеглись волненья -
 Через месяц вновь пришла она, -
 У меня такое ощущенье,
 Что ее устроила цена!

 1964



 Парня спасем,
 Парня в детдом -
         На воспитанье!
 Даром учить,
 Даром поить,
         Даром питанье!..

         Жизнь - как вода,
         Вел я всегда
                Жизнь бесшабашную, -
         Все ерунда,
        Кроме суда
                 Самого страшного.

 Все вам дадут,
 Все вам споют -
         Будьте прилежными, -
 А за оклад -
 Ласки дарят
         Самые нежные.

         Вел я всегда
         Жизнь без труда -
                Жизнь бесшабашную, -
         Все ерунда,
        Кроме суда
                 Самого страшного.

 1964



 Я теперь на девок крепкий,
 И теперь одною меткой
 Я всех баб ровняю как одну:
 Пусть у ней во лбу семь пядей,
 Пусть при полном при параде, -
 Встречу бабу - в сторону сверну.

 Был я раньше тоже хлипкий -
 Провожал я их с улыбкой,
 Даже, помню, год с одною жил, -
 А теперь, пройду не глядя -
 Мне плевать, что ейный дядя
 Раньше где-то в органах служил.

 Баб держу я в черном теле,
 А чтоб лечь в одну постелю -
 Этим меня можно насмешить, -
 Даже если умоляет,
 Даже в экстренном случае -
 Очень меня трудно уложить!

 Почему с таким напором
 Я воюю с женским полом:
 Изучил я их как свой портрет, -
 Ведь полвека я - не меньше -
 Изучаю этих женщин,
 И сейчас мне - восемьдесят лет.

 1964



 Там были генеральши, были жены офицеров
 И старшины-сверхсрочника жена.
 Там хлопало шампанское, там булькала мадера,
 Вину от водки тесно было, водке - от вина.

 Прошла пора, чтоб вешаться, прошла пора стреляться,
 Пришла пора спокойная - как паиньки сидим.
 Сегодня пусть начальницы вовсю повеселятся,
 А завтра мы начальников вовсю повеселим.

 1964




 - Сегодня я с большой охотою
 Распоряжусь своей субботою,
 И если Нинка не капризная,
 Распоряжусь своею жизнью я!

 - Постой, чудак, она ж - наводчица, -
 Зачем?
         - Да так, уж очень хочется!
 - Постой, чудак, у нас - компания, -
 Пойдем в кабак - зальем желание!

 - Сегодня вы меня не пачкайте,
 Сегодня пьянка мне - до лампочки:
 Сегодня Нинка соглашается -
 Сегодня жизнь моя решается!

 - Ну и дела же с этой Нинкою!
 Она спала со всей Ордынкою, -
 И с нею спать ну кто захочет сам!..
 - А мне плевать - мне очень хочется!

 Сказала: любит, - все, заметано!
 - Отвечу рупь за то, что врет она!
 Она ж того - ко всем ведь просится...
 - А мне чего - мне очень хочется!

 - Она ж хрипит, она же грязная,
 И глаз подбит, и ноги разные,
 Всегда одета, как уборщица...
 - Плевать на это - очень хочется!

 Все говорят, что - не красавица, -
 А мне такие больше нравятся.
 Ну, что ж такого, что - наводчица, -
 А мне еще сильнее хочется!

 1964



 Нам говорят без всякой лести:
 "Без вас со скуки мы умрем!"
 И мы всегда и всюду вместе -
 Везде втроем, всегда поем.

 Мы успеваем еле-еле
 Пить у одних, петь у других,
 Хотя б нам на одной неделе
 Давали восемь выходных!

 Без нас нельзя на дне рожденья,
 Без нас и свадьбам - не бывать.
 И мы сейчас идем веселье
 На новоселье подымать.

 Нам ничего, а парень болен -
 Ему бы есть, ему бы спать...
 Без нас нельзя - чего же боле,
 Что можем мы еще сказать?

 1964




 Твердил он нам: "Моя она!",
 "Да ты смеешься, друг, да ты смеешься!
 Уйди, пацан, - ты очень пьян, -
 А то нарвешься, друг, гляди, нарвешься!"

         А он кричал: "Теперь мне все одно!
         Садись в такси - поехали кататься!
         Пусть счетчик щелкает, пусть все равно
         В конце пути придется рассчитаться".

 Не жалко мне таких парней.
 "Ты от греха уйди!" - твержу я снова,
 А он - ко мне, и все - о ней...
 "А ну - ни слова, гад, гляди, ни слова!"

         Ударила в виски мне кровь с вином -
         И, так же продолжая улыбаться,
         Ему сказал я тихо: "Все равно
         В конце пути придется рассчитаться!"

 К слезам я глух и к просьбам глух -
 В охоту драка мне, ох как в охоту!
 И хочешь, друг, не хочешь, друг, -
 Плати по счету, друг, плати по счету!..

         А жизнь мелькает, как в немом кино, -
         Мне хорошо, мне хочется смеяться, -
         А счетчик - щелк да щелк, - да все равно
         В конце пути придется рассчитаться...

 1964




 Мой первый срок я выдержать не смог, -
 Мне год добавят, может быть - четыре...
 Ребята, напишите мне письмо:
 Как там дела в свободном вашем мире?

 Что вы там пьете? Мы почти не пьем.
 Здесь - только снег при солнечной погоде...
 Ребята, напишите обо всем,
 А то здесь ничего не происходит!

 Мне очень-очень не хватает вас, -
 Хочу увидеть милые мне рожи!
 Как там Надюха, с кем она сейчас?
 Одна? - тогда пускай напишет тоже.

 Страшней, быть может, - только Страшный суд!
 Письмо мне будет уцелевшей нитью, -
 Его, быть может, мне не отдадут,
 Но все равно, ребята, напишите!..

 1964



 Если б водка была на одного -
 Как чудесно бы было!
 Но всегда покурить - на двоих,
 Но всегда распивать - на троих.
 Что же - на одного ?
 На одного - колыбель и могила.

        От утра и до утра
        Раньше песни пелись,
        Как из нашего двора
        Все поразлетелись -
        Навсегда, кто куда,
        На долгие года.

 Говорят, что жена - на одного, -
 Спокон веку так было.
 Но бывает жена - на двоих,
 Но бывает она - на троих.
 Что же - на одного ?
 На одного - колыбель и могила.

        От утра и до утра
        Раньше песни пелись,
        Как из нашего двора
        Все поразлетелись -
        Навсегда, кто куда,
        На долгие года.

 Сколько ребят у нас в доме живет,
 Сколько ребят в доме рядом!
 Сколько блатных мои песни поет,
 Сколько блатных еще сядут -
         Навсегда, кто куда,
         На долгие года!

 1964



         Так оно и есть -
         Словно встарь, словно встарь:
         Если шел вразрез -
         На фонарь, на фонарь,
         Если воровал -
         Значит, сел, значит, сел,
         Если много знал -
         Под расстрел, под расстрел!

 Думал я - наконец не увижу я скоро
         Лагерей, лагерей, -
 Но попал в этот пыльный расплывчатый город
         Без людей, без людей.
 Бродят толпы людей, на людей непохожих,
         Равнодушных, слепых, -
 Я заглядывал в черные лица прохожих -
         Ни своих, ни чужих.

 Так зачем проклинал свою горькую долю?
         Видно, зря, видно, зря!
 Так зачем я так долго стремился на волю
         В лагерях, в лагерях?!
 Бродят толпы людей, на людей непохожих,
         Равнодушных, слепых, -
 Я заглядывал в черные лица прохожих -
         Ни своих, ни чужих.

         Так оно и есть -
         Словно встарь, словно встарь:
         Если шел вразрез -
         На фонарь, на фонарь,
         Если воровал -
         Значит, сел, значит, сел,
         Если много знал -
         Под расстрел, под расстрел!

 1964



 Передо мной любой факир - ну просто карлик,
 Я их держу за самых мелких фраеров, -
 Возьмите мне один билет до Монте-Карло -
 Я потревожу ихних шулеров!

 Не соблазнят меня ни ихние красотки,
 А на рулетку - только б мне взглянуть, -
 Их банкометы мине вылижут подметки,
 А я на поезд - и в обратный путь.

 Играть я буду и на красных и на черных,
 И Монте-Карло я облажу все углы, -
 Останутся у них в домах игорных
 Одни хваленые зеленые столы.

 Я привезу с собою массу впечатлений:
 Попью коктейли, послушаю джаз-банд, -
 Я привезу с собою кучу ихних денег -
 И всю валюту сдам в советский банк.

 Я говорю про все про это без ухарства -
 Шутить мне некогда: мне "вышка" на носу, -
 Но пользу нашему родному государству
 Наверняка я этим принесу!

 1964



                     Г. Епифанцеву

 В этом доме большом раньше пьянка была
         Много дней, много дней,
 Ведь в Каретном ряду первый дом от угла -
         Для друзей, для друзей.

         За пьянками, гулянками,
        За банками, полбанками,
         За спорами, за ссорами, раздорами
         Ты стой на том,
        Что этот дом -
         Пусть ночью, днем -
        Всегда твой дом,
         И здесь не смотрят на тебя с укорами.

 И пускай иногда недовольна жена -
         Но бог с ней, но бог с ней! -
 Есть у нас нечто больше, чем рюмка вина, -
         У друзей, у друзей.

         За пьянками, гулянками,
        За банками, полбанками,
         За спорами, за ссорами, раздорами
         Ты стой на том,
        Что этот дом -
         Пусть ночью, днем -
        Всегда твой дом,
         И здесь не смотрят на тебя с укорами.

 1964



 Ну о чем с тобой говорить!
 Все равно ты порешь ахинею, -
 Лучше я пойду к ребятам пить -
 У ребят есть мысли поважнее.

 У ребят серьезный разговор -
 Например, о том, кто пьет сильнее.
 У ребят широкий кругозор -
 От ларька до нашей бакалеи.

 Разговор у нас и прям и груб -
 Две проблемы мы решаем глоткой:
 Где достать недостающий рупь
 И - кому потом бежать за водкой.

 Ты даешь мне утром хлебный квас -
 Ну что тебе придумать в оправданье!
 Интеллекты разные у нас, -
 Повышай свое образованье!

 1964




 Нам ни к чему сюжеты и интриги:
 Про все мы знаем, про все, чего ни дашь.
 Я, например, на свете лучшей книгой
 Считаю Кодекс уголовный наш.

 И если мне неймется и не спится
 Или с похмелья нет на мне лица -
 Открою Кодекс на любой странице,
 И не могу - читаю до конца.

 Я не давал товарищам советы,
 Но знаю я - разбой у них в чести, -
 Вот только что я прочитал про это:
 Не ниже трех, не свыше десяти.

 Вы вдумайтесь в простые эти строки -
 Что нам романы всех времен и стран! -
 В них есть бараки, длинные как сроки,
 Скандалы, драки, карты и обман...

 Сто лет бы мне не видеть этих строчек! -
 За каждой вижу чью-нибудь судьбу, -
 И радуюсь, когда статья - не очень:
 Ведь все же повезет кому-нибудь!

 И сердце стонет раненною птицей,
 Когда начну свою статью читать,
 И кровь в висках так ломится-стучится, -
 Как мусора, когда приходят брать.

 1964




 В наш тесный круг не каждый попадал,
 И я однажды - проклятая дата -
 Его привел с собою и сказал:
 "Со мною он - нальем ему, ребята!"

 Он пил как все и был как будто рад,
 А мы - его мы встретили как брата...
 А он назавтра продал всех подряд, -
 Ошибся я - простите мне, ребята!

 Суда не помню - было мне невмочь,
 Потом - барак, холодный как могила, -
 Казалось мне - кругом сплошная ночь,
 Тем более что так оно и было.

 Я сохраню хотя б остаток сил, -
 Он думает - отсюда нет возврата,
 Он слишком рано нас похоронил, -
 Ошибся он - поверьте мне, ребята!

 И день наступит - ночь не на года, -
 Я попрошу, когда придет расплата:
 "Ведь это я привел его тогда -
 И вы его отдайте мне, ребята!.."

 1964



 Вот раньше жизнь!
 B вверх и вниз
 Идешь без конвоиров, -
 Покуришь план,
 Пойдешь на бан
 И щиплешь пассажиров.

 А на разбой
 Берешь с собой
 Надежную шалаву,
 Потом - за грудь
 Кого-нибудь
 И делаешь варшаву.

 Пока следят,
 Пока грозят -
 Мы это переносим.
 Наелся всласть,
 Но вот взялась
 "Петровка 38".

 Прошел детдом, тюрьму, приют,
 И срока не боялся, -
 Когда ж везли в народный суд -
 Немного волновался.

 Зачем нам врут:
 "Народный суд"! -
 Народу я не видел, -
 Судье простор,
 И прокурор
 Тотчас меня обидел.

 Ответил на вопросы я,
 Но приговор - с издевкой, -
 И не согласен вовсе я
 С такой формулировкой!

 Не отрицаю я вины -
 Не в первый раз садился,
 Но - написали, что с людьми
 Я грубо обходился.

 Неправда! - тихо подойдешь,
 Попросишь сторублевку...
 Причем тут нож,
 Причем грабеж? -
 Меняй формулировку!

 Эх, был бы зал -
 Я б речь сказал:
 "Товарищи родные!
 Зачем пенять -
 Ведь вы меня
 Кормили и поили!

 Мне каждый деньги отдавал
 Без слез, угроз и крови...
 Огромное спасибо вам
 За все на добром слове!"

 И этот зал
 Мне б хлопать стал,
 И я б, прервав рыданья,
 Им тихим голосом сказал:
 "Спасибо за вниманье!"

 Ну правда ведь -
 Неправда ведь,
 Что я - грабитель ловкий?
 Как людям мне в глаза смотреть
 С такой формулировкой?!

 1964




 Я был слесарь шестого разряда,
 Я получки на ветер кидал, -
 Получал я всегда сколько надо -
 И плюс премию в каждый квартал.

 Если пьешь, - понимаете сами -
 Должен чтой-то иметь человек, -
 Ну, и кроме невесты в Рязани,
 У меня - две шалавы в Москве.

 Шлю посылки и письма в Рязань я,
 А шалавам - себя и вино, -
 Каждый вечер - одно наказанье
 И всю ночь - истязанье одно.

 Вижу я, что здоровие тает,
 На работе - все брак и скандал, -
 Никаких моих сил не хватает -
 И плюс премии в каждый квартал.

 Синяки и морщины на роже, -
 И сказал я тогда им без слов:
 На фиг вас - мне здоровье дороже, -
 Поищите других фраеров!..

 Если б знали, насколько мне лучше,
 Как мне чудно - хоть кто б увидал:
 Я один пропиваю получку -
 И плюс премию в каждый квартал!

 1964




 О нашей встрече что там говорить! -
 Я ждал ее, как ждут стихийных бедствий, -
 Но мы с тобою сразу стали жить,
 Не опасаясь пагубных последствий.

 Я сразу сузил круг твоих знакомств,
 Одел, обул и вытащил из грязи, -
 Но за тобой тащился длинный хвост -
 Длиннющий хвост твоих коротких связей.

 Потом, я помню, бил друзей твоих:
 Мне с ними было как-то неприятно, -
 Хотя, быть может, были среди них
 Наверняка отличные ребята.

 О чем просила - делал мигом я, -
 Я каждый день старался сделать ночью брачной.
 Из-за тебя под поезд прыгнул я,
 Но, слава богу, не совсем удачно.

 И если б ты ждала меня в тот год,
 Когда меня отправили на дачу, -
 Я б для тебя украл весь небосвод
 И две звезды Кремлевские в придачу.

 И я клянусь - последний буду гад! -
 Не ври, не пей - и я прощу измену, -
 И подарю тебе Большой театр
 И Малую спортивную арену.

 А вот теперь я к встрече не готов:
 Боюсь тебя, боюсь речей интимных -
 Как жители японских городов
 Боятся повторенья Хиросимы.

 1964



 Все позади - и КПЗ, и суд,
 И прокурор, и даже судьи с адвокатом, -
 Теперь я жду, теперь я жду - куда, куда меня пошлют,
 Куда пошлют меня работать за бесплатно.

        Мать моя - давай рыдать,
        Давай думать и гадать,
        Куда, куда меня пошлют.
        Мать моя - давай рыдать,
        А мне ж ведь в общем наплевать,
        Куда, куда меня пошлют.

 До Воркуты идут посылки долго,
 До Магадана - несколько скорей, -
 Но там ведь все, но там ведь все такие падлы, суки, волки, -
 Мне передач не видеть, как своих ушей.

        Мать моя - давай рыдать,
        Давай думать и гадать,
        Куда, куда меня пошлют.
        Мать моя - давай рыдать,
        А мне ж ведь в общем наплевать,
        Куда, куда меня пошлют.

 И вот уж слышу я: за мной идут -
 Открыли дверь и сонного подняли, -
 И вот сейчас, вот прям сейчас меня куда-то повезут,
 А вот куда - опять, паскуды, не сказали.

        Мать моя - опять рыдать,
        Опять думать и гадать,
        Куда, куда меня пошлют.
        Мать моя - опять рыдать,
        А мне ж ведь в общем наплевать,
        Куда, куда меня пошлют.

 И вот на месте мы - вокзал и брань, -
 Но, слава богу, хоть с махрой не остро.
 И вот сказали нам, что нас везут туда - в Тьмутаракань -
 Кудай-то там на Кольский полуостров.

        Мать моя - опять рыдать,
        Опять думать и гадать,
        Куда, куда меня пошлют...
        Мать моя, кончай рыдать,
        Давай думать и гадать,
        Когда меня обратно привезут!

 1964




 Это был воскресный день - и я не лазил по карманам:
 В воскресенье - отдыхать, - вот мой девиз.
 Вдруг - свисток, меня хватают, обзывают хулиганом,
 А один узнал - кричит: "Рецидивист!"

         "Брось, товарищ, не ершись,
        Моя фамилия - Сергеев, -
        Ну, а кто рецидивист -
        Так я ж понятья не имею".

 И это был воскресный день, но мусора не отдыхают:
 У них тоже - план давай, хоть удавись, -
 Ну а если перевыполнят, так их там награждают -
 На вес золота там вор-рецидивист.

        С уваженьем мне: "Садись! -
        Угощают "Беломором". -
        Значит - ты рецидивист?
        Распишись под протоколом!"

 И это был воскресный дань, светило солнце как бездельник,
 И все люди - кто с друзьями, кто с семьей, -
 Ну а я сидел скучал, как в самый грустный понедельник:
 Мне майор попался очень деловой.

        "Сколько раз судились вы?"
        "Плохо я считать умею!"
        "Но все же вы - рецидивист?"
        "Да нет, товарищ, я - Сергеев".

 Это был воскресный день - а я потел, я лез из кожи, -
 Но майор был в математике горазд:
 Он чего то там сложил, потом умножил, подытожил -
 И сказал, что я судился десять раз.

        Подал мне начальник лист -
        Расписался как умею -
        Написал: "Рецидивист
        По фамилии Сергеев".

 И это был воскресный день, я был усталым и побитым, -
 Но одно я знаю, одному я рад:
 В семилетний план поимки хулиганов и бандитов
 Я ведь тоже внес свой очень скромный вклад!

 1964



 Помню, я однажды и в "очко", и в "стос" играл, -
 А с кем играл - не помню этой стервы.
 Я ему тогда двух сук из зоны проиграл, -
 Зря пошел я в пику, а не в черву!

 Я сперва как следует колоду стасовал,
 А потом я сделал ход неверный:
 Он рубли с Кремлем кидал, а я слюну глотал, -
 И пошел я в пику, а не в черву!

 Руки задрожали, будто кур я воровал,
 Будто сел играть я в самый первый...
 Делать было нечего - и я его убрал, -
 Зря пошел я в пику, а не в черву!...

 1964



 Нам вчера прислали
 Из рук вон плохую весть:
 Нам вчера сказали,
 Что Алеха вышел весь.
 Как же так! Он Наде
 Говорил, что - пофартит,
 Что сыграет свадьбу -
 На неделю загудит...

 Не видать девахе
 Этот свадебный гудеж
 Потому что в драке
 Налетел на чей-то нож,
 Потому что - плохо,
 Хоть не первый раз уже
 Получал Алеха
 Дырки новые в душе.

 Для того ль он душу,
 Как рубаху, залатал,
 Чтоб его убила
 В пьяной драке сволота!
 Если б все в порядке -
 Мы б на свадьбу нынче шли, -
 И с ножом в лопатке
 Поутру его нашли.

 Что ж, поубивается
 Девчонка, поревет,
 Что ж, посомневается -
 И слезы оботрет, -
 А потом без вздоха
 Отопрет любому дверь...
 Ничего, Алеха, -
 Все равно ему теперь!

 Мы его схороним очень скромно -
 Что рыдать!
 Некому о нем и похоронную
 Послать,
 Потому - никто не знает,
 Где у Лехи дом, -
 Вот такая смерть шальная
 Всех нас ждет потом.

 Что ж, поубивается
 Девчонка, поревет,
 Что ж, посомневается -
 И слезы оботрет, -
 А потом без вздоха
 Отопрет любому дверь, -
 Бог простит, а Леха...
 Все равно ему теперь...

 1964

Популярность: 56, Last-modified: Thu, 27 Jan 2000 19:04:47 GMT