Хотение в Париж бывает разное. На минуточку и навсегда, на  экскурсию
и на годик, служебное и мимолетное, всерьез и в шутку:  "Я  опять  хочу  в
Париж. - А что, вы там уже были? - Нет, я уже когда-то  хотел".  Всемирная
столица искусств  и  мод,  вкусов  и  развлечений,  славы  и  гастрономии,
парфюмерии и любви - о, далекий,  манящий,  загадочная  звезда,  сказочный
Париж, совсем не такой,  как  все  остальные,  обыкновенные  и  привычные,
города. Париж д'Артаньяна  и  Мегрэ,  Наполеона  и  Пикассо,  Людовиков  и
Бриджит Бардо, Бельмондо, Шанель, Диор,  Пляс  Пигаль,  Монмартр,  бистро,
мансарды... ах - Париж!.. Вдохнуть его воздух, пройти по улочкам, обмереть
под  Нотр-Дам,  позавтракать  луковым  супом,  перемигнуться  с  пикантной
парижанкой,  насладить  слух  разноязыкой  речью,  кануть  в   вавилонские
развлечения, кинуть франк  бездомному  художнику,  растаять  в  магазинном
изобилии, купить жареных  каштанов  у  торговки,  узнать  вкус  абсента  и
перно... ах - Париж! хрустальная мечта, магнетическое сияние, недосягаемый
идеал всех  городов,  искус  голодных  душ.  Вернуться  и  до  конца  дней
вспоминать, рассказывать,  где  ты  был  и  что  видел,  -  или  рискнуть,
преступить, сыграть с судьбой в русскую рулетку, остаться, слиться  с  его
плотью, стать его частицей - или гордо  покорить,  пройти  сквозь  нищету,
подняться к сияющей славе, добиться всемирного успеха, денег,  поклонения,
репортеры, экипажи-скачки-рауты-вояжи, летняя вилла в  Ницце,  особняк  на
Елисейских   полях...   Один   знаменитый   весельчак-композитор   поведал
телезрителям, что весну он предпочитает проводить в Париже.  Тонкая  шутка
не была понята:  миллионы  безвестных  и  рядовых  тружеников  дрогнули  в
возмущенной зависти к наглому счастливцу, ежегодно  празднующему  весну  в
Париже, где цветут каштаны и доступные женщины на брегах  Сены  под  сенью
Эйфелевой башни. Короче, кому ж неохота в Париж. А спроси его,  что  он  в
том  Париже   оставил?   Побывать,   походить,   посмотреть...   даже   не
обарахлиться, это и в Венгрии можно... а печально: жить, зная, что  так  и
до смерти не увидишь его,  единственный,  неповторимый,  легендарный,  где
живали все знаменитости, и помнили, и вздыхали  ностальгически:  "Ну  что,
мой  друг,  свистишь,  мешает  жить  Париж?"   Неистребимая   потребность,
бесхитростная вера: есть, есть где-то все, чего ни возжаждаешь -  красота,
легкость, романтика, свобода, изобилие, приключение, слава; смешной символ
красивой жизни - Париж. Боже  мой,  как  невозможно  представить,  что  из
Свердловска  до  Парижа  ближе,  чем   до   Хабаровска.   Как   невозможно
представить, что кто-то там может так же просто жить, как в  Конотопе  или
Могилеве.
     Итак, в один прекрасный день Кореньков захотел в Париж.
     В пятом классе Димка Кореньков посмотрел в кино "Трех мушкетеров".  И
- все.
     Он  вышел  из  зала  шатаясь.  Слепо  бродил  два  часа.  Вернулся  к
кинотеатру и встал в очередь.
     Денег на билет не хватило. Помертвев, он двинулся домой и выклянчил у
матери рубль, задыхаясь, понесся обратно: успел.
     После девятого раза Париж стал для него реальнее окружающей скукоты.
     Жизнь в городишке была небогатая. Пассажирский поезд проходил  дважды
в неделю. Местных хулиганов знали наперечет.  Изредка  заезжали  областные
артисты.  Пробуждающаяся  Димкина  душа,  неудовлетворенная  обыденностью,
оказалась затронута в заветной глубине.
     Обрушился удар -  фильм  сняли  с  экрана.  Димка  горевал,  пока  не
просияла  надежда:  он  впервые  отправился  в  библиотеку  и  взял   "Три
мушкетера". Ту ночь не спал: сидел в туалете их коммуналки и читал...
     Вернуть книгу было выше его сил - он  легче  расстался  бы  с  рукой.
Почта принесла суровое извещение об  уплате  пятикратной  стоимости.  Отец
отвесил Димке воспитующий подзатыльник. Такова была первая его  жертва  на
тернистом пути к мечте.
     Познав наизусть "Трех  мушкетеров",  Димка  обнаружил  "Двадцать  лет
спустя" и "Виконта де  Бражелона".  Упоительно  и  безмерно  счастлив,  он
погрузился в яркий и отважный мир Люксембургского дворца и Пре-о-Клер, где
дамы мели шлейфами паркеты, взмыленные кони с грохотом мчали кареты  через
горбатые мосты и шпаги звенели в лучах заходящего солнца. Его выдернули из
грез, как рыбку из речки, - четверть окончилась, он  не  успевал  по  всем
предметам, грандиозный скандал разразился.
     - Хоть что-нибудь ты знаешь? - скучно спросила  классная,  прикидывая
втык от педсовета за Димкины успехи.
     - Париж стоит мессы, - нахально выдал Димка.  -  Экю  равняется  трем
ливрам, а пистоль - десяти.
     Класс возопил триумф над племенем педагогов. Кличку  "француз"  Димка
принял как посвящение в сан. Раньше он не выделялся ничем:  ни  силой,  ни
храбростью, ни умением драться,  ни  знаниями,  ни  умом,  ни  престижными
родителями. В секцию его не приняли по хилости,  кружки  не  интересовали,
музыкальный слух отсутствовал. Париж придал ему индивидуальность,  выделил
из всех, и в любовь к Парижу  он  вложил  все  отпущенные  природой  крохи
честолюбия и  самоутверждения  -  это  был  его  мир,  здесь  он  не  имел
конкурентов.
     Упрочивая  репутацию  и  следуя  течению  событий,  он  вытребовал  в
библиотеке  слипшуюся  "Историю  Франции".  Нарабатывал   осанку,   гордое
откидывание головы. Отрепетировал высокомерную усмешку. С герцогской  этой
усмешкой сообщал о невыполненных уроках, не снисходя до уловок. Учителя  и
родители, одолевая бешенство, списывали выкрутасы на трудности переходного
возраста, вздыхали и строили планы воспитательной работы.  Они  ничего  не
понимали.
     - Ты правда знаешь французский? - спросила Сухова, красавица  Сухова,
глядя непросто.
     Французский в их дыре не звучал со времен наполеоновского  нашествия;
Димка зарылся в поиски и  нашел  учебник,  траченный  мышами  и  плесенью.
Выламывал губы перед зеркальцем - ставил артикуляцию. И все реже отсиживал
в школе, зато в нее все чаще вызывали отца.
     Отец попомнил домострой и выдрал его с тщанием.
     - Еще тронешь - сбегу, - прерывистым фальцетом пообещал Димка,  когда
экзекуция перешла в стадию словесную.
     - Куда ты убежишь? - вскрикнула мать, вскинув полотенце.
     - В Париж! - зло припечатал Димка. Серьезно.
     "Во блажь  очередная...  Слетит".  Блажь  не  слетала.  Жизнь  обрела
стержень:  Париж  был  интереснее,  красивее,  лучше  дурной  повседневной
дребедени. Он уже знал Париж лучше собственного района: Версаль, Сен-Дени,
Иври, Сите!.. Окружающее касалось его все меньше, плыло мимо, не колыхало.
     После восьмого класса школа с облегчением сбросила бзикнутого в  лоно
ПТУ. И то сказать: хотение в Париж - это еще не профессия.
     Годы в  ПТУ  не  отяготили  Димкино  сознание.  Он  чего-то  делал  в
мастерских, чего-то слушал в классах, а  на  самом  деле  хотел  в  Париж.
Хотение начало  давать  результаты,  пока  как  бы  промежуточные:  с  ним
считалась прекрасная половина училища - он досконально знал, что  носят  в
Париже. Неведомыми путями приплывал каталог мод, сиял  глянцем,  вгонял  в
пот провинциальных портняжек, не чаявших обшивать маркизов и  виконтов.  В
конце  концов  сермяжную  продукцию  родной  областной   фабрики   взялись
перешивать ему две девочки в обмен на консультации. "Так носят в  Париже",
- снисходительно ронял он местным денди в клешах с жестяными пряжками.
     На каникулах он приобрел  в  областном  центре  пластинки  с  уроками
французского, пылившиеся там с одна тысяча девятьсот  незапамятного  года.
Гонял их до  ошизения  на  наидешевейшем  проигрывателе  "Юность",  шлифуя
произношение.
     Поскольку французы предпочитают пить  красное  вино,  он  предпочитал
исключительно его серьезному мужскому напитку  водке.  Запив  в  парадняке
красным рагу и паштет, приготовленные матерью по  списанному  рецепту,  он
чувствовал, что вкусил сегодня вполне французскую трапезу.
     Сложнее оказалось с луковым супом. "Книга о вкусной и здоровой  пище"
рецепта не давала. Димка сам разварил лук  в  лохмотья,  бухнул  в  мутную
водичку поболе соли, перца и лаврового листа (французская кухня острая)  и
через силу выхлебал  ложкой;  прочие  домочадцы,  отведав  и  сплюнув,  от
деликатеса мягко отказались.
     Апофеозом гастрономических изысков явилась варка лягушек.  Нацапав  в
болоте десяток квакух, Димка улучил час, когда  дома  никого  не  было,  и
приволок добычу на кухню. Не будучи дилетантом, он знал, что  едят  только
задние лапки,  с  дрожью  отделил  их  и  разместил  в  суповой  кастрюле,
помолившись, чтобы мать не узнала. Определив готовность, скомандовал себе:
"Пора!" - и действительно сунул в  рот  маленькую,  похожую  на  цыплячью,
лапку и сжал челюсти,  но  тут  здоровый  русский  организм  воспротивился
насилию над своей природой, желудок лягушек отверг; Димка отпился холодной
водичкой и помыл в кухне пол. И еще долго стыдился своего тайного позора.
     Зато с девушками он в свой срок сделался свободен  и  даже  развязен.
Атмосфера  Парижа  фривольна,  парижанин  живет  легкой  и  игристой,  как
шампанское, любовью: легкий флирт, мимолетная  измена,  элегантный  роман.
Обычно Димкины избранницы не могли вот так сразу настроиться на  парижский
лад,  иногда  отказ  происходил  в  форме  категорической  и  грубой;   он
насмешливо утешался их глухим провинциализмом: "Да, это не  Париж".  Но  и
когда его пылкая страсть была разделима  -  он  оставался  недоволен.  Где
талия, тонкая, как у цветка? Где грудь, упругая, как  резиновый  мяч?  Где
шаловливый задор, прикушенная губка? И где, наконец, неземное  блаженство?
А тайная пена кружев тончайшего белья? Вот уж по части белья местные Манон
были столь же бессильны, сколь невиновны, облекая  свои  юные  прелести  в
стеганую холстину с желтыми костяными  пуговицами  и  байку  с  начесом...
Горький осадок не исчезал.
     Может  составиться  впечатление,  что  он  был   каким-то   маньяком,
параноиком. Да нет, он был в общем совершенно обычным парнем, ну просто он
хотел в Париж, хотеть ведь никому не запрещено. У каждого свое хобби,  или
свой таракан в голове, как сказали бы англичане. Ну с  легким  прибабахом,
бывает. Он бы и поехал в Париж, да понятия не имел, с какого конца за  это
дело взяться. Иностранец было словом ругательным, политическим ярлыком. За
границу уезжали дипломаты  или  предатели.  Но  не  одни  же  дипломаты  и
предатели заграницу населяют. У него не было никаких конфликтов с Родиной,
никаких несогласий, он был за социализм - он ведь и в  Париж-то  хотел  не
навсегда, а так, посмотреть, пожить немного, ну от силы года два; но  кому
и как это объяснишь?..
     А фанерная этажерка заполнялась книгами о Париже. С закрытыми глазами
он мог бы пройти  из  пятого  арандисмана  в  четырнадцатый.  Он  высчитал
количество шагов  от  Лувра  до  "Ротонды",  принимая  длину  шага  равной
семидесяти сантиметрам. В нем  родилось  знакомое  некоторым  чувство:  он
словно вспоминал о Париже, хотя там не был.  Однажды  он  с  пронзительной
достоверностью почувствовал себя парижанином, неведомо как  заброшенным  в
этот глухой угол.
     В армии, слава  Богу,  из  него  эту  дурь  подвыбили.  Напомнили  об
империализме, колониализме, ненужно большой армии, кстати позорно разбитой
в восемьсот двенадцатом  году,  интервенции,  безработице,  проституции  и
эксплуатации. Рядовой Кореньков (молодой-необученный, салажня, еще варежку
разевает!)  пытался  проповедовать  насчет  Сопротивления,  Жанны  Лябурб,
Марата и голубки Пикассо, но первейшие доблести солдата есть дисциплина  и
выполнение приказа, направление мыслей беспрекословное, налево кру-гом.  И
для укрепления правильного направления мыслей лепили наряды.
     Мысли Димкины направления не  изменили,  но  что  подразвеялось,  что
упряталось  поглубже:  солдат  вышел  исправный.  Французский  язык   стал
подзабываться, так ведь и по-русски к отбою язык заплетается.
     Перед дембелем подсекло: выяснилось, что он теперь знаком  с  военной
техникой и прочими секретными вещами и теперь на нем пять лет карантина  -
без права поездок за границу.
     - Ты что,  Кореньков,  за  границу,  что  ли,  собрался?  -  удивился
замполит его реакции на известие.
     - Никак нет, - заготовленно соврал Димка, - хотел учиться в институте
на переводчика.
     - О? Пока выучишься - время и пройдет!
     Дома Димка отдохнул месяц и затосковал. Когда тебе двадцать, пять лет
- срок бесконечный... Да эх, еще не старость. Прочитал объявление о наборе
и сорвался в областной центр: все ж фабрика, институт - цивилизация. А там
обвыкся, перевез в общагу свои книжки, пластинки и терпеливо  принялся  за
старое.
     Мечты мечтами, жизнь жизнью:  из  череды  девочек  как-то  выделилась
одна, высветилась, открылась - единственная. Димка влюбился, Димка потерял
голову. И  оказалось,  что  будет  ребенок...  Так  он  женился.  В  общем
счастливо женился, не жалел.
     Он помогал  жене  стирать  пеленки,  собирал  справки  для  получения
квартиры, вечерами слушали по приемнику французскую музыку,  он  переводил
слова, учил ее одеваться  так,  как  носят  в  Париже,  ей  это  нравилось
поначалу, подкупало: "Я сразу увидела, что ты не такой, как все..."
     Сыну было три года, а Димке двадцать шесть, когда родилась  дочка,  а
квартиры  все  еще  не  было,  снимали  комнату.   Теперь   он   прекрасно
представлял, что попасть в Париж безмерно трудно, практически нереально, и
в любом случае сначала  требовалось  добыть  семье  крышу  над  головой...
родная же кровь...
     В тридцать два он получил от фабрики квартиру. На радостях  влезли  в
долги, купили всю мебель, а  дети  росли,  одежда  на  них  горела,  Димка
прихватывал сверхурочно, жена часто сидела дома на справке: корь,  свинка,
грипп, - жизнь текла, как заведено, чем дальше, тем быстрей.
     Париж стал абстрактным,  как  математическая  формула,  но  столь  же
неотменимым. Димка не пил, не болел в футбол, не играл в домино, не  ездил
на рыбалку, не копил на  машину:  он  готовил  себя  к  свиданию,  которое
когда-нибудь состоится.  Тайком  встречался  с  учительницей  французского
языка;  жена  чуяла,  ревновала,  хотя  учительница   была   немолодая   и
некрасивая. Учительница радовалась родственной душе, она тоже  никогда  не
была в Париже,  а  французскому  ее  научили  в  институте  преподаватели,
которые тоже никогда не были в Париже, по учебникам,  авторы  которых  там
тоже не были. Странный город.
     Стать моряком загранплавания и  сбежать  в  капстране?  И  поздно,  и
позорно, и семью не бросишь... слишком много здесь.
     Времена между тем шли, и кое-что менялось. В городе  построили  новую
гостиницу, и в нее стали  иногда  приезжать  иностранцы.  К  разочарованию
Коренькова,  построившего  знакомство  с  администраторшей  и   швейцаром,
французов не было: болгары, поляки, восточные немцы.
     ...И вот однажды, получив письмо от сына  из  армии,  он  вздохнул  и
подивился быстротечности времени, усмехнулся безнадежно себе в  зеркало  -
полысевший с темени, поседевший с висков, погрузневший в талии... и  понял
с леденящей ясностью, что все эти годы обманывал себя, что  никогда  ни  в
какой Париж он не поедет.
     И стало - легче.
     Словно  обруч  распался  -  освободил  грудь:  исчезли   выматывающая
надежда,  томительная  неопределенность.   Он   даже   просиял.   Сплюнул.
"Нереально так нереально. И черт с ним, что за ерунда!"
     Этой освобожденной легкой приподнятости хватило на два дня. На третий
день  обнаружилась  сосущая  черная  пустота  в  душе,  где-то  в   районе
солнечного сплетения.
     Кореньков выпил, и ему полегчало.
     Запил он по-черному, прогулял фабрику; на первый раз простили.
     Жена поплакала, он покаялся, через неделю сорвался опять.
     - Из меня будто хребет вынули, понимаешь? - объяснил он.
     Справлял затянувшиеся поминки по  мечте:  постепенно  исчезли  книги,
пластинки, проигрыватель, магнитофон и, наконец,  приемник,  -  истаяла  и
лопнула нить, связывающая его с Парижем.
     Но иногда ему снился голубой  город,  ажурные  набережные  в  текучих
огнях, быстрый картавый говор, и тогда он просыпался угрюм, черен, не  шел
на работу, цедил дрянное разведенное пиво у ларька  и  дожидался  открытия
винного.
     Жена раньше прихвастывала перед соседками  редкостным  мужем,  теперь
бегала к ним же на кухни, они всплакивали о судьбине и костерили  алкашей,
и от того, что у других так же, и ничего, живут, становилось легче.
     Давно уже он не перешивал купленные костюмы, не выбирался по выходным
"на пленэр", не покупал у знакомой  киоскерши  "Юманите"  -  он  вкалывал,
безропотно отдавал жене зарплату, утаивая на выпивку, и  покорно  принимал
ругань и причитания после позднего и нетрезвого возвращения домой.
     Он плелся домой мимо гостиницы, когда в его сознание проникло  что-то
постороннее, мешающее, странное. Он досадливо собрал хмельные  мысли  -  и
споткнулся, застыл в стойке, как голодный пес: донеслась французская речь!
("Я волнуюсь, заслышав французскую речь", -  вдруг  завертелась  в  голове
бешеная пластинка). Трое мужчин и молодая дама вышли из  "Волги",  швейцар
излучил радушие при входе, и, как горохом перебрасываясь быстрыми фразами,
они проследовали внутрь!..
     Неотвратимо, подобно ожившей статуе, Кореньков двинулся  следом.  Он,
будто со стороны,  отмечал,  как  совал  деньги  швейцару,  администратору
ресторана, официанту,  как  втиснулся  за  столик,  что-то  пил  и  чем-то
закусывал, всем существом устремленный к тем  четверым,  -  они  почти  не
пили, держались как-то по-особенному свободно, болтали, - и он  почти  все
понимал: ужасные сроки согласования какого-то документа,  длинные  дороги,
русские художники в Париже...
     Они расплатились. Кореньков подошел, задевая стулья.
     - Вы из Парижа? - отчаянно спросил он без предисловий.
     Компания воззрилась, замолчав.
     - О, вы говорите по-французски? - приятно  улыбнулся  один,  носатый,
без подбородка, похожий в профиль на доброго попугая.
     - Иногда, - сказал Кореньков. - И что мне здесь с этого толку?
     Французы рассмеялись вежливо.
     -  Мы  не  ожидали  услышать  здесь...  -   с   нотками   воспитанной
отчужденности начала дама...
     - Вы из Парижа? - повторил Кореньков, перебивая.
     - Из Парижа, - подтвердил маленький, весь замшевый, шарик. И были они
все чистенькие, промытые, не по-нашему небрежные. - А что,  у  вас  особое
отношение к этому городу?
     - Ребята... - проговорил Кореньков, и голос его сел до сипа,  шепота,
мольбы. - Ребята, - проговорил он, - давайте выпьем. Вы не понимаете,  что
такое Париж.
     Французы  отреагировали  весело.  Возник  администратор  и   стальной
хваткой поволок Коренькова. "Т-тебе чего, это  иностранцы,  вали,  ну",  -
прошипел он.
     Кореньков вцепился в скатерть:
     - Господа, прикажите мерзавцу подать стул и прибор,  меня  заберут  в
милицию, помогите!
     Неловко бросать почти  знакомого  в  беде  -  солидарность  возникла:
французы достойно загалдели, зажестикулировали.
     - Этот человек - их гость, они его пригласили, - на чистейшем русском
языке сказала дама; Кореньков сообразил - переводчица.
     Официант неодобрительно обслужил.
     Происшествие сблизило, наладился разговор, расспросы.
     - У вас почти чистое парижское произношение!
     Поаплодировали; чокнулись; изумлялись:
     - И вы самостоятельно... Признайтесь, разыгрываете?
     - Столько лет...
     - Так почему вы давно туда не съездили?
     - Вам бы наши заботы, - туманно ответил Кореньков;  все-таки  он  был
нетрезв.
     Прекрасную сказку не могли  омрачить  мелочи:  у  входа  его  забрали
дружинники, доставили в отделение,  составили  протокол  о  приставании  к
иностранцам, отправили в вытрезвитель; ха.
     Утром он на удивление сиял среди измятых рож казенного  дома,  умолил
не посылать бумагу на работу, оставил в  залог  часы  и  пропуск,  схватил
такси, занял денег, уплатил штраф и примчался к жене  -  устроил  сплошной
праздник: уборку, стирку, поцелуи, клятвы, песни и пляски. Его  распирало,
он летал, парил над землей, в звоне серебряных колокольчиков.
     Переводчица объяснила: теперь  все  реально.  Есть  "Интурист",  есть
ОВИР, турпутевки, поездки по приглашению; стоит это круто, но  в  пределах
возможного.
     Коренькова залихорадило. Он  стал  восстанавливать  свою  французскую
библиотечку, слушать французскую музыку; и начал копить деньги.
     Полюбил прогуливаться вблизи гостиницы, иногда посиживал в ресторане;
еще дважды удалось свести  знакомства  -  французы  консультировали  здесь
строительство новой фабрики по их  проекту.  Последняя  группа  решительно
отказалась  признавать  его  за  русского,   не   нюхавшего   Франции,   и
заподозрила, кажется, в провокации. А выказанное  им  доскональное  знание
Парижа просто поставило их в тупик.
     - Вы могли бы работать гидом в Париже.
     - Я попробую, - спокойно ответил Кореньков.
     Зал за залом перечислял он коллекцию Лувра. Французы, переглянувшись,
признались, что искусство - не их хобби.
     - Видите ли, мсье, мы не посещаем  Париж,  мы  в  нем  живем,  а  это
совершенно разные вещи.
     Ему  обещали  прислать  приглашения,  но  пришло   только   одно.   В
соответствующем месте Коренькову разъяснили, что он практически незнаком с
приглашающим,  а  годится  лишь  настоящее   знакомство,   длительное,   с
перепиской. Полтора года Кореньков переписывался с одним  добрым  шевалье,
но приглашение почему-то не пришло...
     А в другом месте ему после строгого внушения  разъяснили,  что  такое
его невыдержанное поведение может только навредить в случае оформления  за
границу: неясные контакты с иностранцами.
     "Интурбюро" раскрыло, что путевки во Францию  (поулыбались)  приходят
сравнительно редко и распределяют их исключительно по профсоюзной линии.
     Кореньков прикинул свой стаж,  разряд,  дисциплину.  По  собственному
почину взял повышенные обязательства. После перевыборов сделался профоргом
бригады. Он как бы пытался забить очередь, понимая проблематичность урвать
столь лакомый кусок...
     И однажды действительно пришла  путевка  во  Францию,  на  двенадцать
дней,  стоимостью  две  тысячи  сто  рублей;  но  поехал  замдиректора  по
коммерции - руководитель, с высшим образованием, ветеран...
     Вышла замуж дочь, отложенные  деньги  ухнули  на  свадьбу:  застолье,
платье, первое обзаведение для молодых, - все нужно, как у людей,  куда  ж
денешься.
     Время летело, женился и сын, появились внуки, внукам хотелось  делать
подарки, жена все  чаще  прихварывала,  рекомендовалось  отправлять  ее  в
санаторий, и все требовало сил, времени, денег, денег, времени, сил...
     А перед сном Кореньков закрывал глаза и думал о Париже -  спокойно  и
даже счастливо. Так в старости вспоминают о  первой  любви:  давно  стихла
боль, сгладились терзания,  рассеялись  слезы,  и  осталась  лишь  сладкая
память о красоте, о потрясающем счастье, и вызываешь воспоминания вновь  и
вновь, они уже не мучат, как некогда, а дарят  тихой  отрадой,  умилением,
убежищем от тягостного быта, мирят с действительностью: было, все  у  меня
было и останется навсегда. Он неторопливо шествовал с набережной д'Орсэ  в
зелень Булонского леса,  помахивая  тросточкой,  молодой,  хорошо  одетый,
бодрый и жадный до впечатлений, смеющийся, выпивал  под  полосатым  тентом
стакан  кислого  красного  вина,  жмурился  от  дыма  крепкой  "Галуаз"  и
предвкушал, как кутнет у "Максима", разорится на отборную спаржу и дорогих
плоских устриц, выжав на них половинку лимона  и  запивая  белым,  старого
урожая,  вином,  пахнущим  дымком  сожженных   листьев   и   сентябрьскими
заморозками. Он сроднился с утопией, достоверно казалось, что это на самом
деле  было,  или  наоборот  -  завтра  же  сбудется,   и   такое   двойное
существование было ему приятно.
     А наутро к шести сорока пяти ехал на фабрику.
     Ему было пятьдесят девять, и он собирал справки на  пенсию,  когда  в
профком пришли две путевки во Францию.
     - Слышь, Корень, объявление  в  профкоме  видел?  -  спросил  в  обед
Виноградов, мастер из литейки.
     - Нет. А чего? - Кореньков взял  на  поднос  кефир  и  накрыл  стакан
булочкой.
     - Два места в Париж! - сказал Виноградов и подмигнул.
     Кореньков услышал, но как  бы  одновременно  и  не  услышал,  и  стал
смотреть на кассиршу, не понимая, чего она от него хочет. "Семьдесят шесть
копеек!" - разобрал он наконец и все равно не знал, при чем тут он  и  что
теперь делать.
     - Да ты что, дед, чокнулся сегодня! -  закричала  кассирша.  -  Давай
свой рубль!
     Кореньков послушно протянул рубль, от этого поднос, который он держал
только одной рукой, накренился, и весь обед с плеском загремел на пол, эти
посторонние звуки ничего не значили.
     - Ой, ну ты вообще! - закричала кассирша. - Переработал, что ли!
     В конце перерыва  Кореньков  обнаружил  себя  на  привычном  месте  в
столовой, под фикусом, лицом ко входу, перед ним  лежала  вилка,  ложка  и
чайная ложечка. Стрелка  дошла  до  половины,  он  встал  и  спустился  по
лестнице в цех.
     На скамейке у батареи, где грохотали доминошники,  выкурил  сигарету,
заплевал окурок и как-то сразу оказался в профкоме.
     Там скрыли смущение: страсть Коренькова слыла  легендой,  а  права  у
него, строго говоря, имелись... Толкнув обитую дверь,  он  нарушил  беседу
председательницы с подругой-толстухой  и  вперился  в  нее  вопросительно,
требовательно и мрачно.
     -  Ко  мне,  Дмитрий  Анатольевич?  -  осведомилась  председательница
певуче.
     - Путевки пришли, - вопросительно-утвердительно сказал Кореньков.
     - Какие путевки? В санаторий? - приветливо переспросила та.
     - Во Францию, - тяжко рек Кореньков, выдвигаясь на боевые рубежи.
     - Ах, во Францию, - любезно подхватила  она.  -  Ну,  еще  ничего  не
пришло, обещали нам из Облсовпрофа одно место, может быть, два...
     - Я первый на очереди, - страшным шепотом прошелестел он.
     - Мы помним,  обязательно  учтем,  кандидатуры  будут  разбираться...
открытое обсуждение...
     Дремавшее в нем опасение вскинулось зверем и вгрызлось  Коренькову  в
печенки. Протаранив секретаршу директора, он пересек просторный затененный
кабинет и упал в кресло напротив.
     - Что такое? -  Директор  не  поднял  глаз  от  бумаги,  не  выпустил
телефонной трубки.
     - Павел Корнеевич, - выдохнул Кореньков.  -  Тридцать  шесть  лет  на
фабрике. На одном месте. Верой и правдой (само выскочило)... Христом-богом
прошу! Будьте справедливы!..
     - Квартиру?..
     - Две путевки в Париж пришли. Тридцать шесть лет.  Через  полгода  на
пенсию... Верой и правдой... не подводил... всю  жизнь...  прошу  -  дайте
мне.
     Народ знает все. Ехать предназначалось главному инженеру и начальнику
снабжения. Общественное мнение Коренькова поддержало:
     - Давай, не отступайся! Имеешь право!
     В глазах Коренькова появилось затравленное  волчье  мерцание.  Сжигая
мосты,  он  записался  на  прием  в  райкоме  и   Облсовпрофе.   Фабричный
юрисконсульт, девчонка не старше его  дочери,  посочувствовала,  полистала
справочники,    посоветовала    заручиться    ходатайством     коллектива.
Распространился слух, что если Коренькову не дадут путевку,  он  повесится
прямо в цехе и оставит письмо прокурору,  кто  его  довел.  Во  взрывчатой
атмосфере скандала Кореньков почернел, высох, спотыкался.
     Жена заявилась и закатила истерику в профкоме:
     - Как чуть что - так про рабочую сознательность! А как чуть что - так
начальству! Я в ЦК напишу, в прокуратуру, в газету! Будет на  вас  управа,
новое дворянство!..
     Делопроизводительница  по  юности  лет  не  выдержала:  шепнула  срок
заседания по распределению загранпутевок. Кореньков возник ровно  за  одну
минуту до начала и прочно сел на стул. Лица у президиума изменились.
     - А вы по какому вопросу, Дмитрий Анатольевич?
     Кореньков  заготовил  гневную  аргументированную  речь,   исполненную
достоинства, но встать не смог, голос осекся, и  он  со  стыдом  и  ужасом
услышал тихий безутешный плач:
     - Ребята... да имейте ж вы совесть... да хоть когда я  куда  ездил...
хоть когда что просил... что же, отработал  -  и  на  пенсию,  пошел  вон,
кляча...  Ну  пожалуйста,  прошу  вас...  -  И  не   соображая,   чем   их
умилостивить, что еще сделать, погибая в горе, сполз со стула и  опустился
на колени.
     Теплая щекотная слеза  стекла  по  морщине  и  сорвалась  с  губы  на
лакированную паркетную плашку.
     Кто-то кудахтнул, вздохнул, кто-то поднял его, подал воды,  потом  он
лежал на диване  с  нитроглицерином  под  языком,  старый,  несчастный,  в
спецухе, так некстати устроивший из праздника похороны.
     Назревший нарыв лопнул: непереносимая ситуация требовала  разрешения.
Пожимая  плечами  и  переглядываясь,  демонстрировали  друг   другу   свою
человечность и великодушие: чтоб и волки сыты, и овцы  целы.  Все  были  в
общем "за", помалкивали только двое "парижан"... В конце  концов  главному
инженеру  пообещали  первую  же  лучшую  путевку  в  капстрану,  улестили,
умаслили, и он, неплохой, в сущности, мужик, по  нынешним  меркам  молодой
еще, согласился  -  и  сразу  повеселел  от  собственного  благородства  и
размаха.
     -  Вставай,  Дмитрий  Анатольевич,  -  дружелюбно  хлопнул  по  плечу
Коренькова. - Все в порядке, поедешь, не сомневайся.
     ...Ах, что за несравненные хлопоты - сборы за границу!  Пять  месяцев
Кореньков  собирал  справки,  выписки,  характеристики,   заверял   их   в
инстанциях, заполнял многостраничные  анкеты  о  сотне  пунктов,  сидел  в
очередях на собеседования и инструктажи. На медкомиссии у него от волнения
подскочило давление, он слег от горя: жена достала через знакомую  с  базы
десяток лимонов (снижают), с той же целью скормила ему с полведра  варенья
из черноплодной рябины, перед сном выводила на прогулку  и  велела  думать
только о приятном. Слава богу, давление нормализовалось: пропустили.
     Идеологической комиссии он боялся не меньше. Конспектировал программу
"Время", вырезал из "Правды" политические  новости  и  сидел  в  фабричной
библиотеке над подшивками "Коммуниста". Он среди ночи мог  не  задумываясь
ответить, что главой государства Буркина-Фасо является с тысяча  девятьсот
восемьдесят третьего года Санкара, первым генеральным секретарем  ООН  был
норвежец Т.Х.Ли, а фамилия председателя компартии Лесото - Матжи. Накануне
постригся, пошел при галстуке... Ответил на все вопросы!
     Они продали облигации, снесли в комиссионку женин песцовый  воротник,
влезли в долги: деньги набрались.
     Купили ему новый костюм, чешский, вполне приличный,  жена  сама,  как
когда-то, подогнала брюки;  сорочка  индийская,  галстук  польский,  туфли
румынские - европейская экипировка.
     Покупки - список на четырех листах, многократно откорректированный  и
выверенный  -  изумительным  фокусом  укладывались  в  четыреста  франков,
выданных в обмен сорока рублей.
     Пять месяцев минули. В последнюю  ночь  Кореньков  не  смог  заснуть.
Победное  солнце  Аустерлица  возвестило  прекрасный  день  начала   пути.
Помолодевший и легкий ("Присели на дорожку. Поехали!") - он тронулся.
     На вокзале их  группу,  уже  хорошо  знакомых  между  собой  тридцать
человек,  во  главе  с   руководителем,   которого   следовало   слушаться
беспрекословно, проверили, пересчитали, посадили в  вагон  и  отправили  в
Москву. Перрон с машущими семьями уплыл...
     Улетали из Шереметьева. В международном отделе по сравнению  с  общей
толкучкой было  свободно,  прохладно.  Таможенник,  полнеющий  парнишка  с
вороной  подковкой  усов,  мельком  сунул  нос  в  кореньковскую  сумку  и
продвинул ее по стойке: досмотр окончен.
     В  автобусе  Кореньков  оказался   рядом   с   двумя   француженками,
элегантными грымзами с сиреневой сединой, покосился на руководителя  и  от
разговора воздержался: грымзы сетовали, что не  выбрались  на  тысячелетие
крещения Руси, церковные торжества.
     Их "Ту-154" взлетел минут на пять позже расписания,  как  и  принято,
Кореньков завибрировал, считал минуты,  он  уже  боялся  всего:  задержки,
неисправности самолета, ошибки в  оформлении  документов,  обнаруженной  в
последний  момент;  в  полете  боялся,  что  Париж  вдруг   закроется   по
метеоусловиям,   или   забастуют   диспетчеры,   или    вдруг    нарушатся
дипломатические отношения, и вообще самый опасный момент  -  посадка...  и
лишь когда под колесами с мягкой протяжной дрожью понесся бетон и  турбины
шелестяще засвистели  на  реверсе,  гася  пробег,  явилось  спокойствие  -
странноватое, деревянное, пустое.
     - Наш самолет совершил посадку в аэропорту Шарль де Голль...
     В свою очередь Кореньков  спустился  по  трапу,  мгновение  помедлив,
прежде чем перенести ногу с  нижней  ступени  на  шероховато-ровное  серое
пространство - землю Парижа.
     Рубчатые резиновые ступени эскалатора вынесли  их  в  красноватый  от
вечерних отблесков зал, наполненный ровным сдержанным эхом.  Длинноволосый
таможенник в каскетке пропустил их со скоростью автомата:  пара  небрежных
движений  в  небогатом  багаже  каждого.  Процедура   проверки   паспортов
выглядела не тщательней контроля трамвайных билетов. Гид ждал у киосков  с
плакатиком  в  руке.  Шагнул  навстречу,  точно  выделив  их  из   пестрой
круговерти.
     - Бонжур, мсье, - поздоровался Вадим Петрович, руководитель.
     - С благополучным прибытием, - приветствовал гид  с  небольшим  милым
акцентом. - Хорошо  долетели?  Сейчас  мы  сядем  в  автобус  и  поедем  в
гостиницу.
     Стеклянные двери разошлись. Протканный бензиновыми иголочками воздух,
палевый, сгущающийся,  наполнил  легкие.  Коренькову  как-то  символически
захотелось сесть на асфальт, привалившись спиною к стене, вытянув ноги,  и
посидеть так, покурить, тихо глядя перед собой:  предаться  значительности
момента... Но неудобно, да и некогда; ладно; а жаль...
     Они  пробрались  через  автостоянку  к  одному  из  ярких  автобусов.
Кореньков подсуетился - захватил место  на  первом  сидении,  у  дымчатого
просторного стекла.
     - Давай в Париж, шеф! - велел сзади дурашливо-счастливый голос, и все
чуть нервно и оживленно засмеялись.
     И розоватый, кремовый, бежевый, притухающий в сумерках, ни с  чем  не
сравнимый парижский пейзаж, неторопливо раскрываясь, покатился навстречу.
     Гнутый лекалом профиль гида с микрофоном на фоне лобового стекла,  за
которым менялись виды, казался маркой  города  (Дени,  брюнет,  черноглаз,
высок, тонок, студент-русист Сорбонны). Кореньков слушал вполуха известное
наизусть, жадно отмечая детали: усатый ажан  в  пелерине,  прохаживающийся
вдоль витрин; целующаяся в машине перед светофором парочка;  араб-зеленщик
с  лотком;  дама  в   манто,   выходящая   из   обтекаемого,   звероватого
"ситроена"!..
     Они плавно свернули с бульвара Бертье на авеню  Гюржо,  встроились  в
поток на пляс Перьер, из тоннеля внизу выскочила  громыхающая  электричка.
"На вокзал Сен-Лазар?" - спросил Кореньков утверждающе.
     - Куда? - прервался Дени.
     - На Сен-Лазар, - повторил он, тыча пальцем.
     - О, - улыбнулся Дени, - вы не впервые в Париже.
     Близились к сердцу  Парижа.  "Авеню  Ниэль...  Рю  Пьер  Демур...  Де
Терн... Мак-Магон..." В перспективе открылась  Пляс  Этуаль  ("Де  Голль",
поправил себя Кореньков), над каруселью красных автомобильных  огоньков  -
угол Триумфальной  арки,  подсвеченный  золотом  барельеф  под  сиреневым,
лиловым, бархатным небом.
     Здесь пульс  бьющей  жизни  отдавался  тихим  неблизким  шумом,  тихо
светился подъезд скромной гостиницы "Мак-Магон", тиха и  неширока,  белела
лестница,  тихо  двигался  лысый  портье  за  темной  деревянной  стойкой.
Руководитель Вадим Петрович руководил расселением, Коренькову  достался  в
соседи работник горисполкома.
     - Ты меня слушай, и отоваримся путем, и посмотрим что надо - я  здесь
второй раз. - Подмигнул.
     Достали кипятильники, печенье, консервы - поужинали дома, безвалютно.
Потом Вадим Петрович собрал всех на  инструктаж,  напомнил  о  дисциплине,
бдительности, возможных провокациях.
     Кореньков спустился в холл и купил у портье синеватую короткую  пачку
"Галуаз" - без  фильтра,  из  темного  крепкого  табака  типа  "капораль",
попахивающего вроде кубинских сигар. Угостил портье болгарской  сигаретой,
зная, что  здесь  это  не  принято,  каждый  курит  свои;  портье  выразил
благодарность, и Кореньков насладился  разговором  в  полутемном  холле  с
видами Парижа на стенах, в покойном кресле, легким приятным  разговором  о
погоде, туристах, ценах в ресторанах, - он знал, что серьезные темы  здесь
не приняты, разговор должен быть легким. Но от рукопожатия на прощанье  не
удержался: ладонь у портье была сухая, не слабая, приятная.
     В номере Андрей  Андреич  храпел  жизнерадостно.  Не  зажигая  света,
Кореньков отодвинул штору, сел к окну и  чокнулся  со  стеклом.  С  пятого
этажа был виден узкий сектор освещенной площади, уголок Триумфальной арки,
редкое ночное движение. "Повезло".
     Лег не скоро, насытившийся ощущением того, что  он  -  здесь,  слегка
опьянев, наблюдая  легкое  подрагивание  треугольника  света  на  потолке,
искрящегося в крае люстры...
     Автобус  подавали  в  восемь.   Завтракали   в   одном   из   дешевых
ресторанчиков близ Монмартра: кофе, пуховые булочки, желтое  масло,  джем.
Расплачивался Вадим Петрович. Вадим Петрович  в  первый  же  день  выделил
Коренькова, держал рядом: как бы из  дружеского  расположения  угощал  его
Парижем лично, особо; и с уважением равного кивал подробностям  о  Париже,
распиравшим Коренькова.
     Скрывалась за цветными крышами  высящаяся  на  холме  белая  стройная
громада  Сакрэ-Кер,  дневная  программа  начиналась,  они  дружно  вертели
головами, внимая Дени: Казино, галерея Лафайета,  Гранд-Отель,  Вандомская
площадь: выходим, мадам  и  мсье.  Он  трогал  рукой  Вандомскую  колонну!
Взлетали голуби, щелкали фотоаппараты, шаркали толпы разноязыких туристов;
небо сияло.
     Эйфория звездного часа  несла  Коренькова.  Любовно  и  торопливо  он
дополнял Дени: как Мопассан поносил Эйфелеву башню  за  изуродование  вида
Парижа; как триста викингов в VIII веке захватили Париж,  именуемый  тогда
Лютецией, и не ушли до получения выкупа; как поляк Домбровский  командовал
войсками Парижской Коммуны.
     - Мсье, по-моему, вы самый чистокровный парижанин в  этом  городе!  -
радовался Дени, поводя узкими плечиками в вельветовом пиджаке.
     В Доме Инвалидов с Кореньковым  сделалось  головокружение.  Мраморные
ангелы с лицами античных воинов, несшие караул вокруг красного  порфирного
саркофага Наполеона, надвинулись на него; буквы "Ваграм. Маренго. Иена..."
на черном подножии вспыхнули огненным колесом и ослепили. Он пришел в себя
на тенистой ступеньке перед газоном, поддерживаемый  внимательным  Вадимом
Петровичем.
     Обед и ужин вкушали в том же ресторанчике, втекали  вежливо-скованной
чужеродной кучей, но подчищали мандарины и  листья  салата  с  подносов  с
зеленью,  до  капли  цедили  сухое  красное  вино  из   двенадцатиунциевых
графинов-колбочек, стоящих перед каждым прибором. Старались держать  вилку
в левой руке, а нож в правой; старались не глазеть по сторонам;  старались
без  шума  отодвигать  стулья.  Кореньков  жевал  палочки  мелкой  спаржи,
корочкой подбирал правильно соус и комплексовал, что не может дать на  чай
милой плоской официантке: хамство-с, то-то она и не улыбается.
     В обмене  впечатлениями  проскальзывало  греховным  пунктиком:  "Пляс
Пигаль?.." Кореньков усмехнулся дилетантству, попросил  гида  вернуться  в
гостиницу через улицу Сен-Дени.
     - Мсье? - тот вздернул тонкую бровь.
     Вадим Петрович возразил по-хозяйски:
     - Делать крюк? Поздно уже, некогда. И в программу не входит.
     - Какой же крюк, пятьсот метров направо...
     Вадим Петрович глянул пристально - медленно кивнул.
     Вывески Мулен-Руж струились в витринах розовым, малиновым, оранжевым,
электрические лопасти мельницы вращались в  темной  вышине,  электрический
нагой силуэт вскидывал ножку  в  канкане.  На  Сен-Дени  девицы  были  уже
реальные, в шортах или мини-юбках и  обтягивающих  сапожках  до  бедер,  в
ажурном белье под распахивающимися шубками, всех  цветов  и  мастей,  чаще
некрасивы, некоторые стары: похаживали парами и стайками,  ждали  у  стен,
опершись ножкой, курили, поигрывали сумочками.
     - Вот эта карга обслужит вас по-французски прямо в  автобусе  франков
за сорок,  -  забывшись,  склонился  Кореньков  к  сидящему  рядом  Вадиму
Петровичу. - А чудо-киска с вызовом на дом приедет на "ягуаре"  и  возьмет
утром тысчонок до трех.
     Вадим Петрович обернулся дико; Дени заржал, перешел на вздох:
     - Увы, это наша социальная язва, позор Парижа...
     За углом пассажиры перевели дух и заговорили сдержанно и  фальшиво  о
постороннем; пара дам сокрушалась, их  слушали  с  неприязнью;  постепенно
раскрепостясь,  обсудили  проблемы  проституции  и  почему-то   пришли   в
прекрасное настроение.
     Перед сном  Кореньков  намылился  под  душем  мыльцем  из  фирменного
пакетика в ванной, пастой из такого же  пакетика  почистил  зубы,  обувным
кремом  отполировал  свои  коричневые   туфли.   Андрей   Андреич   слегка
рассердился:
     - Их все на сувениры берут. Что у тебя, мыла нет?  Ладно,  забери  из
ванной, завтра новые положат. А чего водку открыл, пить сюда  приехал?  Ну
чудила ты...
     Свои две бутылки он загнал швейцару за сорок франков: "Все только так
и делают".
     Вообще основные интересы группы распределились между бульваром Рошуар
и пляс  Републик,  где  обосновались  знаменитые  баснословной  дешевизной
универмаги  Тати.  Совали  в  бесплатные   пакеты   гонконгские   кассеты,
бразильские джинсы, сингапурские штампованные часы, кроссовки с Тайваня  и
куртки из Макао - Андрей Андреич купил  южнокорейский  магнитофон  за  сто
девяносто франков: "колониальные  товары",  дешевая  рабсила,  демпинговые
цены. Кореньков  свои  приобретения  упрятывал  в  сумку:  показываться  с
пакетом от Тати уж больно непрестижно, бедно, стыдновато. Налетали не  раз
на уличную дешевую распродажу, бесценок непредсказуемый:  за  пакистанские
нормальные кроссовки он отдал пять  франков,  за  джинсы  -  восемнадцать.
Сэкономленные средства он перебросил в расходы на местный  колорит:  рюмка
абсента, рюмка перно. (Чашка кофе - три франка, и это в обычном бистро...)
     Абсент действительно горчил полынью;  перно  имело  привкус  лакрицы,
Кореньков это знал, но он не знал,  какой  вкус  у  лакрицы,  и  приторной
сладковатостью удовлетворился.
     - Ну и скупердяи эти твои французы! - заявил Андрей Андреич.
     - Они не скупердяи, они привыкли считать  деньги,  -  доброжелательно
разъяснил Кореньков. - Как все в Европе, кстати.
     - Привыкли, это точно. Гид наш попросил у меня юбилейный рубль,  так,
думаешь, дал хоть что-нибудь взамен? И звонят они только из гостей,  чтобы
на автоматы на тратиться; мне говорили.
     График времяпрепровождения был сугубо коллективный  и  отклонений  не
допускал: кладбище Пер-Лашез и стена Коммунаров - один час,  музей  Ленина
на улице Мари-Роз - два часа, Лувр - три часа, Эйфелева башня,  прощальный
ужин накануне отъезда...
     Безусловно и категорически не входили в намерения группы  стриптиз  и
порнографические фильмы. Но подспудное брожение присутствовало.  Кореньков
за полтора франка купил  номер  "Пари  суар",  слюнявя  пальцы  (тончайшая
бумага), переворошил отдел объявлений и отыскал "Декамерон-70"  Феллини  в
недорогом  кинотеатрике:  классика  мирового  кино,   вне   политики,   не
придерешься. Депутация желающих отправилась к Вадиму Петровичу. Культпоход
в кино состоялся.
     Из зала выходили в некотором понятном обалдении, прочищая  пересохшее
горло. О девяти франках никто не жалел.
     - Странно, что в группе не  нашлось  любителя  оперы,  -  резюмировал
руководитель. - Билет на балкон стоит всего сотню монет. Какие голоса!
     Еще  Коренькову  удалось  спровоцировать  краткое  посещение   рынка,
достославного Чрева Парижа (женщины  загорелись!  Вадим  Петрович  поцокал
неодобрительно).  Бескрайнее  царство  жратвы  ломило  красками,  оглушало
запахами, ананасы соседствовали с хреном, цесарки с  акульими  плавниками,
устрицы с кокосами, жаровни дымились, чаны парили,  монахини  садились  на
мотороллеры, плыли и качались корзины! Букашки в  грандиозном  натюрморте,
созданном фантазией гурмана,  они,  влекомые  Кореньковым,  как  нитка  за
иголкой,  достигли  лукового  супа:  янтарный  и  благоухающий,  в  грубой
фаянсовой миске, вроде и суп как суп, ан нет,  вроде  и  как  пища  богов,
галльских богов, лукавых и вечных, амброзия бессмертных, святое причастие.
Дени тоже угостили.
     ...Ах, почему так быстро кончается все хорошее!  Оттрещали  на  ветру
трехцветные флаги  Великой  французской  революции  на  готических  шпилях
Нотр-Дам, отшумели каштаны под башнями Консьержери, отсверкали в  паркетах
люстры Версаля. Укатился в прошлое франк, поданный Кореньковым клошару под
мостом Де Берси.
     Он не ощущал себя туристом, напротив: словно вернулся  из  неудачного
отпуска  домой,  где  прожит  век.  Вздыхал  знакомым  мелочам,  жалел   о
ликвидации уличных писсуаров: не трогайте мою старую обитель.
     Накануне отлета проснулся чуть свет, заварил чай в стакане, закурил у
серого  окна:  к  рыбному  магазину  подкатила  цистерна,  юный  развозчик
загрузил длиннейшими  батонами  из  пекарни  ящик  мотороллера  и  унесся,
расклейщик афиш огладил тумбу рекламой фильма с Жаклин Биссе.
     И Кореньков понял, что никуда завтра не улетит.
     Он давно это знал, но запрещал себе и думать.  Преграда  треснула,  и
мысль разрослась огромно, как баобаб. Дети самостоятельны, все имущество -
жене, а он уже старик, сколько ему осталось... Какая разница, как он будет
здесь жить. Конечно, в Париже очень трудно найти постоянную работу, но  он
знал твердо, что с голоду тут давно никто  не  умирает,  существует  масса
социальных и благотворительных служб... а он  согласен  на  любую  работу,
хоть мусорщиком. Слать им  посылки...  попробовать  когда-нибудь  посетить
Союз под чужой фамилией... ведь никаких эмигрантских газет,  радиостанций,
заявлений, упаси бог.
     Эх, было бы ему тридцать лет. Или сорок... Но уж хоть что осталось  -
то мое.
     В подремывающем после завтрака автобусе он машинально ловил полушепот
между Дени и шофером.
     - Финиш, завтра этих провожаем, - сказал Дени.
     - Старикан этот, ну дотошный, - цыкнул шофер.
     - До чертиков надоел, - сказал Дени.
     Кореньков  померк  от  обиды,  попытался  возгордиться   своеобразным
комплиментом; потом его что-то забеспокоило, сильнее,  очень  сильно  -  и
окостенел:
     Они говорили по-русски!
     Без малейшего акцента.
     Он попытался уяснить происшествие и усомнился в себе.
     -  Долго  еще  ехать?  -   обратился   он   по-русски   с   возможной
естественностью, как будто забывшись.
     Шофер не отреагировал. Дени обернулся.
     - Туалет будет по дороге,  -  приветливо  прокурлыкал  он,  сдерживая
грассирование, и по-французски спросил у шофера, сколько им ехать, на  что
тот по-французски ответил, что минут пятнадцать.
     Померещилось?
     Едва вышли, Кореньков поскользнулся и увидел под  ногой  апельсиновую
корку на крышке канализационного люка. В мозгу  у  него  лопнул  воздушный
шарик - нечеткие буквы гласили: "2-й Литейный з-д - Кемерово - 1968_г."
     - Что с вами, мсье? - позвал Дени. Приблизился, глянул:
     - Потрясающе! - сказал он. -  Может  быть,  в  Париже  есть  какая-то
русская  металлическая  артель,  поставляющая  муниципалитету  крышки  для
канализации?
     - А Кемерово? - спросил Кореньков, и тут  же  ощутил  свой  вопрос...
нехорошим.
     - А вы знаете, что  в  США  есть  четыре  Москвы?  -  успокоил  Вадим
Петрович. - Эмигранты любят такие штучки. И  во  Франции,  если  поискать,
найдется парочка Барнаулов!
     - Близ Марселя есть деревня Севастополь, - привел  Дени.  -  В  честь
старой войны.
     - Ну вот видите.
     Когда садились обратно в автобус,  Кореньков  обратил  внимание,  что
рядом на пути не оказалось  ни  одного  человека,  хотя  площадь  казалась
запруженной народом...
     Дени дал указания шоферу, и  напряженный  кореньковский  слух  выявил
такое легкое искажение дифтонгов!..
     - Хорошо родиться и вырасти в  Париже,  -  по-французски  сказал  ему
Кореньков.
     Дени ответил ему спокойным взглядом.
     - Я родился в Марселе, - сказал он. - Только в восемнадцать  поступил
в Сорбонну. Так и остались в произношении кое-какие южные нюансы.
     "Почему он сказал о произношении? Я ведь не спрашивал. Догадался сам?
А почему он должен догадаться об этом?"
     Жутковатым туманом сгущалось подозрение.
     Приехали. Вышли. Кореньков расчетливо, методично сманеврировал к краю
группы, выждал и быстро шагнул к спешащему по  тротуару  с  деловым  видом
прохожему:
     - Простите, мсье, как пройти к станции метро "Жавель"?
     Прохожий запнулся, ткнул пальцем в сторону и наддал.
     - Дмитрий Анатольевич, что же вы? - укорил Вадим Петрович:  он  стоял
за спиной. - Какой-то вы сегодня  странный.  И  вид  больной.  Ну  ничего,
завтра будем дома. Переутомились  от  обилия  впечатлений,  наверное?  Это
бывает.
     "Почему он промолчал? И - метро совсем не там!"
     Они сгрудились у особняка, где окончил  свои  дни  Мирабо.  Кореньков
оперся рукой о  теплые  камни  цоколя,  нагретые  солнцем,  и  без  всякой
оформленной мысли поковырял ногтем. Камень неожиданно  поддался,  оказался
не твердым, сколупнулась краска, и под ней обнаружилось что-то  инородное,
вроде прессованного картона... папье-маше.
     Нервы Коренькова не выдержали. (Драпать... Драпать... Драпать!..)
     Боком-боком, по сантиметру, двинулся он назад. Группа  затопотала  за
Дени, Вадим Петрович отвлекся, Кореньков собрался в узел, улучил момент  -
и выстрелил собой за угол!
     Бегом, быстрее, свернуть налево, еще налево, направо, быстрее! Юркнул
в подворотню и затаился, давя кадыком бухающее в глотке сердце.
     Поднял глаза, ухнул утробно, осел на отнявшихся ногах.
     Никакого дворца не было.
     Высилась огромная декорация из неструганых досок, распертых серыми от
непогод  бревнами.  Занавески  висели  на  застекленных  оконных  проемах.
Посреди двора криво торчала бетономешалка с застывшим в корыте  раствором,
и рядом валялась рваная пачка из-под "Беломора".
     Поспешно и со  звериной  осторожностью  Кореньков  заскользил  прочь,
дальше, как можно дальше, задыхаясь рваным воздухом и оглядываясь.
     Вот еще особняк, обогнуть угол, второй угол: ну?!
     Внутри громоздкой фанерной конструкции, меж рваных  растяжек  тросов,
влип в лужу засохшей краски бидон с промятым боком.
     Обратно. Дальше.
     Вот люди сидят за столиками под полосатым тентом. Бесшумно подобрался
он с тыла, отодвинул край занавески: говорили по-русски, и не с  какими-то
там эмигрантскими интонациями, -  родной,  привычный,  перевитый  матерком
говорок. А одеты абсолютно по-парижски!..
     С бессмысленной целеустремленностью шагал он по проходам и  "улицам",
слыша русскую речь, и теперь ясно различал  привычную  озабоченность  лиц,
привычные польские и чехословацкие портфели, привычные финские и  немецкие
костюмы, привычные ввозимые моряками дешевые модели "Опеля" и "Форда".
     Эйфелева башня никак не тянула на триста метров. Она  была,  пожалуй,
не выше телевышки в их городке - метров сто сорок от силы. И на  основании
стальной ее лапы  Кореньков  увидел  клеймо  запорожского  сталепрокатного
завода.
     Он  побрел  прочь,  прочь,  прочь!..  И  остановился,  уткнувшись   в
преграду, уходившую вдаль налево и направо, насколько хватало глаз.
     Это был гигантский театральный задник, натянутый на  каркас  крашеный
холст.
     Дома и улочки были изображены  на  холсте,  черепичные  крыши,  кроны
каштанов.
     Он аккуратно открыл до  отказа  регулятор  зажигалки  и  повел  вдоль
лживого пейзажа бесконечную волну плавно взлетающего белого пламени.
     Не было никакого Парижа на свете.
     Не было никогда и нет.

Популярность: 104, Last-modified: Thu, 03 Jul 1997 09:39:42 GMT