На Петроградской стороне, между улицами Красного Курсанта  и  Красной
Конницы, есть маленькая площадь.  Скорее  даже  сквер.  Кругом  деревья  и
скамейки - наверное, сквер.
     А в центре  этого  сквера  стояла  скульптура.  Лаокоон  и  двое  его
сыновей,  удушаемые  змеями.  В  натуральную  величину,  то  есть   фигуры
человеческого роста. Античный шедевр бессмертного Фидия - мраморная  копия
работы знаменитого петербургского скульптора Паоло Трубецкого.
     А рядом со сквером была школа. Средняя  школа  N_97.  В  ней  учились
школьники.
     Ничего особенного в этом усмотреть  нельзя.  И  школ,  и  скверов,  и
статуй в Ленинграде хоть пруд пруди.
     Однажды в школу назначили нового директора. Директоров  в  Ленинграде
тоже хоть пруд пруди. Большой город.
     Новый  директор,   отставной   замполит   и   серьезный   мужчина   с
партийно-педагогическим  образованием,  собрал  учительский  коллектив   и
произнес речь по случаю  вступления  в  должность.  Доложил  данные  своей
биографии, указал на недочеты во  внешнем  виде  личного  состава  -  юбки
недостаточно  длинны,  волосы  недостаточно  коротки,  брюки  недостаточно
широки, а курить в учительской нельзя; план-конспекты уроков  приказал  за
неделю представлять ему на утверждение. Это, говорит, товарищи учителя, не
школа, а, простите, бардак! Но ничего, еще не все потеряно - вам  повезло:
теперь я у вас порядок наведу.
     - А это, - спрашивает, - что такое? - И указывает в окно.
     Это, говорят, площадь. Вернее, сквер. А что?
     Нет - а вот это? В центре?
     А это, охотно объясняют ему, скульптура. Лаокоон и двое его  сыновей,
удушаемые змеями. Древнегреческая  мифология.  Зевс  наслал  двух  морских
змеев. Ваял великий Фидий. Мраморная копия  знаменитого  скульптора  Паоло
Трубецкого.
     - Вот именно, - говорит директор, - что ваял... Трубецкой! Вы  что  -
не отдаете себе отчета?
     В чем?..
     - А в том, простите, что это - шко-ла!  Совместная  притом.  Здесь  и
девочки учатся. Девушки, к сожалению. Между прочим, вместе  с  мальчиками.
Подростками. К сожалению. В периоде... созревания... вы меня понимаете.  И
чему же они  могут  совместно  научиться  перед  такой  статуей?  Что  они
постоянно видят на этой, с позволения сказать, скульптуре?
     А что они видят?..
     Вы что - идиоты, или притворяетесь? - осведомляется директор. В армии
я бы сказал вам, что они видят! Перед школой  стоят  голые  мужчины...  во
всех подробностях! здесь что - медосмотр?  баня?  а  девочки,  значит,  на
переменах  играют   вокруг   этого   безобразия!   Набираются,   значит...
ума-разума!
     Тут учитель рисования опять объясняет:  это  древнегреческая  статуя,
Лаокоон и двое его сыновей, удушаемые змеями; мраморная копия  знаменитого
скульптора   Паоло   Трубецкого.   Произведение    искусства.    Оказывает
благотворное эстетическое воздействие.  Шедевр,  можно  сказать,  мирового
искусства.
     - Шедевр?! - говорит  директор.  -  А  вот  скажите  мне,  вы,  очень
образованный - что это вот там у них! вот там, вон! вот там! Змеи...  нет,
не змеи. Змеи тут не при чем!! Да-да, вы прекрасно понимаете, что я имею в
виду, сам мужчина!
     Рисовальщик обращается за научной поддержкой к учительнице истории. А
директор ей:
     - Вы сами сначала декольте подберите!.. или вас тоже  этот  Трубецкой
уже ваял?
     Позвольте, разводят руками уже все учителя на  манер  ансамбля  танца
Моисеева, это древнегреческая статуя, Лаокоон...
     Мы с вами не в  Древней  Греции,  кричит  директор,  обозленный  этим
интеллигентским идиотизмом. Или вы не знаете, в какой  стране  вы  живете?
Время  перепутали?  Или  сего