---------------------------------------------------------------------
    Spellcheck: Дмитрий Боровик
---------------------------------------------------------------------


     Великий менеджер или мастер  влияния  -  пятая  книга  доктора  Эрнеста
Цветкова.  Как  и  четыре  предыдущие:  "В  поисках  утраченного Я", "Тайные
пружины человеческой психики", "Мастер самопознания, или  погружение  в  Я",
"Танец дождя" она сочетает в себе достоинства фундаментального ученого труда
с легкостью и изящностью изложения, свойственным талантливому беллетристу, и
может   быть   в   равной   степени  адресована  как  специалисту-психологу,
психотерапевту, так и любому человеку, стремящемуся познать  самого  себя  и
овладеть искусством взаимодействия с окружающими...

     ВВЕДЕНИЕ В ПСИХОНОМИКУ,
     ИЛИ
     ОТ ПРИВАТНОЙ ПСИХОТЕРАПИИ -
     К МАГИЧЕСКОЙ ДРАМАТУРГИИ БЫТИЯ

     Эта  книга  не  является ни теоретическим трудом в строгом смысле этого
слова, ни фундаментальным исследованием, претендующим на какие-либо  новации
в  сфере  научной или псевдонаучной, которую почитатели последней определяют
еще как паранаучную (что, видимо, вызвано  парацелесообразными
парасоображениями).
     И  тем  не  менее,  материал  этих  страниц является документом - в том
смысле, что всякая беллетристика, равно как и  философствование,  сведены  к
минимуму,  необходимому  лишь  для того, чтобы возможно было передать сюжет,
который, в свою очередь, здесь отнюдь не  является  атрибутом  чего-то,  что
могло  бы  претендовать  на литературную продукцию. Ибо представляемый текст
действительно не есть литература,  а  если  все-таки  и  литература,  то  не
художественная.
     Впрочем,  я  рискую  забраться  слишком  глубоко  и  превратить краткое
введение в расширенный дискурс, а потому спешу возвратиться  непосредственно
к теме.
     Непосредственная  же тема этой книги - психономика, хотя изложена она в
форме, вроде бы и не  предполагающей  подобную  в  такого  рода  жанрах,  от
которых мы ожидаем известной строгости и упорядоченности в подаче материала.
     Пытаясь  же  объяснить мотивы своих невольных вольных прегрешений, я не
нахожу  иной  причины,  как  в  желании  передать  определенный,  четкий   и
конкретный   опыт   непосредственной   работы,   а  не  спекулятивный  блеф,
концептуальный  потуг.  Под  непосредственной  же  работой   подразумеваются
процессы,  которые  разворачиваются  на семинарах, тренингах, индивидуальных
консультациях и сеансах - с их сюжетом, драматургией и динамикой.
     В этом смысле композиция настоящего опуса сюжетна и содержит внутреннюю
драматургию позволяющую обнаруживать глубинную логику происходящих событий.
     Необходимые комментарии, поясняющие суть  тех  или  иных  действий,  их
механику,  расшифровывающую  то,  почему  и  как  они  работают,  приводятся
непосредственно в самом повествовании.  В  этом  отношении  оно  свободно  и
диалогично  и  потому  не  сковано  стандартами  правил научно-декларативных
жанров, являющихся исключительно авторским монологом.
     Также считаю нужным, хотя и не столь уж необходимым, сделать  еще  одну
оговорку   относительно   действующих  лиц  и  персонажей.  Они  реальны,  и
обнаруженное с ним сходство не окажется случайным, если таковое обнаружится.
Быть может, вымышлены лишь их имена.
     Что касается некоторых сцен, которые являются скажем,  в  первой  главе
'Великого  Менеджера',  то они столь же реальны, как и та бумага, на которой
написаны. Другое дело, что сам метод их написания сюрреалистичен.  То
есть    таков,    что   использует   не   только   наглядную,   вещественную
действительность,  но  и  реальность,  о   которой   человек   зачастую   не
подозревает,  между  тем  как  последняя  может быть для него определяющей и
предопределяющей все его бытие. Примером подобной реальности могут послужить
сновидения,  фантазии,  продукты  и  импульсы  бессознательной  деятельности
вообще.
     Таким  образом,  используемый  здесь  подход  вполне  обоснованно можно
обозначить как сюрреализм. И если существует сюрреализм  в  искусстве
(кстати,  великий  патриарх  его  - Андре Бретон - был психиатром - случайно
ли?), то почему бы ни быть сюрреализму в психотерапии?
     Психономика  -   это   сюрреализм   в   психотерапии.   -   Начало   же
психотерапевтическому  сюрреализму положил основатель психоанализа, З.Фрейд,
который однажды осмелился задать вопрос - а не управляет ли  человеком
то, что прикрыто от него самого?
     'Великий  менеджер'  -книга  об этом. Кто же является подлинным Великим
Менеджером каждого  из  нас,  проясняется  в  моей  новой  попытке  закинуть
очередной зонд в Бессознательное.
     Завершая  свой краткий  экскурс  на  территорию неопознанных смыслов, я
полагаю, что было бы нелишним сделать на ее карте кое-какие пометки, которые
можно обозначить как ОСНОВНЫЕ ПОСТУЛАТЫ И КАТЕГОРИИ ПСИХОНОМИКИ.

     ПОСТУЛАТЫ И КАТЕГОРИИ ПСИХОНОМИКИ

     1.ВСЕ ВЛИЯЕТ НА ВСЕ.
     2.ВСЕ ЕСТЬ ЭНЕРГИЯ.
     3.ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕКА ЕСТЬ БОРЬБА ЗА ОБЛАДАНИЕ ЭНЕРГИЕЙ.
     4.ЭТА БОРЬБА ПРОИСХОДИТ ВСЛЕДСТВИЕ БАЗОВОЙ ПРОГРАММЫ, ОПРЕДЕЛЯЮЩЕЙ ЦЕЛЬ
СУЩЕСТВОВАНИЯ КАК ОТДЕЛЬНОЙ ОСОБИ,  ТАК  И  ОБЩЕСТВА  В  ЦЕЛОМ  -  ПРОГРАММЫ
ВЫЖИВАНИЯ.
     5.ПРОГРАММА  ВЫЖИВАНИЯ  ТОТАЛЬНО  ОБУСЛАВЛИВАЕТ  ПОВЕДЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ
ОСОБИ ВО ВСЕХ ЕЕ АСПЕКТАХ - ФИЗИЧЕСКОМ, ЭМОЦИОНАЛЬНОМ, МЕНТАЛЬНОМ.
     6.ПРОГРАММА ВЫЖИВАНИЯ ЯВЛЯЕТСЯ ВРОЖДЕННОЙ.
     7.УМ ЕСТЬ ОРГАНИЗАЦИЯ АВТОМАТИЧЕСКОЙ  ТОТАЛЬНОЙ  ЗАПИСИ  ВСЕХ  МОМЕНТОВ
НАСТОЯЩЕГО, В КОТОРЫХ ПРИСУТСТВУЕТ ОСОБЬ.
     8.УМОМ  ЗАПИСЫВАЕТСЯ  КАЖДОЕ  СОБЫТИЕ  -  НЕЗАВИСИМО ОТ ЕГО ЗНАЧИМОСТИ,
ИНТЕРПРЕТАЦИИ, ОСОЗНОВАЕМОСТИ, ФИКСИРУЕМОСТИ
     9.ЦЕЛЬ УМА И ЕГО БАЗОВАЯ  ЗАПРОГРАММИРОВАННАЯ  ФУНКЦИЯ  -  ВЫЖИВАЕМОСТЬ
ОСОБИ.
     10.АДАПТАЦИЯ  ОСОБИ К МИРУ НАЧИНАЕТСЯ С ЕЕ ИДЕНТИФИКАЦИИ С КЕМ-ЛИБО ИЛИ
ЧЕМ-ЛИБО, ИНЫМИ  СЛОВАМИ,  ТОЛЬКО  ПОСРЕДСТВОМ  ПОДРАЖАНИЯ,  ОТОЖДЕСТВЛЕНИЯ,
ОСОБЬ СПОСОБНА РАЗВИВАТЬСЯ И ПРИСПОСАБЛИВАТЬСЯ К ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЕ.
     11.ПОЭТОМУ ЦЕЛЬЮ УМА ЯВЛЯЕТСЯ ВЫЖИВАНИЕ ОСОБИ И ТОГО, ЧЕМ ИЛИ КЕМ ОСОБЬ
СЕБЯ СЧИТАЕТ, С ЧЕМ ИЛИ С КЕМ СЕБЯ ОТОЖДЕСТВЛЯЕТ.
     12.УМ  РАБОТАЕТ ДЛЯ ВЫЖИВАНИЯ ТОГО, С ЧЕМ СЕБЯ ОСОБЬ ОТОЖДЕСТВЛЯЕТ, КАК
БУДТО ЭТО НЕОБХОДИМО ДЛЯ САМОЙ ОСОБИ.
     13.ЭГО - СОСТОЯНИЕ, КОГДА ОСОБЬ ОТОЖДЕСТВЛЯЕТ СЕБЯ С УМОМ.
     14.КОГДА ОСОБЬ НАЧИНАЕТ ОТОЖДЕСТВЛЯТЬ СЕБЯ С УМОМ, А ЦЕЛЬЮ УМА ЯВЛЯЕТСЯ
ВЫЖИВАНИЕ  ОСОБИ,  ТО  ПОЛУЧАЕТСЯ  ЧТО  ЦЕЛЬЮ  УМА  СТАНОВИТЬСЯ  СОБСТВЕННОЕ
ВЫЖИВАНИЕ.
     15.УМ  ВСЕГДА  ИЩЕТ  ПОДТВЕРЖДЕНИЯ  СВОЕЙ ПРАВОТЫ, А ТАКЖЕ ОПРАВДАНИЯ И
СОГЛАСИЯ, ЧТО ВЫТЕКАЕТ ИЗ ЕГО СТРЕМЛЕНИЯ К ВЫЖИВАНИЮ.
     16.УМ ПЫТАЕТСЯ НАЙТИ ПОДТВЕРЖДЕНИЕ ТОГО, ЧТО ОН ЖИВ  И  ЧТО  НИЧЕГО  НЕ
УГРОЖАЕТ ЕГО ВЫЖИВАНИЮ.
     17.ЭТО ПОДТВЕРЖДЕНИЕ ПОСТОЯННО ИЩЕТСЯ НА ТРЕХ УРОВНЯХ:
     - ФИЗИЧЕСКОМ
     - ЭМОЦИОНАЛЬНОМ
     - МЕНТАЛЬНОМ
     18.НА  ФИЗИЧЕСКОМ  УРОВНЕ  УГРОЗУ  ДЛЯ ВЫЖИВАНИЯ УМА ПРЕДСТАВЛЯЮТ БОЛЬ,
ТРАВМЫ, СОСТОЯНИЕ ШОКА, БЕССОЗНАТЕЛЬНОСТИ.
     19.ПОДТВЕРЖДЕНИЯМИ ТОГО, ЧТО УМ  ЖИВ  НА  ФИЗИЧЕСКОМ  УРОВНЕ,  ЯВЛЯЮТСЯ
УДОВОЛЬСТВИЕ, СТРАХИ, СТРЕМЛЕНИЕ К БОРЬБЕ С БОЛЕЗНЯМИ И УКРЕПЛЕНИЮ ТЕЛЕСНОГО
ЗДОРОВЬЯ
     20.НА  ЭМОЦИОНАЛЬНОМ  УРОВНЕ  УГРОЗУ  ДЛЯ  ВЫЖИВАНИЯ  УМА  ПРЕДСТАВЛЯЮТ
СИТУАЦИИ ОТВЕРГАНИЯ, НЕЛЮБОВЬ, ОТКАЗ, ОТСУТСТВИЕ ДЛИТЕЛЬНОГО ОТНОШЕНИЯ.
     21.ПОДТВЕРЖДЕНИЕМ ТОГО, ЧТО УМ ЖИВ И ЗАКРЕПЛЕНИЕМ ЭТИХ ПОЗИЦИЙ, ТО ЕСТЬ
БОРЬБОЙ ЗА ВЫЖИВАНИЕ В ДАННОМ СЛУЧАЕ ЯВЛЯЮТСЯ СКРЫТНОСТЬ,  МАНИПУЛЯТИВНОСТЬ,
ПРИНЯТИЕ РОЛЕЙ.
     22.НА  МЕНТАЛЬНОМ  УРОВНЕ  УГРОЗУ  ДЛЯ  ВЫЖИВАНИЯ  УМА ПРЕДСТАВЛЯЕТ ЕГО
НЕПРАВОТА.
     23.ПОДТВЕРЖДЕНИЕМ ТОГО, ЧТО УМ ЖИВ НА МЕНТАЛЬНОМ УРОВНЕ, И ЕГО  БОРЬБОЙ
ЗА ВЫЖИВАНИЕ ЯВЛЯЕТСЯ ОБРЕТЕНИЕ И ЗАКРЕПЛЕНИЕ ПОЗИЦИЙ СОБСТВЕННОЙ ПРАВОТЫ.
     24.КОНЦЕПЦИЯМИ  ВЫЖИВАНИЯ  В  КОНТЕКСТЕ  ЛИЧНОСТНЫХ  УСТАНОВОК ЯВЛЯЮТСЯ
СЛЕДУЮЩИЕ:
     "БОЛЬШЕ, ЛУЧШЕ, ПО-ДРУГОМУ"  ИСХОДЯ  ИЗ  ЭТОЙ  КОНЦЕПЦИИ,
ОСОБЬ  ПОЛАГАЕТ,  ЧТО  ЕЕ  ЖИЗНЬ СТАНЕТ БОЛЕЕ УДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНОЙ, ЕСЛИ У НЕЕ
БУДЕТ      'БОЛЬШЕ      ',      'ЛУЧШЕ'      ИЛИ
'ПО-ДРУГОМУ'.
     "НЕДОСТАТОЧНОСТЬ",   ЭТА   КОНЦЕПЦИЯ   ОТРАЖАЕТ   СИСТЕМУ
ОТРИЦАТЕЛЬНЫХ УСТАНОВОК ТИПА  'НЕ  ХВАТАЕТ  ВРЕМЕНИ,  ДЕНЕГ,  СИЛ,  ЭНЕРГИИ,
ОБАЯНИЯ И Т.Д.'.
     "ПРОТИВОСТОЯНИЕ"  ЭТА  ПОЗИЦИЯ  РАСКРЫВАЕТСЯ  КАК СИСТЕМА
ПРИВЕРЖЕННОСТИ ЧЕМУ-ЛИБО И СЛЕДУЮЩЕЕ  ОТСЮДА  ВРАЖДЕБНОЕ  ОТНОШЕНИЕ  К  ИНОЙ
СИСТЕМЕ ЦЕННОСТЕЙ.
     "НУЖНО,  ЧТОБЫ  КАК  У  ДРУГИХ"  ЭТО  ПОЗИЦИЯ КОНФОРМНОГО
СЛИЯНИЯ  С  РАСПРОСТРАНЕННЫМИ  И  ДОМИНИРУЮЩИМИ  В  ДАННОЙ  ЛОКАЛЬНОЙ  СРЕДЕ
МНЕНИЯМИ   ,  СУЖДЕНИЯМИ,  СТЕРЕОТИПАМИ  ПОВЕДЕНИЯ,  ОТКЛОНЕНИЕ  ОТ  КОТОРЫХ
ЯВЛЯЕТСЯ ПРЕДОСУДИТЕЛЬНЫМИ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ЭТОЙ СРЕДЫ.
     25.ОСНОВНАЯ ОШИБКА ЧЕЛОВЕКА - ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ТОМ, ЧТО ОН ЕСТЬ  ТО,  НА
ЧТО ОН ПОХОЖ
     26.ОСНОВНАЯ  ОШИБОЧНАЯ ПРОГРАММА УМА - ЧЕЛОВЕК ЕСТЬ ТО, С КЕМ ИЛИ С ЧЕМ
ОН СЕБЯ ОТОЖДЕСТВЛЯЕТ.
     27.ГЛАВНАЯ   СТРАТЕГИЯ    ПСИХОНОМИКИ    (СКВОЗНОЕ    ВОЗДЕЙСТВИЕ)    -
ПЕРЕКОДИРОВАНИЕ   НЕГАТИВНЫХ   ПРОГРАММ  И  ЗАПУСК  МЕХАНИЗМОВ,  ПОЗВОЛЯЮЩИХ
НЕЙТРАЛИЗОВАТЬ СТОЙКИЕ БЛОКИРУЮЩИЕ ОТОЖДЕСТВЛЕНИЯ.
     28.ЦЕЛЬ   ПСИХОНОМИКИ   (СВЕРХЗАДАЧА)   -   ВЫСВОБОЖДЕНИЕ   СВЯЗЫВАЕМОЙ
ОТОЖДЕСТВЛЕНИЕМ   ЭНЕРГИИ   И  ПЕРЕНАПРАВЛЕНИЕ  ЕЕ  НА  СОЗДАНИЕ  КОНКРЕТНЫХ
РЕЗУЛЬТАТОВ, В ПОЛУЧЕНИИ КОТОРЫХ ЗАИНТЕРЕСОВАН ЧЕЛОВЕК.














     Он слегка, одними краешками губ улыбнулся и умер.








     Хотя кое-кто и поговаривал  еще  с  утра,  что  гроза  нависла  смутной
угрозой  над  иссушаемым,  испепеленным  днем,  все же по мнению большинства
обитателей того крохотного кусочка  Вселенной,  которая  именуется  Москвой,
ничто  таковой  не предвещало. И это несмотря на то, что над землей довольно
назойливым, хотя в то же время  и  неопознанным  летающим  объектом  нависла
жирная лиловая туча.
     К полудню деревья притихли, и стало парить.
     А  часам  к  четырем  тишина  на несколько секунд стала абсолютной, мир
замер,  словно  перед  фотосъемкой,  затем  последовала  сама  фотосъемка  -
блеснула бесшумно вспышка молнии, огненным зигзагом вспоров набухшее небо. И
несколькими  мгновениями  спустя  грохнул  гром.  Его раскаты пронеслись над
Сретенкой, заглушив автомобильные гудок,  и  рассыпались  по  паутине  тихих
переулков.  Из  какой-то  глухой подворотни с визгом шарахнул ветер, взметая
перед собой столбы пыли и - обрушился ливень, будто он  только  и  дожидался
того, чтобы хлынуть через распоротое брюхо отяжелевшего, как туша левиафана,
неба. Сточные канавы заполнились пузырящейся водой.
     Несмотря  на  то,  что  на  улице  еще  были видны торопливые прохожие,
раскрывшиеся свои спасительные зонтики, улица стала выглядеть пустынной.
     Как-то  быстро  стемнело,  и  в  зарождающихся  сумерках  на   вымершей
притихшей   Сретенке  возник  странный  субъект  -  пожилой,  седовласый,  с
зачесанной  назад  волнистой  шевелюрой,  с  неподвижной,  будто  застывшим,
темно-коричневыми взглядом из-под нависающих колючих бровей, одетый в черный
в  тонкую  белую  полоску  английский  костюм  и  производящий профессорским
обликом своим впечатления внушительное. И, тем не менее, еще нечто необычное
примешивалось к его располагающей импозантности - на золоченой цепочке рядом
с ним ступал, чуть прихрамывая, здоровенный взъерошенный грач, угрюмо и даже
с оттенком какой-то злобы мерцающий антрацитовыми глазами.
     Седовласый и грач медленно вышли из Большого Сухаревского переулка  как
раз  в  тот момент, когда прогрохотали первые трескучие раскаты обрушившейся
грозы, и хлынул ливень.
     Седовласый то ли  опечаленно,  то  ли  укоризненно  покачал  головой  и
неожиданно быстро размашистым шагом пройдя несколько кварталов, подхватил на
руки  нахохлившуюся  птицу  и  нырнул  в  приземистый  и  унылый Сергиевский
переулок, где и исчез.
     А на улице  уже  творилось  Бог  знает  что.  Вода,  словно  ожившая  и
взбесившаяся,   исхлестывала  тротуары,  и,  по-видимому,  началось  великое
половодье, если не сказать потоп.
     Ах как сладко под мерный шум дождя погружаться в сон, когда все тело  в
истоме, голова тяжелее, веки смыкаются, но вы еще не забываете все напрочь и
еще  смакуете это состояние блаженной дремоты, продлеваете удовольствие, как
кошка, заигрывающая с обреченной мышкой, и уж только потом отдаетесь  мягким
ласкающим волнам наплывающих на вас видений.
     Арчибальд  Иванович  Востриков,  в  кругу  приятелей  и знакомых просто
Арчибальд, а в  ласковом  и  замкнутом  кругу  заботливых  притязаний  своей
тетушки  совсем  уж  просто  - Арчибальдушка, пребывал сейчас именно в таком
состоянии, когда, отвоевав какие-то  права  в  извечной  жестокой  борьбе  с
соседкой своей по коммунальной квартире, сорокалетней вдовствующей Дашей, он
с  гордым  видом  победителя  удалился в свою комнатушку, где его и принял в
добрые объятия древний полинялый диван.
     И напрасно поверженная Даша нарочито гремела  кухонной  утварью.  Далек
был Арчибальд Иванович от мира кастрюль и газовых конфорок, ох как далек! Он
нежился, он томился, как молоко на медленном огне и блаженствовал, овеваемый
причудливыми  видениями.  Его  пухленькие  губки вытянулось в причмокивающую
дудочку, а намечающее брюшко, которое может, когда перевалило  за  тридцать,
тихонько колыхалось в такт медленному размеренному дыханию.
     А  видения  его  действительно были причудливы, никогда он таких еще не
видывал  за  свою  добросовестную  законопослушную  жизнь.  Он  впоследствии
рассказывал,  что  как  только  закрыл  глаза,  тут  же  будто бы провалился
куда-то, его со всех  сторон  обступила  тьма,  как  любопытствующие  зеваки
обступают какое-нибудь происшествие, приключившееся по вине такого же, как и
они, зеваки.
     Было  сладостно, но отчего-то и жутковато. Едва проступающим, но все же
ощутимым  диссонансом  приглушенно  зазвучали  нотки  беспокойства   в   его
безмятежно  посапывающей  душе. Внезапно он ярко и ощутимо, настолько ярко и
так  ощутимо  узрел  пред  собой  огромную  смоляную  птицу,  то  ли  ворона
напоминающую, то ли грача, что хотел уж было зажмуриться, но глаза его и так
были закрыты. И он только подивился необычайной живости образа.
     Птица  с  деловым  видом  и  старательно чистила большой клюв о сильные
крючковатые лапы,  а  затем  вдруг  уставилась  на  Вострикова  и  каркающим
фальцетом  вопросила: 'Чего же ты нежишься, Арчибальд? Пока ты тут нежишься,
вода затопляет улицы, милиция в панике, придется, наверное, плоты строить. А
ты безмятежно устроился и храпачка давишь'.
     На мгновение птица умолкла,  прищелкнув  пролетающую  мимо  мошку,  но,
проглотив  насекомое,  продолжила:  'А между тем, если хочешь знать, пока ты
тут храпачка давишь, соседка Дарья дусту в щи тебе сыплет.  Так  что  завтра
будешь щи с дустом жрать. Ну да ладно, ты я вижу, никак не реагируешь. Что с
тебя  возьмешь? Дрыхни дальше'. И столь же внезапно, как и появившись, птица
взмахнула тяжелыми крыльями, сорвалась с места и полетела  прочь.  А  бедный
Арчибальдушка,  услыхав  про  соседский  дуст, предназначенный в его щи, изо
всех сил уж старался проснуться, но,  увы,  попытки  его  бесплодны,  словно
управляла   им   теперь   более   могучие   внешние  силы,  природа  которых
представлялась ему таинственной и непостижимой. И почти тотчас новое ведение
ворвалось в его растревоженный сон - седовласый крупный объект с насупленным
взором вонзил в него острые зрачки  и,  вдруг,  с  неожиданной  мягкостью  в
голосе  тихо  и чуть печально вымолвил: 'Ты все спишь, Арчибальдушка. Ну что
ж, спи, спи. Гляди только, как бы пожалеть об этом не  пришлось'.  Востриков
что-то  силился  крикнуть  в  ответ,  но  звук  его застрял где-то в глубине
гортани, и ему пришлось быстро глотнуть,  чтобы  застрявший  звук  не  мешал
дышать.
     На  этом  кошмар  внезапно  оборвался,  и  Арчибальд Иванович Востриков
пробудился - вспотевший и с ощущением разбитости, голова его гудела, и перед
глазами все качалось. Он посмотрел  в  окно,  отчего  под  ложечкой  у  него
засосало,  и  он тоскливо склонил голову. За окном висели неподвижно грач на
массивной  золотой  цепи  и  гривастый  с   неподвижным,   чуть   подернутым
задумчиво-печальной дымкой, взором.
     Они  смотрели  на  него  в  упор. Он больно зажмурился. Когда же открыл
глаза, их уже не было, а за окном висела  лишь  мутная  пелена  бесконечного
дождя.
     'Однако, нервишки? - подумал вконец расстроенный Арчибальд Востриков. -
Какая-то  ерунда  мерещится.  А, может, это все Дашка проклятая? Ведь вот не
послушал я тетушку свою, когда она приезжала ко мне, высмеял, как и подобает
здравомыслящему человеку. А ведь говорила она мне, что соседка моя колдунья.
Самая настоящая колдунья. И что накаркает она мне неприятностей. Эх тетушка,
мудрая у  тебя  голова.  Во  мрачные  годы  инквизиции  орудовать  бы  тебе.
Выдающейся  фигурой  бы  стала. Не тетя, а Великий инквизитор. Нюх у тебя на
ведьм феноменальный. Я же не послушал тебя. Посмеялся над тобой.  А,  может,
она  мне  и  наслала  все кошмары '. И снова у Арчибальдушки что-то заныло в
душе,  словно  нечто  тяжелое  несколько  раз  внутри  перевернулось,  и  он
почувствовал  то  ли  голод, то ли тревогу, то ли страх. В комнате его возле
серванта на табуреточке восседал строгий  гривастый  господин  и  держал  на
руках вымокшую нахохлившуюся птицу, напоминающую обликом своим не то ворона,
не  то грача. Хотя и изрядно намокший, он все же демонстрировал вид гордый и
величественный,  быть  может  в  эту  минуту  он   сам   напоминал   большую
взъерошенную, но торжественно настроенную птицу.
     Арчибальд   Иванович   Востриков  оставался  убежденным  и  закоренелым
материалистом еще с тех пор, когда в свои  младые  годы  страстно  заправлял
кружком юного атеиста в районном Доме Культуры, однако на этот раз осенил он
себя крестом.
     Посетители   же  при  этом  не  исчезли,  а  представительный  господин
скривился в тонкой улыбочке, покачал головой наподобие сердобольной бабушки,
собирающейся  отчитать  нашкодившего   внука,   медленно   проговорил:   'Ах
Арчибальдушка,  Арчибальдушка,  взрослый  и  рассудительный  ты  человек,  а
осеняешь себя крестным знамением. Ну положим,  ты  даже  от  чистого  сердца
решил  испробовать силу креста, но ведь всякий поступок должен быть уместен.
В данном случае Ваш поступок, господин Востриков,  не  уместен!  Ибо  мы  не
привидения  и  уж тем более не нечисть. Ты понял?!' - и мужчина на последнем
слове  грозно  повысил  интонацию.  И  грач  пыхнул   на   сконфуженного   и
пристыженного  Арчибальдушку  своими  непроницаемо черными с золотым отливом
очами. У Арчибальдушки же отвисла  нижняя  губа  и  теперь  висела  каким-то
беспомощным  придатком, и выражение лица приняло от этого вид глуповатый. Он
молча кивнул и  шумно  сглотнул  слюну,  и  при  этом  кадык  его  судорожно
взметнулся к подбородку.
     - Но ближе к делу, - вдруг перейдя на металлический тон, сказал строгий
господин,  не  меняя  голоса,  продолжил. - События повернулись, к сожалению
так, что ты вынужден будешь нам помочь.
     - С большой охотой, -  выпалил  не  ожидавший  от  себя  такой  горячей
готовности помогать этим странным субъектам Арчибальд Востриков.
     - Ну вот хорошо, вот и хорошо, - кивнул загадочный посетитель, - только
что несносная манера перебивать говорящего?
     - Покорно  извиняюсь,  - пролепетал Арчибальд. В его возбужденном мозгу
тем временем уже созрело решение, а вместе с тем и  план  действий.  Он  все
понял.  Его  будто  бы  озарило.  Это  вовсе  никакие  не  привидения  и  не
галлюцинации, и не нечисть, и какой только вздор ему мог прийти в голову,  а
он  еще  сгоряча  принял  Дашу  за  колдунью  и вообще повел себя глупо. Все
гораздо проще. Это - бандиты, орудующие гипнозом и телепатией. То,  что  они
за окошком висели - это результат, конечно, наведенного внушения, так как не
могут  нормальные люди (птица не в счет) свободно висеть в воздухе на высоте
четвертого этажа. Да Арчибальдушка,  в  дурацкую  ты  влип  историю!  Однако
чувство  страха  тут  же сошло с него, как только он понял с кем имеет дело.
Теперь его мозг работал четко, он быстро  и  красиво  просчитывал  различные
комбинации  и  вариации.  Из  этой ситуации надо выпутываться. Как? Каким-то
образом необходимо  оповестить  милицию,  а  для  этого  следует  под  самым
невинным  предлогом  выйти из комнаты и суметь в двух словах объяснить Даше,
которую теперь волей-неволей приходится брать  в  союзницы,  в  чем  дело  и
предупредить,  чтобы  она  сработала  оперативно  и  потихоньку  позвонила в
милицию. Ввязываться с ними в бой не имеет смысла, ибо они, во-первых, могут
быть вооружены, а во-вторых, он уже испытал на себе  их  мощное  психическое
влияние. Значит, надо тянуть время. Основная задача - выиграть время.
      У Арчибальда Вострикова вся цепочка рассуждений проскочила с быстротой
импульса  в электрической цепи. И он, выдержав паузу (ладони намокли, сердце
чуть не вышибало ребра), стараясь казаться изысканным, участливо спросил:
     - Кстати, не хотите ли горячего чайку? У  меня  и  медок  есть.  Небось
промокли все, иззябли.
     - Чайку  горячего можно, - внезапно каркнул не то ворон, не то грач, до
того молчавший и только бесцеремонно зыркавший зловещими глазами,  -  только
если  ты  в  милицию пойдешь, ты до нее не дойдешь. Разве тебе неизвестно, о
чем поведал Михаил Афанасьевич?
     Арчибальд почувствовал озноб, а мигом позже -  испарину,  просочившуюся
крохотными  капельками  не его гладком и по предположению, побледневшем лбу.
Он понял , что все рухнуло. Пропал он, Арчибальд Иванович Востриков, пропал,
но тут его отчаянные мысли прервал назойливый каркающий фальцет:
     - Ну, где же ты? Иди ставь чаек. А заодно загляни в  свою  кастрюлю  со
щами.  Эта  прохиндейка  уже  сыпанула  туда  порядочную  порцию дусту, - и,
обратившись к задумавшемуся  своему  хозяину,  явно  смягчился  (аж  каркать
перестал, отметил про себя Арчибальд): - Вам покрепче, Мастер?
     Тот лишь легким кивком дал понять, что ему покрепче.
     Арчибальд подпрыгнул и на отяжелевших ногах поплелся на кухню, извечную
арену жестокой, длящейся вот уже десять лет без передышек и мирных периодов,
войны  с  соседкой  по  коммунальному  бытию, вдовствующей Незлобиной Дарьей
Васильевной. Он запалил конфорку, и унылые язычки синего  пламени  высветили
из  мрачных  вязких  сумерек  облупленные  стены закоптелой кухоньки. Из его
кастрюли несло отвратительной кислятиной. Он приподнял крышку, и в  нос  ему
ударил  резкий  запах  вздыбившихся  щей.  'Ах, ты чертовка!', - вырвалось в
сердцах у Вострикова.  На  время  он  даже  банду  свою  забыл.  И  тут  ему
померещилось,  что  из сырого угла на него скалиться Даша, открывая неровный
ряд кривых, фосфоресцирующих в голубых отблесках  горящей  конфорки,  зубов.
'У,  ведьма',  -  жалобно  застонал  Арчибальд  и бессильно погрозил видению
кулаком. Но видение соседки Незлобиной исчезло, и на ее месте уже воцарилась
птица. Она с интересом и даже  каким-то  веселым  любопытством  смотрела  на
Арчибальдушку,  после  чего  гаркнула зло и отрывисто: 'Не видишь разве, что
чайник уже кипит вовсю?'  Арчибальд  понуро  выключил  газ,  и  кухня  вновь
погрузилась  во  мрак.  Но  на  улице  уже  зажгли фонари, и их унылые блики
заползли в размазанное от воды  окно,  а  Арчибальд  теперь  стал  различать
контуры  предметов.  Он  с удивлением увидел, как грач приподнялся со своего
места, чуть вразвалочку подошел к его кастрюльке и, приподняв крышку крылом,
шарахнулся, сдавленно вскрикнув: 'Ну и  вонища,  однако'!  Затем  он,  одним
крылом  прикрыв  свой  клюв,  другим,  исхитрившись, схватил столовую ложку,
зачерпнул кислую пену , да и бухнул ее в бидончик,  где  Даша  держала  свой
любимый  яблочный квас. Затем он опять все привел в порядок, крышку водрузил
на место и коротко скомандовал: 'Пошли'.
     Позже  Арчибальд  Иванович  Востриков  усиленно  пытался  сообразить  и
представить  себе,  как  птица  может  использовать  крылья в качестве рук и
хватать ими ложки, а тем более приподнимать крышки. По этому поводу он  даже
консультировался  с  одним  своим  ученым  знакомым,  который  в  свое время
поместил  несколько  заметок  в  журнале  'Юный  натуралист'.   Но   и   тот
категорически  отверг  такую  возможность  -  чтобы  птица  крыльями хватала
столовые ложки и приподнимала кастрюльные крышки.
     Но в этот момент изумленный Арчибальд особенно  усиленным  размышлениям
не  предавался,  он  схватил  тяжелый  чайник,  прихватил баночку с медом и,
сделав пару шагов, очутился у себя в комнате, будто кто-то перенес его одним
махом через уродливо искривленное пространство старой обшарпанной квартирки.
     Тут уже он  проникся  доверием  и  даже  некоторой  симпатией  к  своим
непрошеным  посетителям.  Он  даже  несколько  повеселел. Разговорчивый грач
взглянул на него насмешливо и ласково-иронично проскрипел:  'А  ты  все  же,
малость  плутоват,  Арчибальдушка'.  Арчибальдушка же чувствовал себя теперь
свободней в странной компании. Слегка  наглея,  он,  как  бы  между  прочим,
спросил прихлебывая чаек:
     - Но кто же вы такие, позвольте вас спросить? Если не секрет, конечно.
     - Каков нахал? - осклабился грач. - А, Мастер, что вы скажете?
     - Полетит  с нами, - буркнул, даже не взглянув в сторону Арчибальдушки,
Мастер.
     - Куда? - обомлел Арчибальдушка. Внутри у него опять что-то заныло.
     - Излишнее любопытство никогда не доводило до добра.
     - Но я не умею летать!
     - Этому несложно научиться. А медок у тебя знатный!
     - Липовый. Тетечка привезла, -  заплетаясь,  пролепетал  Арчибальдушкин
язык. - А вещи какие с собой брать?
     - Вещи?  - Маэстро задумчиво поскреб квадратный, как спичечный коробок,
подбородок. - Вещей не надо! Вещи только мешают полету.
     Арчибальд издал нечленораздельный звук, и губы его вновь  вытянулись  в
капризную  дудочку.  Он  готов был захныкать как ребенок. Ему страсть как не
хотелось никуда улетать, куда-то срываться, нестись в безымянную  промозглую
тьму,  представляя себя колючим ледяным струям. Но, кажется, полет неизбежен
- слишком торжественный вид у этих двоих. Грач уже обсох и теперь был  пышен
и  величав,  и гладкие перья его, словно отполированные, ослепительно горели
даже  при  свете  тусклой  пластиковой  люстры,  а  седовласый,  сделавшийся
чрезвычайно серьезным и принявший облик суровый, резко поднялся.
     - Значит, не полетишь с нами?
     Арчибальдушка  съежился,  втянул  голову в плечи, сгорбился, и тело его
обмякло.
     - Ну что ж, насилу мы тебя заставить не можем.
     - Насилу не можем, - хриплым эхом отозвался грач, - хотя это и в  наших
силах.
     - Оставайся,  Арчибальд  Востриков  и  воюй с Дашей. Завтра у вас будет
жаркая схватка. Но окажи одну услугу.
     - Пожалуйста, пожалуйста, - пропел воодушевленный Арчибальд.
     - Как  видишь,  ливень  еще  хлещет,  а  нам  бы  не   очень   хотелось
простужаться. Но у тебя мы так уже засиделись. Потому нам нужен зонтик.
     Арчибальду было жалко отдавать свой черный большой зонтик, но тут снова
вмешался несносный грач:
     - А  может  останемся,  Мэтр?  Мне  здесь  явно начинает нравиться. Тем
более, что этот тип не очень то горит желанием оказать нам маленькую услугу.
А куда ж мы в такую погоду полетим?
     - Нет, что вы, что вы! - взвился Арчибальд, слегка задетый тем что  его
назвали типом. - Возьмите зонтик, ради Бога. Если не возьмете, я обижусь!
     - Ну что ж, - вздохнул грач, если он так просит, то придется взять.
     И  тут  же  в руке седогривого появился раскрытый туго натянутый черный
блестящий зонт.
     - Что ж, Арчибальдушка, за услугу, приют и чай  спасибо.  А  нам  пора.
Может быть, еще свидимся. Всего.
     И  седовласый метр, слегка поклонившись, бесшумно вылетел в потолок, за
ним последовал и спутник его в зияющую прореху, Бог знает откуда  взявшуюся,
от которой в разные стороны разбежались причудливые линии трещин.
     Вылет  гостей длился не более секунды. Пробоина затянулась, словно ее и
некогда не было. Только люстра тихо покачивалась. Арчибальду отчего-то стало
грустно. Он тоскливо посмотрел в черный квадрат окна и полушепотом протянул:
'Куда же вы-ы-ы-ы'? Но его протяжное 'вы-ы-ы' подхватил с завыванием воюющий
с оконными рамами ветер и смял, и разорвал в клочья,  и  утопил  в  бурлящем
водовороте водосточных труб.
     И какой-то предательский голосок зашевелился в нем: 'Полетел бы с ними,
тогда  бы  узнал. А может .... эх, да ну тебя'. И Арчибальд, покусывая губы,
отошел от окна.
     А с кухни доносились  звяканье  алюминия,  нержавеющей  стали,  шипение
чего-то убегающего с огня и Дашино ворчливое причитание.








     Арчибальд   Востриков   пребывал   в   состоянии   уныния,  к  которому
примешивались некоторая доля смятения,  доля  побольше  -  недоумения,  а  в
палитре  переживаний  особенно выделялись оттенки грусти, смешанные с легкой
тревожностью.
     Он осознавал, что в его жизни ворвались странные,  загадочные  силы,  и
при этом не имеет значения, каким способом они это сделали - проявились ли в
виде  галлюцинации,  или же возникали как некие реальные объекты, восприятие
которых оказалось бы возможным другими людьми,  если  бы  таковые  оказались
рядом.  Неважно.  Равно,  как в первом, так и во втором случае это странно и
причудливо. И немного жутковато.
     А мозг отказывался давать какие-либо объяснения. Мозг не  хотел  помочь
Арчибальду  Вострикову. Мозг упрямо молчал. И Арчибальд решил позвонить тете
- тетя знает толк в таких делах.
     Арчибальд  Иванович  Востриков  теперь  уже  с   чувством   собственной
значимости  и  приобщенности к запредельному, осмелевшей рукой набрал номер.
Через несколько гудков  трубка  огласилась  гулким  эхом  всеведающей  тети.
Арчибальдушка  добросовестно и обстоятельно поведал ей о недавних событиях и
спросил совета, как жить дальше.
     - Вот уж не думала, - ответствовала тетя, -  что  с  тобой  приключится
такое. Чем же ты это так выделился, Арчибальдушка?
     - А что, тетя?
     - Да знаешь ли ты, кто у тебя был?
     - Почем мне знать?
     - Ну так вот знай, у тебя был сам Муфасаил Сабашников!
     - А кто это такой?
     - Он - Великий Менеджер!
     - Что же мне теперь делать, тетя?
     - А  ничего делать не надо, Арчибальдушка. Просто будь, как был, а дела
сами сделаются.
     - А если они опять явятся?
     - Брысь!
     - Что, тетя?
     - Это я не тебе, это коту Миньке. Совсем разошелся, бандит. Икры  хочу,
говорит, черной.
     Мир  перед  глазами  Арчибальдушки  сделался расплывчатым и иллюзорным,
стены словно  бы  покачнулись  и  завибрировали,  чтобы  убедиться,  что  не
ослышался, он осторожно переспросил:
     - А что с котом Минькой?..
     - Икры  требует,  паразит!  Утром  прямо-таки  и заявил: 'Я либо икорки
должен поесть, либо мышей ловить отказываюсь'.
     'А  я  это  все  понимать  отказываюсь'  -  грустно  подумал  Арчибальд
Востриков, а в трубку добавил:
     - Ну что ж, тетя, благодарю вас за консультацию.
     - Пожалуйста,  Арчибальдушка.  А  ты  почаще  звони, почаще, не забывай
тетушку.
     Смущенный племянник положил трубку и в этот же момент услышал за спиной
своей  жалобный  отклик,  сочившийся  из  темной  глубины  длинной   мрачной
прихожей.  'Арчибальдушка, милый Арчибальдушка, пройди в свою комнату скорее
же скорее'.
     Арчибальдушка вздрогнул, сделал невольный шаг, слегка оступился и  упал
в разверзшуюся пред ним бездну.











     ...  бездна  окутала  его  тьмой.  Когда  же  мрак поредел, а Востриков
постепенно  начал  приходить  в  себя,  он  обнаружил,  возвращаясь  в  свое
сознание,  что пустота на самом деле оказалась не такой уж и пустой. Бледные
тени  и  размытые  образы  наполняли  пространство,   в   котором   оказался
Арчибальдушка. 'Я во сне или в царстве призраков?' - смутно подумал он и тут
же  услышал приглушенный сипловатый голос, ответствовавший ему : 'Это одно и
тоже'. Арчибальдушка вздрогнул и осмотрелся по сторонам, одновременно ощутив
свое тело посыпанным  мелкой  дрожью,  будто  некто  невидимый  и  неведомый
положил  его  на  блюдо  обильно посолил - но не солью, а крупинками страха.
Вокруг продолжали плавать прозрачные призраки,  сквозь  пелену  которых  ему
удавалось  узреть,  однако,  проступающие контуры не то змея, не то дракона.
Существо лениво  помахивало  хвостом,  и  иронический  прищур  змеиных  очей
спокойно взирал на растревоженного Вострикова.
     - Кто ты, рептилия? - в замешательстве спросил Арчибальдушка.
     - Я - Большой Бормотун.
     - А где я нахожусь?
     - В Нижнем Мире.
     - В нижнем мире?!
     - Точно, в Нижнем мире.
     - А как я сюда попал и как мне отсюда выбраться?
     - Ну вот, не успел попасть, а уже выбираться ему не терпится. А ты хоть
знаешь, что тебе крупно повезло, и, многие, ой, многие бы тебе позавидовали.
     - Позавидовали чему, тому, что я попал в Нижний Мир?
     - Вот именно! Сколько людей в вашей обыденной реальности платят деньги,
и вполне  существенные,  чтобы совершить путешествие, которое приключилось с
тобой. Они посещают разные курсы, где свежеиспеченные гуру терпеливо  плетут
паутинки  своей  милой  ахинеи,  наполняя  священным  туманом  трепетные умы
кропотливых и преданных делу мистики курсантов. А ты прыг! - и готово!
     - А что же такое, это ваш Нижний Мир?
     - Не наш, Арчибальдушка, не наш, а твой. Ну что же, слушай, - и Большой
Бормотун начал свое

     ПОВЕСТВОВАНИЕ ЗМЕЯ О НИЖНЕМ МИРЕ

     Нижний мир есть магическая реальность, являющаяся местом обитания  всех
тех  влияний,  которые  управляют  вашим  предметным, обыденным миром. Иными
словами, это пространство призраков, духов. И одним из первых, кто догадался
о существовании данного мира и проник в него, были шаманы.
     - Но как я, цивилизованный человек, могу доверять всем  этим  шаманским
сказочкам?
     - Э-э,  голубчик,  не  спеши  с  выводами,  - Змей флегматично зевнул и
спокойно,  и  даже  несколько  заунывно,  продолжил.  -  Интересно  отметить
определенную  параллель  между  магическими  таинствами  шаманов  и моделью,
предлагаемую  научно  организованным  психоанализом.  Психоанализу   то   ты
доверяешь, цивилизованная душа?
     - Доверяю, - несколько обескуражено пролепетал Арчибальдушка.
     - Ну    так    вот,   смотри   сам.   Во-первых,   шаманы   говорят   о
погружении, о погружении говорят и психоаналитики. Во-вторых,  шаманы
имеют в виду погружение в под-земный мир, психоаналитики же толкуют о
погружении  в  под-сознательный  мир.  В  обоих  случаях  встречается
частица под, содержащая в себе идею существования чего-то такого, что
находится внизу, то есть Нижнего Мира. В-третьих,  шаман  при  погружении  в
Нижний  Мир  подразумевает  встречу  с  духами,  на  то же самое указывает и
психоаналитик имеющий дело с фантомами - ведь наши чувства, мысли,  фантазии
и  есть  ничто  иное как фантомы, призраки, духи. Вот скажи мне, пожалуйста,
что или кто является тебе во сне?
     - В каком смысле?
     - В прямом. У тебя бывают сновидения?
     - Конечно.
     - Кто их населяет?
     - Ну...
     - Можешь ли ты утверждать, что во сне к тебе являются существа из плоти
и крови?
     - Нет, конечно.
     - Правильно, и, разумеется ни один здравомыслящий человек не  отважится
сделать  подобное  заявление.  Но  ответь теперь мне, пожалуйста - если твои
ночные видения не являются вещественными, осязаемыми, телесными, то  кто  же
тогда эти существа?
     - М-- м...
     - Правильно, если они бесплотны и бестелесны, то они духи!
     - Наверное, так.
     - Именно  так!  Это  же  очевидно.  И  наконец,  в-четвертых: по мнению
шаманов, основополагающее влияние на  жизнь  человеческую  оказывают  именно
духи,   которые   обитают  в  подземном,  Нижнем  Мире,  а  с  точки  зрения
психоанализа существование человека,  его  поведение  и  судьба  обусловлены
динамикой  Бессознательного,  что, в конечном итоге, означает зависимость от
тех же самых духов, призраков,  населяющих  подсознательный  и,  опять-таки,
Нижний  Мир.  Шаман  спускается  в  подземный  мир, чтобы призвать на помощь
духов-союзников и нейтрализовать вредоносное воздействие  духов  злых.  Суть
психоаналитического  процесса  заключена  в  подобном  же  подходе. Аналитик
способствует погружению  пациента  в  подсознательный  мир,  чтобы  тот  мог
вытащить  на  поверхность  патогенные  вытесненные  комплексы  и  тем  самым
уничтожить их,  одновременно  усиливая  и  активизируя  позитивные  динамики
глубинных психических структур.
     - Теперь ты понял, Арчибальд, где ты оказался?
     - Примерно.  Мне неясно одно - где я нахожусь конкретно - в собственном
подсознании или в вашем подземелье?
     - Значит, ты до конца не уразумел, Арчибальдушка,  суть  происходящего.
Ты  -  в  магическом  мире,  если угодно - в виртуальной реальности, которую
шаманы называют обиталищем духов, психоаналитики - бессознательным,  мистики
- астралом.  Кстати,  в  этот  мир,  а  точнее,  в определенную часть его ты
попадаешь всякий раз, когда погружаешься в сон. Вот тебе и все понимание.
     - Но ведь виртуальный - значит вымышленный, нереальный на самом деле?
     - Не вымышленный, а альтернативный. Все реально, что существует.
     - Но неужели же именно Нижний Мир руководит всей моей жизнью?
     - А ты вспомни знаменитое положение психоанализа: 'Сознание размышляет,
Бессознательное управляет'.
     - Арчибальдушка  в  задумчивости  понурился,  на  что  Змей   участливо
отозвался:
     - Вот  видишь, правильно было сказано, что познание приумножает печаль.
Но ты не печалься особо, потому что познание также  приумножает  и  радость.
Хочешь ли ты познания, Арчибальдушка?
     - Хочу, - тихо вымолвил Арчибальдушка.
     - Ну что ж, тогда пойдем.
     - Куда?
     - Я  тебе открою дверцу, через которую ты сможешь выйти в Сад Познания.
Но тебе необходимо строго соблюдать технику безопасности.
     - Но я с ней не знаком.
     - Она проста и содержит три правила: первое - в саду ничего не  трогай,
особенно  яблоки,  и ни в коем случае не пробуй их, это строжайше запрещено,
второе - возвращайся немедленно, как только услышишь мой свист. Ясно?
     - Но почему?
     - И никаких вопросов - правило третье. К нему же относится и  запрет  с
кем либо заговаривать.

     Змей  изящно  завис  в  пространстве  и  поплыл  сквозь дымчатую зыбкую
пелену, а за ним легко и плавно последовало арчибальдушкино астральное тело.
Они безмолвно и монотонно продолжали свое скольжение  через  унылые  пейзажи
виртуальных  территорий,  пока  не  приблизились  к некоему подобию стены, у
основания которой расплывчатом пятнышком  чернела  дверца.  Здесь,  наконец,
Змей  замедлил  движение  и  замер. Остановился и Арчибальдушка, ощущая всем
телом неподвижную тишину. Змей осторожно, почти трепетно приоткрыл дверцу  и
знаком подозвал Вострикова.
     Тот  приблизился ко входу, и едва слышно Бормотун прошептал ему на ухо:
'Ну что ж давай,  иди,  но  помни  о  техники  безопасности'.  Арчибальдушка
скользнул в дверной проем и очутился в саду.








     Вокруг  него  простирались  густые  своды  зарослей,  в глубину которых
уходили бесчисленные  тропинки  и  аллейки.  Арчибальдушка  некоторое  время
постоял  в тихой созерцательности, да и двинулся наугад по одной из дорожек.
Над  ним  пели  птицы,  а  вокруг  загадочно  шелестели   ветви   магических
кустарников  и деревьев. Иногда у него возникало ощущение, будто все то, что
его окружает, начинает расплываться, становится зыбким, туманным  и  вот-вот
исчезнет,  превратившись  в  зияние,  пустоту, некую ловушку, из которой ему
никогда не выбраться. И тогда легкая волна испуга быстрым трепетом пробегала
по телу. И вот теряющийся  Арчибальдушка,  спасая  ускользающую  реальность,
чуть  было  не  схватился  за  веточку  причудливо  разросшегося кустарника,
который  вдруг  стал  прямо-таки  таять  на  глазах,  но,  вспомнив  строгое
наставление  Змея  по  технике  безопасности,  проворно  убрал руку. В ту же
секунду куст  исчез.  Арчибальдушка  вздрогнул  и  двинулся  дальше,  ощупью
пробираясь  сквозь  мерцающие  разводы  текучих  форм, стараясь ни к чему не
прикасаться. Вскоре, однако, заросли поредели,  и  он  выбрался  на  поляну,
которую,  если  бы она была земной, можно было бы описать, как залитую ярким
солнечным  светом.  Идти  было   удивительно   легко,   и   мягкая   поступь
Арчибальдушки  непроизвольно  направила  почти невесомое, неосязаемое тело к
нескольким  яблоням,  которые  словно  распространяли  вокруг   себя   некую
таинственную  силу,  излучением  которой  Востриков и пленился. И тут истома
усталости одолела его. 'Эх,  вкусить  бы  яблочка!'  -  мечтательно  подумал
Арчибальдушка, неохотно припоминая змеев завет.
     - Ну что с того? - коварно нашептывал беззвучный голосок -провокатор. И
душа Арчибальдушки  воспылала,  и  он понял, что внутри его происходит самые
настоящие борения,  и  что  опасно  это,  и,  зажмурив  глаза,  прошел  мимо
румянобокого,   налитого   свежестью   соблазна,   томящийся  и  исполненный
противоречий.
     И скоро взору  его  открылась  тенистая  аллея,  которая  заканчивалась
белокаменной беседкой. 'Может быть хоть среди мраморных колонн найду я отдых
и  успокоение'?  Однако,  приблизившись  к  вожделенному  месту,  взалкавший
Востриков обнаружил к великому огорчению для себя, что оно отнюдь не  пусто.
Оно  было  занято  двумя  собеседниками  и,  по-видимому, весьма увлеченными
предметом своего разговора. Арчибальдушка притаился за одним из кустиков, да
и подслушал все то, о чем они говорили. А говорили они вещи на первый взгляд
странные и во всяком случае сильно отличающиеся от того, к чему  привыкло  в
земной жизни арчибальдушкино ухо.
     Причем  один  из  них  был вылитый Мафусаил Сабашников , в то время как
другой таил в себе нечто неуловимо птичье, не то ворона напоминающее, не  то
грача,  хотя  и  имел  облик  человечий, в котором явственно угадывались его
собственные, арчибальдушкины, черты.
     Прислушавшись к репликам этого довольно занятного разговора, он  понял,
что  перед ним беседа Мастера и Ученика. Почему он так понял, неизвестно, но
это была действительно

     БЕСЕДА МАСТЕРА И УЧЕНИКА



     Одиночество - удел человека. - Даже самые близкие люди  далеки  друг
от друга. - В силу вступает действие Закона. - Путь освобождения из изоляции
одиночества.  -  Человек любит не другого человека, а себя в нем. - Динамика
супружеской жизни. - Если ты будешь учиться у многих, то научишься малому. -
Парадокс о необходимости и  принципиальной  невозможности  любить  людей.  -
Главная  ошибка человека в поведении - личностный подход. - Формула 'шесть -
девять'. - Несколько эффективных правил для того, чтобы не попасть в ловушку
манипулятора и самого его выбить из колеи. - 'Для чего нужно  любить  врагов
своих? Для того, чтобы их победить'. - Любовь N1 и Любовь N2. - Один простой
принцип  семейного  благополучия. - Формула первого шага к тому, чтобы стать
Великим Менеджером.

     - Увы, никто из нас не способен понять другого - никогда и ни при каких
обстоятельствах, а потом удел человека - одиночество, хотим мы того или нет.
     - Но почему, Мастер?
     - Да на самом деле все очень  просто,  тут  даже  и  мудрить  не  надо.
Во-первых,  достаточно  взять  сон,  дабы  понять, что эта целая треть жизни
скрыта от меня самого, и я не знаю, где и как я провожу ее, не говоря уже  о
другом.  Во-вторых,  я,  запертый  границами собственного тела, уже никак не
смогу одновременно пребывать в теле  ином.  А  значит,  мне  неизвестны  его
проявления. Поэтому можешь считать, что и вторая треть для меня представляет
неведомое  и  закрытое.  Ну  и, наконец, подсознание - самые потаенные мысли
человека. Иногда мне удается угадывать их, но отнюдь  не  постоянно,  и  это
очевидно. Прибавь сюда последнюю треть. И что получается?
     - И  получается то, что даже очень близкие люди, прожившие бок о бок не
один десяток лет, супруги, отметившие совместное бытие в самых разнообразных
годовщинах, включая и серебряные и золотые, на самом деле так же далеки друг
от друга, как новорожденные в разных концах света?
     - Вот именно! И когда эти близкие  утверждают,  что  знают  друг  друга
идеально,  они  ошибаются,  продолжая  пребывать  в глухой изоляции, стенами
которой являются их собственные иллюзии.
     - Но это же страшно, Мастер?
     - Такова природа, такова Вселенная, и ее не волнует  страшно  тебе  или
нет. Нам, как правило, бывает страшно ночью в горах, но заметь при этом, что
продолжают  существовать горы и продолжает существовать ночь. И даже если мы
очень попросим их, чтобы они ушли, они останутся. Таков  Закон.  И  человеку
остается либо принять этот Закон, подчиниться ему и перестать соответственно
бояться, либо, не принимая Закона, продолжать свою жизнь в череде кошмаров и
мучающих  страхов.  И  тот  же  Закон  распорядился  так: человек одинок. Он
приходит в этот мир в одиночку, и также в одиночку через этот мир проходит.
     - И я страдаю от того, что не принимаю этот Закон?
     - И не только ты от этого страдаешь.
     - Но люди ведь бояться одиночества.
     - Разумеется. И чем больше бояться, тем глубже погружаются в него.
     - А если я приму этот Закон?
     - Тогда,  как  ни  парадоксально  это  звучит,  ты  выйдешь  из   своей
изолированности, и одиночество рассеется. Как только ты скажешь себе: 'Да, я
одинок,  и  я  принимаю  свое  одиночество как проявление неведомого мне, но
непостижимо мудрого Закона', ты обретешь свободу. Потому что в  этом  случае
тебе  открывается  новое  понимание  -  осознав  вокруг себя и других стены,
выбраться из которых  не  представляется  никакой  возможности,  ты  увидишь
свободный  путь,  который  ведет  наверх.  И  тогда  ты скажешь: 'Да ведь я,
оказывается, не одинок! Я вижу свободный путь. И этот путь ведет наверх. И я
МОГУ пойти по этому пути'. И ты действительно сможешь пойти поэтому Пути.  И
ты обретешь тогда Свободу и Силу.
     - Путь наверх, Мастер, я понимаю - метафора?
     - Ты  можешь  это  понимать  как  угодно.  Не важно понимание, важно
переживание.
     - И все-таки, путь наверх - не путь ли это к тому,  что  люди  называют
Богом, или Высшим разумом?
     - А почем знаю?
     И после короткой паузы вновь Ученик спросил Мастера:
     - Но как же с дружбой, любовью, преданностью, если ты, Мастер, говоришь
об одиночестве,  в  заточении  которого  пребывает человек? Ведь мы же знаем
немало случаев самопожертвований  и  жертвоприношений,  ситуаций,  где  люди
проявляли  беззаветную  преданность  и  совершали поступки, которые называли
потом  героическими  те,  чья  благодарность  оставшихся   являлась   лучшим
памятником ушедшим - во имя жизни остающихся.
     - Никогда  еще обычный человек не любил и не жертвовал собой ради жизни
другого человека. На такое способны очень редкие, лишь те, кто или осознанно
или интуитивно отыскал свой Путь наверх. В массе же своей человек  любит  не
другого человека, а себя в нем, свою идею, свой образ, свое представление об
этом человеке, свою концепцию. И идет на жертву ради этого фантома. Посмотри
на  то,  как развивается супружеская жизнь многих и многих. Начинается она с
возвышенных чувств, где  он  изливается  в  откровениях  типа  'прекрасная',
'возлюбленная',  'единственная',  а  лирические  излияния  последней  этаким
шепотливым эхом вторят - 'УМНЫЙ', 'мужественный',  'несравненный'.  Проходит
время,  пыл  остывает.  Проходит  еще  время, и лексикон несколько меняется.
Словарный запас  идущих  рука  об  руку  по  жизни  пополняется  'стервами',
'суками',  'козлами', 'ублюдками' и даже более изощренными эпитетами. Почему
это происходит? Только не говори о  взаимных  разочарованиях,  о  том,  что,
дескать,  эти  люди  в  состоянии  влюбленности идеализировали друг друга, а
когда первый поток возвышенных страстей схлынул, они лучше узнали друг друга
и поняли многое из того, что раньше не понимали.
     - Но ведь именно это я и хотел  сказать.  Да  и  многие  так  объясняют
данное явление.
     - Многие много о чем говорят. Те же самые многие много чего и делают. А
потом раскаиваются. И если ты будешь учиться у многих, то научишься малому.
     Причина  в  другом. Дело в том, что, прожив десять, двадцать, пятьдесят
лет вместе, они знают друг о друге и друг друга  ничуть  не  больше,  чем  в
первую  минуту  знакомства.  Только  в начале сближения они размещают друг в
друга одни иллюзии,  сблизившись  -  противоположные.  Тоска  и  раздражение
приходят  на  смену эйфории и окрыленности. Когда человек возвышает другого,
он возвышает свое представление, свою проекцию, свою концепцию. Но Закон  от
этого не меняется. Закон объективен и продолжает работать. Закон неизбежного
и  неумолимого  одиночества  человека.  И Закон оказывается сильнее иллюзий,
мнений, надежд и ожиданий. И все эти помыслы  и  пьедесталы  превращаются  в
погребальный  хлам.  Нет,  мой милый, человек не способен любить другого, не
любя себя при этом. Но и  себя  он  не  способен  любить.  Оттого-то  мир  и
переполнен враждой и агрессией. Мы тянемся к людям, так как бежим от себя, и
одновременно  отталкиваем  их, интуитивно понимая, смутно чувствуя, что цель
недостижима. И недостижима не потому, что она мираж, но потому,  что  мы  не
знаем  дорог,  ведущих к ней. Но кто-то знает. Например, Учителю из Назарета
был ведом этот Путь, и он прекрасно понимал, куда этот Путь ведет. Наверх.
     - Однако, Мастер, Учитель  говорил,  что  нужно  любить  людей.  Вы  же
разъясняете, что любить просто невозможно по техническим, образно выражаясь,
что ли причинам.
     - Верно,  ты  не  сможешь  любить  людей, если не освободишься от своих
претензий, притязаний, иллюзий. Но любить  надо,  просто  необходимо,  иначе
твоя  собственная  жизнь станет пустой, а эмоциональная пустота - это смерть
при жизни организма - весьма мучительное состояние.  И  если  ты  перестаешь
любить,  твое  существование  наполняется  проблемами,  тебя просто-напросто
начинают преследовать неприятности. А что такое жизнь человека? Это его дом,
это его работа, это он сам. И если он отказывается  от  любви,  то  рушиться
все:  дом  становиться  чужим, собственные дети отворачиваются от родителей,
работа перестает приносить доход и радость, а тело начинает болеть.
     - Моя голова, Мастер,  уже  идет  кругом.  Что  же  получается?  Любить
невозможно,   но   не  любить  не  необходимо.  Однако,  опять-таки,  любить
невозможно и ,стало быть, человек  просто  обречен  на  фатальные  проблемы,
разрушения, страдания.
     - Кто-то обречен, кто-то нет. Любовь снимает обреченность. Но приготовь
свою голову  к тому, что я тебе сейчас скажу. Дело в том, что основная
ошибка, главное заблуждение человека в поведении  с  себе  подобными  -  это
личностный   подход.   Личностный  подход  -  кратчайшая  дорожка  к
конфликтам. Ведь что такое личность? Личность - это  представление  другого.
Но мир не является таким, каким он представляется нам. Каждый из нас - часть
мира.  И,  следовательно,  каждый  из  нас  явно  не  тот,  каким он видится
остальным. Впрочем, сейчас я тебе это покажу наглядно.  Мастер  взял  листок
бумаги и сделал на нем рисунок.

     - Посмотри  на  рисунок и мысленно встань на позицию человечка А. Какую
цифру ты видишь?
     - Цифру шесть.
     - Хорошо. А теперь займи позицию Б. Что сейчас?
     - А сейчас я вижу девять
     - Правильно.  А  теперь  давай  представим  себе  их  диалог.  Примерно
получится следующее.
     - А. Вот это шесть.
     - Б. Вот это девять.
     - А. Да нет же, это шестерка.
     - Б. Какая же шестерка, когда это девятка?
     - А. Это самая настоящая шестерка.
     - Б. Ты что-то путаешь. Это - самая настоящая девятка.
     - А. Да ты совсем что ли спятил? Смотришь и не видишь.
     - Б. Скорее всего, это ты спятил.
     - А. Ты явно не прав. Это - шесть.
     - Б. Не прав именно ты, потому что это девять.
     - А. Да ты просто козел.
     - Б. Это как раз ты полный козел.
     А на поверку козлы оба. Тебе знаком этот разговор.
     - Знаком,  не столь уж редко подобные беседы мне приходится подсушивать
в быту.
     - Вот именно. Я  тебе  нарисовал  модель  человеческого  сознания.  Она
выглядела  бы  забавной если бы за ней не стояли разбитые судьбы, потерянные
жизни и здоровье. Помни о ней всегда, и не  позволяй  другим  козлам  делать
козла  из  тебя.  Как  только  ты  почувствуешь, что начинаешь вовлекаться в
личностные отношения, сразу же вспоминай об этом рисунке. И  у  тебя  быстро
пропадет желание спорить и доказывать свою 'правоту'.
     - И дать возможность выиграть своему оппоненту.
     - Выиграешь  как  раз  ты,  а  он  проиграет,  потому  что отступив, ты
продвинешься вперед, а он, упертый в свою правоту, останется  на  месте.  Но
если  ты  позволишь ему вовлечь тебя в спор, ты повиснешь у него на крючке и
тогда уже поражение будет твоим. Не позволяй вовлекать себя  в  чужую  игру.
Играй  всегда  в свою. Не становись объектом манипуляций. Это грозит потерей
времени, энергии, а  в  худшем  случае  часть  твоей  жизни  просто-напросто
вампирически будет украдена.
     - Я   понял,   Мастер.   Но   как  быть  с  другой  ситуацией,  которая
представляется мне не менее коварной ловушкой, чем та, где приходится терять
свою силу в напрасных спорах? Я имею в виду те конфликты, когда ты  вынужден
вступать  в такие отношения, при которых ты становишься объектом агрессивных
нападок или притязаний со стороны другого человека.
     - Ясно. Обидно выслушивать несправедливый намеки или прямые заявления в
твой адрес, хотя ты вовсе этого и не заслужил. Данная проблема на самом деле
все из  той  же  области.  Вспоминай  модель  'шесть-девять'.  И  тогда   ты
осознаешь,  что  тот,  кто  настроен  к  тебе  враждебно, в действительности
упирается не в тебя, а в себя. А если ты захочешь его  окончательно  добить,
то  вслух  можешь  обратиться  к нему, примерно, следующим образом; сохраняя
спокойное выражение лица и слегка пожав плечами, скажи: 'Что  ж,  если  тебе
нравиться  думать  так,  думай  так,  но  я  то тут при чем?'. Или же можешь
использовать сходный  вариант:  'Спасибо,  теперь  я  кое-что  знаю  о  тебе
благодаря  твоим  высказываниям,  и  хотя  я  тебя и не расспрашивал, ты сам
рассказал о себе'. Подобные реплики  полностью  разрушат  навязываемую  тебе
коммуникацию и выбьют из колеи того, кто это пытается проделать.
     Кроме того, очень полезно при разговоре с недоброжелательно настроенным
по отношению к тебе человеком использовать довольно-таки действенный прием -
смотри на губы говорящего, наблюдай за тем, как шевелится его рот, ни на что
больше  не обращая внимания, и больше не обращая внимания, и это тебя быстро
развеселит. А для усиления эффекта ты можешь еще  себе  представить  из  его
рта, преспокойно падают у твоих ног. И люби его при этом, люби!
     А  ты  знаешь,  для  чего нужно любить врагов своих? Для того, чтобы их
побеждать. И чем сильнее те его любишь, тем слабее он становиться.
     - Но как же мне его любить, Мастер, если по твоим словам, в этом случае
я начну любить свою концепцию, свое мнение?
     - Вот! Правильно! Вот здесь-то мы  и  приходим  к  необходимости  того,
чтобы  сдвинуться  с  личностного  подхода, ибо личностно любить невозможно.
Давай с тобой представим две ситуации, в которых проявляется два вида любви.
В первом случае у тебя есть красивый, породистый, редкий пес,  замечательная
умница,  доставляющий  тебе  радость и наслаждение. И ты его любишь - за то,
что он такой красивый, такой редкий, такой породистый и такой замечательный.
И, если быть точнее, то ты испытываешь некие чувства.  Чувства,  разумеется,
приятные.  Но  какие же? Гордость - посмотрите-ка, что у меня за пес, я могу
себе позволить такую собаку. Радость - какой ты у меня, песик, хороший,  как
ты преданно меня приветствуешь, ну, знаю-знаю, как ты меня любишь, это тешит
мое  самолюбие.  Тщеславие  - эвон какая у меня грозная боевая единица, один
вид которой повергает  в  уважительный  трепет  прохожих,  а  мне  служит  и
подчиняется.  Удовольствие  -  а  как  он  хорош  собой,  какой  ум в глазах
светится, да мордочкой как мило тычется, когда чувствует, что я печален  или
устал....  ну  и  так  далее.  Посмотрим,  что  у нас получиться - гордость,
радость, самолюбие, тщеславие, удовольствие. А где же любовь?
     - А может быть, из всего этого и складывается любовь?
     - Любовь ни из чего не складывается! И ни на что не раскладывается! Она
просто есть. Или ее просто нет.
     - Но ведь вы, Мастер, на примере этой собачки показали весьма  типичную
картину  человеческих  взаимоотношений.  Ведь  что получается: 'Я люблю свою
жену за то, что она красивая, добрая, сексапильная', 'Я люблю своего мужа за
то, что он умный, сильный, богатый, щедрый'.
     - Верно.
     - А-а, понимаю...любят не за что-то, а вопреки.
     - А это еще большая глупость. Благообразная, изящная глупость.
     - Тогда я не понимаю, Мастер.
     - Назовем условно ту  сумму  эмоций  по  отношению  к  породистому  псу
Любовью  Номер  Один, или положительным личностным отношением. Тогда,
естественно, отрицательным личностным отношением у нас будет ненависть.
     Вторая ситуация, тоже на собачью  тему.  Ты  идешь  по  улице  и  вдруг
замечаешь  безродную,  беспородную  шавку.  И  у  тебя появляется совершенно
бездумный, стихийный импульс - накормить ее, и ты бросаешь ей какую-то  еду.
И  ты  ее  любишь.  Не  за  то,  что  она  красивая,  породистая или ласково
помахивает тебе хвостиком. А просто за то, что она сеть. Тебе от нее  ничего
не  надо.  Не  она  тебе дает. Ты ей даешь. И не думаешь об этом. Она просто
часть Бытия. Это и есть любовь. И в нашей системе назовем ее  Любовью  Номер
Два.  А  если  взять,  к  примеру,  семейную  жизнь, то идеальным сочетанием
получиться следующее - одна часть Любви Номер Один и две части  Любви  Номер
Два.  Независимо  от  того,  о  комм  идет  речь  -  ребенке, муже, жене или
родителях.
     - Это в идеальном случае. А в оптимальном?
     - Что значит, в оптимальном?
     - Ну я имею в виду золотую середину.
     - В семье?
     - Да.
     - В семье золотой середины быть не может. В  семье  любовь  либо  есть,
либо  ее  нет.  Если любовь есть, то есть и семья, а если любви нет, то есть
лишь совместное проживание двух или более тел под одной крышей. Нельзя  быть
наполовину беременным.
     - Я  понял,  Мастер.  Но  как  же мне научиться сдвигаться с личностных
позиций?
     - Во-первых, осознай все то, что я тебе сейчас сказал. А, во-вторых,  я
тебе  дам  несколько  медитационных формул. Выучи их и повторяй их в течение
десяти дней. К  окончанию  этого  времени  ты  обнаружишь  в  себе  глубокие
перемены.  И  это  будет  первым  твоим  шагом  к  тому, чтобы стать Великим
Менеджером.
     Вот эти формулы:
     'Отныне я проявляюсь в этом мире как Сила.
     И отныне я проявляюсь в этом мире как Энергия.
     В этом и заключена моя Сущность,  мое  мощное  творческое  начало,  мой
непрерываемый поток Бытия, частицей которого я являюсь.
     Я  ощущаю себя не одним граммом, но одной тысячной килограмма. И в этом
осознании таится огромная, непреодолимая сила, носителем которой выпало быть
мне.
     Я с каждым днем все четче и четче понимаю, что в этом мире одинок,  как
и  все остальные люди. Но принимаю и приветствую свое одиночество. И когда я
четко начинаю видеть это одиночество, я прекращаю делать иллюзорные  попытки
убежать  от  него.  И тогда мне открывается новое понимание - понимание того
что я  -  один  на  один  с  Бытием,  Богом,  Вселенной  и  нет  между  нами
посредников,  и  теперь все люди для меня - проявление этого Бытия, а другой
вариант невозможен, потому что всякий человек как личность все равно  закрыт
для меня, а я для него. И если с кем-то встречаюсь, то это прекрасно, а если
нет, то это означает всего лишь 'нет'.
     И  поэтому  для  меня  теперь  нет людей как таковых, но есть неведомые
посланники Бытия, вернее, само  Бытие,  только  воплощенное  в  определенных
телах и словах, произносимых этими телами.
     И  каждый  момент  своей  жизни  я даже если разумом и не вспоминаю, но
внутренне ощущаю присутствие нескончаемого, мощного потока, имя  которого  -
Бытие, Бог, Вселенная.
     Да  и  сам  я  есть Бытие, протекающее через это тело, я - Живая жизнь,
вибрации которой поднимают и  опускают  эту  грудную  клетку  и  расправляют
эти легкие.
     Я - Есть'










     Арчибальдушка был взволнован от услышанного, и ему хотелось вмешаться в
беседу,   расспросить   Мастера  о  том,  что  представилось  ему  важным  и
значительным,  узнать,  какие  правила  следует  соблюдать   для   обретения
спокойствия  и  благополучия.  Растревоженный востриковский ум метался между
запретом и желанием его нарушить, но в это время послышался тонкий, нежный и
протяжный свист,  означавший  сигнал  к  возвращению.  Нехотя  Арчибальдушка
встрепенулся  и  поплыл  обратно  к дверце, у которой он расстался со Змеем.
Проскользнув через узенький проем, он оказался у  подножия  стены,  где  его
ожидал Большой Бормотун.
     - Ну, каковы твои впечатления? - поинтересовался Змей.
     - Я в замешательстве, - понуро ответил Востриков.
     - Что же тебя привело в замешательство?
     - О   каком  таком  Великом  Менеджере  шла  речь  между  этими,  гм...
обитателями Нижнего Мира?
     - Великий менеджер - это тот, кто управляет  своей жизнью.  Это  прежде
всего лидер и победитель. В среде себе подобных таких людей называют магами.
И  под этим есть свое основание, ибо все их действия оказывают на самом деле
магический  эффект.  От  них  исходит  внутренняя  сила,   этакий   животный
магнетизм,  что  ощущается  интуитивно.  Их присутствие вызывает мистический
трепет, за ними идут, за ними устремляются, они овладевают  умами  и  душами
остальных.  К  плеяде  Великих  Менеджеров  принадлежали  многие те, которые
впоследствии прославились  как  великие  политики,  бизнесмены,  идеологи  и
руководители.  Профаны  говорят  о  них, как о наделенных некоим сверхмощным
биополем, экзальтированные психологи самозабвенно шепчут 'харизма', но  суть
вся  заключается  в  том,  что  они  наделены  мощным  даром  к управлению -
врожденным или развитым. Интересно отметить, что в обоих случаях - это  дар,
независимо  от  того,  каким  образом  передался  его носителю - авансом при
появлении  на  свет  или  как  вознаграждение   за   собственные   труды   и
устремленность.  Также  важно  осознать,  что  каждый  может  стать  Великим
Менеджером, если разумеется, он на это направит сои помыслы.
     - То есть любой может стать  богатым,  счастливым,  или  если  говорить
обобщенно, добиться заветной цели?
     - Безусловно!  Возможности  Вселенной  безграничны,  и  каждый  человек
является частью ее возможностей, ресурсов и богатств.
     - И я тоже?
     - Конечно.
     - Неужели все так просто?
     - Все  действительно  просто,  если  только  люди  сами  не   усложняют
ситуацию,  что  встречается  не  так  уж и редко. Но, впрочем, может быть мы
ведем пустой разговор и у тебя нет  желания  стать  лидером?  Если  так,  то
дальнейшие  наша  беседы  бессмысленны,  ты  можешь  возвращаться  к  себе в
квартирку и продолжить свое существование в качестве жертвы.
     - Жертвы?
     - Именно жертвы.  Ты,  наверное,  и  не  подозреваешь,  какое  огромное
количество   жертв   вокруг  тебя.  Они  ходят  на  работу,  создают  семьи,
воспитывают детей и остаются жертвами - обстоятельств, мнений, других жертв.
А жизнь проходит мимо, и наступает момент, когда все эти  бедолаги  начинают
искать  врагов,  скрытых  или  явных, обвинять всех и вся в своих неудачах и
неурядицах, так и не осознав, что причина пребывает в них самих.  А  виноват
не  твой  сосед, а ты сам. Однако, мы так и не уточнили, какой путь лично ты
предпочитаешь для себя.
     - Я хочу быть лидером, я хочу быть Великим Менеджером.
     - Ну что же, - задумчиво кивнул Змей, - я так и думал.
     - А что мне для этого нужно делать?
     - Делать...Ничего  не  нужно  делать.  Тебе
надо просто быть.
     - Что это значит?
     - Скоро все поймешь.
     Туманные  изречения  Змея  несколько  смутили Арчибальда Вострикова, но
желание стать Великим  Менеджером  быстро  погасило  его  смущение.  Большой
Бормотун,  однако,  хранил  молчание, видом своим демонстрируя отрешенность.
Пауза, начавшая затягиваться, тяжелым облачком нависла  над  Арчибальдушкой.
Наконец,  перепончатые  веки  Змея поднялись, и пространство наполнилось его
неторопливым обтекающим голосом.
     - Как ты уже понял, истинно  глубокие  знания  добываются,  разумеется,
только  на  глубине.  А  что такое глубина человеческого бытия? Естественно,
Нижний Мир. С другой стороны, не вечно же ты будешь пребывать у нас. Поэтому
тебе необходимо научиться  периодически  погружаться  в  Нижний  Мир,  чтобы
находить  здесь  для  себя  необходимые  ответы,  получать интересующую тебя
информацию, и в конце-концов, заряжаться магической силой,  наличие  которой
тебе  весьма  пригодиться  в  твоей обыденной, земной жизни. А потому я тебе
перво-наперво расскажу, каким образом ты сможешь погружаться в Нижний Мир. Я
дам тебе определенные инструкции, поупражнявшись  в  которых,  ты  научишься
свободно  перемещаться в виртуальные пространства магической реальности. Эти
упражнения назовем процессами, и выполнение каждого из них приблизит тебя  к
достаточному уровню мастерства самопогружения. Итак, приготовься. Я преподам
тебе



     Процесс 1. 'Я отпускаю себя'. Целью данного медитативного
процесса   является   достижение   состояния   имперсональности,   то   есть
'неличности', которое является необходимым  условием  для  управления  своей
психической  энергией.  Это упражнение является базовым, и в то же время оно
представляет собой начало и основу всего последующего курса.


     Займи открытую позицию. Закрой глаза. Сделай три глубоких вдоха-выдоха.
Вскоре ты услышишь текст. Мысленно следуй за ним. Но не повторяй  про  себя.
Будь  пассивен  и  созерцателен. Выполняй ежедневно этот процесс до тех пор,
пока текст не запомниться наизусть сам собой. Заметь - он должен запомниться
сам собой, не пытайся его заучивать.
     'Я отпускаю себя. Я отпускаю себя, а это значит, что все свои мысли,
чувства и ощущения я начинаю воспринимать, как некий  поток  энергии,  некий
поток  осознания. И я позволяю свободно протекать этому потоку через меня. Я
отпускаю себя, то есть: я осознаю, что я не есть мои мысли, я  не  есть  мои
ощущения, я не есть мой ум, я не есть мое тело, я не есть мое имя, я не есть
мое мнение о себе, я не есть мнение обо мне других, я не есть мое прошлое, я
не  есть  моя  биография,  я  не есть моя история, я не есть моя личность. Я
отпускаю себя и полностью разотождествляюсь с тем хаосом,  который  называют
мыслями,  чувствами,  ощущениями.  Я  отпускаю  себя и проявляюсь как сила и
энергия, я отпускаю себя и проявляюсь  как  чистое  восприятие.  Я  свободно
наблюдаю за тем потоком, который составляют мысли, чувства, ощущения, но сам
я  при  этом  не вовлекаюсь в этот поток. Я просто наблюдаю, как он входит в
меня, проходит через меня и уходит из  меня,  не  оставляя  во  мне  никаких
следов.   Я   отпускаю  себя,  и  каждый  день  приближает  меня  к  полному
разотождествлению'.
     Теперь некоторое время просто наблюдай за  этим  потоком.  Оставайся  в
состоянии  пассивности  и созерцательности. Если у тебя появиться какая-либо
мысль, неважно какая, мягко и легко направляй ее в этот поток. Ни к чему  не
привязывайся, сохраняй спокойствие и отстраненность.
     Процесс 2. 'Где граница?' направленность данного процесса
предполагает усиление качества имперсональности, разотождествления и в то же
время   мягко   стирает   довольно   стойкий   стереотип,   заключающийся  в
представлении  себя  как  своего  тела  и  своих  установок.  Привязанный  к
собственным  концепциям  и  убеждениям,  человек  блокирует свой интуитивный
канал, и вследствие этого информация из окружающего мира поступает к нему  в
значительно  искаженном  виде,  что  в свою очередь, приводит к значительным
погрешностям и  искажениям  в  действиях.  Для  того,  чтобы  вновь  открыть
существующий  интуитивный  канал  и  расширить  поле  восприятия, плавно, не
прерывая предыдущий процесс,  перейдем  к  следующему  этапу.  Настройся  на
предстоящий текст и свободно скользи за ним.
     'Сейчас  я  попробую  ответить  на некоторые вопросы. Где граница моего
тела? Глаза мои закрыты, но я могу почувствовать свои руки, ноги,  туловище,
голову, лицо. Однако смогу ли я ответить на вопрос - где границы моего тела?
И  по  мере того, как я пытаюсь точно ответить на этот вопрос, я все сильнее
убеждаюсь,  что  мне  это  не  удается.  Что  происходит,  когда  ничего  не
происходит?  Где  границы  моего лица? Я не знаю! Опять-таки, я могу ощутить
свои  веки,  нос,  губы,  подбородок.  Но  где  границы  моего   лица?   Где
заканчивается  мое  лицо и начинается другое пространство? Что я вижу, когда
глаза мои закрыты? Что я вижу когда глаза мои закрыты? Я вглядываюсь  в  то,
что  открывается  передо  мной, когда глаза мои закрыты. Я вижу темноту. Где
границы моего лица? А может быть, у  моего  лица  нет  границ  и  оно  прямо
продолжается в открывшуюся передо мной темноту? Я вглядываюсь в эту темноту?
Я  вглядываюсь  в  эту  темноту  и по мере того, как я всматриваюсь в нее, я
замечаю, что она не однородна. Я  начинаю  изучать  ее  более  пристально  и
открываю, что в этом коридоре темноты существуют участки более темные, почти
черные  и  существуют  участки  более  светлые,  маленькие островки света. И
возникший передо мной  рельеф  темноты  постепенно  уводит  мое  внимание  в
коридор  мрака.  Мое  внимание  скользит  по  этому коридору. Я все глубже и
глубже пробираюсь по этому коридору. Я все глубже  и  глубже  пробираюсь  по
этому   коридору  и  по  мере  моего  продвижения  картина  меняется.  Стены
коридора-туннеля  словно  бы  раздвигаются,  и  я  попадаю  в  пространство,
наполненное  мраком,  хотя  я  теперь  уже  четко  различаю неоднородность и
многообразие этой  темноты.  И  постепенно  я  начинаю  осваиваться  в  этом
пространстве.   И  с  каждым  разом  по  мере  выполнения  данного  процесса
погружение в мое внутреннее  пространство  удается  мне  выполнить  легче  и
свободнее.  А  теперь  я  начну двигаться в обратном направлении - в сторону
затылка и как только почувствую свои глаза,  подниму  веки  и  выскользну  в
предметный   мир   обыденной,  привычной  для  меня  реальности,  которую  я
воспринимаю, находясь в состоянии бодрствования '.
     Итак, глаза твои открыты, но не спеши пока  включаться  в  обычный  для
тебя  дневной  ритм.  Продолжай  сохранять  пассивность  и созерцательность.
Спокойно осмотритесь  по  сторонам.  Исследуй  взглядом  свое  тело.  Сделай
несколько  глубоких  вдохов  и  выдохов. И теперь войди в свой обычный ритм.
Проконтролируй свое состояние, ответив на следующие вопросы:
     Какой опыт я извлек из этого своего внутреннего путешествия?
     Помимо темноты, являлись  ли  мне  еще  какие-нибудь  образы  из  моего
внутреннего коридора?
     Какие    я   испытывал   ощущения   во   время   продвижения   по
коридору?
     Что со мной происходило в тот момент, когда  границы  моего  тела
исчезли?
     И  если  кажется,  что ничего не происходило, то что происходило,
когда мне казалось, что ничего не происходило?
     Процесс 3. Выполни последовательно один за другим  первые
два  процесса.  По окончании второго процесса вновь закрой глаза и отправь в
свой внутренний коридор.
     'Итак, я снова попадаю в свой внутренний коридор. Я свободно и легко
продвигаюсь по этому туннелю. Продолжая  скользить  в  глубину  коридора,  я
начинаю  слышать  счет:  один,  два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь,
девять, десять. И в этот  момент  я  призываю  своего  Духа-Хранителя:  'Мой
Дух-Хранитель,  явись  мне  и  будь  рядом  со мной'. Мысленно произнося это
заклинание, я продолжаю продвигаться еще глубже, зная о том, что теперь  мне
явился  мой  Дух-Хранитель.  Причем  совершенно  неважно, как он выглядит, в
каком образе он предстал предо мной и в каком облике явился. Он  может  даже
вообще  не  иметь  никакого образа и облика, невидимо проявляя себя в пустой
темноте. В любом случае я знаю, чтобы сейчас  не  происходило,  происходящее
представляет  собой  явление  моего Духа-Хранителя. Одиннадцать, двенадцать,
тринадцать, четырнадцать, пятнадцать, шестнадцать, семнадцать, восемнадцать,
девятнадцать, двадцать. На  счет  двадцать  я  попадаю  в  некую  ложбину  -
преддверие виртуального мира начинающейся магической реальности. Я некоторое
время  осваиваюсь в этом местечке, чтобы двигаться дальше. И я снова осознаю
себя скользящим в магическом пространстве Нижнего  Мира  -  Мой  путь  лежит
через  магические  пейзажи  нижнего  мира.  Они могут мне напоминать пейзажи
привычной для меня реальности, могут отличаться  от  них.  Все  происходящее
представляется  зыбким,  вибрирующим,  мерцающим.  А  между  тем я попадаю в
магический лес, населенный всевозможными фантомами, призраками, духами - для
того, чтобы встретиться со своим Животным Силы. Но все это  время  я  ощущаю
присутствие  своего  Духа-Хранителя,  который помогает мне пробираться через
все эти заколдованные пространства и защищает от  нежелательных  влияний  со
стороны  отрицательных  существ.  И, наконец, я чувствую свое Животное Силы,
которое вышло  мне  навстречу.  Оно  может  иметь  любой  облик,  оно  может
ежесекундно менять свой облик, оно может вообще не иметь никакого облика, но
в  любом случае я осознаю его благотворное влияние и осознаю, как излучаемая
им сила вливается в  меня.  И  по  мере  того,  как  в  меня  проникает  эта
магическая  энергия,  я  превращаюсь в это Животное, подобно тому, как актер
воплощается в ту или  иную  роль.  И  одновременно  с  этим  превращением  я
продолжаю  двигаться  дальше, в глубину леса, постепенно увеличивая скорость
своего движения, и в это время со мной происходит еще одно превращение - мое
бесплотное, астральное тело  начинает  расширяться,  а  животное  постепенно
оказывается  внутри  меня. Вскоре мы оказываемся на берегу большой реки, чьи
темные,  почти  черные  воды  текут  одновременно  в  двух   противоположных
направлениях. Рядом покачивается лодка, и я чувствую, что должен сесть в эту
лодку,  и  я  сажусь в эту лодку, и она медленно отчаливает и направляется к
другому берегу. Она скользит плавно, свободно и спокойно. Над рекой клубятся
тучи призраков, сонмы фантомов, но они не могут приблизиться ко мне,  словно
некая  сила,  излучаемая  мною,  удерживает  их на расстоянии. И мы спокойно
добираемся до суши, я покидаю лодку и замечаю,  что  оказываюсь  в  открытом
пространстве.  Передо  мной открывается бесконечное ровное пустынное поле. Я
делаю первый шаг и  чувствую  под  ногами  зыбучий  песок  Нижнего  Мира.  Я
двигаюсь через это пространство, словно застывшее, неподвижное, однообразное
и  пустынное.  Но  в какой-то момент мне начинает казаться, что движение мое
замедляется, и вскоре я останавливаюсь совсем. При  этом  у  меня  возникает
ощущение  легкого  давления,  идущего сверху. И я осознаю, что попал в место
силы. А между тем давление продолжается, и я замечаю, что погружаюсь вниз  -
вот  уже ноги мои по щиколотку ушли в песок... а теперь и колени... теперь я
по пояс в песке, а давление все продолжается и продолжается...на поверхности
оказывается только голова...и наконец я полностью погружаюсь вниз, и зыбучие
своды пустынных  песков  смыкаются  над  моей  головой.  Я  осматриваюсь  по
сторонам  и  обнаруживаю,  что  оказался  в  туннеле и понимаю, что это знак
возвращаться обратно. И снова откуда-то издалека раздается счет  и  по  мере
его  следования  я  продвигаюсь  по  этому коридору по направлению к выходу,
ведущему в обыденную реальность привычного мне мира. Двадцать, девятнадцать,
восемнадцать, семнадцать, шестнадцать, пятнадцать, четырнадцать, тринадцать,
двенадцать, одиннадцать,  десять.  И  в  этом  месте  мое  движение  немного
замедляется,   я   понимаю,   что   я  должен  сделать  -  отпустить  своего
Духа-Хранителя и поблагодарить его. И мысленно я произношу:  'Спасибо  тебе,
мой Дух-Хранитель, и до новой встречи'. И двигаюсь дальше, зная, что на счет
один  веки  мои  поднимутся,  и  я  выскользну  в  обыденный  мир  привычной
реальности. Девять, восемь, семь, шесть,  пять.  Я  выйду  в  привычный  мир
предметной,  вещественной  реальности,  но сохраню при этом силу, полученную
мною в результате путешествия по Нижнему Миру, я также сохраню  и  сам  опыт
этого странствия. Четыре, три, два, один'.
     Продолжай   пока  находиться  в  пассивном,  созерцательном  состоянии,
осмотрись по сторонам и ответьте на несколько вопросов.
     В каком образе является мне мой Дух-Хранитель?  Или  он  является
без какого бы то ни было образа и облика?
     Как выглядело Животное Силы, если оно как-то выглядело?
                3.Какой опыт я извлек из данного путешествия?
     Змей закончил свой урок, выдержал паузу и сказал:
     - Через  некоторое  время я тебя отправлю в обыденную реальность, и там
ты попрактикуешься в этих медитациях. Только делай все так,  как  указано  в
инструкциях,  и  никакой  отсебятины. Упражняйся в течение девяти дней. А на
десятый день, продвигаясь,  продвигаясь  по  черному  коридору,  призови  не
Духа-Хранителя,  а  меня.  При этом не обязательно выкликать мое имя. Просто
подумай о своем старом,  добром  знакомом  Змее,  и  я  явлюсь  тебе,  и  мы
продолжим наше обучение. Ты понял?
     - Понял.
     - Тексты запомнил?
     - Запомнил.
     - Ну теперь закрой глаза.
     - Закрыл.
     - Ну вот и хорошо.
     Раздался  пронзительный свист. Арчибальдушка ощутил, как его сдавило со
всех сторон, тело  сотряслось  и  рванулось  в  стремительный  полет,  через
секунду он вонзился во что-то черное, где и впал в забытье. Очнувшись же, он
обнаружил, что лежит на своем старом полиняло диванчике.

     Глава 6





        Пришла  неделя.  Минуло  еще  два  дня.  За  все это время Востриков
добросовестно тренировался и выполнял упражнения. Однако дело  заканчивалось
либо   обычным  сном,  либо  вторгающимися  невесть  откуда  непредвиденными
помехами  -  то  тетушкиным  совсем  не   вовремя   звонком,   то   дашиными
диверсионными   ухищрениями.   Но  тем  не  менее  Востриков  упорствовал  и
добросовестно день за днем осваивал процессы. Он теперь  точно  знал,  зачем
это делает и потому настойчиво пробирался сквозь всевозможные препятствия.
     Наконец,   настал   десятый,   решающий   день.  С  утра  Арчибальдушка
волновался, подозревая, что и в этот раз у него ничего  не  выйдет  -  'ведь
если  предыдущие  попытки оказывались безуспешными, то наверняка и эта будет
неудачной'. Тем не менее с наступлением сумерек он  сделал  все  необходимые
приготовления, оказавшиеся, кстати, совсем нехитрыми - плотно прикрыл дверь,
облачился  в  свободную одежду, так, что бы ничего не стягивало и не давило,
прилег  на  древний  свой  диванчик,  закрыл  глаза,  сделал  три   глубоких
вдоха-выдоха и скользнул в темноту.
     И явился ему Змей. Он проскочил из мрака и медленно оформился в яркий и
рельефный  образ. И Востриков понял, что не сон это и что не на диванчике он
уже, а в виртуальном пространстве магической реальности.
     - Ну что, друг? - приветствовал его дружелюбно Большой  Бормотун.  -  Я
вижу, ты справился неплохо, раз оказался здесь, как и было намечено.
     - Я,  по  правде сказать, еще не совсем верю тому, что происходит, ведь
я...
     - Знаю, знаю. И сомнения твои мне известны, и вывод твой  неверный,  из
которого  следует, что если раньше было все безрезультатно, то и на этот раз
ничего не получиться. Ты, однако, действовал правильно, и потому каждый твой
шаг незаметно приближал тебя к успеху. Ты просто на некоторое  время  забыл,
что  существует  внутренняя,  потаенная работа, которая, если происходит, то
рано или поздно обеспечивает конкретный, осязаемый  результат  наверху.  Вот
почему тебе были даны девять дней - каждый из них приближал тебя к десятому.
И  в любом случае десятый день настал бы. Все дело в том, каким бы он настал
для тебя - пустым и обычным, одной из точек на монотонной линии, ползущей из
прошлого в будущее, или свершением, прорывом,  способным  изменить  качество
твоей  жизни.  А жизнь по сути проста - что ты даешь, то и получаешь. Что на
входе, то и на выходе. Это принцип любой программы. Каждый раз добросовестно
выполняя инструкцию, ты закладывал основу успеха. Если бы ты не делал этого,
ты бы не получил того, что получил. Это примерно как в анекдоте с выпивкой -
некто опьянел после десятой рюмки и посетовал: зачем, дескать, он пил девять
предыдущих, когда мог заказать сразу последнюю?
     Кроме того, надо отдать тебе должное,  ты  точно  выполнял  инструкции,
независимо  от  того,  приводило  это  к  немедленному результату или нет. В
данной ситуации ты действовал как маг. Запомни:






     Если дорогу следует переходить на зеленый свет, то ты должен переходить
на зеленый свет. В таком случае ты действуешь как маг. Если же перескакивать
на красный свет, вопреки правилам, то ты профан.
     - Неужели же магия требует такой формальности и бюрократичности?
     - Не формальности,  но  точности.  Впрочем,  если  тебе  нравятся  твои
определения, можешь использовать их.
     Тогда  получается,  что  самый бюрократичный аппарат во всей Вселенной,
это сама Вселенная.
     - Как так?
     - Смотри сам. Солнце всходит и заходит в свой назначенный  час  и  даже
минуту.  Оно  появляется  из  дня  в день точно по расписанию, следуя своему
предначертанному графику, от которого оно еще никогда не отклонялось.  Земля
неизменно  с  одной  и  той  же  силой  притягивает  к  себе  все то, что ей
принадлежит. Времена года сменяют друг друга со  строжайшей  периодичностью.
Деревья  растут  вверх,  а  корни  пускают  вниз,  и это неизбывный закон. И
представь - то, что считается самым прекрасным, разумным, мудрым и  является
неизменным   предметом   подражания,   восхищения   и   преклонения  поэтов,
художников, философов, извечно пребывает в своей монотонной  и  однообразной
повторяемости! Никаких тебе причуд и никакого оригинальничанья. Рыбы плавают
в воде, а птицы летают в воздухе, а не наоборот - так положено, и все тут. И
заметь  при  этом,  что Вселенная никогда не утомляет и по-прежнему остается
полной таинственности и тайн. В этом и  заключается  незыблемость  бытия.  А
теперь вообрази, что произойдет, если, скажем, вдруг Вселенная позволит себе
маленький  каприз, этакий приступ неврастении - например, Земля возьмет да и
заявит: 'Не хочу больше притягивать с такой силой! Вон Луна халява, трудится
в шесть раз меньше, а я должна вкалывать из тысячелетия  в  тысячелетие?  Ну
уж,  дудки'!  Нетрудно  представить, что при этом произойдет, если она так и
сделает - вся жизнь  в  мгновение  ока  исчезнет,  наступит  моментальная  и
тотальная  гибель.  Вот  тебе,  голубчик,  и  бюрократизм.  А  что  касается
человеческого бытия, то тут все также закономерно и предусмотрено, и принцип
весьма прост:


ЖЕЛАЕМОГО РЕЗУЛЬТАТА, А ЕСЛИ НЕ  СОБЛЮДАЕШЬ  ЗАКОНЫ  ВСЕЛЕННОЙ,  ТО  У  ТЕБЯ
ПОЯВЛЯЮТСЯ НЕПРИЯТНОСТИ, И ТЫ НЕИЗБЕЖНО НАЧИНАЕШЬ СТРАДАТЬ.
     Если ты спросишь, почему, то ответ, я полагаю, будет достаточно прост и
очевиден  -  если  ты  соблюдаешь  законы  Вселенной,  то получается, что ты
следуешь при этом  разумным  предписаниям,  которые  в  самой  своей  основе
представляют  собой  механизм  оптимальной жизнедеятельности и развития. Это
почти то же самое, как и в быту - вряд  ли  какое-нибудь  разумное  существо
станет  употреблять содержимое сосуда с наклейкой 'яд'. Разумеется, если это
не самоубийца.
     - Но ведь бывают же в жизни случаи,  когда  трудно  принять  какое-либо
правильное  решение,  и  заведомо  известные  инструкции, пусть даже и самые
верные, здесь не помогают.
     - Между тем, привычка их соблюдать  и  быть  точным  скажется  в  любой
нестандартной,  критической  ситуации. А если подумать как следует, то таких
ситуаций  не  бывает.  Их  подобным  образом   определяет   ваш   суетливый,
беспомощный  ум.  Но ум глуп. Оттого-то люди и попадают зачастую в глупейшие
ситуации.
     Между тем, как мимоходом обнаружил Арчибальдушка, последние слова  Змея
прозвучали уже под сводами белой беседки, спрятавшись возле которой, он имел
случай  быть  свидетелем  первой беседы Мастера с Учеником. Рассудив здраво,
Востриков понял, что присутствует теперь во  время  второй.  Причем,  следуя
непостижимым   законам   магической  реальности,  и  в  этот  раз  произошла
своеобразная  трансформация,  во  время  которой   Змей   как-то   исподволь
преобразился  в  облик,  напоминающий  чем-то  Мафусаила  Сабашникова, а он,
кропотливо и  упорно  следующий  путем  знания  Арчибальдушка,  обратился  в
Ученика,  но  в  то  же время пребывая в состоянии некоторой раздвоенности и
потому имеющий возможность наблюдать со стороны на свое обращение.


     Двойной зажим. - любая проигрышная ситуация -  это  подарок  судьбы,
потому что она содержит в себе именно тот выигрыш, который тебе необходим. -
Кажущийся проигрыш - на самом деле выигрыш.
     - У  одного богатого купца была дочь, которую любил некий бедный юноша,
и она ему полностью отвечала взаимностью.  Однако  корыстный  и  своенравный
отец  не хотел, чтобы они поженились. Тем не менее, несмотря на все запреты,
молодые люди продолжали встречаться. Старик долго упорствовал, но,  наконец,
сдался  и  выставил  свои  условия.  'Хорошо,  - сказал он, - я вижу, что вы
любите друг  друга,  но  пусть  нас  рассудит  жребий.  Я  думаю  это  будет
справедливо.  Согласен?'.  'Согласен'. 'Ну что-ж, тогда мы так и поступим. Я
положу в мешок два камня - черный  и  белый.  Если  ты  вытянешь  белый,  то
женишься  на  моей  дочери  и, более того, получишь значительную часть моего
состояния. Но если  в  твоей  руке  окажется  черный  камень,  тебя  ожидает
смерть'.
     В назначенный час они встретились. Однако вскоре то, что заметил юноша,
заставило  его в ужасе содрогнуться - оба камня, предназначенные для жребия,
оказались черными. Но купец действовал настолько ловко и быстро,  что  никто
из присутствующих в качестве свидетелей не обнаружил ничего подозрительного.
     Мастер выдержал паузу.
     - А теперь представь себе, что этот юноша - ты.
     - Я в тупике, Мастер. Что мне делать?
     - Думать.
     - Я, пожалуй, уличу его в подмене. Это же подлог!
     - Он  принесет  свои  извинения.  Ошибся,  с  кем не бывает. И поменяет
камень. Неплохой вариант. Твои шансы поднимутся с нуля до пятидесяти. А  как
ты  отнесешься  к  тому  если  я  тебе  скажу, что та ситуация, в которой ты
оказался, является выигрышной для тебя на все сто процентов?
     - Что вы имеете ввиду, Мастер?
     - А то, что ничего  в  ней  не  меняя  и  все  оставляя  как  есть,  ты
преспокойно  можешь  получить  свою возлюбленную в качестве жены, а заодно и
львиную долю всех богатств ее отца.
     - Но каким образом?! Если я не выведу мошенников на чистую  воду  и  не
предприму  никаких  действий, то какой бы камень я не вытащил, я вытащу свое
поражение!
     - Ну, хорошо. Если ты окончательно почувствовал себя  в  тупике,  давай
рассмотрим  еще  одну  возможность.  Прекрасно  зная  о  том,  что в мешочке
находятся оба черных камня, ты не долго думая, хватаешь любой и тут  же  как
бы  нечаянно  бросаешь его на землю. 'Ах как жалко - растерянно сокрушаешься
ты, - я обронил свой камешек. Что же теперь делать?'. Но  тут  тебе  'вдруг'
приходит  мысль о том, как можно исправить сложившееся положение. 'Постойте,
постойте, ведь мы можем узнать, какого цвета он  был,  судя  по  цвету  того
который  остался  в  мешке!' Купцу ничего не остается как продемонстрировать
содержимое мешка. 'Вот видите, - заключаешь ты,  -  остался  черный  камень.
Значит я вынул белый'. С таким очевидным доводом нельзя не согласиться, и ты
выигрываешь свой жребий.
     - Э, да это совсем просто!
     - Конечно, просто, но почему ты не решил задачу?
     - Я думал...
     - Линейно.
     - Что?
     - Ты  думал  линейно,  то  есть  обыденно,  стандартно,  завязанный  на
шаблонах сковывающей тебя логики. Хотя этот пример вовсе не о логике и не  о
том,  какие  нехорошие  люди встречаются на этом свете. Положение, в котором
оказался наш бедный юноша, называется Двойным зажимом, или  Двойным  замком.
Это  такая ситуация, в которой любое твое действие все равно приводит тебя к
проигрышу. И наша жизнь сплошь и радом наполнена двойными зажимами. Довольно
часто  они  возникают   семейных   отношениях,   порождаемые   намеренно   и
неосознанно,  что,  впрочем,  не составляет разницы в отношении последствий,
которые нередко заканчиваются трагически.
     Рассмотрим характерный бытовой случай, когда мать заявляет  ребенку  'я
люблю  тебя',  но  при  этом  хмурит  брови. И ребенок не может понять, чему
верить - реплике матери или тому,  что  изображает  ее  лицо.  Он  буквально
оказывается зажатым между ее словами и поведением, и его психика, пребывая в
таком   тупике,   подвергается   серьезной   опасности.  Он  не  знает,  как
реагировать, при том, что не реагировать не может.
     То положение, в котором оказался Буриданов  осел,  в  какой-то  степени
также  является  разновидностью  двойного  замка,  помнишь,  как  несчастное
животное,  оказавшись  между  двумя  одинаковыми  стогами  сена,  не  смогло
выбрать,  с  какого  начать поедание, и скончалось с голоду? А теперь обрати
внимание,  сколь  часто  мы  сами  оказываемся  в  подобных   испытаниях   и
лихорадочно  пытаемся  найти  решение,  ожидая,  что оно придет откуда-то со
стороны в то время, как оно спокойно пребывает внутри нас.
     Однако невзирая на столь печальные истории, двойной зажим  не  является
зловещей  ловушкой,  грозящей  фатальным исходом тому, кто в нее попадает, о
чем ты уже знаешь. Более того,  теперь  мы  можем  сказать,  что  не  только
существует  выход  из любой, на первый взгляд безвыходной ситуации, но и то,
что такая ситуация сама по себе содержит огромную возможность  для  крупного
выигрыша.  Посуди  сам - если бы тот купец не пошел на обман и играл честно,
то шансы  юноши  на  победу  оказались  бы  равными  всего  лишь  пятидесяти
процентам.  Но  старый  плут  совершил  подмену и тем самым загнал беднягу в
глухой тупик, чем и сослужил последнему неоценимую услугу -  ведь  теперь  у
того в руках был полный и абсолютный выигрыш.
     И давай задумаемся, какой урок можно извлечь из этой истории. Основной,
пожалуй,  заключается  в  том что на самом деле ЛЮБАЯ ПРОИГРЫШНАЯ СИТУАЦИЯ -
ЭТО ПОДАРОК СУДЬБЫ, ПОТОМУ ЧТО ОНА  СОДЕРЖИТ  В  СЕБЕ  ИМЕННО  ТОТ  ВЫИГРЫШ,
КОТОРЫЙ ТЕБЕ НЕОБХОДИМ.
      Не  будь ее, возможность твоего успеха была бы ограничена той или иной
долей вероятности. Но как только она проявляется в твоей жизни, тут  же  эта
неприятность  превращается  в  четкую  реальность  конкретного результата. И
единственное, что от тебя зависит - это суметь принять дар и воспользоваться
им.
     Еще один урок, который мы можем извлечь из данной ситуации, говорит нам
о том, что стандартная логика неприменима в нестандартных  ситуациях.  Здесь
она просто не работает и обрекает тебя на поражение. Поэтому тебе необходимо
разорвать  стереотип  и  выйти  за  пределы  того замкнутого пространства, в
котором пребывает твое сознание. Возможно, тебе  придется  сделать  какие-то
парадоксальные и даже, на первый взгляд, иррациональные ходы, но ведь такова
и ситуация, которая представляет тебе возможность успешного решения. И если,
КАЖУЩИЙСЯ  ПРОИГРЫШ  -  НА  САМОМ  ДЕЛЕ  ВЫИГРЫШ,  то  последний достигается
зачастую именно таким алогичным зигзагом. Хотя,  что  значит алогичным ? Ведь
подобно  тому,  как  хаос  является  более  высокой  степенью  порядка,  так
иррациональность  представляет  собой более изощренную и не всегда доступную
нашему пониманию логику.

     Глава 7.






     Тут Арчибальдушка осознал, что ему предлагается некая  система  правил,
приняв которую, он сможет применить, а, применив... а вот здесь его поджидал
тупик.  Действительно  -  что  дальше? В этот момент сомнения смятенного ума
прервал Мастер.
     - Видишь ли, - тихо вымолвил он,  -  твои  рассуждения  устремились  по
вполне естественному для них пути. Ты начал думать о практическом выходе - а
что  дальше?  И  это  твое  вопрошание  в  конечном  итоге  сводится к более
широкому, обобщенному и философскому вопросу:






     Некогда один любитель парадоксов сказал, что люди придумали правила для
того, чтобы их нарушать. И профаны действительно их нарушают.
     На  самом  деле  же  правила  не  придумываются,  они  заимствованы   у
Вселенной,  разумеется, с теми субъективными поправками, которые привносит в
них человек. Самые мудрые представители рода людей путем ли наблюдений,  или
озаренные  вспышкой просветления, или же каким-нибудь неисповедимым способом
- получают некоторое  откровение,  которое  затем  формируется  в  четкий  и
конкретный кодекс.
     Кодекс  -  этот свод правил, предписаний, инструкций служит ориентиром,
прокладывающим траекторию в потоке хаоса. Это - его  прямое  предназначение.
Отсутствие  кодекса  означает  распад,  гибель.  Кодекс  представляет  собой
стержень,   на   который   нанизывается   человеческое    бытие.    Примером
универсального  являются и десять заповедей, что были высечены на скрижалях.
И он служил единственной цели - выживанию. Если ты соблюдаешь его, то живешь
и развиваешься дальше, и род твой продолжается и процветает, не соблюдаешь -
погибаешь, и близкие твои ввергаются в пучину страданий. Все очень просто  и
четко.  Принцип  вселенной,  которая,  в  свою  очередь,  представляет собой
выверенный, хотя и недоступный простому разумению,  кодекс.  И  этот  кодекс
соблюдается   вечно,   миллионы,   миллиарды,   миллиарды   миллиардов  лет.
Соблюдается строго и однозначно. Камень всегда твердый. Снег холодный.  Вода
жидкая.  И  другого  не  дано.  Поэтому  жизнь и продолжается. Армия мудрого
полководца копирует смысловую архитектонику и по этому  же  принципу  строят
свою жизнь и Великие Менеджеры.
     Теперь  ты  знаешь  смысл и предназначение правил. Кстати, заметь еще -
слова 'ПРАВИЛО' и 'ПРАВИТЬ' - одного корня.








     Какую роль принять, кем стать, зависит от  твоего  выбора,  который,  в
конечном  итоге,  всегда за тобой. А теперь вернемся к нашей конкретике. Ты,
конечно волен спросить - а где  гарантия  того,  что,  соблюдая  именно  эти
правила,   я   смогу  достичь  успеха?  Что  ж,  вполне  осознанный  подход.
Действительно, в мире существует великое  множество  различных  направлений,
философских  течений,  организаций  и  группировок,  и  у  всех у них - своя
система  предписаний.  Кто  скажет,  какая  из   них   верная?   Разумеется,
приверженцы  той  или  иной  системы  верований  чтут и почитают за истинную
только свою, но их притязания  и  претензии  столь  же  субъективны,  как  и
утверждения  оппонентов. И бедному неофиту не остается иного выбора, как без
раздумий принять устав того  общества,  членом  которого  он  становится.  И
дальше  ему  остается  добросовестно  соблюдать  его,  чтобы  добиться здесь
определенных результатов. Однако следование этим же самым правилам в  другом
обществе  может  вызвать  эффект  прямо  противоположный  и привести полному
провалу. Каждый из этих кодексов абсолютен для той организации, в которой он
формируется и не имеет ценности для другой. И если ты пребываешь  в  поиске,
то  так  или  иначе  задаешься  вопросом - что выбрать, чему следовать, куда
идти?  И  постольку  поскольку  подобные  метания  приводят  к  смятению,  а
последние вызывают хаос, то инстинктивно ты принимаешь для себя тот или иной
кодекс   поведения,  чтобы  в  хаосе  этом  не  раствориться.  И  все  равно
растворяешься, потому что вскоре начинаешь понимать, что это вовсе не то,  о
чем ты помышлял, и утраченные иллюзии приносят новую печаль.
     Таким  образом,  вроде  бы  получается,  что  создается  противоречие -
вначале я говорил о том, что правила  заимствуются  у  Вселенной,  а  теперь
говорю об их относительности и сомнительной работоспособности. Противоречие,
однако,  только  кажущееся,  если вспомнить о некоторых универсальных кодах,
содержащих в себе информацию, истинность которой очевидна. Например, если  я
скажу   тебе:  'Не  прыгай  с  крыши  с  тридцатиэтажного  дома',  и  ты  не
послушаешься и прыгнешь, то ты разобьешься. Данное  правило  универсально  и
действует  независимо  от  твоего  вероисповедания, мировоззрения или личных
предпочтений. Нарушение данной инструкции обернется твоим разрушением.  И  с
этим не поспоришь.
     Ты  уже знаешь, что магия - это точное соблюдение инструкций. Но помимо
дисциплины, которая  позволяет  тебе  делать  это,  существует  некий  набор
правил,  отличающихся  от  предписаний, доступных для всех. И, как ты понял,
речь  здесь  идет  об  особом,  Магическом  Кодексе,.   Последний   и
представляет  собой  универсальный  код, выводящий на ту информацию, которая
сможет открыть качественно новые знания о мире, людях, собственной личности,
и тем самым дающей новые способности и умения. По большому счету это и  есть
магия.  Магия  не  есть набор нелепых колдовских бубенчиков и прочей дешевой
бижутерии, которую так любят цеплять на себя  ваши  эзотерические  мессии  с
детской  психикой.  Магия  -  это  в  первую очередь не сумма приемов. Сумма
приемов - в последнюю очередь. МАГИЯ - ЭТО ВНУТРЕННЕЕ СОСТОЯНИЕ.  Но  внешне
оно проявляется как сила.
     В  таком  смысле  магу  нет  необходимости  называть  себя  магом.  Это
чувствуется и так.
     Магу вовсе не надо облачаться в какие-то экстравагантные одежды,  чтобы
подчеркнуть свою сопричастность к сокровенному. Ибо он и так сопричастен.
     Маг  может заниматься в жизни чем угодно, иметь любую профессию. Ибо по
сути своей он - Великий Менеджер.
      И чем бы маг не занимался - управлением фирмы, исцелением,  политикой,
торговлей, оккультизмом, сочинительством - он никогда не назовет себя магом.
Так  как  магия  внутри,  а  не снаружи. Снаружи лишь результат ее действия.
Называющий же себя магом таковым не является.
     Впрочем, мы уже коснулись Кодекса. Но прежде чем передать тебе  свиток,
в  котором  этот  кодекс и записан, я сделаю кое-какие пояснения, касающиеся
того, что тебе предстоит прочесть и усвоить.
     Я уже сказал, что Магический Кодекс дает тебе возможность подняться  на
новый  уровень  понимания  и  овладеть  новыми  умениями.  В  этом смысле он
представляет собой КОДЕКС ОПТИМАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ. Но, кроме того,  он  имеет
еще  одно  предначертание  - постигая его и соблюдая его, ты сможешь войти в
особое внутреннее состояние, которое и будет магией. Этой же цели  служат  и
всевозможные  ритуалы,  сущность которых на самом деле заключается не в том,
чтобы  провести  ту  или  иную  манипуляцию,  но  в   том,   чтобы   вызвать
соответствующее  экспрессивное  эмоциональное  переживание.  Истинному  магу
никакие на самом деле ритуалы не нужны. Он не нуждается ни в побрякушках, ни
в  талисманах,  ни  в  хрустальных  шарах.  Его   единственный   действенный
инструмент - это он сам.
     То,  что  ты  будешь читать, представляет собой трехуровневую смысловую
структуру, пронизывающую каждое изречение. Первый  уровень-  буквальный.  Он
дает  представление  о  том,  о  чем идет речь. Что-то на нем тебе покажется
понятным, а что-то парадоксальным или даже шокирующем. Не останавливайся  на
этом уровне. Думая о смысле сказанного, уходи в глубину, медитируя на каждой
фразе,  примеряя  ее к своей жизненной ситуации, и это будет соответствовать
второму уровню постижения.
     Постепенно твой ум исчезнет, и откроется интуитивный канал, по которому
ты выйдешь к третьему уровню - переживания и обретения состояния Мага.
     В этом состоянии тебе нет  необходимости  что-либо  делать.  Тебе  надо
просто в нем быть. Делание будет делаться само.
     - Что-то не совсем понятно, Мастер, относительно последнего.
     - Читай,  -  улыбнулся  Мастер,  -  понимание придет потом, - и с этими
словами  извлек  из  одной  из   бесчисленных   складок   своего   обширного
белоснежного  балахона  свернутый в трубочку тонкий изжелта-бурый пергамент,
который,  глянцево  блеснув  на  мгновение,  плавно  и  загадочным   образом
перекатился в арчибальдушкину трепетную ладонь.
     - А-а-а,  - протяжно произнес Ученик, намереваясь обратиться к Мастеру,
но тот рассеялся в зыбкой дымке виртуального пространства  Нижнего  Мира.  И
Ученик,  несколько растерянно оглядевшись по сторонам, понял. Что ему больше
ничего не остается, как развернуть свиток, в заглавии коего значилось:





     ПРЕДАНИЕ МАСТЕРА








     Он  выходил  на  берег  океана  и  выкрикивал   заклинания.   Звуки,
вылетающие из его гортани, уносились в пространство. Кем они будут услышаны?
     А он одно за другим произносил свои заклинания и ждал.
     Ждал...
     ...И  пока  волны  размывали  границы  иероглифов, начертанных чьими-то
следами на песке, он прислушивался - отклику Неведомого.
     ...Печальное эхо витало над водами, словно альбатрос, скользящий  среди
волн в поисках заветной рыбы.
     ...И  тайным  заветом  гремел  океанический гул, стараясь выплеснуть из
себя нирвану пучин.
     ...Камень брошенный  в  воду,  тонет,  но  круги  от  него  остаются  и
расходятся шире и шире.
     ...Расширяющиеся круги становятся все слабее и слабее и исчезают вовсе.
     ...Исчезающие круги продолжаются в новых импульсах. Теперь этот процесс
бесконечен.
     ...бедный   крохотный  камешек  он  заставил  бесконечность  свиться  в
цепочку. А эта цепочка свивается в гнездо. Прямо как молекула ДНК.
     ...бедный крохотный мозг, сочиняющий слова,...  слова  расходятся,  как
круги  по  воде, и поводырь их - тишина. И шепот тишины - безмолвие - вторит
им небрежным смыслам. И шифры мира шуршат, как в кулечке картошка фри.
     ...бедный крохотный мозг,  обремененный  словом,  он  трепещет,  словно
поплавок, покачиваемый струящейся рябью блуждающих снов.
     ...А  в  тот  день  не  собирал  ветер  туч  на  седой равниной. И вода
оставалась тихой и спокойной, почти неподвижной.
     И Одинокий Дух витал над безбрежным штилем. И разносился над  пустынной
гладью его вещий шепот.
     И  холодный  огонь  пылал  в этом шепоте, остужая разгоряченный мозг. И
каждое слово, вонзаясь в него, прорастало новым смыслом.
     Что же это были за слова?
     Вот они.
     1
     Ты не можешь знать, что добро, что зло.

    2

Но точно знай: навязанное добро - это зло.

    3

Ты не знаешь, что нужно Вселенной.

    4

Если ты прав, то ты - не прав.

    5

Нет того, что называют правильно и неправильно, тебе неведомо, что есть что.

    6

Нет плохого, есть то, что тебя огорчает.

    7

Нет хорошего, есть то, что тебя радует.

    8

Вселенная слишком велика, чтобы ты мог повредить ей.

    9

Возможно, твои ошибки - это то, что нужно Вселенной.

    10

Твои ошибки не погубят Вселенную.

    11

Не ищи истину, ее нет. А если она и есть, то она не нужна тебе.

    12

Не ищи смысла в жизни, если он и существует, то лежит за ее пределами.

    13

Как ты определишь цель того, что делаешь? И принадлежит ли она тебе?

    14

Не беспокойся за себя. На самом деле Вселенная тобой слишком дорожит, чтобы ты пропал зря.

    15

Не ищи своей вины. Ни в чем нет твоей вины.

    16

Не беспокойся о том, по какому пути ты направляешь другого - ты ли знаешь, какой истинный, какой ложный?

    17

Если то, что ты делаешь, трудно тебе, подумай, нужно ли тебе это.

    18

Делай только то, что дается тебе легче всего, но делай это изо всех сил.

    19

Если что-то ты делаешь случайно, ты делаешь это нарочно.

    20

Поддерживай то, что нравится тебе и ускользай от того, что тебе не нравиться.

    21

Если ты можешь исправить последствия своей ошибки, то ты еще не ошибся.

    22

То, что случается, случается вовремя.

    23

Порой поиски правильного решения обойдутся тебе дороже ошибки.

    24

Происходящее происходит помимо твоей воли, но в твоей воле принять, это или не принять.

    25

Если сомневаешься в дороге, возьми попутчика, если уверен - двигайся один.

    26

Быть сильным - значит быть одиноким.

    27

Сильный сильнее всего в одиночку. Ты сам можешь выбрать, каким быть.

    28

Каждый человек одинок. Сильный принимает и благословляет свое одиночество. Слабый бежит от него.

    29

Будь спокоен и внимателен к Миру, тогда ты не пропустишь момент Силы.

    30

Когда ты стараешься узнать о себе от других, ты им даешь власть над собой. Поэтому будь сам мерой того, что с тобой происходит.

    31

Благослови упущенные возможности, ты приобрел большие возможности.

    32

Отдавай - легко, Теряй - легко, Прощайся - легко.

    33

Не жалей о том, что радости было мало, этим ты приобретешь еще одну печаль.

    34

Полюби врага - чтобы победить.

    35

Если враг застал тебя врасплох, и ты еще жив - он в твоих руках.

    36

Чем проигрышней ситуация, тем она выигрышней.

    37

Не бойся того, кто пытается сломить твою волю, ибо он слаб.

    38

Истинная месть - пренебречь.

    39

Уступая, ты выдерживаешь испытание.

    40

Уступай - чтобы ослабить сопротивление.

    41

Не стремись быть сильнее соперника, но ищи, где соперник слабее тебя.

    42

Когда любишь своего врага, ты лучше его узнаешь. Чем больше ты его узнаешь, тем больше преимущества ты получаешь над ним.

    43

Не всегда можно победить, но всегда можно сделать себя непобедимым. Победа зависит от противника. Непобедимость - от себя самого.

    44

Кем бы ни был твой соперник, всегда старайся видеть в нем человека. И вскоре ты убедишься, что подобный подход дает тебе огромное преимущество.

    45

Вкусить и насытиться - у каждого из этого свое наслаждение, но не смешивай их.

    46

Ты знаешь правила, но ты не знаешь всех правил, по которым живет Мир.

    47

Мир изощрен, но не злонамерен.

    48

Есть люди, пребывание рядом с которыми разрушает тебя. Это не значит, что они - плохие. Это значит, что пребывание рядом с ними тебя разрушает. Есть люди, рядом с которыми пребывание укрепляет тебя и делает тебя сильнее. Это не значит, что они - хорошие. Это значит, что пребывание рядом с ними укрепляет тебя. Будь внимателен к себе в тот момент, когда ты общаешься с другими. И тебе станет ясно, кто есть кто. Избегай общаться с первыми и стремись к общению со вторыми. Если этого не получается, тогда вовсе избегай дружбы.

    49

Получаешь ли ты то, что делаешь?

    50

Когда огонь приближается, он сначала светит, потом греет, а затем обжигает.

    51

Сейчас ты бессмертен, ибо еще не умер.

    52

Не пугайся проклятий, не стремись к восхвалениям, ничего нового они тебе не принесут.

    53

Ты создаешь беспокойство и тревогу, когда измеряешь успех мерой похвал или порицаний.

    54

не задумывайся о том, куда идти дальше, когда находишься посередине висячего моста.

    55

Делая - делай сейчас, потом ты этого уже никогда не сделаешь

    56

ты никогда не сможешь сказать, куда идешь, только лишь - куда надеешься прийти.

    57

Не борись. Ибо ты неизбежно становишься тем, против чего ты борешься.

    58

Вспоминай о законе тринадцатого удара. Если однажды часы пробили тринадцать раз вместо положенных двенадцать, то такие часы надо выбросить, какую бы гарантию относительно их ремонта не давали.

    59

Любое поведение состоит из противоположностей. Если ты делаешь нечто и слишком стараешься, то рано или поздно появляется противоположность этого нечто. Любое чрезмерное стремление производит свою противоположность.

    60

Слишком много силы приводит к обратному результату.

    61

Мудрый руководитель не формирует событие, но позволяет развернуться процессу самому. Если тебе какая-то ситуация кажется сложной, предоставь ее себе самой. Предоставленная сама себе, она сама собой и разрешиться.

    62

Мудрый руководитель не блокирует процесс жесткой заданностью и не заставляет событие развиваться определенным путем.

    63

Не торопи события. Позволь процессу развернуться самому.

    64

Молчание - великий источник Силы.

    65

Периодически покидай людей и возвращайся к молчанию. Учись возвращаться к самому себе.

    66

Молчание и ясное чувство бытия - источники любого эффективного действия.

    67

Молчание и пустое пространство обнаруживают твое настроение. Это и есть поле твоего бытия. Силовое поле Бытия.

    68

Стремитесь быть подлинно заинтересованным в себе самом. Это научит вас самоотверженности.

    69

Слушай скорее легко, чем усердно. Оставь усилия, затрачиваемые на вслушивание в каждое слово. Погрузись в свое внутреннее молчание и наблюдай за собой. Тогда в тебе откроется возможность ясного мышления.

    70

Познавай свои сокровенные глубины, и ты сможешь разговаривать с глубинами другого.

    71

когда ты освобождаешься от того, что ты есть, ты становишься тем, кем ты можешь быть.

    72

Когда ты освобождаешься от того, что имеешь, ты получаешь то, в чем нуждаешься.

    73

Когда ты ощущаешь себя наиболее разрушенным, знай, что ты находишься в начале периода роста.

    74

Когда ты ничего не желаешь, много придет к тебе.

    75

Когда ты оставишь попытки внушать, ты станешь довольно внушительным.

    76

Истинная способность влияния не основана на технических приемах или наборе управления. Находись в Бытии, а не в Делании.

    77

Помни сокровенную мудрость: Отдай - чтобы достичь.

    78

Чрезмерное попытки приводят к обратным результатам.

    79

Находясь в Бытии, а не в Делании. Используй формулу: Быть - Делай - Создать. Если ты хочешь что-то создать , спроси: Что я должен для этого делать? Но не спеши делать, не повторяй ошибки многих - тех, которые пытаются суетливо что-то делать, но ничего не достигают. Отступи еще на один шаг, к началу формулы и снова спроси: Каким я должен для этого быть? И оставайся в бытии. И делание будет делаться само, без твоего участия. Но ты получишь четкий, конкретный результат, именно тот, который ты хотел создать. В этом - ядро магии.

    80

Тому, кто находится в бытии, ничего не надо делать, но все оказывается сделанным.

    81

Знай, где стоишь и знай, за что ты стоишь. Это - твоя основа.

    82

Маг не обороняется и не нападает. Его прикосновение к Миру легко, почти неуловимо.

    83

Проясни свою цель. Тогда ты сможешь достичь ее без суеты.

    84

Наблюдай за естественными процессами. Они обладают могуществом и силой, потому что они просто существуют. Движение планет, свет Солнца, притяжение Земли. В соответствии с этими принципами работает и твой организм. Свобода наступает, когда ты начинаешь подчиняться естественному порядку. Свобода приходит из подчинения. Помни, что ты также являешься частью естественного процесса.

    85

Когда ты пребываешь, вне событий, медитируй над вопросом: Что происходит, когда ничего не происходит?

    86

Нет разницы между Что происходит и Как это происходит.

    87

Учись быть ведомым - для того, чтобы научиться вести других.

    88

Твое влияние начинается с тебя и распространяется дальше, как рябь на воде.

    89

Оставайся нейтральным и не принимай ничью позицию.

    90

Доверяй тому, что происходит. Принимай то, что происходит. Доверяя и принимая, ты сохраняешь силу.

    91

Формула власти - это формула управления. Искусство управления основывается на постижении этой формулы. если хочешь управлять многими, представь, что управляешь немногими. Стремись в большом увидеть малое, им-то и управляй. Одинаковыми людьми управлять легче, чем разными. Людьми, стремящимися к общей цели, управлять легче, чем людьми, не обладающими общей целью. Людьми, имеющими общего врага, управлять легче, чем имеющими разных врагов. Разделяй большое на малое количество частей. И ты получишь малое. Делай без усилий. И то, что разделилось бы и само, без твоего участия. Чтобы эффективно управлять, делай людей одинаковыми. Но мастерство делать людей одинаковыми вырастает из умения видеть их различными.

    92

Будь Хозяином, а не Гостем. Хозяин - тот, кто разрешает или не разрешает, позволяет или не позволяет. Он не тот, кто просит, но тот, кого просят. Не тот, кто нуждается, а тот , в ком нуждаются. Не тот, кто идет, а тот, к кому идут, Гость - тот, кто спрашивает разрешения прийти или войти. Тот, кто просит. Кто нуждается. Кто приходит, и кто просит о встрече. Если у тебя назначена встреча, старайся провести ее на своей территории. Пусть к тебе приходят. Но если ты оказываешься в позиции гостя, поменяйся с хозяином местами. Многое зависит от внутренней позиции. Быть Хозяином, скорее позиция внутренняя, нежели внешняя.

    93

Спорящий - всегда проситель. Негласно он просит, чтобы к его аргументам отнеслись заинтересованно. Поэтому спорящий гость.

    94

Избегай спора и не дай спорщику вовлечь тебя. Не становись соучастником одной глупости.

    95

Тот, кто начинает спор, заведомо оказывается в слабой позиции, потому что он - хотя и негласный, но проситель.

    96

Думай о той Силе, что стоит за тобой, и тогда эта Сила в действительности будет стоять за тобой.

    97

Оставайся безразличным к любым сообщениям. Не уподобляйся царю, казнившему гонца за плохое известие. Сила - в безразличии. Этой силе повинуется мир.

    98

Учись различать обратимое и необратимое - и ты научишься владеть временем.

    99

Пусть на время твоими учителями станут: Мрак. Ничего невозможно в нем разглядеть. Гром. Не предугадать. Кого ударит и кого поразит. Огонь. Рядом тепло, но при приближении обжигает. Учись непредсказуемости и недоступности.

    100

Твой лучший Учитель - твой Путь. Не надо искать Учителя, Он - рядом. Его присутствие здесь. Стоит лишь открыть и увидеть его.

    101

Различай Пустое и Твердое. Качество Твердого - опора. Качество Пустого - ненадежность. Твердое - это информация, которой можно верить. Это человек, на которого можно положиться. Обещание, которое будет выполнено. Автомобиль, который своевременно заведется и поедет. Распоряжение, которое будет выполнено. Слово, которое будет услышано и понято. Твердое - это то, что дает результат. Пустое - информация, не являющаяся достоверной. Ненадежный союзник. Отрекающийся друг. Ленивый работник. Нечестный управляющий. Невыполненное обещание. Взаимодействие Твердого и Пустого дает Пустое. Дедушка отдал своего внука чужим людям учиться ремеслу. Однако, ремеслу они его не учили, а заставляли работать на себя. Да при этом еще плохо с ним обращались. И вот, когда стало уже совсем тягостно, мальчишка написал письмо, где умолял забрать его обратно, но адрес написал неконкретный - на деревню дедушке. Никогда не дойдет такое письмо. Само письмо - это Твердое, а вот адрес - Пустое. В результата - Пустое. Если в задуманном тобой деле хоть один элемент окажется пустым, то все усилия будут напрасными. Когда у тебя что-то не складывается, ищи где Пустое. Отделяй Твердое от Пустого внутри себя.

    102

Стремись почувствовать свой Путь. Путь - самый Великий Менеджер.

    103

Если ты знаешь свой Путь, то удачи и неудачи равно продвигают тебя вперед.

    104

ты не можешь отличить удачу от неудачи, пока не доживешь до завтра.

    105

Понимание выше знания.

    106

Каждый из нас управляет миром. Кто-то делает это плохо, кто-то - хорошо. Ребенок управляет родителями, работник управляет хозяином. Все управляют всеми. Все управляет всем.

    107

Если тебя о чем-то просят, а ответного шага сделать не хотят, знай, что тебя не просят, а лишь предлагают сделать

    108

Не жалься. Не бойся. Не проси.

    109

Прошлое и Будущее рождаются в Сейчас.

    110

Бог - Здесь и Сейчас.
... и это были последние слова Одинокого Духа. Его шепот слился с тихим шелестом океанического дыхания и растворился в нем, наполняя своим неисповедимым бытием неведомые глубины. В тревоге и печали стоял он не берегу у самой кромки воды, всматриваясь в ее темнеющую толщу, словно в надежде, что из недр ее снова появиться тот, кто совсем недавно являлся ему странным, потусторонним собеседником. Но тишина простиралась окрест. И безмолвна была тишина. Именно безмолвна, потому что бывает еще тишина молчаливой. Пронзительное одиночество пронизывало его. Но и пронзая, не уходило, а пребывало вокруг. И внутри. И осознал он тогда, как странно оставаться наедине с бытием. А что значит наедине с Бытием? А это значит, что ты на время (или навсегда) оказываешься в положении, когда у тебя нет любимых, близких, друзей, ты отрезан от общества, информации, будущего, прошлого, надежд, иллюзий. Когда вокруг тебя вакуум, и при этом ты сам продолжаешь существовать. Как страшно оставаться наедине с Бытием! И какая мощная Сила рождается в тебе, когда ты принимаешь этот страх и принимаешь Бытие, и не впадаешь в панику или истерику. И теперь он понял, откуда черпали свою мощь пророки и победители. Когда ты соглашаешься с подобной трансформацией и открываешься Силе, тогда Бытие становится для тебя Событием. И сила входит в тебя. И овладевает тобой. И ты становишься Силой. И в тот момент личность его умерла. И родилась Сила, воплощенная в Мастере
На этом заканчивается свиток 'Предание Мастера'. Арчибальдушка некоторое время всматривался в свиток, наблюдая за тем, как его пергаментно-бурая поверхность, превращаясь в тусклое свечение, медленно растворяется в разреженном пространстве. Ощущение этой разреженности проявлялось как ощущение одиночества - словно ему передалось ощущение Мастера и только что прочитанного текста. Легкое беспокойство мелкой рябью пробежало по поверхности его души и растворилось в ее смутных глубинах. Быть может, так чувствует себя человек, покинутый всеми и брошенный на произвол своего одиночества, отрезанный от общества людей, пребывающих в мире огней, беспечной радости, дружбы, разговоров и пусть даже пустых обещаний, но все-таки хоть какого-то, но участия в жизни друг друга. Ребенок, которого не позвали на праздник - таким он представлялся сам себе в этот момент - беспомощным, недоуменным, растерянным. - Змей-ей, - сдавленным голосом позвал он, но и эхо не ответило ему - ЗВУК провалился в пустоту, и даже не всколыхнулось разреженное пространство. 'Мудрость преумножает печаль', - вспомнилось грустному ученику. Он зажмурился, чтобы хоть как-то собраться с мыслями и сконцентрироваться на том, что происходит, а когда открыл глаза, то обнаружил себя лежащим на полинялом диванчике в своей комнате - крохотной ячейке, затерявшейся среди мрачно-бесконечных лабиринтов жилищно-коммунального бытия. Пространство комнатушки слегка вибрировало и покачивалось, но вскоре все встало на свои места, и Арчибальдушка спокойно осмотрелся. Предметный мир привычной реальности оставался таким, каким он его покинул, отправляясь в свое магическое путешествие. Сгущались сумерки. Арчибальдушка ощутил внезапную усталость. Он потянулся, зевнул и без долгих размышлений погрузился в сон. ЧАСТЬ II ШКОЛА ВИЗИОНЕРОВ ШКОЛА ВИЗИОНЕРОВ Звук, пришедший с улицы, проник в его голову, затем он ощутил свое тело и понял, что находится в этом мире. Он проснулся. И когда понял, что проснулся, открыл глаза. Солнечное утро тихо плескалось у его ложа. Начиналась новая эпоха нового дня. Было воскресенье. Арчибальдушка, свежий, исполненный сил и спокойствия, неторопливо, даже почти что медитативно, потягивал свой утренний кофе со сливками и посматривал в окно. За окном шла обычная московская жизнь. Она именно шла, потому что московская жизнь идет только в воскресенье, по остальным дням она проносится. Ему понравилось это уютное спокойствие отдыхающих в тиши переулков, но в этот раз он против своего обыкновения не стремился предаться dolce far niente (сладостное ничегонеделание - ит. - при. Авт.) на своем вожделенном диванчике. Его тянуло наружу. Слабый импульс беспокойства, невесть откуда просочившийся в его инертное тело, никак не хотел исчезать. И Арчибальдушка вскоре решил признаться себе в том, что он хочет выйти из дома. Куда? Зачем? Этого он не ведал, но чувствовал свое желание все более и более явно. 'Быть может, прогулка во внутреннем мире вызывает ностальгию по миру внешнем, его предметной, обыденной реальности?'. 'Отчего же нет? - сам себе ответил, довольный своей психологической проницательностью, Востриков, - вполне быть может', - стремительно оделся и вышел на улицу. 'Ну и что же дальше?' - последовал очередной вопрос. Пространство на какую-то долю секунды сжалось, искривилось и вновь приняло свой обычный облик. Впрочем, это могла быть и иллюзия. Между тем ноги Арчибальдушки словно бы сами собой направились в сторону Трубной площади, которую он благополучно и пересек, попав на Неглинную улицу. Хотя день еще только начинался, но даже в воскресенье утро можно предположить некоторое оживление в центре Москвы. Да и предполагать не надо, так оно обычно и бывает. Но вся странность того утра заключалась в том, что Арчибальдушка не обнаружил ни одной проезжающей машины и не единого человека. Улица казалась совершенно пустой и пустынной. И чья это была странность - его, арчибальдушкина, или чья-то еще, Востриков уразуметь не мог. Он медленно двигался по Неглинной в сторону ЦУМа, и сознание его, слегка оглушенное тишиной, скользило чуть поодаль от него. Оно пребывало в некотором оцепенении и, настроенное созерцательно, тихо тешило себя тем, что замечало различные мелочи, встречающиеся на пути, так себе, ничего особенного, как вдруг оно зацепилось за вывеску, на коей значилось: Вход для тех, кто не знает безвыходных ситуаций. Вход без выходных. Тело Арчибальдушки медленно продолжало шествовать, но сознание зависло у таблички, с мягкой настойчивостью удерживая на ней свое любопытство. А потому тело вынуждено было остановиться и, развернувшись, сделать несколько шагов назад. У входа тело и сознание слились воедино, и Арчибальдушка вновь ощутил себя цельной личностью. Некоторое время он несколько недоуменно взирал на надпись, словно раздумывая, войти ему или нет. Но, в конце-концов, надо было что-то решать, и он решил, что на улицу вышел для того, чтобы куда-то прийти и подумал, что почему бы этому куда-то не оказаться здесь? И он вошел. - Есть здесь кто-нибудь? - нырнул его припущенный голос в расстилающуюся темноту и не вынырнул. 'Странно. Пишут невесть что. Школа. Без выходных. А у самих темень и даже спросить некого'. - Как это не у кого? - раздался в ответ не его возмущенную мысль некий членораздельный скрип. - Ты возьми и спроси. Востриков вздрогнул и попытался вглядеться туда, откуда по его мнению исходили слова, но мрак не пропустил его через свою завесу. 'Ну ладно хватит приключений. Пойду-ка я обратно. Домой.' - А где твой дом? - вновь зазвучали сумерки, вступая в диалог с его мыслями. 'Неужели я опять погрузился в Нижний Мир?' - Нет, теперь ты в параллельном. - Параллельном?! - уже вслух изумился Арчибальдушка. - Именно. В параллельном! - деловито, но доброжелательно подтвердил невидимый собеседник. - А как же я суда попал? - Через щель в пространстве? - А где эта щель в пространстве? - В твоем сознании. - Я ничего не понимаю. - Но я не знаю, что же должно мне делать? - Ну... если ты пришел в школу, то значит, тебе должно учиться. Чего тут раздумывать? - Так ведь я не вижу ни классов, ни учителей. И чему здесь учат, мне неизвестно. - Будут тебе и классы, и учителя, - и, выдержав краткую паузу, голос добавил: - Следуй дальше по коридору. А..., хотел уточнить Арчибальдушка, но в это время вспыхнул яркий свет, и Востриков обнаружил себя в просторной зале среди множества, что-то около сотни, людей. Все они расположились на выстроенных рядами стульях перед возвышающейся пустой сценой. - Что сейчас будет? - шепотом спросил Востриков у своей соседки, элегантной дамы с девичьими глазами, но она только приложила палец к губам и зачарованно выдохнула: - Т-сс... Арчибальдушка слегка пожал плечами и собрался повернуться к другому своему соседу, но тот предупредительно уже шипел: - Т-сс... Тут к Арчибальдушке подоспел инспектор, один из нескольких людей, что одеты были в черные костюмы и бесшумно сновали между рядами, и монотонно произнес: - В зале запрещается разговаривать. - А-а, понятливо протянул Востриков. Через несколько секунд на сцену стремительно выскочил коренастый моложавый мужчина в непостижимо каким образом идеально отутюженных брюках и сияющей первозданной белизной рубашке. Он победоносно оглядел присутствующих и выпустил на свободу свой гулкий, хорошо поставленный голос. - Я твой Тренер. Произнося это, он выдержал паузу, вновь осмотрел зал, после чего начал говорить вещи, как показалось Арчибальдушке, не совсем обычные. - Я, - выкрикивал он, - пришел... - скандируя каждое слово, - к тебе...чтобы ...обмануть...твои ожидания. Опять пауза. Затем -- громко, но несколько заунывно, может быть даже чуть нараспев: 'Это не о тебе. Это не о твоих чувствах. Это -- о твоей силе. Это о том, что ты можешь сделать необычный выбор в пределах твоих обычных возможностях. Это не о тебе. Это о том, кто ты есть и о том, кем ты можешь быть. Это -- не о делать. Это - о Быть. Если ты думаешь, что это о тебе и о твоих чувствах, то ты не туда пришел. Но если ты примешь то, что это не о тебе и о твоих чувствах, ты можешь остаться. Ты можешь остаться и просто быть. Ты можешь остаться, чтобы идти дальше. Ты можешь просто Быть, и тогда ты начнешь Создавать. Это - о твоей Силе. Ты вошел в мир. Спроси себя: Что я хотел? Почему я здесь? Кем я собираюсь быть? Спроси себя: Что я делал? Почему я здесь? Что я собираюсь Создать? Спроси себя: Что я создал? Почему я здесь? Кем я буду? И спроси себя: Кто я есть? Что я делаю? Что я создаю? Будь с собой честным, искренним и открытым. Просто Будь, и твое пробуждение наступит до того, как ты заснешь'. Он закончил, и после его оглушительной тирады зал буквально потонул в тишине. Никто не шевелился. Все сидели неподвижно. Несколько раз отчетливо раздавались звуки сглатываемой слюны. Тренер безмолвно несколько раз прошелся по сцене, сосредоточенно разглядывая мыски своих начищенных до лакового блеска ботинок. Затем резко остановился и уже тихим проникновенный голос произнес: - Добро пожаловать в Школу Визионеров. Раз ты пришел сюда, значит, ты хочешь стать Визионером. Неважно, как ты оказался здесь, случайно или намеренно, хотя было бы правильней сказать не 'случайно или намеренно', а - 'неосознанно или осознанно'. Ибо случайностей нет. Все детерминировано. А то, что ты называешь случаем, есть твой неосознанный импульс, претворившийся в событие. Еще раз повторяю, повысил интонацию и к концу фразы уже прокричал Тренер: ЕСТЬ ТВОЙ НЕОСОЗНОВАЕМЫЙ ИМПУЛЬС, ПРЕТВОРИВШИЙСЯ В СОБЫТИЕ. - Это понятно? - Аудитория хранила почтительное молчание. - Я кого спрашиваю?! - рявкнул Тренер. - Ты понял меня? - Да, - раздалось несколько сдавленных голосов. Остальные украдкой подглядывали друг за другом. - Если ты пришел сюда, - распалялся Тренер, - чтобы посадить свою задницу на стул и отсидеться, то ты пришел не туда. Либо ты тренируешься, и я это вижу, слышу чувствую, либо ты обязан покинуть игровое поле. Еще раз спрашиваю, и если и на этот раз я не услышу четкого ответа, то я останавливаю процесс, и ты можешь считать себя свободным. Ты понял?! - Да!!! - В один голос взревел зал. Арчибальдушка ощутил, как высветилось его лицо, и зычный выкрик вылетел из глубины гортани. - Вот теперь и я понял, что ты понял, - добродушно изрек Тренер. - Ну что ж, продолжим. Как я уже сказал, раз ты находишься здесь, значит ты хочешь стать Визионером, теперь нам следует уяснить и определить, что такое или кто такое Визионер. Визионер - это тот, кто видит. Но видение его отличаются от обыкновенного. Речь идет о ясном видении. О прозрении сути, интуитивном постижении. Визионер - тот, кто достиг виденья начала и конца всех вещей, и кто может передать это виденье. И передаваемое является откровением. Тому пример- опыт великих визионеров - пророков, шаманов, Данте, Юнга. Визионер -охотник, крадущийся тропой тайны и следующий Путем Знания одновременно. Вот кто такой Визионер. И раз ты здесь, ты хочешь стать Визионером. Это очевидно. Но, чтобы стать Визионером, надо быть Визионером. Это тоже очевидно, но последнее тебе покажется темным и странным. Однако это так: НЕЛЬЗЯ СТАТЬ ТЕМ, - Что это значит? - громко спросила взрослая дама с девичьими глазами, та самая, которая сказала Арчибальдушке 'Т-сс'. - А я почем знаю? - безучастно отозвался Тренер и, кажется, даже тихонечко зевнул. - У кого еще вопросы? - Мы ничего не понимаем. - Кто это сказал? - громоподобно рявкнул Тренер. - Я, - прошелестел смущенный лепет. - Кто - я? Встать! Поднялся приземистый мужчина, прикрывший свой рот свисающими усами. - Повтори, что ты сказал, - напирал Тренер. - Я сказал, что нам неясно последнее заключение. - Кому - нам? - Ну, присутствующим здесь. - А ты уверен в этом? - Мне кажется. - Мне наплевать, что тебе кажется. Ты уверен? - Я полагаю. - Ты уверен? - Н-нет. - Четче! - Нет. - А зачем тогда говоришь? - Но я подумал. - Ты подумал. Так, ну и что? Разве речь шла о том, что ты подумал? - Нет. - А о чем шла речь? Какая была моя последняя фраза? - Вы... - Ты, - быстро поправил Тренер, - все здесь присутствующие обращаются друг к другу на 'ты'. - Ты спросил: 'У кого еще вопросы'? - У тебя есть вопросы? - Нет. - Тогда садись. И впредь, когда говоришь, говори только от себя, не бери ответственности за других. Ты не знаешь мнения остальных. Это раз. И они не давали тебе полномочия высказываться за них. Это два. У кого вопросы? - Зачем мне становиться тем, кем я уже являюсь? - спросила дама с юными глазами. - Хорошо. Спасибо. Еще вопросы? Встал худощавый, бородкой своей и отпущенными волосами намекающий на мессианский облик, мужчина: - Это не из той ли оперы, где говорится о том, что прибавится тому, кто имеет и отнимется у того, кто не имеет? - Ты, наверное, очень умный. Но я не знаю, какие оперы звучат в твоей голове. Но хорошо, спасибо! Еще вопросы? Нет? Ладно. Пройди на сцену, - обратился Тренер к зачарованноглазой женщине. Поправив платье и коснувшись прически, она озвученным острым каблучком шагом направилась к сцене. Озаренные очи ее излучали недоуменную радость, а может быть, и радостное недоумение. - Повернись лицом к залу, - коротко приказал Тренер. Кокетливо вскинув бровкой, дама обернулась, выставив улыбочку между собой и аудиторией. - Так, хорошо! - удовлетворенно сказал Тренер. - А теперь ответь мне, сколько будет дважды два? - Четыре, - мгновенно среагировала дама. - Отлично! А теперь скажи мне, кто ты. - Я? В каком смысле? - А теперь сравните, обратился к залу Тренер, - ее первый и второй ответы. Есть разница? - Есть. - Вот именно, - он снова заговорил с ней. - Почему ты на второй вопрос не ответила столь же быстро и четко, как на первый? - Второй более сложные, ведь речь в нем не об арифметике, а о личности. - Ты училась где-нибудь? - Училась. - Где? - Разумеется, в школе затем, в университете. - Экзамены сдавала? - Конечно же. - И ведь были же предметы и вопросы сложные, не так ли? - Так. - Но если ты знала материал, то на любой, самый трудный вопрос ты отвечала легко и уверенно, правда? - Да. - И все дело на самом деле заключалось в том, знала ты или не знала, а не в том, сложный вопрос тебе доставался или не очень. Верно? - Верно. - Итак, проблема заключается не в том, сложно это или легко, а в том, знаю ли я это или не знаю, умею или не умею. Согласна? - Согласна. - Ну а теперь объясни мне, почему на первый вопрос ты ответила сразу, а на второй не ответила совсем. Дама потупилась. - Я жду, - продолжал давить Тренер. - Я не знаю, - улыбка застыла, окаменела. Девичьи глаза подернулись влагой. - Да, ты не знаешь. Ты не знаешь ответа на второй вопрос. Поэтому и не ответила. А если бы знала, то не раздумывала бы и не несла различную чушь. Для тебя это сложно потому, что ты не знаешь. И мудрить тут нечего. - Но это вопрос серьезный, здесь надо подумать, - слеза пробралась в голос. - А когда человек думает? Я ко всем обращаюсь! Зал зашелестел. - ...Когда нужно что-то решить... - ...найти какой-нибудь ответ... - ...что-нибудь придумать... - ...чтобы не вляпаться в какое-нибудь дерьмо... - ...чтобы улучшить свое положение... - Правильно, правильно, - кивнул Тренер, а если обобщить, что получится? А? Какой вывод? - Думают тогда, когда чего-то не знают, - робко предположил участник со свисающими усами. - Точно! - победоносно воскликнул Тренер. - Человек думает тогда, когда он чего-то не знает. Поэтому он, собственно, и думает. В результате своих размышлений он приходит к определенному выводу, то есть значению, и ему уже незачем становиться ломать голову над этой проблемой. Тебе надо подумать? - Тренер почти навис над беднягой, которая вот-вот разрыдается. - ДА?! - Да, - еле слышно выдохнула она. - И это еще раз доказывает, что ты не знаешь. Но если ты знаешь, кто ты, кем ты являешься, как ты можешь знать, кем ты хочешь стать? Зал завис в безмолвии. Держал паузу и Тренер. В воздухе нарастало напряжение. И тут он внезапно и пронзительно трубным ревом взвился над тишиной, разорвав ее на куски: ПОЙМЕШЬ, ЧТО В ЭТОМ ТВОЕМ ЕСТЬ ЗАЛОЖЕНО ВСЕ ТВОЕ БУДЕТ. - Ну а как же дети? - опомнился первым мессианского вида мужчина. - Чьи дети? - осведомился Тренер. - Да нет, я имею детей вообще. - А-а, и что же дети вообще? - Ну, например, ребенок. Он же не знает, кто он, но знает, кем хочет быть - космонавтом, скажем, или автогонщиком, или еще кем-то. - Ты - этот ребенок? -Нет. - А кто ты? - Я - человек! - нашелся бородатый. - Я - тоже человек, - сказал Тренер. - но ты это не я, а я это не ты. Кто именно ты? - Гм... - Ну, вот видишь, ты не знаешь даже, кто ты, а берешься заявлять от имени другого, пусть и ребенка. Итак, подытожим. В том, кто я есть, уже заложено любое, кем я могу быть. И если я захочу, то буду. Но если я всего лишь хочу хотеть этого, то так навсегда и останусь на уровне хотения - желающим желать и не получающим. Если быть точнее, то не получающим, а создающим. Ибо мы получаем только то, что создаем. - Тренер на миг остановился и повторил последнюю фразу: - Ты можешь занять свое место, - обратился он к глубоокой даме и, спустя несколько секунд добавил: - Перерыв. У вас есть двадцать минут отдыха. Время будет фиксироваться по секундомеру. Ровно за минуту до начала занятия будет объявлено об этом. Секунда в секунду двери закроются, и кто опоздал, тот уже не сможет войти. Еще: во время перерыва запрещается оставаться в зале и запрещается входить в него, кроме той последней минуты, о которой объявит инструктор. Все! - отрывисто скомандовал Тренер. - Время пошло! - быстро удалился в боковую дверь, что расположена была возле сцены. Во время перерыва Арчибальдушка направился в буфет, где взял пирожок с капустой и стакан сока. Выбирая место, где бы можно было спокойно перекусить, он увидел один свободный стул у столика рядом с окном и направился к нему, где уже расположились его соседка с юными очами и черноволосый с обильной проседью молодой человек. Внешность последнего показалась Арчибальдушке знакомой. 'Где-то я его видел' - подумал он на ходу. 'Кажется, это Герман Ростков', - уже приближаясь к столику, отметил он, - вроде бы его не было в зале. Что он тут делает? - А я в другом классе преподаю, - отозвался простодушно на Востриковскую мысль молодой человек. Арчибальдушка невольно вздрогнул: - А как вы, собственно... - Не забывайте, где вы находитесь. Это же Школа Визионеров. - Здесь свободно? - Да, присаживайтесь, -учтиво отозвался мужчина и вновь обернулся к даме, которая, как оказалось, жалобно-исповедально ведала тому про свои расстроенные чувства. - Знаете, я экстрасенс, целитель, я читала книги о карме, а он меня перед всем залом. Зачем же так? - с натянутым лицом, удерживая двумя пальчиками одной руки чашечку с кофе и пальчиками другой руки - миндальное пирожное, откровенничала о своей психотравме девоокая особа. - Ну зачем, ну зачем же так?! - драматически выстраивая интонацию, воскликнула она и откусила кусочек пирожного, стараясь сделать это аккуратно, чтобы не посыпались крошки, но крошки все равно посыпались. - Он вас тренирует. - Но в чем же смысл этой тренировки? - Понятия не имею, - улыбнулся то ли Герман Ростков, то ли некто, похожий на него. - Прошу меня простить, но мне пора. - Да-да, конечно, - дама некоторое время с сожалением смотрела вслед удалявшемуся собеседнику, после чего шумно вздохнула, глотнула из чашечки и перенаправила свою вербальную активность на Арчибальдушку, который вдруг непонятно отчего сделался веселым и легкомысленным. Он хотел было отпустить шутку, но громкий с металлическим резонансом голос 'Двери открыты' пронесся по холлу, и Востриков лишь лукаво прикрыл указательным пальцем губы, сложенные дудочкой: - Т-сс! - и устремился в зал. Многие участники этого странного действа еще продолжали оживленно обсуждать темы, начатые на перерыве, но тут один из ассистентов - рослый коротко стриженный детина - оглушительно рявкнул, да еще и в микрофон: - В зале запрещено разговаривать! Его реактивный рык раскатистым рокотом прокатился позалу, безжалостно выжигая нежные ростки шепота, и бесплотным пеплом осела тишина. На сцене как-то незаметно появился Тренер. Он стоял надменный и отрешенный, как античный бог. На идеально отутюженные стрелки брюк больно было смотреть - вот-вот порежут. Теперь вместо запредельной белизны его торс облачала черная с наглухо застегнутым воротом рубаха. - Садитесь, шуты. - Оставаясь неподвижным, отчеканил он. Зал сковало параличом. - Вы разве не слышали команду? - стольже хладнокровно осведомился черный Тренер. -Я сказал: 'Садитесь, шуты'. Безмолвно, исподлобья переглядываясь - на лицах многих неприякаяно блуждали растерянные улыбки, - участники опустились на свои стулья, кроме одного, коим оказался обладатель мессианской бородки. Любопытные, предвещающие скандальную сцену взоры устремились на него. Тренер оставался неподвижен и невозмутим. Он спокойно, даже как-то равнодушно спросил: - Ты не слышал команды? - Слышал! - с вызовом ответствовал бородатый. - Ну и что же? - А я не считаю, что команда относится ко мне. - Разве я нечетко выразился? - Да, но я не шут! - тонкий дискант бородатого пополз вверх. - А кто же ты? - Я - мистик! - последовал гордый ответ. - Ты какашка, а не мистик, - монотонно произнес Тренер. - Я..я! - стал захлебываться мистик, которого только что назвали какашкой. - Да я..я - целитель! - И, разумеется, международной категории? - простодушно осведомился Тренер. - Да, я целитель международной категории, и тебе никто не давал права оскорблять меня! - рассеивая вокруг себя тонкодисперсное облачко слюнных брызг, кричал дискант. - А если мистик, то почему ты так раздражаешься и выходишь из себя? Ты должен быть спокойным и умудренным, понимающим и снисходительным, - ласково утешающе увещевал Тренер, - а если ты целитель, то как насчет древнего 'врачу - исцелися сам'? Бородатый, не найдя что ответить, впал в легкий ступор. - Выбирай, - внезапно гаркнул Тренер, - либо ты покидаешь Школу, либо выполняешь все инструкции. Бородатый, выйдя из ступора, переминался с ноги на ногу, глядя в пол. - Ты выбрал? - лик Тренера бы л грозен и вопрощающ. - Да! - огрызнулся бородатый. - И что ты выбрал? - Я остаюсь. - Тогда садись, шут. Бородатый медленно опустился на стул. Тренер наконец сдвинулся с места и, пройдясь по сцене, возгласил: - Здравствуйте, шуты. Теперь каждый из присутствующих здесь - шут. И у тебя нет теперь имени. Твое имя теперь - Шут. Ты пришел в школу, чтобы стать Визионером. Но ты стал шутом. И ты им стал, потому что ты уже тут. И здесь начинается твоя пьеса в Магическом Театре Бытия. И хотя твоя игра еще не началась, но ты уже находишься в предверии начинающихся возможностей. И, быть может, само Провидение начинает свою неведомую игру. Так отправляйся же, Шут, в неизведанное, не упуская такой грандиозной возможности. И не ломай голову над тем, к чему приведет твое путешествие и чем закончится твоя игра'. У тебя будет время подумать об этом потом. Не гадай о будущем и не сожалей о прошлом. Устремляйся в Неведомое, не пугайся. Какой прок от твоих страхов. К тому же Неведомое на самом деле не так уж и страшно. И зачастую гораздо страшнее в действительности оказывается то, к чему ты так хорошо привык. Если твой путь будет проходить по краю пропасти, а он обязательно будет проходить по краю пропасти, не борись со своим головокружением. Продолжай идти, даже если перед тобой возникает реальная угроза сорваться в пропасть. Ты упадешь не вниз, но вверх. Шут всегда весел и беспечен. Он пребывает в состоянии легкой радости и восторга. Кувыркается его тело, но также кувыркается и его дух. Начни кувыркаться и ты. И не принимай всерьез происходящее с тобой. И тогда ты ощутишь, что жизнь - это игра, в которую ты можешь сознательно себя вовлечь. Опустоши себя - дабы наполниться. Ты - в начале Пути. Тебе нужно сделать самую малость - встряхнуться и пойти. Тренер сделал широкий взмах рукой, и словно бы в ответ на его жест свет в зале вспыхнул ярче, зажглась иллюминация, наполняя все пространство прыгающими огнями и вихрями разноцветных лучей. - А теперь, - крикнул Тренер, - каждый покидает свое место. Стулья поставьте вдоль стен, и через двадцать секунд вы должны находиться в середине зала. Все, действуйте! Участники, как ни странно, уложились во время. Их ошарашенность происходящим превратилась в какую-то исполнительную автоматическую сосредоточенность - Отлично! - Триумфально провозгласил Тренер. - Через минуту вы все услышите музыку и начнете под нее танцевать. Но помните, что вы не на дискотеке. И потому вам нет никакого смысла заниматься демонстрацией своих пластических данных. Вашему телу предоставится возможность прыгать, кривляться, дрыгаться, вопить и кривляться. И не думайте, что это глупо или смешно. Помните, что самые глупые вещи совершаются с умным и благопристойным видом. И вы еще никогда не выглядели так глупо, как сейчас. А потому - действуйте! Вытряхните себя из мешка собственной значимости. Выскочите из своей личности. Тренер замолчал. Откуда-то из под потолка обрушился шквал немыслимых звуков и диких завываний. Свет погас, и зал погрузился в полумрак, как прохудившееся судно под воду. Арчибальдушка лишь успел заметить недоуменные глаза соседа, мелькнувшее рядом, но видение очей через мгновение исчезло, тело Вострикова дернулось, и он понял, что вовлекается в космический вихрь некоего причудливого танца, а вернее, неистовой первобытной пляски. Этот смерч, неведомой силой налетевший на него, мощным порывом увлек трепещущее и вибрирующее тело. И вновь ощутил Востриков некое подобие пропасти. И он падал. Только теперь он падал не вниз, а вверх. Время исчезло - потому что исчезло сознание. Пространство открывалось в пустоту, которую и запомнил теперь Арчибальдушка, перестав быть тем самым Арчибальдушкой, коим был когда-то. А, может быть, его и не было? А , быть может, то был всего лишь сон, приснившийся Пустоте - сон о Вострикове, чьи душевные похождения всего лишь явились иллюзорными блужданиями чьей-то потревоженной идеи? Как бы то ни было, оказалось, что то, что было, перестало существовать и стало тем, чего нет. И ставшее ничем, оно перешло в Небытие. Перешедшее в Небытие, оно воплотилось в Ничто. И как только Небытие, осознавшее себя Небытием, приняло то, что оно Небытие, появилось осознание того, что: Ничто - это уже Нечто. А Нечто - это уже Что-то. А Что-то - это уже Кое-что. А Кое-что уже кое-что значит. И теперь это Что-то, не имеющее ни облика, ни формы, но тем не менее осознающее себя как это Что-то и узнающее себя в этом осознании, ощутило движение. И движение это было устремлено к просачивающимся в наплывах и разводах перекрывающим друг друга пространствам, контурам реальности мира предметных отношений, где смутно проступало некое тело, неподвижно покоящееся на полу, устланном серым, ворсистым ковром. И по мере того, как движение приближалось к телу, очертания последнего становились все более очерченными и явственными. Иллюзия становилась плотней и оформленней. И в тот момент, когда движение вонзилось в тело и уже готово было пройти чрез него насквозь, оно почему-то задержалось в нем - будто некая неведомая власть пожелала того. И когда движение это заполнило тело, тело открыло глаза и почувствовало свое пребывание в пространстве. А потом и вспомнило, что имя ему - Арчибальд Востриков. Пришедший в себя Арчибальдушка медленно поднялся и огляделся по сторонам, узнавая очертания знакомого зала и припоминая предшествующие события. Он ожидал увидеть вокруг остальные тела, но зал был пуст. - А где же все? - растерянно пролепетал неофит, еще раз обводя тревожным взглядом опустевшее пространство, словно надеясь, что оно каким-то магическим образом тут же начнет заполняться людьми. Но магического наполнения не последовало, и Арчибальдушка, сам не ведая от чего, тихо заплакал. И внезапно он понял, что умер. Вихрь шутовского танца увлек его в Зону Небытия и, вполне возможно, одного его увлек, в то время как остальные ученики, отплясав свое, расселись уже по местам и внимают теперь грозному рокоту сурового Тренера или перекусывают, коротая перерыв, пирожками и кофе. Но это уже происходит в покинутом им мире. Между тем пространство едва приметно дрогнуло, и в сей же миг просторное помещение залы стянулось в крохотную комнатушку, впрочем, такую же пустую и затемненную. Слабый шепот наполнял комнату. Прислушавшись к нему, Арчибальдушка среди смутного шелеста истекающих из пустоты слов, уловил нечто вроде текста, содержащего в себе намек на послание: 'Твое скоморошничество закончилось. Шут умер. Ты прошел через Ничто, через черту нуля. И теперь ты свободен и самостоятелен. И ты теперь не есть твое имя, не есть твое тело и даже не есть твой ум. Только пройдя через ничто, просочившись через ноль, позволив умереть старому и не испугавшись этого, можно обрести силу и энергию созидания, в которой и заключается настоящее могущество. Обладающий и владеющий могуществом есть Маг. И отныне ты можешь сознательно выбрать для себя Магический Путь и устремиться по нему, проявляясь Мастером, Великим Менеджером. Мир ждет тебя и твоего влияния. Решайся и выбери дорогу, потому что твой Путь уже выбрал тебя. Вскоре ты выйдешь отсюда и снова проникнешь в обыденную реальность предметных отношений. Однако на самом деле ничего не поменяется, и все останется на своих местах. И Пустота по-прежнему будет пронизывать все сущее. И помятуя об этом, ты постоянно сможешь сохранять свой источник силы. Твоя личность стерлась, умерла. Но когда исчезает личность, рождается истинная Сила. И хотя она и принимает облик человеческий, она все же не отрывается от своего Единого Источника. Погибает личность, но рождается Маг, Мастер, Великий Менеджер. Последнее слово слабым свечением ВСПЫХНУЛО в полумраке временного Арчибальдушкиного заточения и мгновенно сжалось в стремительную зигзагообразную молнию, тут же разорвавшую тесноту суженных стен. Стены пали, и Востриков обнаружил себя посреди просторного чистого холла. Он некоторое время вглядывался в окружающий свет, пытаясь сообразить, где он и что он. При этом он полностью отдавал себе отчет в том, что прекрасно помнит все приключившееся с ним. И в то же время он ясно осознавал пережитый момент собственной смерти, хотя и при полном понимании того, что в настоящее время жив. Освоившись с реальностью предметного мира, он некоторое время постоял в отрешенной задумчивости, после чего уверенно направился к выходу. Хлопнула Массивная дубовая дверь, и Востриков оказался на улице Неглинной. Обернувшись к фасаду здания, откуда вышел и, слегка запрокинув голову, он увидел табличку 'Школа Визионеров'. 'Действительно, ничего не изменилось, как и предупреждалось в послании'. Только разве что улица теперь была наполнена шумом и движением, в которых утопали потоки машин и прохожих. Воскресенье закончилось. Настал день первый после сотворения Силы. Воскресенье закончилось Воскресением. И не было уже смысла в вопросе 'А где же я пропадал целые сутки'? Улыбнувшись, Великий Менеджер, Мастер Влияния, нырнул в плывущую толпу, и этот коротенький шажок означил Начало Пути. ...и пробудился ранее, чем успел заснуть.

Популярность: 71, Last-modified: Sat, 29 Apr 2000 18:27:57 GMT