---------------------------------------------------------------
     From: Михаил Никольский (nikolsky_m@yahoo.com)
     Date: 19 Oct 2000
---------------------------------------------------------------

     

Быстротечное издательство Вуокса представляет

остросюжетный детектив с элементами фантастики

С весло навтяжку 11 днй бз лвзшоа рол !!!

(С веслом навытяжку или 11 дней без телевизора)

перевод с эмоционально насыщенного походного языка
Серия "Для вас, психиатры"

    Вуокса - 2000

Эти скорбные строки, наполненные великим пафосом борьбы, посвящаем мы Судьбе, чье своеобразное чувство юмора не давало нам скучать ни минуты...
День первый
Вот хоть убейте, но первую фразу, пышущую двусмыслием и скрытым трагическим подтекстом, мне придумать не удалось. Хоть я и билась над этой проблемой долго, но ничего лучшего, чем "и вот мы, наконец, приехали в Приозерск" мне в голову не пришло. Хотя если вспомнить прошлый поход, то уже и это замечание должно у людей знающих вызвать возглас удивления.1 Но, тем не менее, в этот раз мы доехали без приключенийи, как это ни странно, всего в течение каких-то тридцати-сорока минут нашли нашу компанию, а именно Тетю Свету, Дядю Толю и Мишу-маленького. Нашли мы их чрезвычайно воодушевленными, наполненными энтузиазмом ибез тени сомнения в правильности выбранного отдыха. Байдарки были уже наполовину собраны и Карта (не удивляйтесь, что пишу ее с большой буквы, впоследствии Вы поймете почему) возлежала открытая нашим жадным взорам на капоте. Наш лоцман, тетя Света, уверенно водила пальцем по извилистой реке и тоном, не вызывающим ни малейшего сомнения объясняла нам маршрут. Предполагалось сделать марш бросок в 6 ходовых дней и 4 дневки. Запомните эти цифры: 6 и 4. Огненной краскойотпечатаются они впоследствии в нашем мозгу!Мы продолжили сборку байдарок. С этим проблем у нас не возникло, несколько прищемленных пальцев не в счет. Потом Миша-большой стал накачивать лодку и сказал нам, что она с дыркой. При детальном внимательном рассмотрении предположение не подтвердилось, но оказалось пророческим, то есть, так сказать, опередило время. Но не будем забегать вперед, а расскажем все по порядку. Предполагалось сразу же после непосредственного сбора плавсредств, тронуться в путь. Но мы остались на берегу, так как возникла страшная водная преграда, а именно мелкий моросящий дождик который подло сыпался на нас прямо с неба. О если бы только мы предполагали тогда насколько это препятствие легко преодолимо по сравнению с будущимикатаклизмами!О как смеялись бы мы тогда! О как смело бы мы наплевали на зловредную "аш два о"! Но мы тогда еще не были закалены в боях с природными пропастями. Наивны и малы были мы. Поэтому, что бы спуститься на воду, необходимо было, что бы прекратилась вода с неба, так как вода и снизу и сверху была чересчур большим испытанием. Мы пережидали дождь под навесом. Два раза выходили из-под него в решимости двинуться в путь и два раза возвращались обратно, отступая перед преградой. Но вот, наконец, солнышко выглянуло, и мы спустились на воду. Быть на ней показалось нам гораздо приятней, чем под ней и мы радостные двинулись с путь, а именно к другому причалу, что бы захватить дядю Толю и Мишу-большого, которые поехали ставить машины.И тут слова последнего самым глупым образом сбылись. О наша маленькая боевая лодочка, ты без страха с риском для жизни преодолевала самые опасные препятствия, пороги и водопады, злые подводные камни и тому подобные водные аттракционы, но получила тяжелое ранение в свою корму в чрезвычайно нелепой ситуации, а именно была проткнута через 7 минут после отплытия острым носом своей сестры байдарки. Заклеив раны, мы отплыли в царство воды, прочь от цивилизации, с тем что бы не возвращаться в оную в течении 10 дней. Не слишком напрягаясь, мы проплыли несколько километров и, подыскав более-менее подходящую стоянку, разбили палатки. Поужинав, мы отправились спать. Если бы мы только предполагали, что нас ждет впереди... Может быть, мы бы не спали так сладко, а собрали бы вещи и поплыли бы обратно в Приозерск, но мы не знали будущего и потому со спокойным сердцем сладко посапывали в палатках. А над нами разлилось прекрасное бархатное темное небо, укутывая наши головы своим звездным плащом, что бы мы набрались сил на следующий день...
День второй
Наступило утро следующего дня. Ранние птички тетя Света, Юра, Миша и Мама уже сновали у священного огня, дарующего нам очередной котелок, полный яств богов. Трудолюбиво подкладывали они тоненькие аппетитные веточки, которые пламя костра с похрустыванием пожирало. Сосредоточенно помешивали они вездесущей палкой-мешалкой варево. Надо сказать, что, проснувшись, лично мне было крайне приятно увидеть их за этим занятием, особенно радостно было сознавать, что конкретно моя помощь им не понадобилась. Закончив трапезничать, мы начали собирать плавсредства, а непосредственно за этим, произошла погрузка нас самих, и, со скрипом оттолкнувшись от берега, наши весла дружно зачерпнули воду, и мы понеслись навстречу судьбе... Безупречно чистое небо обволакивало нас теплом, и солнце дружелюбно подмигивало с высоты, глядя на таких маленьких, но трудолюбивых нас, с упоением машущих веслами. Как прошел путь для остального экипажа, описать не решусь, но вотнаша команда провела время в дороге очень интересно. Забегая вперед, скажу, что в тот день мы довольно устали и, хотя Миша-большой и уверял всех, что я и Юрка никак устать не могли, так как в общем-то весьма мало гребли, но это - неправда. Да признаюсь, хоть один раз мне и доверили весла, я искусно изо всех сил, надо сказать, погребла, но когда через 5 минут оглянулась, то увидела, что в принципе лодка особо с места не сдвинулась. Юрка проделал те же манипуляции с гораздо большим эффектом, но скоро Миша-большой опять взял бразды правления в свои мозолистые руки и, таким образом, наша с Юрой роль уменьшилась до банального варианта - далее мы выполняли функцию, так сказать, груза. У меня есть твердое убеждение, что Миша считал этот груз лишним, но утверждать это, да еще в печати не решусь. Зато всю дорогу мы пели песни. Вначале пели Миша я и Юра, потом только я и Юра, потом уже один Юра в гордом одиночестве пел до тех пор, пока не завыл Рудик. В середине дня наша байдарочная команда остановилась на острове, что бы перекусить. И вот тут Тетя Света потрясла всех до глубины души своим тонким и надо сказать прямо-таки потрясающим чувством наших гастрономических желаний. О нет, наивные, не цыпленка табака, и не баранину в вине везла она в рюкзаке! Нет, мои недогадливые, это кулинарное счастье не являлось также и молочным поросенком с яблоком во рту и бумажными розочками в ушах, нет! Это было ОРЕШКАМИ. Маленькими, заботливо поджаренными на огне орешками, с тоненькой, полупрозрачной кожурой, которую стоило только ошелушить легонько в пальцах, как она с тихим шелестом соскальзывала. Да... По дороге нам встретился корабль. Это был полузатонувший катер, севший на мель. Его нос был неистово устремлен вперед, словно корабль, еще верил, что ему удастся выбраться из своего песчаного плена и понестись дальше, рассекаяносом непослушные волны... Мы приехали на полуостров Саша, где и разбили лагерь. Остаток дняпровели в приятных занятиях. Миша-маленький и Юра колесили на байдарке по озеру, Тетя Света и я пытались разобрать при свете огня правила бриджа, папа читал, дядя Толя ездил на рыбалку[1]. Во время оной он нашел затопленную сеть, которую мы пытались распутать остаток дня в полной темноте.Замечательно красиво было смотреть с высокого холма на рыжее солнце, с тихим шипением опускавшееся в воду. Потом оно зашло, и день погас...
День третий
Надо сказать, что утро вышло на редкость неординарным. Сеть, упоминавшаяся ранее, оказалась хозяйской, и ее расстроенный владелец (инспектор рыбохраны) в самых грустных мыслях, не обнаружив ее на месте, прямехонько поплыл к нашей сети и терпеливо стал дожидаться Дядю Толю и Папу. Когда они подплыли, их тоже ждал неприятный сюрприз. Представьте себе, что в заботах о том, что в семье опять нечего есть, вы решаетесь пойти на преступление и заняться браконьерством рыбы. Темной ночью, когда только луна является молчаливым свидетелем, вы ставите сеть, перегораживающую пол-Вуоксы. А ранним утром, встречаете около нее представителя власти! Есть от чего прийти в ужас! В общем, когда Дядя Толя и Папа приплыли за уловом, они были застигнуты, что называется "с поличным" и могли ожидать самой страшной расплаты. Тем не менее, инспектор рыбохраны сам рассказал им свою грустную историю... Их было 6 человек в семье, отец рано умер от непосильной работы трактористомв колхозе. Мать и день и ночь работала дояркой, поэтому Давид (нашего мента звали Давидом) - старший ребенок в семье, с 5 лет заботился о своих братьях и сестрах. Он рос с печатью несправедливости на гордом челе. А когда вырос, стал инспектором рыбохраны - работа тяжелая, но благородная - охранять рыбу от посягательств. А рыбу сетью он ловит потому, что в семье опять же нечего есть - слишком водка дорогая... И т.д., и т.п. Короче давайте сетку назад!!! Таким образом, раненько разбудил нас лай Рудика, который сонно приветствовал гостя. Нельзя сказать, что проснуться рано утром от лая Руди приятно, но проснуться от громкого плюс к тому голоса рыбака-инспектора, который все продолжал рассказывать свою сагу, было еще более оптимистичным началом этого многообещающего дня. До поры до времени я не акцентировала внимания на одном немаловажном факте, сыгравшем внушительную роль в повороте событий. Дело в том, что на третий день путешествия, наш строгий спутник, вовремя указующий нам на ошибки, Миша-большой, был вынужден нас покинуть, что бы отправиться в город грызть гранит науки. И мы, покорившись судьбе, стали рассматривать Карту, что бы понять до какой деревни надо плыть, чтоб Миша сел на электричку. Давид тоже помог нам, ткнув рукой в непонятном направлении. В ходе жарких дискуссий пункт назначения был выбран и мы, разместив рюкзаки, покинули полуостров Саша и поплыли вон из озера Вуокса в реку с тем же названием. Плыли мы долго. Скромно добавлю очень долго. По крайней мере, так показалось тогда нам, еще не привыкшим к экстремальным переходам. По дороге нам услужливо встретились две проводки, первую из которых быстро и легко (нам, стоявшим на берегу, это казалось просто элементарным) провели Миша с Дядей Толей, по пояс в воде.Далее они сели в свою байдарку и ударно погребли в таком темпе, что скрылись с глаз за считанные секунды. Такую скорость они развили чтобы успеть на электричку, а нам, оставшимся, спешить было некуда, и мы опять расселись на свои места и безмятежно поплыли по реке. Исправлюсь тут же - поплыли мы не по реке, а против реки, но тот факт не был отмечен нами, еще не заострившими свое зрение о неприступные скалы в поисках удобной стоянки. Без проблем преодолев вторую проводку (в ней проявила себя Мама, самоотверженно залезшая в воду и прошедшая длинный путь в оной, держа за веревочку Красную Галошу). Пунктом, к которому мы стремились всей душой и сердцем (еще бы, там намечался магазин)являлась деревня Мельниково. Волею Судеб, название это врезалось в память каждого из нас на веки, я думаю, ведь последующие события не раз возвращали наши мысли в то место. Надо сказать, что в силу некоторых анатомических особенностей, Галоша отставала от своих длинноносых товарок, и потому мы с Папой и Мамой имевшие счастье являться пассажирами именно этого транспортного средства, были чрезвычайно обрадованы, когда увидели несущегося нам навстречу в байдарке Дядю Толю, который, благополучно высадив Мишу в деревне, отправился за нами с волшебным пакетом, полным чудесным ореховым печеньем. Теперь, когда мы все доехали до Мельниково и начали решать, где бы сложить наши усталые головы и забытья сном, следует ввести в повествование еще одно действующее лицо, Плечко. Этот очаровательный писатель негласно присутствовал с нами во время путешествия как принято говорить на страницах своегопутеводителя и по его заботливо составленным подробным описаниям маршрута,мыпрочитали, что немного не доходя до Мельниково нам следует свернуть в узкую протоку и перебравшись через плотину мельника устроится на ночевку. Мы так и сделали - отъехали от деревни и сквозь заросли камышей, против сильного течения подъехали к мосту. Протока под мостом была завалена деревьями и мы справедливо решили, что это и есть плотина. Силы, доныне дремлющие в нас начали постепенно просыпаться, и мы не смалодушничали а выгрузили рюкзаки и потащили их на другую сторону завала. Завершив это мероприятие, мы без проблем доплыли до красивого соснового бора и решили остановиться там. Но тут вмешалась Судьба, и мы увидели молодого человека на противоположном берегу. Он прокричал нам, что это место плохое и что проплыв еще немного мы рискуем увидеть сказочно красивое место. Мы поверили ему и, подавив тяжелый вздох, поплыли дальше. Немного в представлении местного жителя оказалось тремя километрами, но мы, невзирая на сгущавшуюся темень, плыли в "сказочно красивое место". И тут мы его увидели. Церковь, на которую впоследствии потратили полфотопленки, стояла на острове как раз напротив замечательной поляны. День рождения Миши маленького, который имел место быть именно в этот день, мы отмечали с большим энтузиазмом, самым частым пожеланием было проводить каждый раз день рождения так же экстремально. Потом мы разошлись по палаткам и, справедливо решив, что это будет достойным завершением дня, мгновенно уснули.
День четвертый
Наверное, этот день следовало бы назвать раем при жизни. Во всяком случае после камышового, темного мокрого чистилища предыдущих трех дней, эта очаровательная стоянка, с корабельными соснами и каменными валунами с три человеческих роста, показалась нам чудом, невообразимым восторгом. Кстати утром произошел один смешной случай. Я, проснувшись рано утром, огляделасьи не обнаружила Юры. Ужасно удивившись, я стала гадать, что это ему взбрело в голову идти гулять в шесть утра. Не разрешив задачи, я минут через десять, уснула. Ответ нашелся только часов около 10. Оказалось, что под нашей палаткой была горка, как раз там, где спал Юрка. И поэтому он за ночь сполз в самый конец и так и проспал там, около входа, поперек палатки в наших ногах. Забежав вперед, скажу, что еще не раз устанавливали мы палатки на горках и, со временем, Юрка научился сам переползать во сне на исконное место (я лично была этому свидетелем). Но вернемся к нашей чудесной стоянке.Все тут было по-особенному - лес с маленькими песчаными протоками, камышовые заросли, даже грибы тут были как будто больше и важнее. Вход в воду был с огромных камней, нагретых палящим солнцем, и после этого горячего рая вода в реке показалась нам жутко, просто судорожно холодной. Но стоило чуть проплыть от отвесного берега, как вода вдруг становилась невообразимо мягкой и прохладно - хрустящей. Это было настолько здорово, что все члены нашей водоплавающей команды в этот день искупались не один раз. Громко и довольно отфыркиваясь, плавали мы по темной и быстрой реке. Но конечно, несомненно, без возражений, самой невероятным и удивительным оказалось то, что наша стоянка находилась как раз напротив церкви. Думается, что о ней ничего нового уже не скажешь. Это была действительно очаровательнейшая церквушка, построенная прямо на островке. Она была срублена из светлого дерева с аккуратными тускло-золотыми куполами и вся выглядела как прехорошенькая игрушка. Невероятно странно смотрелась она на фоне сплошного леса, действительно, никогда еще нам не приходилось сталкиваться с таким милым и необычным строением. С этой церквушкой у нас еще будет связано много неординарных и экстравагантных событий, поэтому еще не раз она будет упоминаться в этом фундаментальном труде. Миша и Юра весь день рыбачили и даже поймали подлещика, видели морскую змею и побывали на острове чаек. Папа, вооружившись ковриком и шестью свитерами для мягкости, читал очень умную и очень не походную книгу со страшно сложным названием. Дядя Толя рассекал волны на байдарке, исследуя протоки и ища место, где бы еще искупать свою сетюшку.. Мама купалась, мы с тетей Светой все еще не отчаивались разобрать по книжке правила бриджа. Еще одним, экстра важным и запоминающимся событием в этот день был ужин. Это были тушеные овощи по Тети Светски. Уже одно название говорило само за себя. Наши ожидания оказались оправданными... День завершился очень приятно - мы сидели у костра и говорили. И было жарко от огня и здорово красиво. Потом мы как-то незаметно улеглись и уснули.

    День пятый

Нет, при вспоминании этого дня, боюсь, раздадутся вдруг нервный смешок. Особенно логично его будет услышать из уст Дяди Толи, так как именно он сыграл главную трагическую роль в пьесе этого дня. Наверное, поперхнуться еще некоторые, подумав о некоторых тонкостях восклицаний по поводу обуви в напряженные минуты. Но, разумеется, было бы не правильно забегать вперед, перепрыгивая через события, поэтому начнем все по порядку. Итак, наступил день пятый. Наверное, это был один из важнейших дней нашего похода, так как именно в час этого дня произошел коренной перелом в нашей жизни. После этого дня мы весь поход сохраняли в себе чувство неуверенности от всех своих передвижений. День пятый породил кучу красивых легенд, баек и поговорок. Итак, начнем. Было раннее утро, когда мы, свежие и радостные после предыдущего дня отдыха, вышли, протирая глазки, из своих палаток. Наша красавица церковь радовала глаз, веселенькие облака резво неслись по небу, в общем, все предвещало спокойный и милый день. Мы вкусно покушали и, радостно переговариваясь, погрузили рюкзаки. Очень грустно мы попрощались с церковкой, сфотографировали ее еще раз 10, и, смахнув невольную слезу, быстро понеслись против течения, конечно, дальше вглубь реки. Мы намеривались проплыв немного, добраться до озера Синего и оттуда штурмовать километры вплоть до озера Любимовского. Заметьте как странно -уже на стоянке напротив церковки мама, взяв весла и лодку, проплыла немного в одну из многочисленных проток, опоясывающих остров, и увидела его, озеро Синее. Она потом долго восхищалась действительно необыкновенно синим отблеском воды там. Так как мы поняли, что Синее уже проплыли, то планировали в скорейшем времени приплыть в Любимовское. Минут через 20 после отплытия мы надеялись увидеть долгожданное озеро. Но мы его не видели! Тогда, решив не доверять глазам, (ведь плыли мы по карте, а карта не соврет), мы стали спрашивать у всех проплывающих мимо, по чему же мы собственно плывем? Проплывающие кратко ответствовали: "по Вуоксе". Поняв, что это люди недалекого ума, не соображающие в какой части света они находятся, мы ехидно переговаривались между собой по поводу их географических познаний и удивлялись количеству этих, прошу прощения, ослов. А количество людей, однообразно отвечающих: "По Вуоксе", подозрительно росло и стало настораживать. Но мы продолжали беспечно нестись против волн, удивляясь, что Плечко так скромно умолчал о том, что плыть весь поход придется против течения. Потом, наконец, у кого-то возникла гениальная мысль спросить о названии этой воды вокруг нас у местных. Идея была на редкость хороша но, о ужас, и они ответствовали так же, и от этого нас постепенно начало трясти. Итак обстановка накалялась, пот от умственного напряжения лил с нас ручьем, в ушах шумело после очередного, брошенного в нас приговора местных, и мы решили сделать небольшой тайм-аут на красивом островочке. О наш маленький неприметный островочек, как много свершилось в тот день на твоих горячих, шершавых камнях! Ты, подобно подушке Менделеева, яблоне Ньютона, Пизанской башне Галилея, вселил своей красой такой покой в душу Дяди Толи, что помогло его уму с большей силой воспринять послание небес! Посланником небес, извините за банальный вариант, явился гром... Он, как голос судьбыпронесся над нами и как перст, указующий на избранника, ударил, образно выражаясь, Дядю Толю в голову. И в тот момент, когда это произошло, возникло озарение. Дядя Толя тихо и трагично взял карту и сел с ней на самый высокий камень. Немного покрутив по ней пальцем, он спокойно произнес слова: "Ребята, мы плывем не туда".... Что было потом, описать не удастся... Мы молчали... мы сипели... мы булькали... мы смеялись... мы пузырились... Оказалось, что хоть Плечко и заботливо акцентировал внимание на том, что повернуть в протоку надо не доходя до Мельниково, но мы не обратили на этого внимания и поплыли дальше по Вуоксе от деревни. В общем, плыли мы в другую сторону два дня. (Подумайте, куда же делись обещанные четыре дневки?) А самое смешное, поняли ли вы, то два дня мы плыли по Вуоксе, руководствуясь Картой озера Любимовского, находя на ней каждый бугорочек, каждый выступ рельефа?!!?! Вот как уметь надо. После недолгих споров (все были мирно настроены, после того, как Тетя Света дала нам немного орешков), решили ехать обратно. ПО ТЕЧЕНИЮ. Плывя по РЕЧКЕВУОКСЕ, мы гордо скользили мимо (подумайте чего?) - да!!! - мимо ее, церкви. Проплыв опять около камышей и перебравшись через мост, (на сей раз мы, приобретя практику, провели лодки) увидели долгожданную деревню. Доплыв до Мельниково, мы пришвартовались и пошли успокаивать расшатанные нервы в магазин. Было холодно, поэтому мы с Мишей и Юрой попросили Тетю Свету купить мороженное. Все логично. Мамакстати предсказала Папе и дяде Толе эту покупку. Видно она тоже заметила жесткую логическую связь между холодной погодой, и тем, что мы с Мишей и Юрой пошли с Тетей Светой в магазин. А потом мы поплыли в долгожданную протоку. Вплыв в нее, мы увиделипрепятствие - заваленный мост, который надо было проводить. Вот тут-то и случилось еще одно событие, прибавившее еще несколько царапин на и без того израненное сердце. А дело было так. Проводить решили, конечно, Папа и Дядя Толя. Мы, остальные, перенесли самые громоздкие рюкзаки по другую сторону моста и терпеливо дожидались, когда наши папы проведут к нам плавсредства. Одну байдарку Дядя Толя провел, следом шел Папа с другой. И тут он истошным голосом, находясь уже совсем под мостом, закричал: "Галоша уплыла!!!". Галошей, как вы понимаете, мы называли нашу неуклюжую лодочку. Если учесть, что перед мостом, как раз там, где она стояла, было дикое течение от плотины, то у нас перед глазами встала жуткая картина: наша лодка, несомая разъяренным ветром, уплывет от нас все дальше и дальше... Реакция у всех была необыкновенно оригинальна: Юра истошно крикнул Мише: "Мишка, побежалибыстрее за галошей!", - и они бросились по ту сторону моста, что бы поймать лодку. Тетя Света, дрогнувшим, трагичным голосом, крикнула папе: "Как уплыла?", на что папа не менее трагичным голосом ответил: "Безвозвратно!" и продолжал, что удивительно, мужественно проводить байдарку мимо острых камней. Вот нервы-то железные - пронеслось в голове. Далее было следующее: Юрка с Мишей, прибежав на другую сторону моста, увидели Маму, спокойно стоящую на берегу и держащую на веревочке Красную Галошку. "Что, тетя Ира", -Крикнули Юра и Миша по инерции, - "Галоша уплыла?". "Уплыла, уплыла", - трагично воскликнула Мама, крепко сжимая в кулаке швартовы лодочки. Таким образом, ситуация зашла в тупик. Разрешилась она неожиданно просто. Оказалась, что в приливе чувств, Папа назвал галошей свою шлепанцу, которую бурный поток под мостом подхватил и унес в свой мокрый плен. Зато, можно похвастаться, что когда Папа через некоторое время опять крикнул: "Вторая уплыла", мы совсем не вздрогнули, ну разве что самую малость... После этой проводки мы поплыли к озеру Синему (!!!) и, что удивительно, все местные с удовольствием подтверждали это. В общем, была бесконечно долгая дорога сквозь нескончаемые заросли камышей к ненаглядной нашей синей цели. Когда мы вплыли, наконец, туда, куда стремились столько времени, оказалось, что Плечко скромненькими маленькими буковками написал в конце очередной странички, что в озерце хороших мест для стоянки мало. Мы убедились в правдивости мемуаров Плечко сами. Чего там мало, да их вообще не было - с одной сторонки деревня, с другой - поля. В общем, мы каким-то чудом отыскали более-менее приличный остров (заметьте, это происходило в полной темноте, так как был уже вечер, когда мы приплыли) и расположились там. Так как, то место острова, где можно было разбить лагерь, в общем-то, состояло из одного камушка, то вбить колышки палаток оказалось затруднительным. Поэтому палатки распяли на маленьких камнях, которые периодически сползали со своего должного места. Зато на ужин были макароны с тушенкой. Я это очень хорошо запомнила, потому что вкус был совершенно феноменальный. Комаров же было жуткое море - но что нам комары!Мы, привыкшие к грубой, дикой жизни под пологом леса, презрительно сжав губы, заснули на своем твердом ложе, а они (комары) пели нам всю ночь напролет колыбельную песню. И трудолюбиво, скажу я вам, пели!
День шестой
Проснулись мы, скажу вам без прикрас, в странном положении.Особенно странным это было с нашей с Юрой стороны. Было ощущение, что кто-то ночью, в заботах о том, чтобы нам не было холодно, накрыл нас диваном. Вволю понаслаждавшись этим чувством, мы вылезли из палатки и поняли в чем дело. Оказалось, что ночью камушки, на которых была натянута палатка, сползли, и она накрыла нас, а сверху еще уютно примостился тент, тоже "натянутый на камушках". Позавтракав, мы быстро отплыли, так как комары не успокоились на ночном варианте колыбельной, а перешли в дикий ритм рэпа, жаля нас в такт своей людоедской песни. В этот день шел дождь. Конечно же, упоминать о том, что шел он все время, пока мы плыли, и прекратился только тогда,когда поставили палатки, было бы излишним. Итак, под тысячекратно воспетым поэтами свежим летним ливнем (думаю, что сами они сидели дома), мы подплыли к пресловутой плотине мельника. Плотина впечатляла. Миша маленький потом с восторгом описывал нам свои чувства, когда он на носу байдарки ловил бешеные брызги. Плотина ревела как раненый гиппопотам. Дождик услужливо капал. В общем, природа заботливо создала самую подходящую атмосферу для обноса в 120 метров по скользкой узой дорожке. Ну что ж,преодолев эту преграду, мы двинулись к озеру Любимовскому (вы уже запомнили это название, правда?). Мы гребли по неширокой протоке и развлекались тем, что спрашивали у проплывающих мимо туристов, не к озеру ли Любимовскому мы плывем, и счастливо смеялись, получив правильный ответ. Туристы с подозрением смотрели на нас и старались побыстрее отплыть подальше, обсуждая лечебный эффект выездных сессий в психиатрических клиниках. Стоянка на озере, которую нам советовал Плечко, была разумеется занята. Не отчаиваясь, мы поплыли далее и увидели замечательный полуостров, клином вдававшийся в Любимовское. Вначале хорошую стоянку нашел Папа, на ней даже росло дерево буквой "пси", и мы уж решили остановиться там, как вдруг мальчики с Дядей Толей обнаружили на этом же полуострове другую стоянку (как сказал Дядя Толя: " на ней чуть шире берег, чуть ниже подъем, чуть дальше другие обитаемые стоянки, чуть меньше комаров") и мы, решив, что мы заслужили чуть лучшую, чем хорошая, стоянку,поплыли к ней. Оставшийся день все занимались своими делами. Миша, Дядя Толя и Юра рыбачили, Тетя Света собирала дикую малину (целое ведро!!!), Мама сушила наши промокшие штаны, Папа либо читал, либо гулял в поисках сухих сосен, в общем, все нашли себе занятия по вкусу. Потом солнце прощально подмигнуло нами нырнуло ласточкой в озеро...
День седьмой
Знаете ли, до поры, не было случая упомянуть об одной интересной особенности, проявлявшейся в каждомдне нашего путешествия. А именно о вопросе, который мы неизменно задавали каждый раз перед отплытием Тете Свете: "долго ли мы будем сегодня плыть?". И с безупречным постоянством она отвечала нам: "нет, сегодня мы отдохнем, пройдем часок, найдем подходящую стоянку иразобьем палатки". Но, в силу каких то природных катаклизмов, стечения обстоятельств и расположения звезд, именно после такой фразы мы плыли до позднего вечера и ужинали уже в совсем глубокой темноте. Со временем, поняв закономерность, мы престали спрашивать Тетю Свету об этом, но видно природе понравилась игра, она вошла в раж, и мы систематически сдавали своеобразные нормативы по гребле. У нас даже возникло подозрение, что тетя Света (надо сказать, что она, как Профессионал и Спортсмен, чувствовала необходимость проходить как можно больше за день), тоже поняла эту закономерность. И, может быть, каждый день, встав утром на часок пораньше, сама у себя спрашивала: "Долго ли нам сегодня плыть?" И сама отвечала: "Нет, не долго!!!". После такого, естественно, указанные выше катаклизмы способствовали увеличению километража. Так произошло, конечно, и в этот день. Плыли мы, ради того, что бы плыть,часа два. Остальные пять-шесть мы искали стоянку. Под проливным дождем для остроты ощущений, разумеется. Во время проверки одного места Папа нашел кучу совершенно потрясающих подосиновиков. Он утверждал, что набрал бы больше, если бы не был босиком (вспомните, его тапочки одолжил на вечное пользование Нептун). Со всей ответственностью мы хотим заявить Папе: "Подобные заявления абсолютно не приемлемы. Не тапочками грибы собирают!". В этот вечер мы увидели двойную радугу. Она раскинулась коромыслом во всю ширину реки. И было здорово смотреть на нее из лодок, только ощущение полного счастья не достигалось из-за вздохов обиженных желудков. Наша стоянка оказалась в сосновом бору, с огромным количеством черники и комаров. Кстати, Юра, не смотря на присутствие последних, собрал нам кружку первой. Папа и Дядя Толя совершили героический поступок, потрясший нас своей оригинальностью, - выплыли в пелену дождя, чтобы вновь поставить сеть. Сразу вспоминаются великие строки о неутомимом рыбаке: "В третий раз закинул он свой невод..." (Что их этого получилось см. следующий день). Поев, мы поспешили в палатки, ведь все это время шел дождь. И так, слушая его мерный перестук, мы незаметно уснули, в ожидании чуда...
День восьмой
Обещание о четырех дневках в течение всего похода периодически всплывало в нашей памяти, но мы давили эти мысли в зародыше, так как ситуация не позволяла малодушничать. Но, на восьмой день похода, когда мы, выйдя из палаток, тут же заскочили обратно, так как холодный дождь за шиворотом со сна очень бодрил, обстоятельства сложились в нашу пользу. Совесть нас не мучила, и мы остались на дневку, точнее сказать на дождевку. Это было очень большое событие, и поэтому все активно начали использовать возможность ходить по суше, даже, под все продолжавшимся дождем. Дядя Толя и Папа отправились за сетью и(!!!) обнаружили в ней УЛОВ. Это была большая щука, окунь и лещ. Потом мы все, кроме Тети Светы и Мамы, отправились в какое-то чудесно-грибное место, которое Папа отыскал в лесу. Мы с Мишей и Юрой отстали и очень приятно побродили по мокрому лесу (потом Мама и Тетя Сва2 часа четыре сушили наши кроссовки). А вот Дядя Толя и Папа притащили кучу грибов и мы стали готовить грибницу. Все это время Мама собирала чернику, что, конечно же, было довольно мужественным занятием, учитывая завидное здоровье комаров в этой местности и влажность субстрата. Но, так или иначе, ведро черники Мама собрала. Потом Дядя Толя научил нас играть в бридж. И вот мы, с синими губами от черники, сидели в покосившейся от дождя палатке в грязной мокрой одежде и резались с умным видом в интеллектуальную карточную игру. Условие игры: победитель съедает кружку черники, которую должен собрать проигравший. Нетрудно догадаться, кто проиграл, а кто выиграл. Чертыхаясь, собирала я мокрые ягоды, в то время как Юра издевательски сидел рядом и облизываясь, тоже собирал ее, только в рот, и ждал добавки. Ужин - грибо-рыбо-черничный удался на славу, и мы довольные ушли доигрывать в карты в то время как ття Свта3 и Мама остались на улице под дождичком досушивать наши кеды...
День девятый
Итак, наш маршрут - к озеру Камышовому. Мы, свежие после мокрого отдыха, дружно напрягли мускулы и налегли на весла. Но очень скоро наш энтузиазм куда-то улетучился и не возвращался до конца дня. Описание наших похождений в тот знаменательный день, возможно, прояснит вам это загадочное событие. Не удивляйтесь тому, что мы выбрали данный маршрут, - у нас в генах заложена тяга к прогулке по острым камням с лодкой на веревочке. Каждому свое... Это начало отнюдь не пессимистично, нет, оно - объективно. Ибо в этот день случилось следующее... Довольно долго плыли мы против ветра (если уж не течение, то должна же природа хоть как-то компенсировать это упущение), пока не увидели маленькую и узенькую романтичную протоку. Если добавить, что наряду со всеми вышеперечисленными качествами, она была еще часто и меленькая для груженой лодки, то вы получите некое представление о нашем развеселом пути. Вынув весла из уключин, мы отталкивались от берегов и потихоньку продвигались вперед. Одна протока сменялась другой. Периодически они становились мелкими и мы проводили лодки. Если учесть, что у всей нашей семьи к этому времени не осталось шлепок, то прогулка по камешкам была еще более интересна. Бесконечно красивый лес раскинулся над нами. Толстые корявые ветви свешивались над водой и касались своими зелеными листьями нас. Юа и Тетя Свеа4 даже видели, пролетающего над ними коршуна. Мы с папой гребли как на каноэ, так что у нас было такое состояние, что мы могли бы увидеть и страуса. Потом мы вплыли в озеро камышовое. Надо сказать что в этом походе нам необыкновенно повезло с камышами. По крайней мере недостатка в них мы не чувствовали. Так плыли мы еще долго, то вылезая, то обратно залезая в байдарки. И плыли мы до тех пор, пока Миша и Юра не высадились на минуту на берег и не вернулись оттуда с целыми охапками лисичек. Тут мы поняли, что это - судьба и остались на этом месте. Перед тем, как поставить палатки, мы походили вокруг и в радиусе 20 метров нашли еще огромное количество грибов. Оставшийся вечер мы чистили, мыли и варили наши грибы, периодически уходя в лес и возвращаясь оттуда с полными шапками новой порции сырья. Вечер прошел плодотворно и потому оставшиеся два дня мы возили с собой в байдарке баклашку с рыжим варевом, которому впоследствии было суждено превратиться в грибы соленые. Ах, как аппетитно было об этом думать!
День десятый
Мы проснулись утром в хорошем настроении и погрузив вещи в лодки дружно оттолкнулись от берега. Путь наш лежал в Беличью протоку. Мы уже буквально видели, как вплываем в эту романтичное место. По берегам высятся сосны великаны, солнце жарит сквозь могучие ветви, и над нами с дерева на дерево пролетают белки, приветствуя нас своими пушистыми хвостами. Но как же далек был путь туда! Итак, для начала нам встретилось препятствие в виде берега. Настоящего берега, поросшего березой, совершенно не приспособленного для проплывания. Первая мысль на нервной почке недалекого прошлого- плывем не туда! И Дядя Толя даже поехал к сидящим неподалеку рыбакам, что бы расспросить их о том, куда мы приплыли. Но, как это ни странно, приплыли мы все-таки туда. Это просто берег со времен путешествий Плечко, зарос. Перетащив лодки и рюкзаки, мы двинулись дальше. Цель была далеко. И тут нам встретился второй обнос. Опять вытащили мы рюкзаки и перетащили плавсредства через завал. Проплыв еще метров двадцать мы увидели еще один обнос. Впоследствии, вспоминая о самых ярких событиях похода, вспоминалась и эти обносы. Но самое главное было то, что при первых двух мы чертыхались почем свет стоит,но чем дальше, чем больше мы входили в игру и уже после пятой проводки мы резво соскакивали со своих мест и бодро перепрыгивая по камушкам носили рюкзаки. Папа с Дядей Толей даже выработали свою технологию переноса и проводки байдарок - под каким-то особым углом. Это количество проводок потом вылилось в Тети Светин каламбур "о нет, только не про водку!"Итак, увидев через следующие 10 метров очередной обнос, кто-то умный сообразил послать дальше Юру и Мишу, что бы они посмотрели, что там дальше и надо ли опять укладывать рюкзаки (может лучше их сразу тащить до конца). Преодолев все препятствия мы выплыли на широкую воду, и наслаждаясь свободой движения поплыли дальше. Как вдруг у кого-то появилось подозрение, что он где-то эти места уже видел. Подозрение перешло к другим членам команды и тут разрешилось. Проплывая между островами мы увидели... ЦЕРКОВЬ. Итак, мы приплыли опять к ней. Уже впоследствии, почти доплыв до места назначения, какой-то шутник крикнул "смотрите, опять церковь, " и думаю, что вы не удивитесь, узнав, что мы поверили. Кстати шутка стала очень популярна. А образ церкви преследовал нас повсюду. Даже когда мы ехали обратно домой в электричке, я всматривалась в мелькающие за окошком поля картофеля, стараясь разглядеть там милый моему сердцу образ. Но как ни странно, в протоку мы приплыли. Но, к сожалению, она не оправдала ожиданий. Это было глухое, чуть ли не заболоченное место с подводными острыми камнями и колючими зарослями по берегам. Из-за темноты (опять долго выбирали стоянку) мы еле нашли место на низком берегу,поросшем по краям малиной. Приготовив макароны с тушенкой (ах, как профессионально их Мама с Тетей Светой готовили к концу похода) мы улеглись в свои теплые спальники и заснули...
День одиннадцатый и последний.
Итак, этот день был последним днем нашего путешествия. Что бы напоследок мы хорошенько запомнили наше путешествие, Судьба подкинула нампоследнее испытание в виде "беличьей проводки". Никакой аналогии со своим пушистым и милым названием она не несла. Прошлепав по воде довольно долго, мы поплыли мимо острейших камней и вышли наконец на свободные просторы. Это было удивительно ощущать, что больше никаких проводок, обносов, комаров царапин и тому подобных развлечений нам не предстоит. Что бы мы еще раз прочувствовали некую абсурдность наших похождений, мы, проплывая мимо какого-то леса, увидели на берегу прыгающего человека в тельняшке, к тому же дико хохочущего, и без труда признали в нем Рому. Рома тоже решил прокатиться по Вуоксе и мы, наученные опытом, усмехнувшись, пожелали ему хорошего пути на этом трудном поприще. Кстати у нас с Ромой возник спор по поводу деревни Быково. Рома утверждал, что он проплывал мимо Быково, а мы утверждали, что проделывали тоже самое, двигаясь в противоположном направлении. Рома утверждал, что мы ошиблись. Но нас так легко было не провести. Нам Карта говорила!!! (Как потом ворчал Папа: "Плыть надо не по карте а по озеру"). Но этот последний аргумент был нашим козырным тузом, и Рома готов был уже согласиться с нами, как обнаружилось, что какой-то шутник назвал две деревни, находящиеся в 5 километрах друг от друга Быково и таким образом компромисс был найден. Доплыв до Беличьего, мыпомыли, высушили и упаковали лодки. Дядя Толя отправился в Приозерск за машиной, а мы, Папа, Мама, Я и Юра пошли на автобусную остановку, что бы доехать до электрички. Если учесть, что мы даже не знали в какую сторону нам нужен автобус и на какую станцию нам надо, то никем кроме посланника Божьего тетя Нина не являлась. Пока мы скорбно стояли на остановке и ждали автобуса у которого был 5-ти часовой перерыв, в клубах пыли к нам приближалась какая-то точка. Постепенно мы сообразили, что это веселенькая зеленая "копейка". Она с визгом остановилась перед нами, хотя никаких движений мы не делали. Из окна высунулась бабушка и крикнула неожиданно громовым голосом: "Вам на станцию?". Единственное, что могли мы ошеломленные сделать, так это нервно тряхнуть в подтверждение головой. "Садитесь", - крикнула старушка, резво выскочила из машины, вырвала у нас килограммовые рюкзаки, легко бросила их в багажник и распорядилась: "Мальчика на колени, сумки в ноги". Мы, повинуясь этому посланнику судьбы, затолкались в машину, и тетя Нина дала Газу. Сказать, что она ехала быстро --значит ничего не сказать. Летела она на бешеной скорости, немного сбавляя скорость на поворотах-мертвых петлях и до 100 км/час в населенных пунктах. Только в середине путешествия Мама разлепила запекшиеся губы и просипела: "а куда мы едем?". На что тетя Нина бодро ответила: "Как же, на электричку пять десять, через шесть минут отходит". За эти шесть минут тетя Нина успела проехать четыре населенных пункта, с визгом остановиться возле станции и чуть ли не затолкать нас в электричку. На наши горячие благодарности она скромно ответила: "Как вас тетя Нина с ветерком-то"... Позвонив из дома уже нашим компаньонам, Мама услышала грустный голос Мити. Он скорбно поведал ей, что у них прорвало водопровод. Через день, говоря с Тетей Светой по телефону, Мама узнала, что, приехав "из реки", ей, Дяде Толе и Мише пришлось бегать с тряпками и ведрами до трех ночи. Как говорится, вода не отпускала...

С веслом навытяжку 11 дней без телевизора !!! (С веслом навытяжку или 11 дней без телевизора)

Перевод с походного языка осуществила Александра Никольская Редактор МИША - большой Тираж столько, сколько нужно экз. Типография плохой и старый принтер Epson Бумагу следует считать глянцевой 1 Краткая историческая справка: В прошлом году мы ехали в Выборг: Опоздали на электричку, отошли всей семьей ненадолго от автобусной остановки, в это время приехал автобус и уехал (без нас, разумеется), поехали на машине, у машины порвался какой-то жизненно важный ремень, нас на буксире отвезли в единственную в округе ремонтную лавку, хозяин этой лавки ушел обедать, мы ждали час, узнали у прохожих адрес и пошли к нему домой, он нас отослал, сказав, что имеет право еще час обедать, ждали его еще час, в это время папа пошел на разведку к гаражам просить у мужиков ремень, там его искусала собака и на его животе красовались весь поход синяки, приехав в Выборг ровно 50 минут ждали дядю Толю, который в это время на другом конце площади ждал нас... 2 честно говоря, Саша уже так устала писать "тетя Света", что не удивительно, что она допустила эту опечатку. Соответственно, вместо "Дядя Тля", следует читать "Дядя Толя". (Миша-большой) P.S. Миша, я тебя убью!!! (Саша). 3 Смотри сноску в"--2 4 Без комментариев... [1] А я нашел грибы!!!! (Миша-большой)
Annotation Author Key
InitialsFull Name
8E08;

Популярность: 18, Last-modified: Thu, 19 Oct 2000 16:25:21 GMT