---------------------------------------------------------------
 From: Василий Воробьев (vvs@titan.sbor.ru)
---------------------------------------------------------------

     Вот и наступило время, когда непреодолимое желание речки покруче пришло
в противоречие с имеющимся инвентарем. Инвентарь этот, в виде  прошедшей  не
одну  тысячу  Таймешки,  прошибает  слезу  и  ностальгические  воспоминания.
Расстаться с ним - это как предательство. Так и жили.  Он  старел,  обрастая
заплатами  и  имплантированными  костями,  зато  мы  ходили  все чище и этот
динамический процесс мог бы длиться  довольно  долго.  Если  б  не  дети.  В
отличие от брака, они не усугубляют, а скорее радикально разрешают ситуацию.
Их молодой порыв и не отягощенное опытом поведение в экстремальных ситуациях
позволили  быстро  проводить  старушку  с почетом и навсегда сохранить о ней
добрую память. Даже записывая эти строки я роняю на клаву слезу  умиления  -
Таймешечка  моя... Все элементарно - довольно чисто пройдя Охту до Кивиристи
дети заслужили  право  третьей  ступени.  Прижим  влево,  встали  лагом,  не
отвесились  и  легли.  Память  наверно  в этот момент отшибло, т.к. зачем-то
стали ставить лодку на воде, загрузили ее  под  завязку,  и  при  выходе  из
каньона  поставили  лагом  -  ну  чтоб  наверняка.  Старушка  еще  на что-то
надеялась , минут десять изображая из себя Поддужемскую плотину. Но  кто  же
сможет  смотреть  на  это  равнодушно  -  помогли.  Поддернули  за еще целый
шпангоут  и  сложилась  она.  Полезли  стрингера   свозь   шкуру   открытыми
переломами.  Кильсон  и  фальшборта  свернуты  винтом  и  мелко нашинкованы,
шпангоуты - декоративным узлом, просто modern art какой-то. До  сих  пор  на
стене  висит  -  любуюсь  силой  фантазии  природы.  И когда через сутки она
восстала на воду из пепла наполовину деревянная, уже  никто  не  сомневался,
что это ее последний путь.

     Погиб король - да здравствует король!

     И встала проблема варягов - на чем пойти, кому доверить жизнь свою.
     Вышел на каяки и начал тренироваться. Дочка ничего, привыкла. Только ей
под водой  надо  обязательно нос заткнуть, поэтому все время рук не хватало.
Но на этот случай зажимы для носа есть. В общем, довел поведение при киле до
автоматизма, получил отпускные, пошел в Тритон и взял кат двойку. А заодно с
катом билеты до Энгозера на следующий день. Ну не сидел я на кате  ни  разу.
Не с Кутсаньоки же начинать.

     И началась новая жизнь.

     А новая жизнь всегда начинается в муках.
     Ребята  в  Тритоне  много  работают  над безопасностью судов. Фирменная
разработка - интеллектуальный ценз. Уж если смог собрать - сможешь и ходить.
Но я то уже болел их Вьюном. Лодка хорошая и инструкция по сборке  понятная:
собрать  каркас и вставить в шкуру. А чтоб все не так тривиально было, у них
в ходу сюжет маузера Папанина. Мне, например, лишнюю трубу вложили.  Ну  то,
что  это мидель я сразу разобрался, а вот дальше...2 и 5 шпангоуты под углом
стоят, под каким не сказано и мидель любой подходит. По инструкции  кормовой
мидель  короче носового на 2,5 см, а у меня ни в каком сочетании их нет. 2 с
5 и 3 с 4 шпангоуты местами поменять - без проблем. Стрингера  стыкуются  не
по шпангоутам, соответственно и привязок никаких. Вариантов не счесть. Лодку
я,  как  водится,  по  дороге на вокзал взял, а вникать в смысл конструктива
стал на мосту через Козледеги (тоже символично) - на Охту шли. Тучи  комаров
и  мошки  полету мысли не способствуют, тайменьщики уже три часа над фраером
смеются. Потом чисто из интереса сходил в Тритон, убедиться  в  правильности
сборки,   узнать   чего   такая  инструкция  понятная  и  почему  детали  не
маркированы. Они загадочно улыбаются и говорят, мол зачем -  если  б  каркас
неправильно  собрал  -  шкура не налезла бы. И вообще, они лодки с закрытыми
глазами собирают и не поймут чего там сложного.
     Короче - проследил, чтоб при мне кат  разобрали  и  ничего  лишнего  не
клали.  Инструкция как всегда: соберите каркас и не забудьте надуть баллоны.
Чего тут не ясно? Я и не стал собирать под авторским  надзором.  А  стал  на
бережке  с  комариками.  Железяки  на вид все одинаковые, как собирать ясно.
Только что-то уж очень тяжело последние продолины  вставляются.  Натяг  явно
нештатный,  тово  и  гляди  трубки деформироваться начнут. Через час мучений
словарный запас становится убого ограничен. Часто упоминаются слова Тритон и
инструкция.  Сколько  ни  тряси  -  не  помогает.  Пришлось  остановиться  и
подумать.  Тут выясняется - столь похожие на вид поперечины вообще говоря не
тождественны. И если положение одной очевидно  по  прорезями  под  крепление
подушки  сидения,  то  первая и третья имеют разную ширину между креплениями
продолин.  Ну   и   уж   конечно   при   случайной   выборке   ....Очередная
разборка-сборка,  процесс  доводится  до  автоматизма  В  щелчке  последнего
супинатора слышится тема судьбы. Но оказалось - это не все. Лягушка или иное
приспособление для надувания по дороге на вокзал мне не попались и  я  решил
положиться  на  мощь  легких. Однако когда промежутки между моментами потери
сознания от апноэ сократились до нескольких вздохов в ускользающем  сознании
всплыли  вскользь  упомянутые  тритоновцами  слова  о гермомешках. Мысль, до
которой я никогда бы не додумался сам, оказалась на редкость продуктивной  и
минут  через  десять  все  было бы закончено, если б не новые неожиданности.
Несмотря на все мои старания по ровному раскладыванию баллонов внутри шкуры,
короткие надувные патрубки по мере приобретения катом  радующей  глаз  формы
начали  уползать  внутрь  шкуры,  оставляя  затычку  снаружи. Видимо на этот
случай прикладывалась пара удлинительных шлангов, но переходная трубка  была
только  одна!  Потребовалась  масса  усилий,  чтобы  изобразить из подручных
средств стопорящие хомута. На этом фоне дырка в баллоне подушки сидения была
уже мелочью, потребовавшей не более  получаса.  (Забегая  вперед  -  однажды
патрубок  таки  уполз  и  произошло  это, как водится, не в самый подходящий
момент. Несмотря на наличие чего-то, отдаленно напоминающего клапан,  баллон
подо  мной  исчез  почти  мгновенно.  На носовую секцию вползал уже из воды.
Периодический поддув тоже не подарок. Чтобы  добраться  до  кормовой  секции
надо  поднять  сиденье,  спустив  баллон  подушки.  А  уж поза для надувания
подушки......  Изрядно  помучившись,  уже  дома  я  поставил  переходники  и
удлинительные  трубки  на  все  секции  и  подушки,  все вывел наружу из-под
сиденья и впредь мог поддуваться даже в полете. Очень рекомендую).

     И вот долгожданный миг - мы на воде...

     Впечатления  не  заставили  себя  долго  ждать.   Из-за   неспособности
совершать  целенаправленные  перемещения  начала  закрадываться  мысль о "не
самом  лучшем  выборе  плавсредства"  Но  это  было  недолго.  Подул  легкий
встречный  ветер  и через полчаса бешенной пахоты в попытке хотя бы удержать
кат  на  месте  всякие  мысли  атрофировались.  Только  где-то   глубоко   в
подсознании тяжелым камнем перекатывалась последняя - о сорока километрах по
Энгозеру.  Приложи  столько усилий на Вьюне - был бы уже в конце маршрута. Я
конечно  предполагал,  что  асимметрия  в  силах  гребцов  может   усугубить
ситуацию, но не до такой же степени. Ну доводилось мне по жизни не выгребать
против ветра и на байде, но это был штормяга северяк на бескрайнем Выгозере.
А  тут!  Потом  при  случае спросил у ребят с четверки, как они ходят против
ветра и получил исчерпывающий ответ - "а против ветра мы и не  ходим".  Если
хотите  изменить  байде  или  каяку  -  помните  об этом. Однако деться было
некуда. В конце концов - даже Герасим привык к городскому жилью.  Уже  через
полчаса  я  знал, что кат приводит к ветру и более сильный из гребцов должен
сидеть со стороны ветра. Он же должен ровнять ход,  а  более  слабый  только
равномерно  грести.  Дуговой  гребок,  отжим кормы без потери темпа..... Еще
через час кат шел по струнке, но скорость хода все так же  оставляла  желать
лучшего.  И  тут на первый план вышла новая проблема - НОГИ!!! От стояния на
коленях они затекли, потеряли чувствительность, да просто исчезли,  наконец.
При  попытке  сбросить  ремни  и  распрямиться  -  чуть  не оказался в воде.
Тяжелый, мучительный отходняк. А ветер, тем  временем,  сводит  на  нет  все
усилия последнего часа. Что я в тот момент думал о кате?
     Радовало  одно  - дочка, не зная о существовании лучшей доли, принимала
ситуацию в высшей степени философски. И последний подарочек первого ходового
дня - выход на берег. Список нарицательных терминов типа "поза байдарочника"
надо пополнить еще одним - "походка катамаранщика".

     Ах, ох, очень не легки
     После ката первые шаги

     Видимо это был самый критический момент  моего  восприятия  катамарана.
Судьба  сжалилась и начала открывать обратную сторону медали. Оказалось, что
кат легко превращается в стол с удобными скамейками. На следующий день задул
ветер в спину (бывает же такое!) и Котик понесся даже без  паруса  и  особых
усилий с нашей стороны. В отличие от байды высокая волна не вызывала никаких
проблем.  Скорость "свободного" хода соответствовала оптимальной для дорожки
и скоро свободные емкости  начали  наполняться  здоровенными  окунями.  Ноги
окончательно  смирились  со  своей незавидной участью. Тридцатник за день не
показался слишком обременительным,  а  вечерняя  банька  окончательно  сняла
ностальгию  по  байде.  Когда  на  следующий день в истоке Воньги состоялась
встреча с вышедшими на маршрут позже байдами, в кильватерном гордом строю мы
держались уже вполне уверенно. А дальше была Воньга.  Маршрут  красивый,  но
слишком  много  озер  и  мало  порогов.  Вода  была  необычайно высокой (как
утверждали способные сравнивать), но несмотря на это ее было все равно очень
мало. Котик с легкостью вертелся, как белка в  колесе.  От  его  способности
идти  по  камням создавалось впечатление - еще немного и мы сможем идти даже
по дороге. Если на байде ошибка - не просчитать камень,  заглубленный  менее
полуметра,  то  на  Котике  - не заменить скалу торчащую более полуметра над
водой. Комфортность на порогах - не  передать.  Заскочить  для  страховки  в
улово  за  любым камнем - без проблем. Шахматки камней, доставляющие столько
волнений на байде, просматриваются издалека и обходятся  с  легкостью.  Даже
подвис  на  камне серединой корпуса с доворотом лагом к сливу, фатальный для
байды и воспринятый с замиранием сердца прошел абсолютно без  последствий  -
уперлись и сползли. Короче - Котик позволяет и прощает очень много. Просмотр
шивер  просто  терял смысл - с ката видно чуть ли не лучше, чем с берега и с
расстояния, вполне достаточного для маневра.
     Ну и наконец Собачий. В первый момент очень впечатляет, особенно  после
слабых  порожков.  Однако,  когда стали считать прохождение и схлынул первый
адреналин, стало ясно, что основная опасность - пропороться. Силы  воды  для
катоположения  явно  недостаточно.  Впрочем, перспектива самосплава по щедро
расставленным зубьям оптимизма тоже не вселяла. Даже по высокой воде вариант
просматривался только один - по центру, чуть ближе к левому  берегу,  скала.
От  нее  слив  в  котел.  Правый  баллон по сливу, левый уже не помещается и
сходит в котел с метровой ступеньки. В котле надо довернуть  направо  и  при
входе в шиверу обойти две зубастые щетки, чуть скрытые водой.

     Теория суха, мой друг
     А мы в пороге вечно по уши в воде.

     Дочке  явно  не  по  квалификации,  поэтому решили идти с напарницей по
байде. Стаж на байде не один год, на кате - от силы час по ровной воде.  Еще
20  минут  тренировки,  вход-выход  в улово, зацеп за бочки и идем. Напротив
скалы в невзрачной  бочечке  цепляем  Ее  баллоном  камень  и  нас  начинает
доворачивать.  Я  уже  предвкушал  выход на ступеньку лагом, но Она снялась,
отжала корму и выровняла кат. Дальше все  по  плану,  только  в  радости  от
удачного сброса отработали вправо без должного энтузиазма и Она прошла, давя
ноги  и  огревая  веслом  сидящих  в  первом  ряду партера. Потом смотрел на
фотографиях  -  в  натуре  по  берегу  шла.  В   довершение   ко   всему   я
последовательно  переполз  акурат  по  щеткам,  стратегические  планы обхода
которых так долго строил. Дальше длинная шивера, но для Котика это не  тема.
Внизу  с  трепетом  перевернул  кат  -  ничего.  Тут я окончательно осознал,
насколько другие речки ему нужны.
     И чтобы испытать в более реальном деле - в конце августа пошел с Ней на
Уксунь. Пошли от Райконкоски, чтобы успеть втянуться. Железнодорожный  порог
- как  первая  затяжка, а потом два тоскливых дня запила по совершенно тихой
воде под непрерывным дождем. Проходя по сороковнику в день,  достигли  почти
байдарочной  скорости  и  к  ночи  второго  дня  подошли  к  Розовому Слону.
Красавец! И сила  воды  соответствовала  возможностям  Котика.  Прямо  перед
срезом  водосброса  косая  бочка.  Подзастрять  в  ней  -  свалиться лагом с
последующим килем без вариантов. Справа более пологий слив, с него и  решили
начать. Разогрев от запила был такой, что и физически и психологически легче
было  прыгать  сразу, не дожидаясь утра. Заход вышел не очень удачно - из-за
слабого поворота реки перед водопадом направо нас отжало чуть к центру  и  я
левым  баллоном сползал вниз по желобу косой бочки. Рывок вперед и, несмотря
на зажевывание кормы моего баллона,  вылетаем  из  котла.  Котик  стоит  как
скала.  Пока не стемнело заносимся и скатываемся в правое русло. Там гладкая
наклонная плита с малым расходом, по правому краю довольно  глубокий  желоб.
Внизу  водопадик  чуть  меньше метра. Поток упирается прямо в бок Слону. Кат
при входе взбрыкнул, пока правый баллон не  встал  в  желоб,  как  в  колею.
Дальше словно на американских горках. Котик делает все!
     Наутро  решили  усложнить ему задачу и пройти через косую бочку в центр
основного слива. Как и предполагали, нас  довернуло  направо,  но  на  самом
гребне, практически в точке, поставили Котика ровно и свалились без проблем.
Несмотря  на впечатляющий вид, котел без жесткой бочки и нас не придержало и
не попыталось выставить на  свечу.  Это  произошло  на  следующем  пороге  -
Мельнице.  Там  более заманчив проход справа - заход по язычку, чистый слив,
но сразу было видно - бочка  внизу  очень  жесткая.  Так  оно  и  оказалось.
Несмотря на рывок вперед и гребок изо всех сил, Котик встал. Корма ушла вниз
так, что мы оказались по пояс в воде. Но на большее Мельницы не хватило. Под
углом  45 нас переплюнуло через бочку. Котик только чуть скрипнул. Занеслись
и прошли еще раз слева. Там бурный вход, но более пологий слив и  нет  такой
жесткой  бочки  внизу.  Без  проблем.  Любые маневры прямо на сливе - как на
ровной воде. Следующий порог - Каньон тоже красавец.  Прошли  по  очевидному
сливу слева. Технически особых сложностей там нет. Было бы интересно слиться
справа  по  водопаду,  но уже поджимал поезд. Заноситься не стали, хотя было
очевидно - Котику это по силам. Сюжет повторился и  на  следующем  пороге  -
полуводопаде,  с  той  лишь  разницей, что Котик получил первую травму. Слив
слева упирается в каменную гряду.  Мы  увлеклись,  яростно  выталкивая  друг
друга  с  центра слива и вовремя не заскочили вправо в улово между основными
сливами. Уходя вдоль гряды, подсели на последнем камне,  откуда  нас  смыло,
протаскивая   с  разворотом.  Камень,  как  оказалось,  достал  до  наружной
продолины,  но  уперся  не  в   протектор,   а   под   него.   Результат   -
десятисантиметровый порез шкуры на кармане продолины. Никаких функциональных
последствий  это  не  имело  -  даже  обнаружилось только при разборке ката.
Справа очень впечатляющий слив. Но по-моему проходится  -  при  всей  ярости
первой  бочки  слив  не  ныряет  глубоко  и  она  не  очень жесткая (мне так
кажется). Впрочем, хорошего помаленьку - заноситься не стали.  Напоследок  ,
чтобы  не  портить впечатления волоками, спустились до моста, пройдя в черте
поселка мощнейшую шиверу в правом русле.  Вертеться  среди  камней  в  такой
мощной  воде  нам  еще  не  приходилось  и если бы не уверенность, вселенная
Котиком, переть бы его на горбу. Там  был  еще  один  замечательный  момент.
Просмотр  порога  очень  тяжелый  и мы прокачали его только на крутопадающем
участке. Дальше просматривался разлив с относительно малым уклоном. Когда же
вышли к  нему  после  основного  веселья,  разлив  оказался  проходом  между
островами.  Сплошные  камни  и  не  втиснуться. Можно сливаться только вдоль
берега, образующего со  следующим  островком  левый  слепой  поворот.  Русло
узкое,  течение  все  еще  сильное  и  обстановка располагает к завалам, а в
завалы я не ходок. Но даже процесс выбрасывания на  камни  имел  вид  хорошо
спланированной  акции  -  метров за 10 высмотрели гладенькие, договорились и
поставили кат как на постамент. Завала не оказалось, а возможности Котика  в
очередной раз порадовали.
     В  левом  русле, если обнести заваленные остатки плотины, есть еще один
водопад, но его даже толком посмотреть не  успели.  Издалека  впечатление  -
проход  на  пределе  габарита. Что там на самом деле, оставили до следующего
раза.
     На этом катопознавательный сезон закончился. Выводы? Формально они были
очевидны еще до первой затяжки ремней на ногах - байде байдово, кату катово.
Речь не об этом. Что ближе и милее? Котик  конечно  хорош  (надо  сходить  в
Тритон  и  стрясти с них чего-нибудь за рекламу), но противоречивость чувств
до сих пор не позволяет ответить на вопрос. Наверно надо попробовать  еще  и
каячок.

Популярность: 13, Last-modified: Thu, 10 Sep 1998 16:35:57 GMT