---------------------------------------------------------------
 From: Michael Poliakov (polk@nis.nnov.su)

     Коллега с работы, Алексей Ульянов, lenin@inforis.ru, во второй половине
сентября  1998  г.  ходил  в  несколько  безумный  поход  по  рекам   севера
Нижегородской области - Большой Какше и Ветлуге, а затем по Керженцу. Ходили
вдвоем на взятой у кого-то байдарке. В общем-то  опытными  туристами  нельзя
назвать  ни Леху, ни его напарника. Тем не менее, дневник Лехиного приятеля,
который и предлагается вашему вниманию, мне показался интересным, тем более,
что  на  Большую Какшу ходят редко из-за сравнительно непростой и долгой для
такой реки заброски.
---------------------------------------------------------------




Сплав по рекам Б.Какша, Ветлуга и Керженец.


Первоначальная цель похода " Освоение реки Какша от истока до устья. Через
населенный пункт Котельнич (Кировская обл.) на поезде добраться до нас.
пункт Ленинский и двигаться по реке Какша; в случае невозможности
продвижения на байдарке - пешком. После впадения Б.Какши в Ветлугу пройти
максимально возможное расстояние с учетом времени. Из-за дороговизны
заброски изменены планы: пройти по Б.Какше от нас. пункта Сява до Ветлуги,
по Ветлуге до ж/д станции Ветлужская, на электричке доехать до станции
Керженец и пройти реку Керженец до Макарьева.




В 11.45 мы вышли из дома и направились на Московский вокзал, где
дополнительно закупились продовольствием и в 12.55 сели на электричку до
Шахуньи.

В Шахунью приехали по расписанию в 16.50, несмотря на то, что именно в этот
день электричка шла со всеми остановками. Билет на поезд стоил 28 руб/чел.,
но мы заплатили всего по 8 руб. до Семенова, а после - проверок просто не
было.

В 17.30 сели на автобус до Сявы, стоимость билета 12 руб. 10 копеек на
человека + 10 руб. отдали за багаж. Приблизительно через 1 час 20 мин. сошли
на берегу реки Большая Какша у въезда в поселок. Что меня поразило сразу,
тишина, бьющая по ушам, и, хотя Леха указал на шум идущий деревни, все равно
я такой тишины давно не слышал, как будто в уши вставили тампоны из ваты.

Сбор байдарки проходил под чутким руководством начинающего нижегородского
путешественника Ульянова А.В. и продолжался минут сорок; несколько раз
срывалась, но по "закону подлости" была обнаружена некомплектность взятой
нами на прокат в Тур-клубе байдарки (не хватало двух задних труб фальшборта
с левой стороны). Собрали так, стало не хватать по одной с каждой стороны и
бортах наблюдались складки шкуры, что в последствие, вероятно, сильно
уменьшало скорость нашего передвижения - мы как бы загребали воду бортами.
После сбора байдарки состоялось первое, успешно совершенное, падение в грязь
Лехи (скользкие берега реки) и байдарка торжественно была спущена на воду. У
меня возникли некоторые сложности с погружением тела в лодку, новизна
ощущений заставляла быть сосредоточенным, но после нескольких покачиваний, я
сел пятой точкой на место, чтобы не слезать с него следующие 10 дней.

Немного проплыв (минут 15), из-за наступающей темноты, начали искать место
ночной стоянки. С третьего раза (как и в последствие, не меньше чем с
третьего раза) было найдено подходящее место, помог нам в этом приход
темноты. Напротив светился населенный пункт Сява, с немного диким, как
показалось в автобусе, населением, с приятным легким и быстрым говором как в
Кирове.

Хорошо, что погода была как летняя, ходили практически босиком. Дров в лесу
было "хоть отбавляй" и разведение костра заняло очень мало времени. Мы
плотно поужинали макаронами с сардельками, выпили по грамм 25 водки за
начало пути. Лешка выразил опасение, что будем обжираться, я рассказал ему
мою теорию людей-желудков и выразил надежду проводить самоконтроль за
поглощением пищи, но всегда получалось так, что съедалось все приготовленное
и значительное количество крекера, карамели и батона с чаем. Особенно в этом
отличался не я, несмотря на мою большую ложку и кружку.

Вокруг в кустах, то с одной стороны, то с другой раздавались непонятные
звуки, несколько раз обратив на этот факт внимание, мы сошлись на том, что
будь это ночная птица или зверь какой, нам они опасности не причинят и,
наговорившись, в 23.15 легли спать.




Я поднялся со звоном будильника в 5 часов, но до этого ворочался с полчаса и
с радостью услышал его звон. Ночь прошла хорошо, было тепло, а главное "
сухо. Лешка громко храпел и удивился, когда я сказал ему об этом, просил
толкать в последующем. Про меня он сказал, что я разговаривал во сне, причем
громко и отчетливо, как будто я рассказываю анекдот. Лешка встал через
полчаса. Готовя завтрак, он положил слишком много Геркулеса и мы объелись.
Вышли в путь в 7.15 " это и можно считать началом путешествия.

Река делала непредсказуемые повороты и поначалу было очень много коряг. Я не
знал, что станет со шкурой, напорись мы на корягу, и каждый раз сжималось
сердце от неизбежности встречи с подводным препятствием, только потом я
привык к частым наездам, когда не увидел на днище ни дырок, ни задиров.

В 9.26 доехали до каких-то порогов, старый мост разрушенный или другое какое
сооружение это было, но сейчас пороги небольшие. В принципе проплыть можно,
если осторожно, но это стало ясно после того, как мы уже обнесли это место и
решили посмотреть поближе. Лешка заметил, что вода в Какше какая-то стоячая,
прямо никакого течения, по крайней мере после порога. Встретили одного
пастуха со стадом и одного рыбака со спиннингом.

13.00 встали на обед на солнечном берегу, уже точно пройдя деревню Горелая.
Объелись до отупения, нас разморило, что-то уж слишком длинным получился
обед, вышли мы только в 15.40.

По наблюдениям в дневнике Лехи "до обеда мы говорили о Пугине и вообще о
проблемах производства и политике, то после обеда речь зашла о влиянии
диафрагмы на глубину резкости, о Саньке Березине и еще о чем-то". Вокруг
была красивая природа, сделали пару снимков. Мне нравилось на маленьких
стоянках смотреть на речных устриц, как они убирают свои мягкие и влажные
язычки-ножки. Сначала же мы не могли понять, откуда берутся борозды на
мелководье и даже думали, что это змеи или рыбы. Если бы со стороны Лешки
была взаимность, то я не отказался бы попробовать в пищу этих моллюсков,
после разговор зашел о живой природе (мы сошлись на том, что это скорее
фауна, чем флора), о спокойной реакции некоторых людей на пронзающий укус
комара или слепня, обсуждали физиологию процесса, моральную сторону убийства
насекомых, случаи из жизни, я жалел, что не взяли рыбные снасти.

Мне немного трудно давалась гребля, я долго не мог найти приемлемый стиль и
удобное положение себя на сидении, спины на спинке и рук на весле,
вследствие чего сложно было общаться и поддерживать нить разговора,
сказалась и слабая "физика" моих рук, и, пожалуй только на следующий день, я
привык к темпу и набрал форму.

В 17.00 увидели на берегу нежилую деревню. Оказалось - это Ченебечиха,
которая на карте была обозначена жилой, значит до обеда мы Горелую не
проезжали, а проехали после обеда незадолго до Ченебечихи (Чемберленовка,
как мы ее называли). Ходили по деревне заглядывали в брошенные дома.
Встретили мотоциклиста с женой, они хотели переехать на "ту" сторону за
клюквой, но из-за большого количества воды брод был непроходим. Про эту
деревню он сказал нам, что это очень известная и знаменитая деревня,
основанная в XVI веке. Я попробовал петь ближе к вечеру, что-то не пошло,
видимо я был не совсем в форме.

Судя по карте мы приближались к впадению в Ветлугу, но до темноты так и не
увидели устья. Стоянку выбрали опять с третьего раза, уже в темноте
разжигали костер и ставили палатку. Леса на дрова - полно. Казалось, что
здесь-то в дебрях уж точно не ступала нога человека, но, втыкая колышек
палатки, я практически наткнулся лбом на старую кедину, осветив ее налобным
фонариком. Не известно сколько времени она провисела на ветке, а что
касается меня, то небольшую порцию адреналина я получил от такой
неожиданности. Мы сразу вспомнили старый фильм "Пятнадцатилетний капитан" и
фразу: "Это не Южная Америка, это не Колумбия, это Африка - Ангола " страна
цепей и рабов", в последствие не раз попадались нам подобные пейзажи.

Да, встали в 20.00, немного поели - доев сосиски с гречкой, спать легли часа
через полтора. Тепло, сухо.




5.30. Я опять проснулся раньше Леши У. На этот раз минут на 10. Спалось
хорошо, даже не особо закутываясь. Утром ходил босиком - земля теплая.
Завтрак не такой обильный, как накануне.

7.25. Вышли на маршрут. С утра главное -- начать, вработаться в режим,
немного скованы мышцы рук, как бывает после чрезмерных физических нагрузок,
но через полчасика все системы в норме. Настроение нормальное. Единственный
раз, когда вместе пели песни.

8.00. Впали в реку Ветлуга. "Утром на реке очень красиво. Туман. Яркое
солнце, даже слегка красноватое". В 10.00 (не нарочно, так на самом деле
получалось -- проходили заметные объекты по нулям или полчаса) проплыли под
мостом мимо нас. пункта Ветлуга. В голове еще город Н.Н. и я постоянно в
этот день вспоминал, что в каждый конкретный момент идет по телевизору -
"Доброе утро, страна!", "Каламбур" и прочую ерунду, что вызывало некоторое
раздражение у Лешки. Сил очень много, идется хорошо. Мысль: выйти на берег и
доехать до Уреня на автобусе была смешна и неуместна. Широкая река и
визуально медленное передвижение по ней еще не приелось.

"В 12.30 встали на обед. Место очень красивое, настоящий осенний лес с
желтыми листьями", высокий обрывистый берег. На этот раз поели по норме, а
ветерок, хотя и теплый, не дал разомлеть на солнышке. Мне показалось, наша
лодка дала течь, так как пристав к берегу, я вычерпал воду, но лодку оставил
в воде, а после обеда воды было столько же как и до него.

В 14.54 вышли дальше, пытаемся ловить быстрое течение или сокращаем
расстояние, но часто натыкаемся на мель. Компромисс сложен, по крайней мере
для меня. Я заметил, что когда идем прямо, байдарка стремится поворачивать
направо и идем зигзагами.

Река делает большие повороты, мне нравиться идти по большому радиусу рядом с
обрывистым берегом, там течение быстрое, лодку несет со скоростью > 15км/ч.
В этот день делаем очень частые ускорения, переходящие в затяжные спурты.
День солнечный, вода теплая, я периодически смачиваю руки для лучшего
проворота весла. Приблизительно каждый час останавливаемся размяться, так
как не работает нижняя часть тела. Короткая разминка 5-10 мин. и дальше.
Говорить стали меньше, каждый думает о своем - некая самодостаточность.
Классный день.

В 16.35 около деревни Голохвастика нас поприветствовал рыбак с берега, мы
подплыли к нему; оказался земляк с Северного поселка, приехавший на лето в
деревню; показал нам здоровенного судака (3 кг., 40 см.), только что
пойманного на живца; сфотографировали мужика с судаком и пообещали отдать
фото; рыбину. Нам он был очень рад, так как его замучили "тупые"
деревенские. Леха "развязался" и стрельнул у него закурить, кроме этого
Валера дал нам "очень крутой" японской лески, поплавки, грузила, крючки и
немного толстой лески с блесной, чтобы мы прицепили ее за байдаркой. Валера
сказал, что пока коммунисты не пришли снова к власти, он каждое лето не
работает в городе, а ездит рыбачить в деревню. А когда придут коммунисты к
власти, они снова работать заставят. Сын у него новый русский, но он рыбу
больше чем на 1,5 кг. не ловил.

После прощания с Валерой начался интенсивный лов рыбы, мы экспериментировали
с длиной лески, массой грузика на блесне, скоростью движения, но ничего не
поймали, хотя очень на это надеялись.

По ходу движения стали приходить мысли о том, чтобы попробовать ночное
передвижение (видимо от избытка сил), были эти мысли и на Какше, но наличие
коряг не позволяло реализовать  идею. Чуть раньше, чем обычно в 18.20
встали, поужинали, отдохнули (не спали), когда я попытался соорудить удочку,
оказалось, что леска очень хрупкая и рвется от слабого растяжения (видимо
старая была). В это время темнеть начинает в 20.00, а в 20.30 совсем темно.
После того как сожгли остатки запасенных дров тронулись в путь, время тогда
было 22.15.

Плыть ночью отдельное занятие. Небо было ясное. Новолуние. Яркие звезды над
головой, периодически мы отдыхали, глядя на верх. С непривычки трудно
ориентироваться на реке. Где-то в 23.30 на реку местами опустился туман,
видимость ухудшилась, а местами пропала совсем. Берега сливаются в одну
линию и сложно различить, где идет русло реки. Пару раз мы чуть было не
въехали в берег " совершенно случайно я включил налобный фонарик в 3-х
метрах от обрывистого берега, еле-еле отвернули. Несколько раз садились на
мель не догадываясь о приближающейся отмели на повороте реки. Один раз при
резком повороте реки заплыли в тупик - болото, аж метров на 200. Обогнув
полуостров, попали в следующий залив с неопределенным направлением течения
(потом, уже днем, выяснилось, что это было впадение реки Вол в Ветлугу).
Вернувшись и спросив рыбака, оказалось, что с третьего раза мы правильно
выбрали русло, и, кстати, правильно сделали, что спросили, потому что через
10 метров был натянут трос паромной переправы, плавно свисавший над водой и
совершенно не видимый ночью, неизвестно каким местом мы напоролись бы на
него, только скорость нашего движения ночь была также высока.

После этого поворота мы назвали реку "канал имени Москвы", т.к. с обоих
сторон были обрывистые берега и негде было даже встать размяться. Река шла
практически прямо, и мы уже захотели спать и начали искать подходящее место
для стоянки, но "увы". Встали в одном месте, я забрался в гору и кроме луга
ничего там не увидел. Так продолжалось довольно долго. Хотелось спать.
Однако грести "в темпе" заставлял холод, пришедший с ночью, а мы так и шли
практически босиком по инерции дня. Я вспомнил, что сегодня суббота и по НТВ
идет передача "Про это" (в том смысле, как нас сделала Ветлуга). У нас обоих
начались ночные галлюцинации, о кромках берега можно было вообразить что
угодно от брошенного корабля до крутого берега перед носом. Не видно ни зги.
В начале пути встретили рыбаков, перегораживающих реку сетью, все это
происходило в полной темноте и мы увидели их только когда поравнялись.

Наконец-то правый берег стал более пологим и на первой же отмели мы
остановились. Это было в 2 часа. Тут со мной приключился эксцесс. Когда
Лешка взял рюкзак и пошел на берег, я попытался встать и нести спальный
пакет, но вместо этого упал в воду на спину плашкой. Мне стало жутко смешно
и я некоторое время так и лежал смеясь не понимая, как меня угораздило
свалиться. Потом, конечно, я все объяснил себе, тем, что лодка после выхода
Лехи стала легче и уже не стояла на песчаном дне, а была на плаву. Когда же
и я встал правой ногой на дно и стал брать спальники, то байдарка вместе с
моей левой ногой поехала. Несколько раз подпрыгнув я все-таки грохнулся в
воду. Даже днем, когда долго гребешь немного нарушается координация, но
чтобы так -- я не ожидал, поэтому так долго смеялся, лежа в воде. Я был
немного разгоряченный (последние минуты мы ускорились) и не почувствовал
холода воды, пострадали лишь электронные часы, находившиеся у меня на поясе,
но на следующий день они постепенно просыхали и заработали. Быстро разожгли
костер, выпили по чуть-чуть водки, поужинали и легли спать (во сколько не
знаю, часы сырые). Секунд через 20-30 как Леха У. лег, он уже храпел.




Я проснулся в 9.00, разжег костер, повесил котелок. Лешка встал в 10.30.
Решили устроить полудневку и развесили одежду сушиться на солнышке. Фасоль
упорно не хотела развариваться, а когда сварилась, мне эта смесь килькой в
томатном соусе не понравилась и половину я отдал. За это время сделали много
мелких дел (зашились, закапали байдарку "пенкой", подправили рыболовные
снасти).

Начал накрапывать дождик, и мы собрались в путь. Время где-то 15 часов.
Цитата из дневника Лешки: "Силов у нас нет. Еле плывем; вареные, как раки.
Постоянно идет дождь, плывем под дождем, промокли, местами и прохладно. Леха
говорит, что у него (у меня) силы куда-то делись, может мало поел, а,
вообще, плохо соображаю". Это был день, когда я "сломался" (как нам потом
рыбаки сказали " клинч). Все отсидел - ерзал постоянно, спину натер, стало
стрелять в локоть, отдавать в сердце при большом усилие, на руке появились
водяные мозоли, чаще обычного останавливались отдохнуть, короче: "плохому
танцору ..." " ломка натуральная; еле дождался прихода темноты, хотя к
вечеру немного разработался.

Стало темнеть. Ищем стоянку. Около 20.00 Лешка захотел в туалет, и предложил
привстать. Мне показалось, что мы только что вставали и я предложил
потерпеть или попробовать сделать это с лодки. Леха понял это буквально и
стал готовиться. Я сказал, что лучше не на середине реки, но было поздно.
Байдарка пару раз качнулась и я услышал громкий всплеск воды. Я испугался за
Леху, ведь вода была холодная, а до берега метров 40. Он же смеялся, как
сумасшедший и смешил меня, до боли в животе, а потом возмущался, что я слабо
гребу. Доплыли до берега, ситуация усугубилась тем, что его ноги запутались
в леске, которая с блесной тянулась за лодкой. Сразу нашли место для
стоянки, быстро развели костер. Лешу так колотило, что мне за него стало
страшно, он говорил, что это нормально. Я дал ему сухую одежду, налил
двойную порцию водки, дал меду. Трясти его вроде перестало. Заснули.




Встали в 7.20. Позавтракали, одежду подсушили. Ночью я опять разговаривал,
даже что-то ему ответил, но на утро этого не помнил. Вышли в 10.20. Погода
хорошая, солнце с облаками, но уже не так тепло, как раньше. Шли весь день в
хорошем темпе. Река очень здорово петляет. Перестали следить за картой, идем
"по максимуму". Я заметил, что устрицы здесь маленькие не такие, как на
Какше и выше на Ветлуге, а Лешка приметил, что они откладывают маленьких
улиток на мелководье.

Встретили рыбаков (они сказали про "клинч"). А еще они сказали, что до ст.
Ветлужская 160 км. и идти нам три дня, ну, если пойдем со скоростью 35 км/ч,
с чем мы были не согласны. Сами они спускаются по Ветлуге > 100 км. от
какой-то небольшой речки, останавливаясь и ловя рыбу. Про идею поймать на
блесну, тянущуюся за лодкой, сказали: "на дураков" (потом мы, кстати ее
убрали), больше на удочку наловите; предупредили, что у нас наступит этот
самый "клинч" -- наверно они подумали, что мы идем в слишком высоком темпе и
скоро сломаемся, но про себя мы решили, что они не знают с кем
разговаривают. Сказали о своих планах, по их мнению это круто, но сроки
нереальные.

Встали на обед в 15.30 рядом с какой-то деревней, вокруг несколько спящих
рыбаков на лодках, нигде больше такую картину мы не видели. Спорили, сколько
времени будем обедать, я предлагал вообще съесть банку консервов, немного
полежать на солнышке - всего полчаса, а Леха утверждал, что так мы не
отдохнем как следует и быстро устанем. Его предложение: 1,5 часа и пообедать
как следует ("Желудок"). Сошлись на среднем варианте " 1 час. Вскипятили
фляжку, залили горячей водой китайскую вермишель, добавили из банки зеленого
горошка. И вкусно, и сытно. В будущем можно неоднократно повторить (не то,
что фасоль). Из-за горячего обеда полежать удалось всего 10 минут, зазвенел
будильник и мы тронулись (17.00). Кстати, после сушки будильника, я
обнаружил в нем функцию секундомера и во все последующие дни засекал чистое
время нахождения на воде.

Остаток дня пытались идти по фарватеру, где скорость течения быстрее. Шли в
хорошем ритме. Пытались найти место, где река практически делает кольцо,
согласно карте там 200-300 метров пешком, а по воде 3 км. Лешка прогулялся
по берегу, но это было не то место и больше мы этим не увлекались.

Река стала широкой. Попался первый широкий, длинный и практически прямой
участок без течения около двух деревень; ощущения не совсем приятные:
гребешь, а толку нет. По расчетам должны приближаться к Варнавино. Зашло
солнце, когда на горе показался некий населенный пункт. Дальше путь
продолжался вдоль высокого берега. До центра Варнавино было 5 км., как
сказал рыбак. Темнело прямо на глазах, хотели пройти как можно больше, но
когда были напротив центра, места для нормальной стоянки просто не было. В
Варнавино въехали  в 21.00. Некоторое время шли в полной темноте. Не
хотелось, но встали на песчаном полуострове (21.15). До нормального берега
метров 150 несли байдарку на руках. Дров совсем нет. Кустарники все зеленые,
рубке не поддаются, если бы не нашли что-то типа шпалы еще долго
раскочегаривали бы костер. Быстренько перекусили, Лешка сразу лег, я еще
немного посидел у костра попил чайку, погрелся и пошел спать.

Чистое время на воде в этот день 8 ч.07 мин.




Подъем - 6.15. Чуть моросит дождь. Только попили чайку и вышли в путь. На
реке зачастил дождь и дул холодный, пронзающий ветер. Река широка, шире, чем
Ока, течения практически нет, длинные прямые участки. В планах на этот день
было дойти в ст. Ветлужской, приехать на Керженец, собрать байдарку и в
среду с утра тронуться в путь. Три попавшихся рыбака не сказали нам ничего
определенного по поводу расстояния до Ветлужской, на точно сформулированный
вопрос мычали как немые, а один сказал, что рыбы мало. И только одна из
бабушек переехавших на другую сторону за клюквой на вопрос "Далеко ли до ст.
Ветлужской?" сказала странную фразу, смысл которой Лешка расшифровал в
последний день нашего путешествия: "Как до неба рАчки".

У меня отказала правая рука, занемели указательный и средний пальцы, даже
щелчок я не могу дать. Время от времени разминаю руку, погружая в воду,
неприятные ощущения. Начал даже думать о сходе с маршрута, еще и температура
есть небольшая, но это ерунда по сравнению с рукой, простые операции не могу
ей делать.

Вскоре обнаружили первую оборудованную на Ветлуге стоянку, с тропинкой, со
столиком, с сушилами. Отдохнули минут 15.

В 12.00 возле отвесного берега встали на стоянку. Ветер сильный и холодный,
хотя дождь прекратился. Нашли низинку, куда ветер не задувает, долго
готовили дрова, костер никак не разжигался. Поев, немного погрелись у
костра, Лешка говорит, даже задремать успел. Запутались относительно своего
месторасположения на местности - один поворот реки или два, будем сегодня на
Керженце или нет? Самой большой потерей для меня за весь поход была
оставленная в этом месте открывалка с ножом и штопором, она была очень
старой, я помнил ее с раннего детства.

После отплытия (14.00), практически сразу встретившийся рыбак, сказал: "До
Ветлужской 3-4 км.", мы обрадовались. Открылась красивое зрелище: желтый
осенний лесочек на ярко зеленом высоком берегу. Большое расстояние шли по
открытой воде с большими волнами навстречу. Лодка стала потихоньку
разваливаться. На наших глазах постепенно, один за другим лопаются крепежи.
Я предложил остановиться на ремонт, но Лешка сказал "будь, что будет" и мы
положились на судьбу, ведь оставалось совсем немного. Тут показался ж/д мост
через реку. Мы ликовали. Как только встали около моста у меня зазвонил
будильник: это я вскоре после отплытия загадал таким образом время прибытия
на станцию. На лодочной станции вышли на берег.

Я, как и было задумано, пошел в поселок закупаться продуктами и узнавать,
когда поезд, а Лешка остался собирать байду. Идти мне до магазинов пришлось
15 минут. Я начал ходить от магазина к магазину постепенно набивая пакеты.
Из не купленных вещей были только сахар-песок, отсутствующий во всем поселке
из-за неустаканившихся цен, и Геркулес, так хорошо шедший на первой половине
дистанции. Через час у меня было три полных пакета с еле-еле выдерживающими
ручками. Носить мне их туда обратно, естественно, не хотелось и я
договорился оставить сумки в одном из маленьких магазинов до 18 часов.
Поезда шли в 18.45 и 19.19, пять станций, стоимость 4 руб. 50 коп. Я
поспешил на берег, надо было торопиться чтобы успеть.

Для себя я решил доехать по Керженцу до Меринова, куда ходили в июле пешком,
а там недалеко до Семенова, в том случае, если руки не станут лучше, но
Лешке я сказал, о невозможности моего дальнейшего продвижения: руки,
температура, хватит! Он, увидев меня с пустыми руками, отреагировал
совершенно безразлично: в Нижний "значит в Нижний. Я всем своим поведением и
мелкими поступками давал понять истинность своих слов и мне казалось, он
поверил. Поднявшись в гору с рюкзаком и байдаркой, нам попалась навстречу
баба с пустыми ведрами, она извинилась перед нами, а я сказал Лехе, что
домой нам дороги не будет. Еще я его спросил, не хочет ли он немного
адреналинчика вплеснуть, он удивленно посмотрел на меня и спросил: "Ты что,
можешь?" Когда дошли до магазина я сказал, что оставил пакетик с перекусоном
на дорогу в нем, а вышел оттуда с тремя полными пакетами. Он спросил, зачем
три пакета, я говорю: "А как куда -- на Керженец". Судя по его нулевой
реакции, я подумал, что мыслями он был уже в Горьком. Когда мы пришли на
перрон, он сказал, что поверил мне про Нижний, а бурной реакции не
последовало из-за тяжелой лодки (она была сырая) и он очень рад такому
повороту событий.

Когда все продукты из пакетов мы переложили в рюкзак, он оказался еще
тяжелей, чем при выезде из Горького. Подошла электричка 18.40, а где-то
через час мы вышли на ст. Керженец. Остановиться на ночлег решили недалеко
от мостика на турбазу. Перекусили, не разжигая огня, выпили водки и легли
спать. Общее время на воде за этот день 5 часов.




Встали в 7 часов. Погода хорошая, проглядывает солнышко, тепло. Во время
завтрака пришла собака, большая и черная. Накормили ее. Пытались
дрессировать, но она выполняла только команду "дай лапу", а на остальные
команды кусалась и огрызалась. Условные рефлексы у нее не работают, ничего
не запоминает, как Лешка ни пытался усадить или уложить ее. Пришлось прятать
продукты в сумки, т.к. песик оказался слишком наглым, при первой же
возможности совал свой нос куда не следовало -- ненасытный.

По реке очень близко проплыли дикие утки, и даже, когда я подошел близко к
берегу, не испугались.

Стали собирать байдарку. Вместо недостающих аллюминевых планок Лешка сделал
деревянную, натяжение стало, как у полностью укомплектованной байдарки (вот
бы на Ветлуге так же, скорость была бы больше). Получилось очень хорошо.

Леха искупался и помылся, а я не решился, побоялся заболеть.

Решили плыть после обеда. Когда попытались спустить байдарку, Лешка
поскользнулся на листьях и "на рыбку" съехал вниз по ступенькам. Падал он
вперед головой, лицом вниз с раскинутыми руками; на каждой кочке он подлетал
с новой силой, я думал он доедет до воды, еще и куртка на нем была болоневая
- скользкая. Это было похоже на фристайл.

Вышли в 13.00. Картина впереди великолепная " вся река усыпана желтыми
листьями, байдарка шуршит, прокладывая путь, как ледокол. Когда прошли
метров 400, впереди увидели наплавной мост. Пришлось переносить лодку, если
бы знали и на будущее, то прошли бы лишних 5 минут, а так пришлось
выгружаться.

Идем по местам, где ходили пешком втроем с Санькой Березиным, вспоминаем
дождливый июль и злачные места. Постепенно погода начала меняться, а через
1,5 часа начались "грибные" дожди. Один из дождей был с градом, хотели снять
радугу, но не нашлось подходящего ракурса. Идем в очень хорошем темпе. Здесь
Керженец узкий и большое количество коряг, что заставляет лавировать с
азартом; прямых участков практически нет. Иногда не получается объехать
подводное препятствие и с замиранием сердца вслушиваемся в скрежет. Вода
гораздо прозрачнее, чем на Какше и рыба буквально разбегается перед лодкой в
разные стороны. Вокруг очень красивые осенние пейзажи. Рука не беспокоит,
видимо за сутки отдохнула.

Когда проплывали под мостом у Бодреевки (16.00), что на пересечении с
кировской автодорогой, почувствовали резкий запах выхлопных газов,
непривычно и неприятно. Прошли мимо "зверской" деревни. Через порог лодку
пришлось переносить на руках (16.30). На месте июльского ночлега решили
сделать перекур. Поискали, потерянный в июле, ножик, вспомнили былое.

Долго не могли доплыть до Меринова, уже темнело; а ведь летом пешком прошли
это расстояние быстрее. Наконец, в 19.12, из-за поворота увидели село.
Проплыв еще немного, в 19.45 встали, как оказалось рядом с асфальтированной
дорогой, идущей на турбазу. Развели классный костер, так что всю намоченную
днем одежду просушили. Легли спать в 23.00.

Чистое время на воде 5 часов 40 минут.




7.30 подъем. Ночью чем дальше, тем холоднее, хотя я и закутался (как Лешка
спит в куртке на голое тело, не представляю). Идет небольшой дождь, в
палатке очень влажно. Лешка искупался, а я побоялся, даже смотреть холодно.
Долго варили овес до густоты Геркулеса, получилось.

Отплыли в 10.25. Прошли мимо пионерского лагеря, турбазы. То солнце, то
дождик. Река петляет, острова, коряги. Идем в хорошем темпе. До обеда
разговариваем мало. Вдалеке от населенных пунктов видели трех белых собак;
две из них рыли землю, наверное нора.

Река стала широкая, прямая, с левой стороны высокий берег. Я с удовольствием
прогулялся, пробежался по горам, а деревня называется Красная Горка,
идеальное место для дачи, красивый вид, новые дачные домики.

В 14.48 проехали Хахалы. На обед встали на одной из стоянок "Команды
Горький" (15.20). Столик человек на 15, сушила, скамейки, несколько
непонятного предназначения траншей. Так как стало прохладно, выпили водочки
по чуть-чуть. Тронулись в 16.15 и теперь плывем пьяные.

Видели что-то вроде "деда Мазая", плывущего на плоскодонке, но без зайцев.
Через реку, своеобразными нырками, перелетела какая-то птаха, подплыв
поближе узнали в ней дятла, вот бы не подумали!

Плыть "под градусом" лучше не торопясь, для удовольствия. Расслабон полный.
А когда надо работать в темпе - сложно собраться, хочется отдохнуть, силы
куда-то делись через некоторое время, а настроится выходит лишь не надолго,
да и река несколько широковатая со слабым течением.

Около 19 часов слушали тишину, давит на перепонки до глухоты. Долго искали
место для стоянки, а темнело еще раньше, чем прежде - в 20 часов совсем
темно; нашли отличное место, когда уже проплыли мимо, Лешка в кустах увидел
тропку, это было лучшее место для стоянки за все время путешествия (19.30).
Но чем плохи места коллективных стоянок, так это тем, что дрова для костра
растут далеко. Повесили около костра веревку и просушили спальники с
одеждой. Хорошо поужинали, выпили и легли спать.




9.00 - поднялись. Ночью шел очень сильный дождь, немного промокла палатка,
под утро спальники уже влажные. Похолодало, такое впечатление, что дня через
3 наступит зима и выпадет снег. Вышли в 11.37. В 12 часов прошли Лыково.
Весь день идет дождь и дует сильный ветер. Постепенно промокли до нитки, не
осталось ни одного сухого места. Особенно неприятно плыть против ветра,
когда ты сырой. Еще и весла ледяные. Как же мы не предусмотрели, что
придется плыть под дождем, на будущее надо отложить в мозгах.

Встали мы в 14.30. А дождь лил до вечера. Мы разожгли пионерский костер,
Лешка принес из леса длинную сухую сосну, мы ее порубили и целыми поленьями
клали в костер; по словам Леши очень в походе помог кусок оргстекла.

Вечером, когда затих дождь, устроили сушилку. Весь день ходили сырые, можно
было сломаться, но после водки все стало нормально, да и у костра согрелись.
Лешка даже помылся в реке, для меня это было страшно. Не помню во сколько
спать легли, было темно.




Я встал в 8.00. Накануне я долго говорил о том, что надо в воскресенье быть
дома, поэтому встал рано (хотя и не с будильником), разжег костер. Плотно
позавтракав тронулись в путь (10.08)

Почти всю ночь лил дождь, но к утру перестал и до конца путешествия его
больше не было. А мы стали делать накидки из целлофана (был один мешок не
задействованный); получилось вроде мушкетерских накидок с прорезью для
головы; мы стали похожи на мясников с рынка. Вообще говоря, очень
пригодились, сделанные Лешкой накануне перед стартом из Нижнего, мешки из
пленки, склеенные скотчем; в один складывали спальные принадлежности, другим
накрывали лодку от дождя, таким образом всегда были в запасе сухие вещи. На
ночь на палатку накинули полиэтилен, хотя снаружи и шел дождь, но внутри
было относительно сухо, лишь капли конденсата выступили на ткани изнутри.
Правда утром обнаружилось, что спальники влажные, может быть не досушили
вечером. Ночью было не холодно, но чувствовалось, что с каждым разом все
прохладнее.

С утра, зная о задаче быть в Нижнем в воскресенье идем в хорошем темпе.
Погода хмурая, ветер гонит тучи, но дождя нет и ветер большей частью
попутный. Река петляет, много коряг, как никогда удачно выбираем маршрут по
руслу.

В 10.51 встали у завала около Рустая. Нагромождение бревен незадолго перед
мостом узкоколейки. Говорят завал пытались расчистить "GreenPeace-овцы", но
вручную этого не сделаешь, надо технику. Пришлось переносить байдарку метров
на 150 вокруг.

Перед ж/д мостом (11.15) были остатки опор старого моста и поначалу
казалось, что и там придется обносить, но обошлось.

Дальше река стала интересной тем, что увеличилось количество коряг. Часто
стали задевать их днищем. А однажды, перепутали лево с право и конкретно
сели на корягу половиной корпуса. Минут 10 пытались слезть с нее ручным
способом (в воду некуда было встать - большая глубина), пока не получилось.
К удивлению -- лодка не пострадала. Так же было очень много песчаных мелей,
пару раз один из нас выходил и сдвигал лодку в глубину. Говорили о Солнцевой
и ее будущем, мне кажется я удивил Лешку своей оценкой ее и, казалось, он
помрачнел. Все чаще стали задумываться о возвращении в Нижний. В этот раз
решили не обедать, лишь съели по паре конфет.

Проезжали деревню слева; вроде заброшена, но высокая радиоантенна, пожарная
и пара лодок в рабочем состоянии. Дальше останавливались не часто. К концу
дня все чаще лес стал сменяться равнинами и болотами, да и река, казалось,
становилась шире, похожей на Ветлугу и плыть становилось не так интересно.
Справа остался дом, не обозначенный на карте, может быть лесника.

Вечером я стал петь песни, но часто не мог вспомнить слова. Когда не знал
слов, то заменял более подходящими к моменту. В частности "Комбат - батяня.
Батяня - комбат." удался так: вместо "за нами Россия, Москва и Арбат", стало
"за нами Покровка, Инфорис и ГАЗ".

Лешка что-то совсем сломался. И у него тоже случился "клинч". Встать на
ночлег решили пораньше, в 19.15, недалеко от болота; до темна там стреляли
из ружей, а ночью лаяла собака. Решили не сушиться у костра, а последнюю
ночь спать в слегка влажных спальниках. Прощальный ужин был плотный, но без
налета торжественности (водка закончилась накануне). Лешка сразу лег спать,
а посидел еще немного у костра. Вообще за этот день пройдено очень большое
расстояние и чистое время на воде составило 7 часов 49 минут. Но было
неизвестно успеем ли дойти до Макарьева за воскресенье.




Утром встал я в 6 часов. Для меня эта ночь была самой холодной. Я, наверное,
почти не спал часов с 2. Дал о себе знать мокрый спальник и сырая фуфайка
под головой, да и просто - не спалось. Лешка проснулся когда завтрак был уже
готов (7.00). На траве лежал иней. На оставленных на столе шортах был
натуральный снег, который растаял к обеду. Пока на костре варилась пища, я
решил спуститься к реке помыться, а когда поднялся, почувствовал едкий
запах. Посмотрев в сторону костра я увидел свой горящий ботинок, но весь он
не успел сгореть и вполне был пригоден для передвижения. Однако было обидно,
что это случилось на последней стоянке. У Лешки же обувь практически с
самого начала была дырявая и ноги, следовательно, сырые и холодные (бр-р-р).

Тронулись в путь в 8.00. В планах было дойти до Макарьева как можно раньше
(мы ведь не знали во сколько "Ракета"). С самого начала взяли хороший темп.
Так бурно мы никогда не начинали. Вообще говоря, с утра надо некоторое время
войти в ритм, время для разработки рук, для прогрева мышц; часто казалось,
что так и не будешь грести в полную силу. Но постепенно руки согреваются и
часа два машешь веслами без каких-либо мыслей об усталости.

Опять увидели "птеродактилей", 2 шт. Долго пытались сфотографировать. Но
птицы близко нас не подпускали, сделали пару снимков метров с 50. Эта погоня
продолжалась очень долго, пока наконец слева не появилось болото на которое
они и улетели. Мы с высоты своих знаний не смогли определить, что это за
птица, даже к какому классу относится: вроде бы длинная, а крылья широкие,
как у хищников.

В районе 10 часов прошли под несколькими ЛЭП (3 шт.) с интервалом до 300 м.
10.56 - прошли под большим автомобильным недостроенным мостом (по карте
похоже на Красный Яр). Далее Керженец стал широким с большими песчаными
мелями. Остановились, поели допинг-шоколад, погуляли по лесу. Вошли в дельту
реки, вдалеке показался берег Волги. Вот-вот казалось из-за очередного
поворота покажется Макарьев. Течения у реки практически нет, хотя много
резких поворотов.

Темп снизили в предвкушении конца путешествия. Решили немного пощелкаться. Я
впервые увидел, как с весла на ходу падают капли воды и некоторое время,
медленно растворяясь, исчезают. Долго смотрели на это чудо природы, потом
ловили каплю, подходящую для кадра. А Макарьев так и не показывался.
Остановились еще раз, доели шоко-. Здесь уже видны следы пребывания человека
- колея машин, мусор, следы прогона скота.

Река разлилась до такой степени, что русла не видно совсем. Угадываем
направление движения. Голосуем в каком направлении двигаться. Участок идем
по траве. Вот, наконец показался макарьевский монастырь. Но очень далеко.
Расстояние от того момента, как он показался, до пристани, мы прошли за
полтора часа. Хорошо, что ветер был попутный.

Пристали к берегу в 13.59. Первым делом зашли на пристань узнать о "Ракете".
Оказалось, что в 15.20 последний "Метеор" на Нижний. Снявшись напоследок
стали быстро разбирать байдарку и укладывать рюкзак. Из-за высоких перил
монастыря на нас смотрели монашки. Одетые они были во все черное и даже на
голове - лоб почти прикрыт, лица почти у всех, даже молодых, грустные
(наверное улыбаться они все же умеют).

Только затянули веревки рюкзака байдарки (15.27) и я пошел умываться, за
поворотом что-то затарахтело и показался "Метеор". Мы бегом накинули рюкзаки
и последними зашли на корабль. Посадив всех, отчалили. Я на "Метеоре" первый
раз; впечатляет высокое расположение над водой и скорость, не сравнимая с
"Ракетой". Стоимость билета до Нижнего - 20 руб. (от Васильсурска, откуда он
идет - 30 руб.). Где-то на полпути остановились около какого-то судна.
Оказалась рыбацкая посудина. На борт перегрузили 3 поддона свежей рыбы.
Когда я спросил купить для себя рыбки, было уже поздно.

До Речного вокзала было несколько остановок. Перед Нижним заехали на
заправку около Бора. С удовольствием ощутил запах солярки. Люди на корабле
мне показались какими-то зачуханными и озабоченными, Лешка подтвердил это
предположение и сказал, что после путешествия в Фанские горы, еще долго
смотрел на людей, как на ненормальных.

Вышли на Речном вокзале в 18.00; удивились, глядя на "Икарус"; доехали на
трамвае до Московского вокзала, на метро до Пролетарской, от метро на 12-ом
троллейбусе до Стахановского. Дома были в 19.30.


Популярность: 21, Last-modified: Wed, 24 Mar 1999 09:49:44 GMT