1994 год. 30 июля -   августа.




     Маршрут: Москва  -  Петрозаводск  -  ст.Сиг  - р.Ундикса -
              оз.Лещевое, оз.Магрено - р.Ундикса - Белое море -
              р.Воньга - ст.Воньга - ст.Лоухи - Москва.
              Протяженность около 70 км.  Расчетное количество
              ходовых дней - 3, фактически - 9.

     Состав
     команды: Нефедовы Лена, Антон, Таня (10 лет);
              Островские Ира, Сергей, Аня (7 лет);
              Бабкины Лариса, Сергей, Юля (10 лет);
              Сабуровы Оля, Миша;
              Князев Игорь.




     Итак, позади метания последних недель.  Сомнения в реаль-
ности похода отпали, и мы на вокзале, несмотря ни на что (даже
на оставленные  незакрытыми  квартиры).  Островских  провожают
Ирины родители, Нефедовых - Пашка, доставивший нефедовские ве-
щи вместе с ними самими в шикарном белом лимузине,  и  всех  -
чинный Алик с дипломатом,  из которого он в нужный момент дос-
тал шампанское и водку, устроив шикарные проводы.В час ночи  с
хвостиком  отбыли.  Проснулись от духоты, казалось, едем в Се-
вастополь, а никак не за полярный круг (почти). Дети бесились,
заливали вагон лимонадом, взрослые вяло ели, энергично обмахи-
вались и немного оживились, споря с Князем о нации и фнкциона-
ле. Энциклопедическими  познаниями  в  любой области нас Князь
забил, а небольшой пробел в мостостроении обещал восполнить. В
Петрозаводске были  в  четыре часа.  По графику на пересадку в
другой поезд оставалось что-то около часа, но действительность
преподнесла сюрприз  - наш поезд опаздывал на 4 часа.  На жаре
побегали по ларечкам, выпили пива и съели мороженое, перетащи-
ли вещи  к  предполагаемому месту стоянки "4-го" вагона,  куда
билеты, перекусили.  Дети без конца покупали жвачки, конфеты и
булочки. Ира  с Леной сокрушались по поводу полного отсутствия
летней одежды.  По непонятной причине не включалась  камера  у
Сережи Б.,  и  так  же непонятно почему включилась.   Пережили
стресс и перевели дух. Лишь Островский Сережа ни о че не тре-
вожился, уснув  на  центральном  газоне привокзальной площади.
Так и поезд "веселый" подошел.  В "4-ом" вагоне духота и почти
полное отсутствие мест.  Застигнутые врасплох мужчины кинулись
искать пустой вагон,  он оказался в конце поезда,  как раз  на
том месте, куда первоначально сгрузились. Пытались снять трак-
тор с тележкой,  но ввиду невменяемости водилы,  отказались от
этой затеи и принялись напряженно таскать вещи, наказав женщи-
нам в случае чего дергать стоп-кран. Замученные и запыхавшиеся
успели едва.  "Счастливые отпускнички",  - емко и не без юмора
сказала Ира.  В грязном,  но менее душном вагоне отъехали. Ду-
шевно выпили и закусили и спать легли.



     Проснулись от холода.  Серый пейзаж за  грязным  окном  .
Около 10  часов долгожданная станция Сиг.  Вдоль поезда бродят
коровы, солнце слегка проглядывает.  Поезд долго стоит и недо-
вольная тетка из него выглядывает,  строжит наших детей: "Ваши
дети грязные камни в нашу чистую канаву бросают,  а из нее ко-
ровы пьют".  Речка осталась позади, а перед нами озеро, из ко-
торого ничего не вытекает. За бутылку водки договорились пере-
везти самые  тяжелые  вещи  на  допотопной  маленькой тележке.
Князь работал паровозом,и в два захода были у цели. Река шири-
ной метра 2-3, как нам и обещали в поезде спортсмены-водники.
Они ходили по этому маршруту и предупредили  нас,  что  вместо
реки -  ручей,  а  единственный способ передвижения - сплошной
волок. На вопрос, как там с рыбой, они пожали плечами и изрек-
ли: "Может быть рыба в ручье и водится,  но ловить ее некогда".
Но мы не ищем легких путей и не имеем  привычки  отступать,поэ-
тому стали собирать байдарки.  Небо расчистилось, стало жарко.
Решили искупаться в том месте, где до нас плескался краснолицый
житель Беломорска. Он нам тоже поведал, что спускаться по реч-
ке будет трудно, тем более лето стоит сухое, но купаться поре-
комендовал. После полутора суток вагонной жизни освежиться бы-
ло более чем приятно.  Вода бодрящая.  Женщины и дети купались
два раза. Визгу было! Мужчины трудились в поте лица. Еще успе-
ли перекусить и  немного  жахнуть.  Беспрерывно  запечатлевали
место первой  стоянки  тремя  фотоаппаратами  и  видеокамерой,
из-за которой в семье Бабкиных была борьба (за  право  порабо-
тать оператором). В половине седьмого решили сниматься с места
весьма оригинальным способом - мужчины с вещами  в  байдарках,
женщины с детьми вдоль берега пешком, т.к. первые сотни метров
река узка и очень камениста. Миша продемонстрировал лихую заг-
рузку в  байдарку  с классической растяжкой - растянулся живым
мостиком между берегом и байдаркой.От неожиданности - всеобщее
оцепенение и крик Антона:  "Ну,  теперь ныряй за ней! (т.е. за
байдаркой)". Миша нырнул, Князь за ним, байдарку спасли. У Ми-
ши мокрые ноги (хорошо,  что речка неглубока),  а мы засчитали
ему полукиль.  Все-таки тронулись.  Речка превзошла все ожида-
ния. Каждые  несколько метров проводились и обносились, прошли
немного. Сережа Островский время от времени принимался  раски-
дывать камни со словами:  "Путь к Белому морю был кровавым", -
а, увидев женщин на берегу,  поделился первыми впечатлениями -
"Речка хорошая, жаль только водки мало взяли". Местами байдар-
ки тащили на плечах.  Женщинам и детям выпала доля  полегче  -
всего лишь отбиваться от комаров.  Берега болотистые в чернич-
нике и брусничнике,  но без ягод (почти) и без  воды.  Сушь  и
мох. Елки и сосны карельские, низенькие и узкие, меж ними тон-
коствольные маленькие березы. Около восьми пристали на неболь-
шой площадке среди сплошного леса и сухих кочек, где размести-
ли 2 палатки и костер.  Дым костра разогнал  комаров,  ужин  и
жахи подняли дух,  уклончивая (т.е. уложенная под наклон) жар-
кая надья согрела. Князь достал контрабандную бутылку "Херши",
припасенную специально  для первого дня,  вечер прошел хорошо.
Антон, как настоящий генерал,  сулил впереди только хорошее: и
речка будет широка, и рыбы много, и грибов, а озера и море нес-
равненны и безлюдны.  Мы ему верили, тем более первые классные
подосиновики уже  были  найдены Сергеями Владимировичами,  и 2
князевских окуня съедены, значит, будет и все остальное. Улег-
лись в час, когда было еще светло. Как прекрасны белые ночи!



     Дежурный Антон  встал рано (в половине десятого), надеясь
удивить всех ранним завтраком,  но народ за ним  как  посыпал,
что пришлось и Лене вставать - побыстрей готовить завтрак. Бе-
зукоризненно голубое небо и солнце нас встречали. За завтраком
молвила Аня:  "Бедный папа, все у него изо рта валится". Смея-
лись. Потом паковали вещи на новый лад - все в  рюкзаки, решив
тащить их на себе, а байдарки проводить пустыми, т.к. характер
реки прежний.  Подхватили рюкзаки и мешки на плечи, двинулись.
Женщины шли теперь не с пустыми руками, мужчины - тяжелогруже-
ные. Идти по просеке было легко,  поход превращался в пешевод-
ный. Аня приставала к Оле с ехидным вопросом:  "Тетя Оля,  а в
следующем году вы пойдете в водный поход?" (Тетя Оля впервые в
байдарочном походе,  но  в  байдарку  сесть пока не довелось).
Прошли ухоженное кладбище,  за которым надеялись встретить бо-
лее широкую  реку  (так говорил кто-то из местных),  но увы...
Через 10 минут встали. Мужчины вернулись за байдарками. Женщи-
ны произвели разведку и решили, что дальше можно плыть с веща-
ми, но без экипажей. Пока они это решали, девчонки перебрались
на другой берег к крошечному песчаному пляжику,  и Аня с Таней
самостоятельно искупались, вызвав гнев мам. Юля похвально воз-
держалась. Потом  купались Оля,  Лена и Лариса,  забыв про ку-
пальники, как анахронизм. А потом было нечего делать, и созрел
бабий бунт.  К  возвращению  мужской половины (а они вернулись
через 1.5 часа) был готов мешок претензий и предложений, кото-
рые женщины обрушили на мужчин.  Все представители прекрасного
пола дружно хотели плыть и хотя бы не тащить вещи. Я предложи-
ла, пока не поздно,  вернуться на станцию и пойти другим марш-
рутом. Не приняли всерьез.  Прогулявшись вперед вдоль  берега,
наши мужчины  и вещи отказались везти,  углядев везде сплошной
шкуродер. Опять шли груженые,  женщины отпускали шпильки в ад-
рес доблестных капитанов, они обиженно-гордо отбивались. Встав
через 10 минут,  вновь разделились. На этот раз мужчины верну-
лись быстрее  - прямо к готовому супу.  Были настроены нанести
ответный удар.  Объективности ради следует отметить, что прой-
денный ими  участок  менее каменист,  но больше поваленных де-
ревьев. И вообще, оказалось, что самые шкуродерные места прос-
то не   лежали  на  женской  тропе.  Так  что  после  перекуса
двинулись дальше тем же макаром.  Прошли 10-15 минут и устрои-
лись на стоянку. Вновь среди кустов морошки и черники в густом
лесу, но с хорошим подходом к  реке,  где  среди  камней  била
струя, и легко переходилось с берега на берег. На одном берегу
расположился лагерь,  на другом - часть байдарок, бывших после
последнего перехода  в плачевном состоянии.  Князь мужественно
вылил полбайдарки воды, Сережа О. горестно смотрел на отлетев-
шие проклеенные заплатки, так красиво кусочно-непрерывным спо-
собом наклеенные когда-то,  у Антона было просто что-то страш-
ное, и даже Миша порвал свою новенькую байдарку. Остальные (т.
е. С.Б.) уцелели.  Вечером не  очень  важная  надья,  немножко
спирта и противоречивое настроение.  Женские напдки на стоящих
на своем мужчин.  Примиряющие Мишины песни и,  в конце концов,
поиск хорощшего  в сложившейся ситуации.  Ну и что,  что речки
нет и в байдарки пока не садились, зато:  а)  отличная  погода,
б) прекрасная компания,  в)  приятное  журчание ручья по ночам,
г) несомненная польза ходьбы и т.д.  и т.п.  До сих пор слышна
железная дорога,  зато  на  небе северное сияние,  традиционно
найденное Антоном (на мой взгляд,  перистые  облака,  но  тоже
красивые). Не так уж плохо!
     P.S. Съели первую щучку Антоновскую  и  немножко  жареных
грибов.



     Вновь солнце золотое,  небо голубое.  Завтрак,  а потом -
занятия по интересам.  Девчонки ходят по камням и ловят  голо-
вастиков, пострадавшие клеят байдарки,  Сережа Б. все это сни-
мает видеокамерой,  остальные болтают,  греются на солнышке  и
лениво собираются. В половине четвертого (!) выход. Антон всех
инструктирует: "Жизнь у нас будет тяжелая.  Делаем 6 переходов
по 15 минут. Между ними отдыхаем. Потом встаем, мужчины приво-
дят байдарки.  Если выполним намеченное,  завтра будем на озе-
ре". Вдохновленные,  идем напролом. Срезаем петли и забираемся
в болото,  сухое,  как   везде.  Обливаемся потом и гнемся под
тяжестью. Аня  отстает  и движется зигзагом,  Юля периодически
падает навзничь в мох.  Немного отдыхаем между 15-ти минутными
бросками на берегу реки, опускаем ноги в холодную воду, Сергеи
Владимировичи норовят туда сунуть головы.  Выполняем  намечен-
ное. мужчины  резко  отказываются от перекуса и возвращаются к
своим судам.  Сережа О.  на прощание хвалит выбранную стоянку.
"Это просто Пицунда,  дорогая",  - говорит он Ирине. "Пицунда"
представляет из себя небольшой песчаный пляжик и мелкую  каме-
нистую реку, где мы с трудом находим  место, чтобы окунуться и
помыться. Вода холодная,  здорово бодрит. К женщинам возвраща-
ются силы,  и они разбивают лагерь, варят обед. Место для сто-
янки аховое (если, конечно, не считать "Пицунды") - все в плю-
ще и   кочках,   которые  Лена  безжалостно  срубает  топором.
Вспоминаем, что сало и пережорный мешок остались  в байдарках,
так что наши мужчины найдут,  чем перекусить.  Лена с Танюшкой
уходят ловить рыбу, а возвращаются с полным пакетом спелой мо-
рошки, из которой варим кисель и так едим. Между тем холодает,
и время близится к полуночи, а наших мужей все нет. Волнуемся.
А они тем временем прорубаются к нам и мечтают: "Вот приплывем
мы, порванные вдрызг,  промокшие, а лагерь уже стоит, ужин го-
тов, и  ягод  женщины набрали".  Так все и было.  Без четверти
двенадцать воссоединение происходит.  Антон кручинится о своей
байдарке, которая готова потерять дно,  но победно утверждает,
что нами пройдено 15 км, и назавтра  озеро обеспечено. Но что-
то много неуверенных в таком исходе.  Все еще слышны поезда, и
Лена добивает информацией о подозрительной примете - 2-х  при-
токах и просеке,  которые есть на карте и означают,  что мы от
станции всего в 4-х(!) км. Видимо, очень петляла река, и тяже-
лы были вещи,  так что хотелось принимать желаемое за действи-
тельность. А шли мы, если честно, мало. Антон отказывается ве-
рить в  такой  пессимистический  прогноз.  "Нет,  это  слишком
жестоко и несправедливо",  - говорит он.  И два часа до сна мы
говорим об  одном  и  том же - невозможности пессимистического
прогноза и суровой действительности,  которая означает, что мы
можем не дойти до Белого моря. Сережа О. вспоминает двух мест-
ных, узнавших наш маршрут и обменявшихся мнениями.  "Не дойдут
ребята до Белого моря", - сказал один из них. "А может, и дой-
дут", - отвечал другой.  Теперь это не казалось  шуткой.  Пьем
горькую. Миша сушит вещи. Он как начал падать в речку в первый
день, так и продолжает. Говорит, что не плавал раньше по ручь-
ям и  оттого  потерял  бдительность.  Решаем,  наконец,  пойти
спать, а назавтра сделать дневку и попытьться произвести  раз-
ведку в  одну  и другую стороны.  Тогда будет видно - плыть ли
нам дальше или капитулировать на станцию,  чтобы успеть попла-
вать в каком-нибудь озере. Так и сделали. Утро вечера мудренее.



     Проснулись. День  по-прежнему  ясный,  разговоры  те же -
дойдем-не дойдем до Белого моря.  По палатке редким  дождичком
стучит мошка. Нетерпеливый Антон со-товарищи сразу после завт-
рака идет на разведку.  Проходят назад до приметных притоков и
возвращаются обескураженные. Похоже, все сходится - нами прой-
дена четверть (!) пути.  Все же уходят  вперед  искать  озеро.
Женщины купаются и моются,  у Оли сводит череп при попытке вы-
мыть голову, Лена усердно шьет и клеит байдарку, дети качаются
в гамаке и строят шалаш по наущению Сережи Б.  Внутренне гото-
вимся к смене маршрута.  Часам к четырем  грустный-прегрустный
разведотряд возвращается.  Первым бредет Сережа О. Ира рубит с
плеча: "Ну что, возвращаемся?" Отрицательно мотает головой Се-
режа и  без энтузиазма,  но твердо отвечает:  "Вперед и только
вперед". Антон добавляет:  "Надо признать, что поход получился
трудовым, но возвращаться назад - это вилы. Поэтому выход один
- больше времени проводить на воде и в пути,  тогда мы  дойдем
до цели".Роптание бесполезно. Готовимся к тяжелой жизни. А по-
ка обедаем, едим много морошки, принесенной из лесу Ирой, Олей
и девочками;  Антон и 2 Сережи ловят рыбу (увы, ее нет), Князь
с Леной клеятся, девчонки играют в построенном с помощью Сере-
жи Б.  шалаше.  По  крайней мере,  достигнута определенность и
всем спокойнее.  Перед самым ужином пропадают Антон  и  Сережа
О., стучим им в миску. Загадочные, ни возвращаются. И удовлет-
воренно говорят:  "Оказывается, не мы одни такие дураки. В 100
метрах от нас стоит группа из Москвы, которые тоже купились на
карту, предсказывающую отличный маршрут и так же,  как мы, ре-
шившие, что прошли 2/3 пути". То, что мы не одиноки, почему-то
радует. Все оживились,  прекратив "поиск виноватых,  наказание
невиновных и  награждение непричастных" (цитата Антона). Пошли
душевные жахи.  Вечер удался.  После отхода основной группы ко
сну, у костра остались ударники жахов - Князь, Миша с Олей и 2
Сережи, которые за полчаса успели допить  литр  спирта  (почти
целый), собрать и пожарить какие-то грибы, рассыпать их, отыс-
кать в костре,  съесть вперемежку с золой,  попеть  и  сломать
фишку. Лишь Лена,  Ира и Лариса,  не заснувшие при таком шуме,
смогли загнать их в палатку. Сережу О. пришлось искать в лесу,
где он безмолвно замер, а тезка его устроил разнос жене по по-
воду застегнутого спальника. Улеглись часа в 2 вместо намечен-
ных 11.
     P.S. Ели жареных окуньков, пойманных Сережей  О.



     Собирались встать в 8 часов,  но после вчерашнего времяп-
ровождения,  подъем   сместился   к   половине  10-го.  Серега
О.-гигант- встал дежурить,  Сережа Б. опух, заплыли глаза, ду-
маем, что это аллергия  после жарки грибов в том же масле, где
жарилась рыба.  Погода совсем нетипична для Карелии - жарко  и
солнечно (как до сих пор). Собираемся и идем. План: до обеда 2
часа ходьбы и параллельного плавания (м.б. больше), цель - ру-
чей, втекающий справа,  и после обеда - столько же, максималь-
ное приближение к озеру. Но идем без вещей, они едут в байдар-
ках. Уже  хорошо.  Смиряемся с тем,  что для дам и детей поход
превратился в пеший,  и довольно рано (в 12.30) отправляемся в
путь. Движемся параллельным курсом с нашими мужчинами, обгоняя
их и поджидая у шевер или поваленных деревьев, которых все еще
хватает, но их плотность на кв.км уменьшается. Идти жарко, Ира
обмахивается беспрерывно (чем не курорт!), девчонки то убегают
вперед, то отстают. Появляется черника, некоторые кочки просто
облеплены ею.  Лакомимся.  Берег болотистый,  но очень  сухой,
сплошные кочки, торфяные ямы, завалы. Облегчает жизнь соседняя
группа, у которой режим и ранний выход,  так что они нас обго-
няют и протаптывают тропинку. Девчонки молодчины - идут-не но-
ют и даже в ямы не проваливаются, а вот я несколько раз спотк-
нулась о  кочки,  упала и чуть не скатилась в реку,  передавая
мужу бутылку с водой.  У одной  красивой  шеверы  с   большими
плоскими камнями купаемся. Снова идем. К пяти доходим до иско-
мого ручья.  После перекуса продвигаемся тем же порядком.  Ха-
рактер реки  меняется  в лучшую сторону - есть участки широкой
спокойной воды, где вполне можно было бы плыть всем вместе или
детей посадить.  Но наши капитаны ссылаются на плохо уложенные
вещи и продолжают плыть в одиночестве. Мы думаем, они выдержи-
вают стиль - уж если поход пеший, пусть он таким для нас и ос-
танется. Мучаемся в завалах, но в конце концов доходим до при-
годного для  стоянки  места.  Там  небольшой  омуток  и чистая
струйка, в которой вода неожиданно теплая.  Купаемся и  моемся
по очереди с мужчинами.  Ставим палатку (метрах в 200-х от бе-
рега) и впервые растягиваем тент,  т.к.  Антон где-то на гори-
зонте увидел страшную тучу.  Тент похож на дельтоплан, впечат-
ляет. Очень теплый вечер и ночь,  тьма комаров. Сидим недолго,
но душевно,  с непременным жахом. Девчонки жгут автономно кос-
тер. Кажется, сломана фишка (не слышны поезда), и мы прорвемся
к Белому  морю - судя по карте,  осталась треть пути (по изви-
листому берегу мы только сегодня прошли 15 км.  В  конце  пути
Аня всплакнула от усталости, но быстро успокоилась). Мы молод-
цы! Все будет как надо.
     P.S. Миша перестал падать в реку,  это,  должно быть, по-
могло ломанию фишки.



     Невероятно душно в палатке. Просыпаемся. Слышим, как Ант-
он рассылает   персональные  приглашения  к  завтраку.  "Князя
подъем! Ира,  подъем!  Оля,  подъем!"- кричит он издалека,  от
костра. Так зовет каждого. Ира лежит и говорит тихо: "Антон, я
как собака, все слышу и все понимаю, но ответить не могу. Вез-
де болит и ломит". Уходились вчера! Во время завтрака мимо нас
проходит соседняя группа,  среди них девочка, чей возраст  вы-
зывает бурные споры (диапазон от 12 до 16 лет).  Затем начина-
ются сборы.  Тепло,  но пасмурное небо.  Участок реки  впереди
спокойный. Папы  берут  своих  дочек в лодки.  Женщины мажутся
средствами от комаров и вперед! Ира гордо отказывается сесть в
байдарку, Оля,  наконец-то, садится. Все еще встречаются шеве-
ристые места,  но большей частью ровная река.Идем по  ломью  и
смеемся: "Когда еще такое было, чтобы при такой воде мы шли по
берегу?!" Где-то гремит гром. Лишь когда Ира увидела змею, нас
посадили в байдарки.  На воде сразу холодно, но плывем недолго
- вновь шевера. Здесь утепляемся, Антон падает в реку и перео-
девается. Дальше плывем по 10 минут и обходим камни.  Река на-
поминает бусинки,  сцепленные камнями.  В широких местах почти
нет течения,  вода цвета пива.  Вдруг, как-то сразу широко, на
пути несколько притоков,  кувшинки  по краям. Не сразу понима-
ем, что впали в озеро,  которое все разрастается, и перед нами
предстает просторная водная гладь с островками роскошных белых
лилий и живописными берегами.  Над головами летит дичь. У всех
восторг. Меж тем темнеет как перед грозой,  а  первое  хорошее
место занято добросовестной соседней группой.  Плывем дальше и
видим дивный берег - плоские камни, песчаный  пляж  и  светлые
сосны. Причаливаем,  вблизи все еще лучше. Под соснами крупная
черника, в честь нашего прибытия выглядывает солнце, нет кома-
ров! Антон  изрекает:  "Только  ради этого пейзажа стоило сюда
прорываться". Возразить ему нечего,  похоже  здесь  нетронутые
места, кроме  дружественной группы никого нет,  тропы нехожен-
ные, следы дичи повсеместно. Вторую половину дня рыбаки прово-
дят в  море.  Ничего  сокрушающего воображение не ловят,  лишь
мелких окушков и плотвичек приносит Сережа О.,  и 4  таких  же
рыбешек его  тезка (он их поймал на сало -!).  Князь с Антоном
бороздят озеро, меряют глубину и ставят сеть,телевизор,жерлицы
и кружки.  Один кружок уносит потом большая рыба.  Ждем завтра
улова. Антон торжественно обещает  поймать  дичь.  Вечером  на
большом плоском  камне,  вдающемся в озеро,  жгем классическую
надью, жахаем в сторону соседей,  звучит потрясное эхо.  Время
проводим здорово.  Обсуждаем  физику,  математику и ботанику с
зоологией. Ира рассказывает веселые  байки.  Много  смеемся  и
расходимся спать в 3 часа.



     Просыпаемся и  из окна палатки видим хмурый пейзаж. Спать
уже не хочется,  но к завтраку еще не зовут.  Дети выскакивают
наружу и начинают бегать вокруг дежурных (Князя, Миши и Оли) с
криками:"Есть хотим,  есть хотим". В час девятнадцать нас кор-
мят завтраком.  У Ани сегодня день рождения, и она восторженно
принимает подарки.  Самой большой неожиданностью для нее явля-
ется мешочек  со  сладостями и сюрпризами,  подаренный мамой и
папой, т.к.  она считала, что родители уже сделали ей подарок,
преподнеся лосиные рога. Их нашел и торжественно вручил дочери
Сережа О. Он встал рано, обошел лес, потом наловил 59 (!) мел-
ких и  средних рыбешек.  Такой улов надо было коптить.  Решаем
сделать коптерню. Антон вызывается осуществить  затею, но  его
просят не  отвлекаться по мелочам,  а идти за дичью.  Деваться
ему некуда,  уходит. Князь проверяет жерлицы, привозит 3 озер-
ные щучки (на 1-1,5 кг).  Опять плывет ловить. 2 Сергея Влади-
мировича тоже пытают рыбацкого счастья,  а мы женским составом
отправляемся за ягодами, оставив детей на Мишу. За разговорами
бысто набираем почти полное Ирино ведро черники и, когда возв-
ращаемся, светит солнце, теплеет, наши девчонки хотят купаться
и стоят раздетые уже. Таню один раз Сережа О. выловил из воды.
Купаемся все вместе.  Вода теплее, чем в реке. Небо вновь чис-
тое, загораем на камнях.  И слышим выстрел,  один-единственный
за 3 часа. Вскоре появляется Антон с глухарем (или тетеревом).
Всеобщее ликование.  Многие видят дичь впервые в жизни.Глухарь
такой большой с пышным оперением и хвостом, его все вертят и с
ним фотографируются.  Антон горд. Подтягивается остальной  на-
род. У  Князя  еще  щучка  в жерлицах и у Сережи Б.  такая же,
только со свернутой шеей.  Попалась, бедняга, на сало. Устраи-
ваем праздничный (в честь Ани) обед с черникой,  к которой по-
лагается сгущенка,  и сладостями к чаю.  Конечно же жахаем.  А
погода опять быстро меняется. Заволакивает небо, крутит ветер,
вот-вот польет дождь.  Тент растягивали в расчете на  западный
ветер, который  должен здесь преобладать судя по закрученным в
одну сторону соснам, а подул совсем другой и нагнал-таки грозу
с ливнем и молниями.  Дети спрятались в палатку, а мы под неп-
равильный тент, вздувающийся парашютом и хлопающий по головам.
При сильных порывах дождя нас немного мочит,  но меньше,  чем
Лену, которая в плаще готовит дичь.  Решаем ломать погоду  (и
фишку) жахами и тут же это выполняем.  Получилось, стихла гро-
за, но, как сказала Ира:  "Вместе с фишкой сломали и меня". До
ужина Ира с Леной отдыхают в палатке,  чтобы набраться сил пе-
ред новыми жахами,  Антон коптит рыбу в  построенной  коптерне
вместе с Сережей Б., я пишу дневник, Князь проверяет жерлицы,
остальные - кто где.  Ужин поздний,  но отличный - в  тарелках
дичь! Жахаем. Но особого веселья не разгорается, видимо, много
съели. Расходимся - кто спать, а кто купаться.  Купается  Оля,
Князь с  Мишей за ней наблюдают.  В нашей палатке не могут ус-
нуть все,  кроме Сережи Б.  и детей.  Какая-то дрянь кусается,
Антон с фонариком ходит по головам, пытается ловить комаров, а
они здесь непричем, виноват гнус. Все-таки засыпаем.
     P.S. Обещанное сжигание рваных кед и треников Князем.



     Всю ночь шел дождь,  ветер рвал тент на палатке. Я встала
дежурить и обнаружила Сережу с Князем,  тщетно пытающихся раз-
вести костер.  Резкий ветер,  мокрые  дрова и земля мешали это
сделать. Часа через полтора-два огонь разгорелся. Завтракали в
половине первого.  Потом сборы, просушивание вещей (у Островс-
ких мокрый спальник). Соседняя группа снялась с места в 10 ут-
ра, мы же выплывали в четыре, сняв сеть с двумя большими леща-
ми и телевизор со щучкой (его утянуло в сторону,  Сережа О. не
сразу нашел). Быстро переплыли озеро, пошли по реке, которая в
основном широка,  мало петляет и почти не течет.  Есть шеверы,
не очень  частые  и  недлинные,   иногда,  если  верить карте,
встречаются пороги, но очень странные - торчат в реке 3 камня,
и это порог! Берега в основном низкие, болотистые, елово-бере-
зовые, иногда встречаются соснячки,  а местами  сухой  неживой
лес. Безлюдно и дико.  Низкое небо придает суровости этим кра-
ям. Кое-где встречаются брошенные плоты. Перекус отменяем, жу-
ем всухомятку копченую рыбу.  В широком месте за порогом Антон
и Князь бросают спининг,  у Антона клюет щука, но он ее отпус-
кает, говорит, рыбы много и так. Сережа О. заводится и, отстав
от всех, принимается за ловлю. Ему удается вытащить щуку. А мы
тем временем  выплываем во второе большое озеро и тут же видим
знакомую группу.  Хотим пристать рядом с ними,  но решаем, что
жестоко донимать  их жахами на таком близком расстоянии (сред-
ний возраст членов группы - за 50 лет). Плывем  дальше и вста-
ем на  хорошем  сосновом берегу с длинным песчаным пляжем.  На
нем следы зверя,  наверное,  лося. Аппетитные, но  несъедобные
красные ягоды обрамляют пляж, дальше на кочках множество круп-
ной черники. На ужин, помимо всего прочего, обилие жареной ры-
бы, которую даже не смогли доесть до конца. Под рыбу жахи. Эхо
здесь хуже,  чем на предыдущем озере.  Не менее живописно, но,
по мнению мужчин,  более обжито.  Они так решили,  увидев мало
следов дичи,  хотя из людей,  не считая привычных соседей, нет
никого. Жгем надью,  которая не разгорается вначале из-за нех-
ватки третьего бревна,  потом, когда бревно положено на место,
горит жарко. На горизонте появляется светлая полоса, надеемся,
она предвестник хорошей погоды. Повспоминав былые походы, ухо-
дим спать.



     Утро - картинка. Яркое солнце, синее озеро и головокружи-
тельные облака,  редкие, невесомые. С озера дует свежий ветер.
У прогоревшей  дотла  надьи дежурный Сережа О.  недоумевает по
поводу непонятного расплавленного сгустка,  из которого  он  с
трудом достает  костровой крюк.  Рядом масляная лужица и кусок
металла, похожий на клинок ножа.  Еще какие-то обгорелые  тря-
почки валяются.  Сопоставив все детали, догадываемся, что сго-
рел Князевский пластмассовый кан,  две  бутылки  подсолнечного
масла, костровые рукавицы и нож, тоже Князевский. Лена резюми-
рует: "Да,  ребята,  так пить нельзя".  А мы разве пьем? Так -
ползучее пьянство - чуть-чуть каждый день. Команда тихих алко-
голиков.(Все Алик виноват. Задал тон на вокзале и уехал в свою
Германию:"Эй, Алик, сними установку!"). Подходит Князь, мы ему
все выкладываем.  Он переносит удар стойко, правда, потом весь
день молчит.  Начинаем  собираться.  Определенного  плана нет.
Плывем к морю,  но,  если встретятся рыбные места, будем вста-
вать. Антон обещает нам впереди семгу, сига и треску. Говорит,
на порогах в чистой струе может клюнуть и хариус. Выходим око-
ло двух  часов.  Озеро спокойное,  отливает на солнце фольгой.
Юле вода почему-то напоминает желе,  когда она  опускает  туда
руку и тянет ее за байдаркой. Сразу на выходе из озера шевера,
идем по лесу,  мужчины протаскивают лодки с вещами. Дальше ше-
вер все больше и больше,  и они все длиннее и каменистее.  По-
пытки покидать спининг на порожках ничего не  дают,  идем  без
обеда к морю.  Хмурится небо и холодает. Во время частых выса-
док на берег заедают комары.  Одна отрада  -  крупная  сладкая
черника, которой   облеплены  все  болотные  кочки.  Едим  ее.
Как-то, в очень черничном месте, ко мне подсесла Аня и спроси-
ла: "Тетя Лариса,  вы здесь уже были?" "Нет,  Анечка, не была,
иначе съела бы всю чернику",  - ответила я. Позднее Ира с Аней
выбились из ягод,  и Аня сделала вывод: "Здесь, наверное, тетя
Лариса побывала".  Наконец, Антон предупреждает: "Впереди пос-
ледняя ступенька, и мы у моря". Последняя ступенька растягива-
ется почти на километр.  Из последних сил  продираемся  сквозь
болото и завалы и выходим к морю! Девчонки визжат от восторга,
пробуют воду на вкус,  она  соленая  и  абсолютно  прозрачная.
Сквозь нее,  как  через  чистое стекло,  видны кустики зеленой
морской травы, напоминающей лук. "Мама, я знаю, почему это мо-
ре называется  Белым,  в  нем белая вода!" - говорит Юля.  Она
права. Оглядываемся вокруг - рядом группа, на той стороне реки
видны следы стоянки.  На горизонте - полоской берег с геодези-
ческой вышкой.  Волн нет. Это губа Воньга. Здесь пристаем, пе-
реплыв реку.  Стоянка  обустроенная и чересчур цивилизованная,
видно, здесь останавливались не раз.  Удобное  место  -  рядом
пресная вода.  На  просторной поляне плоские камни,  кострище,
коптерня и банки, бутылки - следы людей.Немного спорим - оста-
ваться ли здесь?  Но уже семь часов,  все устали и, если прис-
мотреться, место вполне пригодное.  Черники много,  сосенки  и
березки красиво  перемежаются,  солнце  в честь нашего приезда
выглядывает. Танюшка лезет в воду, первая, как всегда. Юля  за
ней. Резвятся. Непонятно пока - отлив сейчас или прилив. Антон
выходит в море, и мы видим, как он вытягивает над водой нанем-
ного большую рыбу.Секунду это длится, и рыба, блеснув под солн-
цем, уходит в море.  Антон говорит,  семга была,  но одному ее
вытянуть не под силу.  После этого все рыбаки бросаются ловить
таких-же рыбин, только тщетно. На берегу донимает гнус. Желтые
листочки, упавшие на камни, и пожелтевшая кое-где хвоя напоми-
нают осень.  И тут мы замечаем,  как сходит  вода  -  отливает
быстро, и вот уже бухточка,  куда вплывали, совершенно безвод-
на, и до мыса, от которого плыли в байдарках, можно дойти пеш-
ком. Удивительное  зрелище.  Через  два часа пейзаж совершенно
неузнаваем. Сплошное нагромождение красноватых  камней  разной
формы тянется широкой полосой вдоль берега. В этом есть что-то
унылое, Лене напоминает рудники,  а мне лунный рельеф. Насмот-
ревшись на  отлив  и нафотографировавшись,  идем ужинать и жа-
хать. Повод отменный - "дошли ребята до Белого  моря". Посидев
у надьи,  душевно попели,  поставили сеть на камнях, умылись в
ручье и уползли в палатки, где было очень жестко спать, но за-
то ровно, и никто друг на друга не скатывался.



     Погода нас  балует.  Опять тепло и солнце.  Едва проснув-
шись, высыпали на берег смотреть прилив.  А его как-будто бы и
не было.  По-прежнему болталась сеть на камнях. Сразу тема для
разговора - о природе приливов и отливов,  потом плавный пере-
ход к сопромату и заумные разговоры об эпюрах моментов, от ко-
торых все женщины разбежались.  Лена с Ирой и Олей ушли в  лес
за ягодами,  Сережа О.  с Князем, закрыв ученую тему, отправи-
лись к глухому озеру с ружьем и спинингом, Сережа Б. - с удоч-
кой вверх  по реке,  я - мыться,  стираться и присматривать за
детьми, а Антон в палатку спать. Через час с небольшим женщины
вернулись с  ведром крупной черники,  позднее 2 Сережи подошли
без улова и добычи, Антон выспался, лишь Княязь, как ушел, так
и пропал.  Потом купались в море, отойдя далеко от берега, Юля
уколола о камень ногу и  упустила  надувную  подушку,  которую
прибило к  камням в 200-х метрах от места купания.  В половине
четвертого начался прилив, опять внезапно и мощно. Быстро вода
заняла всю  положенную  ей  территорию.  Вновь подивились силе
природы. Около шести часов обедаем, Князя  все нет. Зато прип-
лыла знакомая группа,  стосковавшаяся по нам. "Мы их догнали!"
- торжествующе сказал кто-то из группы.  Довольные, они встали
в 100 метрах от нас. Тем временем мужчины предпринимают безус-
пешные попытки половить рыбу - большую и маленькую, Лена стри-
жет всех мужчин подряд,  и все потихоньку начинают волноваться
о Князе,  который не подает никаких признаков жизни.  В девять
вечера снаряжается поисковая группа - никто из мужчин не хочет
пропустить такое увлекательное  занятие.  Они  берут  с  собой
ружье и  бинокль,  а женщинам велят идти на мыс вешать красные
антоновские штаны в случае,  если Князь вернется. Он так и де-
лает через  15  минут после ухода мужчин. Возвращается, крайне
довольный собой и своим уловом. Поймал ровно 12 щурят - по од-
ному на брата,  поэтому и задержался на каких-то девять часов.
Удивляется общей панике и едет в байдарке вешать штаны на мыс.
Через полтора  часа  возвращаются наши мужчины.  Говорят,  что
сначала кляли Князя,  а потом,  вообразив себе его заброшенные
косточки, стали  вспоминать,  какой  хороший  человек все-таки
был. А красные штаны на красных камнях,  оказывается, не видны
даже в бинокль.  (Мужчины нашли потерянную Князем 12-ю щуку.Их
поход ненапрасен). Вечером надья и душевные жахи в честь того,
что Князь  нашелся.  В  соседней  группе  после  "тихого" жаха
кто-то кричит - то ли от страха,  то ли  наоборот.  Зажаренные
щурята очень даже недурны.  Князь заводит длинный спор о раск-
ладке. В сеть попадается камбала,  которую кидают в кан, чтобы
утром показать детям. На этом дневка заканчивается.
     P.S. Перед сном дети (Юля и Таня)  уходят  далеко-далеко,
мы их едва находим в камнях.



     Чудное утро,  прежний  пейзаж.  Дежурный Миша утверждает,
что с утра был прилив.  Разве бывает  двухразовый  прилив?  Не
знаем. Весь  день  ленивый - купаемся,  спим,  смеемся.  Антон
признается, что для него критерий в выборе жены единственный -
главное, чтобы  она  была в своем уме.  Трудно не согласиться.
После расслабухи - интенсивные сборы, быстрое заклеивание бай-
дарок и отплытие в шесть часов вместе с приливом. Море спокой-
ное, исчезли барашки,  кое-где видные с утра.  Небо  заволокло
тяжелыми облаками,  причудливо  завитыми,  грозящими слиться с
тучами. Плывем  быстро,  с  весел  стекает  бесцветная   вода,
кое-где видно  дно  в камнях и водорослях,  медузы брусничного
цвета. Наш путь лежит строго на запад по  слепящей, искрящейся
множеством мелких кристалликов солнечной дорожке, выбивающейся
из туч. Потом вдруг темнеет, появляются мелкие студенообразные
волны. Антон всех торопит,  боится грозы. А мы уже и так проп-
лыли положенные 4 км,  и почти впали в Воньгу. Антон потерял в
море Пашкин телевизор,  говорит,  Паха будет этим горд.  Здесь
нам повстречался катамаран с 4-мя туристами.  Обменялись  впе-
чатлениями о маршрутах и уловах,  отсоветовали им плыть к пос-
леднему порогу на Ундиксе,  т.к. рыбы там нет. По пресной воде
понимаем, что  вплыли  в  Воньгу,  поверхность ее зеркальная и
немного выгнутая, чувствуется сопротивление при гребле. Навер-
ное, есть все-таки течение,  и начавшийся отлив мешает. Встре-
чаем рыбнадзорный катер,  который, нас завидев, тут же уплыва-
ет, а  не  штрафует  за  спининги,  как обещали катамаранщики.
Около большого порога останавливаемся. Воды в нем мало, но вы-
ходная шевера очень протяженная, шум ее слышен издалека. Боль-
шая часть команды уходит на разведку,  у байдарок остаются Ира
с Аней и я с Олей, отбиваемся от комаров и гнуса, жгем на кам-
нях костер. Проходит час, мы слышим в лесу позади нас душераз-
дирающие крики.  Я по зову инстинкта бросаюсь в лес, там испу-
ганная Юля,  которую папа с полдороги  отослал  назад,  а  она
заблудилась и теперь кричала истошно в 100 метрах от нас.Слава
богу,  все окончилось благополучно.  Вскоре вернулись  осталь-
ные. Решили здесь же вставать на ночь,  место не самое лучшее,
но время позднее (9 часов),  проходить шеверу с целью отыскать
другую стоянку некогда. Обустроились и, как всегда, стало уют-
нее. Надью разожгли такую яркую,  что  чуть  не  спалили  лес,
пришлось ее делать "сдвинутой".  Жахали, на жахи прибежали два
местных рыбака, которые предложили семгу за 35 тысяч кг или за
спирт. Спирт  у нас кончается,  а денег жалко.  Сидим болтаем.
Потом поднимается ветер, и мы расходимся спать.



     Утро пасмурное и ветреное. Встаем дежурить в половине де-
сятого. Дни пролетают быстро, дежурства подступают неожиданно.
Очень плотно завтракаем - надо подчищать  съестные  запасы.  В
одиннадцать с хвостиком выходим. Женщины бредут по берегу, Ле-
на собирает молоканы и ермаковики - грибы, которые Ира называ-
ет поганистыми.  У  меня  почетная миссия - заснять путь Князя
вверх по Воньге его фотоаппаратом. Есть, что снимать. Интерес-
но смотрятся наши мужчины, когда ведут, как овечек за веревоч-
ку,  свои  байды,  или  с  трудом   перегребают  струю.  Почти
двухкилометровую шеверу  с  порогом  они проходят за 45 минут.
Князь принципиально не обувает сапоги,  весь поход проводит  в
кедах, мокрый до пояса. Вместе с шеверой почти кончается тече-
ние. Садимся в лодки экипажами и довольно быстро плывем вверх.
Островские пытаются  "сделать"  Бабкиных.  Слабо!  Проще "сде-
лать" Нефедовых,  которые сзади.  Вновь солнце.  Встречаем две
группы. Они все стремятся к Белому морю,  а мы наоборот. Перед
д.Воньгой начинается длинная шевера с порожками,  раздельно  с
капитанами проходим ее.  В самой деревне красивый порог, обра-
зованный разрушенной плотиной.  В прошлом году  его  почему-то
никто не заметил. Меняются берега. Теперь вдоль них частоколом
высокие березы и елки, трепещущие осины, высокая трава с сире-
невым иван-чаем.Народу,  как  и было обещано Антоном и Сережей
О., - тьма.  Встаем сразу за деревней в 50-ти метрах от другой
группы. Красивая поляна,  но обжитая до безобразия.  Мужчины в
помойках находят резиновые заплатки,  остатки шпур,  Сережа Б.
отыскивает бутылочку не то с ацетоном,  не то с ТГФом, который
Сереже совсем не нужен,  но вызывает обильное слюноотделение у
Антона. Он хочет найти такое же. Детям здесь нравится. Они бе-
гают по высокой траве в деревне,  которая насчитывает две  из-
бушки, играют в карты.  Нет комаров. Вечером традиционный жах,
очень вкусно приготовленные Леной грибы,  последняя  сигарета,
раскуренная как трубка мира двумя Сережами и Антоном и сильный
холод. Замерзает вода в ведре, леденеет тент, над прямой рекой
клубы тумана.  Идем  в палатку греть детей,  постояв у надьи и
немного поболтав.



     Померзли ночью,  Лена  проснулась  с  насморнком.  Светит
солнце, но ветер холодный. Решаем после завтрака пойти за яго-
дами. К женщинам присоединяется Князь,  только идет  в  другую
сторону. Остальные  мужчины  собирают  байдарки,  дети играют.
После трехчасовых поисков ягод набираем литровый ковшик черни-
ки на четверых. Этого едва хватит на кисель. Все обобрали дру-
гие туристы.  Как мы теперь оценили  маршрут  и  те  безлюдные
ягодные места, где побывали! Жаль только, что мало постояли на
озерах или море. Но кто же предполагал такое быстрое прохожде-
ние последнего  участка пути?!  Учтем на будущее.  Остаток дня
ничем не примечателен, кроме того, что дети рассорились, и Аня
написала в своем дневнике: "Юля и Таня плохо себя вели. Я тоже
нехорошо". Самокритичная девочка! (Девчонки скоро помирились).
Упорный Князь  вернулся через семь часов с полным голубики се-
милитровым каном.  И где он ее только нашел!  Антону обломился
пузыречек ТГФа после того,  как он убедил Сережу Б. отказаться
от находки.  Все байдарки собрали, кроме князевской. Князь ак-
куратно разложил  ее  на  составные части и сел вязать морские
узлы, руководствуясь какой-то книжкой.  Весь день никто не ку-
рил, но выпили по пиву, купленному на станции во время 2-х ми-
нутной стоянки поезда, исключительно для поддержания традиций.
Опять холодный вечер,  вкусный ужин - обилие оладушек  со сгу-
щенкой, которые испекли Ира с Леной из 2-х кг  муки. Остатками
муки устраивали фейерверк на надье. Потом ложились спать, усы-
панные мучным пеплом.



     Кошмарное утро. Ранний подъем, учиненный Сережей О., при-
вел меня к головной боли,  а Антона к испорченному настроению.
И просили-то всего лишь 15 дополнительных минут для сна у  Се-
реги. Не дал. Суровый. Как не задалось у меня утро, так и пош-
ло. Выпал жребий идти с Олей на станцию в первых рядах и ждать
поезда лишних два часа, сторожа вещи. Станция Воньга - тоскли-
вое зрелище: два грязных дома, помойки кругом, разрушенные са-
раюшки и глупые собаки,лающие понапрасну.Всего там живет 10 че
ловек. За второй заход подтащили  все  вещи.  Шли  по  широкой
просеке 2 км от деревни.  Это было удобно, только бедный Антон
страдал от происков коварной жены,  положившей в рюкзак лишнюю
бутылку с  водой и Танюшкины брюки.  Столько мучений от недос-
панных утром 15-ти минут! Сережа О. пытается исправить ошибку,
поспав по 15 минут за Ларису и Антона на пнях, но это не помо-
гает. Выясняется еще,  что мы пришли на станцию за 4  часа  до
отхода поезда  (если  считать  от первого захода).  Непонятная
предусмотрительность, за которую женщины хотят  Серегу побить,
а он их в скрытой форме оскорбляет.  Но зато потом, когда при-
ходит поезд,  все идет как по  маслу.  (Коллективная  мудрость
мужчин). Мы едем недолго на север до ст.Лоухи, там легко поку-
паем билеты,  через  час  садимся  в   поезд   (приблизительно
20.00.), где за дополнительную плату меняем вагон и заполучаем
2 купе,  сидим душевно, едим, пьем, и с чувством превосходства
смотрим на  бедняг-туристов в Кеми,  которые в час ночи только
садятся в переполненные вагоны на узком перроне, зажатом с 2-х
сторон поездами.  Единственное маленькое неудобство - не рабо-
тает тамбур, ведущий в голову поезда, где кипяток. Но мы и это
преодолеваем. Сережа  Б.,  подстрекаемый Князем,  перелезает в
разбитое окно двери между вагонами,  приносит  кипяток,  Князь
ему помогает  (он  бы и сам пролез - комплекция не позволяет).
Ложимся спать и сквозь сон слышим,  как какая-то группа проры-
вается в  двенадцатый вагон через эту разбитую дверь.Тяжело им
с лодками-то!



     Едем. Спим - едим - спим.  Как всегда  в  конце  немножко
грустно. Но все кончается,  а,  это, надеюсь, не последний по-
ход. У меня он оставит хорошие воспоминания,  а другие за себя
пусть сами  скажут.  Вести дневник старалась добросовестно,  и
это все.
                              Лариса Бабкина.


     Определение притока реки по Князю:  (def) Если надеть  на
себя рюкзак и прыгнуть вперед, то: если остается отпечаток но-
ги на почве - это приток, а если нет, то - увы нет.
                              Сергей Бабкин.


     Этот чудный (от слова "чудной") поход вскрыл огромные ре-
зервы наших с Анютой организмов: в день проходили по 15-20 км,
по болотам и кочкам,  в сплошных комарах и редких змеях, и ос-
тавались живы и веселы. Спасибо хорошей компании! У Анюты пос-
ле пройденного открылся писательский талант.  Растет достойная
смена тете Ларисе!
                              Островская Ира.


     Мой первый в жизни водный  поход.  Удивительная  Карелия:
чистые леса,  шум воды, обилие ягод, ночные костры, очень дру-
жественное отношение ребят. Спасибо всем!
                               Сабурова Оля.


     Процедура покупки пива с вологодского поезда на ст.Воньга
заслуживает отдельного описания.
     Еще до прихода поезда выпытали у местных,  где останавли-
вается вагон-ресторан, но ошиблись на 2-3 вагона. Когда Серега
Островский дошел  до  заветного вагона,  двери его были плотно
закрыты. Однако, вдруг дверь открылась, и появилась тетя в бе-
лом халате:
     - Вам чего?
     - Пиво есть?
     - 1200.
     В этот момент поезд трогается.
     - Ой!
     - Вам сколько?
     - Десять.
     - Ой!
     Тетя удаляется,  мы отсчитываем  деньги,  поезд  набирает
скорость. Тетя возвращается  с пятью бутылками, берет деньги и
уходит за оставшимися пятью.  Серега бежит за поездом,  бросая
на бегу бутылки в траву. Когда тетя принесла еще пять бутылок,
поезд набрал приличную скорость,  и Серега принял на бегу  три
бутылки из пяти. Ну, все. Руки у Сереги заняты, положить бутыл
ки - потерять скорость,  а я безнадежно отстал.  Но в этот мо-
мент Островский  замечает,  что  впереди  по ходу поезда стоит
Сергей Бабкин. "Ему отдайте", - кричит Островский вслед уезжа-
ющей в  северную даль тете.  В следующую секунду Бабкин каска-
дерским движением принимает последнюю пару бутылок.
     Еще не  осознав удачи,  мы собираем брошенные в траве бу-
тылки. Все десять на месте!  Впрочем,  до  лагеря  мы  донесли
только девять. Командировочные расходы...
                                Сабуров Миша.

     Поход длился один день,  с 31.07. по 14.08. День был сол-
нечный, ягодный,  комариный, рыбный, костровой и запоминающий-
ся. Было много женских упреков. Удалось пройти по ручью, реке,
озерам, морю и опять по реке.  День был удачным,  но очень ко-
ротким! Хочется вернуться сюда снова!    Островский Сергей.
     Замечательные были места:  практически непосещаемые людь-
ми. Мечта любого рыболова и  охотника,  грибника  и  ягодника.
Правда, рыболовы забыли коптерню (а зря!), охотники посчитали,
что 12 (двенадцать) человек можно накормить 1 (одним) глухарем
(который тетерев)  всего 1 (один) раз за поход (сомнительно!);
а как не повезло грибникам с погодой (зато  как  повезло  всем
остальным!); ну а ягодники, думается, глядя в свои пустые каны
и ведра, будут вспоминать те немерянные черничные поля, по ко-
торым прошел почти весь поход (ух, ты!). Выводы и коррективы в
раскладке и снаряжении (коптерня,  песок для ягод...), думает-
ся, очевидны.  Да,  кстати,  о раскладке. На следующий год она
видится примерно такой:
     1. Спирт - 2 л/чел.
     2. ...
     3. ...
                                  Князев Игорь.


     После дневника Ларисы любая добавка к жизнеописанию похо-
да будет выглядеть жалко и бледно,  как мне  кажется.  Поэтому
хотелось бы сделать только некоторые выводы на будущее.
     Во-первых, безлюдные места с рыбой и дичью  начинаются  в
Карелии примерно  в  пятнадцати километрах от железной дороги,
при условии,  что туда нельзя добраться на  машине,  мотоцикле
или на лодке.  При этом расстояние от моря тоже должно быть не
менее десяти-пятнадцати километров.
     Во-вторых, для нас не страшен волок по ручьям,  при усло-
вии, что байдарки хорошо проклеены.  Однако,  наверное, такому
волоку может сильно мешать дождь, так как по берегу идти будет
трудно из-за мокрой травы.
     Далее, надо  брать с собой капроновую черную или коричне-
вую сеть с толстой ниткой высотой один-полтора  метра,  длиной
метров тридцать-сорок и ячейкой сорок-шестьдесят. Использовать
такую сеть можно как брезент на озерах  и  для  "прочесывания"
порогов на реке.
     Наконец, полезно знать,  что семга поднимается в реки  из
моря примерно  в  середине  августа,  но ловят ее в основном в
крупных реках.
     Общее впечатление о походе.  Похоже, у нашей группы выра-
ботался уверенный душевный стиль, и это хорошо.
                             Антон Нефедов.
                             Лена Нефедова.
                             Таня Нефедова.




Популярность: 8, Last-modified: Wed, 17 Dec 1997 14:32:05 GMT