---------------------------------------------------------------
 Date: 10 Mar 1998
 From: "Sergey V. Ivlenkov" (sergey@diggy.inm.ras.ru)
 Авторская орфография, орография и терминология сохранена.
---------------------------------------------------------------

     Верховное  командование  объединенным Флотом Ея Величества
Королевы.
     Генеральный штаб королевских абордажных войск.
     Святейший синод Священного Ордена торжества Интеллекта.

     р.УМБА,  июль  1997г.  Краткий  очерк  рейда по маршруту 4
     категории сложности (для байдарок).


принимавших участие в рейде, и выписки из личных дел офицеров и
матросов, входивших в состав экипажей:

1.  Дважды  краснознаменный фрегат Флота Ее Величества королевы
"Разящее Око Кецелькоатля". (таймень 3) Экипаж:

     Капитан    корабля    -    Его    Высокопревосходительство
генерал-аншеф королевских абордажных войск  Андрей  Викторович,
хранитель  священного  Огня,  Разящий  Меч  в руках разъяренных
богов и Великий Вождь практически всех индейских племен по  обе
стороны  Мглистых  гор,  по  праву  считающийся  одним из самых
коварных и непостижимых воителей севера.
     Старший  матрос - Его Высокопреосвященство Отец-основатель
и  Духовный  наставник  Священного  военно-монашеского   Ордена
торжества  Интеллекта  Дмитрий,  заступник  наш перед престолом
Всевышнего и наша последняя  надежда,  исполняющий  обязанности
впередсмотрящего,  этнографа (заместителя командира по связям с
общественностью) и эскадренного капеллана.
     Младший    матрос   -   Ирина   Александровна,   милая   и
очаровательная девушка,  стоившая  капитану  наручных  часов  и
ранней  седины,  корабельный  хирург  (да  не  дрогнет  никогда
скальпель в ее руке).

2.  Корвет  Флота  Ее  Величества королевы "Дымящаяся трубка Че
Гевары" (каркасно-надувная  спортивная  двухместная  байдарка).
Экипаж:

     Капитан  корабля  -  Его  Высокопревосходительство  Максим
Сергеевич,  адмирал  флота  Ее  Величества  королевы  (Личность
королевы  все  еще выясняется. В случае серьезных расхождений в
мнениях   среди   Высшего   командного   состава    руководство
Генерального  штаба  Королевских  Абордажных войск не исключает
проведение конкурса на замещение вакантной  должности.   Милые,
обаятельные,  уверенные  в  себе  девушки,  обладающие хорошими
внешними данными, не упустите свой шанс! ). Весь путь его овеян
подвигами и славой, его деяния легли в основу многих преданий и
легенд самых непохожих друг  на  друга  народов  (в  том  числе
норвежско-эскимосского  и  карело-финского),  часть его нелепых
выходок воспета в  песнях,  а  его  именем  в  глухих  северных
деревнях до сих пор пугают маленьких детей.
     Старший  матрос  -  Его  Высокоблагородие  Серeгa, матерый
морской  волк,  отличившийся  во  множестве  самых  невероятных
переделок  и  не  раз, рискуя жизнью, спасавший свой корабль от
верной  гибели.  Его  знаменитое  хладнокровие  в   критических
ситуациях не раз вызывало искреннее изумление дaже у поседевших
на порогах ветеранов. Боцман  королевского  Флота.  Заслуженный
... хронометрист Российской Федерации.



     Наша   история  начинается  с  теплого  июньского  вечера,
усыпанного  звездами  темно  -  синего  неба  и  уже   порядком
потрепанного   временем   пакета  карт  Кольского  полуострова,
которому уже  не  в  первый  раз  предстояло  стать  путеводной
звездой   для   всех   ненормальных,  ошибочно  считающих,  что
предназначение  настоящих  мужчин  -  карабкаться  по  отвесным
скалам   и  лететь,  обгоняя  ветер,  на  утлом  челне  по  дну
какого-нибудь скалистого ущелья, вместо  того,  чтобы  спокойно
сидеть  дома  у  камина  и  неспеша потягивать кофе с коньяком,
слушая, как за окном завывает вьюга.  В  тот  день  удача  явно
сопутствовала  Высшему  командованию  экспедиционного  корпуса,
волею  судьбы  и  разного  рода  непредвиденных   обстоятельств
раскиданного  по  всей  России  и уже давно по мере приближения
лета предпринимавшего отчаянные попытки собраться где-нибудь  в
полном  составе  и  в  деталях обсудить план предстоящей летней
компании.
     И,  наконец,  историческая встреча в верхах свершилась - в
штаб-квартире королевского  флота,  где  уже  не  раз  решалась
судьба  вольного братства морских разбойников, труднопроходимых
порогов    севера    и    всего    свободного     мира.     Его
Высокопревосходительство  господин  Адмирал выбрал местом своей
постоянной дислокации покосившуюся кушетку,  на  которую  он  и
взобрался,  поджав  под себя ноги и сильно смахивая при этом на
восточного сатрапа. Господин генерал-аншеф занял  президентское
кожаное  кресло  перед мощным компьютером, согнав оттуда личную
секретаршу Адмирала, которая от незаслуженной обиды  свернулась
калачиком на диване, бросая в сторону заговорщиков испепеляющие
взгляды. Его Святейшество капеллан все еще отсутствовал, но  он
обязательно  прибудет  -  как  и положено духовному иерарху его
ранга, спешащему к своей пастве, опоздав  на  несколько  минут.
Внимательно  изучив  все  обрывочные  сведения,  находящиеся  в
распоряжении службы внешней разведки Флота, мы быстро пришли  к
выводу,  что  Умба,  пожалуй,  нам  вполне  подойдет.  Особенно
привлекало в ней наличие трех непроходимых порогов, несомненно,
представляющих реальную угрозу всему человечеству.
       -  Решено.  -  сказал  генерал  после  непродолжительных
колебаний. - Пойдем  по  Умбе.  Что  же  касается  непроходимых
порогов... Ну, заодно и выясним, насколько они непроходимы.

     Для  того,  чтобы  переговоры  с  всесильным  в тех местах
рыбнадзором  не  стали  причиной   существенных   изменений   в
первоначальных планах, группа энтузиастов во главе с Капелланом
решила предпринять  отчаянную  попытку  добыть  для  участников
намечающегося  похода  маршрутный лист. С третьей или четвертой
попытки сидящим  четвертую  ночь  в  засаде  Дмитрию  и  Сереге
наконец удалось захватить в плен главаря фрязинского турклуба и
под страхом вечных мучений  вынудить  его  откупиться  охранной
грамотой с обязательным в таких случаях оттиском печати в левом
нижнем углу.
     Грамота   начиналась   с   перечисления   имен  и  фамилий
участников набега и должностей, занимаемых ими в отряде.  Затем
следовал  длинный  перечень задач, стоящих перед экспедиционным
корпусом  королевских  Вооруженных  сил.   Последние  несколько
строк  гласили,  что  все  вышеназванные господа - не верблюды.
Несмотря на  четкое  понимание  того,  что  от  нее  требуется,
рабочая группа, составлявшая документ, столкнулась с небывалыми
сложностями. Дело в том, что традиционные звания  и  должности,
занимаемые  членами  экипажей  в  королевской  армии и флоте, в
такого рода документах вряд ли уместны, а список известных  нам
званий,  присваевамых  уходящим  в  турпоходы, увы, закончился,
едва успев начаться, на все том же генерал-аншефе.
     Для  того,  чтобы  хоть  как-то выйти из столь щекотливого
положения, Серегу сделали хронометристом -  человеком-кукушкой,
знающим,  который час, и отдали ему единственные отрядные часы.
Свою новую должность в команде Дмитрий выбрал сам, став, по его
словам,   этнографом,   несмотря  на  робкие  попытки  адмирала
втолковать ему, что в тех  местах,  куда  мы  направляемся,  из
семейства    прямоходящих    присутствует   только   рыбнадзор.
Маршрутный лист доставили в штаб-квартиру  Флота  накануне  дня
массового  исхода,  положили под стекло... где он и пролежал до
самого возвращения, забытый в спешке адмиралом.

     В  Апатиты  мы прибыли в семь утра третьего июля, выпав из
мурманского поезда, который, разобравшись  с  нами,  отправился
дальше.   Прямо напротив вокзала находится городская площадь, а
в противоположном конце ее  расположена  автобусная  остановка,
хорошо  просматриваемая  с  платформы,  от которой отправляются
автобусы на Кировск. Все они имеют номера, начинающиеся с цифры
100,  и  ходят  довольно  часто  (раз в 2,5-3 часа, а, может, и
чаще).
     На 101-м мы добрались до остановки "13-й километр", где от
трассы,  идущей  на  Кировск,  ответвляется  ветка,  идущая  на
Октябрьский,   и,   проскочив  развилку,  вышли  на  автобусную
остановку  маршрута   Октябрьский-К.е.м.(ь)   и   там   поймали
фургончик,  который  нас  и  подбросил  до моста через Умбу.  К
слову, туда же можно было бы добраться и на  автобусе,  но  для
нас  это  могло  бы  обернуться  потерей  трех часов "светлого"
времени суток.
     И, наконец, не прошло и четырех часов с момента выгрузки у
моста, как байдарки уже были собраны и спущены на воду.  Ударил
залп шампанского и королевский Флот, подхваченный стремительным
течением, понесся навстречу неизвестности.
     И  в первый же день Река поразила нас своим коварством. Мы
знали, что впереди нас  ждет  немало  сюрпризов,  но  никто  не
ожидал,  что  приключения  начнутся почти сразу же после спуска
байдарок  на  воду.  И  уж,  конечно,  ни  один  из  доблестных
командиров  кораблей,  славящихся  своим  умением  заглянуть  в
будущее по крайней мере на полчаса вперед, не допустил и  мысли
о  том,  что самый сложный порог ждет их в самом начале реки, а
не в  конце,  где  ему,  согласно  правилам  хорошего  тона,  и
следовало бы находиться.
     Спустя  полчаса  неторопливого  сплава  мы  наткнулись  на
первый перекат,  который  во  многих  отчетах  почему-то  носит
гордое название порога. И, как это часто бывает c флотом, когда
во главе его идут капитаны, не  обремененные  здравым  смыслом,
прошли  перекат  раньше,  чем  сообразили, что это как раз он и
был. Для милой Ирочки этот, с позволения сказать, порог и вовсе
остался  бы  незамеченным,  если  бы  не генерал-аншеф, всетаки
успевший в нескольких словах отметить прекрасную выучку экипажа
еще  до  того как последние буруны скрылись из виду. Окрыленная
первой победой над коварной стихией, эскадра легла  в  дрейф  и
предоставила  Реке  самой  нести  экипажи  навстречу опасности.
Солнышко в тот день светило так, как, казалось, оно должно было
бы  светить  где-нибудь на черноморском побережье Кавказа. Небо
было чистым и безоблачным, легкий ветерок ласково дул в корму и
высокие  гранитные  скалы  гордо  вздымали  ввысь свои покрытые
тонкой паутиной гнейса вершины, сильно  смахивая  при  этом  на
аналогичные  образования вдоль южного побережья Крыма. Пожалуй,
если бы кому-нибудь  из  отряда  в  тот  момент  попытались  бы
напомнить,  что  он находится далеко за полярным кругом, в краю
Вечных снегов и дрейфующих льдов, он  посмотрел  бы  на  такого
человека как на ненормального.
     Существует   множество  мнений  по  поводу  того,  кто  же
все-таки тогда первым заметил порог Падун. По  вполне  понятным
причинам все известные письменные источники, повествующие о том
периоде,  предпочитают  молчать  об   этом,   но,   внимательно
ознакомившись  со  всеми  версиями, которым можно верить, автор
этих строк рекомендует возложить  всю  ответственность  за  это
открытие  на  Серегу,  который,  случайно уловив что-то новое в
шуме листвы, первым отметил, что ветер  в  вершинах  прибрежных
скал  с некоторых пор стал завывать несвойственным ему голосом.
     Порог   Падун,   полностью  перекрывающий  доступ  крупным
океанским лайнерам к стратегически  важному  шоссейному  мосту,
расположенному  в  верховьях  Умбы, по праву считается одним из
самых сложных порогов на протяжении всего маршрута  от  истоков
Реки  до  Кандалакшского  залива.  Категория  сложности - 4 для
каркасных байдарок и  что-то  между  3  и  4  для  катамаранов.
700-метровый   порог  состоит  из  трех  ступеней,  разделенных
небольшими  участками  относительно  спокойной  воды.   Началом
порога служит небольшой скалистый остров с двумя-тремя елями на
вершине,  издалека   почти   сливающийся   с   левым   берегом.
Практически  одновременно  с островом становится заметен мощный
обратный вал, не предвещающий ничего хорошего. Но  еще  задолго
до  появления  первых  тревожных  признаков  к  трелям  таежных
жаворонков и зуду вечноголодных москитов  начнет  примешиваться
странный  шум, похожий на глухое ворчание медведя, разбуженного
в неурочный час, который вполне  способен  смутить  даже  самых
отважных.   Перед  порогом  есть  несколько  неплохих  стоянок,
позволяющих разбить здесь  лагерь  и  все  еще  раз  хорошенько
обдумать.
     Первая  ступень состоит из водопадного слива высотой 2-2,5
метра на входе и двумя - тремя косыми бочками на выходе. Вторую
ступень  образует  огромная  косая  бочка, перекрывающая правую
половину реки, с примыкающей к ней слева гребенкой косых валов.
Третья  ступень, сильно уступающая по сложности как первой, так
и  второй,  включает  в  себя  три  обливные   гряды,   местами
начинающие  смахивать  на  небольшие водопады.  Разведку порога
лучше осуществлять с левого берега.
     Приблизительно  в  тридцати  - сорока метрах от скалистого
острова начинается мощная тропа, наглядно  свидетельствующая  о
том,  что  стремление ограничить свое знакомство с этим порогом
его обносом - далеко не редкость. На наш взгляд,  это  наиболее
разумная  мысль  из  всех, которые только могут прийти в данном
случае. Однако, даже решившись на столь отчаянный шаг,  следует
учитывать,  что  пройти  тропу  обноса до конца по силам только
очень смелым и мужественным людям, не ведающим страха,  и  этот
путь подойдет далеко не всем. Левый берег в районе порога имеет
очень сложную структуру и далеко не во всех местах пригоден для
швартовки.
     На  фоне  жидкой  поросли  болотных  растений  неизвестной
принадлежности выделяются небольшие проплешины, усыпанные битым
камнем,  залитым тонким слоем воды. Истоки тропы следует искать
именно там. Из-за обилия острых режущих поверхностей  швартовка
непосредственно  к  берегу  здесь  вряд  ли  возможна,  поэтому
экипажам следует заранее подготовить себя  к  тому,  что  часть
вещей  с  разгружаемых байдарок придется перетаскивать на себе,
перепрыгивая с одного камня на другой. Многие из камней покрыты
скользкой  тиной  и  плохо просматриваются с воды.  Сраховка на
этом этапе обеспечивается спасконцом с байдарки прикрытия или с
патрульного  катамарана.  Начинаясь  у  противоположного  конца
одной из таких прогалин, тропа пересекает обширные тундровые  и
лесотундровые пространства, поднимаясь на вершины отвесных скал
и спускаясь на  дно  глубоких  ущелий,  прорезанных  в  массиве
гранитных  пород  и  залежей  вечной  мерзлоты бурными ручьями,
впадающими в Умбу,  не  говоря  уже  о  кочках  и  канавах,  во
множестве  встречающихся  на  пути.   Прохождение этого участка
тропы  сопряжено   с   большим   риском   и   требует   большой
осторожности,  в первую очередь на участках, где тропа проходит
по  самому  краю  скальных   карнизов.   Тем   немногим,   кому
посчастливится миновать отрезок тропы, огибающей вторую ступень
порога, предстоит встретить еще один сюрприз - сделав несколько
неожиданных   поворотов,   тропа  выходит  на  плоскую  вершину
гранитной скалы, нависшей над бушующим потоком.
     В   центре   небольшой  площадки  стоит  обелиск  с  очень
жизнеутверждающей   надписью,   навевающей   грустные    мысли.
Нескольких  минут,  проведенных  перед  монументом,  для многих
бывает достаточно, чтобы успеть вычислить разность между  двумя
цифрами,  выбитыми  на  плите,  и  прийти  к  выводу, что пешая
прогулка вдоль берега - это не так уж плохо.  Многолетний  опыт
походов   показывает,  что  в  таких  случаях  всем  участникам
подобных  мероприятий  лучше  не  расставаться  с   касками   и
спасжилетами   -   тропа  ненадежна  и  вероятность  того,  что
кто-нибудь, на обладающий  хорошей  альпинистской  подготовкой,
свалится  с  нее  прямо  в  порог, существенно отлична от нуля.
Туристам, не обладающим большим опытом походов, обносить  порог
не  рекомендуется.  Если  в  Вашей эскадре по каким-то причинам
оказалось больше идиотов, чем  предполагалось  взять  с  самого
начала,  и все они горят желанием попытаться пройти этот порог,
не обращая  внимание  на  доводы  разума  и  осторожные  советы
старших   по  званию,  а  попытка  волевым  решением  запретить
намечающийся штурм может привести к открытому  неповиновению  и
даже  к мятежу, не пугайтесь - порог (в большинстве случаев) не
представляет опасности для членов экипажей, уже  имевших  ранее
опыт аварийного сплава по категорийным рекам.
     Схема  прохождения порога предельно проста. Первая ступень
проходится по центру в том месте, где водопад разрезает на  две
половины  длинная  полоска  спокойной  воды, образующая пологий
скат, по которому можно спуститься вниз,  не  рискуя  абсолютно
ничем.  Вторая  ступень  также легко проходится по центру, если
направить байдарку в  то  место,  где  не  поддающиеся  строгой
классификации  кипяще-бурлящие  образования вдоль левой границы
косой бочки, перекрывающей всю правую часть реки,  сталкиваются
с  правыми "хвостами" семейства косых валов, затрудняющих сплав
по левой стороне реки, гася  при  этом  друг  друга.  Первая  и
третья  линии  бурунов  в  начале третьей ступени проходятся по
центру, и только вторая линия может  быть  обойдена  под  левым
берегом.  Отдавая  должное  суровой  красоте  природы  крайнего
севера, хочется отметить, что один вид такого порога как  Падун
способен  заставить  учащенно  биться  любое  сердце, даже если
постоянный риск стал частью вашей жизни, а на счету - не меньше
дюжины  удачно пройденных маршрутов, каждый из которых запросто
потянет на золотую звезду Героя.  Не  остались  равнодушными  к
нему  и  мы.   Стремительный  поток воды, срывающийся с вершины
первой ступени в пропасть и разбивающийся  об  острые  камни  у
подножия  водопада, заставил побледнеть даже самых отважных. На
второй ступени адмирал, ткнув пальцем в  направлении  огромного
пульсирующего  вала,  попытался  что-то  сказать Сереге, - и не
смог, потеряв под влиянием увиденного  способность  общаться  с
себе  подобными.  Ответное  мычание  Сереги  только подтвердило
догадку, что  голоса  лишился  не  только  он  один.  Но  такое
случалось  и  раньше,  и  рано  или поздно самообладание всегда
брало верх над паническим ужасом. Даже не  смотря  на  то,  что
иные  участки  тропы  капитанам, прославленным своей доблестью,
приходилось порой преодолевать на четвереньках, и выбор  такого
способа  передвижения, надо полагать, был продиктован далеко не
избытком храбрости,  все-же  к  своим  кораблям  они  неизменно
возвращались,  сохранив  присутствие  духа,  и вполне идиотские
улыбки, порой озарявшие их лица, впоследствии ложились в основу
множества  песен,  прославляющих несгибаемое мужество, железную
выдержку  и  прочие  не  менее  сомнительные  качества  Высшего
командования  флота,  офицеров специальных абордажных отрядов и
представителей  высшего  духовенства,  принимавших  участие   в
походах.    Пожалуй,   и   здесь   бы  все  закончилось  вполне
благополучно, если бы не обелиск, на который  отряд  неожиданно
наткнулся,  еще  не  успев  прийти  в себя после осмотра второй
ступени. Дмитрий, оказавшийся в тот момент  во  главе  колонны,
первым  выскочил  на  скалистый  карниз,  нависший над бушующим
потоком, открыл рот, собираясь что-то сказать  идущим  за  ним,
... да так и остался стоять, не мигая уставившись в одну точку.
Через  несколько  секунд  вокруг  гранитной  плиты   с   хорошо
различимой  надписью  на  ней  собралась большая часть экипажей
обоих кораблей. Сняли каски.
     За  этим  занятием  нас  и  застал  один из парней, шедших
впереди нас на катамаране -  шестерке,  к  моменту  описываемых
событий  уже  оставивших  за спиной первые две ступени Падуна и
сушивших свой кат перед самым началом третьей ступени.
     - Ребята, вы на байдарках?
     - Да. - прорычал сквозь сомкнутые зубы генерал-аншеф.
     - И пойдете на порог?
     - Пойдем.
     -  Смелые  ребята.  А  с  этим  как?  -  парень  кивнул на
монумент.
     - Бывает. - стальным голосом отчеканил генерал первое, что
пришло ему в голову. Парень на секунду потерял дар речи.
     -  Смелые ребята. Вобще-то здесь байдарки обносят. Но если
вы рискнете его пройти, я первый сниму  перед  вами  шляпу.  На
обратном  пути  Адмирал,  пожалуй,  единственный  из отряда, не
растерявший в дороге своего оптимизма, мрачно бросил:
     -  Если  мы  пройдем  этот порог, то потом будем над всеми
издеваться.  Серега, настроенный более  реалистически,  тут  же
задал встречный вопрос:
     - А если не пройдем? Макс на секунду задумался.
     - Ну... тогда издеваться будут над нами.
     На рассвете следующего дня порог был взят.

     Порог Разбойник, показавшийся из-за горизонта где-то около
полудня, когда лучи таежного солнца коснулись  вершин  косматых
елей,  небольшая  роща  которых внезапно появилась за ближайшим
изгибом реки, состоит из двух  ступеней,  разделенных  довольно
длинным  участком  заболоченного  плеса, и вряд ли представляет
серьезную  опасность  для   хорошо   подготовленных   экипажей.
Категория  сложности  -  3  для  байдарок  и 1 для катамаранов.
Первая  ступень  -  обыкновенный  перекат,  не   представляющий
практического интереса. Вторая ступень начинается там, где река
разветвляется на несколько проток,  извивающихся  среди  целого
архипелага  островов.  Для штурма первой половины ступени лучше
выбрать одну из проток, лежащих ближе к правому берегу.  Затем,
достигнув  центра  архипелага, можно по диагонали уйти налево и
войти  в   центральную,   наиболее   полноводную   протоку,   и
придерживаться  ее  до  самого  выхода  из  порога. Центральную
протоку перекрывают две  обливные  гряды,  относящиеся  к  тому
классу  препятствий, которые с одинаковым успехом подпадают как
под категорию небольших водопадных сливов, так и под  категорию
длинных   цепей   камней   довольно  внушительной  высоты.  Оба
препятствия  вполне  обходимы  -  первый  под  правым   берегом
протоки,  второй  -  под  левым,  если,  конечно,  Вам удасться
заложить  соответствующий  крендель  на  том  коротком  отрезке
пространства, который отделяет одну линию бурунов от другой.
     Фрегат, на котором развевался личный генерал-аншефа боевой
штандарт, удачно обогнул первую ступень и попытался точно также
избежать  встречи  и  со  второй,  но промежуток между падунами
оказался слишком короток для  того,  чтобы  громадный  таймень,
двигаясь  на высокой скорости, успел бы пересечь протоку и уйти
к спасительному левому берегу. Когда генерал внезапно увидел  в
нескольких  метрах перед собой белую полосу обратного вала, он,
не дрогнув, развернул корабль и направил  его  в  самое  сердце
падуна.    Фрегат   ласточкой  слетел  с  водопадного  слива  и
спикировал на дно кипящего котла, где его и  накрыл  первый  из
стоячих валов. Ира, не ожидавшая такого поворота событий, в тот
момент, когда таймень оторвался от воды и отправился  в  полет,
пискнула,   как  мышонок.   Секунду  спустя,  когда  форштевень
тайменя наконец снова  показался  на  поверхности,  на  корабль
обрушился  второй  вал,  накрывший  Иру  и  Дмитрия  с головой.
Серега,  испытавший  на  себе  все  прелести  падения  с  обоих
водопадов, так впоследствии описывал происходившее:
     -  Плыву  я  по реке, обхожу одну бочку, вторую, третью, и
вдруг внезапно обнаруживаю, что воды подо мной - нет!
     После  того,  как  таймень  Андрея причалил к берегу, Ира,
второй выскочившая из байдарки, подбежала с сияющими глазами  к
генералу и, вне себя от восторга, почти кинулась ему в объятия:
     -  Здорово! Вот это - да! Андрей, я не думала, что ты туда
пойдешь.
     Доблестный генерал-аншеф, немного смутившись, ответил:
     - Да я и сам не думал, ... что туда пойду.
     Порог  7-миверстный,  следующий по счету после Разбойника,
оказавшийся  на  повестке  дня,  состоит  из  дюжины  небольших
порожков   и   перекатов,  разделенных  довольно  значительными
промежутками спокойной воды. Все наиболее сложные  препятствия,
такие  как  пара-тройка  "троечных"  обливных  плит  и наиболее
внушительные бочки, расположены в начале  порога  и  без  труда
обходятся  под  правым  берегом.
     Штурм этого порога, который мы прошли без предварительного
осмотра (на ура!), запомнился команде тайменя  столкновением  с
берегом,  на  который  генерал направил байдарку, уже несколько
секунд сремительно несущуюся навстречу опасности кормой вперед.
Причиной    частичной    потери    ориентации   была   излишняя
осторожность, с  которой  генерал  вел  свой  корабль,  слишком
сильно  прижимаясь  к  линии  побережья, вдоль которой тянулась
узкая полоска относительно спокойной воды. В результате таймень
на  одном из виражей выскочил носовой частью на полузатопленную
плиту,  лежащую  у  самой  кромки  прибоя,  и,   развернувшись,
продолжил  свое  плавание  вперед  кормой.  В  тщетных попытках
развернуть корабль экипаж миновал две или  три  наводящих  ужас
косых   бочки,   обогнул   один   из   водопадных   сливов   и,
продемонстрировав высокий класс скоростного слалома,  проскочил
сквозь   жуткую   россыпь  обломков  гранитных  скал.  То,  что
байдарку, идущую на штурм порога такого уровня сложности кормой
вперед,  могла  спасти  только  счастливая случайность, никого,
похоже, не смущало. Сказка  закончилась  в  тот  момент,  когда
генерал,  убедившись  в  нереальности  всех  попыток развернуть
фрегат, прибегая только к классическим приемам, скомандовал:
     -  Внимание! Всем сохранять спокойствие. Сейчас врежемся в
скалу. - и направил корабль в гранитную стену каньона.
     Таймень  протаранил ахтерштевнем скалу, развернулся на ней
и без приключений прошел оставшуюся часть порога.
     Порог  Канозерский, последний из такого рода порогов перед
впадением Умбы в оз. Канозеро,  является  вторым  по  сложности
после  первого  Падуна  и,  безусловно,  заслуживает  внимания.
Категория сложности, на которую он  тянет,  -  4  для  байдарок
любого  типа  и что - то между 2 и 3 для катамаранов. Структуру
порога бесполезно описывать подробно, поэтому здесь мы приведем
всего лишь ее схему.
     Порог  начинается  с семейства довольно внушительных косых
бочек  и  множества  беспорядочно  ориентированных   фрагментов
водопадных  сливов, усеявших все русло реки от одного берега до
другого. В центре порога возвышаются несколько крупных обломков
скал,  сильно  смахивающих  на  острова. Ближе к Канозеру порог
вырождается в затяжную  шиверу  с  большим  количеством  острых
камней,  расставленных  с  особой подлостью.  Перед впадением в
озеро река разветвляется на несколько рукавов, среди которых ни
самый   левый,   ни  самый  правый  не  годятся  для  сплава  -
практически полное отсутствие в них воды  и  немыслимое  обилие
камней вызывают такую ненависть, что самому становится страшно.
В   силу   этих   обстоятельств   порог   придется    проходить
тяжелогружеными  байдарками  с  полным  составом экипажей, т.к.
обнести здесь вещи или высадить кого-нибудь с тем, чтобы  потом
где-нибудь  подобрать,  не  представляется нам возможным. Порог
спокойно проходится вблизи  правого  берега.   Характер  порога
позволяет,  искуссно  маневрируя, обойти почти все препятствия,
встречающиеся на пути, но для тех, кому это не подходит,  можно
специально  подобрать  маршрут,  проходящий  через  все бочки и
водосливы, расположенные между центральной  грядой  островов  и
правым берегом.
     К  порогу  Канозерскому мы подошли на "закате", оставив за
собой взятые в тот же день пару перекатов (1-я и 2-я Карешки) и
неплохо  смотревшийся  на  их  фоне  порог  Карельский. К этому
моменту мы успели очень устать и сильно вымокнуть, но  близость
оз.  Канозеро с его неповторимым ландшавтом вливала новые силы,
заставляляя кипеть молодую кровь и учащенно биться сердца. Всем
верилось,  что остался последний рывок, после которого нас ждет
прекрасная стоянка на одном из островов  с  родниками,  бьющими
прямо из трещин гранитных скал.
     Много  славных  подвигов  было совершено в тот день обеими
высокими сторонами:  экипажами,  упорно  не  желавшими  огибать
препятствия,   встречающиеся   на   пути,   капитанами,   гордо
прошедшими  в  невероятной  близости  от  всех  без  исключения
обливников,  каким-то  чудом не задев ни один из них, кораблями
королевского  Флота,  побывавшими  во  всех  котлах  и  бочках,
заслуживающих   внимания,   и   при   этом  сумевшими  остаться
практически целыми и  местами  даже  невредимыми,  и,  наконец,
порогом,  с  нескрываемым удивлением взиравшим на ненормальных,
видимо, поставивших себе цель взять его на испуг и  отгребавших
от  чистой  воды как черт от ладана. На этом пороге все экипажи
продемонстрировали  первоклассную  выучку,  а  капитаны   своим
бесстрашием  еще  раз  доказали,  что  не  зря едят свой хлеб с
тушенкой.
     Но,  оказавшись не в силах противостоять отваге участников
штурма, коварная стихия нанесла удар с той стороны, откуда  его
не ждали. Приближался день, когда нашей милой Ирочке предстояло
встретить  свой  девятнадцатый  День  рождения,  самый  светлый
праздник  на  свете.  И, помня об этом, девушка взяла с собой в
поход  несколько  уже  готовых  коржей  в  вакуумной  упаковке,
расчитывая  приготовить  из  них  торт.  Торт  везли отдельно и
берегли как зеницу  Разящего  ока  Кецелькоатля,  но  во  время
героического  штурма  порога  он  все-таки  встретился с острым
лезвием тяжелого топора генерал-аншефа и эта встреча не  прошла
для   него   бесследно  -  девственная  чистота  упаковки  была
непоправимо нарушена и  внутрь  проникла  вода.  На  выходе  из
порога  половину  торта  смыл  стоячий  вал,  а вторую половину
пришлось срочно съесть. Горечь утраты была так велика, что  еще
долго   после   этого  оба  экипажа  при  случайном  упоминании
Канозерского порога начинали сердито сопеть и  гневно  сверкать
глазами из-под нахмуренных бровей.
     Озеро Канозеро в том месте, где в него впадает Умба, имеет
низкие  заболоченные  берега,   кишащие   кровожадным   гнусом,
гнездящимся  в  высоких зарослях дикого тростника, что и делает
линию  побережья  в  этих  краях  совершенно  непригодной   для
стоянки. Единственное место, где можно остановиться - маленький
остров  с  отличным  галечным  пляжем  и  двумя-тремя   ровными
площадками  на  плоской  вершине. На карте этот остров оставлен
белым и расположен ближе других к дельте  Умбы.   Добраться  до
него  можно,  придерживаясь  левого  берега. Все озеро вместе с
окружающими его лесами, лугами  и  болотами,  запасами  рыбы  и
полезных  ископаемых  целиком  принадлежит  всесильному  в этих
местах рыбнадзору, с которым в первую очередь  надо  установить
дружеские  отношения.  Так  что, если вдруг к вам где-нибудь на
середине озера подвалит моторная лодка с мужиком  средних  лет,
не    стремитесь    уложить    его    издалека    очередью   из
крупнокалиберного пулемета - этим вы  только  испортите  с  ним
отношения  и лишитесь уникальной возможности попробовать спинку
кунжи, выдержанной в рассоле. Распитая с Верещагиным  бутылочка
Старомосковской  откроет  перед вами доступ к богатейшим рыбным
запасам здешних мест.
     -  Хороший  мужик  - Верещагин, - сказал по секрету Сереге
один из парней с того самого катамарана, который встетился  нам
на  Падуне и с которым мы вновь повстречались на острове. И, на
секунду задумавшись, добавил: - ...  когда  катер  на  ногу  не
роняет.
     Переночевав   на   острове,   мы   ушли   навстречу  новым
опасностям, доверху нагруженные красной рыбой, последние запасы
которой  закончились  уже в поезде. Проскочив с попутным ветром
озеро, мы столкнулись  с  еще  одним  сюрпризом.  Отчаливая  от
острова,  мы,  как  и  все нормальные люди в подобной ситуации,
расчитывали встретить на другом конце оз. Канозера истоки Умбы,
но  то,  что  мы  в  результате  там обнаружили, повергло нас в
состояние  искреннего   недоумения.   После   непродолжительной
рекогносцировки выяснилось, что из противоположного конца озера
Канозеро вытекают сразу две реки, и ни  одна  из  них  Умбой  в
полном смысле этого слова не является. Сильно озадаченные таким
состоянием  дел,  мы  причалили  к  песчаному  пляжу  у  истока
Родвинги  и  там  заночевали.
     На  рассвете мы вошли в Родвингу, сильно надеясь, что этот
выбор  окажется  удачным.  Миновав  пару-тройку  перекатов,  мы
добрались  до развилки, где из Родвинги вытекает еще одна речка
- Низьма, и повернули туда, выбрав не самый короткий,  но  зато
самый  чистый  от  шивер  путь  к  тому  месту,  где Умба снова
появляется на карте. Несколько часов спустя,  удачно  проскочив
то  ли  пять,  то  ли  шесть  перекатов, способных достать кого
угодно, флагман эскадры  неожиданно  выскочил  на  излучину,  с
которой  уже  довольно  четко  просматривался  зловещий  контур
водопадного  слива  Второго   Падуна,   последнего   серьезного
препятствия  до  слияния  Низьмы с Умбой, и, слегка озадаченный
этой встречей, заложил крутой вираж, уходя  под  правый  берег,
где  в  надвигающихся  сумерках  смутно  вырисовывались неясные
очертания небольшой  уютной  бухточки,  скрытой  от  нескромных
взглядов   гранитным   монолитом  холма.  Здесь  и  заночевали,
предварительно разгрузив байдарки,  приготовив  ужин  и  быстро
проглотив   его   вместе   с   имянинным   пирогом,   увенчаным
девятнадцатью  свечками,  -  чего,  конечно,  могло  бы  и   не
случиться,  если  бы  не  долгожданный День рождения, который к
тому моменту уже успел наступить.
     Порог   Падун   номер  два  состоит  из  одной  ступени  -
классического водопадного слива, примыкающего к левому  берегу,
и  характерного  шлейфа  возмущений за ним. Всю правую половину
реки  вплоть  до  небольшого  скалистого   острова,   торчащего
практически  в  самом  центре  русла,  занимают бренные останки
старого бревенчатого моста - памятника архитектуры  неизвестных
диких племен, населявших в глубокой древности эти места. Высота
падуна не превышает одного метра.  Основная струя за  водопадом
свободна  от  камней.  Категория  сложности  -  не  выше  3 для
байдарок любого типа и  1  для  катамаранов,  которые  на  этом
участке  реки  могут испытывать трудности с точным попаданием в
водослив.   Штурм   Падуна   завершает   полосу    препятствий,
расположеных в нижнем течении Умбы, в которую впадает Низьма, и
вплоть до самого шоссейного моста Вам больше не  встретится  ни
один  перекат,  не  говоря  уже  о  порогах.  На мосту обычно и
заканчивается  большинство  походов,  т.к.   по   автомобильной
трассе,  соединяющей  поселок  Умба  с Кандалакшей, раз в сутки
ходит автобус, отправляющийся из поселка в 11 утра. Для полноты
ощущений  Высшее  командование  королевского  Флота, Абордажных
войск  и  Святейшего  Синода   Священного   ордена   Интеллекта
рекомендует  не  ограничиваться  сплавом до моста, а попытаться
спуститься до Белого моря и, обогнув мыс, пройти по  первой  же
попавшейся губе до пристани, от которой до автобусной остановки
рукой подать.
     Весь  отрезок  маршрута  от моста до Кандалакшского залива
усеян   короткими   многокаскадными   порогами,    разделенными
небольшими  участками  спокойной  воды. В некоторых местах река
сужается до каких-нибудь шестидесяти метров  и  огромная  масса
воды  с  оглушительным  ревом  летит  по  дну  узкого  каньона.
Ощущения,  которые  остаются  после  такого   слалома,   трудно
передать словами.  На особенно бурных участках байдарку швыряет
так, что, наблюдая за штурмом порога с берега,  можно  потерять
пол  жизни.  Но тем, кто все-таки решится на такой подвиг, море
удовольствия  гарантируется.  Забавный  случай  приключился   с
корветом  Адмирала, когда он с Серегой, отправившись штурмовать
один  из  таких  порогов,  вошел  в  каньон,   удачно   обогнул
здоровенный водопадный слив и выскочил прямо на гребенку прямых
валов высотой не менее  трех  метров  каждый.  От  одного  вида
сплошной  стены  воды, вздымающейся ввысь на головокружительную
высоту, у Адмирала мгновенно потемнело в глазах и он  не  своим
голосом заорал:
     - Серега! Куда ты гребешь? Поворачивай! Там же стены!!! На
что Серега, быстро оценив ситуацию, невозмутимо ответил:
     -  Ну что ж, пойдем на стены. Им удачно удалось проскочить
первые три вала и, возможно, так же хорошо  удалось  бы  пройти
оставшиеся  четыре, но в этот момент река повернула и первый же
вал, превратившийся из прямого в косой, врезал им с траверса  и
укрыл  корвет  от посторонних глаз под двухметровым слоем воды.
Секунд восемь вообще  ничего  не  было  видно,  но  на  девятой
секунде эта "подводная лодка" все-таки всплыла и тут же исчезла
под новым обрушившимся на нее косым валом. Все пороги на спуске
к   морю   проходятся   в   вольном   стиле.  Последний  порог,
начинающийся под  покосившимся  деревянным  мостом,  без  труда
проходится   в   центральной   струе,   оставляя  все  бочки  и
нагромождения камней в стороне.
     В глубине губы прямо напротив пристани расположены местное
отделение милиции и  пекарня,  где  нас  накормили  только  что
испеченным  горячим  хлебом.  Рядом находится маленький магазин
(избушка желтого цвета), работающий до 2-х часов ночи  (стучите
в   окошко!!!),  где  можно  купить  все  необходимое  и  снова
приобщиться к цивилизации.
     Автобусную  остановку Вы обнаружите на центральной площади
рядом с местным Дворцом культуры, двигаясь  по  азимуту  курсом
северо-восток  и на восток.  Автобус до Кандалакши отправляется
раз в сутки в 11 утра.  Ориентировочная стоимость  билета  +  1
место багажа - что-то около 4-х us$.

     И,  в  заключении  нашей  истории,  расскажем еще об одном
интересном  случае,  который  произошел  с  фрегатом  господина
генерал-аншефа  у  входа  в  беломорскую губу. Выйдя в открытое
море, фрегат  прошел  мимо  прибрежных  островов,  благополучно
обогнул  мыс  и, выскочив на простор, неожиданно замер. Причина
внезапной остановки заключалась в  том,  что  с  той  точки  на
карте,   у  самого  края  которой  фрегат  замедлил  свой  бег,
открывался вид редкой  красоты  сразу  на  два  входа  в  глубь
материка,  что  подразумевало под собой наличие на этом участке
побережья по  меньшей  мере  двух  заливов.  Два  залива,  черт
возьми! На носу капеллан вполголоса прорычал что-то нелестное в
адрес того, кто здесь  их  столько  понарыл,  призывая  на  его
голову  небесные  громы и молнии.  Поборов искушение сунуться в
одну из горловин наугад, генерал-аншеф предложил взять "языка".
В  обычных  условиях  это  предложение с учетом географического
положения  корабля  прозвучало  бы  довольно  странно,  но,   к
счастью,  в  тот момент на горизонте показался стоящий на якоре
рыбацкий катер. Таймень подошел к катеру вплотную,  после  чего
генерал  дал всем сто очков форы, крикнув двум рыбакам, сидящим
на борту с удочками в руках:
     - Мужики! Как попасть на автобусную остановку? Ближайший к
генералу рыбак от  неожиданности  выронил  удочку  и  судорожно
взмахнул  руками,  явно  намереваясь  выпасть за борт. Тот, кто
находился чуть дальше и кого ударная  волна  генерал-аншефского
голоса  задела лишь краем, широко открыл рот и выпучил глаза. В
его взгляде генерал прочел, что автобусы по морю  не  ходят,  и
понял, что вопрос придется повторить.

Справки по телефонам: (256) 4-42-77 Андрей


Популярность: 14, Last-modified: Wed, 11 Mar 1998 08:21:16 GMT