---------------------------------------------------------------
 Date: 17 Jun 1998
 From: Vasily Vorobyev (vvs@titan.sbor.ru)
---------------------------------------------------------------



     А нам было негде. Ну, знаете, как у интеллигентов бывает -
в  Эрмитаже,  конечно,  диванчики  удобные  и   картины   можно
эротичные  подобрать, но уж больно бабки завистливые... Короче,
до весны терпели, и он мне говорит: я тебя покатаю! Тот  "форд"
назывался  "Таймень-... ". Я, в целом, лес и речку люблю, опять
же в палатке хоть лечь надолго можно, но байду  увидела  вблизи
(то  есть  под собой) впервые. Была еще мысль в сборах про тушь
водостойкую... А на дворе - поздний май и второе  половодье  на
Суне. То есть - случайное, в честь нашей встречи. Но- это я все
теперь, - а тогда смотрю как он что-то на что-то натягивает( ну
то  есть  шкуру  на каркас ), курю "MORE" сухие, птички поют, и
спрашиваю: " А зачем же на веслах на каждом по две лопасти? Так
же  тебе  грести  неудобно  будет! (Лодки-то по ЦПКИО помню, не
впервой кататься! ). Выясняю, что одно весло  мне,  и  дуюсь  -
катать же звали!

     Сноска1: не дуйтесь! Потом за это весло драться будете!

     Ну,  короче,  пытается  он  меня  галантно  за руку на нос
усадить... Ничего подобного, даже фартуком самодельным накрыл и
объяснил,  как  весло держат. Мне правда показалось тесновато и
как-то очень близко вода, ну, думаю: "Не дурак ведь!.  На  пару
первых  порогов меня по берегу отправил. Дорога высоко, реки не
видно, закат красивый. Поскольку я до этого порогов не  видала,
иду по берегу до указанного озерца, на воду не смотрю, а стоило
бы... Но у меня все это чисто женское: "Ну не  дурак  ведь!  ".
Река шумит, воплей не слышно, только вижу, внизу порога весло у
него над головой - торжествует то есть, что прошел. Ну,  мужики
есть  мужики,  опять  же  если  ты  -  по  берегу и его видишь.
Подсаживаюсь - а под попой мокро. И прохладно,  поскольку  идем
следом  за  льдом. Нет, думаю, этот спорт - не для меня - чисто
женское, то есть. Но молчу интеллигентно.

     Ссылка2  -  после  1-ого  оверкиля  мысль  о  мокрой  попе
внезапно покидает навсегда.

     Первая  стоянка,  осуществляются  мечты,  и  рыбу я ловить
умею, а он- готовить, даже мокрое над костром  быстро  высохло,
красота  кругом!  Ладно,  вроде  катает.  Только зачем весло-то
второе таскаем? Я - это чисто женское - люблю порядок.  Раз  уж
взяли  -  давай  мне,  говорю  наутро,  весло,  и скажи, как им
махать. Наутро я много чего могу ляпнуть из остаточных  чувств.
Помахала  им,  видно,  удачно,  потому  как  на  берег меня он,
смотрю, не высаживает, а  тихо  -  так  катает  по  порожкам  и
порогам.  Я  все  о  своем: "Не дурак же! ". Суну я потом такой
большой не видала. Говорят, и не бывает ее такой большой. Но  я
- то, повторяю, впервые и, повторяю, катаюсь!

     Сноска3: когда катают, надо визжать.

     Мужики  же  любят, когда мы повизгиваем. А теперь-то уже и
не пойму никогда, почему не визжала. Верила, наверно, очень. Мы
к  той  бочке  и  подошли.  Визжи  я  давно,  мы бы в нее в тех
фартуках, вернее, без тех фартуков  не  полезли.  То  есть,  он
хотел меня расшевелить до визга. Он на носу никогда не сидел.

     Сноска 4: загребной рулевому не товарищ.

     И  вот  стоим  мы  в бочке. Я жду, когда кончится вода над
головой и опять мне приходит в голову мысль, что этот спорт  не
для  меня,  потому  что  я  так  долго  не  дышать не могу, но,
понимая, что  на  меня  смотрят  сзади,  интеллигентно  пытаюсь
поправить  (пока все еще думая "Ну не дурак же! ) волосы - вода
с головы схлынула. Но, оказалось, что в лодку.  Остойчивость  я
писала  раньше через "у", по сему пытаюсь изогнувшись в талии -
это чисто женское - поставить лодку как положено - к воде дном,
к  небу  мной.  А  он  мне  говорит:  "Выходим",  и руку, прошу
заметить не подает. Успела я еще ехидно  намекая,  что  мол  не
долго мы нынче катались, спросить "Уже?!! ",
     ну  и выныриваю себе как бы к берегу, хотя сносит. Барахло
с лодкой, разумеется - не мои уж теперь проблемы  -  это  чисто
женское,  ан  мимо  плывет  весло.  Только  я  за  него... (см.
Сноску1), а Он как - то не ласково так: "Это  мое  весло!  "  Я
знаю,  что  он - не жадный, и говорю, что, мол, мое-таки! Вон -
говорит,  твое  плывет-  ну  то  есть  натурально  еще   метров
несколько  по  порогу  за  веслом... Хоть я порядок и люблю, но
повернула к берегу - все-таки катать собирался, мог бы второе и
не  брать.  Не  от  страха,  а просто рыболовные снасти у нас в
биксе лежали. Такой блестящий, новый, стальной и красивый.  Там
ВСЕ  снасти лежали. Поскольку я рыбу хорошо ловлю, на продуктах
мы сэкономили - взяли червей, они, правда, тоже в биксе лежали.
И  он  на  биксе  сидел. И пока он сидел, бикс, конечно, никуда
деться не мог. А тут я в раздумьях за веслом плыть или к берегу
вижу  бикс.  Он  скачет  на гребешках и сияет стальными боками,
пуская зайчики над каждой бочкой. Я поняла, что буду  выглядеть
на этом отрезке гораздо бледнее бикса и повернула к берегу. Тем
более, что Он байду уже оседлал и понесся следом  за  биксом  и
моим  веслом.  Ну,  думаю,  "Не  дурак ведь! ". Так вот мысль о
мокрой попе и проходит (см. Сноску3) - она  сливается  с  фоном
после  киля.  Он  вернулся  с байдой, частью (лучшей) барахла и
слегка виноватым видом - не смог догнать бикс. Мы еще до  конца
похода  смотрели  в  кустах  -  не  блеснет  ли? Не блеснул. Не
блеснили больше и мы.

     Вывод1: биксы тонут.

     Я  знаю травы, но они растут позднее, когда тепло. Молодые
побеги рябины с "НЗ - шными" кубиками, и даже высохло  все!  Он
сказал,  что  со  мной лодка не такая, как без меня, потому все
так вышло, а он раньше никогда и не килялся. И  мне  даже  было
приятно  - это чисто женское - что я вот какая, что со мной все
по-другому... Наутро как "Отче наш"-"Ну не дурак  же  ведь!  ",
сажусь  кататься. Весло (свое) скотчем пометила, держу крепче и
ближе к себе. И почему-то ну очень много очень быстро текущей и
шумящей воды впереди, он говорит "Как - то я не узнаю порог"

        Сноска   5:   не   верьте,   если  говорят  обратное  -
выпендриваются.

     "Причаливаем".  Я  послушная - это чисто женское. Хватаюсь
за торчащие из воды кусты, - но он же интеллигент! Он  эстет  и
читал   книги,   там   пишут,  что  причаливать  надо  задом  к
направлению течения реки. Я (последний раз на маршруте)  думаю:
"Ну  не  дурак  же"  и  отпускаю  кусты. В порог мы так задом и
вошли. Говорят, есть такой способ прохождения, но у нас  он  не
получился.

     Сноска6:  с  той  Суны  у меня так и не прошел комплекс: я
спокойно иду в порог только, когда  вижу  конец.  Это  -  чисто
женское. И ненавижу что бы то ни было задом.

     Вынырнув  под  перевернутую  байду  я отдышалась и нырнула
снова, незаметно для него, скорей от невозможности подать знак,
чем  из  вредности.  И  как-то  гетры  начало смывать, я за них
хваталась под водой, вобщем, замешкалась. Когда наконец,  снова
вынырнула, вижу - по манере торчания над водой - он не доволен.
Тогда я закатила скандал и, обидевшись, шла по берегу  довольно
долго,  так  как  кататься  не  получилось.  Чем  хороши  реки,
удаленные от населенных пунктов - бездорожьем  по  берегу  -  в
смысле  пришлось  мириться, садиться в лодку и грести. И больше
не было уже ничего интересного, то  есть  чисто  женского.  Он,
правда,  поскольку,  уже не катал, пытался хоть командовать, ну
типа "левым-правым" в порогах, как более опытный и  Мужик.  Или
наоборот - как Мужик опытный. Наутро я, бывало, слушалась - еще
что-то чисто женское осталось, но в  порогах  он  всегда  путал
левое с правым (интеллигент же, знаете, нож ручкой вперед... ).
Опять же на нос-то сам посадил - пока сообразит, я уже в  бочке
и  само  собой  ориентируюсь  быстрее. Притерлись, так и ходим.
Бикс (новый) привязываем к стрингеру.  Только  Он,  как  и  все
мужики,  любит  оригинальные позы. Например, предлагает сделать
траверс струи посреди порога. Я,  хоть  и  без  комплексов,  не
всегда  соглашаюсь  -  ну чисто по-женски. Тогда скандалим, а в
общем ничего получается.  Вместо  того,  чтобы  комнату  снять,
байду  новую  купили.  Экипаж родился. Ой, девочки, не садитесь
кататься в "Таймень" - засосет!





        Автор не рекомендует
        использовать данное описание
        в качестве лоции.

     Как-то  так  получилось,  что  три  года ходил я на двойке
один. Даже правильнее сказать не три года, а всегда.  Вообще-то
на эту иглу я сел случайно, а сопротивлялся долго. А все первый
"байдарочный поход". Собрался на работе народ  расслабиться  на
природе. Я только поступил. Для антуража в профкоме байды есть.
Не так далеко пара озер и между ними протока километра  три.  В
общем маршрут. Для меня прогуляться пару десятков километров по
лесу -- разминка. Однако привык, чтоб  лыжи  были  легкие  и  с
собой,  ну  пара  упаковок  аскорбинки  максимум.  Поэтому  вид
платформы, скрытой под горой рюкзаков, мне сразу не понравился.
И  дальше  все  суета  -- быстрей забрось, еще быстрей скинь. А
потом это слово... - волок.  Мне  взвалили  тройку  Таймень  на
спину  и  рюкзак на грудь. Сказали иди по шпалам, скоро поворот
налево, а там и озеро недалеко. Может там  и  был  поворот,  да
только  у  меня  глаза  не  настолько  вылезли, чтоб за габарит
рюкзака перед мордой. В общем,  когда  они  меня  хватились,  в
догон  послали и настигли, к водному туризму я относился крайне
отрицательно.  Настолько,  что  когда  в  процессе   "освоения"
горящих  денег  мне  всучили  двойку  Таймень  (это  уже трудно
представить, но больше ничего в магазинах в те годы не было), я
ее года на два забыл на балконе. Но сами знаете -- много охочих
до  халявы:  "Что  у  тебя  лодка  пропадает.....,  собака   на
сене......  ".  Мне бы отдать ее и забыть. Так ведь жаба душит.
Ладно, говорю, но только  идем  в  Карелию,  а  не  на  местные
сточные  канавы.  Ну,  например,  Суна. Красивая речка, рыбачил
как-то.  Идем  двумя   двойками.   Сборы,   барахло.   рюкзаки,
потаскунство.  А змей искуситель в последний момент соскочил. Я
первый раз и один. Ну а Суна в хорошую погоду..... сами  знаете
-- игла. Так с нее и не слезть. А как привык, так и ходил один.
И ходить бы одному, помалкивать. Так ведь нет -- да отсохни мой
язык  --  ну  как долгими зимними вечерами не замочить походную
байку? И началось -- возьми да возьми.  Бывают  моменты,  когда
невозможно  женщине  отказать.  Тут  то нам и садятся на плечи.
Короче, сломался и говорю в сердцах  --  ладно,  прокатимся  по
Суне,  первая любовь все-таки. Эх плохо я Алису читал. А Кэррол
ее  не  спроста  написал:  видно  ему  довелось   с   женщинами
пообщаться.  Уж если есть у слова хотя бы два значения, даже не
значения, а возможности трактовки --  будьте  уверены,  вас  не
понимают.  Это  я  сейчас  соображаю,  что  "прокатимся"  можно
услышать как "покатаю".  Врубись  я  тогда  --  спустил  бы  на
тормозах.  Но  ведь  когда  в  мае абстинентный синдром ломает,
башка  только  о  речке.  Недосчитал.  А   когда   Она   начала
допытываться,  зачем  второе  весло,  было поздно. Под мостом в
Поросозере не бросишь, а с реки  уйти,  когда  вот  она....  не
смог.  И  весна  как  назло затяжная. В середине мая метр снега
выпало и вместо высокой воды въезжаем в самый что  ни  на  есть
паводок.  Сорикоски,  Горикоски..... -- хорошо. И тут в эйфории
фраернулся я второй раз. Чувствую,  лодка  не  та.  Да,  думаю,
невостребованные  за зиму функции отмерли. Ослаб. Раньше то нос
как поплавок взлетал, полкорпуса зависало и продавливало  бочки
(во  всяком случае на карельских речках). А тут прет, как танк.
В Ней всего-то полста, а все не так. Зарывается нос, Она  волны
грудью  разгоняет.  Чувствую, недоумевает. И тут я с удивлением
выясняю, что рефлекторные навыки  движения  веслом  есть  не  у
всех.  Она  весло  как  штангу  держит.  А  дискуссии  на  тему
неоднозначности восприятия формулировок типа "налево" и "левым"
затягиваются  аккурат до конца порога. Так что основополагающей
командой,  выполняемой  с  четкостью,  характерной  для   очень
слаженного  экипажа,  стала "суши весло". На том первый ходовой
день кончился. Тут выяснилось -- есть вещи, в  которых  Ей  нет
равных.  Например, ловить рыбу. У меня в этом деле отработанный
годами примитивизм. На ночь ставлю десяток рогаток  и  2  --  3
щуки  за  стоянку всегда беру. Но поймать для этой цели десяток
живцов  для  меня  просто  мученье.  Надо   заготовить   дрова,
поставить   палатку,  приготовить  ужин.....,  а  вместо  этого
сидишь, как дурак и пялишься  на  воду.  В  общем,  не  умею  я
рыбачить.  Зато  она.....  Бывало  идет  задумчиво  с  удочкой.
Смотрит на воду  проникновенно.  Вдруг  остановится,  к  берегу
подкрадется, снасть закинет. Сразу оп.... Есть живец. Задумчиво
посмотрит на небо, скажет: "Здесь больше нет.....  "  и  пойдет
дальше.  А  то  и  вовсе живца вытащит -- в котелок не влезает.
Короче -- удалось мне спихнуть на нее всю тяжелую работу.  Хотя
иногда,  задумавшись,  я  начинаю сомневаться. Может все дело в
червях? Ведь я как -- считаю в такой глуши рыба должна брать из
чистого  любопытства.  Ну  хоть  на  сосновую шишку. А Она нет.
Половину времени сборов я копал червей, холил их и  лелеял.  Им
отводилось  лучшее место в рюкзаке рядом с НЗ-ными орехами. Она
знала их всех по имени. И они в благодарность не жалели  живота
своего.  Так  что может на рыбалке с червями, как со стоячим --
любой дурак сможет. Короче -- кайфанули мы на  первой  стоянке.
Разбор полетов я не сделал, поведение лодки не проанализировал.
А на следующий день прямо с утреца и началось. Ну,  утрецо  это
конечно условно, сами понимаете.
     Тот  порог  я  хорошо помнил - длинная петляющая шивера, в
конце, перед входом в длинное  узкое  озеро,  подряд  несколько
бочек.  Самая  сильная  --  первая.  Основной слив вдоль левого
берега. По лету вне слива камни и лучше не соваться. Ну и  идем
по  главному.  Хорошо  идем.  Она,  четко  так,  весло сушит. А
впереди бочка. Ну она там и должна была быть, чего  удивляться.
Я  темп  набрал  перед  бочкой,  вхожу.  А  нос  не взлетает!!!
Зарывается нос в бочку, заходит треть корпуса,  аккурат  только
верх  каски  Ее из пены торчит. И останавливаемся!!! И СТОИМ!!!
Решительно стоим! А фартук, блин, рассчитан, что нос  взлетает!
И с треском "мы так не договаривались", исчезает фартук куда-то
вниз. Ну и вода, тут как тут, за ним. Так что  не  удалось  нам
постоять  долго.  Я еще, помню, удивился -- ну прямо библейский
сюжет какой-то -- "по морю аки посуху" --  лодка  под  водой  в
натуре,  фальшборт сантиметров 10 под водой, ее со стороны и не
видно вовсе, а мы непринужденно сидим на  поверхности  и  машем
веслами.  Жаль.  со  стороны смотреть было некому. Впрочем там,
внизу, лодка нашла струю и медленно пошла.  Она  наконец-то  из
пены  вышла.  Ну  прямо  Венера,  только в каске и спасике. Тут
настала моя очередь через бочку проходить. Помню  очень  сильно
коленками  в  борта упирался -- казалось вот-вот вырвет. Но нет
-- прошли. Дальше еще пара бочек, но те поменьше и мы вроде как
привыкли  уже.  А  тут  и  быстроток в разлив. Только чувствую,
что-то лодка стала ну уж  очень  тяжелая.  Ее  (лодку)  доводит
лагом.  Я  упираюсь,  а  ей  пофиг.  И  так медленно-медленно к
течению кренить начинает. Ну я сразу  начал  вспоминать  теорию
остойчивости  судов. Но все как-то безрадостно. Все отсеки, что
можно было затопить, уже затопили,  сидим  по  пояс  в  воде  и
ситуация  экстраполируется  неутешительно.  Ну я ей ласково так
говорю, мол давай выходим, пока на  борту  лежим,  хоть  пузырь
воздуха  в  лодке оставим. А Она так удивленно, видно привыкла,
понравилось и выходить не хочет --  "Уже?  ".  А  может  в  том
смысле,  что  до  берега  еще  далеко, куда выходить-то? Однако
обычную для выхода фразу:  "Не  могу,  промочу  ноги",  сказать
забыла.   Диспут  наш  надолго  не  затянулся  и  теоретические
выкладки по поводу остойчивости изложить я  не  успел.  Процесс
оверкиля  набирал темп и выйти все-таки пришлось. Дальнейшее до
сих пор удивляет меня неспешностью и отсутствием суеты,  столь,
казалось бы, естественных в данной ситуации. Во-первых я увидел
разъяренные глаза сместившиеся куда-то на лоб и понял, что  все
в порядке. Ощутил весло и подумал, что вода намного теплее, чем
я предполагал. Этой самой  воды  кругом  было  так  много,  что
никакого  риска  быть  притертыми  к  камням  у нас не было и я
спокойно осмотрел  место  нашего  крушения.  Оно  являло  собой
классическое   зрелище.  Все  затмевая  собой,  поблескивая  на
солнце, как шпиль Петропавловки, дрейфовал  бикс  со  снастями.
Рядом,  в  явно  упадническом  настроении  еще виднелись пустые
рюкзаки от лодки (прямо на биксе сидеть было жестко)  и  совсем
рядом- бутылка с чаем. Большая такая, двухлитровая. А чая в ней
всего литр, потому и не утонула. Я все обдумал очень логично --
бикс  плывет очень гордо и я его всегда найду по сиянию, тряпки
плывут не гордо и я их все равно не найду. А вот сырую воду  из
реки  глотать не престало, поэтому бутылку с чаем надо забрать.
Тут я почувствовал какое-то новое движение,  чем-то  нарушающее
общую  гармонию ситуации. Сосредоточившись на нем, я понял, что
у  меня  хотят  вырвать  из  рук  весло.   Проследив   взглядом
направление, на другом конце весла я увидел уже не на лбу, а на
своих местах, но все еще разъяренные глаза и объяснил, что  это
МОЕ   ВЕСЛО!  Пристыдил  Ее  и  объяснил,  что  чем  заниматься
неприкрытым разбоем, следует приложить все  усилия  к  спасению
инвентаря,  что  потеря  весла  приравнивается к потере личного
оружия, что  спасение  утопающих  в  сознании  дело  рук  самих
утопающих,   пока  они  еще  в  сознании  и  что-то  еще  более
назидательное. Все-таки в  критической  ситуации  даже  женщины
становятся  мудры  и открываются с самой лучшей стороны. Она не
стала  спорить!!!  А  увидев  проплывающее   невдалеке   весло,
покраснела, вежливо извинилась и безропотно отплыла его ловить.
Каждый раз. вспоминая об этом, мне хочется кильнуться.
     После    двадцатиминутного    купания    и    получасового
барражирования стало ясно, что биксы тонут.  Потом  я  выяснил,
донышко  у  них не приварено по периметру, а только прихвачено.
Зазор оставляет не так уж много времени на  его  спасение.  Его
гордое  плавание  -- не более чем бравада. После короткой паузы
мы  осознали,  что  единственный  способ  согреться  --  махать
веслами и мы пошли дальше. Если у вас матрос халявит, гребет от
локоточка и только опускает в фазе весло  --  промочите  все  и
поставьте  его перед фактом. Поверьте, результат превзойдет все
ожидания. С Ней я провел всего три такие тренировки и  по  ходу
нас еще никто не обходил. Тогда была постановка техники гребка,
а мастерство пришло на следующий год в мае  на  Тунгуде,  когда
разгоряченные  тела  с  вожделением  ждали очередного залпового
заряда  дождя  со  снегом  в  морду  и  с   шипением   испаряли
долгожданную   прохладу.   Короче  --  в  тот  день  мы  прошли
километров сорок с лишком, останавливаясь только чтобы пожевать
клюквы  прямо из лодки, заплывая на заливные болота. Она начала
различать тонкие нюансы слов "покатать"  и  "покататься",  а  я
сделал   вывод  о  необходимости  изготовить  пуленепробиваемый
фартук и герметичные юбки. Пока гром не грянет......
     Вообще-то  по  жизни Она знает кайф физической нагрузки. А
когда все просохло, брюхо набито (пусть даже и не рыбой)  и  на
фоне  величественной  тишины  идет весеннее буйство жизни -- Ее
забрало.
     Следующий день был напоминанием о необходимости платить за
кайф. Втягиваемся в порог.  Он  какой-то  бесконечный.  Широкий
разлив.  Наконец  вспоминаю -- это тот, что перед мостом. Летом
тут было море камней, полное отсутствие видимого слива,  пробой
в  шкуре  и т. д. и т. п. -- море негативных ассоциаций. Сейчас
же вроде ничего. Порожек веселенький,  вода  журчит  бодренько.
Идти  бы да идти. Так ведь нет. Дай, думаю зачалюсь и посмотрю.
Это я думаю,  а  Ей  ничего  не  говорю.  Чего  зря  впадать  в
дискуссии.  Разворачиваюсь  и  делаю  траверс к берегу. Что тут
началось. Прав Жванецкий -- женщине надо четко объяснять что мы
с  ней  собираемся делать. До меня доносятся обрывки фраз типа:
"предпочитаю.... смерти в глаза..... ". А мы уже у берега.  Она
была  тогда  еще  не  утопающая,  а  хватательные  рефлексы уже
активизировались.  Соломы  рядом  не   было,   поэтому   начала
хвататься   за   кусты.   А  место,  прямо  скажем,  ну  совсем
неподходящее для чалки -- нас наворачивает бортом на камень, да
и на берег тут не вылезешь. А течение между тем сильное. Ну и в
этой многопараметрической задаче кусты оказались лишними в силу
своей  новизны.  От кустов я ее оторвал, но на это ушло слишком
много сил и внимания, а главное пришлось отойти от берега, чтоб
до  этих  самых  кустов  Она  не  дотягивалась. А тут еще лодка
тяжелая -- полста всего, а какой эффект. Упираюсь на полную,  а
лодку  все  равно  сносит.  И тихонечко так в бочечку. Задом. И
бочечка то небольшая совсем, и берег в двух  метрах,  а  только
пошла  вода  через  негерметичную  юбку и просела корма и уж не
ручеек, а  поток  непреодолимый  льется  в  лодку  и  даже  про
остойчивость подумать не успел. Легли. Я еще из под лодки выйти
не успел, а чувствую -- злой как собака. Ну на ровном месте, ну
вообще  без  причин и............................. Вышел. Бочка
где-то посреди корпуса. Она, значит еще не там. Нос  от  берега
заводит, значит не притерло под лодкой. Куда-то ногами упираюсь
и подтягиваю корму к берегу.  Считаю  до  5.  Ее  нет.  Начинаю
сердиться  и смотрю под ноги, не проплывают ли какие чужеродные
для речки предметы.  Проплывают  --  гетры  Ейные  (сразу  Блок
вспомнился  "Гетры  белые  носила....  "),  еще какие-то детали
нижнего белья. Начинаю нервничать. На  всякий  случай  сосчитал
еще до 5. Чувствую -- издевается надо мной. Потом чу -- каска и
опять  эти  глаза.  И  вот  очень  меня  этот  момент   пронял.
Выразительные  такие  глаза.  Как  сказал  бы  Станиславский --
"Верю!! ". И ведь даже не сказала ничего.  А  все  понятно.  Ну
мужики  вообще  мудрее,  поэтому я не сказал "сама виновата". И
вообще ничего не сказал, а только корму к берегу подтащил, пока
лодка еще лагом в бочке крутилась.
     И ведь место то ровное и берег рядом, а течение такое, что
с Нее половину туалетов смыло, а у меня подметки  от  кроссовок
куда-то  исчезли.  Сами  кроссовки  остались только потому, что
шнурками вокруг ног были завязаны. Ну а ноги повыдергивать было
конечно слабо, хотя и было за что. И вот стоим мы и не понимаем
оба. Я -- не понимаю чего это вдруг и какие  это  выводы  можно
сделать.  Про  фартук я еще в тот раз сделал. Чего опять мордой
возить? А насчет суетиться -- так вроде и не суетился особо.  А
Она что-то вроде "как с таким козлом...... ". Ну дальше ясно. А
выглядит между тем ничего -- много всего  с  Нее  смыло.  Гетры
между  тем  уплыли  и  подметки  от  кроссовок и еще чего-то. А
ловить не хочется. Стоим молчим, думаем, остываем. Я все в  уме
до 5 считаю и потом холодным обливаюсь. Все-таки категорийность
надо выбирать по квалификации матроса. С тех  пор  кошмар  меня
преследует  --  ролик  рекламный.  Речка, бочка, хорошая такая,
ложимся. А я как бы из камеры все это наблюдаю, так  над  самой
водой.  Пена,  рев.  Тут  ее  каска  из  пены  появляется, вода
сливается по лицу, долго так сливается. Наконец слилась. У  Нее
улыбка   голивудская,  взгляд  игривый,  абсолютно  совершенный
макияж. И воркует "Только Lancome! ". Это все от Ее взгляда.  А
потом  во  всей  своей  неприкрытой  наготе  встал  вопрос "Что
дальше? ". Она порывается превратить водный поход в пеший. Но я
злой  был  все-таки. На ровном месте, кусты эти чертовы. Короче
-- загнал я ее в лодку, весло сушить заставил и  пошли.  Хорошо
пошли.  Без  иллюзий.  Я себя мысленно успокаиваю -- мастерство
растет. Во второй раз тряпками пожертвовала, а весло из рук  не
выпустила.
     Кстати,  набрав  с  годами  иллюстративного  материала,  я
как-то задумался об особенностях психологии  свежекильнувшихся.
Первые  слова  и  действия человека, легшего первый, второй, ну
может   быть   третий   раз    являются    самым    совершенным
психологическим    тестом.   Мне,   например,   казалось,   что
байдаркофобия является естественной реакцией и Она, вроде,  это
подтверждала.  Однако,  однажды  на  Хемеге  наблюдал  сцену  и
пришлось усомниться. Ситуация один в  один.  Матросом  женщина,
которую  катают  первый  раз.  Похоже  действительно катали. Мы
потом шли за ними через день, так фантики  от  конфет  на  воде
через  каждые  сто  метров. И так до конца Охты! А на вокзале в
Кеми еще нас угощали из большого мешка! Но это так, к слову.  В
горловине  там  прижим  вправо. Ну кэп отработал его так резко,
что они простреливают слив, упираются носом в какой-то камень у
берега  (акурат  у  меня  в  ногах, как в первом ряду партера),
корму по сливу сносит, становятся лагом и ложатся. Вода чистая,
мелко.   Ее   и   притерло  к  дну.  Под  лодкой  лежит,  видно
недовольная. Ну нос скинули  --  поднялась.  Темперамент  сразу
видно  --  другой,  т.  к.  взгляд  у  нее какой-то отрешенный.
Однако,  вместо  ожидаемого  "я  больше  никогда.....  ",   она
забирается  в только что перевернутую и под борта залитую байду
со словами "вези, я не могу идти..... ". А это середина порога!
После  третьего  киля  наступает  автоматизм  привычки, губящий
индивидуальность. Так, в тот же  год  на  Охтапороге  ну  очень
яростная  команда.  Идут  лодка за лодкой в кильватерном гордом
строю и ложатся один за  другим.  Мы  по  неопытности  метаться
начали,  а  потом  смотрим  --  профи.  Киль, спокойно выходят,
матрос сразу отваливает, добро, что до берега 10 метров, а  кэп
сразу на корму и правит по сливу. Ну как по писанному. Никто не
суетится, марковки  не  кидают,  ну  разве  что  матросу  ручку
подадут,  чтоб  приятней на берег вылезать. Руководительница на
камеру летопись пишет. Я с восхищением, мол, наверно всю зиму в
бассейне тренировались, уж больно киляетесь правильно. А они --
"нет, мы просто все время киляемся". Но это все так, к слову. А
к   нашим  баранам.  На  первых  после  киля  порогах  Она  еще
напрягалась, чувствую, а потом ничего. А куда денешься?  Прошли
мы  в  тот  день  остатки  и стояли уже под Ледяным. Кто был --
знает  это  место.  Шило  после   предыдущего   отходняка   еще
оставалось.  И  когда  Она  с  грустью  всплакнула,  узнав, что
шумящий наверху порог был последним, я  понял  --  на  мне  еще
покатаются.


Популярность: 10, Last-modified: Fri, 28 May 1999 08:14:55 GMT