---------------------------------------------------------------
 From: Alexei Zakharov (azakharo@nes.cemi.rssi.ru)
 Date: 15 Nov 1999
---------------------------------------------------------------




     Этот  "отчет"  не  является "техническим" отчетом или даже каким - либо
описанием пройденной речки. Если вам надо сухие данные  -  см.   отчет  Димы
Шварца.




     В  23:30 из тульской  электрички  на  перрон Каланчевки  вышли  трое  и
направили свои  стопы  в  сторону ближайшего  метро.  Человеку,  далекому от
туризма,  ничего в их облике  не показалось бы странным: рюкзаки,  заляпаные
грязью  комбинезоны, весла,  охуело-уставший вид  тружеников - в электричках
такого турья  навалом.  Многое в их облике,  однако, могло  удивить опытного
туриста (тем более водника).
     Два рюкзака были собраны наспех, а третий отсутствовал вообще. В глазах
обладателей рюкзаков  читалось  усталое  удовлетворение  успешно  пережитого
приключения, которое  напрочь отсутствовало в  глазах  третьего.  Но те трое
несомненно были вместе: на третьем поверх  одежды была накинута гидрокуртка.
Все трое были в сплавной обуви. Один из  обладателей рюкзаков  и третий  все
еще были в неопрене. В чем же дело?
     Сначала  пару  слов   об  участниках.  Главное   действующее   лицо   -
небезызвестный  вам  автор  скандальных  отчетов,  матерщинник,  алкогольный
энтузиаст и большой ученый Леша Савватеев. Главное действующее лицо - это не
то же самое, что главный герой, просьба не путать, героизмом тут и не пахло.
А  вот какой-нибудь  пиздец на  обед или на  ужин это лицо вам состряпает  с
большим удовольствием, и еще само войдет в долю чтобы найти  приключений  на
свою жопу. Короче, представьте  себе: вылезает  он рано  утром  уз  палатки,
жмурясь на солнышко, подходит к речке... Не успевает Леша раскрыть ебальник,
а многострадальное эхо спешит уже извечным ответом: "хуй... хуй... хуй..."
     Далее - главные герои  Дима Шварц и Леша  Захаров  (автор  сих  строк).
Такого о них, конечно же, не скажешь. Поведение  Димы ничем омрачено не было
(и быть  не может), а вот Захаров  сам не  дурак покуралесить и выпить  тоже
может если надо.
     Короче, договорились мы о походе на Скнигу (это такой приток Оки, южнее
Серпухова  впадает),  время  - конец октября.  Встретились  утром в тульской
электричке.  Поболтали о том, о сем, речки всякие посмотрели, потом, избежав
контролеров,  вылезли  в  Тарусе.  Это  все  Савватеев придумал:  хуешить  7
километров до  речки (можно  было  и  по  трассе прямо до моста).  Идем  мы,
заблудились вконец,  Леша  подошел  к каким-то  мужикам, и прямо  им веселым
матом  (я так не  умею).  Мужики ему тем  же  ответили,  поболтали, заодно и
дорогу нам показали  (мудаки мы были,  конечно  же, совсем не по  той дороге
поперлись (перепутали какой-то обрубок со старой  Тульской трассой). Потом -
по полю, по грунтовке, через говнище по щиколотку,  к новой Тульской дороге.
В полукилометре - мост.
     Стапель. Ничего особенного - только вот выяснилось, что водки у нас 1.3
литра на двоих (Шварц почти не пьет). Сфотографировались мы с этой водкой  и
выплыли...
     Счет  килям был открыт  просто немедленно.  Я  сделал  это, попытавшись
протиснуться под первым же низко висящим суком. Вылезаю, иду дальше. Завалов
почти  нет,  речка  вроде несложная,  гребется отлично,  берега  живописные,
погода  хорошая - ну,  в общем все, как  в  отчете Димы Шварца.  Только есть
хочется, просто пиздец!!! Не завтракал я сегодня! Только немного поклевал на
стапеле обеденную  раскладку - но бутерброд с печенью и четыре  леденца  мне
явно  было маловато. Короче, решили мы  обедать после мостов старой Тульской
трассы.
     Обед... Как  много в  этом  звуке... Обед был  самой  радостной  частью
нашего путешествия.  До обеда  я был голоден  как хуй (сказалось  отсутствие
завтрака), а после обеда нам было уже не  до всяких там  радостей.  На еду я
набросился как на... Хуй  тут сравнишь с чем. Короче, поели мы, достали 0.6,
и я принял свои сто килевых. Дима пить отказался, а Леша, возбужденный видом
водки,   начал  хвастать  своей  молодецкой  удалью  -   какой  он  сильный,
выносливый,  талантливый и какой длинный  у него хуй (все в своем духе). "Да
я...  Да я могу все!!  Я  на воде с двух  лет!!  Я все ебал!!! Я могу выпить
бутылку водки и пройти эту речку до конца ни разу не кильнувшись!!!"
     И  тут я  перешел Рубикон. Все  то,  что  произошло дальше,  могло и не
произойти, если бы в ответ на Лешину руладу  о водке я промолчал. Но молчать
я не стал. Я сказал: "СПОРИМ!!!". Секунды полторы  Леша тормозил, затем стал
метаться... Он знал, что  сказал  лишнего, но  его  самолюбие  было  слишком
велико.
     "Ставишь бутылку?" - робко спросил Леша.
     "Отказываюсь  от  этой"  -  ответил  я  с  триумфом  в  голосе,  и  моя
двухпудовая  гиря  послала  на  дно  жалкую  соломинку,  за которую  пытался
зацепиться Леша.
     "Но вы меня донесете до электрички?"
     "Донесем" - сказал я в ответ. Шварц хранил гробовое молчание и не делал
никаких   попыток  остановить  неумолимо  надвигающийся  пиздец.  Он  только
сказал:"Пора выходить". Леша сделал секундную паузу и потянулся к бутылке...
     Сначала  мне  казалось что  Леша сможет сотворить чудо и выиграть спор.
Греб он  как трезвый, но матерился  больше обычного (представьте  себе,  это
возможно).  Воздух  сотрясала матерная симфония  - музыка,  в  которой  семь
основных  нот  заменены на  семь  основных корней (ХУЙ, БЛЯ,  ЕБАТЬ,  ПИЗДА,
МУДАК, ЕЛДА, ЖОПА). Представляю себе удивление дачников...
     Обнос! Об жопу! Об хуй!!!  Мы с Димой быстро  обносим  свои  Ласточки и
наблюдаем (а потом и принимаем участие) в следующей захватывающей сцене:

          Леша ебется с Ласточкой: трагедия в трех актах

     Действующие лица:
     Леша Савватеев (пьян в пизду на протяжении всей трагедии)
     Его Ласточка
     Дима Шварц \
     Леша Захаров /\(оба трезвые)

          Акт Первый.

     Место действия: крутой правый берег реки Скнига, перед завалом.
     Савватеев (Ласточке): Я тебя ебал!!! Я должен затащить тебя наверх!!! Я
всех ебал в жопу!!! Давай же!!!
     Леша упорно лезет вверх по склону, волоча за собой Ласточку и матерясь.
Ласточка  безмолвствует.  Леша долезает  почти  до верха,  подскальзывается,
перелетает через Ласточку и падает в воду.
     Савватеев:  БЛЯ,  ПИЗДЕЦ!!!  Захаров  (Шварцу):  Это  Пиздец.  Шварц (в
сторону): Пиздец.

          Акт Второй.

     Место действия: там же.
     Савватеев  (барахтаясь в воде):  Бля  (с  умилением смеется),  я пьян в
жопу!! После  нескольких неудачных попыток вылезает, лезет вверх и падает на
Ласточку. Захаров:  Леша, давай мы тебе поможем!  Савватеев: Я должен сам...
(Пытается подняться  и не  может). Шварц: Леша,  у нас очень мало времени...
Савватеев:  Но тогда я проиграю спор! Захаров:  Ну и хуй с  ним, со спором!!
Савватеев: Леха, ты настоящий друг!!

          Акт Третий.

     Место действия: там же.
     Шварц обносит  Ласточку. Захаров несет на плече Савватеева. Они обносят
завал и начинают запихивать Лешу в Ласточку. Леша брыкается. Савватеев: Бля,
я нажрался!!  Но  я  пройду эту  речку!!  Захаров:  Ногу  в  фартук  засунь,
пидарас!! Шварц неразборчиво матерится.  Наконец, общими усилиями Савватеева
запихивают в Ласточку, дают ему в руки весло  и спускают в  воду.  Савватеев
(уже гребет): ХУЙ!!!!

          Занавес.

     И вот такие маленькие  сцены продолжались на протяжении всего маршрута.
Леша больше не делал попыток выбраться самостоятельно и  смиренно ждал нашей
помощи. Несмотря  даже на  это, каждый  обнос давался  Леше со  все  большим
трудом. Леша  чувствовал все нарастающее недомогание (блевать  ему хотелось,
понятное  дело). Даже на воде  Леша  начинал  вести себя по-пьяному (хотя  я
начал понимать, почему Леша  так уверенно себя расхваливал: он действительно
чувствовал  воду  даже в совершенно  нулевом состоянии, проходя  препятствия
весьма элегантно  и  красиво). Но  все равно  в  один прекрасный  момент  он
кильнулся, не заметив сука над головой. Сев обратно в Ласточку  с превеликим
трудом, он поплыл  дальше - но  теперь у него стали  мерзнуть руки. Темнело.
Пора было закругляться. Увидев очередной завал, мы сделали именно это.
     Антистапель представлял  собой апофеоз походного  геморроя. Пока  мы  с
Димой вытаскивали свои  Ласточки на  берег, Леша  успел заснуть. Вытаскивать
спящего (и  время  от  времени  блюющего)  человека  из байдарки  мне еще не
приходилось. Скажу  только, что это  занятие не из самых приятных, тем более
что берег был слишком скользок и крут.
     Известно, что одухотворенная человеческая материя  не поддается  иногда
нормальным законам физики. Йоги индийские, к примеру, могут ходить по мечам,
ломать об головы стальные  рельсы, медитировать. Вдребезги же пьяный человек
обладает способностью  становиться  необыкновенно тяжелым. Фактор разницы  в
весе зависит  как от конкретного человека,  так и от степени  его опьянения.
Леша был в жопу пьяным Лешей Савватеевым, и весил он тогда раза в три больше
нормы.
     Поблевав на  славу  (с маленькой буквы),  Леша  вдруг  вспомнил, что он
должен  принимать  экзамен  завтра  в десять  утра,  и  зачем-то  бросился к
ближайшему домику с криками: "Люди!!! Пустите меня переночевать!!! Я  встану
в шесть  утра". Мне  стоило больших трудов догнать  его и привести  обратно.
После этого  наши  сборы были  замедлены ровно  вдвое, так  как один  из нас
должен   был   постоянно  удерживать   (а   потом   -  просто  поддерживать)
покачивающегося  как  уже  ничего  не  мыслящий  тростник  Лешу.  (Последняя
сигарета была для меня единственным  лучом света  в  темном  царстве. Ах...)
Отпустили мы Лешу только один раз - когга я  надевал на Диму его легендарный
200-литровый рюкзак (на этот раз - жалкие 40-45 кило). Леша, естественно, на
ногах не  устоял,  упал  и  немедленно  заснул как  честный труженик.  Надев
рюкзаки, мы подхватили его (спящего) под белы руки и  устремились по  полю в
сторону шумевших вдалеке электричек.
     Вскоре  после выхода  Леша вновь стал проявлять признаки жизни. Сначала
он вздрогнул, как при сильной икоте, и радостно произнес слово "хуй".  Мы  с
Димой весело переглянулись: мол, жив курилка,  сейчас все будет нормально...
Курилка был действительно  жив, и более чем,  но до чего-либо  "нормального"
было дальше чем до Москвы.
     Леша продолжал оживать в  том  же  духе, все громче и громче  произнося
свои любимые словечки. Этим он сильно действовал нам на нервы, поскольку шли
мы через дачные участки.  Кроме  того, Леша  постоянно порывался вломится  в
чей-нибудь дом и устроится там на ночлег. "Бля, они ведь русские люди!!! Они
должны меня понять!!! Хуй!!!  Дайте мне десять  секунд  свободы,  и я им все
объясню!!! Я их ебал!!!" Мы с Димой  думали  несколько иначе: Лешу ни за что
не  поймут и самого отъебут  как следует, да и нам с Димой достанется. Слово
же  "свобода" вызывало  настолько  нехорошие ассоциации, что хотелось иногда
затащить Лешу  в кусты и как следунт выебать его  его же веслом по самое "не
балуй"- лишь бы он хоть немного помолчал. Но молчать Леша не собирался.
     В довершении  ко всему этому  нам  на  дороге попался пьяный  одноногий
мужик, который  попросил нас  поднять его. Леша вырвался и попытался поднять
мужика,  но немедленно упал сам.  Нам  с  Димой предстояла непростая задача:
поднять обоих, не  снимая рюкзаков. Леша при  этом сам  стремился помочь уже
изрядно напуганному мужику. Наконец, пока Дима крепко  держал Лешу, я поднял
мужика и спросил  его  как  пройти к  платформе. Идти  оставалось  еще  пару
километров.
     Мужик этот крепко заинтересовал Лешу. Леша хотел знать, как зовут этого
одноногого, попал ли он домой, и есть ли у него родственники женского пола и
подходящего возраста. Утихомирить Лешу  не представлялось возможным. Просьбы
и угрозы  не действовали,  так что  мы  с Димой,  при всем нашем пацифизме и
человеколюбии,  не удержались от применения  на Леше пары болевых приемов. Я
даже  врезал  ему  один  раз  по яйцам.  Это  не  подействовало -  боль Леша
чувствовал с десятисекундной задержкой. Мы уже на полном серьезе  собирались
навалять Леше  настоящих пиздюлей, но на его счастье,  мы к тому времени уже
вышли на поле и нужна в экстремальном усмирении отпала.
     Все   же  мы  были  вынуждены   пиздюхать  через  отдыхающее  поле   до
железнодорожных  путей.  Я  сумел здорово  напугать Диму, упав  под  Лешиной
тяжестью,  схватившись за колено  и заорав на всю  Ивановскую. Ногу я, слава
Богу, не сломал, но страху нагнал порядочного: тащить двух увечных (и полтак
груза впридачу) вряд ли было бы под силу даже могучему Диме Шварцу.
     Вскоре  мы подошли к железной дороге и пошли вдоль насыпи. Леша уже шел
совершенно  самостоятельно,  но  впереди  нас  ждал мост  через  злополучную
Скнигу...  Нас  он  заставил  как  следует  обосраться  -  так как  с  узкой
пешеходной дорожки  было  куда ебнуться,  а  на ногах он  держался не совсем
уверенно,  и  бежал  что-то  слишком  быстро.   После  моста  Леша  зачем-то
демонстративно  положил голову на рельсы. Короче,  очко мое волновалось, как
море в восьмибалльный шторм - не мог я на такое  спокойно смотреть. В общем,
как только догнал Лешу у моста, так взял его за руку как малое дитя и больше
уже не отпускал до самой платформы.
     На платформе, кроме нас,  был еще  один человек. От него мы узнали, что
электричка через час  двадцать... Вот оно, нежданное счастье...  Мы  с Димой
думали, что  в Москву  сегодня уже не попадем  -  а тут  такое - сама судьба
нежданно-негаданно  раздвигает перед тобой ноги...  Ну как по этом поводу не
выпить!!!  Достал  я 0.7, откупорил  его и в  течении получаса усосал  грамм
триста. Потом попытался себе  представить, как Шварц будет тащить домой двух
пьяных мужиков, и  забил на это дело. Леша же все это время спал  (ему я все
равно не предложил бы из гуманных соображений). Шварц от  водки отказался  -
сказал, что мало намаялся. Просто удивительно.
     Короче,  подошла   потом  электричка,  и   мы  сели   в  теплый  вагон.
Проснувшийся  Леша  к  тому времени  уже  почти протрезвел, и с неподдельным
интересом  выслушивал наши с Димой рассказы о событиях  прошедших семи часов
(сам он, понятное дело, ни  хера ничего не помнил с  момента  распития). Да,
так оно и бывает...
     Потом природа и цивилизация были  к  нам более благосклонны. Они как бы
извинялись  перед нами  за наше недавнее приключение (хотя извиняться должны
были мы сами). Контролеры так и не появились, и мы опять проехали бесплатно.
Милиция, заметившая мою недопитую водку, попросила ее  спрятать (от кого?!?)
Да и в электричке, к тому же, было достаточно тепло...
     Итак, три человека вышли из электрички и  направились  в сторону метро.
Кто бы  мог подумать, что  в одном рюкзаке все еще плескались недопитые  400
грамм злополучного напитка..


Популярность: 20, Last-modified: Mon, 15 Nov 1999 21:47:07 GMT