From: Дмитрий Кувалин kuv@ecfor.msk.su

     Путевые заметки участников событий, написанные в приступах
ностальгии и любви к  искусству  или  под  влиянием  небольшого
количества алкоголя.
     Авторский  коллектив:  К.Балкичев, О.Ильченко, В.Кузнецов,
С.Пятенко.
     Использованы  материалы  из  ежегодника "Ветер странствий"
(No21, 1986г.), мотивы  творчества  О.Куваева,  Ч.Айтматова,  а
также народная мудрость.
     Составитель и главный безответственный редактор С.Пятенко.



                              День  сегодняшний есть следствие
                              дня вчерашнего,  и  причина  дня
                              грядущего создается сегодня.
                                               (Мудрая мысль).

                              Греблом грести, ne eblom tresti.
                                          (Народная мудрость).



          Реки  в  этих  краях  текли  сверху  вниз,  а также с
востока на запад и  с  запада  на  восток...  А  вокруг  стояли
большие  горы и лежали широкие долины, и Шавла впадала в Аргуг,
а Аргут в Катунь...
          Поход Шавла-95г. имел предисторию. После Кучерлы-91г.
А.Беляков и С.Пятенко периодически молвили: "А хорошо бы  снова
сходить  на  Алтай...".  Однако  судьба  распоряжалась иначе...
Бурхан (*) Алтай не утверждал... Но  к  лету  1995  года,  вариант
Шавла-95   стал   реальным.   В   процессе   сборов  количество
потенциальных  участников  то  расплывалось  почти  до  20,  то
угрожающе  усыхало...  Последняя  усушка произошла в ночь перед
стартом первой группы.

     В  результате  утром  29.07. 1995г. к старту было готово 9
человек: К.Балкичев (он же  Костя),  А.Беляков  (он  же  Шура),
И.Дубова  (она  же  Ирина,  она  же  Мышка), О.Ильченко (она же
Оксана, она же Кошка), В.Кузнецов (он же Кузя), А.Малов (он  же
Арсений),  И.  Мельников  (он  же  Игорь,  он  же Витальич), А.
Лазарев (он же Сашка) и С.Пятенко (он же Васильич, он же Ежик).
Со  спортивной  точки  зрения  не  более,  чем полкоманды имели
достаточный опыт для участия в подобном мероприятии...Но тем не
менее...




       В  16.00  основная  группа в 5 чел. стартовала на поезде
"Москва -Барнаул". Проводы были теплыми и продолжительными.  (*)


      В 22.00 оставшаяся группа в 4 человека (Кузнецов, Арсений
- Пятенко-Ильченко) на самолете взяла курс на Барнаул.


      в 5.30 (местного времени) самолет приземлился в Барнауле,
а поезд прибыл туда же в 8 утра. Вялые, усталые, но  счастливые
от   встречи,   загружаемся  в  автобус.  Двигаемся  в  сторону
Горно-Алтайска и далее - в Чибит. Ориентировочно - это  порядка
700 км по горным дорогам. Надеемся к ночи быть на месте.

     Оксана:"Науки  юношей питают",- писал великий Ломоносов, а
нас же питали надежды, но только до темноты, потому  что  после
23  часов  по  местному времени п.Чибит так и не был обнаружен.
Команда засомневалась: где Чибит, Алтай, Родина, а также родной
дом,  дети  и  жены.  Для "бывалых" - экспедиция, однако. После
полуночи  добрались  до  Чибита,  долго   плутали   (вместе   с
автобусом)   среди   пастбищ  и  загонов,  но  в  конце  концов
угомонились и устроились на ночевку практически среди селения".


      Костя:" В 7.00 утра Васильич убег в Чибит."  Утром быстро
удается найти проводника с лошадьми - алтайца Юру.   В  деревне
знают  -  он  регулярно  со  своими  лошадьми  подрабатывает  у
туристов. Оксана: "Поднялись с  Сашей  Лазаревым  раньше  всех.
Вышли  из  палатки  -  красотища  -  дух  захватывает.  Небо  -
ослепительное. Но за водой надо идти через пастбище,через  мост
на   другой   берег  Чуи.  Вода  мутная,  по  хорошему  -  надо
отстаивать, но времени  нет.  Готовим  завтрак,  дан  приказ  -
вьючить лошадей на другом берегу Чуи в 10 утра". К 11.30 пришли
4 лошади. Погрузка до  12.30.  Оксана:"Идут  долгие  дебаты  по
поводу  снаряжения  -  Шура настаивает, что надо брать минимум:
одна палатка, котелок, немного  продуктов.  Предполагатся,  что
ночевать  ("Должны  дойти!")  будем  уже  на  Шавле." Нагружаем
лошадей , и основная группа начинает медленное движение наверх.
Но  одна  из  лошадей  сбрасывает  груз  и пытается убежать. Ее
ловят. Решаем, что основной группе все же надо идти наверх.  На
всякий  случай  внизу,  кроме  Кузнецова, остается еще и Игорь.
Выходим в 13.00. Шанс дойти до Шавлы минимален.
     Оксана:"Васильич   на  этом  крутом  подъеме  берет  очень
быстрый  темп.  Организм  протестует  над  таким  насилием,  но
деваться некуда - идем. Снизу раздаются крики, останавливаемся.
Видим Витальича, который размахивает  руками  и  явно  пытается
что-то  нам  объяснить.  После  долгих  перекриков и объяснений
понимаем, что убежала еще одна  лошадь.  Решаем,  что  в  любом
случае основной группе надо продвигаться вперед".Через два часа
форсируем ручей Орой (с приключениями: Васильич теряет  поясную
сумку  с  документами  и  оружием,  а  зоркий глаз - Костя - ее
обнаруживает )." Начинается дождь (как потом выяснилось,  дождь
обязательно   начинается   во   второй   половине   дня).  Темп
выдерживается нормально. Группа поднимается  под  самое  плато.
Появляются шансы дойти до Шавлы, но лошади не догоняют. В 17.40
встаем под плато Йоштыкколь. Решаем - надо идти  обратно.  Пока
разбираем  вещи, снизу прибегает запыхавшийся Кузнецов с вестью
о том, что лошадь так и не нашлась,  и  у  нас  нет  ни  одного
катамарана.  Приплыли!  Хлебнув  коньяка  и  оставив  в  лагере
Оксану, Ирину и Арсения, команда бежит вниз (спуск занял  всего
2,5 часа).
     Оксана:"Мальчики уходят вниз. Проводим ревизию оставшегося
снаряжения. Картина - Трое в лодке ...  В  наличие  имеется:  9
касок, все "пулеметы" от катамаронов , вся фото и видеотехника,
гитара, 1 спальник, все кружки,  немеренное  количество  зубных
щеток,   паст,   кусков   мыла   и   прочего  "банно-прачечного
оборудования", но при этом нет ложек,  еды,  теплой  (и  вообще
какой-либо)   одежды.   Хорошо,   что   при  постановке  лагеря
сообразили разобрать все  вещи,  и  лишние  палатки  и  коврики
ребята забрали вниз".
       В  21.15  приходим обратно в Чибит. Видим, как деловитый
Игорь  по  примеру  трех  поросят  сооружает  себе   домик   из
оставшихся   гидромешков   с   вещами,   катамаранных   шкур  и
рюкзаков(Ниф-Ниф? Наф-Наф?). Ложимся  спать.  Катамаранов  нет.
Костя:"Настроение - полное гавно!"


       С  утра  -  поиски  катамарана.  Прочесываем долину Чуи.
Пытаемся  понять  логику  взбесившейся  лошади.  Костя:"Заболел
Кузнецов.  Температура,  общее  недомогание. Медленно помирает.
Остальные скачут по пересеченной местности". Перед обедом Игорь
находит  вьючные  сумки. Жить легче - не хватает только шкуры и
баллона от четверки. Костя:"  К  вечеру  оживает  Кузнецов,  но
начинает  болеть  Беляков.  Целовались что-ли они в палатке всю
ночь?"  Днем  в  верхний  лагерь  уходит   Лазарев,   груженный
продовольствием,  теплыми вещами и установкой - выход обратно в
Чибит в субботу 5.08. Беляков заболел  окончательно  -  вечером
его  кашель  наводил  страх  на  все окрестности. Днем на Шавлу
уходит команда из Рязани.
          Оксана:"Вечером,  как  летний  Дед Мороз, из зарослей
появился Саша Лазарев с теплыми вещами,  продуктами  и  вестями
снизу.  Мы  были счастливы. Все последующее светлое время они с
Арсением бегали по окрестным горам и,  спускаясь  к  нам  вниз,
рассказывали   о  необыкновенных  красотах,  увиденных  сверху.
Арсений вообще молодец.- единственное, что  его  волнует,  это,
как  попасть  на  Шавлу.  Кузнецов, по его словам, не перенесет
неудачи в этом походе. Очень хороший мальчик, у  нас  с  Ириной
нет проблем с дровами и каких бы то ни было бытовых трудностей.
С Арсением очень легко".


       С  утра, как обычно, прочесываем окресности - берег Чуи.
Удовольствие, однако.  К  обеду  пошел  мелкий  дождь.   Старый
алтаец  предлагает  катамаран.  У  него  оказывается  шкура  от
четверки, два баллона от двойки и еще шкура от  другой  двойки.
Белякову  этот  винегрет  не  понравился. За обедом - разборки.
Костя:": Одуревший народ начал молоть всякую хрень -  сплав  по
Чуе, отъезд в Москву и т.д. Плыть по сраной Чуе, от одного вида
воды в которой, уже  воротит-  нет  никакого  желания.  По  ней
именно  плыть,  как  последнее гавно, а не сплавляться. Беляков
совсем заболел, стал даже собираться в Москву вместе с Папашкой
(*) двигать бизнес вперед.
Если  такой  разговор  пойдет  -  уйду  с  Сашкой  за  Рязанью.
Настроение - полное гавно!"
     К  вечеру  уходит  наверх  Кузя.  Завтра  к  обеду  должен
привести санаторную команду обратно.  Вечером  идем  в  деревню
искать какие-нибудь катамараны. Получаем приглашение от немытой
алтайки с голым пупком прийти на  местную  тусовку.  Пока  ждем
начала  тусовки,  приежает алтаец Юра на мотоцикле, отдает наши
деньги взад и сообщает , где надо искать наш баллон - в  районе
нижнего моста оказывается есть тропа наверх и там разнообразные
поляны. Очередной проблеск надежды.


       Утром  в  6.50 прискакал алтаец Юра. Витальич, Васильич,
Костя пошли на очередной прочес. Территория здоровая, ходим  по
лесам,  кустам.  Была  какая-то надежда, но часам к 12 ни хрена
нет. Заморосил дождь,  в  душе  проклинаем  алтайцев,  лошадей,
себя,  погоду  и  весь  свет.  На  гору  медленно въежает МАЗ с
косарями... Подходим, говорим. Все бестолку. Минут через 20 нас
кличут     обратно......."Его     брат     вчера    нашел....".
Костя:"Поражаемся,    нет,    ох...ем     от     быстроты     и
соообразительности  алтайцев.  У  меня  просто  в жопе свербит,
скорей  бы   они   загрузили   свое   сено.   Едем.   Приехали,
действительно  -  оно.  Думал, кончу от счастья. Все, при любых
раскладах - идти на Шавлу!"
     Примерно  в  15.  00  приходят  наши  из  санатория и Юра.
Краткий совет. Проблема: Кузнецов спешит на  работу.  Успевает,
если  только, завтра мы на Шавле, послезавтра - стапель, за три
дня до низовий Шавлы. Решаем - быть по  сему.  А  после  порога
"Неустроева"  Кузнецов  оторвется вперед. Заряжаем Юру на поиск
машины. Оксана:"Спускаемся вниз. Погода явно портится. Начинаем
готовить  обед, ребята в это время договариваются о машине. Нам
о таком способе заброски  наверх  позавчера  рассказывал  чабан
Саша,(   который   помогал  Юре  вьючить  лошадей).  Начинается
проливной дождь, но плов все же удается приготовить. Как только
народ  берет  в  руки  миски  с едой, раздается призывный крик:
Машина! Через 20  минут  все  поели,  упаковали  вещи  -  свои,
чужие."  Примерно  в  18.30  все сидят на борту. Едем. Вечером,
примерно в 21.30, оказываемся в избе на плато. Оксана:  "Дорога
была  изумительна  по  красоте,  даже для тех, кто видел что-то
подобное. Для всех остальных - восторг, когда появились  первые
снежники.  Закат,  разнотравье  лугов  с нежным, завораживающим
запахом,, вековые сосны и листвиницы, и  небо,  окрашеннное  во
все возможные и невозможные в природе цвета, и луна, неожиданно
появившаяся  на  фоне  бирюзово-зеленого  неба,  и   абсолютная
отрешенность  от  внешнего  мира. Романтическая ночевка в избе.
Свечи, горячий чай, песни под гитару. К сожалению,  Белякову  и
Арсению нездоровится. Непонятно, что будет завтра."


       Подъем  в  7.00.  Нагружаемся  по max и впятером прем на
Шавлу. В  избе  оставляем  Арсения  и  девочек,  Белякова  -  в
тифозном  бараке.  Девочкам  оставляем установку - если до13.00
мужики не оклемаются, идти вниз вдвоем. Выходим около 11 часов.
Ирина  с  Оксаной  провожают нас по плато до выхода на основную
тропу.  В  любом  случае  они  уже  не  должны  потеряться   на
Йоштыкколе.  Оксана:"К  нашему  возвращению мальчики приходят в
себя и рвутся в бой. Но кому-то из  них  прийдется  остаться  в
избе  -  мы  не можем унести весь груз. Шура необходим внизу на
стапеле. Сторожем назначаем Арсения. Примерно в 12.30 выходим".
          Идем  долго,  в  конце  одна мысль:"Пока переставляем
ноги, наше дело движется вперед". В конце - уже полный  упыс...
К 17.00 наконец доходим.. Добрая рязанская команда поит спиртом
и  чаем.  Отпуск,  отдыхаем  хорошо,  однако.  Костя:"По   моим
оценкам,  протопали под 20 км. точно. Бедные Васильич и Сашка -
им идти обратно.  Созревает  дождь.  Они  уходят,  мы  начинаем
стапель". Идем обратно вверх с Лазаревым (*) , через час встречаем
девочек и отрешенного Белякова. Полегчало - они явно дойдут  до
стрелки,  и  завтра  есть  шанс на ударный стапель. Идем вверх,
перед выходом на плато видим -  на  горах  собирается  туман  и
потихоньку  опускается  на  плато.  Если  он  сядет на плато...
Упираемся и в  наступающей  темноте  выходим  на  другой  склон
плато.  Темно.  Куда  идти  -  неясно. Неприятно. Орем Арсения.
Черт, не  объяснили,  чтоб  развел  огонь.  В  темноте  находим
ответвление дороги. Слава богу, это путь в избу.


       Утром стартуем вниз. Груза немного. Скорость нормальная.
К середине дня под дождем приходим вниз. Спирт наливают  сразу,
это  хорошо,  однако.  К  вечеру  стапель практически закончен.
Костя:"Раму от двойки пришлось собрать раза три. Сильно  травит
баллон."


      Свершилось! К обеду трогаемся. Сплав до Эшафота.  Бодрая,
веселая эта речка Шавла. Рязань  не  может  чалиться  и  решает
тащить  груз  вниз  пешком. "Эшафот"! Первой проходит усиленная
четверка, потом двойки: Беляков-Кузнецов на"дятле" и Балкичев -
Лазарев.  Костя:"  В  общем  разгребаться  некогда,  но судя по
структуре - не опасно! Нормально заходим, после первой  ступени
отвязывается  левый  упор,  улетаю за борт, успеваю зацепиться,
быстро забираюсь на  баллон,  во  вторую  ступень  сливаюсь  на
четвереньках.  Молодец  Сашка,  сумел  сбить катамаран в правый
улов, выбрасываемся на отмель.
     Ветер  странствий  No21(ВС):  "После "Эшафота" прохождение
следующего  участка:  сложно  передвигаясь  среди  сливов,   мы
умышленно  задеваем  валуны, гася скорость и вновь набирая ее в
считанные секунды. Индивидуальная техника каждого видна  здесь,
как  на  ладони.  Вот  заходят  в  порог "Тройной", слаженный и
схоженный  экипаж  работает  технично,  но  слишком  жестко:  к
ключевому  месту,  где  три  слива  накладываются  под  разными
углами, подходят непозволительно усталыми. Скоростной же  сплав
требует  упругой  мягкости  и  обманчивой  поддатливости, иначе
никакой физической подготовки не хватит для решающего маневра".
     После  Эшафота  летим  без просмотра. Пороги не различаем,
"Тройного" не помним. Все с  ходу  залетают  в  "Мономах."  Все
проходим  благополучно. Чалимся, кто где сумел, перечаливаемся,
у кого как получится. В итоге - четверка -метров 100 до лагеря,
"дятел" метров 70 после. Уф, стоянка!
     ВС:"Проблема  страховки  и  зачаливания на этом маршруте -
одна из самых серьезных".


        Костя:"   С   утра  Беляков  заявляет  о  необходимости
предварительного просмотра. Абсолютно правильное  решение.  Как
только  в  первый  день  не  влетели  в  какую-нибудь задницу."
ВС:"Медленно, очень медленно продвигаемся  мы  вниз  по  Шавле.
Тактика  сплава  для  подобных  маршрутов  уже  отработана,  но
поймать ритм реки, ритм сплава  тоже  немаловажно.  Организация
базового  лагеря,  обнос  груза,  разведка  общая  и поэтапная,
организация тщательной страховки, фотосьемка..."
     Костя:   "Без  просмотра  проходим  ряд  локальных  мелких
порогов, даже в голове ничего не  отложилось.  Катамаран  ведет
себя  прилично. Сашка оживает на глазах, крутимся без вопросов,
облизываем каждый камень."
     Летим  практически  без  просмотров. Чалимся редко, только
при серьезных сомнениях или усталости.
     ВС:"Поток,  в  общем,  невелик,  но большое падение воды и
высокая скорость делают сплав предельно напряженным и опасным -
на  протяжении  50  км. нет и десятка метров спокойной воды. Мы
так и зовем Шавлу - "река без плесов". Примечательно, что  один
из  вариантов  перевода названия с алтайского совпадает с нашим
определением."
     Вечером  на  "Уйгуре"  догнали  МГУ. Костя и Лазарев идут,
Кузнецов   и   Васильич    страхуют    на    двойке    "дятле".
Костя:"Красивейший  технический  порог. Сашка работает отлично.
Абсолютно непредсказуемо сваливаемся с зуба направо, дальше все
ясно. Конец!"
     Стоянка  после  "Уйгура".  В  темноте зрелище летящей воды
производит особо яркое впечатление. ВС:"Ночью Шавла  некрасива.
Темные  облака  рвутся о верхушки елей и стряхивают по-осеннему
холодные  капли  дождя  под  тент;  под  черной   тенью   скалы
угадывается  небольшой  участок  лакированной  воды,.  основная
масса которой мчится с видимым уклоном мимо  нашего  лагеря  и,
извиваясь  и  закручиваясь, с шипением летит вниз по тонеллю из
низко   склоненных   деревьев.   Там,    за    изгибом    реки,
неизвестность."


       Встаем  рано.  Устанавливаем "рекорд" - в 10.30.  уже на
воде. Добрый, скоростной сплав. ВС:  "Порог,  шивера,  порог  -
препятствия  следуют  друг  за  другом,  простые  и  сложные, с
прижимом и с завалом - всякие."
          В  этот  день  последний  раз  видели  Рязань.  Народ
дотащил груз и пошел обратно к катамаранам. Костя:" Кузя рвется
вперед, подходим к "Кечу". Четверка проходит первой. Загораю на
правом берегу, Кузя траверсирует налево с  Оксаной  в  качестве
пассажира,  залетают  около берега под бревна. Молча наблюдаем,
что-либо предпринимать бессмысленно - до катамарана метров 200,
я  полностью  раздет.  Оксана  выскакивает  на  берег  - Кузя с
Арсением борются с трудностями.
     Начинаем  движение  -  правосторонний заход, левый зацеп в
тень, траверс, выход на струю - порог пройден!
     Идем  дальше  первыми  -  через  полчаса при проходе через
левую протоку не расшифровываем глубину  залегания  березы.  На
1/3-  нос  под  березой  и  водой". ВС: "Зеленые лохмотья елей,
белые штрихи берез, бурые  пятна  валунов  -  все  сливается  в
единую  пеструю  ленту,  лишь  яркое  пятно оранжевой штормовки
сигнальщика "кричит" - пора чалиться."
     Малый  перекур  -  у  Кости  аварийный  ремонт. Через час-
полтора продолжаем движение. Разбой на две протоки. Успеваем  с
ходу  разглядеть  бревно.  Хорошо,  что пошли влево - из правой
протоки  прямой  улет  под  бревно,  а  это   практически   без
вариантов.  Сплав  по  Шавле без просмотра - шустро получается,
однако. Перетаскиваемся через бревно и ...вперед.!
     ВС:  "Сплав на четверках и прост, и сложен. Прост тем, что
это уже основательное судно, которое "проглаживает", как  утюг,
небольшие  валы  и сливы, и ты уже не обращаешь внимания на эти
мелочи, концентрируя его на более серьезных моментах  реки.  Но
управлять   четверкой   далеко   не   просто.   Будь   ты  хоть
сверхтехничным  гребцом,  однако,   если   нет   экипажа,   нет
схоженности  и взаимопонимания, река быстро заставит усомниться
в своих силах."
          Стационарный завал оказывается достаточно проходимым.
Но впереди  очередное  бревно.  Встаем  в  19.30.  недалеко  от
"Неустороева".   Костя:"Последняя   ночевка   с  Кузей.  Кислые
заздравные тосты". Народу не нравится погода. Народ бунтует: не
хочет наливать Бурхану (*) - дед "не обеспечил" солнце.


       Костя:  "Утром  слышу  отход  Кузи  с Арсением.  Дневка!
Начинается отпуск!" Далее  в  нашей  программе:  "Операция  "Ы"
(Ысчо один транспорт) и другие развлечения Кузи с Арсением".
       В.  Кузнецов:"8:00  В  утренних сумерках тащим рюкзаки к
оставленному в полукилометре ниже по течению катамарану.  Время
-  8 утра, и начался обратный отсчет: до вылета нашего самолета
из Барнаула осталось 48 часов. Для стороннего читателя проясняю
ситуацию:  горная  тайга,  мелкий  дождь,  изредка  сменяющийся
крупным, с обеих сторон тропинки, насквозь промокшие  кусты,  с
которых  при  каждом шаге не капает, а льется вода; аэродром, с
которого улетает самолет находится  в  30  километрах  вниз  по
Шавле, затем, 60 километрах вниз по Аргуту, потом 50 километров
по Катуни, ну а там на машине - рукой  подать  до  Бийска  (400
километров),  откуда  уже виднеется Барнаул (километров 100, не
больше). Ну,  нелегкая,  поехали  -  это,  кажется,  называется
отпуск.

     8:30  Вышли,  зачалились, просмотрелись, вернулись, вышли,
зачалились, осмотрели, обнесли, вышли, зачалились...  (далее  -
аналогично).  За  порогом "Неустроев" проглядывает солнце - ну,
Бурхан, не подведи! Вскоре  за  порогом  на  берегу  показались
олениха  с  олененком,  прыгнули  в  реку  и переплыли в десяти
метрах перед катамараном. Олениха убежала в тайгу,  а  олененок
остался на поляне смотреть, что же это такое плывет...

     12:00  Второй  селевой  порог.  Арсений:  "А  как мы здесь
пойдем?" Я:  "Прямо".  Всегда  считал,  что  главное  в  водном
туризме   -  уверенность  в  себе.  Учись,  сынок,  туристcкому
мастерству: не прошло и пятнадцати минут,  а  мы  уже  вытащили
катамаран,  поставили его на киль, отдышались и поплыли дальше.
Подумаешь, бочка косая. Подумаешь, положило. Я, мля, и не такие
бочки видел... Вперед!

     15:00  Завал.  "Держи, мля, а то..." Конечно, можно было и
без катамарана дальше идти, но к самолету  уже  не  успели  бы.
Уфф,  вытащили.  Просека  в  тайге,  которую пришлось проломить
своими головами и (в меньшей степени) катамараном, еще пару лет
будет радовать прохожих пастухов.

       18:00  Аргут - это тебе не Шавла. Да и не Катунь. Совсем
не Катунь. А вот это  называется...  Греби,  ...мать,  греби!!!
Уффф.   Так, вот, это на Аргуте называется ровное место. А, вон
и шивера на повороте...

     19:00  Что-то  темно уже. Интерес к одиночному плаванью по
Аргуту угасает вместе с лучами солнца. "Подо мной глубина - два
километра  до  дна". Стоянка, закатное солнце в прорези горного
хребта, огромная, мощная река. Гонец  от  горников,  стоящих  в
километре  ниже: "Как через Шавлу перебираться?" "Да там группа
наша идет, может, встретитесь". Идут вешать  доску  на  Аргуте,
где  в  прошлом  году утонул парень - переправу вешал. Особенно
интересно слушать про переправу,  глядя  на  несущийся  мимо  в
сумерках  огромный  поток. Придет же какому-то ..удаку в голову
через  это   переправляться".   Горники   затем   действительно
повстречались с нашей группой и с учетом специфики их похода, с
особым интересом ознакомились с нашим опытом организации речных
переправ  туристов-горников  и  приняли  участие в практических
занятиях на данную тему.

     12.08.  Кузнецов:  "6:00  До  самолета  осталось 26 часов.
Вставай,  поднимайся,  рабочий   народ...   Атланты   прозевать
невозможно: если знаешь, что там, в пороге, параноиком станешь,
будешь каждый вал подозревать. Красивый порог, кто понимает.  А
вот обносить Атланты хреново. После Атлантов симпатичное место,
с плохо структуризованными валами, струями  и  просто  потоками
воды. Дикая Шивера, называется, однако.

     Кузнецов: "11:00 Дикая шивера, говоришь? Когда купаться не
захочешь, слаломистом станешь. Ни одного вала не задели. А  это
что?   А,   выходной  порог?  По  центрам,  его,  этакого,  нам
некогда... Замастерились под конец похода.

     12:00  Прощай,  Аргут. Fare thee well, and if forever - so
forever  fare  thee  well...  Иными  словами,  больше  вряд  ли
увидимся - а жаль.

     18:00 Иня. Катамаран оставлен в заброске, рюкзаки собраны,
голосуем. До самолета - 14 часов, в самый раз успеть.

     23:00  Во  влетели...  При коммунистах то ли дело - машины
так и шмыгали, так и шмыгали. А теперь бензин  им,  видишь  ли,
дорог.  Ну,  ладно,  караулим  дальше  на  пустынном шоссе, под
моросящим дождиком в поселке Иня (как  метко  заметил  Арсений,
очень правильно рифмуется этот поселок).

     13.08  9:00  Бессонная ночь, похмельные алтайцы, нож из-за
голенища: "Зарежу,  сука!"  И  все-то  из-за  десяти  тысяч  на
опохмелку.  В Москве - и то дороже за голову берут. Ну, Бурхан,
где же твой бензовоз?

     9:30  А вот и бензовоз. Yessssss! Попробуйте покататься по
горам на бензовозе. Райское наслаждение!

     19:30 Машина со скрежетом и дребезжанием останавливается у
Барнаульского аэропорта, до последнего на  сегодня  самолета  -
сорок  минут,  билеты  у  нас  "на когда-то отправленный рейс",
денег на новые билеты не хватает, очередь во все  кассы,  но  -
все,  это  уже  "штатная ситуация". И вот под крыльями самолета
серые вечерние облака, "вот уходит Сибирь в  горизонт",  вот  и
кончился поход, отпуск, лето - а, может, и еще что-то.



     Если у Кузнецова с Арсением отдых стремительно закончился,
то у остальных он в самом  разгаре.   Погода  солнечная.  Народ
доволен:  Видите,  с трезва Бурхан лучше работает, однако. Идем
посмотреть на порог "Неустроева". По дороге видим:  русло  реки
перегорожено  свеже  рухнувшим  с  горы селем. Весь поток резко
уходит в лес. Да... Бурхан, однако, поработал...


      Планируем пройти за "Неустороева" и сплавиться до хороших
стоянок. С утра проходим бревно,  перетаскиваемся  через  сель.
Костя  садится  на  четверку,  "Неустроева"  проходим уверенно.
Двойка тоже проходит порог. Затем начинает размышлять,  где  бы
чалиться.  Похоже,  долго  обсуждают  эту  тему.  ВС: "Проблема
страховки и зачаливания  на  этом  маршруте  -  одна  из  самых
серьезных".   Девушки   -   Кошка   и   Мышка   -   упаковывают
кино-фотоаппаратуру,  четверка  сворачивает  морковки.  В  этот
момент двойка пытается чалиться в самом неподходящем месте - на
правом  берегу,  на   повороте   в   быстротоке.   Костя:"Сашка
удерживается за камень, пытаюсь выдернуть запутавшуюся чалку, в
это  время  притапливает   баллон,   кладет,   упускаю   весло,
забираемся  вдвоем  в  центр,  ставим катамаран на ровный киль,
сзади подходит четверка, сползаем через камень в бочку,  хватаю
весло  у  Сашки (а запаски-то  нету), кладет снова, сверху, как
каток,  прокатывается  четверка,   зависаю   в   бочке,   потом
отпускает,  иду  по  валам, самосплавом, в руках весло, яростно
сбиваю себя со  струи,  пытаюсь  идти  вперед  ногами,  удается
прибиться к левому берегу. Караван исчезает за поворотом. Минут
через пять прямо по центру струи проходит весло"..
     ВС:  "Порог Неустроева - река в живописном хаосе скачет по
нескольким ступенькам, образуя  сплошную  пену.  Еще  несколько
порогов,  справа  незаметно  вливается  речка  Ачик..." Идем за
двойкой. Речки Ачик  и  вправду  не  видели,  впрочем,  порогов
одного  от  другого  тоже не отличили. Лазарев упорно встает на
перевернутой двойке и, выпрямившись  во  весь  рост,  задумчиво
изучает   на  окрестности.  Догнали.  Зацепили  чалкой.  Плывем
вместе. Беляков  пытается  зачалить  катамараны  -  прыгает  на
берег,   удержать   не   получается,   его  заматывает  чалкой,
соединяющей катамараны, и он плывет, держась за четверку. И так
плывем  -  два связанных катамарана, замотанный чалкой Беляков,
Лазарев на  катамаране,  но  без  весла.  и  наконец,  Игорь  и
Васильич с веслами, с надеждой призывающие Бурхана (*). Наконец он
услышал - разбой, и нам удается зачалить связанные  катамараны.
ВС:  "Проблема  страховки и зачаливания на этом маршруте - одна
из самых серьезных". Как и планировали, в 17.00 оба  катамарана
находятся   за  "Неустроевым"  и  даже  продвинулись  несколько
дальше, чем предполагалось.
     Беляков   остается  оборудовать  стоянку,  остальные  идут
обратно. За вещами, Кошкой и Мышкой. Обходим скалы сверху и  по
дороге видим Костю. Следующий проход через скалы почти по шею в
воде. Доходим  до  женщин.  Оксана: "Последнее  напутствие Шуры
перед  "Неустроевым":  беречь  камеру и блоки питания, в случае
киля - одна остается с вещами,  а  вторая  двигается  навстречу
страхующему  катамарану  за информацией. Двойка проходит порог.
Снимаем прохождение и убираем аппаратуру. Случайно обернувшись,
Ирина  видит  перевернутый  катамаран  - двойку, удаляющийся по
Шавле и четверку, пытающуюся его догнать. Остаемся на берегу  с
вещами.  Ирина, захватив флягу со спиртом, медикаменты и прочее
отправляется  вниз  по  течению  реки.  Но   через   10   минут
возвращается с известием, что прохода нет. Я не верю. Иду сама.
Действительно, впервые на этой реке тропа  упирается  в  скалу.
Теоретически  при  помощи  веревки (что потом и было исполнено)
можно было пройти по глубине, но у меня  не  было  уверенности,
что  мы  сможем  самостоятельно  обеспечить  страховку  на этом
участке реки. Возвращаясь обратно, обнаруживаю тропу,  уходящую
круто  вверх.  Тропа явно утоптана. Другого выхода у нас нет, и
Ирина,  захватив  мою  куртку   для   сигнализации,   а   также
необходимый  запас  для жизнедеятельности, отправляется наверх.
Через  20  минут  после  ее  ухода   из   зарослей   появляются
Игорь, Васильич и  проч.  Организуется  экспедиция  наверх  для
возвращения Ирины. Мужики  бранятся,  но  мы  только  выполняли
указания Белякова". Бегу за Мышкой в горы. Догоняю.  Организуем
замечательную переправу под скалой и, пройдя  по  шею  в  воде,
делаем  суворовский  переход  до  стоянки.  Костя:" Наша двойка
разобрана на 30%. Вечер и следующий день ремонт."


      Никуда не идем, ремонт!


      Внизу Шавлы встречаем новый порог, образованный селем.
Назвали "Бутылочное горлышко". Четверка заходит прямо в слив  и
уходит под воду целиком вместе с гребцами. Классное ощущение...
и всплываем. На берегу два горника просят довести  их  вниз  по
течению  или  хотя  бы  переправить на другой берег, потому что
правый практически непроходим, а у  них  кончается  контрольное
время.  Двойка  берет горника и везет километров пять. Четверка
перевозит другого горника (руководителя) на другой берег. Шавла
становится  шире,  спокойней. ВС: "Недостаток спортивности реки
компенсируется   красотами   вокруг:   фотогеничными   камнями,
голубыми   монолитными   утесами,  гостеприимными  полянками  с
копешками  сена."  Внизу  Шавлы  за  каждым  поворотом  отмели,
завалы.   Достаточно   долго   продираемся   через   эти  новые
препятствия. Доплываем до стоянки горников.  Передают привет от
Кузнецова.  Оксана: "Изумительно   красивые   поляны,  заросшие
костяникой. Никогда не думали, что эта ягода может  быть  такой
сладкой.  Все  вокруг  просто  красное.  Ребята (они из Курска)
просят помочь им в наведении  переправы  -  им  надо  перевезти
веревку  на  другой берег. Наши двойка и четверка зачалились на
разные берега". Незаконное следствие (до законного дело,  слава
Бурхану,  не  дошло)  выдвинуло  только  одну версию дальнейших
событий: Двойка решила украсть девушку.  Поэтому кроме веревки,
на  катамаран  посадили  девушку  и  ее  рюкзак.  Дабы  усыпить
бдительность горников, чтобы они не  поняли  -  девушку  увезут
насовсем  -  веревку  крепко  привязывают к катамарану. Попытка
траверса,   перегруженная   двойка   не   выгребает,   веревка,
естественно,   запутывается   в   кустах,   и  ...катамаран  на
кораблике. Костя: "Веревкой Сашку сбивает в воду и вобще полный
...ец,  до  конца  жизни  помнить!"  Лазарев  выбирается на наш
берег, Костя борется за жизнь - не только свою, но  и  девушки.
Горники вытаскивают застрявший катамаран, получают обратно свою
девушку и ее рюкзак, а также Костю с катамараном-двойкой.   ВС:
"Проблема  страховки  и  зачаливания на этом маршруте - одна из
самых серьезных". Путем бросания морковок, натягивается веревка
и    налаживается    переправа.     Лазарев   перебирается   на
противоположный берег. Девушку больше не пускают к  катамарану,
и  через  некоторое время оба катамарана начинают движение вниз
по Шавле. Впереди  Аргут!  А  все-таки  жаль,  что  не  удалось
украсть девушку! Она была симпатичная!
     ВС:  "Шавла быстро несет свои воды мимо этого гармоничного
великолепия и с разбегу вливается в Аргут."
      Под вечер вплываем в Аргут. Неописуемая красота и мощь...
Оксана: "Думала, краше Катуни речек нет. Ждала встречи  с  ней.
Но  Аргут - это невозможно сравнить ни с чем! И почему мальчики
мне о нем никогда не рассказывали? Наверное не хватило слов!"
     ВС: "Мощная и жесткая вода Аргута захлестывает нас по пояс
и обливает словно ртутью. Даже столь надежное  судно,  как  наш
плот, в порогах Аргута не гарантирует безопасности."


       Костя:"Аргут! Красавец! Мощь! Кладет на раз!  Поднимаем!
     Долгий  процесс  приобретения  барана.  Почти  натуральный
обмен:  отдаем  одежду   за   "овечку".   Экзотическая   бывшая
учительница бабка Евдокия. Согласно официальной версии, сначала
"рэжет" овечку, затем уходит  к  девушкам  декламировать  стихи
Пушкина.  Жара!  Мозги  плавятся.  Оксана:  Идем смотреть порог
"Атланты". По левому берегу.  Красиво!  Камни,  которые  веками
подвергались действию воды. Это надо видеть! Словами невозможно
описать их  гладкость,  теплоту,  коварство  и  непостижимость.
После  Атлантов  изумительная  по красоте и мощи "Дикая швера".
Солнце уже не освещает величественные  скалы,  Аргут  сужается.
Мрачно.  Скоро впадение в Катунь, впереди только выходной порог
"Ворота".  Прижимаемся  налево  и  тихо-тихо,   насколько   это
возможно   в   диких   водах  Аргута  и  с  нашими  габаритами,
необыкновенно точно и, я бы сказала, изящно  маневрируем  между
огромными  камнями,  попадаем  в  большой  улов,  минуя центр с
валами и бочками. Наша задача - зачалиться на стрелке Аргута  с
Катунью.
     Стрелка Аргут-Катунь - место довольно своеобразное: многие
его не любят, наверное, за перенаселенность (в сплавной  сезон,
естественно).  Чувствуешь себя, как в коммунальной квартире. Но
после зажатых в чаще леса, мокрых стоянок на Шавле здесь  очень
сухо и уютно. Овечку разделали "с песней", правда потеряли одну
ногу. Потом спохватились и нашли на берегу в камнях недостающую
часть  добычи."  Кулинарное  священнодействие. Да, овечка - это
еще вкусней, чем баран.



       Оксана:  "С  утра  -  опять  овца  и экскурсия по музею.
Жарко!"  Музей на стрелке Аргута с Катунью. За  последние  годы
он  чуть  захирел,  но  видно, что затем стал оживать. Особенно
красочен новый экспонат - могучий водник с веслом,  на  котором
выбита   мудрая  мысль:  "Греблом  грести,  ne  eblom  tresti".
Прощаемся с Аргутом и... вперед по Катуни. Через 3 часа - устье
Чуи.   Тихо   радуемся,   что   по  ней  все-таки  не  пришлось
сплавляться.  Забираем  заброску   и   катамаран,   оставленный
Кузнецовым. Набираем "Солнечный бряг" в магазине. Ежик с Мышкой
садятся на двойку "Дятел", и  дальше  идем  в  три  катамарана.
Оксана:"Остаемся  втроем  на четверке. Однако, крутить ее вроде
получается".  Отходим примерно час от  Ини  и  встаем.  Наконец
добрая пьянка.


      Дневка. Баня. Ну очень хочется помыться!


        Идем   в   три  катамарана.  Осваиваем  тактику  сплава
Ежка-Мышка на "Дятле". При сильном гребке  Ежки  нас  мгновенно
ставит лагом. Постепенно тактика становится ясна: только точные
заходы и тихо, тихо... Катунь!  Красочный  сплав!  Но  в  жизни
всегда есть место подвигу:
     А)  Ильгумень  прошли  все  без вопросов. Но затем Костя с
Лазаревым поснимав  прохождение, попросили подвести их до своей
посудины  и заманили четверку в бочку, где ее чуть не положило.
Оксана:"Посадили ребят на четверку. Костя без весла на корме, я
в середине.  Плывем.  Что-то впереди... Дебаты - есть бочка или
нет. Игорь - кажется бочка? Костя - хрень, а не бочка. Игорь  -
а  может,  бочка?  Костя  -  а  я  говорю - хрень! Постановили:
входить все-же будем носом. Выплыть не можем.  Весело.  У  кого
есть  весла - сражаются,  остальные  заинтересованно  следят за
сражением. Наконец бочке это надоело, и она на  нас  плюнула  и
выплюнула".
     Б)  Просидели  на  воде  >6 часов. Отдыхаем хорошо, устаем
однако,  только  очень.  Стоянка  наркоманов  (с   неприличными
деревянными фигурами).


       Оксана:  Абсолютно  точно  просчитали  нахождение порога
"Шабаш". Ошиблись в его местонохождении буквально на  несколько
минут.  "Шабаш"! Симпатичный порожек. Но по нашему разумению, -
пропал  небольшой  скальный  островок.   Порог   все   проходят
нормально.   Погода   постепенно   портится.   К  середине  дня
окончательно  соображаем,  что  впереди  еще  день  сплава.   В
очередной  раз  убеждаемся,  что не только алтайцы бывают очень
сообразительны. Ветер сильно мешает на воде. К  концу  дня  все
три  судна  едва  не  залетают  в  какую-то хрень. Мышка гребет
старательно -  наращивает  мышечную  массу,  и  иногда  "Дятлу"
удается  даже  сносное  движение  по команде "Вперед". Вообще в
Катуне воды много. Постоянно чего-то  стоит  -  всякие  большие
водяные хлопцы норовят обидеть маленьких ежка-мышков.


       Наконец  доплываем  до  "Тельдыкпень"(Пней).  Экзотичная
красота! Встречаем водников из Курска, которые,  любуются  этим
второй  день,  не  решаясь  на прохождение. У нас времени мало,
оперативно организовываем сплав: идет сначала  четверка,  затем
двойки    тандемом.    Распределяем    кино-фото    съемку    и
вперед... Четверка проходит четко, затем  проходят обе  двойки.
Вторую  ступень  "Пней" идем походным порядком. Плывем долго. К
концу дня охреневаем полностью. Ежки-мышки чуть не  плачут,  но
грамотно   под   аплодисменты  случайных  зрителей,  заходят  в
"Еландинский". Отпуск, отдыхаем  хорошо,  однако.  Опять  долго
плывем,  маленькие  ежки-мышки  чуть  не  плачут,  а  воды  так
много... Успеваю  снять  островок,  который  собирался  увидеть
километров  на  100  выше,  перед  Шабашем. Начинает темнеть, а
конца не видно... Просидели на воде более 9 часов, но дошли  до
Чемала.  5-6 часов без перерыва в коленной посадке, стараясь по
активней работать вперед  -  наслаждение,  однако.  Кино-пленка
свидетельствует  - многим долго не удавалось разогнуться, сойдя
с  катамарана.  Оксана:  "Бухта  Радости  -  она  всегда  бухта
радости!  Для  нас  в  этот  раз  она, правда, была дождливой и
неприветливой, но мальчики нашли  дрова  и  коньяк,  а  девочки
приготовили  вкусный  ужин,  и  конец похода непроизвольно стал
началом приобщения к миру машин,  автобусов,  поездов,  людей",
коньяка, виски и шампанского.
        ВС:   "Первопрохождение  реки  Шавлы  было  оценено  на
чемпионате СССР по туризму 1983 года  вторым  местом  в  классе
походов пятой категории сложности".


       Погода  испортилась  совсем.  В  автобус  залезаем такие
мокрые, что пьем неразбавленный  спирт  практически  без  воды.
Бийск, поезд, пьянка.


      Поезд, пьянка. Пропал Лазарев.


      Поезд, пьянка. Нашелся и опять пропал Лазарев.


      Поезд, с утра по чуть-чуть. Окончательно нашелся Лазарев.
К обеду Москва.

     А  все-таки  жаль, что кончилось лето и не удалось украсть
ни одной девушки!



     Итак,   Бурхан   опять   всем   трохи  пособил,  и  ударно
закончилось лето 1995г... Чтобы это было,  понадобилась  удача,
кадры,   коньяк   и   еще   раз   удача.  А  еще  потребовался,
безжалостный, рисковый расчет одних и сумрачный нюх других... И
еще  свойственный водникам страх перед речкой или тем, что ее у
тебя больше не будет... Еще понадобились мозоли и пот, азарт  и
терпение,  ушибы  и  растяжения  и  маленькие  железные рюмки с
живительной влагой...

     А   может   быть,   суть  в  том,  чтобы  при  встрече  не
демонстрировать сильное  оживление,  не  утверждать  с  широкой
улыбкой,  что  надо  бы  как-нибудь созвониться ... Чтобы можно
было просто сказать "помнишь"? и углубиться в  сладкую  тяжесть
воспоминаний, где смешаны реки, горы, холод, усталость, мечты и
осознанная глубинна народной мудрости  -  "греблом  грести,  nе
eblom tresti"...

     И  если  ты  знаешь,  что  мир  многолик,  и стопроцентная
добродетель достигнута лишь в легендах, если ты твердо  знаешь,
что  день  сегодняшний есть следствие дня вчерашнего, и причина
дня грядущего создана сегодня - тебе  всегда  будет  слышен  из
дальнего  времени  безизвестный  крик  "А  ведь  могем  ребята!
Ей-богу, могем!"

     А реки в этих краях все также текут сверху вниз, с востока
на запад и с запада на восток... А вокруг стоят  величественные
скалы, и висит луна, и Шавла все также впадает в Аргут, а Аргут
в Катунь...

     Снова придет весна, снова кончится лето, и чуть-чуть жаль,
что это уже будут иные наслаждения, однако...


     Соображения, примечания, пожелания по тел. 173-15-01



*
     *   Бурхан   -   бурятский  небожитель.  По  поверью  ряда
туристов-водников незримо присутствует в любых горах и на любых
реках.  Заведует  метеоусловиями,  удачей  и  прочими явлениями
природы. Говорят любит выпить, особенно спирт.
     *  Ранее, здесь и далее - обычный шрифт - текст С.Пятенко.
     * Папашка - здравствующий персонаж народного фольклора. По
поверью ряда туристов-водников способен  на  трудовые  подвиги.
Любит  многое,  связанное  с  водной  средой.  Например, рыбную
ловлю.
     * Напоминаем, ранее, здесь и далее - обычный шрифт - текст
С.Пятенко.
     *  Напоминаем,  Бурхан  - бурятский небожитель. По поверью
ряда туристов-водников незримо присутствует в любых горах и  на
любых   реках.   Заведует   метеоусловиями,  удачей  и  прочими
явлениями природы. Говорят любит выпить, особенно спирт.

      Не рекомендуется в качестве учебного пособия


Популярность: 13, Last-modified: Wed, 13 Nov 1996 06:30:59 GMT