Date: 25 Oct 1996
 From: dik@ashtech.msk.ru (Dmitry Kinkulkin)

     Попытаюсь  осилить лень и кратко рассказать, как мы в этом
году в очередной раз ходили на Сарыджаз. Кратко  -  потому  что
есть  другие участники похода, которые вложили больше мотивации
и душевного огня и больше заслуживают "похвастаться",  а  также
потому,  что с нами ходил Саша Ершов, чей замечательный дневник
по Чулышману-Башкаусу лежит на сервере Мошкова. В этот  раз  он
вместо того, чтоб лишний раз пообщаться со своими ребятами, все
время писал в свой блокнот, так что  я  думаю,  что  туристская
общественность   скоро   познакомится   с  этим  произведением.
Предполагаю, что не только "сторонние" читатели, но и участники
похода узнают из него много нового.

   См. дневник А.Ершова



     С  1990  г  группа  в  меняющемся составе под руководством
С.Папуша исследует р. Сарыджаз. Эта река собирает большую часть
воды с Центрального и Внутреннего Тянь-Шаня, прорезает основные
хребты Тянь-Шаня и уходит в Китай. С  этим  и  связано,  почему
Сарыджаз  ниже  Иныльчека  не  ходили  до  этого - возвращаться
обратно надо пешком через несколько высоких  перевалов.  Другая
проблема  -  река  течет  по территории со статусом пограничной
полосы, а также по спорным территориям, поэтому в сов.  времена
получить пограничное разрешение было очень сложно.
       Как  бы  то  ни  было,  в  1990  г  мы  прошли  в  конце
сентября-начале октября в условиях аномально  теплой  погоды  и
аномально высокой воды IMHO самый лучший участок Сарыджаза - от
устья Ак-Шийрака до брошенной ГМС ниже устья р. Куюкап. Это был
потрясающий  поход - идти в режиме первопрохождения удивительно
красивую и сложную реку, открывать такие  вещи,  как  Мраморный
(действительно   мраморный!)   каньон,  как  уникальные  пороги
Учатского каскада.
       Когда  мы дошли до устья р.Учат, уже не было ни времени,
ни достаточного запаса продуктов, поэтому  группа  разделилась.
Семеро   ушли   по   Учату   и   на  следующий  день  "сдались"
пограничникам на погранпосту между перевалами Кара-Арча и Учат,
а  мы  впятером  на  одном  катамаране  пошли  дальше  по более
простому участку реки. На следующий  день  мы  дошли  до  устья
р.Куюкап,  но  тропы, отмеченной на картах, там не было. Куюкап
впадает в каньоне, и пройти по нему в высокую воду не  удалось.
Пришлось  плыть  ниже. Когда после очередного каскада мощных (в
ту воду) порогов мы увидели тросовую  переправу  через  реку  и
домик  на  берегу, мы обрадовались, но преждевременно. Это была
брошенная ГМС, все было доставлено вертолетом, тропы  не  было.
Поэтому  пришлось выходить в долину Куюкапа в лоб через хребет.
Подъем и спуск были опасны, и после этого путь  через  перевалы
Чичор, Кара-Арча и Учат показался нам легким. А в долине Каинды
нас встретили с едой!
       Прежде, чем мы ушли от ГМС, произошел такой эпизод. Двое
пошли  вниз  по  реке  и  километрах  в  двух  ниже  обнаружили
негабаритное  сужение.   Его  сочли  локальным  препятствием, а
времени и сил на дальнейшую разведку не было.
       Когда  в  1995  г группа вернулась на Сарыджаз (я в этом
походе не был), был пройден тот же участок, что и в 1990, в том
числе  и  те  немногие  пороги,  которые  в  1990 обнесли из-за
высокой воды или специфики  первопрохождения.  Параллельно  шла
группа из Рязани, что показывает, что Сарыджаз до Куюкапа - это
маршрут не только для  одержимых  фанатиков-первопроходцев,  он
будет ходится (если в Ср.Азию вообще еще будут ходить).
       После  того,  как  группа  миновала ГМС, выяснилось, что
открытое в 1990  г  сужение  -  это  первая  щель  грандиозного
каньона  Джамансу  длиной  около  2.5  км. Каньон был разведан,
выяснилось, что в нем сложные пороги и три  негабаритные  щели,
из  которых  третья  представляет  серьезную  проблему.  В один
трагический момент разведка превратилась в спасработы: сорвался
со  скалы  в  реку  в  районе между 2 и 3 щелью Алексей Щанов и
больше его никто не видел.
       Группа  ушла  по  каньону  Куюкапа, переправившись через
Сарыджаз на катамаране рязанцев (пройти по левому берегу от ГМС
до Куюкапа нельзя).



       План  был  спуститься  по  р. Учат к Сарыджазу, дойти до
каньона  Джамансу,  пройти  его,  дальше  дойти  до  устья   р.
Джаныджер (где река уходит в Китай обоими берегами) и вернуться
по р. Джаныджер - пер. Майбаш - р.  Куюкап  -  перевалы  Чичор,
Кара-Арча,   Учат.  В  последнюю  неделю  перед  походом  число
возможных участников менялось от 5 до  12.  В  итоге  пошли  11
человек  - две четверки и двойка ("остатки" групп "Буревестник"
и Власова).
      Первые приключения произошли на вокзале в Бишкеке. На нас
успешно (для них, но не для нас) наехали местные менты. У нас в
группе  был  проффесиональный  мент  с  большим  стажем  работы
следователем. Он обещал написать пособие  по  борьбе  с  такими
наездами  в  Ср.  Азии.  Если  он  не обломается, я помещу этот
документ в нашу конфу. IMHO  опасность  среднеазиатских  ментов
зависит  от  поведения при заброске: если вас подбирает у трапа
самолета  предварительно  заказанная  тачка,  вы  можете  и  не
заметить  опасности.  Если вы придерживаетесь обычной советских
времен тактики заброски с целью сэкономить (ночуете на  вокзале
и  т.  д.  ),  то  это  поведение  потенциальной жертвы. На вас
наедут, и вы больше потратите, чтобы  откупиться.  Собираясь  в
Ср.  Азию,  вообразите  себя  кавказцем  в  Москве  (или,  если
национально-патриотические   убеждения   не   позволяют   этого
сделать,   беженцем   из   нацистской  Германии)  и  действуйте
соответственно.
       К  месту  начала  пешей  части мы приехали, естественно,
ночью и в метель, но утром  вышло  солнышко  и  мы  с  нанятыми
лошадьми легко перевалили пер. Учат и заночевали на заброшенном
погранпосту. Затем мы три дня в две ходки тащили шмотье  по  р.
Учат. Воду в Сарыджазе мы обнаружили низкую.
       Несмотря на это, в первый день сплава до устья р. Куюкап
произошло  три  киля  (это  там,  где  когда-то  шли  в  режиме
первопрохождения  в  высокую воду одним экипажем! ). Интересно,
что искупались те и только те (за исключением  запасного),  кто
до этого на Сарыджазе не был.
       В  устье Куюкапа прибили к скале табличку памяти Алексея
Щанова. Это потребовало  времени,  поэтому  на  следующий  день
дошли  только  до  ГМС.  За год там никто не побывал. Еще через
день обнесли первую щель каньона и поставили базовый лагерь над
порогом  Золотой Ключик. Его обнесли двойка и одна из четверок,
другая четверка попыталась пройти и  перевернулась.  В  каньоне
удалось  ее быстро поймать. Порог действительно серьезный. Один
из ребят охарактеризовал его как "подряд первые и вторые Киши и
сразу  Топоры". Мне он больше напомнил Семейный на Башкаусе, но
падение побольше.
      Затем все суда дошли до второй щели и провели ее. Чалка с
помощью с берега, все требует лазания, хотя и  не  сложного.  К
сожалению,  вода  по поверхности в щель не идет, и на катамаран
при проводке требуется сажать двух человек.

       На  следующий  день  - операция по разведке второй части
каньона, частично отработанная  годом  раньше.  Один  катамаран
проходит  порог  Золотой  Ключик-2  (тоже довольно серьезный) и
пристает к правому берегу там,  где  можно  по  скалам  вылезти
наверх  (по  нашему левому берегу дальше не пройти). Далее люди
идут на разведку до третьей  щели  (за  нее  тоже  не  пройти).
Обратно  катамаран  перечаливается  к предварительно навешенным
перилам  и  люди  поднимаются  по   предварительно   навешенной
веревке.   Вся  эта  конструкция  получила  название  "Лодочная
станция".

       На  следующее  утро  наконец  -  вперед.  На  катамаран,
болтающийся под стенкой, люди и вещи спускаются по веревке. Эта
операция,  вместе с привязыванием груза, занимает почти 3 часа.
Остальные катамараны стартуют из-под  второй  щели.  Туда  тоже
приходится  спускать  рюкзаки  на веревке, но люди могут слезть
сами.  Дальше  следует  12  минут   бескомпромиссного   сплава.
Бескомпромиссного  -  потому что выход из каньона ниже Лодочной
станции только через третью щель, возврат к ГМС и к Куюкапу уже
невозможен.
       Ниже  Золотого  Ключика-2  еще пять порогов - в эту воду
сливов в скальных  сужениях.  Здесь  большая  четверка  пробила
баллон,  а мы из прямоугольника стали косым паралеллограммом. И
вот  мы  перед  третьей  щелью  -  длинной,  шириной  1.  7  м.
Прохождение  ее  выглядит  так: с высокой полки двумя веревками
поднимают дальний баллон.  Два  человека  катаются  по  нижнему
баллону стоящего почти на ребре катамарана, то цепляясь веслами
за воду, то руками за  выступы  стены  и  медленно  пропихивают
катамаран вперед, пока он не расклинится последней поперечиной.
Затем люди сверху спускаются по веревкам на катамаран.  Наконец
все  в улове ниже щели. Каньон продолжается, но вода спокойная.
День кончается, осторожно движемся вперед. Наконец слева  осыпь
из  крупных  глыб,  а  за  ней видно начало порога. На песчаных
пятачках внизу осыпи мы и ночуем,  а  порог  получает  название
Песчаные пляжи.
       Отсюда  можно  подняться  на  террасу  и  увидеть долину
следующего притока Джамансу. К сожалению из долины Джамансу  ни
по карте, ни на взгляд нет выхода.

       На  следующий  день  проходим  до устья Джамансу и ниже.
Попадаются пороги, которые  один  из  участников  характеризует
"типичный  Пскем,  только камни стоят в три раза гуще". Пожалуй
это небольшое преувеличение.  Погода  портится,  но  настроение
хорошее  -  сейчас река упростится, мы доплывем до Джаныджера и
пойдем домой победителями.  Как бы ни так! Ниже  устья  правого
притока  Кичи-Каракансу  мы  уперлись  в  следующий  каньон еще
страшнее и грандиознее  предыдущего!  По  каменной,  изрезанной
эрозией  террасе  правого,  уже  китайского  берега (совершенно
нечеловеческий  ландшафт)  идем  смотреть   и   видим:   каньон
начинается  порогом  (назвали  Мужчина и женщина) о прохождении
которого никто и не  думает.  Дальше  простые  препятствия,  но
выхода  не  видно,  а  путь  по  берегу кончился. Возникла идея
применить испробованный прием: перетащить  катамаран,  спустить
на веревках, сплыть до места, где возможен выход на левый берег
(по  нему  еще  немного  можно  пройти).  А  дальше  что?  Даже
возвращение  назад - проблема. Перетащили и начали спускать. Но
тут день кончился.

       На  следующий  день  двое  прошли  по скалам и разведали
каньон.  Оказалось, что, кроме явно проходимых порогов,  в  нем
имеется   необносимая   затычка   (очевидцы  сравнили  порог  с
"Оборотнем"  на  Чулышмане).  Далее  пороги  продолжаются,   но
появляются  спуски к воде.  Вечером развернулась дискуссия: что
делать дальше - двигаться вперед или  уходить?  Хотя  IMHO  обе
стороны  предъявили  далеко  не все свои аргументы, было решено
отступить.
       Выход  обратно  тоже  представлял  проблему. Мы довольно
легко  поднялись  на  хребет,  отделяющий   Кичи-Каракансу   от
Сарыджаза,   взяв   примерно  1  км  высоты.  Веревку  пришлось
навешивать только один раз  на  взлете  гребня.  Заночевали  на
широком  гребне  хребта с прекрасным видом на ущелье Сарыджаза,
но с весьма ограниченным количеством воды.

      Спуск с хребта на следующий день был IMHO самым трудным и
опасным моментом похода. Мы вышли на сбросы, где несколько  раз
пришлось навешивать веревку, причем иногда ее длины (35 м) едва
хватало. Как мы спускались, я не буду  рассказывать,  чтобы  не
травмировать  горников,  читающих  эту конференцию. Скажу лишь,
что мы проморгали имевшийся простой и безопасный путь. Ожидание
своей  очереди  спускаться я проводил в мучительных раздумьях о
том, как получилось, что вместо  хорошего  водного  туризма  мы
занимаемся  плохим  горным,  и  о том, что в таком походе лучше
иметь не 11 водников, из которых 2-3 умеют лазить по скалам,  а
11 скалолазов, из которых 2-3 умеют грести на катамаране.
      В конце концов, мы уже в темноте переправились по канатке
и заночевали на ГМС.

       Наутро  часть  народу  категорически  отказалась лезть к
Куюкапу через хребет по пути 1990 г и настояла на том, чтобы по
канатке  вернуться на левый берег, пройти до устья Куюкапа, там
любым способом переправиться через Сарыджаз и пройти по каньону
Куюкапа.    Дальнейшее   падение   уровня  Сарыджаза  облегчило
переправу:  несколько  человек  просто  переплыли  Сарыджаз,  а
остальных  и  рюкзаки  перетащили с помощью веревки. По каньону
Куюкапа мы прошли довольно легко, а дальше уже  лежал  знакомый
путь.  На  нем  тоже  происходили всякие мелкие приключения, но
снегу на перевалах почти не было, и в конце концов мы добрались
до  Каинды,  где  нас  уже ждал заказанный автобус. Мучительная
дорога через  заснеженный  перевал  в  Пржевальск  и  дальше  в
Алма-Ату  -  и,  усталые,  но  обалдевшие,  туристы вернулись в
жилуху.
        Прославленная   даже  в  сводках  Госдепартамента  США,
алма-атинская милиция попыталась на нас наехать, но нам удалось
отбить  ее  поползновения  без  потерь,  и  в  Москву вернулось
столько же народу, сколько и уехало.

      Вот в основном, что происходило на Сарыджазе в этом году.
Выводы и всякие мысли типа что делать дальше и какой туризм нам
нужен,  еще  не  созрели.  Единственно могу сказать, IMHO нет в
бывшем СССР реки сложнее Сарыджаза.

   Слава БАСК, нашему спонсору!

   Дмитрий Кинкулькин

Популярность: 17, Last-modified: Fri, 25 Apr 1997 14:29:12 GMT