Топозеро - р. Поньгома.
     23-июля - 6-августа 2000 года
     Техническая часть.

     По всем вопросам обращаться по мэйлу kot_ato@mail.ru Петровский Николай.

     По  дороге,  к  нам подсел  один  человек  и,  представившись  Михаилом
Стаскевичем, предложил свои транспортные услуги,  на  будущее.  Оставил свои
координаты. Станция Летняя телефон 8 1437 38257 у него есть УАЗ - буханка, и
ПАЗ. Звоните, ежели что.

     Перво-наперво,  подумай,  а  надо  ли  тебе  это.  Впечатления  от реки
колебались  в зависимости от восприятия перемен - сложности маршрута. Тем, у
кого  случается  стресс от каждого удара камнем  по шкуре байды  и  глубокий
депресняк  по поводу  новых  дыр, на реке придется трудно. Однако на  озерах
таковых  препятствий  нет  и  90  км  Топозера воистину прекрасны.  На  этих
замечательных  просторах  будут себя  плохо  чувствовать  те,  кому  грябать
лениво. Однако скажу сразу - оно того стоит.

     23-июля  -  6-августа  2000  года. Уровень воды  очень низкий.  Со слов
местного населения бывало и  меньше, но когда  они не помнят. В высокую воду
река должна быть весьма интересна.

     Ходили двумя экипажамиТайменей в надежде догнать третий.



      1.Нам понравилось. Отличное Топозеро,  приятная система озер поменьше,
хорошая не сложная,  но мелкая река. Река  хорошо обучает рулежке. Скорее не
река,  а система водохранилищ, у которой шлюзами служат  пороги.  Течения  в
реке  нет. Вообще нет, только на порогах и непосредственно рядом с ними.  Во
всяком случае, в нашу воду. Ну а море - это море!!!!
     2.  На  озерах, особенно на  Топозере красотень, стояночки,  рыбалочка,
банька. Река  - дерьмо. Жопой  по камням всю  дорогу. Мелководных порогов до
черта. Моря не видел, не дошли. Сошли  с маршрута на трассе Мурманск - Питер
и почти сутки ловили попутку. Ни кто не останавливался. Удалось договориться
с  мужиком,  который  обедал. А так прям  и не знаю,  сколько там голосовать
пришлось бы.




     Все 23 число проехалось в поезде 112.  Стандартно закупились в Лодейном
поле  рыбой, докупили  пива. Все хорошо, одна  мысль не покидает меня. Может
все же на самолете дешевле? В поезде мы соблюдали строгий режим - нажремся и
лежим.




     4  утра. Подъем. Встали, и началось. Выгрузив себя и шмотье на  станцию
Лоухи, мы подивились, какая у нас их куча, и тому, что  местные уже бегают и
предлагают транспортные услуги, да  за  какие не малые  деньги. За 40 км эта
ск...  местный  хотел  850-750  рублей  за старый  побитый  форд транзит,  с
четверых. Нашли попутчиков, еще 6 человек, и арендовали  его,  но  он поехал
уже  за  1500 рублей.  Вот такая  калькуляция.  Короче вышло  по 150 руб.  с
человека.  Почти как плацкарт от Москвы. Пока тряслись в  кузове, я болтал с
народом.  Оказалось, что мир тесен. Наши  попутчики, в  прошлом году шли  по
реке Воньгагде - то рядом с нами. Они видели Ржевских, которые должны сейчас
дожидаться где - то  на  озере, видели "интернациональный" экипаж,  деда  на
ласточке -  лишь нас не видели, и не слышали. Я поражен, не слышать наш клич
- Эге ге гей ... - в Карелии, я думал, что это не возможно.
     Примерно в 7-30 мы приступили  к сборке байдарок, и уже в 8-20 отчалили
от спокойного берега  поселка Кестеньга. Местной  шпаны не было. Правило это
или исключение не знаю.
     Идем. Вышли из - за острова Коти. Дует сильный боковой ветер. Нагнал на
просторе волну, которая нет-нет да и  заплюхнется в лодку. Прошли полуостров
Онши, далее четко  на юг  и дошли до острова под названием  г.  Чуолманиеми.
Рядом  с  этим островом,  с  запада, показан  еще  один, маленький. Так  вот
пролива между  ними нет.  Коса  песчаная, шириной,  метров десять,  есть,  а
пролива нет. С обратной стороны косы, находится изящная стояночка. Решили на
ней  позавтракать.  Нам было  лень  огибать  остров, а десять метров ведь не
труд, когда пожрать тебе  дадут, и мы перетащили  наши байдарки через песок,
изрядно поросший кустарником. Сергею нужно клеить лодку, она где - то течет,
и сильно.  Пока закипала вода и сохла лодка, я  отправился вокруг маленького
полу  -  острова. Отошел от лагеря и  обалдел. Ну не  говоря уж о Карельских
пейзажах,  камнях,  болотах,  ягодах,  здесь,  на  острове  просто   полигон
какой-то. С  В.О.В  или же  с Карело-Финской,  пойди  разбери, остался укреп
район.Километры   колючей   проволоки   опоясывают   сотни   сосен.  Десятки
провалившихся блиндажей, дотов, заросшие окопы. Глядишь на все это  и  что -
то внутри тебя переворачивается.
     Пока кушали, погода менялась на глазах.  Ветер повернул на 90 градусов,
над  Кестеньгой нависла туча и  ну ее поливать.  До  нас  долетают отдельные
капли, да  влажный воздух  приносит  свежесть.  Но нас  там уже  нет,  можно
сказать  это вид со  спины. Туда смотреть  не  надо.  Вид  вперед совершенно
другой. Позади нас - туча,  впереди -  облачка. Там ветрище и волны, а у нас
штиль и гладь. Граница всему этому безобразию песчаная коса.
     Отчалили. Пошли вдоль  берега остова-горы. Южный берег его  печален. По
большей  части болото, но стоянки есть.  Не оборудованные,  скорее места для
высадки,  но  есть,  хоть и мало. В  конце  острова  большая  песчаная коса,
выдающаяся  в озеро  метров на тридцать. Издали, кажется, что это  идеальное
место  для стоянки.  Это  не совсем так. Приняв  каменную глыбу  за  палатку
Ржевских, поплыли  туда, а  потом, когда  стало ясно, что  мы  ошиблись, все
равно поплыли к ней. Отдохнули, сходили, глянули на протоку, крикнули эге ге
гей твою мать. Протока оказалась  на месте, но конец  ее извивался как змий,
среди камышей и мелей. Проплыть можно.




     С утра солнце светило сквозь облака. Встали. Пошли вдоль берега. Прошли
один залив, и вышли к  Большой губе. Ветер дал в рожу со страшной  силой. Не
выгребаем.  Пристали   к   камням,  вытащили  на  них   байдарки,   и  сидим
кукуем.Обедаем,  спим.  Пол  дня   проспали.  Наслаждаюсь   пейзажами.  Надо
заметить,  что  на Энгозере  таких  красот  нет. Нашел залежи кварца. Диван,
стол, язык, и все кварцевое. Мыс г.  Ванегвара каменный, но встать есть где.
Места не  озере дикие и оборудованных стоянок, как  на Энгозере,  не  найти.
Природа камней  прекрасна. Гуляя по ним  главное, не угодить в трещину,  ато
можно  и  ноги  переломать. Погуляли, перекусили грибным  супчиком,  залегли
спать.  До семи вечера проспали. Хорошо,  но проснуться пришлось  от холода.
Ветер чуток стих. Попили чаю,  благо  дров навалом.  В 23  часа, под хмурым,
грозящим дождем, северным небом  мы отчалили от гостеприимного берега. Пошли
вдоль  берега,  в  глубь  губы.  У  Сергея  клинит  руль.   В  одну  сторону
поворачивает,  в другую нет. Смотрю, а у него штифт, крепящий перо к  корме,
сломан, в нижней части крепежа. Прямо на воде, меняю  его на колышек-шпильку
от палатки. Диаметр точь-в-точь. В 23-40 вышли на  курс. Режем Большую губу,
но не с мыса на мыс, а с середины, на средний, "язык" выступающий посередине
губы. Волна огого,  иногда  плещется за борт. Зевнешь, и  она перекатывается
через всю байдарку, благо она защищена фартуком. Добрались до  полуострова -
мыса, и  назвали  его уютным.  Сама природа создала на нем  стоянку со всеми
удобствами.  Есть  собственный  заливчик,  с   песком  и  камнями.  Природой
изготовленный очаг.  Это огромный валун,  в  котором образовалась п-образная
выемка, на которую остается  только палку положить и костер в нише развести.
Свободная сторона очага  сориентирована  в  глубь полуострова.  Чуть поодаль
плоская камень  -  плита, для  установки палаток. Главное на этом  мысу, это
чтоб  ветер  не  дул с  запада,  там  и  берега  то не видно.  Сменит  тогда
полуостров свое  название на - продуваемый. Жаль, что нам нужно идти дальше.
А дальше тоже есть места для стоянок.  Причем чем ближе к мысу Парпачуниеми,
тем красивее. С гаванями для  кораблей.  Места просто прелесть.Видели  мы их
издалека,  а потому,  насколько увиденное  с  воды соответствует  внутренней
сущности мест, не знаю.Обогнули мыс, за ним тоже есть пара мест. Пошли через
следующий разлив. Ветер мешается, но уже не сильно. На верху серо, лишь  где
- то  за  спиной, светится рыжая полоса  закатного рассвета. Время  три часа
ночи.  Матрос  и  кэп соседней  лодки  стонут от  усталости  и ругают  меня.
Медленно, очень медленно, подошли к  мысу губы Нильмагуба,  и  прямо на  его
морде, увидев место, остановились. Место так себе, но кое - кто, идти дальше
не хочет. Встаем. Под серым небом грустный вид. Для палаток один не  большой
пяточек, мы ухитряемся приютить  на нем два дома. В  тесноте да не  в обиде.
Чтоб избавиться от сильного поката, подложил под  коврик шмотки.  Получилось
не плохо. Ночью светло как в 20 часов в Москве, но прохладно. Мерзнем чуток.
Одевать еще больше свитеров не хочется.  Изо рта идет пар -  если дыхнуть, и
это не пары водки. Поели и в пять часов легли спать.




     Отчалили от берега примерно  в час дня,  как  раз  в пик  ветра. Ветер,
свежачок, дует из-под берега, боковой, но, зато у нас шторма нет. Нильмогуба
это большой  простор. Волна росла на глазах, но не становилась очень крутой.
Даже удивительно. Вместо больших, крутых, клокочущих и плюющихся пеной волн,
мы имели  приличную болтанку, и только. Опять пошли вдоль берега до  мыса, с
обозначением избы, ее  там не замечаем, но решаемся  на  штурм  губы. Серега
побаивается крутых волн  и сильно забирает к  ветру,  тем самым,  увеличивая
километраж пробега.  Плывем два метра вперед, один метр назад, и один в бок.
Через два часа пристаем к  берегу недалеко от  Нильмаизыбы. Бережок -  чисто
Волжский. Песчаный,с  примесью  камней,  обрывчик, от двух до  семи метров в
высоту. На верху, метров  двадцать в глубину берега, растут редкие сосны. За
ними дорога, а за ней следы деятельности человека - вырубка. Такое ощущение,
что  на тайгу упал метеорит. Оголенная, развороченная тракторными гусеницами
тайга завораживает. Каменная пустыня, вот что сейчас на ее месте.  Побродив,
пофотографировав, углубились в лес, по дороге. Нашли следы людей. Удивились.
Давно  уж мы людей не встречали. Да и тут не встретили. Отдохнув пару часов,
подставили ветру спины, и пошли дальше. Мигом долетели до языка завершающего
Нильмогубу, и, перед очередным разливом,  решили пообедать. Время  уже  18 -
00. Остров  Нильмошари, глядел на нас с укоризной, а  мы собирали катамаран.
На  небе ни облачка. Ветер слабеет с каждым часом. Мягкое солнце поджаривает
кожу лица, особенно носа, он у меня  сгорел. Не  заметили, как за  три часа,
под парусами и веслами, проскочили остров Шушари, губы Калдон и  Кауге,  мыс
Калдонниеми, о.Лувань,подошли к  группе  островов:  Хирвашшари,  Муртошари и
кучки  безымянных.  Пока   шли   на  кате,  периодически  были  видны  места
длястоянок. Не совсем понимая куда дальше плыть, так как карта была, далеко,
а на память уже ни кто не надеялся, мы решили бросить якорь на западном мысе
о. Окунев. Западный мыс о. Окунев  имеет песчаную бухточку, но  продуваемую.
Берег не высокий, сухой брусничник переходящий в верховое болото. По острову
погуляли ветра, и потому, весь берег завален  деревьями в шахматном порядке.
Место, где встать, найти можно, но оно не будет очень  привлекательным. Ягод
море - но не в этот год. Нашли один гриб.




     Ветер боковой  с переходом на попутный. Везет, ща  пойдем под  парусом.
Ага, ща, мы  отчалили аж  в 15 часов. Отстой. Вставать в 10, чтоб в три часа
дня  отчалить! Кошмар. Ветер дул,да затух.  Опять мы его проспали. Подгонять
наш  народ, все  равно, что толкать КАМАЗ.  Встали на воду и  потащились, на
попутно  -  боковом  ветре,  вдоль  о.  Окунев.  Его  не  высокие  очертания
постепенно приобретают вид горы высотой 139 метров, на  фоне 109 -  заметно.
Мест  для  стоянок не видно.  Ветер, нагло, доворачивает  на встречу, и  чем
дальше, тем больше.С пролива между м. Ахвенниеми и  о. Окунев дало встречным
порывом. После, это  было уже не новость. Идем круто к ветру, а потому очень
медленно, сильный  боковой снос. Оставили по  левому  борту о. Какаттая. Нас
неумолимо прижимает к сильно выступающему мысу острова Кукат. То, что мы его
так просто  не  обойдем,  очевидно.  Что  же,на этом  самом  мысу  мы решили
пообедать. Песочек уходит  в глубь  острова-косы  аж на  семь метров,  далее
болото - метров пятнадцать, и залив все того же острова.  Дрова есть, есть и
молодая, пушистая сосна, дающая  ветровую тень.  На небе ни облачка,  откуда
берется ветер? Выпили  водки, пообедали,  подремали, разобрали  катамаран  и
вперед, на веслах. Ветер четко соблюдаетдневной  график. Солнце ниже - ветер
тише. До острова Вехка дошли без проблем. Прошли залив к поселку, или хутору
Карелакша. С  воды  заметен лишь  один дом. Пейзаж озера  изменился.  Берега
стали гористыми, с резким подъемом. Просторы озера ужались и стали видны все
берега. Песочек  исчез.  Идем вдоль левого берега. Мест  для стоянок  нет. Я
приметил только  одно,  на прямой между островами  Шелькашари и  безымянным,
ближе  к берегу.  На безымянном мы пристали,  и  окрестили  его  "брусничной
кочкой". На острове море брусничных кустов, сосны, а подходы - тьфу, стоянки
нет. Мы не  много отдохнули,  подсвечиваемые полуночным  солнцем,  и двинули
дальше. В проливе между "кочкой" и берегом - мель. Вода все также прозрачна.
Я  в восторге  от этого. Пока туда - сюда, ветер совсем стих, только бриз, с
левого  берега, портит зеркало озера. Я  решаю взять курс  прямехонько на о.
Номушари, что бы  срезать километров  - несколько.  Разлив  большой и нужный
курс  весьма  спорен.  Пока  перегребали  простор,  наблюдали  интереснейшую
картину  под  названием -солнце по  кругу. Красное зарево  заката постепенно
перетекло в малиновое  зарево восхода, нежно окрасив весь горизонт и воду во
все  оттенки  красного  цвета.  Над  головой  же,  абсолютно  голубое  небо.
Прелесть, а  не вид. Медленно, очень медленно  подходили к  о. Намушари. Все
устали,  и я понял, что дальше него мы не пойдем. Будем искать место либо на
острове, либо рядом. Чем ближе подходили мы к острову, тем четче становилось
видно всю его прелесть. Основная масса острова не представляет собой ни чего
особенного,  но  есть  на  нем полуостров представляющий  огромный  интерес.
Высокий, красивый скалистый берег. Множество стоянок. В начале мыса песочек,
но там  же и  болотце. Купаться можно на множестве удобных, каменных пляжах.
Это самый  красивый остров на всем маршруте. Я  в экстазе от  красоты.  Чего
только стоит кварцевая жила, будто лед,  разбросанная  в одной  из бухточек.
Еще издали  заметны странные  блестящие  камни.  Сперва  мы  приняли  их  за
палатку, потом за лодку, и только  приблизившись,  увидели кварцевую  бухту.
Мыс  огибать  не стали. Да не сдует нас завтра ветер!  Встали четко напротив
начала  о. Раяшари. Раздирают два желания: 1. Устроить дневку. 2. Проскочить
озеро и догнать Ржевских. Нашли компромисс, устроим завтра полудневку.




     Пинали "балду" до 16-40. Над озером штиль. Пошли на веслах. Лишь иногда
дунет  слабый, попутный  ветерок. Разделись до плавок,  но все  равно жарко.
Периодически купаемся.
     Остров Намушари,  после  первого,  самого выдающегося  в  озеро,  мыса,
теряет свою привлекательность,  становится заболоченным, пропадают места для
стоянок. Дальше по озеру, на мысу, с лева от острова, есть стояночка,но бее,
не самая лучшая. Далее найти хорошую стоянку очень не просто, хотя места для
стоянок есть, на мысах, и уже ближе к протоке. Войдя в губу, в конце которой
где  - то  прячется протока, нужно держать  на  высокий  каменный лоб, что в
самойее глубине. При приближении он окажется заброшенным мраморным карьером.
Протока находится  в пятидесяти метрах левее него. Около крошечного острова.
С  первого взгляда протока нас  не  впечатлила. Пристали к коренному берегу.
Пока я купался, Миха с Серегой ушли в лес.  Я следом. Вижу, с большого бугра
мрамора, то, что протока  упирается  в  дамбу. Ага, туда и пошел.  По дороге
встретил своих, они оба  куда -  то тупо глядели, пришлось  их отвлечь своим
появлением.
     Следов деятельности  человека, таких  как:  ЛЭП, дорог, перевороченного
берега, всякого  мусора,  хватает.  Мы  с  Мишей  продолжили  разведку.  Она
показала,  что  триста  метров  мы,  в  легкую,  делаем  по протоке,  дальше
просторная дамба, на которой можно  устраивать  даже ночевку, причем большим
лагерем.  Очень удобная стояночка,  если не учитывать,  что  в  любой момент
могут  приплыть  гости.  За  дамбой болото и  не  следа протоки. Есть хорошо
протоптанная тропинка, на которой можно  ноги свернуть. Если вы думаете, что
тропа будет хоть отдаленно напоминать волок у Собачьего порога, что на  реке
Воньге,  то  знайте,  вы  заблуждаетесь.  Кривая  дорожка,  через   примерно
четыреста  метров,выводит  вас  на  озеро  Левицкое.  В  одном  из  описаний
советуется плюнуть на протоку и проделать весь  путь  по дороге.  Это плохой
совет. Преодолевать  первые  триста  метров,  по уже заросшей  дороге, будет
гораздо труднее, чем последующие четыреста.
     Пока  плыли  по каналу,  нашел записку от Ржевских.  Был  обрадован  до
безобразия. Наконец - то хоть какая - то ясность  в этом вопросе. В записке,
вложенной в  пластиковую бутыль, подвешенную  на  сучке  дерева,  значилось:
Эге-ге-гей! Коля!  Мы потихоньку  пошли. Догоняйте.  Андрей.  Ржев. 27.07.00
22.00.
     Отстаем  от  них  примерно на сутки. В  конце  волока  висела  еще одна
записка, но  не нам, прям телеграф  какой - то. Пообедали  на дамбе. Успешно
волокнулись в  озеро Левицкое.  Оно  ни чем особым  не примечательно,  кроме
хорошего  эха. Есть пара стоянок, ближе к  следующей протоке,  которая ведет
нас в озеро Поньгома.
     Протока,  а в ней  порог Хямек. Гы-ы, это  не протока и не  порог,  это
каменный  ручей. Протока вся состоит из камней сложной русловатости,  ширина
ее четко подогнана по размерам "тайменя". Салют в некоторых камнях может  не
пройти по ширине. Чуть дальше  моста,  глубина не  позволяет идти  вдвоем, а
иногда и  одному.  Провести, протолкать,  или  же проскакать  одному,  можно
везде.  Течение не сильное. Так что, прыг  -  прыг и в дамках.  Обогнули еще
одну сеть, и  пошли по озеру.  В  начальном разливе  озера Поньгома, стоянок
нет.  Отмеченные  избы  с  воды  не  видны, но  по  некоторым  признакам,  я
подозреваю, что они там есть. Мы  прошли  пролив, и остановились на острове,
перекрывающем выход  в основной разлив, не  далеко от избы. Она на месте, но
ее внутреннее содержание не располагает к житью в ее стенах.




     Отошли от берега в 15 -30.  Штиль,  который до сих  пор был над озером,
весь  вышел.  На  нашу  долю остался  только  встречный ветер.  Вдоль берега
попадаются места для стоянок. Дотянули до предпоследнего,  перед поворотом в
реку,  мыса,  того,  что напротив  окончания  острова Иван-Шаншари.  На  нем
обалденное место для  стоянки.  Оборудованная,  на каменном  возвышении.  На
берегу остатки походной бани, песчаный пляж,  с рассыпчатым, чистым  песком,
отличное дно.  Очень приятное место, да  и озеро тоже. Потащились  (в смысле
хорошо  провели время)  и  потащились  за  пару  мысов,  к  реке.  Все  идет
нормально, но нужна дневка. Воскресить  силы, да и рыбки половить, но как же
Ржевские? Тогда уж точно не догнать. Подошли к истоку реки. На границе озера
и  реки стоят пограничные камни. Штук десять в одну линию, поперек русла. Мы
оставили  их  по  левому борту,  пройдя  по наибольшей  глубине. Берега реки
заболоченны,  но на  первом  разливе, метров через пятьсот после камней,  на
левом берегу, есть хорошая  стояночка. С  воды совершенно не видны просторы,
открывающиеся  за  кустами.  На  них,  мы  решили  восстановить  свои  силы,
пообедать.  С 20  до  22 мы отдохнули перекусили супчиком,  пропустили по 50
грамм.  В первый раз  столкнулись с  дровяной проблемой. Стоянки стали в два
раза утоптанней, а это явный признак увеличения  потока туристов. Однако же,
до сих пор, мы  никого из них не встречали. Началось слабое течение. Подойдя
поближе,   увидали   небольшой   сливчик,  прошли  его.  Вскоре,   появилось
препятствие, посерьезней, в этом  месте,  на карте, проходит пунктир дороги.
Двоечный порожек длиной метров  тридцать,  с  общим  перепадом высоты  - два
метра.  В прохождении прост, просмотр  по правому берегу,  легкий слалом меж
камней.  Основное препятствие  три  камня, четко  по  середине струи,  после
каждого ее  изгиба. Через один километр отличная стоянка на левом берегу.Еще
через километр  слив между камней. Не быстрый, и не сложный.  Поперек  русла
сосна. Проход по струе меж сучков. Воды хватает точь-в-точьчтоб не продрать,
даже не задеть брюхом байдарки, хотя в  конце каждого порожка имеется мелкая
шивера.  Через километр  мост.  До  него река  течет  в  каменном  канале  с
заболоченными берегами. Под мостом слив с камнями. Прошли с ходу. Нормальный
слалом и все.  Примерно через  двести  метров первый порог, обозначенный  на
карте.  Вход в него простой. Пошел с хода.  Порог оказался довольно длинным,
засоренным  камнями, со средним  течением  при  малой глубине.  Пару раз, не
срюхнув,  приложился  о камни,  Сергей  сел на два  камня  одновременно,  но
вскоре, с матом, слез с них. В общем, без  проблем. Примерно  через  полтора
километра, порожек,  протяженностью,  где-то,  сто пятьдесят метров.  Чистый
слалом,  но  сложно.  В  середине  порога  мы  дважды   садились  на  камни,
сказывалась  не слаженность  экипажа, и необученность матроса,  что  ж будем
учить.  В  конце бурлилка  -  шиверка. Погрябали дальше,  по  каналу,  среди
болота.Вечером, точнее ночью,  когда слегка  темнеет, видимость камней резко
ухудшается. Их просто не видно, особенно под темной толщей воды.
     С реки поднимается  туман. Примерно через два километра  виден просвет,
думаешь,  что озеро, но не тут-то было, за  поворотом  ждет  новый  порожек.
Опять жестокий слалом меж камней на протяжении ста метров. Нам что-то било в
днище  и  царапало его  проклейку.  В конце шкуродерчик,  на  котором Серега
плотно сел.
     Далее по  руслу раскиданы камни.  Меж ними, в  легкую, идешь по слабому
току, и через пятьсот метров после  описанного порожка, Номозеро. На далеком
мысу, ярким пятном, светиться  костерок.  Эге ге гей  твою мать, с затаенной
надеждой прокричал  я.  Лишь троекратное эхо  было мне  ответом. Нет, это не
Ржевские. Там стоит группа из пяти лодок. Народ из Минска.  Ржевских видели,
семь часов тому назад,  они прошли  мимо. На  озеретри мыса, и  на каждом по
хорошей стоянке. Первый, самый  лучший, занят. Занимаем  второй. Итог дня по
дыркам.  У  нас  две,  у  Сереги нет.  Одну из  дыр, между первым  и  вторым
стрингером, я  посадил  из-за  того,  что  подложил  под  каркас  трубку  от
запасного весла. Дополнительная жесткость, не пошла  лодке  на  пользу. Чтоб
подобного  не  повторилось,   трубка  переехала  под  фальшборт.После  озера
Поньгома, река приобрела, видимый глазом, уклон, но течение слабое.




     Выходной, он же дневка. День недели к тому располагает.  После завтрака
клеил лодку.  Весь  день страдали фигней. На  это ушла большая часть дня.  В
вечеру,  за  час перед ужином, уплыли на  рыбалку. Натаскали  пару -  тройку
кило, и  угомонились.  Вечером повылезали комары.  Весь день  дул  ветер. Он
гонял  по  небу  перистые,  переходящие  в  кучевые,  сереющие, облака.  Был
потрясающий закат.




     Встали  на воду примерно в двенадцать часов. После большого расслабона,
и пережору, было трудно собраться. На Номозере стоянки есть только на мысах.
А так,  правый берег, высокий, гористый, левый  заболоченный.  При  выходе с
озера в реку, есть место для  технической  остановки, но  не более. Река,  с
глубокой центральной  русловой  частью,  остальное,  небольшое  пространство
заболоченно. Сразу видна  разрушенная плотина, или мост. Проход сложности не
представляет, пугает  лишь  слив с бревна.  Перевалив через него, и  порулив
между камней  дошли  до  спокойного места. Через пятьдесят метров начинается
вторая ступень,более  трудная, чем предыдущая. Примерно сто пятьдесят метров
хорошего  течения  между  камней.  Сложная,  на  первый   взгляд  траектория
прохождения,  преимущественно  вплотную к  левому  берегу  со  своевременным
переходом через струю,  во  второй  трети  порожка. Основная задача  вовремя
замечать  камни в  струе.  Вскоре вышли  в  озеро  Кокорино,  оно  красивое,
раздваивается  на равные части. В правой  части озера видна изба, туда плыть
не обязательно. Выход с  озера находится практически в конце левой части, по
левому  берегу,  практически  под   углом   девяносто   градусов   и  весьма
заболоченный. Река практически сразу поворачивает еще на шестьдесят градусов
и разливается, а потому, с озера протока  кажется заливом.На озере, красивые
берега,  но  оборудованных,  нормальных  стоянок всего две.  Одна  по левому
берегу посередине береговой линии, вторая в самом  конце озера, тоже ближе к
левому  берегу. Вход в реку между этими  стоянками,  почти сразу после того,
как вы пройдете местный порт и его флотилию из одной лодки. Где-то на правом
берегу   есть   староверческое  кладбище,  мы  туда  не  ходили.  Река,через
пятьдесят, а то и меньше, метров, выходит на разлив, после которого сужается
и упетливает  до озерка,  метров  через  пятьсот. Входишь  в него,  и  резко
поворачиваешь  на  право. Через  сто - сто  пятьдесят  метров,  утыкаешься в
порожек.  Простой,  если   просмотреть.  Основная  опасность,  это  огромный
каменный  бегемот, лежащий  в  конце  порога.  Струя  бьет  прямо  на  него.
Маленькое  расстояние для  маневра.  Но не так страшен черт, как его малюют.
Вход в порог  под левым  берегом,  рядом с поваленным  деревом, затем  через
струю  к острову,  с еще  одним  поваленным  деревом, потом  постепенно, меж
камней, чуть левее, по  струе, а  дальше  он, бегемот. Мы проскочили его на,
рас. Увернулись от камня очень даже легко.
     После долго петляли по реке, которая изгибалась, как  сдвоенный доллар.
Прошли остров, за ним течение среди камней. Усиленная  рулежка, потом  опять
петли. Пейзаж не радует разнообразием,  но при  свете солнца не напрягает, и
кажется  приятным, карельским.  По всему  руслу  раскиданы одиночные камни -
мины,  приходится  их   обходить.  Прошли  впадение  другой  реки.  Ни  чего
существенно не изменилось,  может  только,  наша, стала чуточку шире.Вскоре,
после впадения реки  начался перекатец. При  хорошей  рулежке он не страшен.
Далее  камни в  русле, снова небольшой перекатец,  затем перекат с камнем  в
конце струи, но  его  можно, и нужно,  активно обрулить.  Все прошли с ходу.
Глубины везде хватает. Через семьдесят  метров вторая  ступень,  сложнее,чем
предыдущая. Пару раз, чиркнув днищем, мы прошли его с ходу. Сергей сел.  Мат
стоял  на всю реку, особенно  про нее саму.  После  второй  ступени  порога,
стояночка. Течение  на порогах  не  сильное. Через пятьсот  метров  перекат.
Проход  с рулежкой по траектории  доллара, меж  камней. Очень резкая петля в
сторону правого  берега  и  обратно.  Шли  с ходу, прошли  чисто.  Еще через
пятьсот метров  виден остров,  а перед  ним гряда  камней, через все  русло.
Проход под левым берегом, но в струе  тоже есть камни, поменьше. В последнем
повороте  успеваем заметить камни под водой,  но решить  вправо, или  влево,
нет. Уселся на них, и  понял, что надо было брать еще левее. Вылезли,воды по
колено, а под лодкой гранит, сняли ее с камня, и пошли дальше. Сергей решил,
что  другой путь  лучше,  и вот уже  десять минут  из-за  поворота  слышится
отборная  ругань,  и  лязг  весел.  Вскоре,  вышли в Вокшозеро.  Все кричали
красота. Озеро как озеро,  не плохое.  Много островов, стоянок с пляжиками и
баньками, вернее того, что от  них осталось. Мы остановились на мысу. Сергей
всерьез задумался о возможностях схода с маршрута. В этот день я посадил две
дырки, как ножом прорезана шкура. Острый гранит в этой реке.




     Чтоб найти  протоку из  озера,  нужно после входа в него, повернуть  на
право, по научному, на  восток.  При виде двух хребтов, держать между  ними,
вдоль больших островов, они с  левого борта,  и один, маленький  по правому.
Дальше гряда  редко  раскиданных камней,  перегораживающаянеширокий  вход  в
следующее озеро, он то вам и нужен. Вскоре мы, обогнув "нос" подошли к нему.
Ветер разыгрался не на шутку. Еле-еле продвигаемся вперед. Матрос устраивает
мне душ, я с правой стороны весь мокрый, бее! Но мы то хоть  продвигаемся, а
народ с катамаранами, сидит на мысу и пережидает ветер, а он холодный, и как
всегда в рожу, пардон, в лицо. Пропилив  через озеро, подошли к протоке, что
повела нас в обратном направлении, в озеро Валина Ламбина.В протоке  остров,
с лева  от негопесчаная мель,  сквозь которую мы проползли на брюхе, ближе к
острову.  С  правой стороны от него  вроде глубже, но вход в  рукав  завален
камнями.  Дальше, до  озера, мелкая  протока,  с  разбросанными в  шахматном
порядке  камнями. По воде рябь, и их не видно, нет-нет да и усядешься. Разок
влетели на подводный камень, сидим, а вокруг по пояс. Еле столкнулись. Озеро
Валина Ламбина, приятной окружности и имеет пару стоянок. Одна из них весьма
симпатичная,   посреди  левого   берега.  Сосняк,  более  или  менее  ровная
поверхность,  песочный откос, в метр,  и  пляж  (в нашу воду). Почти как  на
Волге.  Выход  из озера  -  опять мель и  камни.  Почти сразу, после  этого,
начинается  порог.  В описаниях  их  делят на  три, или  четыре  порога,  со
ступенями,  я бы сказал, что  начинается один сплошной  порог с  заводями, и
небольшими  промежутками,  как раз  для  того, что  бы  можно было осмотреть
следующую  часть.  Все они  вполне  проходимые, хоть  и посложнее  чем  были
раньше.   Усадка   на   мелких   шиверах,   которых   там  предостаточно   -
гарантированна. Однако,  если  внимательно изучитьих с берега, запомнить,  и
исполнить,  то  большая  часть  проходима,  проползаема.  Много  зависит  от
слаженности,   сработанности,   взаимопонимания  экипажа.  Мой,   специально
обученный, матрос,  уже не  плох,  стал входить  в  роль, с ним  мы успеваем
закладывать  необходимые  маневры. Особенно  надо  отметить порог  у "скалы"
(большого  каменного  лба, по правому берегу, примерно в полутора километрах
до моста, Мурманской трассы). В описаниях сказано,  что нужно осмотреть вход
в него, на самом деле сложен выход. Гряда с  левого берега,  камень с права,
потом  пара  по ходу.  Осмотр  хорошо  производить  с  правого  берега.  Все
предыдущие пороги мытоже просматривали, и надо сказать, в нашу воду, не зря.
Четко  работал  принцип,  больше посмотришь  - меньше посидишь. Сразу  после
порога  есть  хорошая  стояночка,  на  тот  момент  занятая большой  группой
туристов. После второй части  порожка "у скалы", шли без просмотра, да там и
остается то,  до "Падуна"  пара не сложных перекатов. Один до  моста, другой
после него,  и оба  со сложными изгибами.  Первый, по-моему, резко влево,  а
второй направо, за бревно, которое валяется в  двух метрах от берега. За ним
вполне глубоко, а кругом мель. Но в мае, бревно, скорее всего, смоет.
     Людмила утомилась  на озерах,  Сергей  совсем сник на  порогах.  Погода
испортилась, и  иногда идет  дождь.  Они принимают решение сойти с маршрута,
около моста,  но, увидав порог  "у  скалы", после пяти  минут спокойной воды
расстраиваются  в конец, а  потому,  дорогу вдоль правого берега, ведущую на
мурманскую трассу, они восприняли, как манну небесную. Они дальше  не пошли.
До трассы  оставалось полтора километра, было место для сборов, да и  дорога
накатанная.  Забегая  вперед, могу  сказать, что  им,  почти сутки, пришлось
ловить попутную машину.
     Мы вместе пообедали и расстались. Пошли дальше. Туристов на реке много.
Дошли до "падуна",  перед  ним стоят  Минские. Время не детское, пора  и нам
причаливать на стоянку, а  то в сумерках  по порогам  отстойно,  да и пороги
впереди серьезные. Хотели встать до  порога, рядом с  группой из Минска,  да
нашли место  после порога,  оно было поуютнее. Пошли осматривать порог.  Это
каменные ворота, в которые втекает река, а затем падает с двух плит, перепад
каждого  слива  примерно  метр.  Поглядел,  думаю -  обнос,  но  тут  пришел
представитель  соседей и поговорив с ним я меняю решение. В  маленькую  воду
порог не представляет собой ничего стремного, но мелко. Проход возможен лишь
по центральной  струе, есть одно  но.  На второй части  первого слива, нужно
точно  попасть  меж  двух  камней,  ошибка  на   двадцать   сантиметров  это
гарантированная усадка. Дальше, проще, через четыре метра, ровный слив еще с
одной  плиты,  меж двух  камней, с  уклоном влево. Все просто, если вовремя.
Дальше  глубокая, не длинная шивера. Я боялся, что можно воткнуться носом  в
каменное  дно, во  второй  части первого слива, и  тогда  бы  нас быстренько
положило  на  лопатки. Решаю пройти  это дело один, на  разгруженнойлодке. С
воды не видно ни черта. Пришлось встать в байдарке, посмотреть, прицелиться,
а затем,  отойдя  назад,  и грамотно войдя меж камней  -  прыгать.  Лодка на
удивление спокойно прошла все сливы, лишь на первом слегка чиркнул кормой. С
берега  все  это  выглядит  гораздо  стремней. Короче,  я  прошел чисто.  На
следующий день, Минские, прыгали полным экипажем. Проходили, но  не  всегда,
чаще они ошибались, и подсаживались на камень. Лодки гораздо сильнее чиркали
днищем, но то место, которого я опасался, нос байдарки, просто перелетал.




     Минские, попрыгали с "Падуна", и вскоре ушли. Нам стало ясно, что порог
проходим  полными экипажами, а  в более  высокую воду,  наверное, и груженой
лодкой. Пообедали,  пошли  дальше. Через полтора километра подошли  к порогу
"Стол".С воды все  чисто гладко, только  шумит,  что-то. Пристали к  берегу,
глядь, ан на тебе,  слив через  всю реку высотой в метр, пара  косых, мощных
струй несущихся на каменную гряду, что через пять  метров после слива. Гряда
поворачивает всю  воду на девяносто  градусов, и та, сбрасывается со второго
слива,  поменьше, где-то  пол метра.  Впечатляет, и с первого взгляда,  туда
лезть не хочется. Напротив порога  стояночка, занята группой из Минска, пара
катамаранов, и байдарка. Спрашиваем у них - "Ну и как?" Они отвечали - "Свою
байдарку, мы обнесли,  а вот только,  что группа попрыгала  на  разгруженных
байдах с  дальней  струи. Дыр  вроде  нет, но лязг железа и треск шкур,  был
слышен и у  нас". Меня это вдохновило.. Разгружаться опять таки  лень. Пошел
посмотрел, прикинул, и решил рискнуть. В тот момент, мне казалось, что легче
перевернуться, чем лодку обнести. Пошли мы не по той струе, где прыгали все,
воды там мало, а по центральной, более полноводной, но и страшной. Прикрепил
к  борту камеру, и с  криком - "Смотри! Серега!" - мы подошел к  краю слива.
Вскоре нос  байдарки свалился с  плиты  в косую бочку слива, и продвинувшись
вперед  на  метр, остановился, впрочем, как  и вся  лодка. Мелковато.  Мишка
раскрыл  рот, и  ждал.  Часть  струи навалилась  на  деку,  грозянемедленным
затоплением, но спасал  фартук.  Сильно навалившись на весло, которое сейчас
использовалось, как шест, я сдвинул ее, и мы пулей вылетели с первого слива,
но,  к  сожалению,  не  успели  свернуть, попали на  каменную  гряду.  Лодка
оказалась  развернута кормой  ко  второму  сливу.  Оттолкнув нос  от камней,
пытаемся  развернуть  ее  на  сто  восемьдесят  градусов.  Сильное   течение
противостоит нам, и мы не  в силах его  побороть.  Лагом  подходим  к сливу,
оверкиль смеется над  нами, потирая свои холодные,  мокрые лапы. Однако рано
было, ему праздновать победу. Я сменил команду левым, на - к чертям, правым,
и  мы  спокойненько  вышли  из  порога  -  кормой.  А  там,в  заводи,  легко
развернулись, и поплыли, пошучивая над собой. Так что вот, порог походим для
неразгруженного тайменя, хоть и  через ж... корму, в  нашем случае. С берега
овации, еще бы.
     Все  предыдущие описания  были составлены в высокую воду, однозначно. В
нашу  воду 1. Падун  проходим только по центру. Под  левым  берегом,  ловить
нечего. 2.  Пройти стол  под  левым берегом, по одиночной,  отшлифованной до
гладкости железа, плите,  невозможно - там нет воды. Вообще. По центру порог
проходим  без  всякого  ущерба  для   шкуры,  как  нас  пугали,  хотя   если
постараться!  Порог так  же проходим  и  по правому сливу,  с  более сильной
усадкой, шарканьем, но более простой рулежкой, вода сама вынесет.

     Пошли  дальше,  опять  шумит.  Вышел, посмотрел,  поплыли. Не  глубокая
шивера. Камней куча. Сложная траектория движения. Одна ошибка, и мы вылетаем
носом на  камень.  Пытаюсь столкнуться  с него,  но сдвигаю корму  лодки  на
течение.  Ее  подхватывает струя, и  начинает разворачивать поперек реки,  и
вскоре,  когда байдарка была  четко  перпендикулярно берегу, корму упирает в
другой камень. Страшный  оверкиль вновь попытался  взять  реванш. Однако и в
этот раз  удача сопутствовала нам. Чувство жопы нас блюдет, и кильнуться  не
дает. Я, чувствуя, что не  удерживаю байдарку,  просто  выпрыгнул из  нее, и
подпер снаружи всем своим  весом. Воды там было, чуть выше колена. Скрипя от
напряга, переношу корму вверх по течению, тем самым, выравнивая байду. После
этого  удается  сдернуть  нос с камня. Сажаю  Мишку  и  пытаюсь влезть  сам.
Поганые сапоги не дают шевелиться.  Сапоги - говно, на пороге. Все время шел
в кедах,  а  сегодня,  с утра, было прохладно, совсем не хотелось залезать в
мокрые кеды, пошел в сапогах, и вот, не могу ногу через борт переставить, да
и воды в них до..., по самые голенища. Попрыгав по камням, проходим ту часть
порога,  что  я осмотрел,  и часть мелкой шиверы.  Впереди  крутой, и  очень
подозрительный  поворот.  Решаю  причалить,  пока  не поздно.  И  правильно,
впереди оказался  крутой поворот, в нем слив, узкий фарватер, ишивера. Пошли
под левым  берегом,  обруливая камни.  Прямо из под левого  берега, в струе,
свалились в узкие ворота  слива,  высотой  примерно  семьдесят  сантиметров,
дальше  струя  налетает  на  скальный  выступ,  однако  водяной  отбой,  сам
разворачивает байдарку, только равновесие держи. Потом сразу резко на право,
что  бы  не в берег, а дальше не помню. Туда,  сюда и все такое.  Все пороги
очень не  плохо описаны у А.М. Афиногенова в отчете,  река Поньгома от озера
Лулло,  там и смотрите, но лучше  смотреть с берега. Порог нужно просмотреть
весь. После него противная шивера с не очень оригинальным выносом  прямо  на
камень,для большей  подлости  хорошо  возвышающегося над  водой.  Увернешься
влево  - мель, направо - тоже. Прошли метров двести, и началось минное поле,
во всю реку.  Кругом  бульники. Многие из них несут на  себе красочные следы
соприкосновения с плавсредствами. Далее река  -  канал, без течения, долго и
нудно ведет нас,  сквозь  заболоченные берега к Рогозеру.  Озеро  начинается
болотом. А вообще то  оно симпатичное, особенно если бы светило солнце, а не
нависали серые тучи. Вдали видны пляжики. На ближайшей косе, вообще пляжище.
Там уже  кто-то  стоит.  Мы  же  шлепаем  вдоль  правого берега,  что  бы ни
заблудиться.  Прошли  стояночку забитую людьми, и, заметив прямо  по  курсу,
песчаную отмель, направились к  ней. Проплыли протоку, в следующее озеро,  и
дошли до мыса. Местечко так себе,  тесно, мрачно, сыро, однако встаем, места
на палатку  хватит, ну и  ладно, устали  и дальше  идти не хочется. На  небе
появился просвет,внушая надежду на светлое завтра.




     Поплыли.  Прошли  протоку  и  озеро   Малое  Рогозеро.  Его   заросшие,
заболоченные очертания очень трудно сопоставимы с теми, что на карте, однако
выход из него найти легко, так как остров стоит на месте. После входа в реку
начинаются  порожки,  но они  хорошо  описаны в предыдущих  описаниях,  могу
сказать  только  одно,  они   не  сложные.  Практически  все  проходили  без
просмотра. Есть место, где река стоит на  протяжении получаса, почему стоит,
да  потому, что течения  там  совсем  нет. Перепад уровня леса  виден  очень
четко, такое ощущение, что ты скоро доплывешь до макушек деревьев, а течения
нет.Река состоит из системы водохранилищ. Шлюзами и плотинами служат пороги.
В те пол часа, что  можно  было спокойно грести, мы занимались  "грибалкой".
Грибы  собирали  не  выходя  из  байдарки.  Мы  нагрибалили  штук  пятьдесят
подберезовиков,  и  дошли  до порога  "Роман". Перед ним  хорошая  стояночка
занятая группой из, откуда?!, правильно, Минска. Они ждут на пороге одну  из
тех групп, что мы встречали ранее, и банька уже протоплена, и стол накрыт, а
кроме нас ни кто не плывет  по могучей реке. Я  заинтересовался  порогом,  и
мужики живо присоединились к обсуждению оного. Ржевских они видели, часа три
тому  назад они обнесли порог.  Е-мае!  Порог  интересен  в прохождении,  но
сейчас,  со слов мужиков,  воды тут совсем нет, и весь  интерес,  и  красота
потерянны, бочек,  стояков нет, лишь камни  торчат. Первую  часть порога, мы
прошли с  Мишкой.  Меж камней  зарулили на струю, оставили  ледолом с левого
борта, бревно  с правого, пару камней в струе туда  -  сюда,  а камень перед
мостом  под брюхо, но слезли - смыло. За  остатками моста шивера переходящая
во вторую ступень  порога. На шивере  мы дважды подсаживались на камни,  нас
разворачивало, и начинало заваливать, но я оперативно выпрыгивал из лодки, и
стаскивал ее с камней. Миха сидел, как мотор без бензина, и ждал приказаний,
и  лишь  когда я скомандовал -  правым мы  смогли выровнять  курс. Вскоре, в
улове, я причалил. Просмотр второй ступени, меня не радовал. Слишком сложный
слалом, при малой воде и хорошей струе. Жалко  шкуру, да и шансов кильнуться
много. Мужики  говорят,  что в нормальную  воду,  здесь мощная  струя, валы,
бочки,  а  камней нет.  Сейчас же наоборот.  Долго  думал и решил, не пойду.
Мужикам  стало не  интересно, и они ушли. Пока  переносили шмотки на  другой
конец порога, я успел передумать.  Пошел один на пустой  байде. Уж  очень не
хотелось ее перетаскивать сквозь лес. Мишка снимал мой героический поступок.
Попахать пришлось не слабо, но результат был хорошим. Лишь раз легко подсев,
я  проскочил всю  ступень,  и окончательно  сел, на мелкой  шивере. Ну а там
деваться некуда, провел лодку  до глубины  и пошел  на загрузку, в заливчик.
Прошли еще пару перекатов, с ходу, проскочив мимо не плохой стоянки,дошли до
порога "Корней". Осмотрелись. Елки-палки,  мои  надежды не сбылись, Ржевские
на пороге не остановились. Мы же, сегодня, дальше не пойдем, поздно. Рядом с
порогом  не  плохая  стояночка,  а   его,  один   черт,  обносить.  "Корней"
впечатляет. Красив! Могуч! Ревуч! В нашу воду  не проходим для Тайменя,  это
мне так показалось, может  я и не прав. Первую часть порога можно проползти,
течение  хорошее,  но вполне сносное, плиты  гладкие. Вторая часть проходима
только по сливу, а  в нем  я  наблюдал, по крайне  мере,  два, острых камня.
Подойти, проверить  глубину, я, с первого раза не смог, смывало. Больше и не
пытался.  Сказано, в  описании, не проходим, значит  не проходим! Тем более,
что решили здесь ночевать.
     Практически  сразу перенесли все шмотки на другой  конец порога,  где и
разбили лагерь. Итог дня по дыркам, всего одна! и несколько царапин, зато на
проклейке следов от ударов камней куча. Она хорошо поработала.
     Появился новый термин -  езда по-Московски, это когда- а хрен  с ней, с
камерой,  лодкой,  головой.  Введено в обиход сегодняшним  днем мужиками  из
Минска, когда они смотрели на то, как я, перед порогом, прикручивал камеру к
борту байдарки.




     Проснулисьв восемь утра. Меж туч проглядывает солнце. Пошли,  поснимали
"Корнея", и вот уже  пару часов,  готовим грибы с картошкой, и клеим  лодку.
Собрались,  покушали,  да и  отчалили,  прямо в  шиверу порога.  Она  вполне
проходимая, и глубокая.  Рвемся к реке Егут. Мысли  о  Ржевских  не дают мне
покоя. Дальше  Егута  они  уйти не  могли, их поджимала ночь.  Прошли четыре
порога, так  себе, все с хода. Струи мощной нет, куда править, не понять, да
скорее их можно  назвать перекатами, или шиверами, нежели порогами. Дошли до
впадения реки Егут. Со всей дури, даже не выйдя за поворот, проорал - Эге ге
гей, Егут твою мать!  Молчанье было  мне ответом, даже эхо не  отразилось от
приподнятых берегов. Их и  здесь нет. Обидно да?  Нет тут и хорошей стоянки,
так, можно высадиться на левом берегу, рыбки половить, но я бы не стал. Идем
дальше, камней  в русле навалом.  Минут через десять, заплываем за очередной
поворот,  и  видим байду,  которую  грузят  два человека. Ну, это наверняка,
Ржевские. Эге-ге-геееей! разнеслось над  рекой. Секунда,  и люди у байдарки,
приняли  настороженные  стойки, я  же навострил уши. И вот,  наконец - то, я
услышал  то, чего ждал весь  поход.  Наш клич. Эге ге  гей! Еще  громче, и с
продолжением  я закричал его, переполняясь  радостью. Да  это они, Ржевские,
здеся. Подошли. Радость от встречи, огромная. Привет Андрюха! Привет Колюха!
перезнакомили   матросов.  Пообщавшись,  самую  малость,   и  подбив   вновь
организовавшиеся планы, в  шестнадцать часов,  мы отчалили. Обе лодки текут,
но наша  слабее.  Ничего, не потопнем. На системе водохранилищ, тобишь реке,
все чаще  и чаще появляются гнусные, мелкие шиверы. Дно  байдарки  постоянно
прыгает по камням, иногда, усаживаемся на грунт  и устраиваемпроводку. Между
порогами идем  параллельными курсами и без перестачи  трепимся. Так, весело,
мы подошли  к мостовому  порогу. Вышли  осмотреть его,  - твою ма-ать! так и
вырвалось. Сильное впечатление. Такого безобразия в реке я еще не видел. Она
стала похожа на огромное, пятьсот метровое, кладбище. Всяширина  реки, а это
примерно сто метров, завалена огромными  плитами, и  хаотично расставленными
камнями, которые собственно и напоминают надгробия. Конкретного прохода нет,
посмотрел  я  и  понял,  надо  ориентироваться  по  месту,  с  лодки. Решили
проходить по  одному  человеку в байдарке, для  облегчения маневренности,  и
уменьшения  осадки.  Начало  порога  напоминает  скоростную  трассу бобслея.
Просто  кайф.  А  дальше жутчайшая  пашка  на  веслах. Сложнейшая рулежка. Давненько  [N1]я так не
вкалывал. То вправо, то влево,  то  назад с разворотом, а то попросту боком.
Пару раз  пришлось  выходить, и  протаскивать  байду.  Вторая  часть  порога
убивает  приятные  ощущения  от первой.  Чем  больше  садишься,  тем  больше
материшься, тем больше устаешь, тем больше удручен,  тем хуже кажется порог,
но  какая прекрасная  тренировка! Однако менее  опытным ходокам  этот  порог
приносит только мучения.
     Прошли мост  и  начали искать  место для ночевки и праздничного  ужина.
После  долгих поисков, и трех  километров  реки,  мы  нашли  его. Не  сильно
заметный  с воды каменный выступ, за  сто  метров  перед  очередным,  первым
порогом, после моста, на  правом  берегу. Стоянка имела каменный стол, очаг,
место  под палатки и  только  один  недостаток,  не  очень  удобный  причал,
глубокий. Время  двадцать  два часа тридцать минут. Дооборудывали  стоянку и
поставив лагерь, приступаем к приготовлению праздничного ужина.




     Ветра нет. Это очень  кстати,  так как сегодня, мы должны выйти в море.
Встал Андрей. Я собирался соорудить  баньку,  тем и  занялся. Андрей с Мишей
озаботились завтраком. Это первое место на  реке, где нет проблем с дровами.
Завалили пару сосен. Одну на костер, другую сожгли в бане, прокаливая камни.
Попарились, но не сильно, что б можно  было  жить  дальше. Вымылись. Да,  не
используйте  в печке  бани  сланцы. Камни  со  слюдой  или еще какими-нибудь
прослойками. Они под действием температуры плавятся  и рассыпаются.Я об этом
не  подумал, и у  моего очага съехала крыша. Не прошло и половины дня, как в
восемнадцать  часов, мы отчалили  от гостеприимного берега. Опять потянулась
череда перекатов - шивер. Считать  и описывать их нет ни  нужды, ни желания.
Они не доставляют особого наслаждения, да и трудностей. Думаешь, что ж тут в
мае  -  июле, когда много  воды, наверно красота.  Постепенно  подобрались к
последнему, "морскому"  порогу.Я разобью его на две части, от начала поселка
Поньгома,  до  моста,  и  после  моста.  Первая  часть  не  очень  сложна  в
прохождении,  мелкая.  Очередное  нагромождение  камней в русле, и  пара  не
больших сливов. После  относительно бурной части порога  идет слабый  ток, с
камнями. Мост через реку приводит дорогу от  станции Кузема, прямо к поселку
Поньгома, однако рейсовых автобусов на ней не  найти. Зато  зеваки найдутся.
Вторая  часть, после моста, гораздо  сложнее, вполне тянет на тройку. Мощный
слив  в  каменные  ворота  из  правого  берега и  острова.  В  струе,  почти
посередине, но чуть ближе к правому  берегу, лежит камень. За сливом, метров
через двадцать, мелкая, на вид не проходимая, шивера. Нам с Мишей удалось ее
проскочить,  ни  разу  не  посидев  на камнях.  Был один момент,  когда  мне
показалось, что все, въезжаем  на  камень, но специально обученный матрос, в
самый  последний  момент, все  же успел отвести нос байдарки от камня, и мы,
избежав   столкновения,  благополучно  дошли  до  губы  Домашней.   На  этом
порожистая  часть  маршрута  закончилась,  а  началась  -  морская.  Прилив,
максимум которого в 22-15, шиверу порога не затапливает, а  потому, вовсе не
обязательно его дожидаться. Другое дело, сама губа. Как она выглядит в отлив
я  не  знаю, но, наверное  похуже  нежели  сейчас, на  часах  как раз десять
вечера. Вышли в Белое море. Совсем новые ощущения. На нем полный штиль, лишь
слабый  бриз, едва касается толщи, нет,  скорее зеркала моря,  покрывая  его
мелкой рябью.  Однако море мерно, практически не заметно для глаз, колышется
- дышит.  Красивейшие острова оставляем  по левому  борту, а на  один, самый
высокий,  делаем  вылазку. Забираемся на  самый  верх и  оглядываемспокойный
горизонт, залитый алыми красками  заката. Так бы  и  любовались, но что-то в
последнее время мы  стали  замечать, что вода  уходит. Появилось течение,  и
тащит оно в море, а  нам нужно совсем  наоборот, в губу.  Это начался отлив.
Пошли  дальше. Кругом соленая вода, как-то это  не привычно.  По губе хорошо
идти  в прилив, в противном случае  окрестности  можно не  узнать.  Так вот,
проходим  большие острова,  огибаем  полуостров  со строением,  и держим  на
второй мыс. Дальше на  первую железную  мачту, что с левого берега.Оставляем
справа  маленький остров,  и вот  уж  вход  в устье реки  Березовки. В  него
входить не надо. Прямо при входе, с  левого берега, мысок. На нем стояночка,
от нее  пойдет дорога  на станцию. Но только - "ради бога,  не ешьте на ночь
сырых помидор",  - как говорил  Остап Ибрагимович. Если вы придете  к мысу в
отлив,  то,  придется  вам  корячиться  по  грязному  берегу  -  дну  метров
пятьдесят,  а то и больше,  прежде  чем  вы достигните суши.  Плавно начался
новый  день,  он  застал  нас  за  разбиранием  байдарок.Второпях собрались,
приготовили  утку, и  пошли  к поезду.  От стоянки  примерно шестьсот метров
через лес до пересечения с грунтовкой, на перекрестке направо, по грунтовке,
на следующем пересечении, метров через пятьсот,  опять направо. По грунтовке
более  высокого качества прямо,  до магазина, что за сто метров до переезда.
Около магазина, налево, и, через двести метров -  станция.  Как я  замучился
толкать  телегу  по этим  грунтовкам,  это  мрак. Пришел  наш  поезд.  Время
примерно шесть тридцать утра. Долго  колотили  в дверь вагона, но  через пол
минуты нам открыли. Стоянка поезда, одна минута.

     По  дороге,  к  нам подсел  один  человек  и,  представившись  Михаилом
Стаскевичем,  предложил  свои транспортные услуги,  на будущее. Оставил свои
координаты. Станция Летняя телефон 8 1437 38257 у него есть УАЗ - буханка, и
ПАЗ. Звоните, ежели что.


Популярность: 31, Last-modified: Fri, 03 Nov 2000 10:50:37 GMT