From Oleg.Pustelnikov@p1.f372.n5030.z2.fidonet.org
 Date: 21 Nov 96

---------------------------------------------------------------

 Пустельникова Катя.
 Охта
 Сосновец - Подужемье
 05.07 - 20.07 1996 года
 (альтернативный дневник)




 Этот  дневник создавался постфактум, на основании воспоминаний
и  фотографий,  в  отличие  от  официального  дневника  группы,
написанного официальный летописцем и дополненного участниками в
рабочем порядке.

>От Олега Пустельникова:  Мои комментарии в дальнейшем обозначаются ОП



 В лучших традициях ленинградского туризма встреча состоялась у
"лысого  камня"  на  Московском  вокзале.   Число   провожающих
приблизилось   к   числу  участников;  более  всего  энтузиазма
проявил, как и всегда, Васька, ухитрившийся явиться с веслом  в
руках и пораженный нескрываемой черной завистью.

 В  14.30  скорый  поезд N55 СПб - Мурманск наконец отправился.
Горы рюкзаков на третьих полках вызвали  серьезные  сомнения  в
прочности  конструкции.  Мы с Олегом, как последние чайники, не
догадались  оставить  спальники  сверху,  а   запихали   их   в
недосягаемую глубину рюкзаков. Первый урок на будущее.

 Состоялось первое знакомство с "ритуальным блюдом" - салатом с
экзотическим  названием  "рваный  заяц".  Туристы   проповедуют
жизненный принцип Брекекекса: "у вот, поели, можно и поспать...
у вот, поспали, можно и поесть..." и далее до бесконечности. То
может только есть, а Ню - только спать. Так что баланс в группе
соблюден, они друг друга компенсируют.



 Райская жизнь была грубо прервана в пять часов утра, когда нас
бесцеремонно высадили на станции Сосновец,  официальном  начале
нашего  маршрута. Аборигены позаботились о том, чтобы проблем с
фактическим началом у нас не было - 50 тысяч рублей  с  носа  и
ключик  наш.  Ехать  к  старой финской пристани они, правда, не
возжелали, аргументировав это дурным состоянием дорог, но  мост
через  Охту  как  место высадки устроил обе стороны. Формальное
начало маршрута вызвало серьезные затруднения в виду отсутствия
телеграфа;  дать телеграммы в КСС и ТурКлуб можно было только в
понедельник посредством телефона (дело происходило в  субботу).
:((

 Получили   первые  ориентировочные  сведения:  туристов  мало,
комаров мало (явно по местным меркам), воды много. Нас Сосновец
встретил ясной, но весьма холодной погодой.

 Произвели  историческое  фотографирование  у  вывески  станции
"Sosnovets Окт. ж.  дор.". Некоторые несознательные личности (в
лице  Олега,  Светика  и Славы) это мероприятие засаботировали.
Посему на отчетных кадрах нас присутствует всего 7 - вместо 10.



 1. Легздайн Михаил (Александрович) - адмирал и врач экспедиции
    AKA 2:5030/283
 2. Салтыкова Анна - адмиральша и летописец группы
    байдарка "Тритон-2" 96 года выпуска

 3. Яковлев Антон (он же То) - капитан спасательного судна
    AKA 2:5030/372.33
 4. Грушко   Анна  (она  же  Ню)  -  завхоз  группы и создатель
    командной эмблемы катамаран "Тритон-2"

 5.  Захаров  Слава (он же Петрович, он же Дядька) - претендует
    на неблагодарную должность начспаса
 6. Светик (а не помню фамилию точно)
    байдарка "Тритон-2" старого образца

 7. Пилин Миша (он же Маэстро)
 8. Паша Долгов
    байдарка-2 производства Жукова 96 года выпуска

 9. Пустельников Олег (он же Боцман)
    AKA 2:5030/372
    длинный каяк производства Жукова 96 года выпуска

 10. Пустельникова Катя (она же Кошка) - фотограф и автор этих строк
     AKA 2:5030/372.1
     длинный каяк производства Жукова 96 года выпуска

 Итого:
 - 10 участников, из них 4 дамы;
 - возраст участников между 19 и 34, руководителю - 28;
 - студентов - 4;
 - программистов и прочих, связанных с компьютерами - 6;
 - врач - 1;
 - 6 судов;
  - из них три байдарки-двойки, катамаран-двойка, два каяка;
  - из них три - производства фирмы "Тритон",
   три - производства Игоря Жукова.

Отступление:
 Говорят,  на  свете  есть  правда, полуправда, полуложь, ложь,
совершенная ложь и статистика.

 Вернемся, однако, к повествованию.

 В  наше  распоряжение был предоставлен ГАЗ-51 56 года выпуска.
Это такой грузовичок, который дрожал и гремел на  всех  ухабах,
но  тем  не  менее  доехал  куда надо и (скорее всего) вернулся
обратно.

 Погрузку  произвели в ускоренном темпе и залезли в кузов сами.
Тут оказалось, что всем в кузове ехать  нельзя  -  слишком  нас
много,  так  что Адмиралу было предложено (в соответствии с его
званием) добираться до места на "Жигулях", на коих он и  укатил
вместе со Славкой.

ОП:>  Прокатиться с комфортом им дали только до конца шоссейки,
ОП:>  после чего они угодили в наши распростертые объятия

 По  пути  до  Охты  мы имели возможность полюбоваться озерными
пейзажами; озер было много, в лучшем Карельском исполнении.

 Когда  же  нас  высадили  и  объявили  конечный пункт, мы даже
решили уточнить - а туда  ли  нас  привезли.  Этакая  маленькая
узенькая  извилистая  речка.  Впереди,  правда, шумит слегка...
Аборигены нас заверили, что это - именно то, что мы  хотели,  и
не обманули. Водитель даже взялся отправить за нас телеграммы -
до сих пор не знаем, отправил или нет.

 А что комаров мало - это правда, на фоне той мошки они кажутся
редкими райскими птичками. Команда вырядилась в  накомарники  и
приступила  к  следующей  части  -  сборке  судов и перепаковке
имущества по гермам.

ОП:> Бедный То собирал кат дважды - я забыл ему сказать, что поперечины
ОП:> отличаются местами крепления сидушки :)

 Дежурил  Адмирал; в качестве первой походной кормежки нам была
предложена "каша с жуками" - рис с изюмом. Кто бы мог подумать,
какой кайф!

ОП:>

Hеобходимо  отметить  забавную  особенность  -  мелких  дров  в
окрестностях   моста   практически   нет.   Видимо    туристам,
стапелюющимся  здесь  лень пилить большие сушины - все собирают
мелочевку. Мы  проявили  молодецкую  удаль  и  завалили  сушину
сантиметров  25  в  диаметре,  рассудив,  что  не  мы, так наши
последователи дожгут.  Вообще с дровами  особенных  проблем  не
возникало, кроме Ойнагайне и Кивиристи. Надо, правда, отметить,
что народу в этом  году  на  Охте  почти  не  было.  По  словам
водителя  -  обычно  он  завозит по три группы в день, а в этом
году - три за неделю.
 Стоит  заметить,  что  упаковка  вещей  в  каяк  - мероприятие
долгое, нудное и неблагодарное. Оно сродни плохой  головоломке,
где  детали  плохо  пригнаны  одна к другой, и занимает времени
едва ли не больше, чем сборка самого каяка.  В  итоге  наиболее
плодотворным  оказался  следующий  метод  - суешь герму в каяк,
потом  шмотки  в  герму  заталкиваешь  ногами,  потом  влезаешь
головой  в  каяк  и  там  застегиваешь  герму. Гитару отдали на
катамаран, в нее контрабандой запихали тент от палатки - больше
он  никуда  не  лез  (на  первый  взгляд).  То  сразу  это дело
рассекретил - ну какой он нУдный, - но возражать не  стал.  Что
народ  запихал  в  байдарки  -  так,  что  в Тритоне-2 места не
хватило - осталось страшной тайной.  Сколько  ходили  раньше  -
все лезло плюс еще гитара. Мы с Олегом в удивлении.

ОП:> Вообще-то перед походом мы рассчитывали запихать большую часть шмоток в
ОП:> один каяк, а гитару и остатки - в другой. Эти бредовые мысли пришлось
ОП:> оставить в самом начале загрузки. Урок всем последователям на будущее:
ОП:> каякер способен везти исключительно свое барахло. Любые попытки разместить
ОП:> в каяк гитару, котлы, командный тент etc. Заранее обречены на провал. У
ОП:> нас к концу похода сложилась некоторая концепция по укладке вещей в каяк,
ОП:> которую мы непременно испытаем в следующем году. Возможно, что при этом в
ОП:> каяки влезет командный тент и котлы. Гитара на сегодняшний день создает
ОП:> чрезвычайную проблему и похоже на то, что придется тащить с собой
ОП:> катамаран сопровождения гитары.

 Упаковавшись  и  позавтракав,  поехали.  Переход  первого  дня
ознаменовался  несколькими   безымянными   порожками,   которые
вследствие   высокой   воды   почти   все  залиты,  здоровенным
обливняком на выходе из одного порожка  -  этакая  проверка  на
быстроту  реакции,  - и изумительно выполненным оверкилем Олега
на тихой и абсолютно гладкой воде Куккомозера. Спасработы  были
проведены  быстро  и  без  всяких  эмоций  -  вытащили, отлили,
посадили обратно, а  затем  стали  выяснять,  что,  собственно,
случилось. Так и не выяснили, молчит, как партизан.

ОП:> Ситуация смешная - на озерце ветер, он каяк приводит. Когда надоело
ОП:> выправляться дуговыми гребками решил проявить крутость - подтяг носа.
ОП:> Однако порыв ветра решил наказать меня за столь значительное самомнение и
ОП:> уронил. Моей тогдашней подготовки не хватило, чтобы превратить подтяг в
ОП:> опору. Совет начинающим каякерам - не выпендривайтесь. В целом, первое
ОП:> время чувствовал себя в каяке очень неуверенно. Hо прогресс был заметен.

 Особенно  его  отмечали  катамаранщики,  наблюдавшие  все наши
прохождения.  Первая стоянка - на Муезере.  Стоянка  так  себе,
бывает  лучше.  Погода  тоже  так  себе.  От  запаха  цветущего
багульника легко можно одуреть, его здесь безумное  количество.
а завтра планируется дневка, что само по себе странно. Адмирал,
будучи не в духе, после ужина отправился искать некую  церковь,
расположенную  на  этом же острове. Говорит, нашел. Вообще, все
не в духе - наверное, не выспались.

ОП:> В целом, на Муезере мало хороших стоянок. Искали долго. Стоянку на берегу
ОП:> сразу у впадения Охты отвергли как комариноопасную.

 Hеакклиматизированные  тела  сильно страдали от гнуса. Острова
же все исключительно каменистые, сложены крупными валунами,  но
недостаточно  крупными, чтобы на них целиком ставилась палатка.
В  общем,  неудобно.  о  нашли.  Стоянка  на  обратной  стороне
последнего  по  направлению  движения острова, смотрит на исток
Охты из озера. Исток, правда в этом случае закрыт мысом берега.



 Дневка.  Всю  ночь  шел дождь, и утром дождь, и у нас с Олегом
протекла палатка, и намокли спальники, и вообще начинать  поход
с   дневки   неправильно,  хотя  и  удобно  в  свете  промокших
спальников. Сохнем, ловим рыбу, вяжем фенечки, зашиваем куртки,
кеды и все, что не успели до похода. Постепенно веселеем, после
обеда идем на экскурсию -  к  найденной-таки  Адмиралом  церкви
(пешком  идем,  однако,  нонсенс!).  Церковь, часовня и древняя
елка запечатлены на непомерном количестве фотоснимков - что тут
поделаешь,  экскурсия!  а  обратном  пути  Слава, Светик и мы с
Олегом решили наплодить также фото с Муезером - получили удачно
названное Олегом "зеркало".

 Предприняли  попытку  искупаться  - с переменным успехом - кто
искупался, а кто и передумал. Вечером ели первую в этом  походе
уху. Кайф.

ОП:> Ловится на поплавок всякая мелюзга. Hа булку. Червей нет и не предвидится

 -  населенка  на  Охте  отсутствует,  как  и чернозем. Попытки
забросить блесну приводят  к  купанию.  Воблера,  к  сожалению,
повесили  гораздо  позже.  По  словам знатоков именно на него и
ловится щука на Охте.





 Длинный, малоприятный переход - 30 км по Гнилой (Черной) Охте.
Стоянок нет и быть не  может,  низкие,  топкие  берега,  трава,
мошка,  одолевающая  даже  на  воде  (что уже совсем свинство).
есколько шустрых перекатов - до начала собственно Гнилой Охты с
мертвым  лесом  по  берегам.  Поганое  зрелище,  хотя для нас с
Олегом и не новое.  есколько  раз  начинался  дождь,  иногда  с
грозой.  Первый  перекус  прямо  на воде, почти под дождем - но
всем понравилось. Еще бы, мы  обедаем,  а  река  нас  везет,  и
довольно  ощутимо. Главное - не въехать в кусты (нас против них
предостерегали).

ОП:> Здесь явно не хватает смайлика :) ! Приходящий на семинар Костя Галкин
ОП:> всех яростно запугивал - пороги ерунда, а вот кусты =:-O !!

 Стоит  также  сказать,  что  наш  поход  пришелся на аномально
высокую для Охты в это время воду. Поэтому мы  никак  не  могли
правильно  сосчитать  полагающиеся  по лоции перекаты, а Славка
пугал всех грядущим  "первым  именным  порогом  на  маршруте  -
"емец"". Мы его так и не заметили :)

 На  входе в Юлеозеро нас встретил "черт с рогами" - деревянный
идол. Когда, кем и для чего  поставлен  -  история  умалчивает.
Адмирал   отказался   ставить   стоянку  по  соседству,  посему
двигаемся дальше.

ОП:> Да и надо сказать - стоянка не очень. Близость ГО насылает тучи комарья.
ОП:> Для последователей рекомендуется пройти дальше. Миновать правое русло в
ОП:> Ригореку и встать сразу за ним.

 По   ходу   возникли  активные  споры  по  поводу  дальнейшего
направления движения - никто толком не знает,  куда  нам  надо;
споры  вылились  в  длительные  прогулки по озеру и посиделки в
"балдамаране". аконец, выбранная стоянка оказалась  чрезвычайно
комфортабельной   -  пляж,  удобная  тропа  наверх,  на  хорошо
продуваемую, малокомариную обширную поляну с кострищем, обилием
места  под  палатки  и  даже  со  столом. Даже Сусаниным иногда
везет!

ОП:> Балдамараном обозвали сооружение из сцепленных лагом всех судов команды -
ОП:> зрелище феерическое.

 Мне  здесь  тоже  немного  повезло  -  выловила  кусочек очень
прозрачного  кварца  (Анна  говорит,  горный  хрусталь  низкого
качества);  не  отходя от кассы приспособила его в фенечку, так
Адмирал весь от зависти изошелся.

 Пляжик  здесь приятный, вот только мелкий очень, поплавать так
и не удалось.



 Еще  на  стоянке выработали концепцию дальнейшего продвижения,
решили заделать небольшого крюка, но  весь  путь  проделать  по
реке. Сторонники второго варианта - включающего в себя волоки -
нашлись  только  среди   катамаранщиков,   и   были   подавлены
большинством голосов.

 Видели памятный крест "Остановись на минутку..."

 Плотина  на  выходе  из  Алозера первой удостоилась чести быть
нами просмотренной.  Это разрушенное рукотворное препятствие мы
предпочли  преодолеть  по левому сливу, так как при просмотре с
левого берега правый был совершенно на виден.  В  конце  левого
слива  располагается  стоячий  вал,  некоторыми членами команды
поименованный "бочкой" на неизвестных основаниях.  Эта  гадость
сорвала  у  меня  плохо натянутую юбку. Второй урок на будущее.
Каяк с водой стал мало  управляем,  что  закончилось  небольшой
дырой  в  шкуре  от неудачно попавшегося на пути камушка. Дырки
клеили скотчем.

ОП:> Справа, судя по тому, что видно с воды и снизу, даже при нашей воде
ОП:> довольно мелко. Слева - обратите внимание на бревна в сливе.

 Обедали на высоченной скале. Все бы хорошо, да комары одолевали.

Отступление:
 Еще  в  городе кому-то пришла в голову идея, что каждый экипаж
должен взять с собой бутылку водки. Не то в качестве валюты, не
то  лекарства,  не  то  еще чего-то, нам не очень нужного. Этот
кто-то донес идею до руководства и там  ее  согласовал.  Однако
команда подобралась такая, что вся эта водка осталась не у дел.

 Так  вот,  вскоре  после  обеда нам попались первые люди после
Сосновца  -  двое   рыбаков.   Путем   долгих   дипломатических
переговоров Адмирал выменял у них рыбу хариуса - на бутылку той
самой  пресловутой  водки.  Этот   хариус   был   единственным,
попавшимся   нам  за  весь  поход.  Дополненный  некоей  мелкой
рыбешкой, был одобрен всей командой.

 К  вечеру  дошли  до  озера  Лежево, прошли и по нему изрядное
расстояние.

ОП:> Между Алозером и Лежево несколько незначительных перекатов. Далее еще один
ОП:> заболоченный участок, похожий на Гнилую Охту - речка спокойно меандрирует
ОП:> в тростниковых берегах.

 Ни размяться, ни в туалет сходить.
 Весь   переход   по   озеру   ветер   дул   в   спину;  волна,
соответственно, тоже. Пусть мне никто не  верит,  но  на  каяке
легче  идти  против  ветра и против волны; его приводит носом к
ветру только так.

ОП:> Да, при длине волны, сравнимой с длиной каяка приходится учиться кататься
ОП:> на валах.

 На  острове,  к  которому  мы  пристали, обнаружился очередной
деревянный идол. Идти искать другую стоянку никому не хотелось,
поэтому на всякий случай Адмиралу идола не показали до тех пор,
пока он не поставил палатку.

ОП:> Стоянка очень приятная.

 На  острове,  который  по  ходу  движения самый левый. Ближний
(южный) край слегка заболоченный, зато дальний - заглядение  !!
 За вечерней ухой Адмирал поделился с нами своими впечатлениями
о местных леших. Списали на  лешего  и  сожженную  на  Юлеозере
ветровку Светика - а ведь так далеко от костра висела! :)



 И как сглазили! Утром встали - унес лешак Адмиралову байдарку.
Мы-то сначала по неопытности на  рыбаков  вчерашних  грешили  -
думали, приведут  сейчас в обмен на оставшуюся водку. На всякий
случай начали уже плот вязать - нового флагмана -  да  смотрим,
вот  она, байдарочка-то, лежит себе в сторонке. Тут мы и поняли
- леший, приятель адмиральский, приходил. Далеко не понес -  то
ли пошутил, то ли тащить тяжело показалось.
 Дневка,  в  общем.  Погода  -  дрянь.  Все купаются, загорают,
дописывают летопись, дочинивают-доклеивают лодки.  После  обеда
началось  повальное  сумасшествие  -  народ  вылез  на  воду  и
перевернул все, что можно. Эскимосский переворот у меня  так  и
не  вышел (зараза!); Пилин искупал Пашу во всей амуниции, потом
поставил каяк, потом - в компании с Адмиралом  -  адмиральского
"Тритона", потом - того же "Тритона" с задраенным первым очком.
Крут! То и Ню дорвались наконец  до  экспериментов  с  каяками.
Паша  в  каяке  кильнулся  ненароком,  безо  всякой  каверзы со
стороны Маэстро. Далее начался цирк с катамараном  и  Олегом  в
главной  роли,  к  которому  пожелал  присоединиться  и штатный
экипаж катамарана. Адмирал в ужасе - и вот это команда называет
отдыхом??

ОП:> "Погода - дрянь". Любимое заявление начспаса семинара Бершадского П.Л. Он
ОП:> придерживался философии, что если погоду ругать - она будет улучшаться,
ОП:> если же хвалить, то наоборот. Поэтому в особо ясные дни все восклицали про
ОП:> дрянную погоду и мерзко лыбились в небеса.

 Лежево  вполне  способно  поспорить  с необдуманным заявлением
Олега: "Воронье - самое красивое озеро Охты".

ОП:> А тут и спорить нечего - как я сказал, так и есть !!

 Прекрасная  стоянка,  пляжи,  скалы,  сложены  две  бани (нас,
правда, лень одолела).



 Перед  выходом  вся  флотилия  была  выстроена  как на парад -
ровным слоем.  Впечатляет.

ОП:> Имеется в виду - выстроена на берегу. :)

 Следующий  просмотренный  и запечатленный порог - Пебозерский.
Перед ним был еще  занимательнейший  слив  по  длинному  узкому
лотку  со  стенками  из  камней  и  бревен.  На подходе  у нему
адмиральскому экипажу приспичило отправиться по левому  рукаву,
в  то  время  как  вся  группа  пошла по правому. Так и остался
Адмирал без лотка.

ОП:> Променял красивую горку на дурацкий шкуродер. Говорил я ему - вправо струя
ОП:> уходит - не поверил :)

 На   Пебозерском  пороге  индивидуальность  проявил  боцман  -
пользуясь малой осадкой и поворотливостью каяка,  он  преодолел
порог по правому сливу (мелкой шкуродерной шивере).

ОП:>

 Надо же было посмотреть на ту бочку снизу - а нет ли там камня
?  Прочие экипажи прошли по левому, более узкому сливу с  более
мощной струей, оканчивающемуся солидного размера "бочкой". Слив
чистый, несколько обливняков на выходе, за "бочкой",  по  обеим
сторонам главной струи.

 Встретили туристскую группу из Нижнего Новгорода - 18 человек,
из  них  четверо  взрослых,  3  катамарана   "Тритон-4"   и   2
"Таймени-2"  с  тремя  седоками в каждой. Наши пути потом часто
пересекались!

 Начиная  с этого дня, наши переходы не отличались значительной
протяженностью - спешить нам было некуда.

 На  сей  раз  мы  встали  в  самом  начале озера Вороньего под
вывеской "Мыс Уютный".  Вывеска не обманула. Рыбалка успехом не
увенчалась. Не  все  коту масленица, обошлись супами из пакетов
согласно раскладке.

ОП:> Сорвалась у нас с Пашей щука :-(. А еще очень тяжело на кате без якоря
ОП:> рыбачить. Пока Паша кидал, я боковой подтяг отрабатывал - и к носу, и к
ОП:> корме, и параллельный - разворачивает иначе, да и сносит - ветер был
ОП:> приличный.



 В  отличие  от  предыдущих  стоянок, на Вороньем можно реально
плавать, не рискуя зацепиться коленями за дно,  и  даже  нырять
(местами).  Накупавшись,   мы   отправились  вперед  с  твердым
намерением найти и оценить остров Добрых Духов,  о  коем  много
были   наслышаны.   Слава  особо  предвкушал  экспозицию "Ноги,
торчащие из колодца".  ("Даже если ночью бредил, все  про  ноги
говорил..."(С))

 Идентифицировать   искомый   остров   оказалось  очень  легко.
Во-первых, благодаря четкому указанию Жени Пасынкова  (говорят,
он  здесь  был  6  раз...):"Как  в Воронье выйдешь, так прямо и
попрешь" (за точность цитаты не поручусь, но смысл был  таков).
Во-вторых, там на берегу столько всяческих сооружений, что мимо
пройти практически  невозможно.  Уже  в  этом  году  московская
группа  выстроила  "Маяк  Духов" на острове Верного Пса (туда с
острова Добрых Духов пешком по воде ходят) так,  что  сей  маяк
ориентирован на вход в Воронье со стороны Пебозера. Эта тренога
и послужила нам основным ориентиром.

 Исторический  фотоснимок  -  как без него! - на фоне указателя
городов и направлений. Санкт-Петербург  здесь  был  задолго  до
нас, так что нам оставалось только сфотографироваться.

 Основную  массу посетителей этого музея туристского творчества
составляют эти  самые  творцы,  что,  несомненно,  способствует
сохранности  уникального  места.  И  посмотреть  есть на что. И
самим можно бы добавить. Остановили нас следующие соображения -
оставить что-то безыдейно-примитивное не хотелось, а на большее
не осталось времени. Мы ограничились записью в Летописи Острова
(что лежит в шкатулке в сундуке на цепях).

 Здесь,  наконец,  было  формализовано и зафиксировано название
команды, совпавшее с наиболее  любимым  и  часто  употребляемым
словом  "Жопа".  о  поскольку наименование сие может показаться
недостаточно благозвучным изысканному слуху  непосвященных,  то
наш  высоко  ученый  Адмирал перевел его на латынь (насколько я
понимаю, не дословно) и получил вполне  звучное  и  эстетически
приятное  "GLUTEUS".  Однако  в жизни походной остался исходный
вариант, и бодрое "Жопа, подъем!" было первым, что  мы  слышали
каждое утро.

Отступление:
 Уже  в  поезде  на  обратном  пути был произведен эксперимент:
крепко спящего, замученного Светика не смогли разбудить никакие
байки  и  разговоры,  в  том числе и о еде, но услышав заветное
адмиральское "Жопа, подъем!" (сказанное, кстати, почти шепотом)
Светик   незамедлительно  проявила  признаки  жизни  и  бодрого
состояния духа.

 Полную  цитату  нашего  сочинения в Летописи можно прочитать в
официальном дневнике группы  или  в  самой  Летописи.  Наше  же
намерение вырезать из дерева солидную задницу пришлось отложить
до  следующего  посещения.  На  данный  момент  все   участники
уверены, что оно непременно состоится.

ОП:> Вот наберем десяток начинающих каякеров и сводим туда. Для обучения
ОП:> каякера Охта - рай. Все идет от простого к сложному, расход небольшой,
ОП:> страховка удобная. Довольно разнообразные препятствия.

 Описание  экспонатов  острова  Добрых  Духов автору этих строк
представляется нецелесообразным. Было сделано великое множество
фотографий  (несмотря  на  выявившийся дефицит пленки), а лучше
всего увидеть самому.

 Собираясь уходить с острова, заметили вдалеке группу туристов.
Оказалось - нижегородцы. У нас осталось ощущение, что, если  бы
не  наши настоятельные (до неприличия) рекомендации, они прошли
бы мимо. А судя по  тому,  когда  они  нас  снова  догнали,  на
острове  они пробыли не больше получаса. А мы - часа три. А еще
они шли совсем без карты. Без никакой.

 Выходя  из  Вороньего  озера,  преодолели  очередную  плотину,
предварительно   ее   осмотрев.   ачиная   с   этого   момента,
фотографирование    велось   в   соответствии   с   Платоновыми
рекомендациями - не совмещаясь со страховкой.

 На  стоянку встали чуть-чуть не доходя Пичепорога. Нижегородцы
решили пройти Пичепорог с вечера и встать  за  ним.  И  стоянки
делить не пришлось - каждому свое.

ОП:> Сразу за Пичепорогом приличная стоянка на правом берегу. Стоянок на
ОП:> отрезке Воронье-Ойнагайне немного.

 Стоянка   тесная,   мест   под   палатки  немного;  получилась
качественная коммунальная квартира -  мы  с Ню  общались  перед
сном,  не  напрягая голоса и находясь каждая в своей палатке. А
Миша Пилин и Паша оказались и вовсе на выселках  -  их  палатку
даже видно не было.

 Только  у  Маэстро хватило энтузиазма взять каяк и отправиться
тренироваться на струе. Течение  здесь  уже  вполне  приличное,
озера кончились, а с ними и мучения катамаранщиков.



 Начали день с оставленного со вчера Пичепорога. Без просмотра.
Длинный (около 400 м), извилистый, много камней, плохо видных с
воды,   мощная   вода  при  небольшой  ширине  русла.  Ощущение
нескончаемости порога - за каждым поворотом ждешь завершения, а
не тут-то было - выезжаешь, а до следующего поворота опять валы
и камни... И так далее, как "бесконечно  вкусный  апельсин"(С).
Поганцы  на  катамаране  говорят,  что  они  бы предпочли таким
видеть весь маршрут. А по мне и так неплохо.

ОП:> Сам Пичепорог - в левом русле. В правом мелкая шивера с кучей завалов. А
ОП:> слева - кайфффф !!!!

 Прошли  еще несколько порогов без просмотра, в том числе порог
Кожаный. Его, между прочим, рекомендовали просмотреть - видимо,
из-за  здоровенной плиты в конце, в которую и упирается главная
струя, - но мы его не опознали сверху и  проскочили  не  глядя.
Кто  не успел, тот опоздал. Успели, правда, все, только Маэстро
говорит, что зацепил-таки (сильно  долго  сомневался,  с  какой
стороны  обходить).  Струя  там уходит вправо, а слева остается
слегка залитый водой "шкуродерчик". Справа тоже много  обливных
камней.

 А  дальше  был  Ойнагайне.  Его  катамаран  опять не опознал и
прошел с ходу. Но ему все равно, а прочая  флотилия,  поглядев,
как  весело  подскакивает катамаран, долго приценивалась, где и
как  идти.  Всем  хотелось  пройти  по-всякому  (косая  "бочка"
умеренной силы в начале слива, стоячие валы, три прямые "бочки"
в конце с "языками" и отбойными  валами  между  ними),  поэтому
решили  пройти в рабочем порядке как кому нравиться, и устроить
дневку для развлечения и каталова.

 Байдарки-двойки   предпочли   обойти   стоячий  вал  немелкого
масштаба и пробить среднюю "бочку". У каякеров средняя  "бочка"
вызвала  ряд  сомнений,  и  они  предпочли стоячий вал и "язык"
между средней и правой "бочками". Все попали,  куда  хотели,  и
отправились  обедать.  Катамаран,  пренебрегая обедом, совершил
ряд заходов в "бочки" снизу. Видимо, они подозревали, что после
обеда стоять им на страховке.

 Так оно и вышло. И работы для них оказалось предостаточно. Ибо
после обеда началось великое каталово. Начало положили  каякеры
и  адмиральский  экипаж,  решившие занестись и пройти Ойнагайне
еще раз. Олег задался целью забрать влево и  попасть  в  "язык"
между  левой  и  средней  "бочками",  преодолевая сопротивление
отбойного вала - не попал, окунулся с головой в  самую  большую
(среднюю)  "бочку",  выплыл на ровном киле страшно довольный. Я
решила убедиться, что первое прохождение не было  случайностью,
и удачно повторила путь через стоячий вал. Что задумал Адмирал,
осталось неизвестным, но порог он прошел. Тем временем  у  меня
не  вышел  траверс  под самым порогом. Третий урок на будущее -
как садятся в каяк с катамарана на воде.
 Далее  Адмирал  влез снизу в "бочку" и подсел на нее, но когда
он решил из нее выйти, удача ему  изменила.  Его  ловили  очень
долго  (наверное,  он  упирался).  Затем  Адмирал повторил свои
действия с тем же  результатом.  Таким  образом,  части  первую
(заход  в  "бочку")  и вторую (катание) Мишка уже освоил, а вот
третью (выход) - еще нет. Это ничего, какие его годы... :)

 Между  тем  каякеры надумали занестись еще раз. У меня родился
новый план - пробить правую "бочку". В  центральную  показалось
не  в  кайф,  Олег этим путем уже воспользовался, да и отбойник
там мне не приглянулся. До правой "бочки"  на  этой  траектории
предстояло  пройти  еще  и косую "бочку" на первой трети слива.
Она оказалась значительно веселее "бочки" на  выходе,  несмотря
на  сравнительно  небольшие  габариты. И еще под правым берегом
оказалось мелко - весло  неоднократно  задело  камни.  Олег  же
решил  совершить  повторную  попытку попасть на левый язык, и с
этой целью забрал покруче влево с самого верха.  Тут-то  его  и
подстерег  обливняк  (как  на  него  раньше  никто не попал ?).
амотало его изрядно.  Каяк Олег спихнул, весло само уплыло (там
внизу  катамаран  собирал добычу), самого боцмана Адмирал начал
было спасконцом с булыжника снимать, да  не  удержал  (неувязка
вышла, Олег сиганул в воду раньше, чем Мишка успел спасконец за
дерево завести), так что пришлось умельцу своим ходом до берега
добираться.  Каяк  изрядно  пострадал  -  шпангоут  и некоторое
количество продольного набора. Если мы еще сомневались,  делать
ли дневку, то вопрос решился сам собой. Ремонт нам обеспечен.

ОП:> Обливняк солидный.

 Наезжая  на него я думал, что проскочу - бочечка, как бочечка.
Оказалось, что прямо в начале бочки треугольное навершие камня.
И  ведь  угораздило сесть на него ровно серединой, и будучи под
прямым углом к течению - состояние для каяка крайне редкое. Тут
меня  и  прижало  к  камушку  и  намотало.  Пришлось вылезать и
удерживаясь под напором воды снимать останки посудины - вода не
отпускала.   Каяк   я  наконец  спихнул.  Поймал  морковку,  но
почему-то мне не приглянулось болтаться на веревке  среди  этих
камушков и я просто сплыл вниз. В бочечке нырнул, в остальном -
без проблем.
 Вместе  с  каяком  пострадал  и  энтузиазм  - великое каталово
кончилось.

 Еще  до  обеда  нас  в  очередной  (и в последний) раз догнали
нижегородцы (утром мы обошли их за Пичепорогом).  Подарили  нам
солидную щуку, долго изучали карту, взяли напрокат адмиральскую
байдарку  -  для  пробы.  Успешно  прошли  на  ней   Ойнагайне,
сдержанно   похвалили   и   отправились  дальше.  15  июля  они
планировали быть в Подужемье.



 Дневка  на  Ойнагайне.  Стоянка высоко над водой, места много,
комаров  мало,  погода  -  дрянь.   Мужская   часть   населения
ремонтирует каяк. Желающие покатались немного на катамаране, но
энтузиазм умеренный. Проектировали эмблему  команды  в  попытке
совместить   задницу   и   весла.  Эскизы  можно  посмотреть  в
официальном дневнике.

 Ближе  к  вечеру  на  катамаран уселись То с боцманом. Обкатав
слегка "бочки", проделали хитрый маневр - провелись  наверх  по
левому   непроходимому  рукаву  и  для  разнообразия  забросили
спиннинг. Картина, представленная  обществу,  была  чрезвычайно
занимательна. очь, хотя и белая, но видно мало; преодолевая шум
порога, доносятся крики: "Спасконец!!!  Спасконец  давайте!!!",
исполняемые   на   два  голоса;  появляется  катамаран,  экипаж
которого продолжает оглашать окрестности  воплями  аналогичного
содержания; выведший было на берег мечтательный Маэстро улетает
в направлении  стоянки  со  скоростью,  близкой  к  реактивной;
вылетает   обратно   со  спасконцом;  за  ним  летят  Слава  со
спасжилетом и Адмирал с каской и в одних носках. К  моменту  их
появления  катамаран  своим  ходом  прибывает  к  берегу.   При
ближайшем рассмотрении оказывается,  что  эти,  пардон,  рыбаки
поймали  щуку, но девать ее им было некуда - у них не оказалось
даже ножа. Поэтому слегка оглушенную веслом рыбу То приволок  в
руках,  возложив  функции по управлению катамараном на Олега. В
таком виде порог они преодолели, но не были уверены, что боцман
сумеет  лично  вывести  судно со струи. Сумел. Щука на вид была
очень вкусная, иначе быть бы деятелям в речке.

 Есть  щуку  ночью, после ужина, никому уже не хотелось. Решили
устроить кулинарный нонсенс - уху на завтрак.



 Адмирал  устроил  кулинарный супернонсенс - мало того, что уха
на завтрак, так еще и _после_ каши. Иначе, якобы, никто не стал
бы  кашу  есть.  Безосновательное  подозрение,  сожрали и то, и
другое. Свежая щука - это вещь, это вам не что-нибудь.

 Собрали  барахло  и  пошли  дальше.  Всем очень интересно, как
поведет себя свежепочиненый Олегов каяк, и насколько  процентов
он теперь состоит из дерева.

ОП:> Срастили деревяшками кильсон и четыре стрингера.

 На  дереве,  ручке  от поварешки и заклепках собрали шпангоут.
Вдоль кильсона и стрингеров пустили три березинки  на  полдлины
лодки.  Каяк  стал  гораздо  крепче  и  жестче, чем был. Только
вылезать неудобно -  неопреновые  тапочки  цепляются  за  концы
березин.
 Лоуна-порог    остался    незапечатленным   -   хотя   его   и
просматривали, и сигнальщика ставили.  В  нем  не  обнаружилось
ярко  выраженной  индивидуальности  -  не  менее  длинный,  чем
Пичепорог, но шире и более  прямой,  с  несколькими  небольшими
"бочками"    и    обливными    плитами.   Маэстро   сигнальщика
проигнорировал и лихо подсел  на  одну  их  плит.  Когда  слез,
обругал   Пашу   (как   всегда),   хотя  грести  ему  в  пороге
принципиально  не  дает.  Слава  со   Светиком   обошлись   без
сигнальщика, замыкая флотилию.

 Уходя  со  стоянки  на  Ойнагайне, видели вдалеке неопознанную
группу туристов.  Задерживаться не стали, и догнали они нас уже
за  Лоуна-порогом,  который,  видимо,  проходили без просмотра.
Группа из Минска, с ними приблудный москвич (2  "Таймени-2",  5
седоков). На  наш  вопрос,  собираются  ли  они  пройти водопад
Кивиристи,   оптимистично   ответили:   "Да,    конечно".    Мы
призадумались.

 До  сих  пор  Кивиристи  был байкой, поминаемой к месту и не к
месту,  с  непочтительный  названием  "Туфта-порог",  поскольку
изначально  предполагался  торжественный  обнос. А тут мы вдруг
обнаружили, что до Кивиристи осталось совсем чуть-чуть.

 Но  прежде  нам предстояло пройти Хемег. Минчане нас заверили,
что мимо  не  проскочишь  -  там  висит  деревянная  вывеска  с
названием порога (висит, но уже на выходе).

 Хемег  с берега понравился всем чрезвычайно; Петрович бегал по
камням с ликующим выражением  лица  и  криками:  "Вот  это  да!
Наконец-то!". Поставили сигнальщика и двух фотографов - первого
на сливе, второго внизу.  Проходить  решили  посередине,  между
камней  на  выходе,  по  главной  струе. У меня вышло некоторое
отсутствие взаимопонимания с Маэстро  в  качестве  сигнальщика,
окончившееся  приложением  носа каяка на левый камень "ворот" и
дальнейшим оверкилем. Последовал повторный заход, завершившийся
удачным  выходом  вдоль  левого  берега, минуя ворота. есколько
позже возникло мнение, что Хемег, по идее, именно так и  должен
проходиться,  поскольку  центральные  "ворота"  в менее высокую
воду могут оказаться  непроходимыми.  Вторая  неудача  за  день
постигла  Славу  со  Светиком  -  они  полегли, еще не дойдя до
"ворот", были внесены лагом между камней, зацепились и носом, и
кормой,  вследствие  чего оконечности байдарки приобрели слегка
сплюснутые очертания. Пострадали крайние шпангоуты и "пауки", а
также  оба  правые  колена гребцов. Болезнь эта, два дня спустя
настигшая  и  Маэстро  на  том  же  месте,  получила   название
"хемегит". У меня против нее иммунитет.

 Встали на стоянку сразу за Хемегом, не дойдя до первой ступени
Кивиристи. По соседству оказалась группа из Минска и подошедшая
позже архангельская компания (10 человек на пяти "Тайменях-2").

 После  обеда  отправились  смотреть  на очередное чудо света -
Кивиристи. Слов нет, кроме одного, наиболее любимого  командой.

 Первая  ступень  сама по себе ничего особого не представляет -
чистый мощный слив, Хемег за счет выхода покруче будет. За  ней
небольшой  омут,  по обоим берегам доступные суводи - флаг бы в
руки, но при  нашей  теперешней  подготовке  выловить  случайно
кильнувшуюся  жертву  в  пределах омута шансов практически нет.
Поэтому всем энтузиастам отвечалось: "Не сидится - пройди Хемег
еще раз; тебе полезнее и нам спокойнее".

 Вторая   ступень  -  слева  многоступенчатый  водопад,  каждая
ступень  которого  представляет  собой  несточенные   водой   и
временем "зубы"; справа - струя, бьющая в здоровенный обливняк,
покрывающая его целиком и образующая за ним  и  сбоку  от  него
качественный  пенный  "котел".  Всем туда сразу захотелось. Тут
пришел мужик из Минска и добавил нам эмоций,  сообщив,  что  он
раньше дважды проходил Кивиристи полностью на "Таймене-2", но в
такую  высокую  воду  не  полезет.  Оказалось,  тому  обливняку
полагается из воды полностью торчать.

ОП:> К сожалению, фотографии ни в малейшей мере не дают представления об этом
ОП:> препятствии. Снимать его надо снизу, из пенного котла, но попасть туда с
ОП:> расчехленным фотоаппаратом и сфотографировать не представляется возможным.

 Третья  ступень  - скальный каньон с валами, косыми "бочками",
прижимом и подобием "кармана"  в  нем.  "Карман"  не  промыт  в
почве, он образован нависающей скалой. Ширина каньона невелика,
и мощность потока превышает все, виденное нами до сих пор.

 Мнения  разделились.  Кое-кто  хотел  пройти весь Кивиристи на
катамаране, кое-кто - на байдарке (!!!).  Более  осмотрительные
предпочли  преодоление только третьей ступени. Бурные споры так
ни к чему и не привели. Вступил в действие принцип "Утро вечера
мудренее".

ОП:> Мужики созвали мужской совет. Долго ругались и били себя пятками в грудь.
ОП:> о решили, что мы не умеем страховать от пребывания в котле. Практики
ОП:> живцов у нас нет и в целом сие препятствие превышает на сегодняшний день
ОП:> опыт команды. (По нашей воде)



 Дневка  на  Кивиристи.  Минчане  ушли  утром, архангельцы тоже
отдыхают.
 Дядька  с  Маэстро  чинят  байдарку,  остальные  бродят вокруг
Кивиристи  и  ведут  все  те  же  пустопорожние  споры.   Слава
призывает  "смирить гордыню". Извели массу фотопленки, несмотря
на острый ее дефицит.

 Натащили странных дров - всем хороши, горят бойко и тепла дают
много, но дым от них такой консистенции,  что  все,  повешенное
сушиться, мгновенно становится черным и махровым.

ОП:> Дров  на Кивиристи практически нет. Лучше всего идти от омута на север. Мы
ОП:> завалили недосохшую, но явно умирающую сушину, больше метра в обхвате.
ОП:> Сами унесли и сожгли только ветви. Очень смолистые.



 Вторая   дневка   на  Кивиристи.  Наконец  решились  запустить
катамаран в каньон.  Экипаж первопроходимцев -  Олег  и  То.  В
качестве  страховки поставили адмиральскую лодку и двух мужиков
со спасконцами на нижней трети каньона (зачем - не знаю).  Один
фотограф   разместился  наверху,  на  скалах,  в  первой  трети
каньона, второй - у самой воды на уровне сбивки косых  "бочек".
Катамаран прошел без видимых со стороны проблем и вывез мнение,
что на каркасном судне нам там делать нечего.  Чтобы убедить  в
этом   Адмирала,   Слава   составил   ему  компанию  во  втором
прохождении. Далее вся группа бодро преодолела  третью  ступень
все на том же катамаране. Если и было у автора желание сунуться
туда на каяке, то после двух сплавов на катамаране оно  куда-то
подевалось.

ОП:> В целом, все не так уж страшно, но сбивка струй после косой бочки и
ОП:> прижима создает там такую турбулентность, что на байде там должно быть
ОП:> довольно кисло. Хуже всего, что полегшую байду там может разобрать так,
ОП:> что ремонт обещает быть замысловатым. Думается, что мы пошли бы туда после
ОП:> Охта-порога, но не в тот момент.

 Дочинили   байдарку  Петровича,  и  он  решил  Хемег  все-таки
одолеть; первым номером  к  нему  сел  Маэстро.  Фокус  сей  не
удался,  Хемег  одолел  их  еще  раз. Положило их еще раньше, в
косых валах сразу за  сливом.  Тут  Мишка  и  заработал  острый
приступ хемегита. Весь вечер чинили байдарку Петровича.

ОП:> Всю ночь !!!!!!!!



 Смирив  гордыню,  обнесли  Кивиристи.  С  мыслью, что сюда еще
вернемся.

 Поставили рекорд позднего выхода - в пятом часу вечера. Пороги
Темный и Светлый прошли без просмотра, гадая, а не был  ли  это
Печкопорог. Добрались, наконец, и до него.

 Печкопорог  состоит  из  трех  ступеней,  наиболее  сложная из
которых - вторая.

 Первая   ступень   -   несколько   беспорядочно   разбросанных
обливняков значительных размеров с образованными  ими  бочками;
вариантов прохода бесчисленное множество.

 На  второй  ступени  главная струя, набирая значительную силу,
бьет прямо в обломок скалы и сливается с него  вправо,  образуя
мощную  "бочку". На  правом краю этого слива - скальный выход с
хорошо видными под  водой  "зубами".  При  просмотре  с  левого
берега в конце слива видны две "бочки", левая более глубокая, и
"язык" между ними. Слив вдоль левого берега представляет  собой
мелкую  шиверу  -  "шкуродер",  вход  в которую с главной струи
затруднен торчащими под водой бревнами.

 Третья   ступень   -   длинная,  набитая  булыжниками  шивера,
просматривать которую нет ни возможности, ни надобности.  Между
ступенями имеются возможности для чалки.

 Слава  со  Светиком  прошли  порог  по левой шивере, остальные
участники - по главному сливу. а фотографиях едва  видны  каски
байдарочников в "бочке", каякеров не видно вовсе.

ОП:> Я не попал в язык и бочка постаралась положить каяк.

 Но накопленный к этому моменту опыт позволил мне автоматически
поставить могучую опору на весло, на которой  я  и  вылетел  из
бочки, с глазами по пять копеек, но очень довольный собой.
 На  Печкопороге  мы наблюдали занятное зрелище. Между второй и
третьей ступенями ждали Славу,  шедшего  последним.  И  тут  по
главному  сливу,  без  всякого просмотра и страховки, сливается
каякер на пластиковом каяке. Мы еще не успели закрыть рты,  как
он  развернулся, прокатился туда-сюда по "бочкам", проявил свою
очевидную крутость и начал призывно махать веслами  в  воздухе.
Подсознательно  ожидали  увидеть  еще  кучу  таких же каякеров;
свалившийся  же  сверху  катамаран-4  вызвал  наше   непомерное
изумление.  Добавил  нам  эмоций  левый  задний  персонаж  - он
ненавязчиво вывалился в воду, но, зацепившись за стремя,  повис
вниз  головой  и  сумел  забраться  обратно.  Замыкал  странную
флотилию катамаран-2. Как мы поняли,  это  такая  разновидность
страховки - катамаранов каяком.

 Позже мы обогнали эту группу - москвичи шли маршрут в рекордно
короткие сроки, не то 5, не то 6 дней.

 До  конца  ходового  дня  прошли  еще несколько порогов, в том
числе серию Муравейных. Несмотря на кажущуюся простоту,  пороги
эти,  проходимые  без  просмотра,  требуют шустрой деятельности
слаломного характера.

 Встали  на  стоянку  сразу  за  последним Муравейным порогом -
разрушенным мостом.  Похолодало, даже руки мерзнут.



 Встали  в  пять  утра!  Кошмар,  и холодно безмерно. А толку -
минимум, от стоянки отвалили уже в девять.

 Вскоре  дошли  до  считающегося  непроходимым  Тютерин-порога.
Наклонные плиты, стоящие под  острым  углов  против  течения  и
оснащенные беспорядочными "зубами", и впрямь к экспериментам не
располагают. Изумительный порог, буйство воды способно поразить
воображение. Обнесли мы его с чистой совестью.

 Последний  и  самый  сложный  на  маршруте - Охта-порог, очень
длинный,  очень  мощный,  с  нетривиальным  заходом  и  обилием
больших  обливняков  под  берегами.   Торная  тропа  по правому
берегу откровенно намекала на обнос.

 Перед  порогом  дневала уже знакомая нам архангельская группа.
Накануне у них один умелец разобрал в Охта-пороге "Таймень"  до
некондиционного  состояния.  Заходил  он  не как все (по левому
сливу), а через  небольшой  центральный  слив  над  булыжником,
видным  через  воду  даже  с  берега.  В  нашем  присутствии он
повторил попытку - с тем же результатом, посадило его днищем на
камень,  носом  в  дно,  положило  и поволокло через весь порог
килем  вверх.  Гребцы  вылезли  на  перевернутую  байдарку,   и
увеличенная   осадка   поспособствовала   разбору   еще   одной
"Таймени".

 Под   впечатлением   увиденного   боцман   с   Дядькой  начали
подговаривать народ втихаря  порог  обнести,  но  потом  решили
присоединиться к большинству.

ОП:> Это был последний ходовой день и вечером мы должны были быть в Кеми.
ОП:> Перспектива поискать неприятностей на свою Ж... нас мало привлекала. Тем
ОП:> более, что в косых бочках правого берега явственно просматривались зубья.
ОП:> Архангельцы нас однако успокоили тем, что тут уже и пешком дойти до шоссе
ОП:> можно.

 Порог проходили по главной струе, в изобилии оснащенной косыми
валами и косыми же "бочками". Валяет там здорово, но к  стенкам
приложить  не  старается. Не повезло только Олегу, первый раз -
на заходе, а второй раз - с юбкой,  сорванной  в  самом  начале
прохождения.

ОП:> Так до сих пор и не знаю, что же меня приложило в первый раз. Заход  был
ОП:> чистым, обливняки я объехал. А второй раз вообще обидно - шнурок на юбке
ОП:> отдал концы. А плаванье на заполненном водой каяке подобно канадской
ОП:> борьбе лесорубов на плавающем бревне.

 На  залитом водой каяке он тем не менее добрался до последнего
вала, которым и был опрокинут. Вопреки опасениям  и  гребец,  и
каяк  остались невредимы.  Фотографировали с двух точек - заход
и последнюю треть прохождения. Страховку обеспечивал  катамаран
(внизу) и двое со спасконцами.

 Как  бы  мы  не  спешили,  а  чаю с архангельцами было грех не
выпить.  Посидели,  пообщались,  выразили  надежду  на  будущую
встречу и поехали дальше.

 Вскоре  Охта  кончилась,  впала  в Кемь. Точнее, в Подужемское
водохранилище, незамедлительно удружившее нам ветром и волной в
морду.

 Закончился  наш  маршрут  в  поселке Подужемье, до которого от
Охты-порога примерно 7 км.

 Сборы  заняли  больше времени, чем мы предполагали, поэтому на
семичасовой  автобус  мы  не  успели.  Нас  с  Олегом  постигло
разочарование  -  вследствие его заплывов в Охта-пороге одна из
герм основательно промокла.

 Уезжали  в  10 вечера автобусом в Кемь вместе с архангельцами,
прибывшими к месту сбора на четырех "Тайменях" вместо пяти.

 В  Кеми выяснилось, что поезда к нам не благоволят - ближайший
на  СПб  уходил  около  полудня  следующего  дня,  да   и   тот
почтово-багажный.  Подобная перспектива нас не порадовала, и мы
предпочли более сложный обходной путь.

ОП:> Питерские поезда проходят там от 13 до 20 часов. Московские - ночью



 В  00.54  мы  совершили  посадку  в  пассажирский  поезд  N343
Мурманск-Москва   (удивив   этим   московскую   группу,   ранее
встреченную нами на Печкопороге).

 Волхов  встретил  нас  в  16.30 замечательно теплой погодой. И
замечательным везением. Дизель до Волховстроя  мы  ждали  минут
15, а электричку - и того меньше.

 На Московский вокзал прибыли около девяти часов вечера.

"у вот и все, дружок,..."(С)

P.S.

 Рановато  мы  там были, грибов и ягод еще не было. Пару-другую
подберезовиков  нашли,  конечно,  но  этого  для  тех-то   мест
маловато  будет.  Черника  еще  вся  зеленая,  брусника и вовсе
только цветет. Одна рыба нас утешала.

 Если бы Печкопорог и Охта-порог располагались до Кивиристи, то
в каньон на байдарках и каяках полезли бы наверняка.  Обнаглели
вконец.

 Фотографий  просто  море  -  360 штук, одурели мы от них. Жаль
только, ни объема, ни движения они не передают,  не  видать  на
них  порогов.  Надо  бы  видеокамеру на нос каяка приспособить.
Фотографу  имеет  смысл  возить  с  собой  два  фотоаппарата  -
широкоугольный  автомат  для  документально-отчетной  съемки  и
что-нибудь типа  "Зенита"  для  художественных  надобностей.  И
пленок  побольше, побольше, побольше... Их все равно не хватит.

 Кажется  мне,  что  летопись  лучше  создавать в городе, после
похода. После "переработки", так сказать. А в походных условиях
вести  дневник  краткого  содержания,  отмечая  в  нем основные
"опорные точки" - пороги, стоянки, дневки,  встречи,  оверкили,
технические подробности.

Популярность: 19, Last-modified: Thu, 19 Dec 1996 22:51:42 GMT