---------------------------------------------------------------
 From: Ната (ksi.@epi.nnov.ru)
 Date: 6 Oct 1998
---------------------------------------------------------------

     Отчет по Карельскому путешествию

     Подготовка к путешествию по карельским рекам началась задолго до своего
настоящего  осуществления. Вообще в самом начале, как всегда, была идея: я и
Лев,  который  уже  в  Карелии  бывал,  решили  посвятить  2  недели  своего
драгоценного отпуска Карелии. Нас было только двое и мы стали активно искать
команду. Я позвонила Денису и Светке, Денис согласился почти сразу, а Светка
выбирала  между  покупкой  байдарки  и  походом  и  в  конце концов, выбрала
байдарку. Лев нашел четвертого на  катамаран  (Гришу),  но  все  еще  был  в
печали, что мало народу.
     Но  --  ищущий, да обрящет! Отыскалось еще 2 байдарки-двушки с народом,
желающим идти именно в эти сроки (с 30 июля по 16 августа) в  Карелию.  Люди
опытные,  там  уже  бывали  не  по  одному  разу.  Таким  образом, от начала
разговором до формирования команды прошло почти 2 месяца.
     Денег как всегда не хватало, а нужно было купить массу вещей: спальник,
каску, туристические  ботинки,  и  т.д.  В  результате  я  купила  спальник,
спасжилет  сшила  из кусочков, которые нашлись в заначке у родителей (у них,
по-моему, при нужде можно "Боинг-747"  найти),  а  ботинки  решила  заменить
сапогами.
     Времени  на сбор рюкзака было более, чем достаточно, однако закончила я
кидать вещи в рюкзак только  за  час  до  отхода  поезда.  Рюкзак  получился
огромным,  весил он не меньше 30 кг. До поезда мне его помог дотащить Игорь,
а как я его дальше понесу? Неясно. На вокзал  мы  прибыли  за  20  минут  до
отхода  поезда, народ уже грузился в вагон. И тут оказалось, что Денис забыл
дома паспорт! Ну не понос, так  золотуха.  Началась  суета,  ему  советовали
бежать  звонить  домой,  но  времени  было  в  обрез,  поэтому  он  сбегал к
начальнику вокзала, поставил штамп на  билете  и  решил  в  Питере  получить
паспорт факсом.
     Загрузились  в  поезд,  поехали.  Погода  стоит  теплая,  хорошо бы и в
Карелии нас погодка побаловала. Стали перекусывать ("пассажир в поезде много
ест"), оказалось, что огурцов набрали немеряно, прочих припасов -  тоже  дня
на 2.
     Постепенно  познакомились.  На  катамаране  ехали:  Наташа, Лев, Денис,
Гриша. На байдарках: Саша и Лена (Таймень), Витя и Игорь (Таймень). В поезде
было очень жарко. Ребята резались в преферанс, а я и Лена легли спать  около
9 часов.



     Это был, по правде говоря первый настоящий походный день. Ночью я спала
плохо  из-за жары и встала в начале 8-го, хотя поезд приходил в Питер только
в пол-одиннадцатого. Постепенно народ начал просыпаться, Гриша взял  у  меня
почитать лоции, которые я вчера усердно изучала, и пришел в ужас от описаний
опасных  порогов  и неминуемой гибели людей и лодок. Попутно выяснилось, что
Лев мало того, что плавать не умеет, так еще и спасжилет  не  взял!  Спасать
его   за  волосы  возможным  не  представлялось  по  причине  небольшого  их
количества на макушке. Было решено сделать ему выговор за разгильдяйство,  а
также купить в Питере спасжилет.
     По  поводу  сдачи  вещей  в  камеру  хранению мнения разделились. Часть
народа хотела сдать их и погулять по городу днем,  а  Игорь  и  Саша  хотели
просто  свалить  их  на  вокзале, приставив сменных дежурных. В конце концов
Саша пожертвовал собой и решил остаться около вещей на целый день.
     По прибытии вещи вынесли  из  вагона  и  свалили  в  кучу  на  перроне.
Образовалась  огромная  гора  барахла,  на  которую  носильщики  косились  с
безнадежной завистью, т.к. туристы обычно все сами носят. В  мой  рюкзак  по
причине   его   величины  еще  вещей  напихали,  после  чего  вес  его  стал
приближаться к 50 кг., т.е. к моему собственному (56 кг). Тащили его вдвоем.
     Вещи перенесли на другое место перрона (в тенек,  по  желанию  Саши)  и
пошли  с  Денисом  разбираться.  С  ним все было просто: он позвонил домой и
договорился, чтобы ему прислали копию паспорта по факсу -- 5 рублей за  лист
- и   все  удовольствие.  Потом  я,  Лев,  Гриша,  Игорь  и  Денис  пошли  в
туристический магазин. В одном из них купили  Льву  спасжилет  (без  паховых
ремней),  а  в  другом  --  стропу и пряжки для ремня. Время было обеденное,
поэтому мы зашли в столовую, хвастливо обещавшую накормить "быстро, вкусно и
дешево". На самом деле присутствовал только третий компонент: в  очереди  мы
проторчали полчаса, при этом половина блюд из меню отсутствовала.
     Игорь  откололся  от  нас еще до столовой, а наша боевая четверка пошла
осматривать город. Денис в Ленинграде не был ни разу, остальные были  давно.
В  хорошем  темпе,  делая  не  менее 5-6 км в час, мы промчались по Невскому
проспекту, осмотрели "Спас" и "Спас-на-крови", памятник Петру 1, атлантов (и
потрогали их ноги) и подошли со стороны набережной к  Исаакиевскому  собору.
Вообще, было интересно, т.к. Гриша знал массу фактов и сведений из истории и
архитектуры памятников и рассказывал нам о них.
     Грише  хотелось  сходить  на  колоннаду  собора,  а  мне  и  сам  собор
посмотреть, поэтому мы купили билеты и полтора часа гуляли по музею.  Вид  с
колоннады  открывается  захватывающий,  весь Ленинград виден. Сам Исаакий не
изменился с тех  пор,  когда  я  его  последний  раз  видела.  Мы  прошли  с
экскурсоводом,  которая рассказывала о соборе. Грише она не понравилась, они
поспорили из-за "маятника Фуко".
     На улице нас поджидал очередной ленинградский ливень. Уже дважды он нас
загонял в подворотни и подъезды, а тут разошелся  не  на  шутку.  Мокрые  до
нитки  (один Лев предусмотрительно анорак взял), мы переждали основной потоп
в здании Законодательного собрания. А затем помчались на вокзал потому,  что
время было шестой час, а поезд на Сосновец уходил в 17.50.
     Мы  успели  вовремя,  перетаскали вещи, сваливая их для быстроты в одно
купе,  что  вызвало  взрыв  негодования  со  стороны  ворчливой  тетки.  Нас
расселили   по  всему  вагону,  поэтому  больших  посиделок  не  получилось.
Поужинали китайской лапшой и около 9 часов вечера все угомонились.





     Наш поезд приходил в Сосновец в 8.36. Но он то и дело прорывался лететь
вперед, поэтому к станции подкатил  на  2  минуты  раньше.  Мы,  к  счастью,
подготовились  заранее  (стоянка  --  1  мин.),  поэтому  в  рекордном темпе
повыкидывали все из поезда и даже секунд 10 в запасе осталось. Не успели  мы
оглядеться, как к нам подскочил молодой человек с вопросом : "Куда едем?".
     "Прямо  как  в  лоции",-  засмеялся  Гриша,  но  на  этом  сходство  не
закончилось: цену за перевозку назначили такую же  --  800  рублей,  по  100
рублей  с  носа.  Это  после скидки, сначала он запросил по 110 рублей. Вещи
втащили в крытый кусов, мы сели сверху и поехали.
     Сначала дорога шла довольно гладкая, и кидало нас  несильно.  Но  затем
машина  запрыгала, как горный козел по скалам. Меня спасал от толчков одетый
для тепла  спасжилет.  Лену  сильно  укачивало,  остальные  тоже  постепенно
прекратили разговоры.
     Примерно  часа  через  полтора мы тормознули машину и вышли погулять на
берег озера. Какая красота: солнце ярко освещало синее спокойной озеро, вода
прозрачная,  чистая,  после  тряски  в  кузове  тишина  просто   оглушающая.
Передохнув  минут 10, поехали дальше. По дороге у моста встретили "собратьев
по разуму" -- группа туристов собирала байдарки и катамаран. Мы же поехали к
началу Кевятозера. Вскоре Игорь перебрался в кабину  к  водителю  с  картой.
Дорога стала совсем невыносимой, а озера все не было. Машина заехала в тупик
и  мы  опять  вылезли из кузова. Игорь сориентировался по карте и понял, что
этой дороги там нет. Полезли обратно.  "Скажите  мне  только,  -  простонала
Лена,  -  мы  когда-нибудь  приедем?"  "Нет, - отвели неумолимый Гриша, - Мы
останемся здесь навсегда".
     В конце концов мы приехали на берег Кевятозера (около часа дня). Решили
собрать байдарки и перевезти вещи на заманчивый мысок метрах в 500-х  дальше
по  берегу.  Люди пошли пешком. Сразу мы наткнулись на немерянное количество
подберезовиков  и  подосиновиков!  Они  росли  целыми  семьями,   маленькие,
большие,  непуганые  и  нетронутые.  Меньше,  чем  за  20  минут  мы набрали
полпакета, причем брали только самых молоденьких.
     К мыску мы вышли, немного поплутав по лесу. Там  уже  сидел  злой  Лев,
качал  руками  катамаран и громко ругался, что ему никто не помогает. Нечего
делать, пришлось мне взять у него насос,  а  он,  Гриша  и  Денис  принялись
делать  раму. Лена села чистить грибы, остальные не спеша приводили лагерь в
рабочее состояние, в результате чего  на  поляне  появлялось  все  больше  и
больше вещей.
     Комаров  почти  не  было.  На  ужин  сделали  первое  и  второе: суп из
пакетиков и грибы с китайской лапшой. Во время  ужина  Игорь  решил  навести
порядок  в  коллективе,  и  сделал  две вещи: установил дежурство по парам и
назначил завхоза. Причем предложил мне занять эту почетную должность, отчего
Саша пришел в легкое возбуждение и сразу заявил, что готовить кашу  "Дружба"
он  не умеет, а гречневую с молоком на дух не переносит, равно как и манную,
из которой ест  исключительно  изюм.  Вечер  прошел  хорошо.  Правда  погода
попугала  дождиком, но не сильным, который заставил только быстро все убрать
под пленку и в палатки. Вечером, не нарушая традиции походов,  я  подкормила
богов с просьбой об удаче и хорошей погоде.
     Вечер  в  10 часов далеко еще не закончился. Не темнело, около 11 часов
солнце только еще скрылось за тучей, но вплоть до отбоя (в полвторого  ночи)
можно  было  еще  без  фонарика  ходить  по  лесу,  а у костра -- читать без
напряжения.  Вечером  Игорь,  я,  Лев  и  Гриша  ловили  рыбу.  Очень  скоро
выяснилось, что рыбная ловля на Кевятозере напоминает грибную охоту: окуньки
наперебой  торопились заглотнуть наживку, чуть ли не голый крючок. Я поймала
6 окуней, Лев -- пакет плотвичек, а Игорь -- котелок окуней и плотвы.  Гриша
вернулся  пустой  и сообщил, что малявок ловить неинтересно (все, что меньше
полуметра), а щуки не клевали. Из пойманной рыбы на скорую руку сварили уху,
причем сначала на костер поставили аквариум из живых рыб, но Гриша  совершил
акт гуманизма, выпотрошив большинство из них.
     Отплевываясь  от  чешуи  и костей, съели рыбу, немного попели песни под
гитару и разошлись спать, так и не дождавшись темноты.




     Встали, как ни странно дружно  и  рано  --  в  8,  в  начале  девятого.
Дежурные  уже  бодро  кашеварили  на  костерке,  комары,  бодрые и голодные,
готовились к завтраку.
     И понеслась родимая -- вчера весь вечер катамаран собирали и сегодня за
то же принялись. Гондолы за ночь сдулись, поэтому  в  целях  поиска  дыр  их
запузырили  в  озеро,  но  отыскали  только две крохотные дырочки, которые и
клеить-то не стоило.
     Погода хмурится, но дождя нет -- сухое ненастье. Вообще, это к  лучшему
-- было  бы жарко, пришлось бы куртки снять, а тогда комары вообще заедят. С
другой стороны и дождя нет. Так что терпимо.
     Здесь одуряюще пахнет багульником, которого и по берегу и в лесу  очень
много.  Не  спеша минут за 15 можно набрать полную кружку черники, а хочется
пить -- к вашим услугам ягода вороника,  наполненная  терпким  и  кисловатым
соком.  За  ночь  вокруг лагеря из-под высокого ягеля повылазили молоденькие
подосиновики. Стоит некоторых усилий обуздать азарт грибника и не брать  их,
что с ними делать? Вчера грибной суп ели, а сегодня можно по новой начинать.
     Около  2-х  часов пообедали -- и вперед, и с песней на сбор катамарана!
Когда же он, наконец, на воду слезет? Уже весь лагерь помогает его собирать.
     На воду катамаран спустили  в  3  часа  дня.  Торжественный  спуск  был
запечатлен  на  пленку  Леной.  Я  забралась  на него с опаской. По виду кат
представляет собой малоустойчивое сооружение  с  огромной  деревянной  рамой
сверху,  которая  придавила  гондолы так, что они аж пищали. Мы разулись и я
вкарабкалась на свое переднее место. Сидеть было страшно неудобно: ноги деть
некуда, опустишь вниз - попадают в  воду,  вытянешь  вперед  -  быстро  ноги
устают  и спина. Под попой - палка, в руках - весло. Выгреблись мы метров на
20 от берега и поплыли. Озеро с воды  выглядело  несколько  не  так,  как  с
берега. С берега оно прямо классически радовало глаз - глянцевая открытка! С
воды  оказалось,  что  оно глубокое, темное, воды много и она плещется прямо
под ногами. Я лично воду очень люблю в стакане, максимум - в ванне. В  более
глубоких емкостях она на меня нагоняет опаску, потому, что плаваю я плохо, а
нырять совсем не умею.
     Гриша  на  меня ругался, что я его водой обливаю, Денис ерзал в поисках
устойчивой посадки. Только Саша, который прыгал  с  боку  на  бок  по  раме,
чувствовал  себя  как  рыба  в  воде  и  периодически устраивал нам "боковую
качку".
     Наконец мы отплыли с вещами. На раму навалили гору рюкзаков, а для  нас
с  Денисом  Саша любезно сделал из 2-х палок насест, после чего сидеть стало
удобнее, но все равно неустойчиво. Стоит тряхнуть на камушке  -  слетишь  за
милую  душу. Сначала мы гребли по принципу, "кто в лес, кто по дрова". Потом
вроде приладились, но разница с байдаркой была значительная: грести  гораздо
труднее,  инерция огромная, заносит его из стороны в сторону. Байдарки вышли
позже нас, а догнали очень быстро. Саша крикнул: "Под парусом идете?  Оно  и
видно,  галсами  ходите!"  Мы вяло отругивались, но факт есть факт: байдарки
умчались вперед, а наш китообразный кат с большим трудом выруливал им вслед.
     Прошло около получаса, и  осадка  заметно  увеличилась.  До  ближайшего
берега  было  метров  500,  обе байды давно скрылись за поворотом. Мы решили
плыть к берегу и там подкачаться.  Чертова  бандура  рыскала  носом  во  все
стороны,  а  меня  охватило  чувство  "дежа  вю":  вот так Святом озере мы с
Денисом выгребали на сдувавшейся резиновой лодке, правда в темноте и не зная
четкого  направления.  Пока  доехали  до  берега,  гондолы   сдулись   почти
вполовину. Это значит, что завтра опять полдня уйдет на ремонт катамарана.
     Байдарочный  экипаж  выплыл из-за поворота и помчался искать стоянку, а
мы стали остров обживать. Сначала комаров не было совсем, потом налетели. Мы
ели чернику и собирали подосиновики. Через  1,5  часа  приплыли  байдарки  и
Игорь  сказал,  что  стоянки  приличной  нет,  надо  вставать здесь. На ужин
сделали макароны с тушенкой, но по раскладке вышло так мало,  что  никто  не
наелся. Вспомнив о ненормированном сале, набросились на сало с хлебом, затем
разделили  тушащиеся  грибы, но дефицит продуктов пробудил зверский аппетит.
По меткому выражению Вити "все племя разбрелось в поисках пропитания, в  том
числе женщины и дети": Игорь, Лев, Гриша и я пошли ловить рыбу, Лена ушла за
ягодами, Витя и Денис подъедали крошки хлеба у костра.
     Рыба  решительно  не  ловилась,  через час я ушла. Игорь поймал немного
окуней, из которых поставили уху. Пока уха варилась, я поджарила на  палочке
пару  плотвичек и окунька, причем я их жарила, а Саша следом ел. Вечером Лев
и Гриша исполнили у костра песню: один на гитаре, другой на свистульке.



     Утром мне совесть спать не дала: с вечера кат не  починили,  а  сегодня
опять  всех  задерживать  будем.  Так что полвосьмого я из палатки вылезла и
Льва разбудила. Позавтракали гречкой и стали  собираться.  Катамаран  чинить
начали   около   восьми  (с  перерывом  на  завтрак),  но  ни  в  11,  ни  в
полдвенадцатого он готов к сплаву не был. Байдарочники сидели на  чемоданах,
приплясывая  от  нетерпения.  В  конце  концов  решили для усиления мощности
катамарана посадить на него Игоря, а меня - на  байдарку  к  Вите.  Господи,
какое наслаждение грести на байдарке после катамарана! Лодочка летит вперед,
вода  прозрачная,  погода  прекрасная.  Скоро из Кевятозера выплыли в Гнилую
Охту. По пути встретили экипаж из Питера, предводителем у которых была  баба
устрашающего вида с сигаретой в зубах.
     Гнилая  Охта  тянулась до разрушенного мостика 6-7 км. Мы с Виктором не
спеша плыли, разговаривали, что для меня было некоторой  приятной  новостью,
потому,  что  когда  мы  с Денисом плыли по Усте, разговаривать было нельзя,
иначе налетишь на корягу.
     Перед подходом к мостику  выплыли  в  круглый  заливчик  метров  300  в
диаметре  и  там  остановились  на перекус - было около 3-х часов дня. Минут
через 20 подплыли Саша и Лена. На этой стоянке я нашла первый белый гриб! Мы
начали перекус, и тут обнаружилось, что все ложки едут у нас. То-то радуются
катамаранщики.
     Нас обогнала группа из Питера. Все они были в спасжилетах,  на  головах
каски,  ну  держись,  Кивиристи!  За  мостиком вскоре начинались порожки. До
этого ни одного порога я не видела, самой большой сложностью  на  Усте  была
плотина  и  бревна  с  сучками.  Пороги представляли собой: быстрое течение,
обкатанные небольшие камни и главную струю.
     Лично мне катание на этих порожках  понравилось.  Грести  по  спокойной
воде  неинтересно,  а  на  волнах  здорово качает. На последнем порожке наша
байдарка налетела на камень, и Витя вылез из лодки, чтобы ее столкнуть.  Для
меня  эта  ситуация  была  не  в  новинку,  на Усте мы то и дело налетали на
бревна, Денис вылезал из лодки, а я приподнималась на руках, чтобы облегчить
нагрузку на днище. Но тут, сообщил Витя, часто нужно вылезать обоим и  лодку
сталкивать. Ладно, учтем.
     После  порожков почти сразу мы вплыли в Куккумозеро. Красиво! Все озеро
заросло кувшинками и белыми лилиями. На берегу стояли литовцы -  2  байды  и
четырехместный катамаран. Они стояли на удобном бережке, но уже уходили, так
что  мы  заняли  их  место.  Все  как у нас: юркие желтые байдарочки полчаса
томились на реке, пока наконец,  загруженный  катамаран,  рыская  носом,  не
отчалил от берега.
     Наш  катамаран  приплыл  через  1,5  часа после нас. Порожки они прошли
гладко, если не считать, что Игорь дважды окунулся: один раз на Гнилой Охте,
а другой раз - отталкиваясь от берега. В целом команда  катамарана  довольно
слаженно прошла маршрут (без конца подкачиваясь).
     Вечером  я  и  Денис дежурили. Заварили сухую картошку, потушили грибов
(которые, похоже, в меню на каждый  день  входят),  а  вечером  Лев  и  Саша
приготовили всем долгожданный кисель с черникой.
     Коротко  о  главном.  Рыба  ловилась  плохо.  Лев сделал попытку
вымыть и причесать бороду.





     С утра мы с Денисом  опять  дежурили,  поэтому  проснуться  нужно  было
раньше  всех.  Утром  просыпаюсь  - кто-то снаружи шарахается, миски пинает.
Думаю, может чужой кто лазает, котелки упрет или лодку. Выхожу - это у  Льва
бессонница.  Совесть  его  замучила  по  поводу  драного катамарана. Порядок
ритуальных действия утром такой: встать - открыть глаза- вылезти из  палатки
- умыться  -  причесаться - намазаться. Правда, некоторые члены нашей группы
не переносят химии больше, чем комаров. Лене я дала напрокат накомарник, Лев
ходит полуголый и весь в красных  шишках,  остальные  ругаются,  но  терпят.
Денис  не  мажется  ничем, зато я и Витя из "Аутана" не вылазим. Гриша 2 дня
терпел, терпел, теперь "Дэтой" пользуется.
     На завтрак варили овсянку. Я ее дома  терпеть  не  могу,  здесь  же  за
добавкой  подходила.  Аппетит  у  всех зверский, а необходимость питаться по
норме его только подстегивает. Грибы - не баловство, а необходимая добавка к
рациону, иначе можно не наесться. Ненормированные продукты (типа  сушек  или
сала) вызывают повышенный интерес и пользуются спросом.
     Витя  с  Игорем  решили  терпеливо  сносить  напасть, свалившуюся им на
головы в виде катамарана пополам, поэтому договорились смениться. Но тут  уж
я  решила не перекладывать на чужие плечи свою заботу и заняла свое законное
место на носу левой гондолы.
     Отплыли мы около полпервого, почти одновременно. Естественно,  байдарки
ускакали  вперед,  а  наш  экипаж  тяжело передвигался по Куккумозеру. Очень
красивое озеро, все поросшее белыми лилиями. Довольно скоро мы приноровились
грести в лад и получать от этого удовольствие. Чтобы не было  скучно,  мы  с
Гришей пели песни, а Лев и Денис внимательно слушали.
     На  входе  в  Муезеро  была  разрушенная  плотина.  Лев и Гриша сходили
посмотрели  проход,  потом  уже  сели  и  приготовились  идти,  когда  Гриша
задумчиво сказал: "Что-то наблюдается у нас некоторая чайниковость. Не одеть
ли  нам  спасы?" И мы все одели спасы. Неудобная штука, надо сказать, сидеть
невозможно.
     За плотиной было еще 3 не сложных порога. Сгоряча Гриша обозвал их даже
шиверами, но тут он был не прав: мы шли по высокой воде, а по малой камушков
там побольше торчит. Очень здорово кататься на таких  валах!  Нас  пару  раз
захлестнуло, но выше колена не замокли. Несешься вперед над бурлящей водой в
струе,   следя  за  камнями,  и  чтобы  кат  не  развернуло.  В  общем,  нам
понравилось.  Вышли  в  Муезеро  и  опять  грябать   начали.   Левой-правой,
левой-правой,  нет, пардон, это так в байдарке. На катамаране гребешь только
в одну сторону, поэтому так важна слаженность экипажа.
     Наших мы догнали на небольшом острове по  правую  руку,  вместо  сухого
перекуса  они  сварили  обед.  Тут нас ждал приятный сюрприз: около берега в
воде плавал пакет с 5-ю пол-литровыми банками топленого  масла.  Можно  себе
представить, каких пинков отвешивают тому, кто в этой группе предложил масло
в  воде  охладить,  каждый  раз, когда кашу варят. Ну, как бы то ни было, мы
стали обладателями трофейного масла, которое оказалось неплохим.
     Затем мы зашли на Троицу. Там очень  древнее  староверческое  кладбище,
веет  от  него  заброшенностью  и  строгостью,  что ли. Мне стоило некоторых
усилий сфотографировать могилы - это  казалось  прямо  святотатством.  Потом
осмотрели  церковь, часовню и еще одно приземистое строение, в котором стоял
огромный тяжелый гроб - пустой, но фотографировать  его  не  хотелось.  Сама
церковь  и  часовня  невообразимо  древние,  построены  в XYII веке. Туристы
оставляют там деньги, ленточки и шнурки, конфеты, другие сувениры. Не хотела
бы я ночевать вблизи этого кладбища  и  церкви  -  все  очень  строго  и  не
располагает к веселью и шуткам.
     После  этого мы гребли больше часа до правого берега. Муезера - около 5
км. На  озере  поднялся  ветер,  нагнал  волны,  так,  что  пришлось  веслом
поработать.
     Коротко  о  главном.  За ужином Саша налегал на трофейное масло.
После ужина Лев, Саша, Игорь и Гриша играли в преферанс,  я  писала  дневник
(предварительно  за ужином перевернув полкотелка кипяченой воды и сковородку
с луком).


Утром я проспала и встала только в 9, так  что  умываться  пришлось
после  завтрака.  Предстоял  большой  и тяжелый переход через Гнилую Охту до
Юляозера - километров 20 по относительно стоячей воде. Кроме того, ожидалось
несколько несложных порогов, прохождение которых для меня и Дениса  было  бы
первым серьезным испытанием.
     Перед   отъездом  Витя  сказал,  что  очень  хочет  сегодня  опробовать
катамаран. Ну, хочется, так хочется, я могу и уступить свое место на  денек,
хотя  сильно  подозреваю,  что  он  просто  облегчает  мне  жизнь  на период
дуболомного перехода.
     Итак, я пошла с Игорем в "Таймене", взяв с собой в  пакете  необходимые
вещи. Вчера с вечера резко похолодало, в спальник я влезла в свитере, тем не
менее,  под утро замерзла. Грести на байдарке после ката - одно удовольствие
и сплошное наслаждение. Гнилая Охта  -  это  почти  стоячая  вода  с  сильно
заросшими и заболоченными берегами. Речка неширокая, сильно извилистая, вода
очень   прозрачная.  Везде  мелькают  стайки  мальков.  Игорь  после  первой
остановки (с целью размять ноги) решил "подорожить" - закинул блесну и почти
сразу вытянул крупного окуня, а потом - щуренка сантиметров на 20.
     Кат мы, конечно, обогнали. Вдобавок к стоячей воде  дул  сильный  ветер
навстречу,  так  что  гребцам  несладко  приходилось. Лев все лелеял голубую
мечту о парусе, но при таком ветре им это не помощью, а помехой будет.
     Дальше (пройдя приток Чуруж) мы подошли к ряду безымянных порогов. Вода
слышно шумела уже метров за 50. Проход оказался совсем нетрудным, мы вошли в
порог по главной струе, покачались на кипящих валах (вот без байды-то на них
плавать неуютно) и легко вышли, не задев ни одного камушка.
     Второй порог прошли также легко, третий был  замечателен  тем,  что  по
всей  его  длине  на  камнях  стояли местные рыбаки и беспрерывно закидывали
спиннинги, чуть байдарку не поймали. Сразу за этим последним поворотом мы  у
левого  берега  остановились  на  перекус. Пока по воде плыли - был холодный
ветер в рожу и не было солнца. Как к берегу пристали - ветра  нет,  солнышко
засияло  (забегая  немного вперед, скажу, что как только мы поплыли с обеда,
погода опять испортилась).
     Перекус сделали горячим  -  суп  из  пакетиков.  Катамаран  догнал  нас
удивительно  быстро  (Витя, видно, моторчиком работал) и причалил на перекус
одновременно с нами. Они внесли модернизацию в распределение веса  на  кате:
сели задом наперед, после чего, по утверждению экипажа, он стал идти намного
легче.
     На этой стоянке я впервые попробовала морошку. Интересная ягода, похожа
на желтую  малину,  листья  -  как  у  земляники,  а вкус - кисло-сладкий, с
привкусом липового меда. Народ (окромя дежурных) ринулся в лес  (точнее,  на
болото),   но  морошки  почти  не  нашли  -  не  сезон.  Зато  набрали  кучу
подберезовиков и рыжиков.
     Катамаранщики, причалив на обед,  гордо  сообщили,  что  своими  руками
поймали  2-х  щук  и  предъявили  вещественные  доказательства.  Но это они,
конечно, врали, щук (очень приличных, одна с полметра) им подарили рыбаки на
пороге.
     Дальше от последнего порога до  стоянки  на  Юляозере  шли  без  особых
приключений,  только Игорь на блесну поймал большую щуку (не меньше той, что
подарили). Все стоянки на Юляозере были заняты. Мы насчитали не  меньше  5-и
групп,  в  том  числе  знакомые нам уже ленинградцы с двумя детьми, 4-х и 10
лет. С трудом для стоянки выбрали небольшой мысок, основательно  загаженный,
совершенно без дров, каменистый и маленький.
     Дождались  катамарана  и  решили  все же здесь остаться. Альтернативным
вариантом было совершить переход за 5 км на ту сторону озера, что в 7  часов
казалось  совершенно  невместным. к Вечеру температура упала градусов до 10.
Все одели теплые вещи, я - свитер и синюю куртку. Ужин поспел  только  к  10
часам, причем готовили его все. В результате в меню стояли:
     уха из окуней
     салат из рыжиков
     грибы тушеные с майонезом
     крендельки с трофейным маслом,
     а  позже  -  филе  щуки, панированное в белых сухарях. Запивали все это
чаем, коньяком, водкой (строго 105 г на  порцию!)  и  сухим  вином.  Вечером
душевно пели песни под гитару.



     Началось  утро  с накрапывания дождика по тенту палатки. Сегодня решили
сделать дневку по нескольким причинам: во-первых, предыдущий длинный переход
(хотя лично мне он тяжелым не показался, шли не спеша, ходовое  время  -  не
больше   5-6   часов),   во-вторых,   хотели   баню  (которую  нагло  заняли
ленинградцы), кроме того, треть маршрута оставили за спиной. Поэтому я спала
без задних ног до 10 часов, а потом не торопясь занялась утренними делами.
     На завтрак доварили остатки овсянки и к этому времени дождик  разошелся
еще  больше. С вечера над костром натянули тент, поэтому сухая площадь была,
но на улице стало сыро. Хорошо еще, что не холодно. Некоторое время  решали,
менять ли стоянку (ленинградцы через некоторое время снялись, причем переход
по  озеру  совершали  в спасах и касках), но сыро было и неохота. За дровами
Игорь и Лев сплавали на остров и после завтрака занялись  кто  чем:  я  пишу
дневник,  Витя  и  Денис читают лоции, Лена спит, а остальные режутся в преф
(это называется "расписать пульку").
     С  острова  привезли  свежую  прессу  -   насквозь   промокшую   газету
"Спид-инфо",  которую  Гриша  некоторое  время изучал, бережно переворачивая
страницы, после чего сделал вывод, что писал все это  один  человек,  причем
озабоченный.
     Мы  с  Леной прогулялись до соседней стоянки когда дождь немного утих и
уехали ленинградцы, посмотрели там  деревянного  идола  (с  огромной  щучьей
пастью  на макушке), деревянную клетку из жердей с каменкой (баня) и выбитые
на камнях надписи тех, кто там был (город и  дата).  Поскольку  в  лесу  все
кусты  и  трава  были  мокрые-премокрые,  то  скоро и у нас штаны можно было
отжимать.
     Вечером готовили грибы и макароны с мясом,  причем  я  умудрилась  свою
миску  опрокинуть  на  землю  (просто удивительно, как часто в этом походе я
опрокидываю котелки и чашки). Впрочем, ничего не пропало. К вечеру  все  так
устали от напряженного безделья, что легли спать относительно рано.


Поскольку  все выспались, то и встали дружно и рано - девяти еще не
было. После завтрака Игорь поставил задачу выйти в 10, но из этого все равно
ничего не получилось. Последним, как всегда, отчалил катамаран  в  20  минут
12-го.  За  ночь  дождь утих, но небо осталось тяжелым, тучи низко висели до
самого горизонта.
     Вчера поставили мачту,  а  сегодня  натянули  парус,  что  должно  было
оставить  байдарки  в  часе  хода  за спиной. Вот только ветер дул все время
спереди, так что пока парус висел вокруг мачты.
     По озеру мы примерно с час пошарахались, пока  нашли  протоку.  По  ней
вышли  в  Охту,  но  течения  не  было, а ветер дул в лицо, так что галерные
гребцы усердно налегали на весла. Через 2 часа остановились  на  перекус  на
правом  берегу.  Там  над  рекой  был  камнями закреплен крест с фотографией
симпатичного молодого парня. Вряд ли он погиб здесь - речка  шириной  метров
20,  глубокая,  но  спокойная.  Здесь  мы  перекусили  консервами и хлебом и
поплыли дальше.
     На середине Юляозера, уже при подходе к плотине,  ветер  вдруг  впервые
задул  справа  и  Гриша  срочно  распустил  парус. По правде говоря, площадь
паруса должна была бы быть раза в 3 больше, а ветер - раз в 5  сильнее.  При
существующих  же  условиях  нас  очень  медленно относило к противоположному
берегу. Через несколько минут бездействия я стала  мерзнуть,  несло  нас  не
туда, так что скоро парус мы спустили и пошли на веслах к плотине.
     Впереди  перед  нами шли 2 байды. Проходили они по одной, перед порогом
одели спасы и каски, что и нас  побудило  тоже  спасжилеты  одеть.  Подъехав
ближе,  увидали  Витю,  который  стоял  на  краю  плотины и, указывая рукой,
кричал: "Валите прямо!" Вода бурлила, но больших торчащих камней не  было  и
мы  повалили прямо. Гриша, как всегда, кричал "Вперед!" и по этой команде мы
с Денисом гребли изо всех сил, удерживая кат на главной струе.  Шли  как  по
маслу; в одном месте слегка провалились в бочку, но быстро проехали и гладко
зарулили на чистую воду. Все удовольствие - не больше полминуты.
     Позже  выяснилось,  что  наши  байдарки  ошиблись,  пошли плотину через
правый лоток, попали в узкий проход с торчащими  камнями  и  были  вынуждены
вести лодки в проводку по пояс в воде. И Витя торчал у входа в плотину почти
час, встречая наш катамаран, чтобы и мы туда не сунулись.
     Стоянка  за  плотиной  оказалась не ахти - высокая трава, ни грибов, ни
ягод, все выбрано. Голоса разделились - одни были за то, чтобы  остаться,  а
другие  (и  я  в  т.ч.)  - чтобы поискать еще что-нибудь. В результате стали
ждать возвращения Игоря, который на пороге ловил хариусов. Игорь  приехал  с
Витей  на  байдарке,  привез  4-х  хариусов.  На вид - ничего особенного, на
плотву похож. Отличие от плотвы выяснилось позже, за ужином.  Плотва,  жарь,
не  жарь,  тиной  воняет,  а хариус, слегка подогретый на крышке от котелка,
отличается изысканным вкусом. 1
     Лев все таскает с собой двустволку, надеется пострелять, да вышел облом
ему с лицензией на этот сезон, не успел купить. Поэтому вчера  вечером  мимо
причаленных  лодок  нагло  плавали  взад и вперед утки, стаями и поодиночке,
выпрашивая хлеб. Но вот уж чем не можем поделиться - хлеб по норме, осталось
1,5 буханки и сухари.  На  ужин  ели  горох  с  тушенкой,  грибы  тушеные  с
майонезом,  салат из рыжиков, жареных хариусов. Потом Саша сходил в соседний
лагерь к прибалтам, сменял кружку чая на буханку черного хлеба с  тмином,  а
заодно принес от них чашку вареной рыбы. Вокруг чашки, сверкая друг на друга
голодными  глазами, расселись уважаемые люди и принялись таскать куски рыбы,
сплевывая кости на землю.
     Ну, это я немного вперед забегаю, а вообще в поисках лучшего места мы с
Витей сплавали на байде вплоть до следующего порога, но  там  было  все  еще
хуже  в плане стоянки, если не считать огромного количества подберезовиков и
рыжиков на берегу.
     К вечеру похолодало, дождя нет, но температура не больше 10(. Я все  же
вымыла голову и сполоснулась, пока большинство мужчин хариусов ловили. Вечер
прошел  тихо. Комаров мало, холода они не любят. Засыпали под шум пройденной
плотины.
     Вечером я еще ходила смотреть ее при луне. Потрясающее,  фантастическое
зрелище.  Огромная,  яркая,  полная  луна  над горизонтом в просвете облаков
отбрасывала дрожащую дорожку на массу воды, которая с шумом неслась  вперед.
Очень красиво и необычно.


Утро  я  уже  не  помню, поскольку пишу через 2 дня. Ну, видно, как
обычно. Сегодня предстоял переход через озеро Лежево, до этого - преодоление
6 несложных порогов  и  3-х  более  серьезных  -  Мельничный,  Терегпорог  и
Пеборский.
     Шесть  порогов прошли один за другим почти подряд, легко, только на 3-м
или 4-м передних захлестнуло валом, замочило ноги. Мы шли согласно лоции  по
левому  краю.  Первый порог пытались пройти по правому, но пару раз посидели
на камушках и больше так не делали.
     Вплоть до Лежево ничего интересного не происходило. Мы  даже  не  очень
отставали  от байдарок. На Лежево вышли где-то в полчетвертого. Вообще, Охта
до Юляозера здорово петляет, но, несмотря на множество  поворотов,  ветер  с
маниакальным упорством дует навстречу. Поэтому вновь попытка поставить парус
была предпринята на подходе к Лежево, в протоке (ветер был сбоку). С парусом
по  протоке  длиной  в километр мы, наверное, все 3 намеряли, так как ходили
следующим образом: распускается парус, ветер сразу  относит  кат  к  берегу,
затем  все  прилагают  громадные  усилия для выравнивания судна, а потом все
повторяется в цикле. Продвижение вперед минимальное,  зато  протоку  поперек
всю  излазили.  По выражению Гриши, скорость наша была равна скорости дамы с
собачкой, фланирующей по набережной. В конце концов парус спустили  и  пошли
на веслах.
     На  озере  нас  встретил сильный ветер. Правда, Витя потом говорил, что
это совсем не  сильный  ветер,  но  нам  мало  не  показалось  -  дул-то  он
навстречу!  Продолжая  аналогию,  Лев  сказал, что мы двигаемся со скоростью
пешехода с собачкой, которая  писает  у  каждого  столба.  Как  в  "Алисе  в
Зазеркалье"  мы  прилагали  массу  усилий,  чтобы только остаться на месте -
ветер сносил катамаран назад и он  двигался  с  огромным  трудом,  не  более
километра  в  час.  Через  1,5 - 2 часа мы достигли противоположного берега,
гораздо правее, чем надо, лишь бы от ветра уйти.
     Самое тяжелое на катамаране - это  сидеть.  Сидишь  на  палке  (правда,
пенка  сверху,  но  от  этого  не  мягче),  ноги можно согнуть в коленях или
выпрямить, а спине опоры нет. Перед нами ехали ребята из Вильнюса, так у них
на кате специальные  креслица  были,  не  то,  что  мы,  чайники.  Положение
неустойчивое,  а надо еще с усилием грести. Походили мы минут 15 по берегу -
и дальше, еще километра 2 на С-З. Хоть направление сменили, ветер все одно в
рожу. Ужас, еще 2 озера впереди. В жизни больше на катамаране  не  пойду  на
речку с озерами.
     Слава  богу, впереди послышался шум плотины - выход из озера. По-моему,
лучше 4 Кивиристи, чем 1 Лежево. Плотину мы прошли  по  центру,  по  главной
струе,  слегка  зацепив  камни.  А  впереди было еще одно небольшое озерцо -
Терос, стоячее и пакостное. Хуже всего то, что Лев и Гриша  были  дежурными.
Байдарки, надо понимать, давно Пебозерский порог проскочили и часа 2 уже как
оттягиваются. А ужин сготовят или нет - неизвестно.
     За  Теросом  вскоре  река  разделилась на 2 рукава, причем в обоих вода
шумела и по описаниям это был порог Мельничный. Сначала мы погребли в  левый
рукав,  но  в  последний  момент  Гриша  засомневался  и  мы туда не попали.
Пришлось зарулить вправо, но там громоздились бревна и было неясно,  пройдет
ли катамаран. Лев и Гриша немного поругались на тему "ты куда рулишь", потом
Лев  одел  болотные  сапоги  и  пошел  просматривать  эту  кучу  безобразия.
Вернувшись, сообщил, что пройти можно (если точно вписаться). Я тем временем
решила испытать гидрашку и надела ее поверх куртки и штанов.
     Там, куда мы поехали, был деревянный лоток с крутыми валами, неширокий,
но кат мог пройти. Нас качало на валах, они перехлестывали через катамаран и
он, почти задевая бортами стенки, покатился быстро вниз. Терегпорог мы почти
не заметили, по нашей воде прошли, как  шиверу.  Перед  Пеборским  в  начале
порога  стоял  Игорь  со спиннингом и ловил хариусов. Увидев нас, он показал
путь прохода; так мы и пошли. Валы были здесь поменьше, чем в Мельничном, но
удовольствия было не меньше. На выходе под водой скрывался огромный  камень,
который мы (случайно, между прочим) чисто обошли справа.
     Стоянку  ребята  сделали  на  правом  берегу  Пебозера, где разрушенная
деревня. На берег мы вылезли, не чувствуя  ни  рук,  ни  ног  от  усталости.
Гребной наш день составил 7 часов, из них 4 часа - на пересечение Лежево при
сильном  ветре.  Байдарки прошли его за полтора часа. Лена и Саша сварили на
ужин уху и грибы (нашли  в  соседнем  лесу  много  подосиновиков  и  десяток
белых).
     Параллельно  нам  идут на ЛАСах (лодка аварийно-спасательная) мужики из
Латвии. Они приезжают сюда рыбачить, но рыбой признают  только  хариусов,  а
остальное  отдают туристам. В прошлый раз они нам подарили 2-х щук, потом мы
у них сменяли чай на хлеб, а сегодня они отдали еще  2-х  огромных  щук,  из
которых Саша делает очень вкусное филе.
     Вечером  Гриша  пел  песни  под гитару, а я так устала, что легла спать
раньше всех и уснула под его песни. Говорят, вечером рыбаки приходили  петь,
но этого я уже не слышала.



     Утром  встали  поздно.  Игорь  решил  сделать  сегодня  дневку на озере
Вороньем, с баней. С утра моросил дождик, было холодно. Потом  развиднелось,
но не до конца, выходили мы опять при дожде.
     Пебозеро  пересекли поперек, в направлении С-З. Оно плавно переходило в
озеро Воронье. Воронье озеро меня  приятно  удивило.  После  настырных  волн
кругло-вытянутого  Лежево,  после  скучного ландшафта Пебозера оно выглядело
очень  красиво.  Берега  изрезаны  заливчиками  и  мысами,  много  островов,
красивые  скалистые  берега. В Карелии земля каменистая, на камнях за тысячи
лет наросла земля, мох и деревья, но огромные валуны  выступают  везде,  как
память  о  том  времени, когда здесь проходил мощный ледник, двигая их перед
собой.
     Мы держали курс на остров Добрых Духов,  следуя  за  байдаркой  Саши  и
Лены.  Ветер  был как всегда - встречный. Вопрос с парусом сегодня утром был
решен радикально - парус отвязали, а мачту Лев срубил, так как она из гнезда
не вылезала. Теперь Лев и Гриша обсуждали идею установки мотора "Вихрь".
     Байдарка,  ясное  дело,  ускакала  вперед,  только  лопасти  на  солнце
сверкали. Проезжаем мыс - кто-то знакомый нас догоняет: Витя и Игорь. Кричат
чего-то,  руками  машут.  Лев  смотрел-смотрел  и  говорит: "Поехали, значит
правильно едем". Минут через 5, громко ругаясь, Витя и Игорь догнали  нас  и
говорят:  "Куда  поехали,  мы  тут  стоянку  обосновали! Витя свою штормовку
повесил". А фиг-ли ее из-за мыса видно! Хорошо, что кат раза в  4  медленнее
байдарки,  а то устроили бы гонки с препятствиями. Поскольку Саша и Лена уже
скрылись за островом Добрых Духов, то ребята поплыли за ними.
     На стоянке стоял свежевырезанный идол с надписью "Архангельск-98", а на
сосне  была  прибита  табличка  "Мыс  Уютный".  Место  неплохое,  но   часто
посещаемое, т.е. без ягод и грибов.
     В ожидании возвращения обоих байдарок Гриша варил обед, Лев топил баню,
я постирала штаны (себе) и майку (Льву) и теперь читала старый забытый номер
Cool (редкостная белиберда!), а Денис пасся в черничнике.
     Народ вернулся часа через 2, голодный и полный впечатлений. Все-таки на
катамаране  мы  туда не поехали, завтра по пути заскочим. Мужики после обеда
ринулись на поиски дров для бани, я пошла за грибами.  Грибов,  конечно,  не
было, не считая десятка худосочных подберезовиков.
     И  тут  Игорь  подал  идею - съездить на соседний остров на байдарке за
грибами и ягодами, пока  баня  готовится.  Я  взяла  кусочек  филе  из  щуки
(осталось  с  утра)  и  пошла  искать  Дениса,  чтобы  сманить его на рыбную
прогулку. Он был уже далеко, на болоте,  отозвался  не  сразу,  но  съездить
согласился.
     Пересесть  с  катамарана  на  байдарку  -  это все равно что рыть землю
лопатой и вдруг сменить ее  на  бульдозер.  Нагрузка  в  3  раза  меньше,  а
скорость  в 4 раза больше. На острове, куда мы приплыли, никто давно не был,
поэтому за 2 часа мы набрали килограмм  5  грибов  и  2-х  литровую  бутылку
черники.  Денис признался мне в своей тайной любви к этой ягоде и собирал по
принципу "фифти-фифти" в рот и в бутылку.
     Когда мы вернулись, оказалось, что нашу стоянку за  это  время  посетил
коммерческий  ларек в виде моторной лодки. Они предлагали пиво (10 р), водку
(35 р), шоколад (10 р), а вот хлеб у них  уже  кончился.  Это  поразительно!
Коммерческая мафия бессмертна и живет в любой климатической зоне.
     Вечером   была   баня.  Замечательно!  Устроили  парилку  с  березовыми
вениками. Мы с  Леной  пошли  в  первый  пар.  Хорошо  прогрелись,  а  потом
окунались в озеро, эффект как в сауне.
     Мальчики  не  обошли  вниманием  товары  разъездного  ларька, купили по
бутылке пива и бутылку водки на всех, после бани поужинали, выпили  и  стали
песни петь. "Фетяскопьющие", т.е. Гриша, Лена, я и Денис ограничились пивом,
но  тоже  песни  пели.  Душевно  так  посидели  до  половины  второго ночи и
разошлись по палаткам.



     Под утро у меня здорово замерзли ноги.  Т(  на  улице  была,  я  думаю,
близка к 0(С. Примерно в полдевятого я встала и пошла греться кофе к костру.
Там  уже  собрались:  Саша  (которого поднял долг дежурного), Игорь (который
тоже замерз) и Витя (который просто проснулся).
     Позавтракали кашей  и  стали  собираться.  Опять  сегодня  через  озеро
грябать!  Одно  утешение  - на остров Добрых Духов зайдем, да еще до стоянки
несколько порогов ожидается, в т.ч. Пичепорог, названный в  одной  из  лоций
"первым  опасным  порогом на реке". До острова гребли "медленно и печально",
по выражению Гриши.
     На подходе к острову опять  встретили  знакомых  рыбаков  из  Латвии  и
уходили 3 байдарки неизвестных людей. Остров небольшой, около 1 км в длину и
метров  500  в  ширину. По всему побережью стоят самые разнообразные поделки
туристов, которые хотели оставить о себе память, от  самых  примитивных,  на
скорую руку, до монументальных сооружений из дерева и металла.
     Мне  очень  понравилась  группа  скульптур в красивой бухточке (включаю
знаменитую miss spirits island) и елка, вся украшенная ленточками, конфетами
и прочими прибамбасами. Нашли мы с Денисом и скульптуру прибалтов из майки и
трусов, описанную в лоции, и качели (обрезок бревна на цепи)  .  Поиграли  в
рулетку и нам выпала "хорошая погода" (не самый плохой вариант, там была еще
"плохая погода" и "комары").
     Лев  и  Гриша практически ничего не осмотрели, а нас с Денисом обозвали
"детским садом" за интерес к поделкам. Интересно, для чего же  мы  в  разные
места ездим, как не за новыми впечатлениями.
     Плотину  на  выходе  из озера проходили по очереди: сначала те 3 байды,
которые мы утром встретили, а потом мы. На берегу мужик предложил наш проход
снять и мы  с  Гришей  передали  ему  свои  фотоаппараты,  причем,  когда  я
потянулась  за  Гришиным,  то  набрала полные сапоги воды. Вода, набираясь в
резиновые сапоги, обратно выливать не собирается, приходится обувь снимать и
ее выливать (с отжатием носков). А  вообще  плотину  прошли  справа,  чисто,
потом причалили перед шиверой подкачать баллоны и взять фотоаппараты.
     Дальше  прошли  порог  Олений,  но  особого впечатления он не произвел.
Раньше (до похода) у меня мнение  о  порогах  было  следующее:  река  ревет,
несется  вперед  с  огромной скоростью, падает вниз с высоты не менее метра.
Судно тащит в порог практически неуправляемым, экипаж изо всех сил работает,
чтобы попасть на глубокую воду, в конце концов с размаха налетает на  камень
и  дальше  люди  и  лодки  плывут  отдельно. На самом деле любой порог можно
просмотреть, зайти в него не спеша,  по  крайней  мере  все  эти  пройденные
пороги  2-ой  категории  сложности  опасности не представляют, разве что дно
подерешь о камни.
     После  порога  Олений  было  Корнизозеро,  слава  богу,  последнее   на
маршруте.  Надвигалась  туча,  поэтому  дождик  мы  пересидели под тентом на
правом берегу, среди комаров и черники. Дождь задержал нас минут на 30.  Лев
любезно  поделился  со  всеми конфетами, которые он, как фокусник, достал из
кармана анорачки. Денис, как всегда, чернику собирал, даже под дождем.
     За Корнизозером шумел Пичепорог. Опять по всей его длине стояли  рыбаки
со  спиннингами.  Удивительно,  как  хариус  живет  при  таком стремительном
течении. Наши встали за порогом. Сам порог забавный -  наиболее  длинный  из
всех  пройденных,  с поворотами и высокими валами. Гриша, как обычно, принял
управление на себя, но двигались на табане - мы с Денисом  почти  ничего  не
делали. Неплохо покатались и вышли в улов.
     На правом берегу уже стояли наши байдарки. Стоянка не очень хорошая, на
заболоченном берегу, много мошки и комаров. Время-то еще было часов 5, можно
было бы  что-то  получше  поискать,  но  Игорь сказал, что дальше начинаются
пороги, народу много, а стоянок мало.
     Рыбаки, как всегда, пошли хариуса ловить, Денис  -  ягоду  искать  (тут
водилась морошка), Витя дежурил. Лев отвязал раму от баллонов (утром дырочку
услышали  на  правой  гондоле  и  нужно  было  клеиться) и завалился спать в
Гришиной палатке под моим спальником.
     Я дневник писала сначала  на  улице,  потом  комары  заели,  прихожу  в
палатку  -  а там не только Лев, но и Денис в уголочке посапывает. Меня тоже
сморило, просыпаюсь в полдесятого  -  Витя  смеется:  "Не  ужин,  а  завтрак
готовлю,  все  сонные из палаток вылезают". Ну ладно, поужинали часов в 10 и
разошлись спать к 12. Правда, мы с Гришей долго еще разговаривали в  палатке
на разные жизненные и философские темы, Денису спать не давали.


Накануне Гриша твердо заявил, что в 6 часов пойдет хариусов ловить.
Утром  сквозь  сон  слышу - Игорь будит его, зовет на рыбалку. В аналогичной
ситуации знакомый  мужик  Льва  сказал:  "Здоровье  дороже!",  завернулся  в
спальник  и снова уснул. Вот и Григорий, буркнул что-то и встал окончательно
только к завтраку.
     Утром Витя готовил лапшу с тушенкой. Удивительно, но в этом походе  все
продукты, чашки и кружки обладают повышенной прыгучестью. Я лично опрокинула
котелок, сковородку и чашку, вечером при разливе коньяка пролили драгоценный
напиток,  на  совести  Игоря - полкотелка каши "дружба". Витя тоже внес свою
лепту, рассыпав половину макарон на землю. Впрочем, что ни делается,  все  к
лучшему  -  взамен  рассыпанных  истратили  остатки  от прежней раскладки; и
тащить меньше, и не останется.
     После  завтрака  занялись  -   угадайте,   чем?   Правильно,   ремонтом
катамарана!. Процесс этот занял всех вплоть до часа дня, причем развлекались
так:  гондолу  накачают  - сдувают (до 3-х раз), шнурки завяжут - развяжут и
т.д.
     С трудом дотянув до часа, байдарочные экипажи  помчались  на  покорение
порогов,  ну и мы за ними не спеша. После примерно 2-хкилометрового перехода
(Гриша непрерывно пел Вертинского) зашумел первый порог - Кожанный.  Был  он
шиверообразный, незапоминающийся. Гораздо больше мне понравился Ойнегайне.
     На  этом пороге стояла целая толпа народа: байдарки, каяки, катамараны.
Один кат-двойка упорно пытался выгрести снизу против течения. Их ставило  на
дыбы  в  бочке,  после  чего  они спешно отходили назад и пробовали в другом
месте.
     Наши байдарки уже порог прошли, лодку Игоря и Вити разгрузили и  теперь
они  катались.  Перед  заходом  мы  причалил кат и пошли по берегу осмотреть
Ойнегайне. Я сегодня, в предвкушении Ойнегайне и Хэмега, оделась  по  полной
программе:  гидроштаны,  спасжилет,  каска,  так что двигаться и грести было
несколько затруднительно.
     Порог был на порядок выше, чем все, что мы видели до сих  пор.  Вода  с
шумом  проваливалась  вниз,  образуя  высокие  валы  и  бочки,  мощная струя
разбивалась о камни справа. После просмотра мы отдали свои фотоаппараты Саше
и Лене и пошли порог на кате. Катамаран мягко вошел в основную струю  и  под
жизнерадостный  крик Гриши "Поехали!" провалился носом в волны. Передних (то
есть меня и Дениса)  окатило  валом  до  пояса,  мы  взлетали  вверх-вниз  и
благополучно вышли на чистую воду.
     После  этого  захотелось  покататься.  Витя посадил меня впереди, одели
фартуки и юбки и пошли в порог. Вот где полный  восторг!  На  катамаране  мы
прошли,  рассекая валы вроде танка КВ. Байдарка же прошивает их носом, перед
глазами мелькают клочья  пены,  огромная  масса  воды  стремительно  несется
вокруг и ты - в самой гуще. Потом прокатился Денис и мы пошли дальше.
     Витя с Игорем задерживались, поэтому наш катамаранный экипаж и байдарка
Саши и   Лены   тормознулись   на   тихом   месте.   Попутно   набрали  кучу
подберезовиков, подосиновиков и волнушек на вечернюю жереху.
     Лоунапорог проходили по очереди. Ничего  особенного,  слив  по  центру,
камешки на выходе, хорошо прикрытые водой. Шли без просмотра, наш кат утюжил
воду,  как  таран. А вот Игорь и Витя нашли таки приключений на этом пороге:
сели на камень, попытались слезть с него сидя, потом  все-таки  им  пришлось
спуститься в воду.
     После  этого  байдарка  предприняла попытку сплава без владельцев. Витя
одновременно пытался залезть в байду, схватить весло  и  удержать  при  этом
равновесие.  В  неравной  схватке  победила  мужская  сила и хрупкая, нежная
байдарка сдалась (на какое-то время).
     К порогу Хэмег мы подошли часам к 5 дня. Шумело здорово. Мы причалились
к левому берегу и пошли порог смотреть. Нас встретил  Саша,  который  сделал
большие глаза и сказал, что это все фигня, а вот на выходе - самая прелесть.
Хэмег  по  мощности  потока  превосходи  Ойнегайне  раза в 2. Струя неслась,
зажатая каменными стенками, а  в  конце  стояли  2  огромных  валуна,  через
которые  сливался  маленький водопадик. У левого берега было поспокойнее, но
отгрести катамаран с главной струи влево возможным не представлялось.
     Мы пошли к кату и тут услышали громкие  крики.  Я  и  Лев  бросились  к
берегу,  решив,  что  кто-то  кильнулся.  И  увидели  в  конце  порога Витю,
плывущего следом за байдаркой. Наперерез ему с берега бросился в воду Игорь.
Оказывается, при просмотре порога  они  причалили  разгруженную  байдарку  к
правому  берегу,  заклинив  ее  между  камнями. Но не тут-то было. Плохо они
знали свою лодку. Отыгравшись за поражение на Лоуне, она вышла в  порог,  не
опрокинувшись, прошла весь Хэмег по самой бурной струе и, наверно, ушла бы в
Кивиристи, если бы ее не поймали.
     Порог  мы прошли, не вполне вписавшись в ворота между большими камнями,
правый  баллон  занесло  на  валун  и  тяжело  плюхнуло  в  бочку,  но   без
последствий.  Позже,  наблюдая прохождение других катамаранов, мы убедились,
что не одиноки - все на этот валун правым боком залазили.
     Коротко о главном. Вечером я нашла полянку земляники -  чудо  из
чудес в Карелии.



     Мы  с  Денисом  с  утра  опять  дежурили. Дрова были - осина, гореть не
хотели, поэтому с завтраком мы изрядно намучились.
     Вчера Витя с  Игорем  не  прошли  порог,  если  не  считать  самосплава
байдарки,  поэтому  сегодня  они решили показать класс - пройти не по левой,
спокойной струе, а по правой между валунами кормой вперед.
     Как раз перед ними порог проходили молодые ребята из Москвы, и все  шло
хорошо:  каты наносило на правый камень, байдарки вписывались в левую струю,
пока каяк-двойка, не справившись с управлением, не наскочил на левый валун и
его кильнуло (медленно и со вкусом). Их страховали с воды и быстро выловили.
     Первый проход был у наших "неудачным", кормой назад, носом  вперед,  да
еще  о  камень  задели  (и  продрали  дыру  в шкуре Тайменя). Второй раз они
сделали все как хотели и выплыли на  спокойную  воду  победителями.  Лев  их
фотографировал и страховал спасконцом с мыса.
     Стали  собираться.  Наш  кат и байдарка Лены и Саши ушли вперед, ребята
остались клеиться. Мы причалили  перед  входом  в  первую  степень  и  пошли
смотреть,  заодно прихватив вещи. В обнос порога шла широкая дорога, правда,
несколько заболоченная. Сбросив вещи на берегу, отправились смотреть порог.
     Как сказал Витя, такого он и в кино  давно  не  видел.  Игорь,  который
ходил  на  Охту по низкой воде, с трудом узнавал знакомое место. Многотонная
масса воды водопадом низвергалась с огромных валунов, а внизу все было белым
от пены, крутилось, как в стиральной машине. После этого  вода  устремлялась
по узкому каньону, бурлили беспорядочные валы высотой в метр и больше.
     Даже  Витя  сказал,  что пройти вторую ступень на байдарках невозможно.
Можно было бы попытаться на катамаране, но только не на нашем, без  сидений,
ремней  и  тяжелой деревянной рамой. Третью ступень (каньон с валами) пройти
возможно было, но занос судна неудобный.
     Тут пронесся слух, что кто-то пойдет  Кивиристи.  Сразу  весь  народ  с
левого  берега (а стояло там не меньше 5 групп) высыпал на берег, приготовив
видеокамеры  и  фотоаппараты.  Пошел  кат-четверка,  фабричный,  с  высокими
сиденьями и коленными ремнями, красивый, синего цвета. Они прицельно съехали
по  правой  струе,  угодили  в  бочку и их начало крутить, но ребята, видно,
опытные, сумели выправить кат (правого заднего чуть не сбросило валом,  а  в
такой   мясорубке   никакая  страховка  не  поможет),  понеслись  в  каньон.
Прохождения каньона я уже не видела, но прошли они удачно и с сияющим  видом
вышли в улов.
     После  них  прошел  кат-двойка  и каяк. Каяк шел только 3-ю ступень, на
выходе из каньона кильнулся, был выловлен страхующим катамараном и доставлен
на берег. Честно говоря, мощность Кивиристи завораживает, тянет, как  высота
- прыгнуть  с  10-метрового каньона и поплыть среди бурлящих струй. На левом
берегу у входа во 2-ю ступень много табличек с надписями тех,  кто  когда-то
покорил  Кивиристи  и  несколько  памятников тем, кому это не удалось. В том
числе мы видели памятную табличку погибшей женщине  в  97  году,  о  которой
читали в лоции.
     Желающих среди наших, кроме Вити и Льва, проходить Кивиристи не было. Я
бы попробовала  на кате 3-ю ступень, но Витя сказал, что меня бы он не взял,
по причине моего слабого пола. Опять двадцать пять! Не  в  первый  раз  я  с
такой  ситуацией  сталкиваюсь  и  не  знаю - сердиться или радоваться. Это в
городе я с удовольствием подам руку, чтобы мужчина помог мне  спуститься  по
лесенке  трамвая. А в лесу мы в равных условиях, разница только в физической
силе. Впрочем, насчет Кивиристи я не уверена,  что  можно  пройти  на  нашем
китообразном кате, порог по высокой воде на пятерку тянет.
     В общем, Кивиристи мы обнесли, пообедали и поплыли дальше. Впереди были
пороги  Темный,  Белый,  Печка  и Муравейный. Из них Печка, по лоциям, самый
сложный. Первые 2 мы прошли с ходу,  а  на  третьем  притормозились.  Первая
ступень  (или  входная  шивера?)  особой  трудности не представляла, а перед
проходом собственно порога мы причалились в правому берегу и пошли смотреть.
     Вот это да! Кивиристи No2. Река разделена высоким  скальным  островком,
причем  слева струя была спокойнее, но кат туда не вписывался. Справа, как и
на Кивиристи, огромный валун устраивал мини-водопад с огромной бочкой сзади.
     Байдарки должны были пройти слева, а мы  -  справа,  поэтому  страховку
ставить  не  стали.  Мы зашли в струю и ринулись вниз. Катамаран развернуло,
одним боком он лег на валун, а другим пошел вниз (точно по  такой  же  схеме
перевернулся  каяк  на  Хэмеге).  Меня  качнуло  на  Дениса, он только успел
крикнуть "Держись!", и кат провалился в  бочку.  Вышли  мы  из  нее  удачно,
причалили к берегу и между нашими начальниками пошла разборка на старую тему
"ты  куда  рулишь",  причем  слово  "табанить"  повторялось несравненно чаще
других слов.
     Байды прошли без приключений по левому сливу.  Следом  за  Печкой  было
несколько  безымянных  порогов,  а затем - Муравейный, на котором нас до шеи
окатило валом и если бы не гермоштаны - я была бы мокрая с ног до головы.
     Наши стояли на правом берегу. Лена ушла за грибами и принесла 6  или  7
прекрасных  белых  -  я  даже  не  завидовала,  у  нее нюх на белые грибы. Я
принесла пакет подосиновиков, такую же лепту внес Игорь, а до этого уже было
2 каски подосиновиков и рыжиков.
     До 12 ночи мы с Леной резали и варили  грибы;  в  результате  получился
восьмилитровый котелок грибов, плотно упиханных, 2 сковороды жареных белых и
миска  салата  из  сырых белых грибов с растительным маслом и луком. Грибами
объелись на месяц вперед.
     Коротко о главном. Вечером Лев устроил развлечение - стреляли по
банкам из его ружья.



     Утром собирались невообразимо  долго.  Пока  завтракали,  потом  завели
диспут  на  религиозно-философские  темы,  потом Лев насобирал себе домой по
бутылке черники и брусники. Короче, вышли только в  полвторого.  На  сегодня
был  намечен  сложный  порог  Тютерин  и  попроще  - Курна. Охтапорог решили
оставить на завтра.
     До Тютерина добрались часам к 4 дня, пройдя 1-2  несложных  порожков  и
остатки  разрушенного  моста.  Григорий  пел  песни  (его  сегодня что-то на
блатные потянуло),  остальные  слушали  и  гребли.  Тютерин  появился  из-за
поворота,  предупредив о себе шумом слива. Зрелище было впечатляющее: справа
- слаломная и узкая шивера с торчащими камнями,  слева  -  почти  водопадный
слив  и  огромная  пенная  яма, где косые валы нахлестывались друг на друга,
обходя подводные камни.
     Пожалуй, Тютерин больше всего походил на мое представление о порогах до
похода. Гриша и Лев некоторое  время  посовещались,  а  потом  заявили,  что
справа  катамаран  не пройдет, а вероятность кильнуться слева - 50%, поэтому
здесь нужны мужики. Так что меня и Дениса они не берут, а зовут на кат Игоря
и Витю.
     Пока я сомневалась в решении авторитетов, они уже собрали народ. Но, по
правде говоря, выглядел порог устрашающе. Наши спасы и каски казались  рядом
с ним смешными детскими игрушками.
     В  ожидании  прохода  катамарана,  на  берег  высыпал  народ  в большом
количестве с детьми лет 10-12. Кат пошел по центру, затем его стало относить
вправо и в самом потоке он вдруг остановился (сел  на  камень,  решили  мы),
шваркнулся с силой о камень, потом боком съехал вниз и вышел на чистую воду.
Оказалось, под потоком скрывалась наклонная плита, по которой они и съехали.
С берега при просмотре ее видно не было.
     К  счастью,  шарахнуло  их  о камень не боком, а углом, иначе сидящие с
этого бока от толчка могли слететь.  Угол  рамы  был  сломан,  его  пришлось
подвязать.  Витя  и  Игорь  прошли этот порог еще на байдарке, справа, ловко
обогнув подводные препятствия. Саша и Лена страховали проход ката и байдарки
с воды. Здесь мы пообедали (умяли полкотелка вчерашних грибов и консервы)  и
поплыли дальше.
     Пошли  спокойные  места,  красивые,  как  на  картине.  Полная  тишина,
совершенно неподвижная вода и в ней отражается лес и небо - голова  кружится
смотреть.  Удивительная  река!  То разливается в озеро с кувшинками и белыми
лилиями, то превращается в болото с мертвым лесом, то  становится  омутом  с
отраженным  небом.  А  то  вдруг срывается, мчится, перемалывая все на своем
пути, и тогда не каждый решится мериться с ней силой.
     Около 4-5 километром мы плыли по омутам и внезапно Лев увидел в  кустах
утку.  Не  дает-таки ему покоя неудовлетворенная охотничья страсть. Он долго
прицеливался, потом выстрелил - и попал! Утка побилась с минуту,  затихла  и
мы  взяли  ее  с  воды.  Это  был  небольшой  селезень  (сеголеток) - чирок.
Почему-то его почти не было жалко - утят у него не осталось, уток на  озерах
много, а горячий суп с уткой - вещь очень даже не плохая.
     Дальше  прошли небольшой порог Курна, причем при подходе сразу видно не
было пути из-за гряды камней. Потом открылся слив и мы здорово покачались на
валах. Договорились с ребятами, что на Курне встанем, но их не было.  Уж  не
пошли ли они и Охтапорог сегодня, вроде его оставили на утро пятницы? Или мы
не Курну прошли, а безымянную шиверу?
     Чем  дальше  мы  продвигались,  тем слышнее был слышен шум порога, и по
силе звука он на Курну никак не походил. Вышли из-за поворота  -  и  увидали
наши  байдарки.  Они  осматривали Охтапорог и собирались встать в конце, там
они нашли хорошую стоянку, где кто-то оставил лепешки(!), хлеб в  пакете(!),
сухари, пшено и соль.
     Охтапорог  по нашей воде был сложен высокими валами, которые напоминали
3-ю ступень Кивиристи (каньон). Проход лоции советовали сделать вдоль левого
берега,  там,  действительно,  находился  основной  слив.  А  потом   -   по
центральной струе, метров 300 до спокойного улова.
     Наш кат, как тяжелый таран, пошел первым. Лагом (т.е. боком) мы сползли
через  слив, выровнялись в струю и помчались вперед, подминая под себя валы.
Катамаран взбирался на волну - а под ней кипел провал, в который мы  ныряли,
и так в цикле. В общем, валы мочили ноги, но не выше, а вот последний злобно
окатил чуть не до плеч, так что сухими из воды мы так и не вышли.
     Лев  и Гриша остались на кате страховать байдарки. Вообще в этом походе
страховка ставилась трижды: на Хэмеге - спасконцом, на Тютерине -  байдаркой
Саши  и  Лены,  на Охтапороге - катамараном. Все разы она не понадобилась (и
слава богу, купаться при такой погоде холодно).
     Следом шли Игорь и Витя. Они точно вписались в слив и  понеслись  через
валы, то летая по ним, то зарываясь в них носом. Несмотря на фартуки и юбки,
байдарка  зачерпнула  ведра  2-3  воды,  что  заставило  Сашу задуматься - а
сколько воды возьмет их байдарка без фартука и юбок, и не затонет ли  она  ,
подобно "Титанику", на середине порога? В результате они с Леной пошли порог
с  середины,  чтобы,  если тонуть, так в конце. Но обошлось без приключений,
хотя Лена предусмотрительно одела гидрашку и спасжилет.
     Вечером все почему-то сразу и резко устали. Переход был  небольшой,  но
уже  накопилось  утомление  и,  наверно,  сказывалось  нервное напряжение на
порогах. Уже в 12 половина народа залезла в палатки.  Комары  исчезли,  было
тепло,  поэтому  последнюю ночь я спала у костра, без палатки. Новый финский
спальник не подвел - всю ночь было тепло и уютно.





     Рыцарь мокрых штанов и прямого весла,
     Я седлаю прыгучего в волнах козла.
     Я ору ветру в рожу от песни слова,
     Улетает одно, возвращается два.

     Я смотрю на могилы случайных людей
     И на солнце, блестящее в темной воде.
     Я тащу из воды чью-то жадную жизнь,
     А потом буду плоть вязко-клейкую грызть.

     Испугаюсь до смерти потоков и брызг,
     И расстроюсь от шутки приятеля вдрызг.
     Я от города спрячусь за дымом костра
     И опять по нему затоскую с утра.

     А зимой среди ночи увижу во сне,
     Как летят облака, отражаясь в воде...

                        Гриша

     1 Идя навстречу народной критике уже после похода,  хочу  дополнительно
отметить  руководящую  роль  хариуса.  Эта  прелестная ароматная солененькая
рыбка присутствовала в качестве изысканной закуски каждый  раз  при  раздаче
вечерней порции (три по 35), а непьющие ели ее под "Фетяско".

Популярность: 21, Last-modified: Tue, 06 Oct 1998 16:51:43 GMT