---------------------------------------------------------------
     From: Alexander_Tonis (atonis@nes.cemi.rssi.ru)
     Date: 14 Nov 1999
---------------------------------------------------------------

     Текст содержит  новую  информацию  о реках и озерах северной Карелии, в
частности, по Оланге и Паанаярви. Так что  он  может  представлять  интерес,
несмотря  на  то,  что  первая часть похода -- реки Кутсайоки и Тумча -- уже
достаточно подробно описана в имеющихся текстах.






     В июле 1999 года группа из трех человек совершила небольшое пеше-водное
путешествие  по югу  Мурманской области и северу  Карелии: р.  Кутсайоки--р.
Тумча--Иовское вдхр--оз. Паанаярви--р. Оланга--Кумское  вдхр.--р.  Тавайоки.
Маршрут,  знакомый, вероятно,  некоторым любителям изучать карты и вычислять
уклон  рек по пересекаемым  горизонталям, а расход  -- по площади водосбора.
Шли на малых судах (КНБ  и  Ласточка-11). Специфика  похода состояла еще и в
том,   что  он   планировался   как   тренировочный  перед   Саянами   (мин.
источники--Ока--Ия,  успешно  пройден  в  августе  1999), и  поэтому  акцент
ставился  не на  спортивном  прохождении, а на  проверке  снаряжения и самих
участников. Тем не  менее, путешествие получилось насыщенным и многогранным.
Девять его ходовых дней можно  поделить на две тематические части: более или
менее спортивную (Кутсайоки--Тумча, хоть и с обносом 4 порогов -- 3.5 дня) и
природно-созерцательную  (разветвленная  озерная  система  Севера,   включая
жемчужину Карелии  -- озеро Паанаярви;  водопад на  Оланге; горные тундры на
Кивакке. И бескрайние дали карельской тайги, куда возвращаться  нам вновь  и
вновь, какие бы высоты мы ни покорили. На это -- 5.5 дней).

     Кутсайоки ходят все.  Кто на катах, кто  на  малых  судах. Все растущую
популярность  на  этой  реке  приобретают Егеря и Скауты,  которые  занимают
промежуточную   экологическую   нишу.   Нам   же   река    в   полной   мере
продемонстрировала суровый свой  характер:  4  оверкиля на группу.  Ни одной
ошибки  не  простила. И,  все  же,  по  крайней  мере,  лично  для меня, это
испытание  было  необходимо,  чтобы увидеть, в чем  я бываю не  прав и стать
готовым к  первому  выходу  за  Уральский  хребет.  Сейчас  я  понимаю,  что
некоторые  локальные  карельские  пороги  могут  быть  куда сложнее,  чем  в
основном равномерные по сложности препятствий сибирские реки.

     Про     Иовские     озера     и    протоки    имеется    один    текст:
http://lib.ru/TURIZM/iowskoe.txt.  Впрочем, ребята  изучили северные Иовские
озера, нам  же  для  попадания на Паанаярви было необходимо преодолеть южную
составляющую Иовского водохранилища.  Красоту озер северной Карелии я оценил
еще   в  ранних  девяностых,   когда  мы  регулярно  плавали  по  Ковдозеру.
Единственное,  что слегка  портит  картину,  -- это мертвый затопленный лес,
произошедший от подъема  воды  плотинами  водохранилищ.  Местами в нем можно
заблудиться.

     Нам  предстояло  понять,  что  это  такое  -- пешка с  40-кг (и  более)
рюкзаками по тайге без тропы. Выяснилось, что не так страшен черт: небольшая
мобильная  группа способна почти  без напряга  идти со средней скоростью 1.8
км/ч по прямой,  проходя, таким образом, до 15 км в день по крупной ломаной.
Мошка и комары также были в этот раз не слишком жестоки к нам.

     Озеро  Паанаярви,  называемое иногда  Карельским Байкалом, --  одно  из
красивейших озер  Севера, вытянутое с запада на восток на 23.5 км и уходящее
западным концом в Финляндию. В 1992 г. тут был создан национальный парк, что
способствовало   заселению   края  и  вызвало  большой  приток  туристов   и
отдыхающих.   Интересующихся  природой  и  достопримечательностями  парка  и
условиями   проживания   в  нем   отсылаю  на   домашнюю  страничку   парка:
httd://paanajarvi.onego.ru. Там же имеется неплохая фотогалерея.

     Река  Оланга,  вытекающая  из Паанаярви, также принадлежит к территории
национального    парка.    Река   многоводная    и   технически   несложная.
Достопримечательности  две:  порог-водопад Киваккакоски высотой 12 м  и гора
Кивакка (499 м), одно из самых  южных  мест распространения горной тундры  в
регионе. Если будет время, обязательно залезьте, потратьте три часа.

     А вот НА ТАВАЙОКИ НЕ ХОДИТЕ: это ручей! Мы чуть не сделали  пешку туда,
но  нас вовремя предупредили. Несмотря на то,  что  эта река столь  эффектно
выглядит  на карте  (местами средний уклон  более  10  м/км), в  межень  она
пригодна, пожалуй, лишь  для сплава лилипутов на маленьких катамаранчиках  с
масштабом  1:10 по отношению к обычным  туристским судам. Проходима ли она в
паводок?  Вопрос остается открытым. Стоит критически  относиться и к  другим
изображенным на  карте  "крутым"  речкам.  Так,  Совайоки, пожалуй, наиболее
полноводная из  них, имеет  площадь водосбора 432  кв.км.,  что предполагает
ожидаемый расход воды в  межень не более  5 куб.м./с. Да еще и протекает эта
речка местами по территории 5-километровой приграничной полосы.  Учтите это,
авторы проектов типа "Карелия поперек"!





     Участники:  Володя Иванов  (адмирал  и  закармливатель  рыбой)  и  Таня
Воробьева  (раскладывальщица  еды)  --  КНБ;  Саша  Тонис (ответственный  за
зрелищность прохождений и автор текста) -- Ласточка-11.




     Мы выезжаем из Москвы на скором поезде 112, в 1.17. Закуплена  была для
этой цели  четверка мест в  плацкарте.  Но  одной из полок  суждено остаться
пустой. Каякерша Ирина в последний момент не пришла к поезду.

     Перрон качнулся назад, Володя заскочил в вагон. Иры нет. Что случилось?

     Пытаемся звонить из Лодейного Поля. Но нас ждет  неуспех: жетончики для
таксофона продаются  где-то в городе, других вариантов нет. Значит, ждем  до
Петрозаводска.

     В Петрозаводске выясняется,  что Ира опоздала  на поезд  и просит ее не
ждать. Идем, стало быть, втроем. Повезло,  что у нее каяк и что раскладка  у
всех  одинаковая. Особенно повезло  мне: у Иры  должны были ехать  макароны,
которых я терпеть не могу.

     Вечером  в  Идели общаемся  с  группой  преподавателей (15)43-й  школы,
едущих с детьми на Кереть. Находим много общих знакомых: Шень, В. Кондратьев
(в данный  момент на  Тумче)  и  т.д.  А еще -- они хвастаются знакомством с
поющей семьей Никитиных...




     Около  восьми  утра  выходим  в  Кандалакше.  Нас  немедленно  окружают
таксисты. После переговоров мы соглашаемся ехать  на "четверке" до Алакуртти
за 300р ($12). Погранцов проходим без проблем.

     Возникает   вопрос:  почему  не  сразу  на  Кутсайоки?  Дорога,  вроде,
позволяет...   Позволяла  раньше,  пока  алчные  алакуртяне  не  раздоолбали
целенаправленно пару мостов,  что  сделало путь преодолимым только для машин
повышенной  проходимости.  Таким  методом они  получили,  фактически, полную
монополию на все перевозки.

     Все  это  означало, что  за 42  км  от  Алакуртти до  Голубых Озер  нам
придется выложить 500р ($20) на троих,  т.е., примерную стоимость проезда от
Москвы  до Кандалакши. -- "Ну хоть за  450"  -- "Вы  что,  думаете, мне жить
надоело? Если кто узнает, что я за столько повез, -- ..."

     До Голубых Озер ехать 1.20. Еще совсем не поздно, но мы решаем не рвать
когти, а  спокойно  построиться за остаток дня  и  не  плыть.  А завтра  уже
вломим.

     Волнующий  момент:  открывается  первая  раскладочная  бутыль.  Адмирал
разливает по первой. За начало похода! Пить нам, впрочем, придется вдвоем --
Татьяна будет лишь созерцать всякий вечер наши довольные физиономии.




     Сплав  начался  с  1--1.5  км по  мелкой речке до  озер.  Озера  узкие;
скалистые берега  вздымаются высоко вверх, не оставляя мест для стоянок. Как
же быстро идет КНБшка! Моя одноместная Ласточка не  поспевает за ней, как ни
стараюсь.

     Озера  разделены  небольшими перекатами. После последнего озерка справа
впадает бурный приток.  Это  и есть Карельский Башкаус. Минуточку, по другой
версии, это как раз мы  впадаем слева в  Кутсу, оставляя выше по течению  ее
верхний каньон.

     Обед на  стрелке. Перед  обедом просматриваем Башкаус  до Щечек. Зуб  в
Кавказском, конечно, устрашающий. Но в  целом каньон идти можно,  вода есть.
Зря  туда  не забросились.  Но теперь уж  не  стали  заноситься  наверх: нет
времени, надо идти вперед.

     [А потом  один егерист рассказывал нам, как он залег  в самом последнем
пороге. Выставил вперед весло,  как того требует техника безопасности, чтобы
не считать камни ногами. Весло сломалось.]

     После двух перекатов нас ждет первый порог -- Сомнительный. В нашу воду
(выше среднего) проблем с  проходимостью (негабаритов) нет: первый  слив под
левым берегом; всходим на вал; второй идем по центру; затем -- сложный заход
в третий слив. Но это все пока на словах...

     Первым  идет Володя,  один.  Не  вписывается в траекторию после второго
слива и в результате, покорячившись, заходит на третий  кормой, между камнем
и правым  берегом. А  вот я прекрасно все обошел, захожу на третий слив -- и
ложусь на самом заходе при выполнении левого поворота! Вот те раз! Проплывая
мимо зрителей, машу  рукой, улыбаюсь  в  камеру: мол, порядок.  На катание и
исправление ошибки времени нет, идем дальше.

     Муравей: прямая струя, ничего хитрого. Но меня снова положило. Нет, мне
сегодня, ПОЛОЖИтельно, не  фартит. Зато  как повезло зрителям видеофильма...
Ласточка  застряла  в  жестком  улове  за последней  бочкой, пришлось ее  на
спасконце вытягивать.

     Два  киля  подряд,  да  еще  в  самом  начале  похода,  заставили  меня
задуматься о принципиальной пригодности  меня и судна  моего для прохождения
сложных препятствий. Что я делаю не так? Предварительный вывод, к которому я
пришел: сижу слишком высоко, и это лишает Ласточку остойчивости. Убрал герму
из-под зада, -- и, впрямь, дальше все пошло, как будто, поспокойнее.

     Порог БСТ  шли  по  правой  канализации,  так как  попадать под  Убийцу
совершенно не хотелось. И  вот  мы уже  обносим  водопады.  На Мамане  очень
кстати оказались веревочные  перила, которые еще не успела убрать предыдущая
группа скаутистов,  тут же  и стоящая. Вставать бы уже и нам... Перечалились
на правый  берег и  начали обустраивать лагерь. В поисках дров  Володя полез
куда-то наверх. Черех некоторое время  с пятидесятиметрового обрыва полетели
вниз, одна  за  другой, несколько  сушин.  Хватит  не на  одну  группу.  И в
заключение сего боевого дня -- 200 грамм "килевых", залпом.




     Байдарка нуждается в ремонте, а водопады -- в съемке. Поэтому мы делаем
полудневку и  выплываем  только  после  обеда,  около часа.  Смотрим Тесный.
Нехороший  прижим.  Адмирал идти  не  советует,  объясняет,  где именно меня
завалит. Нехотя соглашаюсь. Перетаскиваем лодки, плывем дальше.

     Шивера Длинная: мощная штука. Просмотрели  ее начало по левому берегу и
прошли обычным порядком. На выходе оказалась мерзость.

     Слив Ступеньки показался нам необычайно  грязным, и было решено  пройти
его "по-коссовски" -- совместить обнос с ночевкой.




     В этот день я теряю свое любимое весло.

     Происходит  это так:  Володя  и Таня перетаскивают  свои вещи  в  конец
порога  и  советуют мне поступить  так же: никакого спортивного  интереса  в
прохождении нижней шиверы нет. Мне лень это делать, и я иду шиверу. Отчалил,
стал почему-то на ходу затягивать фартук, лишь  легонько  придерживая весло,
--  тут-то его и  смыло. Кое-как выскочил из лодки и  зачалил ее,  но  весла
спасти уже не успел. Что же это за злая такая река -- будто,  нарочно всякий
раз стремится показать, как мне еще далеко до совершенства! Вот, не послушал
адмирала -- и на тебе.

     Беру  запаску,  непривычно  тяжелую после  килограммового,  безвременно
погибшего изделия фирмы "Паганель". Плывем дальше. Проходим Малый Каньонный,
по-другому -- Струя; снимаем друг друга на камеру.

     Порожки.  Последний  из  них  --  слив с плохо читаемым  проходом,  без
четкого места  выхода основной струи. Володя идет  без просмотра. Я тоже иду
сходу,  но  захожу  немного  не там, правым баллоном торможусь  об камень  и
аккуратно  въезжаю в бочку лагом. Киль.  Черт побери, эта  река  не  прощает
ничего!  Залез  обратно  в  Ласточку  прямо  с воды,  и  мы поплыли обносить
Водопадный.

     Порог  Водопадный  впечатляет. На  текущий  момент это самый  серьезный
порог,  который я видел  (Оба-на, разумеется, не в счет). Даже теперь, после
напряженного сплава по саянским рекам Оке и Ие, я не  считаю себя  готовым к
прохождению первой  ступени на малом судне. Но будем потихоньку  тянуться  к
этой высоте.

     За время  обноса мы  видели две  попытки прохождения  первой ступени --
Скаутом и полиэтиленовым каяком. Ни одно из них не  увенчалось успехом. Киль
каяка  Володя  заснял  на  видеокамеру,  кто считает это  своей  заслугой --
обращайтесь.

     Встали  на  ночь  за следующим  порожком.  Стоянка здорово оборудована:
лестница от воды на площадку, стол.




     Это наш самый  длинный ходовой день. Выход, как обычно, в девять  утра.
Вскоре  вплыли в Тумчу и подошли к порогу Карниз.  По-хорошему, Карниз  надо
осматривать с острова,  но  мы поленились и смотрели  с левого берега. Вдоль
порога стоит масса групп.

     Маячу  с  камерой ниже  главного слива. КНБшка заходит  левее  обливной
грядки и исчезает в месиве после слива. Через непродолжительное  время лодка
вновь  появляется.  Экипаж пытается  держаться  за  обвязку.  Таню, впрочем,
вскоре отрывает  от лодки, она эффектно  ныряет  в выходной метровый  вал  и
удаляется  в улово.  Как она  потом рассказывала, это  ее первый киль, очень
понравилось.  Володе  удается  прибить  КНБшку к  тому  месту  берега,  куда
прижимает струя, но, испугавшись  за  Таню, которая пропала из виду,  он  на
время  оставляет заботу  о  судне,  и лодку  сносит. Спасработы продолжаются
долго. Наконец все собираемся у костра. Хозяева его проявляют заботу о нашем
адмирале, наливают ему спирта. Мне сказано не идти порог. Жаль: как бы я там
кильнулся! А, может, и прошел бы: слишком уж не везло мне до этого.

     Соседи   удивлены  смелостью   экипажа   КНБ:   сами-то   они   обнесли
катамаран-двойку!  После  того, правда,  как  положили  ее в Яме,  мужик там
варился в  бочке.  -- Пусть  Юрин  не  пишет, -- говорит он, --  что в бочке
"темно,  холодно  и  дышать  хочется".  Там  совершенно  светло!  Остальное,
впрочем, верно.

     Каньонный  и  Змея: серия  порогов  мстинского типа. Мы были уже  и так
мокры от дождя и поэтому  избрали путь с минимумом валов. Змею, в частности,
проходили по левой протоке.

     В пороге  Шляпа наиболее сложен первый слив: сваливающийся справа отбой
от  скальника  "запирает" основную струю. В правой протоке струя с  высокими
жесткими валами. Мы были уже уставшие и решили порог не идти.

     Пошла  пилежка.  Сперва  по   Тумче,  затем  по  Тумчаозеру  на  юг.  В
результате, стартовав с Кутсайоки, мы в десять вечера закончили день в южной
оконечности   Тумчаозера.  Идея  адмирала  плыть  ночью,  пользуясь  штилем,
поддержки не получила.




     Доплыли до конца Тумчаозера и протащились через мелкую, узкую протоку в
Рувозеро. Обедаем уже перед проливом в Соколозеро.

     Вроде,  тихо, но впереди  маячит  туча. Тем  не менее, мы  выплываем на
середину Соколозера. И  тут  поднимается  волна  с  ветром в рожу.  Меня  на
Ласточке  подкидывает  будь  здоров.  Но  все  обошлось.   В  устье  Левгуса
завершился наш сплав.




     Первый день пешки,  выход  в начале  десятого. Идем  вдоль  Левгуса  по
хорошей,  но  местами теряющейся тропе. Получаем  справа дорогу.  Выходим  к
озеру -- и видим: две здоровенные  палатки, и вездеход стоит. Здесь дорога и
кончается. Много, должно быть, рыбы в озере, коли они не поленились  заехать
в такую глушь.

     Желая  перебродить реку,  идем вдоль  нее  вверх по течению  до  первых
шивер. Там оказывается по щиколотку. После брода обедаем.

     Далее путь наш лежит  в гору. Поднимаемся  до точки 241.  Тяжко. У меня
рюкзак 40, у Володи -- еще больше. Татьяна героически несет тридцать. Комары
одолевают. Идем короткими  переходами и, вроде, держимся. Перевалив основную
гряду, встаем на ночь в 20.00,  неподалеку от озера Пихлиярви, на ручейке, в
него впадающем.




     Володя в очередной  раз нас изумляет. Ранним утром,  пока  мы спали, он
сходил на близлежащее озерко  и на этом крошечном лоскутке воды наловил уйму
красной рыбы -- за раз не съели.

     Продолжение  пешего  перехода:  вдоль правого берега  Пихлиярви,  затем
спуск--брод--подъем,  после  чего  от  озерца  по  просеке  на  юг  еще  три
километра.  К обеду мы наконец  достигаем нашей цели -- Паанаярви  (я пишу с
двумя  "а", как  у них на домашней страничке; на карте -- с одним). Длинное,
узкое озеро в расщелине между горами; при ширине в километр, глубина доходит
до 136 м -- действительно, маленький Байкал.

     Делаем  на озере  полудневку. Народ собирает КНБ, я  хожу  по окрестным
горам и собираю грибы. Рыболовной активности не проявляем, так как находимся
на  территории национального парка.  Тут ведь,  вообще  говоря,  официальное
разрешение  на  вход  нужно  иметь.  Кроме  того,  где попало,  с костром не
встанешь, а, где можно, -- там сколько-то и кому-то нужно заплатить. Поэтому
не стремимся к контакту с людьми. Иногда проплывет кто-нибудь на моторке. Но
нас не трогают.




     Пересекаем озеро и вплываем в Олангу. Мощная река, кубов на шестьдесят.
Несложные  порожки  типа  "попрыгушки-по-валам".  Входим в каждый  из них  с
опаской:  нам,  не  имеющим лоции, приходится все время  помнить  о страшном
водопаде, который на Оланге, вроде бы, есть. Через  55 мин. после  истока --
мост с дорогой; видимо, это главная транспортная артерия парка. Еще примерно
через час река делится на две протоки. Основная -- левая, но можно идти и по
правой. Забегу вперед: если пойдете по левой, то вам предстоит обнос, а если
по правой, то, скорее всего, нет.

     Через 90 мин.  после моста -- густой шум. "Ну, все, это оно" --  думаем
мы,  а оказывается  не  очень сложный порог. Не выше трешки, но  просмотреть
порекомендовал бы, не вполне там было чисто.

     Через пять минут после порога -- водопад  Киваккакоски. Чалка к  левому
берегу. Широченная белая  лестница сбрасывает 12 метров  менее, чем за  сто.
Главная струя  идет под левым берегом. В принципе, этот порог, наверное, был
бы проходим, если бы не грязный 3-4-метровый слив в первой ступени. Обнос по
левому берегу, лучшее  же  место для  обозрения  и  съемки водопада,  на мой
взгляд,  на  правом берегу, ниже протоки,  что впадает справа. Это та  самая
меньшая протока, ответвившаяся, если вы помните, 3--4 км назад.  Вся могучая
высота водопада сбрасывается в ней плавной километровой  шиверой, специально
для  тех,  кто не желает обносить. Впрочем,  честно  скажу, что  выше начала
шиверы я эту протоку не просматривал, может быть, там есть что-то еще.

     Водопад находится  у самого  подножия горы  Кивакка  (499 м)  -- второй
достопримечательности, из-за которой стоит  сходить на Олангу или, хотя  бы,
подняться  по реке 3 км из Пяозера. Почему-то народ на гору  не  захотел, и,
договорившись  о  месте встречи на ночлеге,  я  отправился в  радиалку один,
спрятав Ласточку в кустах и даже не разгидрившись.  Кстати, с выбором кустов
будьте аккуратны: вся местность густо заселена.

     На Кивакке с уровня 400 м лес кончается и  начинается  горная тундра по
типу хибинской. Верх горы представляет собой небольшое плато размером до 1.5
км, испещренное скальными  расщелинами; в некоторых из них имеются озерца. В
низинах растет морошка, и вы  имеете хороший шанс наесться  ею до отвала без
того,  чтобы быть съеденными  сами. С  вершины -- прекрасный  вид на Олангу,
водопад  и гигантское, необъятное  Пяозеро, дальний холмистый берег которого
даже  с Кивакки едва виден.  Обязательно заберитесь на эту гору. Снизу  она,
возможно, смотрится не так эффектно.

     Спустился вниз на шум  водопада.  После небольшой шиверки меня встретил
затопленный лес Кумского водохранилища. Ушел направо за остров и меньше, чем
через час, заметил на  берегу знакомый  голубой  тент. Я приплыл как  раз  к
вечернему разлитию.

     Вечером Володя вытащил крупную щуку, килограмма на три. Только свернули
спиннинг, как,  откуда  ни  возьмись,  появился катер. Рыболовная  инспекция
приветствовала  нас, мы  же больше всего  боялись, что  щука  в траве начнет
прыгать.  Рыбнадзорщики  и  прояснили  нам сущность  речки  Тавайоки.  По их
словам,  не  мы первые, кто на  этом накалывается.  Ранее  Тавайоки пыталась
пройти  группа из  Питера, тоже, видать,  большие любители  искать  речки по
картам.

     Что  ж,  значит, зря разобрали КНБ.  Зато -- не будет  второй пешки. Не
меньше двух дней потеряли бы мы на этом. А время дорого: впереди -- Саяны.




     Наперегонки  с катером  плывем к устью  Тавайоки. Мы плывем  все время,
катер  же  делает  продолжительные  остановки  в  разных  красивых   местах.
Наверняка,  они  занимаются  как  раз  тем,  что  запрещают  делать нам.  До
оконечности мыса плывем при попутном ветре, а после обеда, завернув за него,
получаем встречный.  Ласточка совершенно не пригодна для сплава  по  озерам:
она всходит  на все валы,  и  каждый раз  волна аннулирует действие  гребка.
Полчаса плыл я на траверзе одного небольшого мыска, никак видимым образом не
сдвигаясь. Даже казалось, еще немного, и я буду унесен в открытое море.

     Постепенно волнение стихает. Байдарка  дожидается меня, и мы продолжаем
путь.  Доплываем до первого порога реки Тавайоки. Водопадик.  Действительно,
воды  нет.  Тавайоки --  это просто  ручей.  Обсуждаем  такой  вариант,  как
заброска на Писту. Нет уж, лучше иметь лишние  дни в Москве для подготовки к
Саянам. Значит, выезжаем.




     Солнечный  день   позволил   нам  досконально  высушить   все  вещи.  В
соревновании,  что  последним  высохнет,  с  хорошим  отрывом  победили  мои
неопреновые  носки.  Ходил  в разведку на трассу Пяозерский -- Паанаярви. До
нее 2.5  км, до  Пяозерского оттуда -- 46. Тавайоки под мостом смотрится еще
более жалко, чем в устье. По-моему, на трассе даже нет таблички. На обратном
пути набрал немного подосиновиков.




     В  9.00  выходим,  в  9.30  мы  на трассе.  Через  2.5 часа  появляется
легковушка.  Полным-полно народу.  Предлагают  вернуться  за  нами за  540р.
Отказ.  Еще через  полчаса нас забирает Уазик, совершенно бесплатно. Вернее,
водила долго отказывался прежде, чем взять предложенную Володей пятидесятку.

     В Пяозерском сидим до автобуса на Лоухи (18.30; предыдущий -- 13.30). В
Софпороге  -- погранпост; у нас забирают паспорта и держат  весь  автобус 25
мин. Затем мы продолжаем путь.

     В  Лоухах  есть  круглосуточная столовая --  рекомендую. Там  же  можно
купить и  хлеб. Выглядит это так: -- Можно купить у  вас хлеба? -- Мы хлебом
не торгуем.  -- [тут появляется грузин]  --  Как  это не  торгуем?  Я  здесь
хозяин, пойдемте со мной, ребята.

     В  23.20  садимся на  скорый  поезд  133. Это  бывший пассажирский 343,
несмотря на смену категории идет он по старому расписанию. Прибытие в Москву
в 4.34.




     Едем. На Медгоре встречаем обратный поезд 134, которым Андрюха Каратаев
должен заезжать на Беломорскую Шую. Но самого Каратаева найти не успеваем.

     Зато нас ждет другая  встреча: часть народа возвращается раньше времени
из детского похода в Карелию (рук. А.Савватеев). Обмениваемся впечатлениями,
показываем им наш фильм. Всем очень нравится, как я машу ручкой после  киля.
Допиваем "Казачка":  удивительное  дело,  но  поход  в  результате  кончился
раньше, чем водка.

     Все. Теперь предстоят Саяны.


     А. Тонис, 14.09.99.



                       A on wsegda bywal takoj

 From: Alex Korchmar (alxkor@hotmail.com)

     небольшой  комментарий  к  тексту  по манселькским озерам.  Пожалуйста,
добавь его туда, чтобы люди  знали,  как  _на_самом_деле_  обстоят  дела  на
Тавайоки.  Можно  - в своей редакции.  (вообще, текст несколько странный - я
вот не очень понимаю, почему люди, не пройдя толком ничего ни на  кутсе,  ни
на  тумче,  кильнувшись  чуть  ли  не  в каждой третьей луже и обнеся каждую
вторую, позволяют себе делать  далекоидущие  выводы,  ну  да  хрен  с  ними.
Интересно,  как они ухитрилсь по Оке пройти и не гробануться? "Водопадный на
малом судне" проходил, между нами, девочками, Дима Каган -  _вообще_  ничего
не умея, в первом своем каячном походе. И успешно прошел, заметим.)

     То,   что   они   пренебрежительно  обозвали  "ручей",  на  самом  деле
представляет собой  _чрезвычайно_  спортивную  речку.  То,  что  чайники  на
ласточке  не могут по ней ходить, а толстые пупындры не влазят, не означает,
что по ней ходить вообще нельзя.
     А  ручей  там  в стиле: речка шириной метров 15 в каком-то произвольном
месте сужается до метра. Под отрицательной стенкой. С падением три метра  на
десятиметровом участке. И бочка там, натурально, немаленькая. И так - все 12
километров с редкими плесиками по 20-30 метров. Вода на плесах _течет_. Я  в
такой ручей лезть ни морально, ни технически не готов.

     Речку  прошли  (видимо, можно считать первопрохождением, хотя, конечно,
не они одни  там  были)  на  полиэтиленовых  каяках  этим  летом  ребята  из
Октопуса.  По  словам  Крайнова,  река - честная малорасходная четверка. Без
всяких приставок "карельская". Судя по фотографиям -  так  и  есть.  Водопад
метра  три, прижим под отрицательную стенку и прочие радости, коих в Карелии
"не бывает". (желающие на них  посмотреть  -  приходят  в  клуб  Октопуса  и
смотрят)
     Спортивный  участок  -  около  двенадцати  километров,  практически без
плесов.  Заброска - по дороге через Софпорог (застава!) до  моста  в  нижнем
течении   (кстати,  табличка  там  _есть_;)  и  вдоль  реки  вверх.  (ребята
забрасывались иначе и получили массу удовольствия, продираясь через  вековую
тайгу  с полиэтиленами - лес там не рубили, похоже) Завалов практически нет,
за исключением одного большого в самом верху.   Единственное  пригодное  для
сплава  судно  -  полиэтилен, от байдарок или КНК - одни уши доедут, падение
больше 10м/км, для ката-двойки - слишком много негабаритов.
     Воды  не  так  уж  мало  -  если учесть, что в этом году в Карелии было
вообще _очень_ мало воды. Думаю, по нормальной для июня-июля  воде  там  все
станет существенно страшнее.


Популярность: 14, Last-modified: Fri, 19 Nov 1999 05:47:12 GMT