From: Nikolay.Springis@p39.f423.n5020.z2.fidonet.org
 Date: 10 Apr 1998


                          - Все вы тут - водяные крысы чучундрии
                          Из вас делают шубы и шапки!
                          ... Для меня.

                                         Ленка АКА Зеленый Зверь

     Выхожу  из  дома с каяком на спине. Спать хочется до одури
(вчера потратил вечер на безуспешную агитацию, а полночи  -  на
сборы).  Под  ногами хрустит ледок, но день обещает быть ясным.
Вроде, все, как обычно. Наивный, если б знал...
     Собираемся у фонтана на Курской. Тимка - в крутом прикиде,
Борька - чуть ли не в телаге, каяк - отдельно, рюкзак отдельно.
Рожи  решительные,  и  это  радует.  Электричку штурмуем с ходу
(повезло  -  могли  заторчать  часа  на   полтора).    Курский,
однако...
     Выбираемся в Чехове, бодренько шлепаем к реке - сначала по
шоссейке, потом - по шпалам, доходим  всего  за  40  минут,  по
карте  - километра 4... Пойма. Поля наполовину в снегу. В глаза
бросаются   следы   жуткого   паводка,   схваченного    прошлым
похолоданием.  Забереги  висят  в  воздухе на высоте полуметра.
Обидно,  но  воды  и  сейчас  -  как  в  средней  Малой  Истре,
пешеходный мостик лежит на воде. Значит, должны просочиться.
     Пока    собираемся    (и    халявим),    погода    заметно
портится. Определенно холодает. У берега потихонечку  наростает
новый  припай.  Весь  берег  покрыт паводковым льдом толщиной с
полпальца, он стеклянно  ломается  под  ногами  -  лишний  шанс
порезать шкуру. Нужно будет учесть...
     Фирменный  Тимка  падает  в  воду  первым  и  крутится  на
струйке. Шмотки под цвет  каяка  смотрятся  красиво.  У  Борьки
сложности  - не может вписаться в арендованный каяк, даром, что
двухбаллонка. Проблемы и у  меня  -  новая  рефлексовская  юбка
принципиально  не  налезает  на  очко  (  а дома ведь налезала,
подлая!) Замерзшие пальцы слушаются погано, а кондовый эспандер
по  периметру юбки злобно издевается и вырывается из рук. Народ
висит под берегами и нетерпеливо  смотрит  на  это  безобразие.
Ладно, поехали.
     Шлепают  весла. Звенит вода под форштевнем. Но вот и новые
странные звуки - шелест и  звон...  Это  отрывается  от  берега
свежая  шуга.  Вдруг  -  плюх!  Оторвался  от  обрывчика старый
заберег,  потом  еще...  Плюююх!  Воду  на  приличной  скорости
рассекает  острая  морда.  Ондатра,  привет...  Общаться она не
хочет и быстро сматывается куда-то под берег.
     Через  500  м  идилия  кончается.  Борька,  идущий первым,
предпринимает странные маневры, потом ретируется  и  объявляет,
что  приехали  -  обнос.  Пытаемся  вылезти  на берег в ледяной
скорлупе. Получается не сразу - у берега довольно  глубоко,  на
ровном   месте   -   чистый  лед.  Тащим  лодки  через  бревна,
сбрасываемся опять. 200 метров - и  снова  обнос.  Хорошо,  где
есть  снег  -  можно  волоком...  Где-то  я  уже  такое видел -
конечно, в среднем течении Льняной! Там  бобры,  помнится,  всю
реку   завалили...   Всматриваюсь   повнимательнее   -   вот  и
характерные конические пеньки. А вот и сам виновник неторопливо
чешет  по стволу упавшей вдоль берега столетней осины. У, шапка
брежневская, какую речку нам испортил...
     Проходим  село Люторецкое. Перед капитальным мостом - шумы
и явно видимая ступенька. Чалимся - и правильно.  Старый  мост,
обрушившись  в  реку, создал там классный порог с двумя сливами
0.7  и  0.5,  между  ними  -  бетонные  глыбы  и  плиты.  Порог
достойный,  но  одно _но_ - из обломков конструкций, плит, даже
из глинистых береговых откосов торчат ряды арматуры любой длины
и  сечения. Думаю, что и для полиэтиленовой машины тут найдется
достойный двутавр. Вяло, для порядка, подначиваем друг друга на
проход и обносим каяки по колено в глине.
     Впала  речка Люторка, воды прибавилось. Местами попадается
очень интересная струйка. На какое-то время завалы уменьшаются,
скорость  сразу  возрастает.   Появляется  надежда, что до цели
нашего плавания - поселка Новый Быт - мы все-таки  доберемся...
Мечтая  подобным  образом,  вплываем  в  Крюково.  Мужики  поют
_Стеньку Разина_. Борька жутко травит одним бортом, но уверенно
возглавляет  колонну. На  береговом припае он обнаруживает двух
гусей и вступает с ними  в  переговоры.   Судя  по  итогам,  на
вертел они не хотят. А вот за деревней - началось!
     Обнос,  обнос  -  ну  когда  же  они  кончатся, проклятые?
Лавируем среди древесины, ищем чалку - а  это  ой,  непросто...
Влезаем в какой-то заливчик - ванночку с полуметровыми бортами.
Тимка каким-то образом вылезает,  Борька  при  попытке  вылезти
киляет  каяк,  но  сам  приводняется  на ноги. Слышится русское
слово - окажется, гидрик течет по развилке. Пользуясь тем,  что
оба  орла  рядом, предпринимаю тюлений финиш (c) (Стас Шлык), и
меня извлекают на берег вместе с каяком.
     Вечереет,  откровенно  холодает. Юбка застывает, как кусок
фанеры, и не надевается уже ни на что. Флис под гидрой выручает
немеряно, но на неопреновых перчатках начинает нарастать лед, и
отогреть его  становится  все  проблемнее.  В  какой-то  момент
правая   рука   отключается   вовсе,   но  тут  -  слава  Богу!
-   приключается  очередной  обнос.  Сдираю  с  руки  проклятую
перчатку и сую руку в шапку из поларки. Понемногу  отходит.  До
следующего завала можно жить.
     Солнце  неумолимо  клонится к закату. Ясно, что отваливать
придется  от  моста  автострады.  Находим  перед  мостом ровную
полку,  втаскиваем  корабли.  Искупавшемуся   Борьке   особенно
хорошо.   Вылетаем из полумокрых доспехов, их тут же схватывает
морозом.   Рукава  флисовой  куртки  гремят,  как  пергаментная
бумага.  В  принципе, можно бы и водочки, но ее нужно приберечь
на водилу.  Тяжело вздыхаем и начинаем разбираться.
       Процесс  тяжелый. Лодки со всех сторон покрылись пленкой
льда,  баллоны  примерзли  к   шкурам.   Гайки,   правда,   еще
выкручиваются,  стыки  -  тоже. Руки прилипают к каркасу. Рядом
Тимка хвастается, что залил стыки своей лодки машинным  маслом.
Самый   тяжкий   процесс  -  снятие  шкуры.  Долго  обстукиваем
задубевший полихлорвинил, прежде чем он отпускает каркас.  Вода
внутри   лодки   тоже   давно  замерзла  и  высыпается  в  виде
кристаллов.
     Рюкзаки  пакуем  уже  в  сумерках.  Наскоро перекусываем у
символического костерка и выползаем на дорогу. Сразу становится
ясно,  что  попутка не светит - по дороге летят одни трейлера и
иномарки. Делаем вид, что  не  очень  и  хотелось,  и  начинаем
10-километровую пешку к Шараповой Охоте.
     Становится  довольно  погано. Лямки перехватывают дыхалку,
яростно жмут новые ботинки (зато хоть  разносятся...),  гнусное
ощущение  холода  и  жары  одновременно.   Да,  старость  -  не
радость, а точнее - мало пешком последнее время  ходил,  вот  и
схлопотал.  Мужики  хорохорятся  -  мол,  поход  должен  быть с
пешкой, - но после поворота  к  переезду  впадают  в  пофигизм.
Тимка,  знаток  здешних  мест,  вещает,  как  по  курсу  должен
появиться сначала прожектор на мачте, потом - светофор, а после
-  огни  переезда.  Да,  все  так,  но  как медленно... а домик
путевого обходчика  натыкаемся  внезапно  -  неужели  настолько
наелись? Последний переход по шпалам - и мы вылезаем к каким-то
пакгаузам на задворках станции.
     На  часах  -  полночь.  Последняя  электричка  отвалила  в
десять.  Пустынно,  холодно,  лают  собаки.  Борька  натягивает
подмоченную куртку - на рукавах натеки льда.  Связь с Москвой -
на нуле.  О  том,  что  происходит  дома  -  лучше  не  думать.
Вариантов  поведения  два - совершить еще один пеший переход до
Тимкиной дачи  и  задрыхнуть  там,  или  доехать  на  последней
электричке  до  Серпухова,  позвонить  оттуда и переночевать на
вокзале. Решили ехать в Серпухов.  Борька  остался  при  особом
мнении.
     В  электричке узнаем, что вокзал могут и закрыть на ночь -
это подбавляет оптимизма. Ползем по виадуку к вокзалу, и тут на
нас  набрасывается толпа частников. Везти в Москву готовы все -
но за  такие  бабки  можно  нанять  и  вертолет...  Я  согласен
априори,   а   народ   (странно  -  видать,  крепко  наломался)
безмолвствует. Пока я звоню  по  межгороду,  Тимофей  уламывает
водилу развести всех по домам.
     Вваливаюсь в "универсал" - наконец-то, хоть где-то на этом
свете  может  быть  тепло...   Обратная   дорога   перемежается
периодами  отключки.  Вылезаю  у  подъезда,  а  меня напяливают
рюкзак. Долго пытаюсь попасть ключом в скважину. Ленка не спит.
     - у, и где же тебя носило?!...
     - Я сегодня весь день за жизнь боролся...
     - С самим собой?!

Привет. Николай.

Популярность: 9, Last-modified: Fri, 10 Apr 1998 13:31:24 GMT