Date: 19 Sep 1997
 From: Roman_Holonivsky@p33.f95.n462.z2.fidonet.org

      Из рассказов паука-путешевственника
      Курица не птица...
                                       Поделись улыбкою своей
                                       и она к тебе не раз еще
                                       вернется



       Пишу  я  это  сочинение  исключительно  по просьбам моих
знакомых и друзей. Основной целью ставлю показать мое отношение
к  жизни,  в  частности, в Польше. Исходя из этого не включаю в
произведение  технической  информации,   которая   может   быть
интересной  для  какой-то части читателей. Эта информация будет
освещена в соответствующих эхоконференциях или сообщена в  виде
ответов  на конкретные вопросы. О Первой международной сысопке,
которая послужила мне  толчком  для  двух  велопутешевствий  по
Польше,  уже  вышло  несколько отчетов других ее участников, по
сему  не  имея  желания  повторяться,  я  описываю  сысопку   с
несколько философской точки зрения.

       Думаю,  уважаемый  читатель проведет приятные минуты при
чтении этого сочинения.

            Желаю удачи!

      Львов, сентябрь 1997 г.               Роман Холонивский





      Наконец окончены сборы. Впереди ожидает такая манящая и в
тоже время будоражащая душу неизвестность. Это состояние души я
для  себя называю "энтропия". у что ж...Где наша не пропадала -
в путь!

      С Богом!

      До украинско-польской границы меня вызвался проводить мой
товарищ и большой любитель приключений. Назовем его  Юрием.  По
дороге  разговорились  по  душам.  Вообще  несловохотливый  Юра
рассказал о  своей  жизни  и, в частности,  о  велопутешевствии
нелегалом  по  Европе.  Семь  месяцев  он  провел  в Голландии,
пережив кучу приключений и заработав таки медведя в паспорт. Но
Бог  был  милостив  к  нему  и сейчас он мирно живет и содержит
семью во Львове. Оказалось Юра имеет  большой  опыт  не  только
велопутешевствий,  но  и  в  автостопе.  На  его  счету  стоп в
Украине, Белоруси, России,  Прибалтике,  а  также  в  Польше  и
Чехии.  За  разговорами  километры  дорог,  как, к сожалению, и
время летели быстро. Вот уже и Рава Русская, а за ней - кордон.
Пришло время расставаться.



       Обогнав  машины,  стоящие в километровой очереди, прямым
ходом проезжаем шлагбаум.  Тут  нас  останавливает  пограничник
вопросом:
      - А талончик?!!
      - Какой талончик?-недоумеваю я.
      - Что, первый раз?
      - Да, первый...
      Пограничник улыбнулся и вручил какую-то бумажку . Я был в
тот день первым велосипедистом. Как окажется скоро - не  только
в этот день. Мы попрощались с Юрой и разъехались.

       Разогнался  так,  что  чисто случайно проехал нашу зону.
Читаю: "Жечь Посполита Польска". Неохота возвращаться,  но  без
печати в паспорте о выезде не рискнул въезжать в Польшу.

        Попал  я  на  пьяного  таможенника,  которому  хотелось
показать свою власть:
       -  Поворачивай  назад и садись на автобус - велосипед не
есть траспортное средство,- прорек он с надменной ухмылкой.
       - ?!! Как не транспортное средство?
       - Транспортное средство имеет мотор,- важно ответил он и
степенно удалился. Подхожу к другому таможеннику, а он:
      - Иди к тому, с кем разговаривал. Ты едешь по его каналу.
Вот не повезло, думаю. Придеться убеждать этого пьяницу в  том,
что  у  него  еще  и  шариков  не  хватает.  Ничего  другого не
остается.  В  конце  концов  бдительный   страж   национального
багатсва   согласился   таки   со   мной   и  "любезно"  взялся
досматривать мой багаж. Что это  был  за  шмон-трудно  описать.
Скажу  только, что пришлось вскрывать даже коробок со спичками,
обернутый от дождя полиэтиленом и изолентой.

        Слава  Богу,  рядом  стоял  молоденький  пограничник  и
подбадривал меня словами:
      - Ничего, потерпи - он окончит досмотр и больше проблем у
тебя не будет.

       Со стоящей неподалеку будки на меня соучастливо смотрели
пограничники из паспортнного контроля.
       - Так будет с каждым велосипедистом,- оправдывая себя за
то,  что  не  нешел  в  моем  спальнике  ядерной  боеголовки  в
платиновом  корпусе  и  пряча  глаза  от  своих  коллег, прорек
таможенник после часового шмона.

       Как  приятно  после  всего этого было проходить польский
контроль, который заключался в ответах на пару-тройку  вопросов
и пожелания вслед приятного молодого пограничника:
      - Bansai!

      Польша встречала меня ощущением внутренней свободы.



       Дороги  в  Польше много лучше наших. Правда состояние их
очень зависит от воеводства. Наиболее  приятное  впечатление  в
том   смысле  на  меня  справило  Замостское  воеводство.  Даже
проселочные дороги  покрыты  высококачественным  асфальтом,  не
говоря  о  магистралях,  на  которых  догадались  предусмотреть
отдельную  полосу  для  движения  малоскоростных   транспортных
средств.  Правда  ездить  на  велосипеде по магистралям занятие
малоприятное:  шум,  смрад,  постоянное   нервное   напряжение.
Проходят  они на некотором отдалении от домов. Так, что даже за
водой съезжать иногда приходится в сторону. Да и спать под  шум
двигателей - тоже любителя надо поискать. Посему до Хелма решил
ехать второстепенными дорогами.

       Вот  когда я ощутил настоящее блаженство путешевствия на
велосипеде: едешь - кругом леса и ни души,  разве  что  раз  на
10-15 мин. прошмыгнет какой-то одинокий автомобиль. И местность
холмистая, ну прям - Прикарпатье,  родиной  запахло.  Кончается
лес-начинаются  поля  и деревни, словно едешь по такой родной и
милой сердцу Западной Украине. Хотя что говорить - Холмщину  до
войны в основном населяли украинцы.

       Вдруг в долине заблестело большое озеро, послышался крик
чаек. Что может быть лучше отдыха в  такую  жаркую  пору  возле
воды.  Может,  и скупнуться удастся. Как оказалось позже, озеро
принадлежит какому-то обществу чего-то любителей и мне пришлось
уматывать  после  вежливого  предложения  оставить здесь 30 Зл.
(все,  что  у  меня  было)   в   виде   штрафа   за   нарушение
негосударственной   собственности.   Правда,   насладиться  его
красотой и перекусить тут я все-таки успел.

      Ну вот и Хелм-город чем-то напомнивший мне Львов-такой же
холмистый с кривыми узкими  улочками.  Тут  без  проводника  не
обойтись.  Слава  Богу, я, не гнушаясь любой возможности и любя
поболтать, уже в какой-то мере успел овладеть польским  языком.
А язык, как говорится, Ивана до Киева доведет...

       Должен  сказать,  что  поляки оказались очень вежливым и
гостепреимным народом-часто случалось мне убеждаться в этом, не
смотря на некоторый их страх перед жителями СГ. Достаточно было
немного  пообщатся  с  новым  знакомым,  как  тебе   предлагают
разделить  вместе  трапезу:  ну  прям как у нас в старые добрые
времена.  Вообще  я  не  раз  убеждался  в  истинности  мудрого
высказывания:  "Кто  сможет  попросить  хлеба у человека на его
родном языке - никогда с голоду не умрет". С  кровом  похуже  -
люди  до  того  напуганы происшествиями в которых замешаны наши
соплеменники,  что  очень  редко  берут  на  ночь.   Я   всегда
придерживался правила - никогда ничего не просить, а когда дают
- брать, но тоже знать меру. Но два раза ночь заставала меня  в
населенном  пункте  и  приходилось  пробовать просить крова. Ни
один раз успешным не был. Следует отметить, что  одна  очень  и
очень   добрая   женщина   пожалела   меня  и  сама  предложила
переночевать на сеновале. Когда мы  прощались,  она  созналась,
что очень боялась, что я ночью приду в дом и перережу ей горло.



       После  приятной  ночевки  на берегу большого озера возле
Тернополя (не путать с г.Тернополь, что на Украине) я  двинулся
в  путь.  Погода  сильно  испортилась, дул неприятный встречный
ветер, местами моросил дождь. В голове роились навязчивые мысли
-  "Будет  ли  сысопка?  Может,  в связи с наводнением отменили
фестиваль? Как жаль, что в последние недели  я  не  мог  читать
почты!"  о  вот преодолены последние километры и меня встречает
наконец  Городок-цель  моей  поездки.  Расспросив,  где  должен
проходить  фестиваль  "Басовища",  подъезжаю к лесочку. И тут я
заметил указатель  на  бумаге  с  ключевым  словом  "Басовища".
Подъезжаю  и...  Какой  же  была моя радость, когда заметил там
фидошные  номера-значит  сысопка  будет!  Подписался  снизу   и
окрыленный подъезжаю к палаточному городку. Расспросив польскую
молодежь  о  фидошниках,  подъезжаю   к   месту,   обозначеному
белорусским  флагом.  Меня встречают фидошники Беларуси. Тут же
из палатки вылезают киевские фидошники. Так и познакомились.

       А  народ  все  прибывал  - при чем основная масса-разные
неформалы в рваных свитерах с длинными  волосами  и  штанами  с
заплатами  на  всевозможных интересных местах. На девушек, если
их можно так назвать, было трудно смотреть.  Их  вид  вызвал  у
меня чувство отвращения: разноцветные волосы, рабочие, в лучшем
случае - военого образца ботинки. В руках  сигареты.  Их  речь,
сильно  разбавленная  грубыми  словами,  то  и дело прерывалась
энергичными плевками во все  стороны.  Познакомился  поближе-за
этой  грязной  маской - добрые души. И отношение к иностранцам,
т.е. к нам, такое  добродушное-добродушное.  "Ambasada"  -  так
любовно  называли  они  наше место и ревностно оберегали его от
различных   посягательств.   Каждый   новоприбывший    приходил
персонально   поздороваться  с  представителями  амбасады.  Мне
объяснили это особое отношение к нам.

        "Басовища"   происходит  от  слова  БАС  -  Белорусская
Ассоциация Студентов. Этот ежегодний съезд уже лет 10  проходит
на  территории  Польши на бывших белорусских землях Белосточья.
Но представительство белоруссов по разным  причинам  тут  очень
невелико.

       В  тот  же  день  к  нам подошли представители польского
телевидения и взяли интервью. Пришлось наговорить разной чепухи
о   впечатлениях   от  поездки  по  Польше  (Какие  могут  быть
впечатления за  четыре  дня  пребывания  в  незнакомой  стране?
Через  некоторое время я ко многому относился с противоположным
знаком. Скажу более  -  после  полутора  месяцев  пребывания  в
Польше  я  превратился  из  либерала в пролетария, но сказать о
том, что мои  очки  преобразились  из  розовых  в  окончательно
прозрачные я до сих пор не могу. К счастью).

        Вечером   приехал   человек,   который  фактически  был
вдохновителем собрания русскоязычных фидошников из разных стран
Европы.  Благодаря  ему  собственно и удалось реализовать идею,
предложенную политическим беженцем (Ну уж  эта  политика!  Одно
это   слово   меня   коробит   и   вызывает  тошноту!)  Андреем
Ромашевским.  Имя этого человека - Алексей Сотник. Знаком с ним
я  был  более  года,  но  заочно.  Преимущественно из рассказов
Сергея Кройцмана, личной переписки и эхоконференции GERMAN.RUS.
Хоть   считается,   что  можно  узнаеть  человека  по  заочному
знакомству - это впечатление бывает иногда ошибочным. Встреча с
Алексом  перевернула  все  мои  представления  о нем. Это очень
сильный морально человек, что сразу же выразилось в его  мощном
приветственном  пожатии  руки.  Не  могу  сказать,  что во всем
согласен с его взглядами на жизнь, но считаю  Алекса  человеком
достойным большого уважения.

       Что неожиданно порадовало - это приятные подарки каждому
фидошнику. Правда, печально было наблюдать картину их  раздачи.
Люди  накинулись  на  Алекса, словно волки на задраную овечку в
ожидании разрешения  вожака  отхватить  себе  кусок  как  можно
жирнее.   Не  могу  сказать,  что  меня  не  охватила  подобная
жадность. Откуда она? Или от  тяжелой  (относительно,  конечно)
жизни  в  странах  СГ?  Или в природе человеческой заложено это
зело? Которое в критические моменты жизни  превращает  людей  в
животных.  Очнитесь,  люди!  Будьте  выше от этого дьявольского
зелья, которое рано или поздно может вас погубить! Слава  Богу,
раздача  завершилась,  и волки снова стали обыкновенными людьми
со своими болями и проблеммами. Да, человеком этого вечера  был
Алекс.

       Есть  одна  вещь  в  отношениях  местных (да и не только
местных) поляков к  украинцам,  которая  очень  польстила  моей
национальной  гордости.  Описать  ее  очень  трудно,  но  можно
сравнить  с  лезвием  ножа  -  по  одну  сторону   безграничное
уважение,   по   другую  -  безграничная  ненависть.  За  время
пребывания  в  Польше  мне  доводилось   стыкаться   с   обеими
проявлениями  этого  отношения, но я всегда старался находиться
на острие,  и,  слава  Богу,  мне  это  удавалось.  Меня  часто
спрашивали,  существуют ли в Украине казаки. Так случилось, что
в Польше, по крайней мере на Белосточье,  популярны  спортивные
клубы   с   названиями,   включающими  в  себя  слово  "казак".
Преимущественно занимается в них молодежь,  которая  происходит
из  православных  родов.  С  одним  из таких парней - поляком с
белорусского рода я и познакомиться на этом фестивале.

      Вечером удалось поговорить с белорусскими националистами,
взгляды которых  сходятся  с  боевиками  радикально  настроеных
украинских  партий.  Грузил их Алекс, но с какой целью я до сих
для себя пор не могу понять.

      Не хотелось говорить о политике, но умолчать об этих двух
моментах не смог - не политик я.




      О движении хиппи я знал только по наслышке, хотя встречал
их на улицах довольно часто. Ближе  познакомиться  с  ними  мне
удалось после окончания рок-фестиваля.

       Два  дня  непереставая  лил  дождь. Все мои вещи включая
спальник  промокли  навылет.  Слава   Богу,   Алекс   предложил
переночевать   в   его   машине.  Хоть  выспался  нормально.  В
воскресение  с  утра  дождь  немного   приутих.   Народ   начал
разъезжаться  и  через  пару-тройку  часов  поляна,  заваленная
кучами мусора, опустела. Что ж, думаю, поем - и в  путь-дорогу.
Разжег примус и приготовил суп из пакета: хоть времени много не
занимает. Присел на оставленную кем-то досточку и  принялся  за
обед.   Поляна  после  фестиваля  напоминала  мусоросвалку,  по
которой внимательно присматриваясь к  содержимому  различнейших
бутылок,  флаконов, пакетов бродил специфический народ - хиппи,
вызывая у меня невольную ухмылку  своей  детской  радостью  при
нахождении  целой  неразбитой  бутылки  (ее  можно  сдать)  или
отсыревшей пачки сигарет.
       Тут  ко  мне  подходят  двое  в  оборваной одежде, видно
голодные.
      - Привет, друг!
      - Привет, ребята!
      - Это вода у тебя в канистре?
      - Вода, конечно.
      - А можно попить?
      - Пожалуйста,-отвечаю я и продолжаю свой обед.
      - А что ты ешь? - спрашивает один.
      - Суп, как видишь.
      - А попробовать можно?
      - Да пробуй, ради Бога.
      Один из них отхлебнул из котелка:
      - А ложкой можно?
 -  Да  бери ложку, не стесняйся,- хотя о каком стеснении можно
говорить? Другой, увидев такую халяву, выхватил котелок  и  что
есть мощи отхлебнул. И тут же запрыгал, хватаясь рукой за горло
и попискивая от боли: суп-то свежесвареный еще не успел остыть.
Я чуть со смеху не давился смотря на возню этих голодных ребят.
Поев и поблагодарив меня за  мой  же  обед  оба  ушли  копаться
дальше в кучах мусора.

 -  Ну  что  ж, время не ждет,- подумал я, и начал собираться в
дорогу. А в голове копошились нездоровые мысли о том, что  надо
бы  просушиться:  ни  одной  одежки сухой нету, догулялся вчера
так,  что   не   заметил,   как   кто-то   открыл   мой   рукав
полиэтиленовый,  в  котором  я обыкновенно проводил ночи, и все
промокло. Дождь почти перестал и я,  раздевшись  до  спортивных
трусов  и  майки  тронулся  в  путь. Было воскресение, машин на
дороге  не  много   и   я   спокойно   ехал,   одевая   изредка
непромокальную  куртку,  когда  дождь окончательно начинал меня
донимать.



Популярность: 12, Last-modified: Wed, 24 Sep 1997 05:44:01 GMT