Эта  правдивая  история,  не рассказывает о каком-либо маршруте
или реке, это даже не история одного  похода.  Это  рассказ  об
ином.    Каждый  был  свидетелем  подобного.   Над  этим  можно
смеяться, но зачастую описанные здесь события являются причиной
многих трагедий на воде...

                             Игорь Моисеев
                             bfmb@biysk.rospac.ru
---------------------------------------------------------------

 Эссе  о  том,  почему  опасно  ходить  по воде, подтверждающее
известные слова, что пьяному море по колено, но не  призывающее
проверить эту истину.

 Это было несколько лет назад.

 Мы давно собирались сходить в поход по Катуни. Мы, это я-Игорь
и Слава: студенты политеха и начинающие водники.
 Своей  команды у нас еще не было, клубы потеряв финансирование
оборонки расформировались.  Вместе  с  клубами  жизнь  водников
угасала.  Долго  ждали  когда  кто-нибудь из знакомых пойдет на
воду. В один из дней в начале Июня звонит Саньков: "Парни,  тут
набирается    команда    на    Катунь,   возьмут   еще   двоих.
Согласны?"-"Конечно,  а  с   кем   идти?"-"Пойдете   с   Лысым,
Бородой...,  короче  завтра  приходите  к "Эдельвейсу", там и с
остальными  познакомитесь.   Они  Катунь  каждый   год   ходят,
наизусть  все  знают.  Ну  ладно,  пока.  Как  вернетесь  назад
звоните."
 За столиком у клуба "Эдельвейс" сидят трое мужиков. Знакомимся
"Миша  Плескач"  -  ростом  баскетболиста,  скромнейший  мужик,
грустным  лицом похож на Пьеро из "Золотого Ключика", а обликом
на несостоявшегося доцента - биолога.
 "Женька!!"-  огромный  детина в трико с коленками, клочковатой
рыжей бородищей и щедрой беззубой  улыбкой,  всем  своим  видом
утверждающий, что жизнь создана как бы специально для него.
 "Серега"-  крепыш в майке, интеллигент-самоучка в духе слесаря
Полозова  из  "12  Стульев".  Его  имидж  органично   дополняют
очки-велосипеды,  лысина,  небольшой  животик  и  хриплый голос
пивника-профессионала.  Затем подходят Эльдар Илясов-сухопутный
моряк,  представитель  коренных  народностей  Башкирии и братья
Серега и Леха Пильд - отпросившиеся  у  жен  отпускники.  "Едем
послезавтра"- у нас все готово.
 Все  Бийчане,  а  Женька и Эльдар приехали из Уфы. Мужики этой
командой ходят уже  несколько  лет.   За  нами  с  первого  дня
прикрепилось  прозвище  "студенты"  и  почему-то  одно  имя  на
двоих-"Игорь".
 Идем  в  восьмером,  на  четверке  и  двух  двойках.  Компания
веселая.  Трехмостовый "КАМАЗ"  до  Яломана,  почти  бесплатно,
обеспечил  Серега  Пильд.   Выезжаем  под  вечер,  чтобы к утру
строится.
 "Камаз"  под-завязку  набит шмутьем и людьми, которые на любой
кочке подпрыгивают до крыши. Ветер свищет сквозь порванный тент
и  не  закрывающиеся  окошки, унося последние остатки домашнего
тепла.  В  тентованом  кузове  подозрительный  запах:  две  15л
канистры  с  самогоном,  5  пластиковых  бутылок  с пивом и 10л
спирта источают неповторимые  ароматы,  из  кармашков  рюкзаков
торчат  поллитровки  -  это  обязаловка.  В условиях тогдашнего
дефицита  это  достойный  уважения  запас.   "На  воде   сейчас
холодно"  -  говорит  Миша  и  на  правах Главспирта предлагает
выпить 100 гр "за начало удачного сплава". Начало положено.
 А  вода  в  Катуни  18 Июня 19xx года шла коренная и не просто
большая, а огромная, кое-где подтопило дома  и  огороды,  смыло
заборы.   Незабываемое  зрелище, на высокой скорости забираемся
на перевал ЧикетАман. Ночь, фары "КАМАЗа" выхватывают  скальную
вырубку  и  одинокие  камни.  Две  белых  полосы  по обочинам и
безграничная черная даль,  в  которой  гаснут  два  галогеновых
луча.
 К  утру  наша команда добралась до Яломана. Солнце, тепло, как
говорится "даже теща из  земли  вылезет".  Но  только  не  наши
коллеги:  в  кузове  лежит  пара  безжизненных  тел,  еще  пара
улеглась в тени, под скатами колес.  Тяготы дороги сказалась на
состоянии этих железных парней, тут же лежит и пустая канистра.
В этом состоянии человека легко привести в сознание,  ему  надо
дать опохмелится.
 К обеду собрались и вышли. Огромная четверка с задней посадкой
(V > 3,5) и огромной кучей вещей посередине открывает  шествие.
Две  двойки коленки позади.  Почти до Ильгуменя болото. Течение
очень быстрое, мутные потоки подпирают берега и несут береговой
мусор.   Все шиверы на этом участке затоплены. Миша, который за
первый  день  пьянки  превратился  в  "Минича"   каждые   15мин
разливает  "100  сплавных".  На просьбы о закуске, его напарник
"Борода" отвечает - "По закуси идем!", и  зачерпывая  пригоршню
воды отправляет ее внутрь.
 Уже  утонул  мерный  стаканчик  и чтобы не потерять второй его
привязывают  прямо  к  канистре.  Все  желающие   остограммится
подходят  к  базовому  судну.   Перед Ильгуменем встали и вышли
осмотреться, ни о какой  страховке  речь  уже  не  шла,  просто
мужикам  надо  "отлить",  ну  заодно  можно и порог посмотреть.
Такого Ильгуменя, как  тогда  я  больше  не  видел,  отмель  по
правому  берегу  превратилась в ревущую шиверу затопив берег до
скальника. В центре  на  месте  валов  стоят  бочки  и  кажется
глотают  воду  в  свои  пенные ямы. Завороженные, глядим на это
буйство. Ну пора, мы идем вторые. Перед порогом у коллег- 100гр
"за  удачу". Порог все прошли удачно. После порога первые 100гр
"За успешное прохождение" плавно перетекают в  "100  сплавных".
За  мгновения  долетели  до  Кадринской  трубы. Во входе в нее,
несет как в канализации.
 На  знаменитых  Кадринских  сужениях,  стоячие  валы  около  3
метров. Спустившись с гребня вниз  видишь  перед  собой  стенку
воды и лишь маленький кусочек неба где-то недосягаемо далеко. К
горлу подкатывает комок,  затем  перерастающий  в  крик.  Мысль
только  одна, чтобы эти стены не сошлись.  Успешное прохождение
Кадрина на одном духе отмечается 150гр.
 Следующее препятствие малоизвестный Кузюрский, там нашу двойку
положило на валу с одеялом. Сами встали на ровный киль, немного
намокли  и  пошли  дальше.  "За  ваше  здоровье  200гр" норма у
мужиков растет.   Сами  они  тоже  изменились,  глаза  потеряли
привычный  блеск  и  стали  туманнее.   Язык приобрел живость и
оригинальность. Борода без перерыва рассказывал случаи из своей
инструкторской практики.
 Приближаясь  к  Шабашу  договариваемся  пристать  и  встать на
страховку. "Обязательно" - говорит Борода - "мы с Миничем, идем
первыми,  вы  чалитесь за нами, а четверка после вас. Шабаш еще
не скоро."  После очередного поворота видим  галечник  слева  и
глыбу  камня  справа.   По  описаниям  совпадает  с ориентирами
Шабаша. Никого ни на правом ни  на  левом  берегу.  Позади  нас
четверошники  наскоро  допивают  свои  нормы и занимают сидячее
положение.  Все ясно, Шабаш мы прозевали, идем напролом.
 После  правого  камня  открывается огромная беснующаяся бочка.
По скромным оценкам в ней можно спрятать трамвай или  небольшой
электровоз.   Боковым  зрением  замечаю не меньшую бочку слева.
Туда падает четверка.  Теперь наша очередь. Вытягиваем в центр,
гребок,  падаем  вниз,  судорожно  пытаясь зацепится. Следующим
ударом воды, нас накрывает и выкидывает оттуда.   Дальше  я  не
помню,  Первый  и  Второй  Шабаш  слился  в беспрерывную череду
валов.  У нас оверкиля не произошло.
 После Второго Шабаша ищем двойку Бороды. Вот уже и поворот, их
нет нигде. Надеясь на лучшее приближаемся к  левой  отмели  где
издали  заметили цветное пятно. Этим пятном оказался Борода, он
стоит на руках, выливая воду  из  ГЗМ.  Тут  же  стоит  двойка,
несколько  далее,  трюк  Бороды  пытается  повторить  Минич. Он
выкарабкался на берег и упал, больше без посторонней помощи  он
не  смог сделать ничего. Они с пьяных глаз просмотрели Шабаш, и
кильнулись в первой же  бочке.   От  ката  не  отпустились,  но
поставить  его не смогли, и их вынесло на эту отмель. Просто им
повезло, в худшем случае мы догнали бы их метров через 400.
 Кильнувшийся экипаж получает "100гр вне очередности".  Купание
пошло им на  пользу,  Минича  трясет.  Он  уже  трезв.   Борода
выжавшись  похож на мокрого терьера, его рыжая борода слиплась,
в ней блестят капельки воды.
 Отдышавшись  идем  дальше. Через поворот сужение. Лысый кричит
нам "Мужики, идите левее,  здесь  ворона  сидит,  она  нас  уже
третий  год ловит... ААААА...." Правый баллон четверки попадает
носом  в  крошечную   воронку.   Та,   видно   почуяв   жертву,
превращается  в чрево поглощающее в себя все, что есть на пути.
Четверку ставит свечой на носах, и вращает  почасовой  стрелке.
Оказавшийся  на высоте 2метров, кормовой Пильд выскальзывает из
шлей и падает в воду. Носовой Лысый с каждым градусом  поворота
опускается  под воду ниже и ниже, и вот уже, как шляпка шурупа,
на поверхности воды видна только  его  каска.   Эльдар  наверху
запутался  в  шлеях  и  болтается  на  них как елочная игрушка.
Глаза Эльдара полные ужаса и непонимающие  что  происходит,  на
короткое мгновение останавливаются на мне.
 Еще  мгновение,  хлопок  и  четверка  сделав оборот вокруг оси
падает оверкилем.  На месте воронки  гладь,  только  торчит  из
воды  рукоятка весла и медленно вращается. Тишина, потом словно
включили звук, матерки Лысого, кашель, крики  Пильда  старшего,
всплывает   Пильд-младший.    Морщась  от  боли,  отфыркивается
Эльдар, выкручиваясь из своих шлей.   Все  залезли  на  баллон,
попытки  перевернуться  на  воде оканчиваются неудачей, рюкзаки
отвисли и не дают завершить  переворот.  Идти  на  перевернутой
четверке  все  равно, что пытаться поднять со дна реки каменную
глыбу.  Мы и Борода зашли сзади  и  тоже  пытаемся  помочь  им.
Двойки  пружинят об баллоны и почти не помогают четверке. Выйдя
на берег, с огромными напряжением,  на  "раз-два",  с  третьего
раза  переворачиваем  ката.  Естественно,  после этого только и
разговоров о том как это происходило. Естественно,  что  версии
отличаются друг от друга, как негр от китайца. Естественно, что
завершается все 100гр за переворот.
 Последний оверкиль и 100гр добили команду четверки, лишь Лысый
сохраняет бодрость духа и один управляет ходом посудины. Эльдар
время  от  времени  падает  за  борт. Пилед младший просто спит
обняв дутик. На двойке положение еще хуже. 50% - ее экипажа  на
грани реальности и сна, остальные 50% перешли эту грань.  Минич
умудряется  справляться  со  своей  общественной  нагрузкой  на
отлично,  дозы,  как  всегда  отмерены  и  всегда по теме: "100
сплавных".
 После  Сумульты,  не  имея  возможности  больше идти встаем на
ночлег. Пришел гость пастух-Саня.  Он  находит  в  лице  Минича
щедрого  друга  и  нежного товарища. Но ненадолго, к вечеру они
устраивают соревнование по алтайской борьбе. Побеждает  Алтаец.
 Вышли рано, в экологически чистых условиях, наши компаньоны за
ночь отдохнули и посвежели. Утро без происшествий. К  12  часам
все  подогрелись  на  солнце,  и  стаканчик прохладной влаги из
канистры только приветствуется.
 Небольшое  номерное  сужение  за  Каянчей. Слева валун, справа
скальник, по центру настоящая  бетономешалка.  В  этой  мешалке
двойка  Бороды еще раз кильнулась.  В течение нескольких минут,
в улове, беспорядочно  всплывают  стаканчики,  весла,  каски  и
наконец   что-то   яркое  "спасжилет!!!"  -  "Но,  где  же  его
хозяин!!!", потом  появляется  голова  Бороды.  Делая  неловкие
движения   руками   он  пытается  самостоятельно  выбраться  на
перевернутую двойку. Минич железной хваткой вцепившись  в  раму
затаскивает  своего  менее  удачного  спутника, на нем тоже нет
спасика.  Без  затянутых  шлеек  они  соскочили,  пока  водники
купались в бочке.
 Наконец   все  на  месте.  Собираем  по  всей  реке  упущенное
снаряжение, не  удалось  спасти  только  оба  гидрокостюма,  их
обладатели  разделись,  решив позагорать и плохо их укрепили на
рюкзаках.  Цирк продолжается их попытками перевернуть катамаран
на  воде.  Устоять  на  скользком  баллоне  очень непросто и на
трезвую голову. Они правильно начали: встали  на  один  баллон,
зацепились  веслами  за  обвязку  и  наклоняясь  назад пытаются
опрокинутся, вся беда в том, что они зацепились веслами за  тот
баллон на котором стоят сами, трюк Мюнхаузена им естественно не
удается, вытащить себя за  волосы  из  болота  мог  только  он.
Благодаря  огромной  массе  Бороды  и смене баллонов посадка на
ровный киль завершается. Такое чудо отмечается троекратным  ура
и 100гр для согрева.
 На  стоянку  встаем  после  обеда,  так  как  команда не может
продолжать поход. После  нескольких  падений  Эльдара  в  воду,
привязываем  его  к  дутику  и  пытаемся пристать перед Куюсом.
Минич держит весло, как ложку  и  с  выражением  полной  апатии
ударяет  им  о  воду,  он  гребет.  На четверке Лысый с Серегой
вдвоем  чалят  катамаран.  Двоешникам  помогаем  мы.    Сил   у
Робинзонов  хватило  только  чтобы  выйти  на  берег. До самого
вечера по долине разносился  храп  туристов.  В  нашей  палатке
мучается  Слава, рискнув вчера выпить очередные 100 сплавных он
получил расстройство желудка и отравление. Я варю уху, хариусов
нам  дал  рыбак  с  Сумульты  в  обмен  на  "Чего  бы выпить, а
мужики?".
 Следующим  утром  ребята  загрустили,  выпивка  закончилась. В
таком хмуром настроении доходим  до  Элекмонара.  Борода  здесь
нашел    кучу    родственников.    У   них   парни   запасаются
сорокапроцентной  и  мы  продолжаем  путь.   Этого   безусловно
недостаточно.  Поэтому,  невзирая  на  наши  протесты, встаем у
турбазы "Катунь", что у Чепоша. Борода  и  Лысый  и  там  нашли
знакомых.
 Борода  упал с лошади и та проскакала прямо по его животу, для
его железного здоровья это только лечебный массаж.  На  турбазе
легко  найти выпивку нахаляву, немногочисленные отдыхающие рады
каждому новому лицу. На следующий день мы дошли  до  Аи  и  там
закончили свой маршрут.  Катунь нам осталась должна одно весло,
два фотоаппарата и два гидрокостюма.

 На  следующий  год  мужики вновь ходили этим же маршрутом.  Но
нас с ними уже не было.

Популярность: 33, Last-modified: Thu, 11 Jul 1996 06:18:39 GMT