---------------------------------------------------------------
   Date:                   30 Oct 1997
   Конюхов Михаил          E-Mail: agent26@agrobash.bashnet.ru
                           FIDONet: 2:5011/6.13
   Home page: http://www.geocities.com/Yosemite/Rapids/8987/
---------------------------------------------------------------


                           ЮЖНЫЙ УРАЛ.

   Сплав по реке "Большой Инзер" 08 мая - 11 мая 1996 года.

       У  кого традиция под Новый Год ходить в баню, а у меня -
сплавиться на 1 Мая по Большому  Инзеру.  По  жизни  я  старый,
закопченый  "чайник" - ходил и в пещеры, и на сплавы, и пешком,
и на лыжах, но  как  мне  кажется,-  мало.  Та  весна  выдалась
поздняя  -  Инзер  вскрылся  в  числах  26-28 апреля месяца, но
как!...



       Выехали  мы  группой  6  человек, имея при себе тримаран
"Trident" (ручной работы вещь, цветом похожая на 3 поросенка  в
упряжке),  и  резиновую  лодку  "Турист-3".  Сели в "Сибайский"
поезд на ст.Уфа вечером и к рассвету добрались до  ст.Юша,  где
проторчали пару часов в пустом и холодном здании вокзала.



        Приехал  рабочий  поезд  и  за  полчаса  отвез  нас  на
ст.Картали.  Выгрузили свои многочисленные рюкзаки и мешки. Тут
нас  посетил  месный  представитель  власти - лесник. Он всегда
выходит к поездам во время сплава инструктирует и  переписывает
вывалившееся   из  вагонов  турье.   Кроме  нас  этим  поездом,
вроде-бы никто больше  не  приехал,  так,  что  хранителя  леса
развлекали  мы.  Соблюли  все формальности, поклялись не рубить
лес и вести себя хорошо. Нагрузились поклажей и потопали к реке
(где-то с километр).

       Село  Картали.  Второй подряд год на этом берегу испытал
легкий шок. В предыдущий год реки не было - был ручей, пришлось
воду в реку для сплава везти с собой в подручной таре, время от
времени подливая в русло. Сейчас же, наоборот - реки  не  было,
было море. Нас взяла оторопь.
       Разбирать  деревню  на жерди для каркаса мы не рискнули,
решили так: я и Тимур на лодке со  всеми  рюками  и  тримараном
плывем   вниз  по  течению  до  первого  же  места,  где  можно
построиться, а Пал Саныч, Сан Саныч (крутой сплавщик и,  заодно
-  Пашин отец), Ольга и Татьяна бегут по берегу налегке. Жалко,
только, что берега не было - была вода. От горы справа до  горы
слева... Хорошо, что я Инзер знавал и в лучшие времена - поплыл
по памяти, придерживаясь русла.

       Нас  несет, а мы мрачнеем. Ни одной полянки не залитой -
везде вода.  Мигом пролетели два километра, думаем  как  бы  на
перегруженной  лодке  не  пришлось  нам плыть до конца маршрута
вдвоем. Тут подвернулся нам островок на берегу,  отделенный  от
горушки  разлившейся  водой  в виде неглубокой (в броднях можно
перейти), но широкой протоки, не совру - метров 100-150 (и  это
в верховьях реки на благонадежном берегу!).
       Надо  думаем  перехватить  народ  и  обсудить положение.
Развесили  по  деревьям  на  острове  цветастое  шмотье,   дабы
издалека  заметнее  было.   Бродни у нас были одни, я их одел и
стал   форсировать   новоявленную   протоку.    Преодолел   это
препятствие  и  взобрался  на гору. Стою - ору, ору, опять ору.
Похаживаю по лесу туда-сюда и не прекращаю орать -  "ПАША!!!!".
Да  так, видимо я душевно вопил, что какие-то туземцы появились
из лесу и  вознамерились  меня  спасать.  Я  как  мог  прояснил
ситуацию.  Пешую  часть  нашей группы они не встречали, но если
встретят, то сообщат  ей  (пешей  части)  где  мы  приткнулись.
Сорвав голос я вернулся к лодке.
       Обменялись обувью, и я остался сидеть в лодке глядя, как
Тимур  мужественно  преодолевает  стремительный   поток   воды,
направляясь по моим стопам. Удобно развалился на куче рюкзаков,
разомлел  на  весеннем  солнышке,   стал   дожидаться   хороших
новостей.  Шло  время,  солнце  припекало,  а вокуг - никого...
Прошло много времени - никого. Я стал прикидывать, сумею ли без
материальных   потерь   (в  смысле  утраты  чужого  снаряжения)
выбраться отсюда. Наконец прибрел Тимур. Оказывается  он  дошел
до  точки  старта нашей экспедиции, но наших товарищей так и не
не обнаружил. Они словно исчезли. И он снова ушел,  но  уже  по
вниз  по  течению  Инзера  по хребту все той же горушки. Я стал
нервничать - времени было в-обрез, выходные пройдут, и  нам  на
работу,  а  мы  тут  как Красные Шапочки по лесу бегаем, вместо
того, чтобы тримаран собирать.
       Обеденное время уже дало о себе знать моему желудку, как
я услыхал крики с другой стороны реки.  Смотрю - там стоит  Сан
Саныч.  Это меня крепко удивило: "Как он туда попал?!!!".
       Слушаю:  "...  мы  ... ниже ... мост ... плывите ... где
Тимур? ...".
      Кричу: "Ща-а-а-а приде-е-е-ет!!!".
      Думаю: "Интересно, придет ли?".
      Сан Саныч махнул и пошел обратно.
       Жду... Пришел Тимур усталый и злой, - "Нету их и ниже по
течению, я 2  километра  отмахал",  говорит.  "Есть,  но  очень
ниже,"  -  сообщил  я,  - "поплыли к мосту, там они". Очень (ну
о-о-очень)  быстро  собрались,   покидали   шмотки   в   лодку,
оттолкнулись и поплыли.
       Спустились  километров  на  шесть  по реке, и точно, - у
бетонного  моста  (деревянный  снесли  между   01.05.1994г.   и
01.05.1995г.,  а жаль, веселый был мост) стоят наши. И тут меня
как шарахнет: "КУРТКА!!!".  Я оставил свою разноцветную  куртку
на  дереве  на  том  островке.  Карманы  ее  были  полны денег,
документов и других, жизненно необходимых в лесу вещиц. Вылезал
на  берег  я в подавленном настроении, и даже радость обретения
потерянных друзей не смогла  согнать  с  моего  лица  выражение
крайнего  недовольства  собой.  Народ  понял, поддержал, указал
ориентиры и остался ждать моего возвращения, коротая  время  за
сборкой  каркаса  для  тримарана.  До  сих  пор не ясно, как мы
разминулись на берегу?

       Набежали  тучки,  противные  такие,  серые  да унылые. Я
иду...  С горки на горку, из болотца да в лужицу, через кустики
и  буераки.   Я  иду...  Одному противно. Иду... Одному скучно.
Иду... Чтобы еще я...  Ладно, будет, что вспомнить на  "точке".
Иду... Если она будет.
       Когда  добрался,  форсировал  протоку  и  узрел  родную,
одинокую, всеми покинутую куртку, устало подумал: "До  станции,
ведь ближе...".  Дрожащею рукою снял куртейку. Опять в протоку.
Вот теперь и начинается сплав.
       Пошел дождь, противный такой, мелкий да унылый. Я иду...
На всем протяжении берега от Карталей до бетонного моста  -  ни
одной  чалки:  или  протока, или болото с кустами непролазными.
Ну мы и влезли. Я иду... Вымок, а мне и пофигу. Иду... Бродни -
не самая удобная обувь. Иду... Но в такой болотине незаменимая.
Иду...
      Дошел... Пить!!!

       Кончился дождь. Строим каркас. Сан Саныч большой мастер.
Серьезно делает дело, ну и мы как  можем  стараемся.  Он  везде
ходил, на больших категориях сплавлялся - Адмирал нашей грозной
флотилии.  Каркас получился как на четверку-пятерку  собрались.
Строились  до  темноты.  Вместе  с темнотой в умы наших девушек
вползла неожиданная для нашей широты и долготы новость: "Мужики
не  пьют".   Дам пояснение: трое из четырех мужчин нашей группы
впервые увидели этих девушек  только  вчера  вечером.  К  слову
сказать,  надо  отдать должное нашим дамам - Туристки с большой
буквы "Т". Ходят давно и посему хлопот не доставляют - не  хуже
нашего  знают, что есть лес, кто они в лесу и не питают иллюзий
насчет травки, солнышка, романтики и прочей чепухи. К  тому-же,
весьма недурны собою и общительны.
       Попели,  как  водится  у  костра,  да под гитарку. Ну и,
намаявшись за день быстро вырубились. Все...



       Солнечное  утро  выгнало нас из душных палаток. Всеобщее
оживление и мандраж - "щас как поплывем!".  Наскоро  перекусив,
канительно    долго    спускались    на    воду,   увязывались,
рассаживались, блин... прилаживались.  Потом в заводи  показали
девушкам,  как  пользоваться  веслами,  которые  еще вчера были
березками (не девушки, естественно).  Мне  непонятно,  как  они
вообще  могли  удержать  эти  пудовые горбыли, а уж тем более -
грести ими. Пара гребков, и мы  в  струе.  Эх,  хорошо-то  как:
солнце, небо, вода, весна и молодость.
       Плывем,  с  трудом  отыскивая  "дорогу"  в  этом озере с
названием Инзер.  Там, где плес, вообще проблема - куда  плыть?
Река  петляет  средь  гор, видимость метров 50-100, не более, а
тут ни течения, ни ориентиров...  Но и  там,  где  течение,  не
легче  -  ложные протоки, упирающиеся в частоколы из деревьев и
кустарника, зачастую  выглядят  более  привлекательно  и  более
решительно  увлекают  за собой сильным течением в лес. Как тут,
спрашивается не "наколоться"? Естественно это и случилось.   Мы
углядели  в  этом  море  воды  широкий просвет между деревьями,
решили, что это русло и дружно влетели туда  на  обоих  суднах.
Течение   хорошее,  быстро  так  плывем.  Но  смотрим,  деревья
обступают нас все плотнее и плотнее,  вокруг  полно  кустов,  а
впереди  плотные  буераки.  Елки...палки...   это  лес.  С ходу
влетаем в стену из кустов, а вода, радуясь, что  нас  "кинула",
утекает   меж   прутьями   дальше  в  неизвестном  направлении.
Огляделись: спереди кусты, слева  кусты,  справа  кусты,  сзади
большая  поляна,  которую  приняли  за  русло,  тоже окруженная
кустами. Где же река? Поплавав минут 15 вдоль кустов,  хватаясь
за них руками, сообразили: "справа!" по течению. Но кусты, будь
здоров - полный непроход. Дернулись назад. Рванули веслами  как
лоси,  только  буруны пошли. Какие-то 5 минут, и мы, отвоевав у
воды 10 метров окончательно спеклись. Уцепились за кусты, чтобы
не потерять завоеванные метры. Нас покинул боевой дух, взяла за
сердце тоска: ведь кустики  заканчиваются,  дальше  -  открытое
пространство,  а  до фарватера 150 метров. Но самый кайф в том,
что на полянку вода из реки  затекает  с  небольшого  сливчика,
высотой  не  более  0.5  метра,  вообщем  на наших суднах, да с
девчонками не выбраться пока вода не спадет.
       Сидим,  судорожно  цепляясь за ветки, чтобы не снесло, и
под журчание  воды  размышляем  над  своею  судьбою.  Промерили
глубину  -  1  метр, ладно, думаем: подтащим суда насколько это
возможно к сливу, а там видно будет.  У нас с Тимуром на  судне
имелись  болотные  сапоги  -  я  в  них  и  спрыгнул в воду. На
тримаране счастливым  (и  единственным)  обладателем  резиновых
штанов был Паша, это и предопределило его участь. Он бухнулся в
воду, упиваясь своей непромокаемостью. И  побрели  мы  с  Пашей
против  течения  вод сжимая чалки своих тяжело груженых суден и
непрерывно тыкая веслами перед собою, определяя глубину.  И  мы
брели,  а  вода  бурлила  и  пенилась вокруг наших сильных ног.
Глубина стала постепенно увеличиваться, что не могло не вызвать
определенного  беспокойства  у  автора  этих строк, как вдруг в
один миг почва исчезла у меня под ногами, и я по шею оказался в
ледяной  паводковой воде. Как молодой резвый дельфин, выпрыгнул
я из воды, и грудью упал  поперек  лодки,  при  этом  судорожно
сжимая  в  руке  весло.  Лодку,  оставшуюся  без поводыря стало
стремительно  сносить  течением.  Тимур,  лихорадочно   работая
веслом  подогнал плавсредство к ближайшим кустам и ухватился за
ветки. Не лишне заметить, что сплав по Инзеру, как  правило  не
сложен,  и  мы шли без спасжилетов. Пассажиры тримарана, затаив
дыхание наблюдали за разыгравшейся на речных волнах  трагедией.
       Полежав  в столь неудобной позе некоторое время я понял,
что с полными воды сапогами я в лодку не залезу. Согнул ноги  в
коленях, тоесть задрал ступни кверху, при этом содержимое сапог
превратилось в содержимое лодки (и  наоборот,  -  короче  вылил
воду  в  лодку).  Влез  на  свое  место (рюкзак, лежащий на дне
лодки), стянул сапоги.  Сижу  весь  мокрый,  ветерок  "приятно"
холодит,  на  дне  плещется  мокрая  вода,  омывая ступни, зубы
начали отстукивать забытый мотив. Боевой дух угас окончательно.
Устроили   совет   -  "что  делать?".   Делать  нечего  -  надо
продвигаться  дальше,  время-то  идет!   Я   сконцентрировался,
отключил  нервный  центр,  отвечающий  за страдания (все равно,
пока не выберемся на берег переодеться в сухое не  удастся),  и
стал веслом подсоблять Тимуру, уже обутому в те-же самые бродни
тянуть лямку к спасению.
      Зачалились вблизи от сливчика у кустов, отделяющих нас от
реки. На разведку вызвался наш непромокаемый Паша. И он по пояс
в  воде  ушел  вдоль этих ненавистных кустов. Прошло некоторое,
вполне ощутимое время пока он  показался  из  зарослей.  Весть,
которую  он  принес  было  мало  назвать  радостной,  - в стене
кустарника, за которой нес свои  воды  Большой  Инзер,  нашлась
лазейка.  Мы  продравшись  через  "мордохлыст"  встали  у  этой
прорехи. Недолго помыкавшись, пропихнули тримаран наружу.  Река
тотчас  подхватила  судно  и  в считанные секунды унесла его за
поворот. Мы с Тимуром не стали мешкать и проскользнули вслед за
Адмиралом. УРА!!! Плывем!...

       Мы неслись влекомые стремниной и пристально вглядывались
в берега, пытаясь найти чалку, но тщетно -  все  залито.  Через
некоторое  время  мне  стало  это  не так интересно: я привык к
сырой одежде. В конце-концов мы  зачалились.  Земля!  Да  какая
твердая и устойчивая! Вот здорово-то!...
       Наконец переоделся. Живой... А тут кстати и обед настал.
Пережевывая пищу вспомнили отчаянные часы "героического" дрейфа
по  поляне.  Посмеялись,  -  а иначе зачем мы сюда притащились,
если не за такими приколами?
       Снова  в  путь. На этом участке маршрута заливных лугов,
вроде бы меньше. Приноровились к своим  судам,  плывем  себе  в
удовольствие.  Девушки  радуют  взор своей наготой (и как они в
такой  холод  могут  плыть  средь   ледяных   брызг   в   одних
купальниках?).  Течение вселяет в наши души уверенность, что из
сроков мы не выбъемся, конечно, если впредь не будем плавать по
лесам.  Я  получаю удовольствие на носу лодки, Тимур занимается
тем же на корме. До этого сплава я имел  с  ним  лишь  шапочное
знакомство,  но  поход  ближе  свел  нас.  Вообще знакомиться с
новыми людьми - интересно, но на порядок интереснее знакомиться
с  интересными людьми. Тимур оказался исключительно талантливым
человеком. (Я читал его  стихи,  прозу,  а  его  документальная
съемка  моей  свадьбы  много  интереснее,  и  по режиссуре и по
операторской   работе,   значительной   части    художественных
фильмов!)
      В своем повествовании я умышленно опускаю описание красот
Большого Инзера, поскольку  за  многие  годы  сплавов  по  нему
свежесть  ощущений  прошла, и трудно выделить что-то особенное,
вообщем  -  сами  плывите  и  смотрите.  Маршрут  не   сложный,
километров  100  протяженностью, идет от ж/д и до ж/д, уходя от
ж/д описывает дугу. Одно плохо - с маршрута сняться негде: надо
переть  через горы, причем довольно долго (это зависит от места
и времени года).
      "Скоро "Сарышта"!" - мы внутренне собрались, начали ждать
заветную шиверу. Показался приметный ориентир - впадающий слева
по  течению  ручей.   Команда  - "Чалимся у ручья!". Сказанно -
сделано, вылезли на берег.  Размялись, пересчитались,  освежили
в  памяти  правила  спасания, подготовили спас. конец. Девушкам
велели держаться обеими руками за каркас тримарана и не  делать
иных  движений.  Договорились, что мы с Тимуром пойдем в шиверу
первыми,  чтобы  нас  легче  было  спасать,  ибо  в  прочности,
устойчивости  и  остойчивости  тримарана  мы все уже убедились.
Напоследок сфотографировались, приладив на пне фотоаппарат. Час
испытаний пробил, вперед!...
       Во  время  прошлогоднего  сплава  "Сарышта" являла собою
жалкое зрелище: воды было максимум по-колено, так,  что  мы  ее
проходили  развлекаясь,  и  кормой  вперед,  и  бортом  вперед,
брызгались и  веселились.  "Мы"  -  это  я  и  Паша.  Тогда  мы
сплавились  вдвоем,  что тоже очень здорово. Он старый турист и
хороший человек, а следовательно с ним очень комфортно и в лесу
на  пне, и в городе за столом. Это был у меня самый "матрасный"
сплав .  (Я вообще не очень люблю ходить  в  лес  с  новичками:
воистину  "парня  (девку)  в  горы  тяни...".  На  поверку  75%
новичков оказывается  капризными,  самоуверенными  эгоистами  -
природа  просвечивает человека как рентген. А ты бегаешь вокруг
них и пугаешь туристическими байками про непослушных детей, при
этом все хозяйство тянешь в-одиночку.)

       В  этот раз нам было не до смеха - валы были "что надо".
Судорожно  вцепившись  в  весла,  мы  держали  "нос  на   вал",
обдаваемые    струями   холодной   воды.    Дело   усугублялось
конструкцией  моей  лодки  (Турист-3)  -  во  время  падения  с
очередного  вала,  под  днищем  образуется  сильная струя воды,
котороя перехлестывает через нос и  попадает  прямо  в  паховую
область  сидящего спереди гребца, что весьма бодрит и освежает.
Одно было хорошо - почти все камни были закрыты водой - не надо
было   лавировать   между   ними.   И  так  все  6  километров.
Обернувшись мы краем глаза видели как рассекает  волну  тяжелый
тримаран:  Адмирал вел свое судно в самые крутые валы, на корме
визжали   девушки,   но   торжественный   рев   реки   заглушал
кощунственные  крики  вымокших  дам.  Это  плав.средство сильно
смахивало на атомный ледокол. Мы быстро  проскочили  шиверу,  и
войдя во вкус, поплыли дальше охотясь за валами, бочками и т.д.

       Наступил вечер, надо было думать о ночлеге. Адмирал стал
думать. Как я уже упоминал:  почти  все  приличные  чалки  были
залиты  водой,  и  было  проблематично  удачно остановиться. Но
по-видимому наш предводитель больше думал о валах, ибо в погоне
за  острыми  ощущениями неоднократно пропускал удачные места на
берегу.  Смеркалось...   Отчаявшись   зачалиться   под   мудрым
руководством,  мы  с  Тимуром  вырвались  вперед и стали искать
место на  ночлег,  но  тщетно  -  все  залито.  Смеркалось  еще
сильнее... Наконец из-за поворота слева появилась полянка, мы в
два гребка подлетели к берегу. Я, хватаясь  за  кусты,  остался
держать лодку у берега. Тимур в болотных сапогах прыгнул в воду
- ловить чалочный конец тримарана. На огромной скорости вылетел
"Trident",  Адмирал  швырнул  конец Тимуру, и тут все пассажиры
этой плавучей крепости расслабились. Тимур стоя по-пояс в  воде
ухватил  конец,  и тримаран, описав дугу, радиусом которой была
чалка, с размаху протаранил деревянным каркасом борт  лодки,  в
которой   сидел   я.   Ужасный   крик   сорвался  с  моих  уст:
"А-А-А-А...!!!".  Одной  рукой  продолжая  удерживать  лодку  у
кустов,  я другой стал лихорадочно ощупывать пострадавший борт,
пристально вглядываясь - не идут ли пузыри? Нет, лодка с честью
выдержала  удар  полутонной  махины.  В  это  время  тримаран с
растерявшимися седоками, увлекаемый течением потащил  за  собой
Тимура,  тот  оказавшись по-горло в реке уцепился за кусты. Его
стало разрывать, стал выбор - или в реку, или отпустить  судно.
Тимур  матерясь  вылез  на берег, вот и он "искупался". Ворча и
ругаясь мы отчалили, и тут же снова стали чалиться  -  тримаран
стоял у берега метрах в 100 ниже по течению.
       Мы  сказали  все,  что думаем про наших товарищей, и нам
стало  легче.   Побросали  на  берег  рюкзаки,  вытащили  суда,
развели  костер.  Тимур  разделся,  развесил вещи для просушки,
положил у костра совершенно  размокший  паспорт.   Тут  и  меня
постиг  удар:  распаковав  рюкзак  я увидел, что полиэтиленовый
вкладыш-мешок порвался, и все мое  барахло  (спальник,  одежда,
палатка)  вымокло,  вообщем надо сильно сушиться. Развесил свои
мокрые тряпки по кустам, да на  веревках.  К  слову  сказать  -
высохло быстро, правда не без помощи огня.
       Поставили  палатки,  без  сил  перекусили,  побывавшие в
Инзере "вмазали"  по  100  грамм  водки.  Я  залез  в  палатку,
угнездился  в спальнике, закрыл глаза, и тут же открыл их из-за
яркого света ударившего в лицо...



      Долго не мог понять, кто так светит на палатку? Посмотрел
на часы, и не поверил - было утро. Ночи, как не бывало. Никогда
такого  со  мной  еще  не случалось, чтобы ночь "упаковалась" в
одно мнгновение!
       Выбрались  из  палаток, позавтракали, глядим: вода упала
сантиметров на  30,  погода  -  дрянь,  небо  затянуто,  дождик
собирается.  Тоска...  Отчалили. Плывем скучно, без настроения,
но быстро. Так в унынии, к обеду и добрались до конца маршрута.
Чалимся на станции Инзер, тут же, запоздало появилось солнце. С
сожалением выбросили такой родной, прочный и хороший каркас  от
тримарана.  Сушимся. Я вынул из себя сытого и довольного жизнью
клеща, единственного покусившегося на нас (уж не знаю,  где  он
меня  поймал).  При перепаковке вещей выяснилось, что еды у нас
осталось еще  на  2  таких  похода.  Посмеялись  и  побрели  на
станцию. В тот же вечер были дома в Уфе.

      Анализируя все произошедшее с нами, прихожу к выводу, что
это был один из лучших  походов  в  моей  практике:  прекрасная
компания - опытные и интересные люди, обилие острых ощущений, и
разумеется, - "HAPPY END" всего этого приключения,  -  что  еще
нужно для счастья?

                              КОНЕЦ

Популярность: 21, Last-modified: Mon, 02 Feb 1998 14:16:42 GMT