---------------------------------------------------------------
Оригинал этого рассказа расположен на веб-сервере команды "Горький"
http://www.teamgorky.ru/1998/russian/fundiary.html
---------------------------------------------------------------
                                 (Сохранен язык оригинала)



     Ну  вот,  опять  моя очередь ехать. Так надеялся, что меня
забыли. Хотя, в принципе, уже  пару  недель  назад  почуствовал
неладное.  Хи-хи,  шу-шу.  Пироги  на  меня покупать перестали.
Шорты повесили на видное место. Стал прятаться. Приду тихонько,
запрусь  в  туалете и сижу до вечера. Начнут ломиться - женским
голосом кричу: "Занято!".
     Нашли.  Вытолкали  на  мороз  и  дверь  заперли.  Деваться
некуда. Ну почему все время я? В Америку - я, в Африку -  я,  в
Тибет  -  опять  я,  а  как в ПВД - так они. Нашли козла. Уйду,
точно уйду. Возьму кассу и уйду.



     В  полете  не  записывал  -  было некогда. Самолет старый,
туалет не работал, всем носил ведро,  а  группа  большая  -  47
человек.  Троих  заперло,  пока пробил - уже посадка. Расселил.
Сводил на экскурсию. Перед  отъездом  провел  ночь  в  Ленинке,
искал  по  картам,  куда едем. Не нашел. Лепил, что помнил, про
Лондон из  Давида  Копперфилда.  Чувствую,  понравилось.   Одна
только  въедливая  старушка,  доктор  каких-то наук, доставала,
откуда здесь пагоды. Завел в тупичок и смылся. Раньше чем через
сутки не придет.
     Народ   в  целом  хороший,  спокойный  народ.  В  основном
директора и главбухи. Вечером группой ходили мочить  местных  -
чтоб знали. Все, тушу свечку и спать.



     Плывем.  Неувязочка.  Половина  группы  думала,  что будем
плыть  на  пароходе.  Пришлось  сказать,   что   это   пароход.
Периодически  пускаю  дым и кричу "ту-ту".  Двое суток не могли
отплыть, никак не мог  рассадить.  Наконец  сообразил,  посадил
каждого  директора на свой рафт, а бухгалтеров на один.  Плывут
по грудь в воде, вещи держат над головами.
     Старушка-доктор  бежит  по  берегу,  молодец,  крепкая. Не
успеваю только спросить, как зовут.  Прибегает, как правило,  к
утру, когда мы уже отплываем.



     Вроде  долго  плывем.  Все думают, что так и надо.  Может,
правда зря волнуюсь. Надо будет уточнить программу по  приезду.



     Сегодня  контролировал закладку продуктов в котлы.  Повара
воруют, воруют однозначно. Глаза узкие и бегают.  Точно.  Пшена
вместо  60  грамм  на  клиента  кладут 15. Обнаглели совсем. Ну
ладно, вместо говядины суют конину, но хоть бы подковы с  копыт
отвинчивали.
     Нам с обществом защиты прав потребителей проблем совсем не
нужно. Я тут пукнуть-то громко боюсь из-за  этого  общества.  А
подковы  точно  не  отмажешь.  То-то я чувствую, что-то не так.
Только крупу засыпят - налетает толпа и  съедает  сырое.   Жуют
траву. Я-то думал - аппетит. Зря, выходит, тех троих оставил на
пляже.  Решил  что  лежат  -  придурают,  не  хотят  на  Родину
возвращаться.  Если  придут, придется извиниться. А с едой все,
теперь строго. Все под контролем.



     Сегодня начнутся пороги. Помню, еще мальцом бежал с морозу
из сеней в избу и, наступив по дурости  валенком  на  ухват,  с
размаху  треснулся  крепким лбом о дубовые доски порога. Разбил
морду, сломал руки, ноги и 4 ребра. С тех пор порогов не люблю.
Как  увижу  -  сразу  начинаются спазмы головного мозга.  Плыву
практически парализованным. Но виду не подаю. Работа такая.



     Проснулся  весь в поту. Ты приснилась мне такая веселая. В
телогрейке и новых валенках с  моими  галошами.  Ты  бежала  по
стерне  и  махала кому-то ручкой. И этот кто-то, похоже, был не
я. Приеду - убью, зараза, если это был не я.



     День  печати.  Мне  знакомо  это  чувство,  когда огромный
горящий шар поднимается над храмом Сваямбунатх, и первые  лучи,
мягко  коснувшись  молитвенных барабанов, вспыхивают маленькими
рубинами на каплях утренней росы. Когда,  скользнув  по  граням
пирамиды  Транс  Америка,  они  обрушиваются  на улицу О Фаррел
грохотом автомобилей и  криками  газетных  разносчиков.  Когда,
наконец,  терпкий запах костра, кедровых шишек, свежеиспеченных
блинчиков, смешиваясь с рвотно-дразнящим  запахом  несъеденного
вчера  шелудивого  барашка,  проникает  сквозь  крепкую  молнию
двойного  пухового  спальника,  шерстяной   лыжный   костюм   и
шапку-ушанку  с  надписью  "Команда  Горький".  Именно  в  этот
момент,  обгоняя  друг  друга,  пробегают  по  телу  шаловливые
мурашки  и,  щекоча и пощипывая, шепчут, шепчут: "Пора, братец,
пора наконец помыться. Все ж третий месяц пошел".



     День   Победы.   Ну   вот  и  все.  Домой.  Все  довольны,
записываются  еще,  суют  деньги.  Отказываюсь,  не  за  деньги
работаем.  Прямо  к  отлету прибежала старушка-доктор. Привезли
троих с дистрофией. Все благодарят.
     Багажа  везу  много.  Два  больших  одинаковых чемодана. В
одном кредит, в другом дебет. Это бухгалтеру. От мертвого  осла
уши - это друзьям.  Они и на это не наработали. Ну вот. Сели не
в  тот  самолет.  Клиенты  ругаются,  называют  козлом,   велят
вычеркнуть  из  списков. Но я спокоен. Все равно будет хорошо и
все будут довольны.

Популярность: 16, Last-modified: Tue, 14 Mar 2000 21:47:35 GMT