Пос. Чибит - оз. Машей - оз. Шавло - пос. Чибит - Чуя - Катунь - пос. Еланда
     13 - 28 июля 2000 г.

---------------------------------------------------------------
     From: Георгий Пушкин (gpu@comset.net)
     WWW:  http://gpushkin.az.ru
---------------------------------------------------------------

     Самое странное в этом походе - это то, что он состоялся...
     О  нем мы  начали  говорить год назад, едва закончив сплав  по  средней
Катуни в августе 99-го. Потом - осенью,  зимой и весной - было  построено (и
похоронено)  множество  планов  по  маршруту  и составу  группы,  отправлено
немерянное  количество  мэйлов...  Главной же  проблемой, как обычно,  явились
деньги  и  время. Точнее - их недостаточное количество. (Вот  бы хоть раз  в
жизни  -  наоборот!). Ну  не понять мне, почему  авиабилет Питер - Барнаул -
Питер подорожал с 2600р. до 5500р. Керосин не подорожал, кормить не  стали 8
раз  за  4 часа полета,  бесплатный коньяк мне тоже обнаружить на  борту  не
удалось.
     Сухой  остаток из всего этого компота - лишь  четверо людей из  Питера,
вместо 10 - 15. Но зато огого каких: две Ольги - обе студентки, практикующие
юристы  (тки ?), одна из  них - ветеран туристского движения  (клуб  "Тури",
СПб) и два  джентльмена  - я  с сыном Серегой (12 лет)  - тоже в своем  роде
ветераны движения по природе и броуновского движения (Серега).



     И вот в 5 утра 13 (хорошая дата для всяких начинаний) июля, отягощенные
бессонной ночью, а так же съеденным и выпитым на борту самолета, мы попали в
руки человека на  видавшем виды  Мерседесе и  были стремительно доставлены к
месту сбора  группы.  По дороге  в  город можно было заметить, что в Барнаул
вместе  с  нами  завезли  Настоящую  Питерскую  Погоду  -   хмурое   небо  и
туберкулезный дождичек.
     Моя  попытка документальной съемки  встречи  была  пресечена собственно
встречей с нашими прошлогодними  гидами  и друзьями - Сашей Ждановым  и Юрой
Ледовских.  К  моменту нашего появления  уже заканчивалась погрузка каркасов
плотов  и  прочей  водной снаряги  на крышу автобуса,  а  народ был  готов к
загрузке внутрь.  Мои планы  закупки батареек  к фонарям и харчей  в  дорогу
(около  600 км на автобусе)  сократились до закупки воды (Сереге) и местного
пива  в  ближайшем  ларьке.  Рысью вернувшись к автобусу и разбив  по дороге
бутылку с пивом, - ни чего себе  13-е начинается! -  мы  не обнаружили своих
рюкзаков. Их всех ровным слоем уже заплющили в проход автобуса. Тьфу на них,
еще  натаскаемся!  Лезем в корму,  где уже окопалась наша  группа во главе с
Сашей и для нас оставлены места. Около 6 утра трогаемся.
     С  нами в автобусе ехали еще  две группы - одна на  сплав от Б.Яломана,
другая -  в пешку на  оз.  Шавло, поэтому автобус был  забит большим битком.
Народ  внутри  либо  пресмыкался  по  рюкзакам,  либо прыгал  по  спинкам  и
подлокотникам, ласково  поминая  мелкорослых  корейцев,  в  чьей  стране был
изготовлен  наш  автобус. Но мы двигались к цели! И даже бесконечные объезды
плохих участков дороги по значительно худшим по пути  до Бийска не могли нас
остановить.
     Абсолютно  безнадежная  попытка запомнить по  именам  наших  попутчиков
привела лишь к пониманию того,  что я в группе  самый ветхий по  возрасту, а
народу - около 20 лет, почти все они студенты,  а добрая половина - барышни.
А это только украшает группу  (20-летние барышни,  а не я). Песни под Сашину
гитару (питерского  производства!)  и  пиво  сплотили  коллектив до  полного
единства устремлений что-нибудь съесть и желания на минуту покинуть автобус.
     Ближе  к вечеру в  поселке Усть-Сема наши  гастрономические  вожделения
реализовались, т.к.  автобус пошел за снарягой в  Чемал,  а  мы остались его
ждать, лениво пожирая манты с пивом в кафе. О, эти манты! О, это пиво! Жизнь
явно начала налаживаться, даже дождик  куда-то делся. Пешая (!)  прогулка по
мосту  через  Катунь  помогла телу вернуться  из  шарообразного  состояния в
продолговатое  - и тут мы видим наш  автобус,  стремительно  пролетающий  по
дороге  мимо нас  в сторону  Горно-Алтайска. Манты здорово тормозят мышечную
реакцию  - мы  успели лишь выпучить глаза  вслед и сильно  удивиться.  Минут
через пять автобус вернулся, а пожилой водила жизнерадостно поинтересовался:
"Что, здорово я над вами прикололся?" Ну, не то, чтобы уж очень здорово...
     Придавленные  животами,  едем дальше.  Народ  пытается петь,  почти  не
пытается  пить  и  продолжает  ползать  по  автобусу. К нам  в  корму  вдруг
приползает пухлое существо несовершеннолетней наружности (из  чужой группы),
радостно заявляет, что ей у нас  нравиться, что ей надо налить и она будет с
нами  петь  (сидя на  наших ногах).  Как  удачно  я  разместился  у  стенки!
Остальным приходиться терпеть...
     За перевалом Чике-Таман мы из легкого дождичка въехали в плотные облака
без единой голубой дырочки и с качественным  дождем. И при разгрузке снаряги
с крыши автобуса на р. Большой Яломан хорошо подмокли. Речку не узнать - она
залила  все русло под  мостом и прет в Катунь широким  бурным  потоком. Хоть
сплавляйся по ней! А  год назад  в ней можно было  купаться лишь  по  методу
"упал - отжался".
     Похоже,  вода  здесь большая.  Дальше едем в  сумерках. Когда с  дороги
становится  видно  Чую, Саша,  Юра и Дима-Доктор (третий  инструктор в нашей
группе,  ему 30, он врач по образованию, а по жизни -  водник)  тянут шеи  к
окну и  тихо совещаются -  Чуя "большая", от Чибита сплавляться нельзя.  При
луне видно порог "Турбина" -  скалы в сливе залиты  водой. Ребята  ворчат  и
чешут  репу...  Но  ведь  у нас  впереди  недельная  пешка  -  все  еще  может
измениться.
     Близко к полуночи подъезжаем к Чибиту (75 км вверх по Чуе), выгружаемся
около первого  моста  (до поселка - около  3-4 км). В разрывы облаков светит
луна,  и  мы  необоснованно  радуемся  отсутствию  дождя.  Наконец,  барахло
выгружено (как  выяснилось, за исключением коробки галет и БАНКИ ВАРЕНЬЯ, на
которых  мы  сидели со Ждановым  по-очереди!). Стоим, как стадо баранов,  на
обочине, тратим драгоценное время  - а на нас стремительно накатывает сочная
туча.  Наконец - то  топаем через мост  ставить  лагерь  - и  в  этот момент
включают ливень.  Успеваю навесить на  дуги  домик палатки и накинуть сверху
тент, зашвыриваю под  тент  питерские  рюкзаки и  загружаю "наших" жильцов -
Серегу и обеих Оль. Дальше - спокойно дотягиваю тент  над копошащимся внутри
народом. Однако, мокро снаружи!
     Юра Ледовских  уезжает с автобусом - он сплавляет  группу, пока мы идем
пешку.



     Часов в 8 - 9 вылезаем из палатки. Ай да мы! Спальники и  вещи - сухие,
намокло лишь то, что было одето.  Наскоро  пожевав  хлеба с колбасой, быстро
сворачиваем  палатки  и выходим по  направлению  к  брошенной ферме напротив
Чибита.  Поскольку вода  высокая  и надо  обходить  залитую  часть  дороги -
приходится карабкаться  по  козьей  тропке.  Без  привычки  и  с  рюкзаком -
довольно скользкое мероприятие. До фермы - не больше километра.
     Две развалины и один  домик  с печью называются "Ферма имени Жданова" -
не  иначе,  как в честь нашего Сани Жданова -  предводителя нашей компании и
вообще замечательного  парня. В  домике топим  печь, слегка сушим барахло  и
готовим  обед.  Вполне  вместительный  домик,  пригодный  для  ночевки   или
просушки. Даже  есть остов кровати, стол и лавка. А главное - стены и крыша.
Обед  сопровождается  выдачей   100  грамм  "просушечных"  -  поскольку  все
по-колено  вымокли  от  травы и кустов.  Решаем с Серегой первый день идти в
"мокрых кедах" и поберечь  ботинки для гор. Саня обещает сегодняшний переход
в пределах 12 км - какая ерунда для нас, привычных бегать по лесам и болотам
значительно больше! Дождь идет с переменным успехом, выдвигаемся в путь...
     Через  1,5  - 2 км подходим  к мосту через Чую -  нам надо обратно,  на
правый берег Чуи,  где  расположен Чибит. Мост - висячий  и является  мостом
лишь  местами,  поскольку на  нем  почти отсутствует  настил  из досок. Надо
переправляться  по стальным вантам, гостеприимно покрытым  мазутом. Это  тот
самый мост, за  переход по  которому аборигены (по  слухам)  пытаются  брать
мзду.  Именно здесь  удобно  переправляться через  Чую  приехавшим  в  Чибит
рейсовыми автобусами,  за этим  мостом  по левому берегу начинается тропа на
Шавлинское озеро и  р.Шавлу. Мое мнение  - небольшим группам лучше выйти  до
поселка у первого моста, переночевать  без контактов с  алтайцами, подняться
по левому  берегу Чуи  до этого  моста и  топать  дальше на Шавлу. Алтайцы в
поселках во второй половине дня трезвые нам  не встречались, а нетрезвые они
в абсолютно "безбашенном" состоянии и быстро "достают" желанием пообщаться.
     Но перед нами -  мост, состоящий исключительно  из перил и слегка  - из
настила.  Рюкзаки  перетаскиваем  с  Женей  Юрьевым   и   Костей,  пользуясь
страховкой.  Под ногами  метрах  в 6-7  несется Чуя, но  рюкзаки  в-основном
легкие и  не сильно мешают. Затем  со  страховкой и  без рюкзаков  переходят
девушки и  Серега,  парни идут с грузом.  Переправа  занимает много времени,
мимо нас проходит  группа наших попутчиков  - они топают на Шавлинское озеро
левым берегом. Сразу за мостом на правом берегу - взлет на дорогу вдоль Чуи.
Ох и ни хрена ж себе!  Привычный к забегам с хорошим весом по лесам, я дохну
на первом же подъеме. И  правильно, нечего переть в гору тем же шагом, что и
по ровному месту. А может, это старость?  Но  радует то, что примерно так же
дохнут и остальные.
     По  плавным  взлетам  и  спускам над  Мажойским  каскадом народ тянется
ровно, дорога неплохая, хоть и скользкая от дождя. Особенно это заметно  нам
с Серегой в  наших кедах, да и камни на дороге в них считать удобнее,  чем в
ботинках... Утешает мысль, что завтра утром оденем СУХИЕ ботинки. А удастся ли
ребятам высушить обувь сегодня вечером - еще вопрос! По дороге местами видна
Чуя,  зажатая в  каньон Мажойского  каскада - это действительно  сумасшедшая
вода!  Ближе  к  вечеру  появляется  солнце,  мы  бодро  обсыхаем  и ощущаем
приближение к цели  -  заметно  приблизился  распадок  на левом  берегу,  по
которому в  Чую  впадает река Мажой. Там есть деревянный мост, у которого мы
сегодня  ночуем.  Проходим  последний  подъем,  зимовье аборигенов на берегу
реки, небольшие скальные ворота - и привал!
     Первым  делом навешиваю  на дуги  домик палатки и  тащу  его  сушить на
пригорок в последних лучах солнца, развешиваю на кустах тент - все с прошлой
ночи  мокрое. Затем пристаю к нашим инструкторам с идиотским  вопросом  - не
хотят ли они пива? Женька  Юрьев морщится, как от зубной боли  - грешно  так
издеваться  над  людьми.  Но  весь фокус  в том,  что пиво-то  есть,  причем
питерское. Целый литр. При виде первой банки Женя меняется в лице и, похоже,
начинает верить  в гармонию мира.  Несмотря на шум реки в  десятке метров от
лагеря, звук  открывания пива достигает  мускулистых ушей  собравшихся и оно
(пиво) мгновенно заканчивается. Аналогичная судьба постигает вторую банку, а
народ  начинает подозревать  меня в наличии целого склада пива в рюкзаке. Но
зря. Рюкзак полегчал на первую заначку.
     Как выяснилось, за день мы прошли  около 20 км. Завтра с утра предстоит
крутой взлет на плато и путь вверх по реке Мажой к озеру  Машей и Машейскому
леднику.  После купания в Чуе (упал -  отжался) иду  фотографировать  реку с
моста - там бешенная вода летит в последних лучах солнца.
     Вечером  происходит жертвоприношение:  со  словами  "Хан Алтай, не  дай
дождя, дай солнца!" в костер плещется порция водки.
     Спим на ровном месте в сухой просторной палатке.



     Поднимаюсь  в 7 утра  - я  сегодня дежурю  по  костру.  Костер  -  дело
нехитрое, нижние  сухие ветки пихты  вспыхивают сразу. За ними разгораются и
сыроватые ветви лиственницы из огромной кучи на берегу. Бужу поваров и иду к
мосту  купаться. Утро  солнечное, похоже, что будет  жаркий  день. Сработало
вчерашнее жертвоприношение!
     За  завтраком  народ  с  легкостью   убирает  два  ведра  перловки  под
поучительную речь  Жданова о пользе перловки в пеших походах и вреде тушенки
на завтрак - "тушенка с утра - отягощает".
     По солнышку сворачиваем лагерь  и  выдвигаемся  группами - по  скорости
движения.  Мы с Серегой и Олями выходим вперед,  т.к.  палатку сворачиваем и
пакуем рюкзаки хронически быстрее других. А в пути фора не мешает.
     Сразу за мостом через Чую,  на левом берегу дорога резко  идет вверх  -
вот и обещанный  взлет! Сразу ясно,  что вчера  были не подъемы  , а  "козьи
потягушки" - т.е. попросту фигня. Я иду просто как паровозный тормоз, каждые
метров пятьдесят  кончается дыхалка. Приходится упираться руками в колени  и
отдыхать. Зато ловлю кайф от ботинок после вчерашнего дня в кедах. Обе Оли и
Серега топают слегка впереди,  рядом и  чуть сзади сопят Пашка  и Дима - они
кроме своего  барахла  и  общей тушенки  прут горные  лыжи  и соответсвующую
снарягу.  Эти фанаты хотят покататься на Машейском  леднике,  пока остальная
группа  будет ходить по горам. С ними на ледник  идет и Женя, тоже  ползущий
рядом  под неподъемным весом консервов.  Он вообще  горный  монстр, зимой  с
приятелем вдвоем ходил на Карагем (4177). Вся эта  троица идет,  опираясь на
лыжные палки. На подъеме я бы тоже от них не отказался!
     Наконец-то  дорога  выполаживается  и  мы  выползаем  на  плато.  Можно
смахнуть пот  с  бровей и оглядеться.  Далеко внизу позади нас видна Чуя, за
ней,  на севере,  как  декорации в  театре, "слоями"  виднеются  цепи  гор -
Курайский хребет.  По  ходу  перед нами  - Северо-Чуйский хребет, на  отроги
которого мы и вползаем. Вперед по распадку  видны  снежники,  от  которых не
оторвать глаз. Начинаю  убивать фотопленку, снимая снежники в  телеобъектив.
Старенький     "Зенит-Е"     с      "Гелиосом-44",      "Юпитером-135"     и
конвертером-удвоителем  куда лучше короткофокусных "мыльниц" на  батарейках!
Он за  25 лет и  тонул, и замерзал,  и на Катуни в прошлом году из него вода
текла - а жив.
     Останавливаемся   под  шаман-деревом,  на  котором  тряпочек  привязано
больше, чем листьев. Фотографируемся в геройских позах  на фоне гор. Парни с
лыжами  под  палящим солнцем  среди  цветущих лугов выглядят  как  дурдом на
прогулке и напоминают анекдот про нового русского на лыжах летом  на пляже в
Италии, которому должны  завезти снег на транспортном самолете. "Вот тогда и
посмотрим, кто будет загорать, а кто - кататься!"
     Но пока снега не  завезли, топаем  пешком.  Постоянно вижу впереди  два
быстроудаляющихся рюкзака - это  Аня и Катя.  Не догонишь этих студенток! Мы
движемся почти  в  голове  группы,  начинаем втягиваться в пешку -  топаем с
короткими перекурами, в-основном - у пересекающих дорогу ручьев. Дорога идет
по левому берегу  р.  Мажой  (Машей), река  все время  видна и слышна внизу.
Пройдя около 10 км и миновав зимовье слева  от дороги, у следующего  зимовья
(справа) сходим на  тропу, уходящую  влево под  45 град. Здесь дорога делает
петлю направо-назад и идет в гору на плато, а мы продолжаем идти над Мажоем.
До развилки  слева -  примета: ветхий деревянный  туалет с капитально обитой
железом  дверью.  Причем  дверь  неоднократно прострелена  пулями и  крупной
картечью. Видно, кого-то долго и жестоко мочили в  сортире. Страшные нравы в
здешних горах!
     Топаем по тропинке почти по горизонтали, метров через 400 тропа выходит
на берег  Мажоя к хорошей поляне  - отличное место  для  бивака! Даже кто-то
оставил пару баллонов  с крупой у костровища. Попытка  окунуть голову в реку
заканчивается полным изумлением: течение такое, что вливается в правое ухо и
почти выливается из  левого. Оглушенный,  встаю с четверенек и долго булькаю
головой. Сереге процесс  понравился! Набираем воды  и топаем по тропе плавно
вверх. Отлично видны снежные вершины, хоть не убирай фотоаппарат!
     Пройдя от начала  тропы около  2 км, выходим к речке Каракабак (что  мы
перевели на  русский как "Черный  ресторан").  Навстречу пробегает небольшая
группа, поругивая переход через реку чуть выше по течению. Река неглубокая -
по-колено, но она не течет а  падает по камням. Нахожу  гладкое и  скользкое
бревно,  заливаемое водой ,  хилую палочку для  опоры и демонстрирую  чудеса
эквилибристики. Хилую палочку  смывает течением с камней  при попытке на нее
опереться,  ботинки  скользят.  Народ  достает  фотоаппараты в  предвкушении
купания.  Но я  спокоен,  как дохлый лев, и плавно достигаю противоположного
берега. За время моей грациозной  переправы ребята нашли в 10 метрах ниже по
течению  здоровенную  лиственницу,  лежащую поперек рукава  речки и  по  ней
перешли.  Через второй рукав перебрались по мокрым  бревнышкам без  проблем.
Вот и привал  на обед.  Рядом  песчаный  берег Мажоя.  Тут же  лезу  в  воду
купаться.  После жары вода  с температурой не  более  8-10  градусов  бодрит
исключительно.  На мои бодрые вопли подтягивается народ  и купание принимает
массовый характер. Когда в  процесс включаются девушки,  мужики изгоняются с
берега, а от визга готовы лопнуть банки тушенки.
     После  обеда на уютной поляне  собираемся выходить  на ночлег к нижнему
озеру Машей (около 6 км). Есть еще и верхний Машей - еще с километр вверх за
нижним Машеем. И вот, в ходе обсуждения дальнейших планов, Саня Жданов вдруг
радостно сообщает, что на пеший маршрут нам не хватает 1 - 1,5 дней. Т.е. не
получается  сделать  дневку,  да  и вообще вернуться  к  Чибиту  на  сплав в
назначенный  срок  -  а  там должен  подойти автобус  с  плотами  и  людьми.
Поскольку маршрут у  нас кольцевой  -  не получается  посмотреть оз.  Нижнее
Шавло. Надо, не доходя до него один  день, топать вниз, к Чибиту. Со здравым
смыслом в  этом варианте небогато, сидим, чешем репы. Вариант пройти перевал
от оз. Машей  в  сторону  Шавлинского озера не проходит -  встреченная  нами
группа  сообщила,  что  ледник  на перевале  завалило снегом, а  у нас на 22
человека - одни  кошки и одна веревка. Но лень - двигатель прогресса! Решаем
не  таскать весь скарб  на озеро  и не  ночевать там,  а от нынешнего бивака
сбегать радиалку налегке. И так же сбегать на Шавло - не доходя до него один
день с грузом.
     Тут же  стартуем. Я с  Серегой успеваю  поставить  палатку на пригодном
пятачке,  т.к. на поляне тесновато  для пяти палаток, да и неизвестно, когда
вернемся в лагерь - уже около 4  часов дня. Хватаю фото  с оптикой, куртку и
фонарь  (хоть  один  на  всю  ораву!),  Саня берет сухой  перекус  - и толпа
выбегает. В  лагере остается доктор Дима, а двое лыжников и  Женя собираются
за нами следом - им еще топать за верхний Машей до ледника. Это - с катанием
- дня три туда - обратно.
     Толпа резвой  рысью несется по кустам и сыпухам вверх  по левому берегу
Мажоя  -  к  озеру. Тропа  отличная, лишь  иногда  теряется  на заболоченных
участках.  Похоже, предложение "сбегать" приняли буквально. Кто-то из девчат
интересуется  "А успевает ли  мальчик?", имея ввиду  Серегу. В это  время мы
выбегаем на открытое место и "мальчик" резво  обходит толпу и чешет по тропе
в первых рядах. Так их, Серега! Через 2 - 3 км все растягиваются, но на двух
переходах  через полноводные речки  снова  собираемся, поскольку  приходится
страховать переправу.  Мы с  Саней и кем-либо из парней  стоим  на  обливных
камушках и передаем  народ с рук на  руки. Через часа полтора тропа взлетает
на  огромный завал  поперек  ущелья.  Мажой  начинается прямо  из-под  него,
пробиваясь  тремя  струями сквозь  камни. Ну,  прям  как  три источника, три
составных  части марксизма!  (понятно  для тех,  кто это застал) За  завалом
угадывается озеро. На подъеме мы с Серегой слегка дохнем  и пропускаем ребят
вперед. Можно бы рвануть вверх - но  ведь стране  нужны не мертвые, а  живые
герои! А поэтому - перекур. Зато сверху завала открывается озеро (1980 м над
морем), зажатое  скалами слева и крутыми  сыпухами и скалами наверху справа.
Тропа уходит по правому берегу и в 15-20 минутах хода есть отличная стоянка,
по слухам - с дровами. Прямо за озером видна гора Машей, сверкающая снегом и
сползающим с нее Машейским ледником. Неблизко топать еще нашим лыжникам!
     Над озером на полянке  фотографируем  озеро и себя  на его  фоне. А мне
приглянулся еще водопад на левом берегу. Перекус, передых - и лениво тянемся
обратно. Солнце потихоньку уползает за горы, за вершины зацепляются  невесть
откуда  взявшиеся тучки  и  начинают припухать.  В  вечерних  лучах краснеют
мощные скалы над правым  берегом Мажоя  - но они так велики и близки, что  в
объектив  просто  не  лезут.  По  дороге обратно  Света с Машкой нападают на
заросли бадана - и яростно его собирают, грозя  вечером  заварить "чукотский
чай". Он  жутко  пользительно  действует на потроха человеческие, вот только
мнения разделились: закрепляюще  или расслабляюще он действует. Плюс к этому
ребята зарядили днем флягу спирта на каких-то ягодах, откровенно недозрелого
вида. Ночь обещает быть увлекательной...
     Встречаем нашу горнолыжную троицу, они летят, как на крыльях, оставив в
лагере  гору  общих консервов. По  дороге с озера  в  лагерь  пропадает  наш
"сайгак" Костя вместе  с  Аней-Красной Шапочкой ( в группе есть тезки,  я их
различаю   пока  нетвердо).  Пытаемся  поорать,  пожечь  дымокур  -  нулевой
результат.  Саня  сбегал  по  вероятному  пути  их   блуждания  -  вернулся,
чертыхаясь,  поскольку выше по склону Каракабак не пересечь  - он становится
каскадом  водопадов. После  минут сорока ожидания, решаем, что  искать их не
стоит  -  придут  со   стороны  озера.  Как  же!  Костя  с  Аней  явились  с
противоположной  стороны,  т.е.  откуда  мы  пришли  днем.   Они  умудрились
незаметно для себя  запилиться в гору вдоль р. Каракабак, перелезть водопады
и рвануть дальше, т.е.  обратно по тропе, которой мы пришли днем. Лишь когда
они прошли тропой  обратно  почти до дороги, у них  возникло подозрение, что
что-то не так. Молодцы!  И к ужину поспели, и  аппетит нагуляли. По-моему, у
Сани появилась мысль побольше грузить "сайгака" продуктами -  что бы не  зря
носился по горам.
     На  "послеужина" были  обещаны посиделки с  гитарой  - как-никак первой
цели пешки  мы  достигли!  У костра стынет  чукотское  варево, подозрительно
краснеет  спирт,  настоянный  на  недозрелой  жимолости.  Из  моего  рюкзака
появляется вторая заначка - кило честной тушенки, в  которой  % мяса больше,
чем было в  корове. Народ занят  постройкой бутербродов с мясом и  призывает
друг друга не делать из закуски еду. Есть, а не закусывать, дозволено только
Сереге, который лишен спиртного пайка.
     "Мамочка"  (литровая кружка для всякой  еды)  с настойкой -  по  кругу,
гитара - так давно ожидаемый вечер у костра со старыми и новыми  друзьями! И
песни, песни - старые, новые, чужие и свои... До чего же славные ребята! Как и
в прошлом году - нет ощущения разных поколений, хоть и разница - вдвое.
     Около 3  ночи  мало-помалу  все затихли  по  палаткам,  выпив все ведро
бадана  и  всю вампирски-кровавую  настойку. Особо стойкие во  главе с Ромой
пели аж до 7 утра. То-то завтра встанем рано на длинный переход к р.Шавле!



     Встаю  ни свет,  ни заря - около  полдесятого.  Успеваю увидеть немного
солнца  и синего неба  между  набитыми в ущелье  облаками.  Развожу  костер.
Обнаруживаются  дежурные  по  завтраку  девчата.  Завтракаем  "ну  почти без
аппетита". Между  делом выясняется, что  в нашей палатке  ночью кто-то нагло
храпел. Ольги указывают на меня, но  я-то  знаю, что это кто-то  из них! Или
даже обе вместе. Ну не Серега же!
     Сегодня надо дойти максимально близко до стрелки р.Шавлы и р.Шабаги, но
не слишком далеко от перевала на Чибит - поскольку через  день идти обратно.
Получается примерно 20 км, но в начале - хороший взлет на плато. А на завтра
планируется радиалка налегке до Нижне-Шавлинского озера - около 19 км в один
конец.
     Выходим питерской  группой  раньше остальных, с нами идут еще несколько
девушек. Теперь Сашка не рискует отпускать народ  по тропе самостоятельно, и
часть людей  ведет сам,  часть  - Доктор, часть  -  я. Моя  компания здорово
напоминает  товарища  Сухова  с  Петрухой  и  гаремом:  "Напрааа!  За  мной,
барышни..." Барышни резво несутся с рюкзаками. Серега топает впереди. У выхода
тропы  на  дорогу  (у  расстрелянного  сортира) ждем остальных. В  это время
включают дождик. Подтягиваются  остальные, и мы  с Саней и Доктором начинаем
тыкать в карту пальцами  и  определять  маршрут.  Ни  Саня,  ни Док здесь не
ходили, но известно, что на плато есть две дороги, причем одна неправильная.
Наконец,  определяемся и  начинаем  подъем  по  правильной  дороге.  Хоть  и
втянулись  в   ходьбу   по  горам,   но  пыхтим   изрядно.   Сверху   каплет
"принудительное  охлаждение",  не давая перегреться. Дорога серпантином идет
на взлет, на ней  застряло растрепанное  облачко и облегчается прямо на нас.
На подходе к перегибу слышим  шум  мотора, резко принимаем на обочину -  кто
знает,  как тут принято  ездить  вниз по  склону  в тумане??  А  недурно  бы
подписать какой-нибудь ГАЗ-66 подкинуть нас по  маршруту десяток километров!
Но добрых чудес в жизни  не бывает, мотор -  всего лишь бензопила аборигена.
Но мы уже на  горизонтальном  куске пути  и устраиваем перекур под очередным
шаман-деревом.
     Дальше дорога пересекает лиственничный лес, выходит на открытое плато и
сползает к речке. На  плато холодный ветер - поэтому прячемся в русле речки,
утепляемся и всасываем несколько банок сгущенки. В пузе ее нести значительно
легче.
     Дальше путь  лежит по скучной мокрой  равнине  -  что-то среднее  между
тундрой  и  альпийским  лугом.  Впереди  левей  дороги  видны  гольцы, слева
открывается  вид  на  гору   Карагем   -   это   величественный  заснеженный
четырехтысячник. Топаем с  редкими перекурами,  группа  растянулась  на пару
километров,  ветер с дождем, естественно, встречный. На одном  из  перекуров
шокирую народ банкой сгущенного какао - очередная заначка. Поскольку утром я
прилюдно  запихивал  в рюкзак  общую  тушенку,  такое очевидное  превращение
тушенки в  какао сопровождается  воплями  "Шаман!  А еще можешь???" Могу - и
появляется  вторая (последняя)  банка. Экстаз  полный.  Откуда-то  возникает
большая ложка и  продукт  исчезает в утробах.  Отставшим оставляют  облизать
банки - кто не успел - тот опоздал...
     За очередным перегибом  дорога пересекает  исток  ручья  Орой. Рядом  -
зимовье и загон для скотины, слева, вниз по склону - кедровый лес. Место для
стоянки  вполне  подходящее,  но нам - дальше.  Метров  через 700 выходим  к
перевалу  и  развилке троп на  Чибит  и  на  Шавлу.  Сзади  остаются долины,
заросшие  лесом,  впереди -  плато  Ештык-Кол.  В чистом  виде  заболоченная
тундра, дров нет никаких, зато тропа  катит под уклон в сторону  Шавлы. А мы
катим по тропе.  Я  отстал, перезаряжая пленку,  и иду на хорошей  скорости:
ровное  место - это  по мне! По ходу  обгоняю  Серегу - он устал, но  упорно
топает в числе  первых. Пытается идти за мной следом, а я безуспешно пытаюсь
его притормозить.  Он  распыхтелся, но не отстает.  Так добегаем до  слияния
ручьев Ештыкель и безымянного. С этого места начинается река Шабага, бегущая
к р.  Шавле.  Поджидаем остальных,  Саша  ищет  брод  на правый  берег - как
показана тропа  по  карте. Но туда идет конная тропа, а пешая - через  левый
ручей на его левый берег. Серега ее  замечает, я бегаю туда на  разведку - и
идем по ней. Серега небрежно так мне сообщает, что вобщем-то ему сразу  было
очевидно, куда идти, и не фиг было нам с Саней искать брод и куда-то бегать.
     Вдали  показались  склоны,  покрытые  лесом.  Саня  решает  становиться
лагерем на первом удобном месте в зоне леса. Все уже устали, я ухожу вперед,
не  без  труда обгоняя Катю с немалым для нее  рюкзаком.  Но  и она идет уже
почти на автопилоте. Тропа спускается  к реке и идет  по  сыпухам  прямо  по
кромке воды, лес приближается медленно, а сумерки - быстро. Наконец  прямо у
тропы вижу  чудную каменистую полянку примерно 4 на  7 метров, прямо у воды.
Тропа уходит выше по склону, на склоне - редкие лиственницы, сухих не видно.
Склон   зарос  карлушкой  -  карликовой  березкой,  годной  лишь  на  кривые
зубочистки,  но не на  дрова.  Пока вылезаю из-под рюкзака и  оглядываюсь  -
подходит  Катя.  Она  ждет остальных,  а я  ухожу  вперед  на  поиски  более
просторного места - здесь 22 человека в 5 палатках не разместить.  Без груза
идется легко даже  вверх, но слишком уж далеко  от воды! Метров  через 400 -
уютная  поляна под  здоровенными  кедрами,  за  ней  по  тропе  -  небольшой
распадок,  но  без  признаков  воды.  Из нездорового любопытства  лезу через
заросли мокрой  карлушки вниз  к  реке  - но там  никаких  признаков ровного
места, а ползать от поляны за водой по крутому заросшему склону метров 200 -
не подарок. Пожалуй, под кедрами  удобно стоять небольшой  группе с большими
ведрами, но не нам. Мокрый,  злой, а поэтому еще  более  усталый выползаю на
тропу и ползу  обратно.  Лазаем с  Саней по берегу,  но мест лучше найденной
полянки нет,  зато  неподалеку  есть заваленный кедр - почти сухой. "Сайгак"
Костя по-колено вброд переходит реку -  но на  другом берегу тоже не  лучше,
встать негде. Обувь у всех - мокрая в хлам. Холодно. Устали здорово.
     Решаем ставить 4 палатки  и уплотняться. Ставим  с Серегой наш сарай (у
меня "Юрта-4" с огромным  тамбуром) на краю площадки, народ ставит еще три -
практически друг на друга. Остается  кромка берега  и пятачок для костра. Не
без  труда разжигаем костер из  сыроватого  кедра, повара с риском для жизни
под взмахами топора в  темноте готовят  хрючево. Разливаются "просушечные" и
"бодрящие", поспевает  ужин  -  жизнь налаживается. Кто-то в этой темноте  и
тесноте умудряется  сушить  обувь.  В моей палатке  размещается 7 человек, в
т.ч. мы с Саней  - в  тамбуре.  Серега - "никакой", вырубается  моментально.
Пробую залечь  не  слишком поздно,  но это грубая ошибка -  пролезающий  меж
палатками народ норовит наступить на голову...
     Что-то слабо мне верится в завтрашний забег на Шавлинское озеро...



     Не самый ранний подъем, погода солнечная - сушу одежду и наши с Серегой
ботинки. Втираю в них остатки касторки  - она отлично держит воду, в отличие
от гуталина.  Серега  отоспался  и  нахально набивается  в компанию идти  на
Шавло. Ну уж нет. Оставляю его на дневку, т.к. завтра предстоит возвращаться
по плато обратно, а это ему и без Шавлы многовато  - он и так идет наравне с
20-летними, причем опережая многих.
     Я до 11 утра не  верил в возможность забега на озеро - уж слишком народ
спросонья  "в тормозах". Но в пол-двенадцатого набралось 10 человек живых  и
годных:  Саша  Жданов,  Аня, Катя,  сайгак-Костя,  Аня-Красная Шапочка, Рома
(тоже сайгак), Лена, Ира, Аля  и я.  Саня взял  консервов на перекус, а  я -
фотоаппат, фонарь и баллон воды в пустом рюкзаке.
     11:30 -  побежали! Но на этот раз  не бегом, а  быстрым пехом. По карте
(грубо) нам ходу до впадения Шабаги в Шавлу - 7 км, и вверх по Шавле - 10 км
(потом оказалось 12). В полутора километрах от нашей стоянки - впадения двух
ручьев и прекрасные поляны у воды. Путь вниз по Шабаге просто радует - почти
все  время круто  под гору. Скачем, как тушканчики. Иногда приходит мысль об
обратной  дороге, но гоним ее прочь. До срелки Шавлы и  Шабаги дошли быстро,
тропа хоть и  разбита  лошадьми, но  приличная. На  повороте вверх  по Шавле
обнаружили табличку  со  словами  "На  Шавлу больше не  пойду. Там  праздник
*опы". Мы не поверили и пошли. Метров через сто начался упомянутый праздник.
То   есть  на  заболоченных   открытых  местах,  поросших  густыми  кустами,
протоптано огромное  количество тропинок,  на  которых копытами  и ботинками
замешана качественная грязь,  покрытая водой. Брезгливые  попытки прыгать по
сухому  бесперспективны. Но это все ерунда,  просто до нас  здесь  несколько
дней поливало. Зато  сегодня -  солнце, снежные вершины  сверкают впереди, а
справа шумит Шавла.
     Болотные тропки кончились, попадается много мест стоянок. На пол-дороги
с  удивлением  видим впереди широкую  спокойную воду - но это  просто разлив
реки. На подходе к повороту ущелья налево, там где с противоположной стороны
впадает "Левая Шавла" и видны  высокие снежники, появляется сомнение в самом
существовании  озера. За поворотом подъем  становится круче,  пропадает  шум
реки и резко открывается неестественно зеленый простор озера. УФФФ! Все-таки
оно есть и мы - на нем. Четыре часа дня. Небыстро, но дотопали.
     Народу  на берегу -  как  на  автобусной остановке. Сплошь  стоянки  со
школьниками  и  более  старшим  населением. Так  вот кто  замесил  тропу  по
болотине! На свободном участке берега плюхаемся на травку и отдыхаем. Хоть я
и маньяк купаний, но  сейчас - лень. Только макаюсь головой с берега, что бы
приобщиться  к  озеру.  Аня  и Костя все же  искупались  - вода бодрая и  не
жаркая.
     Неленивые  сбегали  на  поляну  идолов,  а мудрые  (т.е.  я)  поснимали
красивые снежники над озером прямо с берега.
     По отсутствию народа мне  больше понравилась оз. Машей, хоть Шавло само
по себе и красивее.
     В пять часов стартуем обратно. Идем без остановок - поскольку все время
вниз. По ходу разбились на группы по скорости, я иду за самой борзой троицей
один  - так  привычнее.  На  грязях  их  догоняю - есть привычка  бегать  по
болотам, это вам  не горы. Но в начале подъема вверх по Шабаге Рома и Аня со
словами  "Нам бегом проще"  УБЕГАЮТ вверх. Пыхчу  следом,  медленно, но  без
остановок. Ну и взлеты после "двух ручьев"! В итоге первая пара прискакала в
лагерь  в  9 вечера, я  -  на  15  минут позднее,  а  к  9:45  подтянулись и
остальные. Уже сумерки, в лагере готов харч и дрова. Отдыхаем.
     А Сереге  моему  к  вечеру  поплохело  - видимо, перенапрягся  вчера  и
перегрелся на  солнце  сегодня.  Кружится  голова, слабость, ничего не  ест.
Скармливаю  ему витамины  доктора Димы, укладываю  спать. Как-то  он  завтра
пойдет  обратно?  Ближе к полуночи  начинается  дождь,  но неутомимый монстр
Рома, как-то угнездившись  под тентом чьей-то палатки,  поет  под  гитару до
поздней ночи (или раннего утра). Народ из палаток  ворчит, что некотрые гады
их любимые  песни  поют  без их  участия, но наружу не  вылезает. Сегодня  в
тамбуре на камнях спим втроем, положив между мной и Саней Катю. Не знаю, как
ей,  а мне понравилось  больше, чем  в предыдущую  ночь.  Ну не  сравнить  с
небритой Сашкиной рожей! Да и на голову ночью никто не наступал...
     Все  уже  привыкли  засыпать  скрюченными  под  сильный шум перекатов в
нескольких  метрах  от  палатки. Теперь  дома  придется  спать  в ванне  при
открытых кранах...



     С утра организм повторяет складки рельефа  под палаткой. После завтрака
сразу  уходим  с  Серегой первыми  -  обратно  вверх  по  реке.  Он  еще  не
восстановился и я разгрузил его рюкзак, но все  равно ему тяжело. При выходе
на плато забираю его рюкзак, пускаю  его вперед по тропе и идем в его темпе.
Нас потихоньку  обгоняют ребята, но  сегодня это не важно.  Скучный  переход
почти без остановок по подсохшему плато  - около 8  км - и все собираемся  у
скал на  стрелке дорог на  перевале с плато Ештык-Кол. Отсюда поворачиваем к
Чибиту.  До  перевала на Чибит идем тягун около 2,5  км,  сходу вползаем  на
лысый  склон - и видим долину  Чуи, леса в распадках и линии дальних хребтов
на севере.  Красотища! Наверху Серега отбирает у меня рюкзак, дальше - круто
вниз. У Ольги разболелось колено и она топает, опираясь на здоровый дрын. Но
попытки разгрузить рюкзак или ампутировать конечность она яростно пресекает,
за что получает геройское звание "Полторы ноги".
     Тропа  идет по лесу и местами разветвляется - пешая идет прямее, конная
обходит поваленные деревья, но зато мокрее. Разбиваемся на две группы и наша
уходит вперед. В плане -  сегодня  заночевать у брода через Орой, а завтра к
полудню выйти к Чибиту. Насколько приятнее  после  мокрой равнины плато идти
по  лиственничному и  кедровому  лесу! По  дороге  попадается несколько явно
Бабки-Ежкиных избушек. Похоже, курьи ножки у них оторвали лет 20 назад...
     У первого (верхнего) брода через Орой ночевать негде, становимся на 500
м выше  по  тропе. ПОЛНО дров, ТИХИЙ ручей рядом,  ПЛОСКОЕ ПРОСТОРНОЕ место.
Вот кайф! По этому поводу извлекается моя последняя заначка - огненная вода.
Похоже, что пешка подходит к концу.
     Саня делает  свой фирменный костер  -  на  угли  наваливается офигенных
размеров пень и горит вечно. Огненная  вода ходит по кругу и иссякает. Песни
иссякнуть не могут - и вечер удается на славу.
     Спим в палатке  вчетвером  -  ну  это уж просто извращение. Даже как-то
одиноко. Да и шума падающей воды недостает.



     Утром на завтрак - рисовая каша на МОЛОКЕ! Праздник живота! Выспавшийся
и  отдохнувший народ не  жалеет сил за  завтраком. А для желающих  есть  еще
ведро рисовой каши с тушенкой. Не  в рюкзаке ж ее нести в  Чибит! Задача нам
по силам, второе ведро тоже пустеет.
     По зеленому лужку с желтыми цветами катимся вниз, к броду. Брод мокрый,
но  не  сильно. Все проходят с подстраховкой, но  Катя идет своим путем  - и
одной ногой слетает в воду. Пропитаться  водой не успевает, выдергиваю ее на
камень. До нижнего брода тропа сначала падает  вдоль ручья, затем с километр
серпантином обходит скальные выходы у водопада на Орое. Этот водопад отлично
видно  с противоположного  берега  Чуи, где мы  шли  в  первый день. В конце
концов, вторично  пересекаем  Орой по  бревнам и  идем тропой над  Мажойским
каскадом.  Тропа идет лесом,  почти ничего внизу  не видно.  Наши надежды на
ленивый переход по ровной тропе подло  обмануты: тропа резво вихляет вверх -
вниз.  Народ  ропщет,  но радуется, что не  по  этой  тропе мы  начинали наш
маршрут:  тут  для  первого дня похода  было бы  труднее втягиваться. Вот  и
открытое  место, далеко  внизу  видно  окончание  Мажойского каскада  - даже
отсюда выглядит неласково!
     Вот и шаман-дерево - значит конец подъема  с той стороны.  А для  нас -
начало  спуска. На  последней лысой  горке над  разобранным  мостом, где  мы
стартовали, месторождение  земляники. Народ тормозит  и начинает пастись. Ну
чем не кони?!! Мы с Серегой идем впереди, скатываемся к мосту, по ту сторону
которого  уже сидят  наши горнолыжники. Они опередили нас  на  пару  часов и
скупили в магазине последние три бутылки пива. Гады!
     Нам  всем  уже  надоела  ледниковая  вода, слишком пресная, что  бы  ей
напиться. Наутро  от этой воды заметно отекают руки-ноги, а морда становится
-  будто пил трое суток. Но это научно объяснимо осмотическим градиентом - а
потому не обидно. Поэтому в чай добавляем соль и  разводим в воде мерзкий (а
значит  - полезный)  минеральный состав из Ждановских запасов. Но жажду пива
это не ослабляет!
     Так как  в Чибите пива больше нет  -  там делать нечего, от моста  идем
знакомым путем мимо фермы имени Жданова к целому мосту, где нас должен ждать
автобус. Но  в  итоге  ждем  его  мы.  Времени  -  полно,  вдвоем  с  Пашкой
отправляемся в Чибит купить  на всех, что Бог послал. Идти около 3 км, а Бог
послал  шоколад   (скупили   последний)  и   шипучку   "Кола"   неизвестного
происхождения. Все это  богатство быстро делится  и съедается.  Автобуса все
нет. Ставим лагерь, варим ужин и делаем вид, что автобус нам неинтересен.
     Он приходит в  2 часа ночи  - это 10-местный  VW-LT. Судорожный подъем,
попытки ничего не забыть впотьмах на стоянке - и  первая группа (в том числе
питерцы)  втискивает  свое  барахло, грузится  в  виде  "братской  могилы" и
уезжает. Саня едет с нами, потом возвращается за остальными. А нас на берегу
встречает Юра Ледовских среди каркасов плотов и груд  сплавной снаряги. Черт
знает,  где это мы,  но при луне видна неширокая река  - значит, все же вода
позволит пройти по нижней Чуе.
     Пока ребята греются у костра, ставлю  палатку и зову своих спать. После
3 часов ночи подъезжает вторая партия народа. У нас в палатке уже 8 человек,
поскольку  на сплав  подъехали еще ребята, а палатку им прислать  забыли. Но
все  8 - команда уже слежавшаяся, стройная и обаятельная. Самые обаятельные,
но небритые - спим втроем в Саней и Юрой в тамбуре. Завтра - стапель.
     Всего прошли: 1-й день - 20 км вверх по Чуе;
     2-й - 15 км по Мажою + 12 до озера и обратно;
     3-й - 20 км по плато до стоянки на р. Шабага;
     4-й - 38 км до Шавло и обратно;
     5-й - 15 км до брода через р.Орой;
     6-й - 13 км до моста под Чибитом.
     Итого - около 120 км.
     День седьмой 20.07
     Утром  все  дрыхли,  пока  утро  не перешло  в  полдень,  затем  лениво
пообедали и лениво начали строить наш военно-морской флот.  Наша пополненная
команда идет на большом плоту, честере и бублике.
     Прямо над нашим  лагерем -  скалы, покрытые  древними  рисунками.  Саня
Жданов провел  по ним экскурсию, очень интересную. Когда Саня успевает кроме
вождения групп и  учебы  в  ВУЗе набираться всяческой информацией об истории
горного Алтая?!
     Рисунки - от 3 до 5 тысяч лет до нашей эры. Леопард, олени, охотники. И
козлы. Не иначе, как изображение  потомков, которые  взорвали  половину этой
скалы при расширении Чуйского тракта.
     Экипажи по посудинам еще не расписали, но уж я-то точно иду с капитаном
Юрой  на честере - как  и в прошлом году. Единственное, что к вечеру было на
ходу  - это честер, на нем сходили на противоположный берег  за  жердями для
бублика. По  прошлогодней традиции делаю себе на честере деревянную  спинку,
как у кресла - удобнее распираться при активной гребле.
     Серега с фанатическим упорством кидает блесну или воблера в любую воду,
которую  видит рядом. Рыба пока это упорство не  оценила, а я уже не  первый
раз  лезу за зацепленной блесной в реку. В  Мажее это  не представляло труда
из-за  его малой глубины, но в Чуе  при попытке зайти в воду чуть выше колен
течение  просто пытается смыть  меня  на фиг. Делаю выбор  в  свою пользу  и
жертвую блесной. Почему-то всегда зацепы случаются после заката солнца и мой
организм как-то безрадостно лезет в холодную воду в сумерках...



     Еще пол-дня  стапель. Довязывают, дотягивают и  вдувают  бублик и плот.
Доктор Дима  со вчерашнего вечера ходит  и бормочет о вязках. Призывает всех
вязаться лучше и надежнее. Прямо не стапель, а клуб собаководов или еще того
хуже...
     Около полудня все-таки стартуем. Почти сразу подходим к порогу Турбина.
Мощнейший слив в левом повороте под  прямым углом. По середине - разделяющая
слив пополам  скала, за ней обливной камень и еще скалка посередине. Идем по
правому  берегу  на просмотр.  Вода  меньше,  чем неделю назад, но бочки  за
сливами  впечатляют. Заодно  прошли еше на 500 м дальше -  просмотрели порог
Горизнт. Не слабже Турбины!
     Пассажиры остаются на берегу, Серега снимает на видео, народ - на фото.
Турбина проходится левым рукавом, до поворота надо идти  струей вдоль самого
левого берега, затем в повороте резко  угребаться в левый слив мимо  большой
скалы в центре, а за  первым сливом идти левее большого обливняка во второй,
более  мощный  слив.  Этот  обливняк  при  нас был весь скрыт  водой. Правее
обливняка струя выносит на скалку, которую можно обходить справа.
     Итак, поехали. Первый  идет  плот. Саня  на  корме.  Носовая  гребь  не
угребается в резком левом повороте, затем догоняет и перегоняет упущенное  -
и  плот носом  ловит левый берег  прямо  над  сливом. Саня на кормовой греби
пытается  выправиться -  но уже поздно. В слив плот идет лагом и затем сразу
лагом же  садиться на  обливняк.  Вода большая, с обливняка  сразу  смывает,
разворачивает  и прикладывает  кормой  с  скалке.  Саня  успевает поднять  и
скинуть гребь,  удар  мягкий - и плот выносит из порога. Жертв  и разрушений
нет. Зрители с берега в полной мере слышали все слова  капитана Сани,  но на
воде порог их, похоже, заглушает.
     Идем  честером  вторыми.  Так же  жмемся  влево, за поворотом  успеваем
угрестись  в левый рукав,  хоть течение сильно несет прямо. В  первом  сливе
слегка  накрывает пеной, снова  отгребаемся влево и падаем  во  второй слив.
Ого! Этот вдвое больше. Я иду на носу, в бочке меня хорошо накрывает - но мы
уже  прошли  Турбину! Чисто!  Радостно переругиваемся  и чалимся  на  правый
берег.
     На нос бублика садится Саня в дополнение к Доку Диме, который капитанит
на  корме бубля. С берега слышны яростные крики  Саньки "Лево! Лево давай!",
он на носу гребет,  как дизель - и бублик чисто проходит оба слива и чалится
направо.
     Народ  воодушевлен  прохождением   первого  препятствия  и  принимается
азартное решение: Горизонт проходить с пассажирами,  не подменяя  гребцов на
опытных ребят.
     Горизонт  идем  сначала,  до  левого поворота,  правым  рукавом,  затем
угребаем к  левому  берегу - прочь  от "Одесской стенки"  на правой, внешней
стороне поворота, где  бушует "котел" с  наваливающим  потоком  и почти  без
отбойной струи. Видимо, под водой  выбит хороший  грот под стеной. Плот идет
первым и  быстро исчезает из  виду. Серега идет  на плоту - так  нам с Саней
показалось  безопаснее. Вторым идет наш честер. Приходится здорово погрести,
но  проходим  порог  чисто  -  Юрка  просто  классный  капитан,  воду  знает
великолепно.  Чалимся к лужайке  на левый берег метрах в 300 за  порогом - и
видим мрачного Сашу, сдутый кормовой дутик и  погнутые дюралевые  поперечины
плота. Лопасть  кормовой греби погнута. Их  крутануло в повороте и  навалило
кормой  на  стенку. Саша  успел сдернуть с кормового  дутика Ирину,  которая
сидела,  свесив  ноги  наружу,  а лопасть поднятой  греби  закусило в скале.
Навалило так крепко, что 70 мм трубы погнуло, как тряпочки - и они  лопнули.
При этом трубой прокусило дутик. Но все целы - а это главное.
     Не успеваем обсудить все это,  как видим  бублик,  влетающий  в поворот
Горизонта.  Он не уходит влево, а исчезает в котле  под стеной. "#$&@*ц ..."
произносит  Саня и орет "Честер на воду!!". Мы уже  и так скидываем честер с
берега. 10, 20 секунд - бублика не видно. Его жует в котле под стеной. Между
нами и порогом - островок на середине реки. Кто-то замечает человека в струе
перед  островом,  затем мимо  нас проносится весло.  Человека не  видно.  На
бублике  шло  четверо, из  них водник  со  стажем  - только  Док  Дима...  Мне
становится не по себе.
     На противоположном, правом берегу появляется мокрый, но живой Пашка. Он
в истерике что-то кричит нам, похоже, что он готов прыгнуть в воду  и  плыть
сюда. Жестами пытаемся его остановить и успокоить.
     Из-под  стенки  порога  неуправляемо  вываливается  бублик,  на  местах
гребцов -  пусто.  На  грузовой площадке замечаем Диму  -  еще  один живой и
целый! Но без весла. Он кидает с бубля морковку - недолет! Я прыгаю за ней с
честера. Морковку  достаю, но за честер уже не зацепиться.  Боря протягивает
мне  весло, но  лопастью,  а  не Т-шкой.  Цепляюсь  двумя  пальцами, но  они
медленно сползают.  Саня  успевает  перехватить  фал  морковки и  вытягивает
бублик.
     Док сообщает, что когда они не отгреблись в повороте влево, их навалило
на  стену,  стало  колбасить  и  ломать  в  котле, отгрестись  уже  не  было
возможности - и он  с парнями пытался вылезти на  уступы стены. Двое -  Дима
Колесников (Димсон) и Костя - вылезли, а  его смыло обратно в воду. В  котле
он  сумел  зацепиться  за раму  бублика, а Пашку водой  просто сдуло  из-под
ремней.  Полегчавший бублик зацепило за корму струей - и Док выскочил на нем
из-под  стены. Пашка же заново родился,  поскольку не  застрял  в  котле под
стеной, а,  нахлебавшись воды,  все же  вылетел вниз по струе  и  догреб  до
правого берега.
     Похоже, что ребята живы! С Юрой, Саней и Борисом гоним честер на правый
берег, успокаиваем  Пашку, который ничего  не знает о судьбе  троих ребят, и
бежим к  порогу. Зайдя  за поворот  выше  Горизонта, видим Димсона и  Костю,
сидящих в двух метрах  над водой в  самом интересном месте  порога - в  нише
Одесской  стенки.  Парни  целы  и  даже  машут  нам   одним  веслом.   Какие
хозяйственные!  Даже весло с собой прихватили.  Чешем  репу - как  их оттуда
доставать? Все равно  возвращаться за  веревками - идем  обратно  к честеру,
толкаем его вдоль берега вверх по течению метров 70, и идем  на левый берег.
Течение  тут резвое, нас  снова  здорово сносит.  Выгружаем  Пашку  и  опять
толкаем  честер вдоль берега вверх  по течению. Народу дана команда  ставить
лагерь и  варить еду, мы с веревками, двумя беседками и рациями снова гребем
на  правый  берег.  Я прихватываю фонарь  -  кто знает, на сколько затянутся
спасработы. А уже часа четыре.
     Проблема в том, что ребята сидят  в гроте над водой, поэтому веревку им
не опустить.  К  тому же над скалой сверху - сыпухи, там к краю не подойти и
не за что  зацепить  веревку. Беру  рацию  и спускаюсь с морковкой по скалам
сверху по течению вдоль кромки воды. Уже ползу по камням в воде, но до ребят
остается метров  15  - 20. Они  сидят  аккуратно над самым  навалом струи. С
какой-то попытки  удается закинуть им морковку - Костя ловит ее на вытянутое
из грота весло. Затем Саня  с  Доком и Борей спускают  мне сверху веревку  с
двумя беседками, вниз подходит Юра - и по морковке ребята веревку вытягивают
к себе. Процесс корректируется с противоположного берега толпой наших ребят,
свободных от  дел по лагерю. Рации помогают слабо, так как  я стою у  воды и
ничего не слышу - ни  рации, ни  ребят в  15  метрах. Зато меня слышат и  по
рации наверху, и на том берегу. Лучше бы не все слышали!
     Вытаскивать ребят надо на оттяг, они со  своего насеста маятником могут
упасть прямо в струю - а из нее хрен вытянешь вдвоем. Поэтому  парни наверху
в момент прыжка клиента из грота должны резко подобрать веревку вверх, а  мы
с Юрой за  морковку подтянуть его в  наш край грота. Серега  с  того  берега
снимает все на фото и видео.
     Костя идет первым. Ползет по скале из ниши к нам, обрывается, и  виснет
над струей.  Висит, полощет кеды. Ору ему, что б  отклячил куда-нибудь ноги,
Юра клинит фал морковки  за камень - и втягиваем  первого  клиента к  нам на
камни. Один есть! Радостно ору наверх по рации - но  они и так все поняли по
реакции ребят на том берегу. Затем аккуратно и вдумчиво Димсон привязывает и
передает нам весло.  Потом ползет сам. Я кричу наверх, что бы  выбирали люфт
веревки  - но парни наверху здоровые,  а Димсон легкий  - и вместо  плавного
спуска  в руки  к  нам  с Юркой он  резко взмывает  вверх  и какое-то  время
болтается с изумленным и обиженным видом над водой. Мы радостно ржем над его
полетом, но все же подтягиваем к себе.
     Операция "Чип и Дейл  идут на  помощь" завершена. Зрители на том берегу
расходятся. Вот черти, ну прямо как в театре! Не знаю, как спасенные, а я за
это время чертовски околел в воде под стенкой! Усталые и довольные спасатели
и просто довольные спасенные грузятся  на честер.  И тут нас с Юрой посещает
откровение: во всем виноват  Костя! Он  был  на  плоту в Турбине, когда плот
собрал там все камни, он был на  бубле в Горизонте,  он терялся у Машейского
озера и т.д.  и  т.п. Он -  человек-беда! Только наш честер не осквернен его
присутствием. Но переправлять теперь его все  же надо -  а это кранты нашему
счастливому  честеру. А  нам еще по Катуни идти! Всем, кроме Кости, нравится
ход нашей  мысли,  поступают предложения или  оставить его на правом берегу,
или переправить его в воде,  привязав веревкой  к честеру. В итоге  обзываем
его  вещмешком и  везем на  грузовой  площадке.  Снова  сносит  вниз,  снова
толкаемся вверх. Как надоело за сегодня!
     В лагере палатки уже  стоят,  горячий харч готов.  Но сначала -  кружка
водки участникам  шоу. Потом еще. И  еще. Вот  теперь, кажется,  согреваюсь.
Можно слопать горячего и отдыхать.
     Похоже,  мало  кто из  зрителей представлял всю  серьезность  ситуации,
смотрели как  на развлекуху. А зря. У Пашки теперь точно два дня рождения. А
у плота надо менять трубы каркаса.



     Вчера потеряли  ходовой день, сегодня идем по Чуе до Катуни.  Последняя
шивера - без проблем.  Шиверы на Чуе  сложнее  Катуньских наличием  камней в
валах, хотя по  мощи воды существенно слабее. Перепад высоты на Чуе  больше,
что компенсирует  меньший  расход  воды быстротой потока. По  разным  данным
расход  на  Чуе составляет 45-75 куб м/сек, а на Катуни - под 300 куб м/сек.
На глаз это соотношение подтверждается.
     Вот и устье. Сама Катунь чище и голубее,  Чуя же просто серая. Какое-то
время вода не перемешивается и  можно выбрать цвет воды по вкусу. Но уже  на
подходах к поселку Иня серость побеждает по всей ширине.
     Кстати, о вкусе - народ погорячился, употребляя сырую  воду из  Чуи.  В
совокупности  с нашей диетой  это  дало  печальный  результат:  у  некоторых
граждан уже  который  день  непрерывно срывает днище.  Единственно  полезное
последствие этого - навыки стремительной чалки и высадки на берег.  Док Дима
проводит  варварские  испытания  разных  сочетаний таблеток  на потерпевших.
Таблетки на исходе,  результат нулевой. Хороший результат дает только полная
голодовка целый день.
     Тормозимся  под высоким берегом в Ине,  посещаем магазины. Последние 10
бутылок пива и сигареты уплывают с нами. Молочных продуктов  нет и в помине.
Сплываем до стоянки геофизиков на правом  берегу  минут  на 40 ниже впадения
Большого  Яломана и  становимся на  ночлег.  Завтра  будет дневка. Это  наше
прошлогоднее место стоянки.
     Ночь в-восьмером  проходит весело. Лежим плотно, палатка  - нараспашку.
Сначала   между   тентом   и   палаткой   заблудился   гигантский   саранчец
(саранча-мужик) и  с  вертолетным треском и  грохотом  искал выход. Потом  в
открытую палатку набились все окрестные комары (раньше их вообще на Алтае не
было!) и  питались  нами взасос.  А на рассвете  под  куполом поселился паук
размером  с пять  рублей, поймал в паутину  всех упитанных  нами  комаров  и
высосал из них нашу кровушку. Отомстил за нас... За это  я его бережно отнес
погреться на утреннем солнышке. Тяжелый!



     Тема  дневки -  БОЛЬШАЯ ЛЕНЬ. Лень купаться, есть, загорать под палящим
солнцем, лень даже отползти в тень. Ленюсь из последних сил.
     Ну  и еще -  баня.  Печь для бани  делается навыворот,  не дрова внутри
каменной печки, а пирамида камней внутри пионерского костра.  Так  и вправду
проще и быстрее,  а эффект  тот  же.  Соорудили  здоровую пирамиду, обложили
гигантским  костром  из  плавника. Горит замечательно, все с чувством хорошо
сделанной работы смотрят на огонь, при этом каркас для бани сам не делается.
Плавник  сгорел, камни остывают - а каркаса все нет. Снова натаскали дров  и
кое-как связали  подобие  каркаса.  Девушки  обтягивают  его полиэтиленом, а
камни  стынут на ветру.  Ну,  не  будет  бани - так  хоть берег от  плавника
зачистим!
     Сразу видно, что  наши студенты - будущие  архитекторы: поставленный на
ноги каркас чудовищной высоты без помощи трех человек сам не  стоит, стены и
потолок  норовят  улететь  по  ветру.  Таких  инвалидных построек  я еще  не
видывал!  Но Саня полон  энтузиазма: баню подпирают, стены затыкают, девушек
изгоняют - и парни толпой лезут в  остывающий  сарай.  Радостный  вой и рев,
падения в  реку - все, как полагается. Еще  был бы  жар...  Я  в процедуре  не
участвую, в моем понимании такая баня - это профанация идеи.
     Вслед за  парнями  на  берег  в баню несутся  девушки. Мимо  проплывают
группы - и, видя  женскую баню  на неблизком  от них  берегу, бросают весла,
радостно орут и таращатся изо всех сил. Наши ребята  ласково советуют  им не
отвлекаться от сплава и не портить зрение, пялясь на чужих женщин.
     Вечером - долгие посиделки с  гитарой,  приходят  пара гидов  из лагеря
соседей  (они  идут  большой  толпой  на  двух  распашных  рафтах),  делятся
впечатлениями и поют несколько песен.



     Идем до порога Ильгумень.  Просматриваем  с правого берега, проходим по
очереди со всеми пассажирами, с  фото и видеосъемкой с берега. Порог мне уже
знаком, нет трепета новизны, идем главной струей. Но сидящий  рядом  со мной
на честере Серега  балдеет от водяных гор вокруг, накрывающей с головой пены
и взлетам по стоячим волнам главной струи.
     После Ильгуменя устроили обед - и зря, т.к. упустили жаркое время дня и
длинную Кадринскую  шиверу  идем  уже  без  солнца. Азарта  и  хороших валов
хватает, но к концу шиверы всех одолевает колотун. На  стоянку "под соснами"
вылетаем синюшного цвета и  в крупных мурашках. Даже я порядком околел, хоть
никогда  на  воде  не одеваюсь.  Назавтра на честер народ уже  не стремится,
слишком он по вечерам мокрый и холодный.
     Ужинаем за столом при свече и с песнями.
     Мальчики и девочки, мойте  руки перед едой и  не  пейте  сырой воды  из
речек,  если у  вас  нет большого  запаса туалетной бумаги  и биотуалета  на
борту! От  лица потерпевших  уверяю, что это до добра не доводит. А  доводит
совсем до другого.
     А  бесполезные таблетки  придумали  злобные докторишки для своих гадких
опытов над людьми.



     Сегодня идем Шабаш.  Чалимся напротив галечника направо, идем смотреть.
Одновременно  с нами  к  порогу подходят  наши  знакомые  на  двух распашных
рафтах.  Они  идут первые - и  в косой  бочке у скалы справа один инструктор
смываетя с  носа за  борт.  Между  первым и  вторым каскадами его втаскивают
обратно.  Рафт  заходит во  второй  Шабаш полулагом, затем выправляется,  но
сходит со  струи до последней сочной бочки.  Я сдуру снимаю это на видео - и
почти добиваю кассету - потом не хватило на съемку прохода нашего честера!
     Первым идет честер с пассажирами, но Серегу в Шабаше пересадили на плот
- все  ж так  безопаснее.  Заходим  чуть  левее косой стоячей бочки  у скалы
справа  (которую   поймали  рафтеры)  и  сразу  отгребаем  вправо  -  минуем
"Покрывало"  основной  бочки.  Капитан  Юрка  решил  не  лезть  на  рожон  с
пассажирами и неопытными гребцами. Зато второй каскад идем по главному сливу
и валам.  Пробиваем несколько гребней,  ловим  кайф  от  воды через  головы.
Косыми валами нас разворачивает на 360 -  и в последнюю самую здоровую бочку
влетаем моим носовым углом. Правой рукой вцепляюсь в раму - и меня накрывает
с головой. Вот это плюха! Не то,  что пена предыдущих  валов. Да и рукояткой
весла по кумполу приложило. Рядом  радостно  отфыркивается  Ольга  -  она  в
прошлом году прохождение Шабаша снимала с берега и сейчас  хотела его пройти
именно на честере. Прошла с полным окунанием!
     Плот идет по  валам,  как утюг  - плющит средние и без  труда пробивает
большие. Их не заливало с головой, но поплескало прилично.
     Бублик традиционно пытается застревать в бочках, но ненадолго - они все
проносные. На втором каскаде его красиво колбасит на стоячих валах и выносит
на плес.
     Как и в прошлом году, после Шабаша начинается дождь и кончается солнце.
За Шабашем ждем "фирменной" вороны справа за левым поворотом - но нет ее! По
шиверам идем  нежно, не  нарываясь на обливание. Мелкие  волнишки  стараются
подло  плеснуть  воды  на  наши  застывшие  зады.  Юрка с  честными  глазами
непрерывно уверяет, что до  стоянки идти не менее 2 часов. Чем дольше  идем,
тем честнее глаза у Юрки - и опять те же  2 часа до стоянки. Но вот  я узнаю
место впадения р. Каянчи с правого берега. Чуть ниже слева - галечник и наша
прошлогодняя стоянка. А вот  и плот,  опередивший нас после  Шабаша, стоит у
берега. Чалимся и скачем по тропке вверх на площадку. Там уже горит костер -
нам, мокрозадым,  очень кстати. Что-то мы стали традиционно околевать каждый
вечер на нашей геройской посудине.
     Тут  мой  зоркий  глаз обнаруживает  внизу на галечнике  подозрительную
группу  джентльменов с большой кружкой. Им  явно нужна  помощь, и  я спешу к
ним. Вовремя  оказанная помощь разливается  теплом  изнутри. Помогаю  им еще
пару раз и  возвращаюсь  наверх  ставить палатку.  А вот  теперь  уже  можно
сменить мокрые  плавки на  что-нибудь более  солидное  и  сухое.  Отложенное
удовольствие - не потерянное удовольствие!
     На поляне между палатками есть земляника, а  рядом на склоне в  прошлом
году мы  ели красную смородину черного  цвета. А у костра  стоит треугольный
стол с лавками. После ужина попытки организовать народные игры наталкиваются
на народную лень. Санька проспорил моему  Сереге пинок по заду  и теперь все
ждут выдачи  пинка, подзадоривая Серегу. Пинок  выдается,  после  чего Сашка
начинает  мучение малолетнего.  Приходится  вступаться  за  наследника  -  в
результате у меня пошкрябан нос, а командор взят за кадык.
     Как  только  стемнело,  Рома  уточнил  у  меня  направление  на  ЧЕРНУЮ
смородину, надел ТЕМНЫЕ очки (!) и ушел во мрак за ягодами. Все видевшие эту
сцену молча офонарели. Рома - это монстр во всем!
     Народу в  нашей  палатке стало меньше - Аня уже которую ночь  фанатично
спит  на улице, Санька  сегодня где-то  бомжует  по  лагерю, да  и одной Оли
сегодня не досчитались. Зато свободно-то как! Мы с  Серегой и непотерявшейся
Олей дрыхнем на просторе.



     Стартуем с целью достичь сегодня конца маршрута - с. Еланда. Наш честер
снова  идет первым, команда опять меняется. Пассажирами  идут: неугомонный и
незатыкаемый  Пашка Начаров, одетый по-зимнему, и упакованная как  космонавт
Света. Катюха упрятана в Юркины  гидроштаны по  уши и собирается грести. Эта
троица - душераздирающее зрелище. Человек-беда Костя сидит  напротив меня на
весле.  Серегу  пересадили  сегодня  на плот  - посуше и потеплее.  С утра -
редкие  голубые тучки на горизонте  серого неба,  нас начинает поливать.  По
хмурой погоде подходим  к  мини-Пням  - коротенькому скальному  каньону. Под
дождем и ветром околели до необходимости чалки и прыжков по берегу и кустам.
Снимаю на видео наши скукоженные физиономии.
     Паразит  Пашка сидит на рюкзаках  (подальше от воды) и, надрывая голос,
комментирует  происходящее  и достает  всех  гребущих командами.  Надо будет
сковырнуть его в воронку в Пнях!
     Дальше  -  шивера перед  Пнями. Проходим ее  без проблем. Сейчас шивера
шумная - значит Пни тихие - утверждает капитан Юрка. Первый Тельдек-Пень нас
почти не  колбасит, проходим оптимальной траекторией. Только  несколько  раз
здоровенные  пульсары-"грибы"  сбрасывают нас  с курса. Ожидаемых воронок не
замечаем. Но само место  -  угрюмый  каньон,  сумрачная погода  и молчаливая
водяная  мясорубка  с  множеством  ловушек  ассоциируется  у  меня  с  Зоной
Стругацких. В прошлом году - при первом свидании с Пнями - у меня не хватило
времени и внимания рассмотреть это место.
     Вторые  Пни  активнее  цепляют нас  "грибами", хорошо  закручивают,  но
открывающиеся подряд три здоровенные воронки под нас не попадают, а проходят
рядом.  Острых ощущений - как в прошлом  году, сидя в большой воронке - нет,
зато картинки - что надо. На выходе из порога немного снимаю его на видео.
     Сразу за каньоном чалимся направо за дровами. Через 20 минут на честере
- завал из дров  причудливых форм  и размеров. Нас  обгоняет плот,  мы  идем
следом.  Бублик остался где-то позади,  но  ждать его слишком  холодно. Да и
Костя на честере - так что ж с бубликом может случиться?
     Кормы честера за дровами не видно, разворачиваемся корабликом и гребем,
что  б  погреться.  Перед Еландинским порогом становимся на правом берегу на
пляж, знакомый  по прошлому году. Солнце уже за горами, спирта давно нет, но
дров - полно! Греемся переноской дров,  затем - огнем. Андрей отправляется в
деревню  гонцом за бараном и прочими гастрономическими  чудесами. Вскоре  он
возвращается  без барана,  но  с  договоренностью  о  домашних  пирожках  на
завтрашнее утро. Глотаем слюни и ужин.
     Последняя ночевка, водный маршрут закончен. Ура, но грустно.
     Неспешный поздний чай, гитара, песни. Долго не расходимся по палаткам.



     Утром до подъема иду с Серегой вместе с Андреем и Татьяной в  Еланду за
обещанными пирожками. Пирожки - высший сорт, кроме общего количества  балуем
себя дополнительными  экземплярами и  договариваемся  в 4 часа дня зайти  за
беляшами.  Это уж  полный гастрономический разврат!  В довершение - прямо на
наших глазах открывается местный магазин,  а в  нем -  целых  восемь бутылок
пива! Мы не эгоистические  уроды, и покупаем семь из восьми. Затем с Серегой
покупаем у бабки 1,5 литра молока! Андрей - еще  литр. В руках это богатство
не унести, на обочине дороги перекладываем свою часть пирожков, часть молока
и  пива в  пузо. Дальше  идти  неохота!  Отяжелевший Серега сияет. С  трудом
возвращаемся в спящий лагерь.
     На  оставшееся  молоко  и лишние  пирожки (ерунда,  лишних  пирожков не
бывает!) подтягиваются близлежащие барышни, на  пиво подползают Саня, Юрка и
Док  Дима.  Нам  совестно  отбирать  у  барышень   молоко,  но  им  нетрудно
перехватывать  у нас  пиво...  И  все кончается, кончается, кончается  - как в
песне, только быстрее!
     Зато теперь о завтраке даже думать не хочется. Да и об обеде - тоже.
     Неспешно  разбираем наш флот. Автобус  нежданно  приходит в 2  часа дня
вместо  позднего  вечера  -  и  процесс  разборки   резко  ускоряется.  Наши
четырехчасовые беляши накрылись! Да не очень-то и хотелось, и, кажется, и не
смоглось бы.
     Грузим на крышу каркасы и  прочую снарягу, внутрь упаковываемся в стиле
массового захоронения с личными вещами павших. Водилы радостно сообщают, что
коробка передач автобуса накрылась  еще  по дороге сюда, поэтому ехать будем
неспешно - и в 6 вечера мы выезжаем. При проезде Чемала массовое захоронение
оживает и затаривается  пивом, мороженным и яблоками. Я вспоминаю, что купил
в Еланде на  всех в дорогу кило печенья - но по моему  рюкзаку все прошли по
разу туда-обратно - и печенье уже можно глотать, не жуя. И глотаем!
     Неспешно  доезжаем  до  поворота  на  Горно-Алтайск  и  тут в  автобусе
пытается загореться  проводка.  Под бодрые  вопли  Жданова  "Горим,  мужики,
горим!" (из  под  него и идет  дым)  проводим скоростную разгрузку.  Наскоро
заизолировав поплавенную проводку, едем дальше без дыма. В 2 часа ночи за 90
км до Барнаула нас тормозят на посту ГАИ  и арестовывают автобус до 5 утра -
у наших водил не в порядке документы и в двадцатиместном автобусе сложено 26
человек и столько же рюкзаков. Путем переговоров  сокращаю  срок ареста до 4
утра  и отправляюсь  с Серегой лопать манты в  ночное придорожное  кафе. Наш
пример заразителен  -  и продажа  мантов на этой точке  резко возрастает. Мы
сидим большой компанией и полируем манты пивом, добавляем беляши - и  так по
кругу.
     Только я  поинтересовался  у продавщицы - в какой доле от  выручки кафе
тормознувший нас старшина, как он подходит к ней и долго шепчется. Похоже, я
попал в десятку. В итоге в 4 утра  дружески  прощаюсь с гаишником, благодарю
его за ночное обжорство.



     Около  7  утра  мы  в  Барнауле.  Весь  автобус слежался в  единый слой
обожравшихся  сонных  тушек.  Подъем,  разгрузка  у  школы  -  точки  начала
маршрута. Новосибирцы  переодеваются в  цивильный вид  -  многих  просто  не
узнать - и спешат на вокзал,  на поезд. От нечего делать - едем за компанию,
провожаем.
     У нас самолет в 14:30, едем с Саней, Юрой  и Димой-доктором в аэропорт.
На прощание поем все вместе, у парней и девчат сырость в глазах, да и у меня
ком в горле - так  не хочется надолго  уезжать  от этих ребят, гор  и рек. А
может быть - и навсегда...

     "Живут такие люди в далеких городах, что я по ним скучаю, как по
     дому!" Из песен О.Митяева и из нашей жизни...


Популярность: 15, Last-modified: Tue, 15 Aug 2000 13:02:46 GMT