Email: nickpaleo@geocities.com

          Наш поход начался не совсем удачно. Приехав с лодками
в аэропорт Домодедово к назначенному часу, мы  обнаружили,  что
наш  рейс  в  Барнаул  отменяется  и  единственная  возможность
улететь  -  это  ждать  до  двенадцати  часов  следующего  дня.
Подобные  аэрофлотовские фокусы - явление достаточно привычное,
хотя в нашем положении такой ход событий мог обернуться для нас
крайне неприятным образом.

     Около  месяца  тому назад до меня дошла весть, что один из
моих старых знакомых еще по походам турклуба  МГУ  Дима  Марчук
собирается  на Алтай на катамаранах по рекам Ак-Калаха - Аргут.
Это  был  неплохой  маршрут,  и  я  захотел  присоединиться   к
катамаранной  группе, чтобы иметь возможность пойти на каноэ. В
прошлом году там же, в долине Аргута, я путешествовал вдвоем  с
велосипедом,  и  незабываемая  красота тех мест оказала на меня
такое сильное впечатление, что я был  готов  поехать  туда  еще
раз.   Однако   за  неделю  до  выезда  в  катамаранной  группе
отказалось от похода несколько  человек,  возникли  проблемы  с
составом судов и маршрут пришлось изменить. Альтернативой стала
река Чулышман - река высшей категории сложности, возможно более
сложная,  но  потенциально  более  полно  проходимая, с меньшим
расходом  и  с  более  простой  заброской.   Перспектива   быть
единственным   каяком   в  катамаранной  группе  мне  не  очень
нравилась - эдакая белая  ворона,  из-за  которой  у  серьезных
людей  могут  появиться  проблемы  как  при  заброске, так и на
сплаве; к тому же не с кем поделиться впечатлениями. Поэтому  я
решил   предложить  идею  покорения  Чулышмана  на  каяках  еще
кому-либо из своих знакомых. Согласился Олег Головкин, которого
я  знал  как довольно активного каякера из коллектива мифистов.
Надо отметить, что появление в группе второго малого судна было
встречено  с  явным  неодобрением  и,  не  желая  потенциальных
неудобств и ответственности, нам предложили сплавляться  рядом,
но автономно.




       На  поезде  вместе  с шестью катамаранными друзьями были
отправлены наши  рюкзаки  со  всем  снаряжением  и  продуктами.
Через  день  нам  самим предстояло улететь налегке с лодками из
Домодедово в Барнаул. Мы надеялись без особых проблем  сесть  в
самолет  с нашими двумя полиэтиленовыми лодками, которые весили
не более 18  кг  каждая.  Моя  лодка  -  это  замечательная  по
качествам  и  испытанная  в боях каноэ "Жирамакс", на которой я
активно сплавляюсь уже почти два года, считая, что лучшей каноэ
для  экстремального сплава еще не придумали. Олег везет большой
и надежный каяк "К-3" старой модели фирмы "Прийон", который как
нельзя  лучше  подходит для мощных порогов Чулышмана. Эту лодку
нам  удалось  взять  с  любезного   разрешения   С.П.Папуша   -
старейшего водника и тренера по гребному слалому, - своего рода
спонсорская  поддержка  нашему  проекту  со  стороны  человека,
который сам в свое время занимался подобными же авантюрами.
     Итак,  встреча  была  назначена на 2 августа в автовокзале
города Бийск, и мы имели весьма реальные шансы на нее не успеть
в связи с задержкой нашего рейса. С такими мыслями мы вернулись
ночевать из  аэропорта  домой,  оставив  лодки  лежать  в  зале
ожидания.  Почти  всю  эту  ночь  я  дозванивался  в автовокзал
Бийска,  чтобы  передать  послание   туристам   из   Москвы   о
злоключениях  двух  членов  их  группы, которые задерживаются и
просят ждать. Определенного результата я  достиг:  послание  на
том конце все-таки было услышано.



     В  полдень  2  августа  мы погрузились в самолет и через 4
часа были в столице Алтайского края  -  городе  Барнаул.  Здесь
было  уже 8 вечера по местному времени и нам очень хотелось еще
этой ночью оказаться на  месте  встречи,  так  как  мы  резонно
полагали, что на следующий день может быть взят автобус в горы.
      На такси за 25 т.р. мы переехали на противоположный конец
города, где остались ловить  попутный  грузовик  в  Бийск.  Уже
через  полчаса  нам  удалось уговорить остановившегося водителя
Камаза взять нас вместе с лодками с собой по трассе. Всю дорогу
мы  развлекали его и сидевшую с ним барышню разговорами о том и
сем, пока не приехали в Бийск прямо на вокзальную площадь.  Эта
дорога нам не стоила ни копейки.

     Было  уже  около часа ночи, на площади никого. Если наши и
уехали, то, как мне казалось, в этот день дальше Горно-Алтайска
они  добраться  не  могли  бы.  Поэтому  я  бросился звонить из
ближайшего ресторанчика в автовокзал Горно-Алтайска. Информации
я не получил никакой, что привело нас в полное уныние. Все наши
вещи у группы, а сама группа неизвестно где.
       В совершенно подавленном состоянии мы решили попробывать
пролезть в здание автовокзала, чтобы переночевать, и неожиданно
наткнулись  на  спящих  на  лавочке  туристов.  Радости не было
предела - это были наши друзья, а с ними еще группа водников из
Вильнюса, с которыми мы будем вместе забрасываться на Чулышман.
Таким образом, встреча состоялась.


       Рано  утром  нас  ждал  арендованный  за  1 млн 100 т.р.
"Пазик". Ночь поспать так и не удалось из за сильнейшего  ливня
и комаров. Теперь нам предстояло целый день до глубокого вечера
трястись в автобусе, пока не доедем до  села  Саратан  на  реке
Башкаус. Оттуда всевозможными способами нам предстоит двигаться
еще  около  60  км  до  начала  сплава  -  Язулинского   ущелья
Чулышмана.
      17 человек с неподъемными рюкзаками, 2 лодки, привязанные
к потолку - все это наконец  двинулось  по  Чуйскому  тракту  в
сторону  Монголии.  Дорога  ничем особенным не ознаменовалась -
постоянно клевали носом от недосыпа. Немного интереснее  стало,
когда  въехали  в  долину  Чуи.  Я  вспомнил,  как  5 лет назад
сплавлялся  здесь  с  группой  из  МГУ  впервые  в   жизни   на
катамаранах.  Уже  тогда  я успел попробывать пару раз сплав на
байдарках и, будучи  здесь  на  Чуе,  обещал  себе  обязательно
когда-нибудь  сюда  вернуться  на малом судне. Теперь, кажется,
моя мечта осуществилась: я  еду  на  Чулышман,  одну  из  самых
сложных   рек   на   Алтае,   чтобы   сплавиться   по   ней  на
каноэ-одиночке.
       В  поселке  Акташ,  где  наш  путь  уходил  в сторону от
Чуйского тракта, водитель  автобуса  объявил,  что  доехать  до
конца  у  него  не  хватит  бензина. Стали выгружаться и искать
машину в самом поселке. Через некоторое время нашелся  Камаз  с
тентом,  который согласился вести нас дальше и после финансовых
утрясок мы двинулись в сторону Саратана. Этот отрезок пути  был
оценен в 150 т.р., которые были вычтены из оплаты автобуса.
       Ехать  в  грязном  и пыльном кузове грузовика - не самое
приятное занятие, к тому же меня здорово укачало.  Дорога Акташ
- Усть-Улаган через пологий перевал в долину реки Башкаус очень
красива - проходит вдоль  крутопадающего  ручья  и  затем  мимо
нескольких  живописных  горных  озер. Жаль, что фотографировать
при такой тряске и  пыли  было  невозможно.   Когда  уже  почти
стемнело мы остановились на ночлег в километре за селом Саратан
и поставили лагерь на берегу Башкауса.



       Утро  4  августа  мы  провели  в  поисках  какого-нибудь
транспорта    в    сторону    Чулышмана.    Наконец,    нашелся
Камаз-самосвал,   который   согласился  за  спирт  завезти  нас
километров 10 на  через  первый  перевал  и  до  болота,  через
которое,   по  словам  алтайцев,  проехать  ни  на  чем,  кроме
гусеничного трактора, невозможно.   Вначале  дорога  шла  вдоль
реки и нам удалось с высоты увидеть часть Саратанского каньона.
Воды в Башкаусе очень мало - пожалуй могла бы  быть  уникальная
возможность форсировать легендарное нижнее ущелье на каяках, но
в этот раз наш путь лежал на другую легенду водного  туризма  -
Чулышман.
      Камаз легко взял умопомрачителные взлеты лесной дороги на
перевал   и   вскоре   мы   оказались   на   широкой   безлесой
возвышенности,  окаймленной горами. Упомянутое болото оказалось
не более, чем ручьем, однако, проехать через него действительно
было  никак  нельзя.  Далее путь лежал к горам вдалеке, где нас
ждали еще один перевал и долгий спуск к селению Язула,  что  на
Чулышмане.
       Экспедиции  с  полиэтиленовыми каяками в труднодоступных
местах имеют один очень существенный геморрой  -  пешая  часть.
Лодки  не разбираются, имеют длину около 3,5 м и переместить их
из точки А в точку Б крайне проблематично.  Будучи  на  Чаткале
осенью  '93  года,  мы  втроем  пронесли наши три каяка вверх к
перевалу пару километров  и  умотались  при  этом  так,  что  и
описать трудно. Хорошо, если есть возможность найти носильщика,
как это было в Непале, - тогда шерпа нес на спине  2  связанных
каяка  25  км  с  такой  скоростью,  что  мы  за  ним со своими
рюкзаками еле поспели. Оптимальный вариант -  это,  несомненно,
вертолет,  но  в  этом  случае  часто  бывает  не по средствам.
Проблемы решаются по мере их  возникновения.  Наши  каяки  были
привязаны  к  поясу рюкзака на длинной веревочке и скользили за
нами по мокрой траве. Это очень хороший выход  из  положения  -
энергозатраты  гораздо  меньшие,  чем  с тем же весом на спине;
однако, область применения такого  метода  довольно  ограничен:
если  дорога  идет вверх, то тащить становится слишком тяжко, а
если волочить по камням, то жалко лодку. Как  бы  то  ни  было,
километров  5 мы бурлачили наши суда без особенного напряжения.
       Потом откуда ни возьмись - появился трактор с прицепом -
оказывается тракторист был знаком с двумя нашими  ребятами  еще
по  заброске на Чулышман два года назад, когда те были здесь на
плоту.  Трактор был просто очень кстати, ведь впереди предстоял
крутой  подъем  на  перевал.  Вещи двух групп были погружены на
прицеп, а сами мы пустились налегке  пешком.  По  дороге  мы  с
Олегом  зашли в жилище чабана, где нас угостили айраном - очень
своеобразный вкус.   Под  самым  перевалом  нас  накрыл  дождь;
растительность  кончилась  и пошла настоящая тундра с россыпями
камней. Высота перевала - около 2300 м, вокруг - голые  горы  и
ощущение  невообразимой  дикости.   Трактор  перевез вещи через
перевал и выгрузился возле болотистого ручья,  который,  как  и
предыдущий, был колесному транспорту не по зубам. Здесь же мы и
заночевали. С дровами было туго, но  у  меня  предусмотрительно
был  взят  компактный  газовый  баллон  с горелкой - веса почти
никакого, зато хорошее подспорье в  случае  плохой  погоды  или
просто лени.




     Быстрый  завтрак и снова в лямку. Сначала дорога все время
шла слегка вверх и мы со своими  каяками  на  веревочках  также
слегка   подзатрахались.   Траверсом   подошли   к  еще  одному
перевальчику 2293 м и начали великий спуск.  На  спуске  тащить
каяк - одно удовольствие, - отстав на подъеме, теперь мы вдвоем
понеслись перегонять всех подряд и вскоре  возглавили  шествие.
Единственный человек умудрился убежать от нас - плотовик Андрей
Волков, но с ним тягаться бесполезно  -  он  был  чемпионом  по
пешему  туризму...  Скоро началась дорога и лодки пошли прыгать
по камням. Так мы их  тащили  еще  некоторое  время,  пока  вся
группа  не  остановилась на обед. После обеда лодки решено было
взять в руки и идти двумя ходками. Так мы продвинулись  еще  на
некоторое  расстояние,  после чего был применен третий способ -
моя давняя домашняя заготовка. К концам каяков  была  привязана
веревка,  за  которую они подвешивались к лямкам рюкзаков,- при
этом вес лодок ложился на плечи. Идти было довольно  тяжело,  к
тому  же  при  остановке  на  отдых  процесс  снятия и одевания
рюкзака был чрезвычайно затруднен. Так короткими  переходами  с
отдыхом  мы вдвоем пронесли все наше барахло до вечера и встали
возле ручья на ночь.




       На  следующий день 6 августа около полудня мы спустились
наконец к реке Чулышман. Последнюю часть дороги -  серпантин  -
мы  прошли опять двумя ходками: сначала рюкзаки, потом напрямую
вниз по крутому склону - с лодками на веревочке. Речка  Верхний
Тартагай,  по  которой  мы вчера хотели сплавиться вместо того,
чтобы мучиться с каяками по дороге, теперь  представляла  собой
совершенно  непроходимую  сплошную  цепь  водопадов  вплоть  до
впадения в Чулышман.
       На  поляне  на  берегу  в  двухстах метрах выше моста мы
остановились в ожидании дальнейших событий. Чуть выше по реке -
выход  из глубокого ущелья - конец Язулинского каскада, который
тянется еще 10 км вверх от так называемого  Каракемского  моста
возле  бывшей  заставы  Чулышманского  заповедника. Заброситься
туда на начало сплава мы сможем  теперь  либо  на  тракторе  по
объездной дороге, либо по горной тропе пешком.
      Разведка в деревню Язула, что отсюда в двух км за холмом,
показала, что на  трактор  нам  рассчитывать  не  придется,  но
несколько  алтайцев  готовы  за  спирт везти наши вещи на своих
лошадях и подъедут к нам к 6 вечера.
       Вокруг  на поляне полно шампиньонов и мы готовим себе на
обед шампиньоновый суп. Затем, пока есть время  идем  кататься.
Вода  чистая  и, похоже, ниже среднего, что для каяков означает
большие  шансы  на  максимальное  прохождение.   После   пешего
перехода  нет  никаких  сил,  чтобы  еще как-то грести на воде,
поетому  катаемся  всего  каких-нибудь  пол-часа.  Несмотря  на
усталость,  мне все равно очень приятно вновь ощущать white wa-
ter, ведь в последний раз я сплавлялся в Непале уже больше  чем
пол-года  назад  - в ноябре '93.  Погода меняется с невероятной
стремительностью:  только  что  ходишь  в  одних  плавках   под
немилосердным  солнцем,  а  через  пять  минут вдруг сильнейший
ливень с градом заставляет одевать теплые свитер и штаны.
       Половина  вильнюсской  группы  остается  стоять  лагерем
здесь, с ними мы оставляем часть вещей  и  продуктов.   Алтайцы
оказались на редкость пунктуальны - приехали ровно в 6 часов. К
сожалению, наши с  Олегом  надежды  погрузить  на  коней  лодки
оказались  тщетными  -  как  мы  ни  пытались уговорить хотя бы
попробывать, ничего не получилось. Придется опять тащить их  на
себе.   Вобщем,  не  везет.  К  тому  же  навьючить рюкзаки нам
достался в жопу пьяный алтаец по  имени  Савелий,  который  уже
успел  напиться  и  совершенно  не  мог понять, что вокруг него
происходит.
       Как-то  мы все-таки тронулись. Погода испортилась, полил
дождь. От основной группы мы отстали, хорошо еще один каяк  нам
помогли  нести  Дима Марчук с Эриком, которые тоже ушли вперед.
Савелий то ехал, то не ехал, а наши два рюкзака, по неопытности
собранные  один легче другого, сбились на одну сторону и мешали
лошади идти. Решив исправить положение и  перепаковать  их.  мы
неожиданно  встретили  сопротивление  Савелия,  который  что-то
нечленораздельно мычал и не давал нам более  удобно  разместить
рюкзаки на седле. В конце концов в сердцах мы послали алтайца с
его конем на три буквы и понесли все сами.  Но,  видимо,  мозги
Савелия  еще  не  окончательно  атрофировались, поскольку таким
нашим действием он был определенно задет. Он вскоре нагнал  нас
и  мы  вновь  навьючили  на  него  нашу  поклажу. После этого я
потащил за веревочку каяк по траве, а Олег  остался  воевать  с
Савелием, чтобы тот все-таки ехал в нужную нам сторону.
       Был  уже  девятый час вечера, перед нами еще не меньше 8
километров, а уже темнеет. Где-то внизу со склона видны пороги,
которые  с  высоты и в сумерках смотрятся очень зловеще. Теперь
мы идем вшестером: Марчуки, Эрик, Олег, я и  Савелий  на  коне.
Эрик, который был здесь и знает тропу, завел в конце концов нас
все ниже и ниже в лесок на самом берегу, после чего мы уперлись
в  скальный  бом.  По  скалам  в  темноте  лазить  не хотелось,
поэтому, как это ни неприятно, пришлось  возвращаться  назад  и
вверх. К этому кульминационному моменту нашего злоключения плюс
ко всему бесследно исчез Савелий.
        Примерно   через  час,  когда  по  рассчетам  до  места
оставалось совсем немного, одна лодка была брошена. После того,
как  стало  совсем  темно  и  мы с открытого места вошли в лес,
пришлось бросить и вторую. Вброд перешли речку Верхний Кулаш  и
еще  в  полутора  км  выше  на  берегу Чулышмана обнаружили наш
лагерь. и свои рюкзаки, которые Савелий все же  довез,  видимо,
не без помощи своей умной лошади.
        Трудовой день был закончен.




          7  августа был за все время, пожалуй, самый спокойный
день. В этот день по плану наши московские и вильнюсские друзья
должны были строить свои катамараны. Если к завтрашнему дню они
сумеют зпкончить это нелегкое  занятие,  то  уже  завтра  может
стать первым сплавным днем. Вообще проблема времени на маршруте
доставляет нам с Олегом все большее беспокойство,  так  как  мы
рассчитываем  быть  в  Москве  числа 18 максимум, что на неделю
раньше  запланированного  возвращения   наших   попутчиков   на
катамаранах.
       Олег  по десять раз пересчитывает дни, пытаясь составить
временную схему нашего прохождения Чулышмана.  Однако,  как  ни
крути,  для  того,  чтобы  успеть,  нам  придется оторваться от
катамаранов уже на первый- второй день сплава  и  рвать  вперед
вдвоем  в  автономном  режиме.  Я в принципе против того, чтобы
проходить Язулинское ущелье без какой либо поддержки со стороны
катамаранов,  к  тому  же у москвичей есть видео, и посниматься
было бы совсем неплохо. Мне также, как  и  Олегу,  хотелось  бы
вернуться  домой числа 17-18, так как именно в эти числа у меня
договоренность о поступлении на хорошую работу и мне  очень  не
хотелось  бы  опоздать. Тем не менее, идти на каяках вдвоем без
катамаранов реку высшей категории сложности, рассчитывая только
на  самостраховку,  -  это  кажется  чистой воды авантюра. Олег
говорит, что знай, что все так повернется заранее, он никогда в
жизни  не  согласился бы на мое предложение, когда я ему звонил
еще в Москве. Но проблема, похоже, неразрешима. В конце  концов
наши  временные рамки остаются приоритетом, а в остальном - как
получится.

            Утром  возвращаемся  километра  2  забрать  лодки и
просмотреть водопад Чертов Мост - первая серьезная  задница  на
маршруте.  Вдоль  тропы  на  склонах  гор - россыпи земляники -
ползать можно до бесконечности. Вокруг -  сказочная  красота  и
дикость;  толко  ради одних этих седых гор и девственных горных
лесов стоило сюда  приехать  за  тысячи  километров  из  нашего
пыльного города...
       Чертов  мост  впечатляет:  очень  сложный  заход,  затем
скальное сужение и подряд два слива - первый  1,5  и  второй  -
более  3  метров.  Несколько  ветхих  бревен, перекинутых между
скалами прямо над самим водопадом, образуют мостик, тестировать
прочность которого желания не возникает.
      С погодой нам везет - по возвращении в лагерь мы купаемся
в чистой воде реки и загараем  на  ярком  солнце.  Наши  друзья
трудятся   над   своими  катамаранами.  Дневную  активность  мы
заканчиваем прохождением порога Мустафьева чуть выше по течению
-  неплохой порог с мощным прижимом - разминка перед завтрашним
стартом.




       8  августа  в час дня весь табор, возглавляемый каяком и
каноэ, отплывает от берега. Москвичи едут на катамаранах-двойке
и   четверке,   из  литовцев  Язулу  идет  только  катамаран-4,
остальные стоят лагерем внизу у выхода из ущелья.
       До  Чертова  моста  минут  15  сплава и несколько мощных
водосбросов.  Чувствуется, что для малых судов эта  река  -  не
расслабляйся,  а  то будет плохо. Идем на груженых лодках, что,
конечно же, сказывается на маневренности и создает определенные
трудности.   Отрезок  до  Чертова  моста,  который  мы  считаем
прогонным, на любой другой реке стал бы украшением маршрута.
       На  Чертовом мосте мы разгружаем лодки и еще раз идем на
простмотр.   Наше   прохождение   водопада   доставляет    кучу
удовольствия  зрителям,  снимается  на  десяток фотоаппаратов и
видеокамеру. Заход - непрерывный слалом из суводи в  суводь,  а
сам  водопад  достаточно  безопасен, так как сразу за последним
сливом - около 100 м стоячей воды.
       Пример  каяков  раззадорил наших катамаранщиков - двойка
решила не терять даром времени и пойти нам вослед. Слаломить  в
узком  потоке  катамарану  оказалось  сложнее;  вскоре  он  был
посажен на камни,  а  при  стаскивании  перевернулся,  попал  в
прижим и был поломан в нескольких местах.
       Мы  оставляем  наших  друзей и вещи на Чертовом мосте, а
сами налегке пускаемся дальше.  Следуют  еще  несколько  мощных
порогов с большим падением воды, из которых запоминается один с
красивейшим  1,5  м  вертикальным  сливом,  который   в   свете
заходящего  солнца представляет совершенно потрясающее зрелище.
       Был уже седьмой час, когда мы остановились просматривать
препятствие  с  многообещающим  названием  Оборотень.  Основная
ступень  была  скрыта  за  береговой  скалой,  куда  можно было
подползти только по выступам возле самой воды. Здесь  случилась
неприятность:  я  поскользнулся  и  съехал в воду. Уцепиться за
скользкие камни оказалось невозможно и вода неумолимо  потащила
меня  вниз. Я проплыл всего не более 20 м: нырнул в пару бочек,
отбрыкнулся ногами от скалы в прижиме и затем вылез  на  берег,
оказавшись  в  суводи  -  все  вместе  несколько секунд. Этакий
просмотр порога с воды.  На этом сегодняшний сплав решено  было
закончить.  Мы  вернулись к Чертову мосту за вещами и поставили
базовый лагерь на следующие два  дня  над  Оборотнем  вместе  с
москвичами и вильнюсцами.




       Начали ниже Оборотня. Этот порог крайне опасен: он имеет
проблематичный заход с хаосом камней и бочек,  после  чего  вся
эта  радость  заканчивается  гибельным прижимом под скалу, куда
уходит почти вся масса воды.
       Дальше  идем  медленно,  тщательно  просматривая  каждое
препятствие.  Проходим по очереди  со  береговой  страховкой  и
фотографированием.   Сплав  получается напряженный, я чувствую,
что еще не вработался в реку, пару раз даже  переворачиваюсь  с
эскимотированием.  Хлопоты доставил порог Большие Глыбы - долго
ходили по берегу, почесывая репу, но  в  итоге  решили  обнести
основную   ступень,  где  каяк  вряд  ли  смог  бы  пройти  без
переворота  с   непредсказуемыми   последствиями.    Постепенно
добрались  до  второй  жемчужины Чулышмана - водопада Три Вовы.
Здесь вся  вода  падает  с  5-метровой  высоты  и  через  50  м
быстротока в скальном каньоне обрушивается еще одной ступенью -
Затычка с несколькими бочками глобального размера. Прыгнуть Три
Вовы было бы возможно, будь после него достаточно длинный плес,
где можно организовать хорошую страховку.  Но  в  нашем  случае
Затычка,  или  лучше  назвать  Мясорубка,  с ее обваливающимися
горами воды - это место, куда на каяке лучше не соваться  из-за
больших  шансов  заторчать. В то же время выбраться с короткого
быстротока в отвесном скальном коридоре крайне сложно, а о том,
чтобы  поставить  какую-то  эффективную  страховку  и думать не
приходится.
       Таким образом, мы решаем подобраться вплотную к водопаду
и сделать обнос. Пол-километра перед Тремя Вовами - непрерывная
цепь  мощных  сливов с короткими участками спокойной воды между
ними. Наконец, вылезаем на берег перед водопадом и тащим  лодки
вверх по склону к лесу.
      Обнос, фотосъемка и перекус заняли около часа, после чего
продолжаем сплав. Снова один  за  другим  короткие,  но  мощные
водосбросы.  Один  слив  доставил  особое удовольствие: из двух
проток более безопасная представляла собой корридор  под  двумя
нависающими  глыбами с длинным языком слива - просто аттракцион
Американские горки!
       Первый  длинный  плес  на  реке - около 200 м - здесь мы
решаем остановиться. На сегодня достаточно; оставляем  лодки  в
лесочке, а сами возвращаемся в лагерь.




       Сегодня  сначала несем вещи вниз к выходу из ущелья, где
стоят лагерем литовцы. Это занимает пол-дня и когда мы приходим
к  лодкам,  на  часах  уже  около  двух. Тем не менее, мы полны
решимости штурмовать  оставшуюся  часть  Язулинского  ущелья  и
закончить   по   возможности  сегодня  к  вечеру.  Наши  друзья
благополучно прошли вчера Чертов Мост и  теперь  разбираются  с
Оборотнем.   Попрощавшись с ними сегодня утром, мы, очевидно, в
следующий раз увидим их уже только в Москве.
       На  сегодняшний  день  сплава мы имеем несколько грозных
именных препятствий. Подробная лоция,  списанная  у  литовцев,в
плане  точности  оставляет  желать  лучшего;  к  счастью пороги
теперь разделены прогонными участками метров по  100,  так  что
все достаточно наглядно и неожиданностей не возникает.
       И  вот  перед  нами  очередная задница - порог Винт. Эта
штучка просто шокирует: вся масса воды валится с двух метров  в
наклонную  плиту  и  отражается гигантским винтообразным валом,
поднимающимся на высоту самого  слива.  Все  это  чудо  природы
зажато  в  каньоне с вертикальными стенами, испускает неистовый
рев и в свете яркого солнца выглядит просто сумасшедше.
       Мы  отдаем  дань уважения этому монстру тем, что покорно
обносим его по скалам у самой воды. Садимся в лодки  и  тюленим
спуском прыгаем с каменной полки в воду.
       Скоро  следует порог-непроход для катамаранов Мариванна,
который, оказывается, совершенно невозможно  просмотреть  из-за
голых  скал  по  берегам.  Я битые пол-часа карабкаюсь по осыпи
довольно высоко над рекой в тщетных попытках  увидеть  что-либо
внизу,  пока Олег катается по подпору воды - моя лодка занимает
единственно возможное место выхода на берег.
       Я решаю идти первым - все-таки лазил смотрел, хотя и без
особого результата. Какой-то намек на линию движения я  все  же
высмотрел, и в конце концов все обошлось благополучно.
       Еще  из  запомнившегося  был здоровенный живописный слив
через  всю  реку,  весь  из  себя  такой  важный,   но   вполне
безопасный.   Потом случилось ЧП. Почему-то ЧП случаются в этот
раз только со  мной.  Не  слишком  хорошо  просмотрев  какое-то
очередное   препятствие,   я   влетел   в   огромную  бочку  и,
естественно, в ней и залип.  Несколько мгновений я еще держался
на опоре, потом перевернулся, эскимотировал, вновь перевернулся
и т.д. Видимо, я пришелся барышне по вкусу, потому  что  только
лишь  после  того,  как я отстрелился от лодки, она решила меня
отпустить,  предварительно  швырнув  под  воду   на   приличную
глубину.
       Каким-то интересным образом мне удалось удержать в руках
и лодку и весло, - наверно, в результате упорных  занятий  всем
этим маразмом в течение нескольких лет, все-таки вырабатываются
определенные безусловные рефлексы.
       Отчаянно работая ногами, я ушел с середины реки и вскоре
завис на обливном камне прямо возле берега. Подоспел  Олег,  мы
отлили мою лодку, сжевали по сникерсу с горячим чаем из термоса
и двинули дальше. Мне не хочется об  этом  думать,  но  это  ЧП
могло бы стать довольно бесславным окончанием нашей экспедиции.
      Скоро мы вышли ущелья и радости нашей не было предела. За
три дня в бешенном темпе мы сделали это, пройдя максимум  того,
что можно идти на каяках!




      Распрощавшись с литовцами и упаковав все пожитки в лодки,
в пол-одиннадцатого мы уже были на воде. Река  спокойна  и  это
для  нас  сейчас  лучшая  награда  после вчерашней нервотрепки.
Кажется, что все самое сложное  позади  и  можно  расслабиться,
наслаждаясь алтайскими красотами.
       Однако  скоро  выясняется, что это совсем не так. Долина
постепенно сужается, появляются  порожки,  потом  пороги,  вода
становится  мощной  и  появляется ощущение щепки в потоке. Олег
жалуется  на   плохую   маневренность   каяка,   объясняя   это
разбалансированностью  из-за багажа в корме - потом выясняется,
что, кроме всего прочего, у него еще  и  дыра  в  днище,  через
которую хлещет вода.
       Мы  делаем перекус, заезжаем за поворот и тут начинаются
серьезные пороги. Это Шавлинское ущелье, которое  уже,  видимо,
давно  началось, поскольку порог за поворотом мы определили как
порог  Кульминация   -   водное   месиво   между   здоровенными
булыжниками.  Далее  -  везде...  Длинные мощные пороги следуют
практически без перерыва.
        Просмотры   отнимают   много   времени.  Со  страховкой
становимся как бы только для галочки - в случае  непредвиденных
обстоятельств  эффективность  броска  спасательной  веревки под
большим   сомнением.    Уже   перевалило   за   6   вечера    и
психологическое  напряжение  приближается  к критической точке.
Ищем место для ночевки, но  как  назло,  кругом  лишь  камни  и
осыпи.  Наконец,  проехав  еще  некоторое  расстояние,  находим
небольшой пятачок с костровищем  -  очевидно  местная  рыбацкая
стоянка.
        Пока  я  разбираюсь  с  лагерем  и  пищей,  Олег  полез
разведать,  что   за   поворотом.   Нам   не   терпится   найти
подтверждение, что мы где-нибудь на выходе из ущелья.
       Эту  ночь  мы  проводим  в  одиночестве  под  рев воды и
надеясь, что основные препятствия Шавлинского ущелья позади.




       Вчера  мы  действительно проехали практически все пороги
Шавлинского ущелья. Проехали как я теперь  понимаю,  просто  на
грани  фола.  Слава Богу, что все обошлось. За поворотом долина
расширилась  и  вскоре  мы  миновали  устье  реки  Шавлы.  Олег
поставил  заплатку  на  свой  каяк и теперь ощущал себя гораздо
увереннее.  В 10 минутах  сплава  от  места  нашей  ночевки  на
берегу  мы  увидели  огромный  крест  -  в  память  о трагедии,
произошедшей здесь в мае 1993 года при большой  воде.  Тогда  в
ущелье   погибло   сразу  4  человека.   То,  что  нам  позднее
рассказывали об этой истории, очень противоречиво. По одной  из
версий   из-за  ссоры  с  алтайцами  туристам  пришлось  срочно
уплывать неподготовленными и при вечерних сумерках.
       Мы  можем  только  подозревать,  какой кошмар творится в
Чулышманских ущельях в большую воду. Будь  вода  даже  на  метр
выше,  чем  сейчас,  наш  сплав  был  бы во много раз сложнее и
опаснее.  Перед  впадением  Шавлы  мы   встретили   группу   из
Новокузнецка  -  милиционеры в отпуске,- которые прилетели сюда
на вертолете и собирались  спускаться  по  реке  на  громоздком
деревянном   плоту  на  надувных  автомобильных  камерах.  Было
удивительно видеть это могучее сооружение с  резными  перилами,
мачтой  и  чуть  ли  не  со  спасательными  кругами  по бортам.
Милицейская  братия  была   настроена   весьма   решительно   и
планировала смелый штурм нижних каскадов Каша и Туданского.
        Снова,   как   и  вчера,  первая  половина  дня  -  это
расслабление на спокойно текущей воде. Погода  солнечная,  река
разлилась  протоками и течет в живописной котловине, окруженной
горами. К обеду перед Кашей мы нагнали группу  волгоградцев,  с
которыми  пересеклись  еще  на  пешей  заброске. Они собирались
делать дневку и ставили лагерь перед первой  ступенью  каскада.
Всего  в  Каше  6 ступеней - совершенно грандиозный супер-порог
длиной около 4 км.  В этот  день  мы  прошли  три  ступени,  из
которых  наибольшие  затруднения  вызвала  вторая  с мощнейшими
бочками через все русло.  Хотели было даже обносить,  но  нашли
лазейку  -  "канализация" под левым берегом. Этот путь был тоже
непрост, хотя и не так страшен: несколько  метровых  сливов,  в
одном из которых Олег даже умудрился перевернуться. Такой сплав
по  "канализации"  очень  напоминает  мне  альпийские  речки  в
Швейцарии:  мало  воды,  но  бешенное  падение.   После третьей
ступени показалось, что на сегодня  хватит.  Вставать,  однако,
абсолютно негде. Долго гадали, на каком берегу лучше: на правом
есть небольшая песчанная площадка под палатку, а на левом, хоть
и нет ничего, кроме осыпного склона, но зато где-то в отдалении
стоят  волгоградцы.  Все-таки  решили  перечалиться  на  левый,
оставить  все,  кроме  спальников и палатки на камнях и пойти к
людям.  Ужин  сготовили  прямо  среди  глыб  на  берегу,  затем
собрались и полезли вверх к тропе.
        Волгоградцы   встретили   нас   очень   радушно,  долго
выспрашивали что да как, угощали чаем с тортом. А мы, вспоминая
Новокузнецких  милиционеров,  дивились, что же они будут делать
здесь со своим кораблем, разбирать и обносить по  частям?  Ведь
легко  себе  представить,  какое впечатляющее крушение Титаника
последует, если идти Кашу на таком судне.




        Утром  волгоградцы  любезно  согласились  страховать  и
фотографировать нас на оставшихся трех ступенях. Часов в 10  мы
были  уже  на  воде.  Погода  отличная, вода просто искрится на
солнце. Шестая ступень  оказалась,  наверно,  самая  мощная  из
всех.  Я  проехал  сбоку  возле  берега,  не  имея ни малейшего
желания лезть в пенное месиво по центру. Олег хотел сделать  то
же,  но  выбрав  немного другую линию захода, немного не успел,
попал в небольшую бочку, которая скинула его в самое что ни  на
есть  пекло.  Было  страшно смотреть, как огромная пенная пасть
начинает подсасывать его каяк. Ему к счастью  все-таки  удалось
перегрести обратный подсос и все кончилось вполне достойно.
       Настало время прощаться с гостеприимными волгоградцами и
продолжать сплав. Сегодня мы должны дойти до устья реки Чульча,
а это еще около 30 км и каскад Туданских порогов. Каша остается
позади, следует еще один порог  Ворота  с  опасным  прижимом  в
огромный  камень, который перегораживает 3/4 реки. Просматривая
порог, обнаруживаем табличку, прибитую к  скале.  Проходим  без
трудностей - после Каши все кажется ерундой.
       Чулышман продолжает течь в узкой безлесой долине; пейзаж
напоминает среднеазиатский - желтые сухие  горы  и  темно-синее
безоблачное  небо.  Погода  тоже,  как  в  Средней Азии - палит
немилосердное солнце.
       Лениво  сплавляясь по течению после обеденного перекуса,
чуть было не пропускаем жемчужину Алтая -  20-метровый  водопад
на  реке  Куркуре.  Вылезаем  на  берег и идем фотографировать.
Такую красоту описать словами просто  невозможно.  Я  видел  во
многих  западных журналах по каякингу фотографию этого водопада
и человека, который прыгает с него в каяке. Подпись внизу  была
следующая: 'Narcotic Nosedive - Sud Sebirie'. Я все недоумевал,
где же была сделана эта фотография. Теперь я  не  только  знаю,
где находится этот красивейший водопад, но и увидел его воочию.

 /* Замечание Дмитрия Кувалина */

     На Туданских порогах делаем второй перекус. Пороги мощные,
но после того, что мы прошли, уже не  кажутся  особо  сложными.
Есть  только  ощущение  некоторой  усталости  - мы уже порядком
наелись бурной воды, интенсивность  которой  не  снижается  уже
шестой   день   подряд.   Да,  пожалуй,  Чулышман  -  это  река
экстра-класса, а для  меня  лично,  несомненно,  вершина  среди
всего того, что я когда-либо проходил на каноэ или байдарке.
       Еще  в  этот  день  были  Утукайские  пороги, которые не
оставили сильного впечатления -  просто  мощные  шиверы.  Из-за
вечернего  солнца  в  глаза  было  похоже,  что плывешь в белых
снежных сугробах.  Далее 2-3 км до Чульчи  река  успокаивается.
Порогов  больше  не  будет.   Завтра - 40 км плеса до Телецкого
озера. Чулышман пройден.




       В  устье  Чульчи  мы  оставили записку тем, кто идет нам
вослед. Сегодня предстоял тяжелый день - доплыть  до  озера  по
абсолютно гладкой воде.
      Первая половина дня была жаркой и мы наслаждались солнцем
- загорали и купались. Миновали устье Легендарного  Башкауса  -
вполне возможно наш следующий вариант в будущем году.
       По  мере  приближения  к  озеру погода изменилась, задул
сильный ветер, пошел дождь. Вконец  измотанные  греблей  против
ветра,  мы,  наконец  вплыли  в  Телецкое  озеро и встали возле
Новосибирской турбазы. Завтра у них смена туристов-путевочников
и  мы  сможем отправиться на буксире на другой конец озера. Это
очень кстати, так как с транспортом через  озеро  нынче  более,
чем туго.




       До  4  часов  дня  загораем  и  купаемся  как заправские
курортники, затем приходит катер и мы  отправляемся  в  далекое
плавание,  которое  длится  более 5 часов. Проезжаем интересное
местечко Чири - сюда после революции был сослан кулак,  который
на  склонах  гор  своими  руками насыпал террасы, навез земли и
вырастил прекрасные яблоневые  сады.  Теперь  здесь  фермерское
хозяйство его потомков.
       Пока  плыли,  разыгралась  непогода,  пошел  дождь. Люди
забились с вещами в тесную каюту. Было уже совсем темно,  когда
мы  выгрузились  на  причале  деревни  Артыбаш.  Нашим надеждам
уехать  с  плановыми  туристами  на  автобусе   в   Новосибирск
осуществиться не удалось - каяки в салон не влезли. Через озеро
мы переплыли относительно быстро и дешево - 10 т.р. за двоих  и
лодки. Уже это можно считать удачей.
      В темноте под дождем посреди деревни мы поставили палатку
и так проспали до утра.




       Встали  рано,  чтобы  поспеть  на  рейсовый  автобус, но
водитель, увидев лодки, дал деру. Мы переместились  на  дорогу,
чтобы  ловить попутку, но до полудня так ничего и не поймалось.
Похоже было, что звезда  нашего  везения  закатилась.  Все-таки
неразборные   каяки  создают  порой  неразрешимые  транспортные
проблемы. Шансов заторчать  гораздо  больше.  Не  будь  с  нами
лодок, мы, возможно, сейчас были бы уже на подлете к Москве.
       Нашлись-таки  автотуристы  на  Ниве  с прицепом, которые
взяли нас до Бийска. Вот это уже потрясающее везение!
       Приехав,  мы  обнаружили,  что  багажное  отделение  ж/д
вокзала уже закрыто и, чтобы отправить лодки,  нужно  ждать  до
завтрашнего  утра.   Делать  нечего, как только темнеет, ставим
палатку в скверике возле вокзальной площади.




      Лодки отправляются на поезде в Москву, а мы переезжаем на
Икарусе в Барнаул и стремимся в аэропорт,  чтобы  вечером  быть
дома.
       На этом наша история покорения Чулышмана может считаться
законченной.
       Наверно,  эта экспедиция по одной из самых сложных рек в
СНГ автономно вдвоем на каяке и каноэ может считаться серьезным
достижением  в водном туризме, хотя также возможно, что все это
останется навсегда только нашим общим с Олегом воспоминанием. В
любом  случае,  мне лично просто крайне приятно осознавать, что
все- таки сделали это, несмотря  на  все  сложности.  Это  было
достижением прежде всего для нас самих, не правда ли, Олег?



Москва.  Август 1994.





 Email: extro@aha.ru

          Наше  путешествие  на  Чулышман  началось  не  совсем
удачно: самолет Москва - Барнаул - Нерюнгри, отправляющийся  из
Москвы  в  полночь,  почему-то решил лететь не через Барнаул, а
через Омск. В результате этого  мы  смогли  вылететь  только  в
полдень следующего дня и прибыли в Барнаул примерно часов в пол
девятого. На  тачке  рванули  до  "перекрестка"  -  место,  где
сливаются  две  дороги  на  Бийск в примерно 30 км от Барнаула.
Через минут сорок - час достаточно безнадежных  усилий  удалось
поймать  Камаз  с  прицепом  до  Бийска.   Водитель  взял  нас,
несмотря на то, что нарушал правила - у него еще сидела девочка
лет   двадцати   -  товаровед,  к  которой  он  нас  все  время
ненавязчиво сватал. В Бийске он подвез  нас  прямо  до  ж.д.  и
автовокзалов. Была уже кромешная ночь, на пустой площади никого
не  было  видно.  Через  полчаса  метаний   и   достаточно-таки
истеричного телефонного разговора с диспетчерской автовокзала в
Горно-Алтайске из коммерческой кафешки на площади, нас  занесло
на задний двор автовокзала, где мы и нашли нашу группу.
          Затем мы ночевали там же во дворе, и ночью шел жуткий
ливень - просто природный катаклизм. Я еще подумал, что не  дай
бог  нас  застанет такое на реке. Дорога до Акташа на следующий
день почти не запомнилась - слишком хотелось  спать.  В  Акташе
оказалось,  что  ПАЗик  дальше  ехать  не  может - нет бензина.
Водилы оказались весьма порядочными ребятами и сами предприняли
попытки  найти  для  нас  транспорт. В результате мы доехали до
Саратана на тентованом Камазе за 150 т.р., которые были вычтены
из  оплаты  автобуса.  Дорога  Акташ  -  Улаган - Саратан очень
живописна, красивейшие перевалы и горные  озера.  На  следующее
утро  на  другом  Камазе заехали на первый из трех перевалов по
дороге на Язулу. Места  здесь  уже  совершенно  дикие,  никакой
Сникерс  сюда  еще  не  дошел  и  вряд ли скоро дойдет. Валютой
служит спирт, мерой расстояния - дни пути, время здесь - только
понятие,  обозначающее  смену  времен  года и дня и ночи. Когда
говоришь кому-то, что  торопишься,  на  тебя  смотрят,  как  на
извращенца.
          Камаз  выгрузил нас у заболоченного ручья, который он
не мог форсировать, и наша пешка началась. Надо сказать, что мы
с  Колей  не вполне представляли, как же все-таки мы собирались
транспортировать каяки. Коля говорил, что разрабытывал какую-то
систему  крепления  лодки  к  подвеске  рюкзака, но, видимо, он
подсознательно  надеялся,  что  до  этого  дело  не  дойдет.  В
результате  мы решили пока вести каяки за собой на поводочке, а
там  видно  будет.  Все-таки  это   было   достаточно   тяжело.
Экспериментальным  путем  выяснилось,  что  чем  легче  лодка и
соответственно больше груза на спине, тем легче волочить.  Часа
через  два  с  половиной  нас всех по очереди подобрал какой-то
трактор с телегой, манна небесная, и впер все наши  пожитки  на
второй  перевал - да благословит Аллах весь род его. Мы перлись
бы туда целый день и затрахались бы ужасно.  На  перевале  тучи
ходили  хмуро  и  край суровый был совершенно тишиной объят. До
лагеря мы добрели уже практически в темноте, поставили палатку,
быстренько сготовили еду на газу. Вообще надо сказать, что Коля
- большой оригинал - он, видите ли, не ест ни  рыбы,  ни  мяса,
чем,  вероятно,  отчасти  объясняется  тот  факт,  что мы взяли
автономную раскладку. Я с интересом принял его  предложение  по
поводу  отдельной  раскладки  без  мясных продуктов, считая это
какой-то  его  вегетарианской  блажью  и  желая  таким  образом
"поддержать  компанию".  Последнее  время  я  заметил  за собой
некоторое безразличие в вопросах еды и ее разнообразия,  и  это
не  было  для  меня  большой  жертвой.  Еще  у нас была газовая
горелка - вещь черезвычайно удобная  и  приятная  в  обращении,
особенно  по  сравнению с примусом. Мы готовили прямо в палатке
и, что меня особенно удивляет, ни разу ничего по  крупному  там
не    пролили.   Вечер   был   ознаменован   вполне   умеренным
интернациональным Российско-Литовским возлиянием  (с  нами  шла
группа  из  Литвы)  за  успешное начало маршрута и несбывшимися
надеждами на продолжение путешествия на тракторе.
          На следующее утро мы двинули своим ходом на последний
третий перевал. Пожалуй, это был  самый  тяжкий  участок  пути,
несмотря  на  то,  что  я  уже успел приспособиться к волочению
каяка.  Нас преследовали глюки - все время казалось,  что  едет
трактор.  Часа через три мы таки вперлись на перевал и покатили
вниз. Это уже, конечно,  был  совершенно  другой  коленкор.  Мы
моментально  догнали  и  перегналии  всю  группу  кроме  Андрея
Волкова, который так  упилил,  что  даже  ночевал  один  где-то
впереди.  Один  раз на спуске я даже чуть было не принял смерть
от коня своего - каяк настиг и стремительным домкратом отправил
меня катиться вниз по склону. К вечеру народ стал совсем вялым,
отдыхали через каждые 100-200 метров. Дорога пошла  каменистая,
и  мы  пожалели  наши  лодки и решили их нести. Вот тогда- то и
начались танталовы муки. Если идти в две ходки,  то  расстояние
утраивается  -  непрактично;  если привязать каяки к лямкам, то
очень тяжело - около 50 кг на рыло. Мы даже хотели сплыть  вниз
по  притоку,  но  к счастью лень победила. На следующий день мы
шли вдоль сплошного завально-водоподного участка в  глубоченном
каньоне  с  отвесными  скалами.  Когда  мы дошли до Язулинского
моста, начался расслабон, мы  с  Колей  даже  пошли  поплавать.
Где-то  в  промежутке  между  всем  этим пару раз с ясного неба
сыпал жуткий ливень с градом. Погода здесь может меняться за 15
минут  от божьей благодати до сущего ада. Первые впечатления от
воды и лодок были несколько сумбурны  и  особой  уверенности  в
собственных  силах не внушили. Под вечер прискакала конная орда
и наши вещи погрузили на лошадок. Я катался на коне, правда  не
быстро  и  не  далеко.  Нам  достался  Савелий  - существо, вся
жизнедеятельность коего обеспечивается несколькими  простейшими
рефлексами,  а  также очень умной и послушной лошадью, которая,
по-видимому, выполняет за него всю умственную работу.
          Вообще-то это был полнейший прикол, если отвлечься от
сопутствующих обстоятельств. Что меня  больше  всего  удивляет,
так  это  гамма  чувств,  которые я к нему испытывал. Сначала я
просто  мечтал   как-нибудь   нанести   ему   тяжкие   телесные
повреждения  или  сбросить его с обрыва и завладеть лошадью. Но
постепенно это  желание  сменилось  какой-то  непонятно  откуда
взявшейся   добротой   и   любовью   к  нему  как  к  какому-то
экзотическому и редкому животному, меньшему  брату.  Я  пытался
уговаривать  его, проникнуть в его душу и т.д. В конце концов я
совершенно затрахался. Первое время я вел его лошадь на поводу,
и  мы  двигалиись  достаточно быстро. Но, видимо, его что-то не
устраивало,  что-то  шло  не  так,  и  он  пустился  в   долгие
переговоры.     Оказалось,   что   он   приглашал   меня   тоже
взгромоздиться  на  бедное  животное  и  скакать  вместе.   Мне
пришлось  подчиниться.  Как же я завидовал обладателям большой,
мягкой и комфортной попы! Я многое  бы  отдал  тогда  за  такую
роскошь.  Мы  догнали  наших,  и  я  спешился.  Эрик вел нас по
нижней короткой  просмотровой  тропе,  и  вскоре  мы,  конечно,
уперлись  в  скалу,  и  ничего  не оставалось делать, кроме как
тащиться взад и вверх.  Остальная  группа  держалась  вместе  с
ордой,  нас  было всего пятеро, не считая Савелия и лошади. Тут
оказалось, что Савелий куда-то слил. Это  произошло  совершенно
незаметно  и  очень  быстро.   Естественно, это не добавило нам
спокойствия. Уже глубокой ночью мы добрались до лагеря, оставив
лодки  км  за  2. К счастью Савелий с нашими рюкзаками добрался
дотуда  и  благополучно  доставил  наши   пожитки.   Это   была
определенно   большая   удача.   Основную   заслугу  я  склонен
приписывать лошади. Видимо, она поняла,  что  надо  доехать  до
Каракемского моста и успешно выполнила эту задачу.
          На  следующий день мы отходили, я ремонтировал банку,
которая держалась на соплях, проходили порог Мустафина.  Это  -
достаточно  приличная  плюха, с одним ! по схеме. Я с некоторым
содроганием поплыл за Колей,  который  битый  час  просматривал
порог  пока  я делал банку. Все прошло весьма гладко, каяк даже
почти не зарылся, спрыгнув с полутораметрового сливака. Мы  еще
потренировались  немного  и  вернулись  в лагерь, чувствуя себя
победителями. На следующий день мы с трудом дождались  отплытия
всей  шаблы,  и  тут  началось. Мы простмотрели Чертов Мост, до
которого было около  двух  км,  но  не  утрудились  глянуть  на
фоновый  сплав  до него. Насколько я помню, там было по крайней
мере 4 здоровых сливака больше 1 м,  в  которые  мы  плюхнулись
практически  вслепую.  Мой  каяк  -  классная машина - почти не
кусало. Коле приходилось туже, но все прошло хорошо. Я, однако,
остался  под  весьма  сильным впечатлением от всей этой фишки и
твердо решил смотреть все, что не видно с воды, особенно  когда
мы  пойдем  вдвоем. Вообще, это был сплошной экстаз, такого мне
еще испытывать не приходилось.
          К тому моменту уже стало ясно, что большую часть пути
нам придется преодолевать  вдвоем,  т.к.  группа  абсолютно  не
торопилась,  а  нам  надо было приехать к 18, на неделю раньше,
чем они планировали.
          К двум доехали до ЧМ. Группа не собиралась идти его в
этот день. Вода в тот день упала на примерно 15 см, и последняя
бочка  выглядела весьма угрожающе, хуже, чем в предыдущий день.
Я колебался, было стремно. Коля - герой! - твердо решил идти  и
уже  слабо  реагировал  на  посторонние раздражители. Вообще, я
заметил, что если уж он на чем-то  сосредоточился,  то  склонен
впадать в некое сомнамбулическое состояние и почти не замечает,
что творится вокруг.  Примерно в таком же  состоянии  он  ходил
смотреть  Оборотня. Короче, он плюхнулся в первый слив, который
составлял наше самое главное беспокойство, благополучно проехал
его и сиганул в основной сливак.  Там он, естественно, лег, два
раза вставал, не встал и отстрелился.  Там  после  порога  идет
плес  прим.  100м, где он спокойно вылез. Я кидал ему гранату с
обрыва и попал. Потом поехал я. Впечатления - только от первого
слива,  падение  во второй вообще не запомнилось как событие. Я
лег, встал с трудом с 3 раза - очень маленькая плотность  воды,
одна  пена. Потом минут сорок страховал кат-2 и наблюдал пузыри
размером с полупопие. Там очень тяжело вставать. Кат так  и  не
приплыл  -  они  заломались  где-то на входе и их спасали, ходя
туда-сюда по Чертовому Мосту. Это был тот еще трюк, т.к. это  и
мостом-то  назвать  нельзя,  в аккурат над главным сливом пяток
столетних бревен, выглядящих совершенно  гнилыми,  никак  между
собой  и  к берегам не прикрепленных. Ужас какой-то, никогда бы
не наступил на такое.
          Потом  мы перекусили и поплыли уже одни. Порог Серп -
очень красивый трек, жалко, что  не  засняли.  Был  красивейший
слив  в пороге 48 - перед мостом, сняли. Дальше был Оборотень -
нечистое место.  Первая ступень - большое падение, очень  много
камней, смотрится угрожающе. Вторая ступень - жуткий прижим. На
просмотр я полз на всех четырех, пытаясь приклеиться животом  к
скале.  Коля  с  маниакальным  блеском в глазах шагал, как Петр
Первый  на  картине  об  основании  Петербурга.  Все   началось
совершенно безобидно - он оступился и одной ногой попал в воду.
Через секунду он был там уже по пояс, а еще через  секунду,  не
дотянувшись  каких-то 20 см до моей руки, моментально исчез под
водой  и  скрылся  из  виду.  А  жаль,  могла   бы   получиться
удивительно  красивая сцена, как в кино. Друг спасает друга над
пропастью. Еще через секунду шока и транса мои глаза  вернулись
на  свои орбиты, я схватил спасконец и бросился вверх по скале,
как отец Федор. Когда я взбежал м на 15 вверх и обогнул  скалу,
я  увидел  Колю  в каком-то непонятном состоянии стоящим в воде
около берега, практически на треке после прижима. Я дико заорал
и  метнул  гранату  и  попал  - о, радость! - в этот счастливый
момент  конец  веревки  вырвался  у  меня  из  руки  (я  всегда
привязываю гранату и даже не думал об этом), и веревка медленно
уплыла мимо Коли. Больше  мы  ее  не  видели.  Жаль,  это  была
отличная  граната.  После  двух  таких ЧП мы решили вставать. Я
уговорил Колю не идти порог  и  завтра,  сказав,  что  ключевое
место  он и так уже прошел. Это его, видимо, и убедило.  Меня в
эту задницу как-то совершенно не тянуло.
          На следующий день ребята дали нам гранату, мы поехали
дальше. Вскоре подъехали к порогу Крученый, который, хоть и был
отмечен  !, но особой сложности из себя не представлял - просто
достаточно безопасный трек  с  достаточно  простым  заходом.  Я
проехал совершенно без проблем, а Коля как-то умудрился словить
все 2 или 3 бочки, которые там были,  в  процессе  вставаний  и
киляний  и,  конечно, получил массу ощущений. Потом он говорил,
что это был по его мнению самый сложный порог в тот день, и это
меня   порядком  удивило.  Вообще,  мы  потихоньку  матерели  и
притирались к воде и лодкам, и все шло классно.  Порог  Большие
глыбы  снабала  как-то  не  впечатлил,  но,  присмотревшись, мы
поняли, что основную ступень  без  100%  киля  не  проехать,  а
канализация  представляла  из  себя  жуткий 1,5 м винтообразный
слив, бьющий куда-то, куда попадать совершенно не  хотелось.  В
отличие  от  Чертового  Моста этот порог мне никакого страха не
внушал,  я  отказался  от  его   прохождения   из   соображений
безопасности, абсолютно безо всяких сожалений. Коля же, похоже,
ставил перед собой цель максимального  прохождения  реки,  и  я
видел,  что  каждый  обнос для него - жертва и отступление. Это
меня несколько раздражало, но никаких конфликтов на этой  почве
все  же  не  возникло.   Вообще, у нас с Колей был опыт разного
плана: у него - положительный, у меня - отрицательный.  У  Коли
за спиной были удачно пройденные реки в Европе и Непале, у меня
- пять вывихов и сезон в больнице. Это  не  могло  не  наложить
некоторый  отпечаток  на подход к оценке препятствия. Видимо, я
все же был более внимателен и более  настороженно  относился  к
воде.  Одним из моих главных принципов было требование не плыть
после 7 вечера, поэтому каждый  день,  часов  с  полшестого,  я
начинал ныть и канючить, что пора вставать. Почему-то почти все
время получалось, что  мы  вплывали  в  какие-нибудь  серьезные
фишки  именно  после  пяти.  Еще я старался не идти, по крайней
мере первым, те вещи, которые сам  не  посмотрел.  За  Колей  я
заметил - и иногда пользовался чтобы убедить его не идти места,
которые мне казались небезопасными - некоторую бочкофобию.  Как
я  понял, его преследовало видение некой супербочки, из которой
ну никак нельзя выбраться. После Белой  мне  кажется,  что  для
каяка  это не так уж реально - в крайнем случае, после отстрела
уж точно вымоет.  Несколько его килей на свою сторону на опоре,
как  и  в  выходной  части  Больших  глыб,  были вызваны только
неуверенностью  в  своих  силах  в  подобной  ситуации.  Каноэ,
конечно,  судно  для героев. Я как-то не могу себе представить,
что делать, если валишься в бочку не на свою сторону.
          Через  некоторое  время  подъехали  к порогу Камень с
дыркой - там действительно сквозная дыра больше 30 см.  У  меня
там  зашло  как-то    неудачно,  а  Коле  наоборот понравилось.
Вообще, этот порог можно  считать  началом  Каньона  Самоубийц,
ключевое место в котором - водопад Три Вовы и порог Затычка. Мы
их обнесли. Немного жаль, можно было бы попробывать  Вовов,  но
при очень хорошей страховке.
          Потом был клевейший канализационный слив - 2 м как на
санках.  Жалко, не удалось заснять. Становилось поздновато.  Мы
ехали  уже  до  первой возможности выбраться из каньона. Прошли
еще несколько достаточно интересных плюх и доплыли до  длинного
плеса, где и оставили лодки и пошли в лагерь.
          На следующее утро наступил момент прощания. Вечером у
Эрика был день рождения, мы  к  сожалению  не  догадались,  что
могли  подарить  ему  хотя  бы  Сникерс. Но у нас действительно
ничего не было лишнего, все что  можно  мы  оставили  в  лагере
литовцев  ниже  Язулы.   Ребята  дали  нам  сто  штук  взаймы -
воистинукоролевский   подарок,   который   сильно   помог   нам
добратьсядо  дома.  Мы  попрощались  и двинули. Мы отнесли наши
пожитки в лагерь литовцев (Bonas Ritas!) и по дороге  к  лодкам
просмотрели предстоящие нам препятствия.
          Сплав  начался с весьма острых ощущений. Воды заметно
прибавилось,  даже  фоновые  препятствия   стали   представлять
серьезные   сложности.   На  одном  из  непросмотренных  треков
пришлось даже отталкиваться рукой  от  стенки  на  грани  фола.
Лоция этого участка дает уже совсем слабое представление о том,
где ты находишься, и что впереди. Главной нашей заботой было не
пропустить  (а  точнее - пропустить) порог Винт - чудо природы.
Совершенно непроходимая фишка, полный "окончание жизни". Дальше
был  слив  с  острым  камнем  - один из тех летальных для лодки
вариантов, о которых лучше не думать слишком часто. Слились  по
канализации.  Порог  Таганай  явно  не  тянул  на  !!!, кот. он
обозначен. Зато порог МарИванна была та  еще  развлекуха.  Коля
полез наверх по почти отвесной стенке просматривать, а я плавал
по подпору. Минут через 15 он  вернулся  и  не  очень  уверенно
сказал,  что вроде надо держаться полевее. Это была еще одна из
подобных ситуаций, описанных в моей любимой книге по  искусству
плавания  на  каяке.  Один из вариантов - "total destruction of
the probe kayaker", такая  вот  радужная  перспектива.  Тем  не
менее,  Коля  успешно  проехал  и  помахал, что все, мол, ОК. Я
помню только некоторое удивление,  что  вода  течет  совсем  не
туда,   куда   я   думал.   Все   прошло  гладко.  Прохождение,
естественно, не засняли.
          Потом после долгого и достаточно однообразного сплава
случилось ЭТО. Еще один классический случай с  хорошим  концом.
Коля нехотя вполглаза просмотрел очередной вроде ничего особого
не представлявший слив и поехал первым. Дело было  около  шести
вечера.  Заехал  в  какую-то  бочку,  поварился там и заплыл. Я
наблюдал за этим сверху и  думал,  мать  твою,  что  же  мне-то
делать?  Потом  я перестал думать и поехал вперед, отмахался от
плюх, стал догонять процессию из трех предметов - Коли, лодки и
весла.  Не  догнал,  все это как-то сгреблось с середины струи,
слилось куда-то и повисло на камнях. Ничего не уплыло. А  могло
ведь. Например, весло. Или Коля. Спасконец, кстати, был у него.
          Потом  мы  слопали по Сникерсу - кстати, черезвычайно
удобная еда для водного похода - и двинули дальше. Естественно,
мы  хотели  закончить  Язулинское  ущелье в этот день. До конца
оставалось так немного, да и выбираться из  крутого  каньона  -
занятие  не для слабонервных. Я плохо запомнил последнюю часть.
Река после окончания участка, на котором кильнулся Коля,  стала
выполаживаться,  и мы подъехали к последнему порогу ущелья. Это
был  очень  красивый  и  своеобразный  порог  на  крутом  левом
повороте. Не засняли, жаль.
          Потом была большая радость победы и ощущения, что все
уже  позади,  теплый  прием  в  лагере  литовцев,  долгожданная
встреча с чистыми вещами, которые мы там оставляли.
          На следующий день до полудня ничего не было, я только
старался не замочить юбку и вспоминал свои пионерские походы. К
перекусу  мы  наконец  въехали  в  Шавлинское  ущелье,  падение
усилилось, а затем мы  без  предупреждения  вплыли  в  какой-то
серьезный порог. Неохотно зачалились за 20 м до ключевой части,
долго смотрели, я  решил  не  идти.  Коля  проехал  без  особых
проблем,  но  и не совсем гладко. И сразу после этого началось,
только держись.  Река  сузилась,  сразу  почувствовалась  моща,
стало подкусывать и т.д.  Через метров 200 подплыли к еще более
серьезному  препятствию,  и  тут  выяснилось,  что  мы   забыли
спасконец  на  предыдущем  пороге. Пока Коля бегал, я обнес обе
лодки  метров  на  20  -   ступень   с   большой   вероятностью
какой-нибудь  неприятной  ситуации.  Это был небольшой наезд на
Колины  human  rights,  т.к.  он  собирался  идти.  К  счастью,
обошлось  без  конфликтов и резкостей. Было уже около 7 вечера.
Наше продвижение сильно замедлилось, и план  доехать  до  конца
Шавлинского  ущелья так и не осуществился. Мы прошли еще метров
500 - 700 и встали под мои  истеричные  вопли.  Тот  день  был,
пожалуй,   самым  тяжелым  для  меня.  Моя  лодка  текла,  и  я
чувствовал себя весьма неуверенно. Меня  преследовало  ощущение
того,  что корма моей лодки - некое мыслящее и весьма трудное в
общении существо, с которым мне никак  не  удавалось  достигать
компромисса.  Пусть  иногда  -  не  слишком  часто - ее решения
оказывались лучше,  два  лоцмана  в  одноместной  лодке  -  это
слишком. Когда мы ее заклеили, мне стало гораздо легче.
          Мы  встали  на  стоянке рыбаков. Я пытался разведать,
что нас ожидает за поворотом,  но  тропа  уходила  от  реки,  и
увидеть ничего дельного не удалось. Однако, несмотря на это, мы
правильно определили наше положение  по  карте.  Какая  же  это
все-таки глушь! Я даже представить себе такой не мог.
          На  утро  следующего  дня через 10 минут после начала
сплава  доплыли  до  большого  креста.  В  прошлом  году  здесь
произошла  трагедия  -  погибло 4 человека. По сбивчивым слухам
позднее мы узнали, что все,  видимо,  началось  с  конфликта  с
алтайцами,  после  чего  группа неподготовленной пошла по реке,
вода была большая, легли два судна из трех или четырех  и  т.д.
Что  тут  творится  в  большую воду - даже подумать страшно. На
порогах бревна висят на 3 - 4 м выше уровня воды.  Если  бы  мы
доплыли  до  креста  вчера  вечером,  у меня точно случилось бы
сердцебиенье и я бы впал в депрессию. Коля  тоже  посчитал  это
удачей.
          Буквально  за  поворотом  увидели  корабль - огромный
деревянный плот на камерах, с резными перилами, мачтой и мешком
с  арбузами  и  патиссонами. Милиционеры Кузбаса на заслуженном
отдыхе. Они сразу показались немного необычными, странноватыми,
но  после того, как мы узнали, что они - милиционеры, все сразу
встало на свои  места.  Немного  непонятно  было,  как  же  они
собираются  идти  Кашу  -  следующее  серьезное  препятствие, о
котором мы тогда не могли судить. Я подумал, что наверное, Каша
-  море  разливанное,  раз они на таком Титанике собрались туда
сигать. К вечеру, однако, оказалось, что  это  совсем  не  так.
Обнос   такого   монстра   -  труд  равновеликий  строительству
Египетских  пирамид  -   просто   как-то   не   укладывался   в
воображение.
          Вскоре  приняли  Шавлу  -  речка  кубов  20  -  и все
успокоилось. Мы рассекали по тишине и первобытному  спокойствию
и   наслаждались  неописуемой  красотой  и  дикостью  Алтайских
пейзажей. Стояла  прекрасная  погода,  светило  солнце,  летали
бабочки и пели птицы.
          После  перекуса  увидели вдалеке на скалах голых баб.
Два одичавших каякера с гиканьем  и  улюлюканьем  понеслись  на
всех  парусах  устанавливать  дружественные  связи с группой из
Волгограда.  Мы хотели догнать их еще вчера, но  не  смогли.  А
они    как   раз   встали   перекусить   перед   Кашей.   После
непродолжительной беседы в теплой атмосфере взаимопонимания  мы
сдержанно  отчалили,  демонстрируя  чудеса слаломной техники на
почти гладкой воде.  Порог  Каша  просто  поразил  мощью  воды.
Эффект  щепки - целая гамма острых ощущений.  Я чувствовал себя
вполне уверенно, Коля - тоже, однако он  избегал  центра  струи
всеми   силами.  Время  оставалось  мало,  опять  крутая  фишка
пришлась на самый конец  дня.  Первая  сложная  ступень  далась
относительно легко. Перед второй долго ходили и чуть не обнесли
- в последний момент Коля  Соколиный  Глаз  углядел  под  левым
берегом  узкий  но  чистый  канализационный слив, который вел в
следующий такой же, где я и лег. Встал сразу и без проблем, так
что  это  даже  порадовало.  Вставать  решили через метров 200.
Дилемма - встать на нашем берегу на пляжике  или  переплыть  на
левый   берег,  по  которому  сновали  волгоградцы,  споров  не
вызвала.  Совершили  рискованный  траверс  под  левый  берег  и
обнаружили,  что  там  ну  совершенно  негде  встать, ну просто
совсем. Переночевали у  волгоградцев,  пришлось  все  оставить,
взяв  с  собой  только скромные героические пожитки. Волг.  нам
обрадовались,  все  время  щупали  наше  барахлишко  и   цокали
языками.
          Утреннее  прохождение  пошло  еще лучше, чем вчера. Я
даже хотел было пройти ступень, где мы остановились, по главной
струе, но раздумал. Съехали по канализации, избежав мощной воды
при падении метра 3 на 20-метровом участке. После этой  ступени
подошли  волгоградцы,  дело  пошло еще веселей. Они поснимали и
постраховали  нас.  Вода  пошла  -  чистый  ужас.  При  проходе
следующей  ступени со мной случился некий инцидент, о котором я
еще долго буду вспоминать  с  удовольствием.  Посередине  струи
громоздилась  могучая  водная  гора  -  отбойник  с  булыгана -
высотой около 1,5 м над прилегающей водной  гладью.  Надо  было
обязательно  попасть  в  меньший  левый  от нее проход, иначе в
основном сливе притаились, а даже  и  вовсе  и  не  притаились,
огромные  задницы  -  косые  бочки и здоровущая бочара с мощным
подсосом. Я хотел зайти в улово  над  горой  из  центра  струи,
пробив  небольшую  косую  бочку.  Когда  я  вынырнул из пены, я
обнаружил,  что  вся  местность  вокруг  меня   неблагоприятным
образом сместилась, и я объезжаю гору и валюсь кормой в главный
слив. Мне повезло, я съехал по  самому  краю  отбойника  и  еще
удивился, что не лег, плюхнувшись на опору с 2 - 2,5 м высоты в
непонятно что. Потом меня перевезло на подсос, и я старался  не
оглядываться  назад  и  греб вперед изо всех сил. Все кончилось
хорошо, даже отлично. Потом был порог Ворота - ужас  в  большую
воду,  водопад Куркуре - жемчужина Алтая, Туданский каскад, где
мой большой каяк серьезно закусывало даже на фоновом сплаве,  а
в  сливе утянуло вместе с лодкой по шею в воду без всякой пены,
провезло там на перископной  глубине  и  выплюнуло  на  свечку.
Потом  были  еще  какие-то  шиверы, и валы, казавшиеся снежными
сугробами, и, наконец, мы увидели устье Чульчи. Это  был  конец
всех порогов, конец напряженнейшего 6-дневного сплава по жутким
плюхам, это была наша победа.




Популярность: 13, Last-modified: Wed, 24 Dec 1997 15:31:03 GMT