Date: Mon, 18 Dec 1995 12: 40: 50 +0300 (MSK)
From: "Veles-data" 

                    День добрый.
 Посылаю  фривольный дневник по походу этого года, по Алтаю, по
рекам Чулышман-Башкаус, группы под руководством Власова В.
 Может  сгодиться  для  библиотеки?  А  то Алтай практически не
представлен в ней.

                  Васильев Александр

См. так же "Чулышман-Башкаус Дневник А.Ершова  1995   ( 16k)
---------------------------------------------------------------

       Поход  наш начинался традиционно - на Казанском вокзале.
Под радостные крики провожающих и слезы проводниц загрузились в
паровоз,  правда,  часть  груза  пришлось  выгрузить  и сдать в
вагон-камеру хранения, это  значительно  увеличило  обитаемость
наших купе, так как в двух купе хотели разместить: три четверки
с рамами, запас продуктов на 40 дней на 14 человек,  28  весел,
личное  барахло  и  прочие. При погрузке использовали ноу-хау -
открыли окно запасного выхода напротив купе. Это и позволило  в
считанные  минуты  забить  купе  под потолок, а когда обиженные
проводницы  (их  забыли  пригласить  на  презентацию   ноу-хау)
вызвали  ОМОН,  мы  за то же время с его помощью разгрузились и
восстановили целостность  запастного  выхода.  С  опозданием  в
полтора часа (мы в этом не виноваты) поезд покинул Москву.
       Поездных  ощущений не осталось. Было только одно светлое
пятно: на второй день до нас дошло, что поезд идет два  дня,  а
не  три дня, как мы по привычке (поездки в Бишкек) настроились.
        В   Барнауле  нас  встречали:  экипаж  одной  четверки,
прилетевший самолетом, и группа Климова, с  которой  собирались
вместе  забрасываться  -  8  человек,  жены, дети и собака; они
планировали сплав на плоту по  Чулышману,  идя  паралельно,  со
взаимостраховкой,  Язулинский  каньон  и Шавлинское ущелье. Все
вместе стали ожидать поезда с Урала, на котором  приехала  наша
двойка.  Попутная  машина  -  "Камаз"  с тремя ведущими мостами
стояла под погрузкой. Загрузившись, выехали в Бийск.  В  Бийске
на  автобазе  проторчали  с  12  до  17,  оформляли  документы,
перегружались в другой "Камаз", при  этом  таинственно  исчезла
удочка. В пять вечера тронулись дальше. Двадцать два человека и
собака расположились  каждый  со  своей  степенью  комфортности
поверх  рюкзаков,  рам,  баллонов  плота в достаточно небольшом
кунге, частично загруженном запасными колесами  и  всевозможным
инструментом.  Впереди было 500 километров Чуйского тракта и 70
километров болот и перевалов по бездорожью.
       Около  четырех часов утра доехали до Акташа, дальше надо
сворачивать  на  Усть-Улаган,  проконсультироваться  по   этому
поводу  было  не  у  кого.  Водитель  попросил тайм-аут на пару
часов.  Половина  состава  позавтракала,  другая   -   вольгоно
устроившись  в кунге, попыталась отоспаться, опровергая истину,
что лучше переесть, чем недоспать. С рассветом поехали  дальше.

      В девять были в Усть-Улагане, оставили на почте посылки с
продуктами на Башкаус, адресовав их самим себе. С  собой  взяли
продуктов  на 18 дней. В Саратане нашли проводника и поехали на
Язулу.   Медленно,   форсируя   различные   водные    преграды,
переодически вытряхивая нас из кунга на пешие прогулки по особо
достойным местам, "Камаз" прополз 20  км.  Решив,  что  с  него
довольно,  окопался  всеми  тремя  мостами в болоте. Отсутствие
лебедки сыграло плохую роль, как  назло  в  20  метрах  впереди
стояла толстая лиственница.
       Двадцать человек, под дождем, всеми возможными способами
пытались до вечера стронуть с места машину.  Поставили  лагерь,
заночевали.  Утром  послали  гонцов  за  трактором  в Саратан и
продолжили изыскательские работы в нашем болоте. Прорыли тунель
под  машиной,  затащили бревно, привязали его плотовой чалкой к
передним колесам. Настелили гать между колесами и сзади машины,
окопали  задние мосты, бревном как рычагом приподняли передок и
"Камаз", хорошо отдохнув за сутки, выполз из своего убежища.  А
через  полчаса  приехал  трактор.  Трактор  остался  у большого
болота,  чтобы  подстраховать  "Камаз"  на   обратной   дороге.
Перехали перевал; на спуске, штурмуя крутой берег ручья, машина
застряла в очередной раз, но мастерство не пропьешь: за час  22
человека  одной  лопатою  вызволили  автомобиль из плена, успев
накопать золотого корня в ручье. Меж тем  темнело,  впереди  на
чулышманщине бушевала гроза, сверкали молнии. Залезли на второй
перевал в долину соседнего притока и в полнейшей темноте начали
спуск  к  реке  по  серпантину.  Перепад высот около километра.
Водитель выгнал нас из машины и погнал  впереди  в  свете  фар.
Вскоре   идущие  первыми  уткнулись  в  лиственницу  (0.7  м  в
диаметре), лежащую поперек пути - пропилили проезд.  Через  час
погулки   увидели   цель  -  Чулышман.  У  моста  остановились,
заночевали. С утра продолжили свое  поступательное  движение  к
началу Язулинского каньона. К обеду добрались до кордона, здесь
мы расстались с  "Камазом",  с  которым  успели  сродниться  за
четыре  дня  дороги,  дальше  пешком  два  километра  до  места
стапеля. Весь следующий день продолжался стапель.
       29  июля 1995 начался сплав. Вода высокая - 45-60 м/с по
разным оценкам. До "Чертова моста" шли сходу тандемами.  Первым
порог   пошел   адмирал  (К-1),  первый  слив  (1.5  м)  прошли
нормально, из второго (3.5м) вышли на кормовой  свече,  потеряв
одного  человека.  В болоте за сливом подобрали потерявшегося и
встали на страховку. Настала  наша  очередь  (К-2).  На  заходе
зацепили  камень,  в  первый слив упали кормой, вышли на свече,
развернулись, разогнались,  но  это  не  спасло.  Кат,  упав  с
вертикального  слива,  постоял  на  носах  несколько  секунд  и
перевернулся. Трое зачались с катом, одного подобрал К-1. Через
полчаса пошла двойка, (К-4), иллюзий ни у кого не было , даже у
экипажа - после киля самостоятельно  поставили  кат  на  ровный
киль и зачалились. Ждали самую маленькую четверку (К-3), но они
обманули всех, кильнулись и вылезли на камень не доходя сливов,
туда  угодил  только  один  член  экипажа  и  кат,  их  забрала
страховка.  Троих  по  очереди  сняли   с   камня   "маятником"
непосредственно  над сливом. После приключений на воде началась
тупая работа по переноске и установке лагеря ниже на 4 км.
      С утра перенесли лагерь еще на 3 км, после обеда пошли на
сплав, но после киля К-1 ( V>3тонн) в прижиме  простого  порога
"Серп" решили устроить полудневку.
       На  следующие  дни  шли в таком же режиме сплав, перенос
лагеря или наоборот. Сплав перемежался  килями  и  обносами.  В
пороге  "Камень с дыркой" легла двойка (К-4), в номерном пороге
перед "Винтом"  кильнулся  К-4.  Обносили  всеми  судами:  "Три
Вовы",  "Затычку"и  "Винт". В "Трех Вовах" нас порадовал плотик
дружественной нам команды Климова - лег  на  счет  раз-два,  не
смотря на свои восемь тонн водоизмещения. На счет три-четыре мы
опутали плотик и экипаж пятью "морковками",  дабы  не  дать  им
возможность слинять в "Затычку". Поставив плот на ровный киль и
перекурив это дело, плот пошел "Затычку". Сбросив с  затворного
камня вправо, судно впечатало в прижим под отрицаловку, где оно
и находилось больше десяти минут.  Экипаж  сначало  мужественно
боролся,  но  прижиму  это  было индиферентно, затем собрался в
центре плота, покурил, подумал, и с ужасными  криками,  запугав
прижим до смерти, упираясь в скалу всем, что под руки попалось,
пропихался до чистой струи. В "Винте" климовцев уже  не  тянуло
на   подвиги,  и  они  с  нашей  помощью  обнесли  этот  порог.
Четвертого  августа  мы   закончили   прохождение   Язулинского
каньона.
       Пятого  августа сходу прошли Шавлинское ущелье, раскатка
позволяла это делать, просматривали только заход "Кульминации",
по  совету  лоции.  Очень  мощный и напряженный сплав. Около 80
м3/с мчится в лабиринте громадных камней при хорошем уклоне  на
протяжении  20  км.  Пороги  от  прогонных  участков отличаются
только  концетрацией  глыб.  В  середине  ущелья   (наверно   с
непривычки  -  от интенсивной работы) экипаж К-4 проголодался и
решил приблизить время обеда, он подкрался к  К-1  с  дежурными
дождался,  когда  их  разопрет  в  очередных  воротах, и въехал
носами под кат. В результате К-4  получил  желаемое  -  обед  и
гордое  имя  "Перфоратор",  а  К-1 по дырке в обоих гондолах. К
вечеру дошли до устья Шавлы. Здесь мы  расставались  с  группой
Климова, у них начинался отдыхательный сплав до 14 августа, а у
нас самое сложное было еще впереди.
       На следующий день дошли до "Каши" - на мой взгляд, самый
мощный порог всего маршрута. Расход составлял около  120  м3/с.
Сплошная  каша  из  бочек,  сливов  до  2  м,  валов  до 3 м на
поротяжении двух километров далее переходит в  длинную  шиверу.
Страховку  можно  ставить  только для спасения честного имени и
очистки  совести.  Пока  просматривали  порог,  обедали,  пошел
дождь.  Оставили  препятствие  на завтрак. С утра, тандемами, с
промежуточными  чалками  начали  прхождение.  В  четыре  приема
прошли  порог. К-1 обленился и на последней чалке не зачалился,
выход "Каши" прошел сходу. К-2 на выходе сбросило с 2  м  гриба
под  нависающую  скалку,  где  он  и  зацепился левым баллоном.
Кормовых притопило, капитан, вспомнив, что не все дела завершил
на  берегу,  со  словами "Езжайте" выпрыгнул в ближайшее улово,
где  был  радушно  встречен  экипажем  К-3,  любующимся   нашим
положением.  Кат  облегченно вздохнул и на кормовой свече уехал
от прижима.
       Порог  "Ворота"  мощный  и  опасный,  но простой, если у
катамарана есть хоть капелька совести и он  согласовывает  свое
поступательное  движение  с экипажем. На этом мы закончили свое
выступление в данном районе, сплавившись до дороги  Усть-Улаган
- Балыкча.
      Восьмого августа катамараны в сборе и рюкзаки отправили в
Усть-Улаган на попутной  машине  и  потопали  туда  же  пешком.
Вечером  стапель  на  Башкаусе  был  закончен. Нас осталось три
четверки, двойка завершила поход и выехала домой.
      Девятого после обеда начали сплав по Башкаусу. Заночевали
перед каньоном "Щель". Вода высокая - около 100 м3/с, через три
дня  начала  медленно  спадать,  оставаясь до конца похода выше
среднего уровня, это позволило группе пройти реку полно, обнеся
только "Селевой".
       На  следующий  день дошли до "Барикадного" и прошли его.
Чулышман с "Кашей" - отличная разминка  перед  нижним  ущельем.
Нащупали  новый  порог  перед  "Безлюдным"  в 3 км выше. В реку
сошел камнепад, выкосив лес на склоне и накидав глыб  в  русло.
Образовался  слив сложной формы с мощной бочкой справа и чистым
проходом слева. К-3, изучая  форму  слива,  проверил  заодно  и
габариты   бочки.  К  огорчению  экипажа,  размеры  бочки  были
соизмеримы с размером ката, они это подтвердили, когда  вылезли
на  перевернутое  судно. Решив не отставать от К-3, капитан К-2
нашел другую бочку и  недрогнувшей  рукой  направил  туда  кат.
Чтобы  выйти  из  нее, хватило нескольких минут и двух сломаных
весел. Диалог по поводу ночевки на  "Барикадном":  -  Да  здесь
куча места! - Да, два плацкартных, остальные общие.
       Дошли  до  Оныша,  где  устроили дневку с баней. Впервые
столкнулись со змеями, они жили в кустах рядом с палатками, нас
полностью   игнорируя.   Дальше   щитомордник  стал  попадаться
постоянно на берегу в камнях. К вечеру подошла группа с Украины
-  три  четверки с Харькова, Белгорода и Шадринска. Рассказали,
что впереди идет  еще  три  четверки  с  Одессы,  Ильичевска  и
Николаева.
       Утром  дошли  до "Ключевого". К-1 прошел первую ступень,
встал на страховку. К-3 решил без очереди проскочить порог,  но
он  оказался  справедлив  и  примерно  наказал наглецов - тремя
сутками  береговых  работ  в  поисках  уплывшего   после   киля
катамарана.  Экипаж, проплыв рядом с катом километр, вспомнил о
непосредственной   близости   страшных   порогов   "Капкан"   с
"Мясорубкою",  и  предпочел заняться самоспасением. Как всегда,
один оказался на правом берегу, трое на  левом,  но  каждый  на
своей  полочке, плюс предусмотрительно оставленные рюкзаки. Так
как страховка ушла  вниз,  весь  груз  ответственности  пал  на
экипаж  К-2,  которому  пришлось  грузить все на себя, собирать
людей и перевозить на правый берег. Нагнали одесситов,  которые
налаживали  переправу  на  "Камикадзе".  По этой переправе ушли
наши безлошадные на левый берег, а остальные прошли "Капкан"  с
"Мясорубкой",  зачалили  перед  сливом "Камикадзе" тоже налево.
Здесь в камнях  заночевали.  Вообще  разговоры  о  том,  что  в
каньоне ограниченное место стоянок наводит на мысль, что до нас
эту реку ходили изнеженные барышни. Мы четыре раза  ночевали  в
"нестандартных"  местах.  Устройство  стоянок  требует не более
сорока минут, чтобы из камней выложить горизонтальную  площадку
и  застелить  ее  мхом  или заровнять песком. С этой "проблемой
отсутствия стоянок" мы  сталкивались  и  на  Кекемерене,  и  на
Чон-Кемине и других реках. И всегда решали эту проблему.
       Перевозя экипаж К-3 с полки на полку, груженые их вещами
дошли и  прошли  "Троглодит".  Отсюда  беспроблемный  выход  из
каньона  -  по  сыпухам  и  стенкам. Решили увеличить раскладку
путем  избавления  от  лишних  едоков,   пообещав,   что   если
совершенно случайно встретим их кат, пожурить его и снять самое
ценное: баллоны, шкуру и раму, остальное  навсегда  оставить  в
нижнем ущелье Башкауса. За прощальным обедом было сказано много
теплых слов с обоих сторон. Но нашим  надеждам  (я  прикидывал,
что  на  завтрак  резать  полкило бекона значительно удобней на
восемь частей) не суждено было сбыться.  За  полчаса  до  сцены
расставания  на  другом  берегу появился одессит и сообщил, что
беглец  лежит  километром  ниже.  Это  событие  было   отмечено
спиртными  напитками  и  копченной колбасой. Наша благодарность
одесситам не имела границ, мы подарили им самое дорогое  -  два
килограмма гречки.
       Проведя  косметический ремонт К-3, дошли до "Семейного".
Не доходя порога, экипаж К-1 проверил, пройдет кат  в  метровую
щель  или нет - не прошел. Все, вместе с катамараном вылезли на
громадный  камень  в   русле,   расселись   согласно   штатному
расписанию  и  "тюленьим  спуском", с нескольких метров, удачно
сиганули с камня.
       Первым в "Семейный" пошел К-2, ушел не дальше гиганского
котла после 2.5 метрового слива.  Поварившись  секунд  20,  кат
стал  выходить  из  бочки  побалонно.  Все,  весело барахтаясь,
поплыли дальше,  прошли  еще  две  бочары,  дальше  вступила  в
действие  страховка,  опутав  веревками самого большого из нас.
Троим удалось улизнуть от их метких карабинов.  Мы  вылезли  на
другом  берегу  на  маленькую  полочку,  вытащили  туда же один
баллон, другой  баллон  поймал  адмирал  ниже  порога.  Останки
катамарана  и  девушку  переправили  "маятником"  через  струю.
Мужчины, посмотрев на их мучения при этом процессе,  решили  не
подвергать  свои  драгоценные жизни такому риску. Забравшись на
скалу, прыгнули в улово  с  трехметровой  высоты,  и  саженками
проплыв  метров пять, оказались в братских объятиях страхующих.
Остальные  прхождения  не  имели  такой  зрелищности.  Вечером,
собрав  заново  К-2,  разгорелась  легкая дискусия киль это или
легкая поломка, итог подвел адмирал: "Когда я поймал баллон, он
был кильнувшийся. "
      Дальше серьезных препятствий, кроме обноса "Перестройки",
нет.  Есть, правда, порог "Тесный", требующий  обноса  входного
слива.   К-3,  собрав  энергию,  нерастраченную  в  "Капкане" и
"Мясорубке", разогнавшись, прыгнул с этого слива, там же  он  и
остался.   Посидев, подергавшись, экипаж стал прыгать по одному
в ближайшее улово. Когда двое уже покинули судно, кат  свалился
со слива туда же.
        Двадцать   первого   августа  в  устье  Башкауса  поход
закончился. До Телецкого озера не пошли, ближайший катер  25  и
на него уже 35 человек желающих, не считая групп подходящих. На
попутной машине через Усть-Улаган  выехали  в  Барнаул,  где  и
оказались  через  два  дня.  Отправив  каты  багажом,  свободно
вылетели в Москву.

       P.S. Все попутные машины были заказаны нами в Бийске еще
за месяц до похода. Других машин на Чулышмане не видели. Лучший
экспромт - хорошо подготовленный экспромт.

Популярность: 20, Last-modified: Sun, 08 Sep 1996 20:39:55 GMT